регистрация / вход

Журналистское расследование ресторанного бизнеса г. Новосибирска

Теоретические аспекты журналистского расследования, его сущность и особенности. Использование метода включенного наблюдения и необходимость создания экспериментальной ситуации. Организация и проведение расследования ресторанного бизнеса Новосибирска.

Введение

Актуальность работы. Размышляя об истоках расследовательской журналистики в России, в ряду, если можно так сказать, первооткрывателей этого вида деятельности многие исследователи первым называют А.С. Пушкина – автора "Истории Пугачева". Чем объяснить, что гений российской поэзии вдруг занялся, казалось бы, не свойственным ему делом – расследованием обстоятельств пугачевского восстания? Объяснения найдутся разные. Но одно из них, очевидно, может претендовать на роль наиболее универсального: по-настоящему выдающаяся личность всегда стремится, как говорили современники поэта, "порадеть" отечеству своему, помочь ему быть великим, процветающим. Такие люди, как никто другой, остро ощущают свое предназначение, дело, которое они должны непременно осуществить в определенный момент жизни. Вероятно, так и Пушкин (однажды и вдруг) осознал необходимость глубокого изучения пугачевского восстания, чтобы затем объяснить России истинные причины и обстоятельства того, что могло привести ее к катастрофе. К такому выводу подводит сам характер проведенного им серьезнейшего расследования. Оно представляет собой образец обстоятельности и добросовестности в осуществлении расследовательского замысла, определяя важнейшие "параметры" будущих трудов подобного рода.

Знакомство с "Историей Пугачева" наводит, прежде всего, на мысль о том, что ее автор проделал колоссальную работу по сбору документальных фактов. В "Истории" фигурируют известные личности, видные полководцы, мыслители соответствующего времени. С точностью до минуты описывает автор многие события, произошедшие задолго до его рождения, уделяет большое внимание деталям, составлению исторических портретов, благодаря которым читатель может представить царившую во времена пугачевского бунта атмосферу в обществе.

Расследовательская деятельность "тружеников пера" в России только кажется молодой, в действительности она имеет достаточно глубокие корни в дореволюционной литературе и журналистике. При всей трудности задачи – проследить скрупулезно путь становления данного вида гражданского подвижничества – важно все-таки наметить (хотя бы пунктирно) основное направление его развития. Оно может быть обозначено вехами, в качестве которых служат опыт расследовательства, накопленный выдающимися российскими писателями и журналистами; заложенные ими отечественные традиции, принципы расследовательства как служения идеалам добра и справедливости, равенства перед законом, разоблачения зла, человеконенавистничества.

Степень разработанности проблемы. В разработке данной проблемы можно выделить работы С.А.Белановского, И.Д. Фомичевой, М.М.Ковалевой, Л.В.Кашинской, Г.В.Лазутиной, рассматривающих вопросы журналистики и журналистских расследований.

Объект исследования – метод включенного наблюдения в журналистском расследовании ресторанного бизнеса г. Новосибирска.

Предмет исследования – ресторанный бизнес г. Новосибирска.

Цель данной работы – рассмотреть использование метода включенного наблюдения в журналистском расследовании.

Задачи исследования:

- выявить сущность журналистского расследования;

- выявить особенности журналистского расследования;

- изучить использование различных методов в расследовании;

- рассмотреть метод "включенное наблюдение" и его использование;

- выявить особенности ресторанного бизнеса и провести расследование с использованием метода "включенное наблюдение".

Работа состоит из введения, трех глав и заключения. В первой главе рассматриваются теоретические аспекты журналистского расследования, его сущность и особенности. Во второй главе рассматриваются различные методы, которые можно использовать в журналистском расследовании, а также уделяется особое внимание методу "Включенное наблюдение". В третьей главе анализируется современный ресторанный бизнес в г. Новосибирске. В заключении подводятся итоги и делаются выводы. Библиография включает в себя 25 источников.


1. Теоретические аспекты журналистского расследования

1.1 Сущность журналистского расследования

Журналистское расследование не может появиться на свет без инициативы, идеи и усилий со стороны журналиста. Это материал, обладающий высокой новостной ценностью и большой значимостью для общества. Расследование основывается на множестве источников информации — людях, документах и личном наблюдении. Во многих случаях на поверхность выплывают материалы, которые власти предпочли бы не раскрывать. Но иногда в материалах содержится информация, полученная непосредственно от представителей власти.

Любой журналист может заниматься расследованием. Для этого требуется любознательность, желание бороться с несправедливостью и скептицизм, граничащий с цинизмом или нигилизмом.

Основными орудиями репортера являются:

1. Люди как источники информации

2. Разного рода документы и умение работать с ними

3. Терпеливо и умело проведенные интервью

4. Высокая мораль и чувство социальной ответственности.

Репортеры должны уметь хорошо делать свое дело. Особенно важны аккуратность и здравый смысл, так как расследования порождают противников, готовых зацепиться за малейшую фактическую неточность, чтобы дискредитировать все расследование.

Преподаватель журналистики Бостонского университета Майкл Берлин в 1995 году прочитал (в рамках программы Фулбрайт) в Московском государственном университете цикл лекций. Особенно интересными оказались они для начинающих российских инвестигейторов, потому что, работая в свое время в газете "Нью-Йорк Пост", Майкл Берлин занимался именно журналистскими расследованиями. Многое из его богатого опыта легко перекладывается и на нашу почву.

Служба обществу и сильное желание журналистов бороться за правду и справедливость являются основными мотивами журналистского расследования. Привлекательными сторонами в расследовании являются для журналиста возможность завоевать хорошую репутацию, получить повышение по службе, а также возможная финансовая выгода, например, от издания книги по результатам расследования. Для СМИ — это репутация защитника общественных ценностей, возможность завоевать доверие своих читателей.

Журналист никогда не должен высказывать в материалах собственного мнения. Вместо того чтобы заявить, что кто-то берет взятки, или является жертвой, или разбазаривает общественное добро, журналист должен построить солидную и, основанную на фактах структуру, чтобы ПОКАЗАТЬ читателю весь процесс нарушений и указать на источник проблем. Журналист, занимающийся расследованием должен действовать в рамках законности и соблюдать нормы этики — иначе он ничем не будет отличаться от тех, чью деятельность он расследует. Никаких краденых документов. Никаких взяток за информацию. Никаких незаконных проникновений на частную территорию, за исключением тех случаев, когда журналист готов нести за это судебную ответственность.

Иногда идея о проведении расследования подсказывается кем-то. Иногда агентства по расследованиям привлекают к работе журналистов. А иногда репортер просто задает себе вопрос: Почему было принято такое решение? Оно не справедливо! Почему данное учреждение (школа, суд, больница, служба по уборке мусора) не работает так, как положено? Не всегда ответ на эти вопросы содержит информацию о коррупции или злоупотреблениях. Но это не значит, что о подобных вещах не стоит писать. Если виновна система, а не люди, то это не менее важно. Иногда в ходе расследования требуется восстановить ход важных событий после того, как они уже произошли, и с большей точностью, чем они были описаны источником. Фактов, заслуживающих расследования, всегда больше, чем времени и людей, которые могли бы этим заняться. В предварительном порядке начните с изучения сразу нескольких аспектов дела пока не убедитесь, что выполнение задачи реально и стоит затраченных усилий. На следующем этапе необходимо заручиться поддержкой редакторов.

Репортер должен построить собранный материал в сюжет так, чтобы показать читателям направление удара, квинтэссенцию расследования. Сюжет определяет, как журналист ПОКАЖЕТ главное. После построения сюжета неизменно обнаруживаются пробелы в логической последовательности событий. Для заполнения этих пробелов потребуются дополнительные исследования, новые интервью и документы. Дальнейшее — дело репортерского ума, пера, фантазии, "архитектурного" дара. Сюжет раскопанной истории вовсе не обязательно станет сюжетом журналистского материала. "История" должна работать на идею статьи, на поставленную проблему, а не наоборот.

Заложенные Марком Твеном основы инвестигейтерства получили дальнейшее развитие в творчестве многих других авторов. Особенно ярко они проявились в деятельности так называемых разгребателей грязи. Это понятие возникло в Америке в конце XIX века, когда в результате бурного роста экономики там появляются массовые популярные журналы, в том числе издание Бенджамина Флауэра – "Арена". Будучи человеком образованным и глубоко религиозным, он весьма критически относился к американской действительности. Контраст нищеты и колоссальных богатств, всепроникающая коррупция и взяточничество – все это, по его мнению, свидетельствовало о моральном падении нации.

Флауэр вынашивал идеи нравственного возрождения Америки. Он считал, что если людям открыть глаза на последствия их неблаговидных поступков, то они исправятся, станут лучше. Именно с этой целью и создает Флауэр свой журнал. "Арена" пыталась привлечь внимание к таким проблемам, как засилье монополий, коррупция, контрасты большого города и пр. Журнал стал прямым предшественником прогрессивного движения разгребателей грязи – ряда писателей и публицистов, ставивших своей задачей привлечение общественного внимания к различным порокам и злоупотреблениям во всех сферах общественной жизни. Наиболее активными участниками этого движения были такие талантливые журналисты, как Синклер, Стеффенс, Бэйкер, Тарбелл, Филлипс, Адамс, Салливен, Уайт и многие другие. Они верили в высокие идеалы истины и справедливости и поэтому считали необходимым разоблачать зло во всех его проявлениях, "со слепым упорством" пытались пробудить гражданскую совесть в бизнесменах, финансистах, государственных чиновниках. Большие надежды возлагали они на реформы, как главное средство борьбы со злом и коррупцией. В публикациях разгребателей грязи не было практических предложений для решения тех или иных проблем, журналисты апеллировали к общественному сознанию, считая, что какие-либо организованные действия – удел политических деятелей.

Наряду с "Ареной" трибуной для журналистов, представителей расследовательско-критического направления в журналистике (разгребания грязи), были массовые журналы "Космополитэн", "Кольерс", "Саксес", "Эврибодиз", "Макклюрс", "Мансиз", "Леслиз" и др. О чем конкретно они писали? Темы были самые разные. Например, "Кольерс" активно выступал против шарлатанства в медицине. Скажем, в номере от 7 октября 1905 года Сэмюэль Гопкинс Адамс опубликовал статью "Великий американский подлог", нанеся тем самым серьезный удар по фабрикантам лекарств. С фактами в руках он доказывал, что патентованные лекарства, так широко рекламируемые в печати, не только не приносят облегчения больным, но и разрушают здоровье людей, ибо содержат алкоголь, опий, морфий, кокаин и другие наркотики. В результате само название статьи стало одним из популярных лозунгов времени.

В 1909 году журнал "Кольерс" выступил против правительственных спекуляций природными ресурсами Аляски. Эффект разорвавшейся бомбы вызвала, например, статья К.П. Конолли "Большие работы для отбеливающей кисти", в которой автор обвинял сенатора Баллинджера в чудовищных спекуляциях землями Аляски. Журнал "Саксес" начал печатать роман Эптона Синклера "Джунгли" об ужасающих условиях труда на чикагских скотобойнях. В 1905 году в "Эврибодиз" появилась серия статей Ч.Э. Рассела под названием "Величайший в мире трест" о том, как заправилы бизнеса наживаются на медяках бедняков. А серия Лоусона "Бешеные финансы" в 1907 году способствовала мгновенной распродаже этого журнала – его тираж достиг полумиллиона экземпляров. Не отстал от "собратьев" и "Космополитэн", опубликовав в марте 1906 года нашумевшую статью Филлипса "Измена сената". На страницах "Хэмптоне" по вопросу о женском равноправии выступила Рета Чайлд Дорр, взбудоражив своей статьей не только женское, но и мужское население страны.

Следует заметить, что на страницах изданий выступали не только сами журналисты, но и читатели. Особенно активно опирался на них "Амэрикэн мэгэзин", который из номера в номер давал рубрику "Сума пилигрима", под которой печатались письма читателей, отклики на публикации, редакционный комментарий под названием "В доме порока". Надо заметить, что этот журнал вел также активную полемику с президентом Рузвельтом, который и назвал впервые критически настроенных авторов издания "разгребателями грязи".

Движение этих расследователей оказало огромное влияние на дальнейшее развитие журналистики, как в Америке, так и в других странах. Можно поэтому смело считать их родоначальниками нового жанра – "обличительной" статьи. Журналисты, выступающие в рамках этого жанра, делают ставку на объективность, беспристрастность. К тому же это позволяет им говорить от имени рядового читателя, который не хочет, чтобы его кто-то грабил или обманывал. Очевидно поэтому, например, американские журналисты, сотрудники "Вашингтон пост" Карл Бернстайн и Боб Вудворд сумели раскрутить уотергейтский скандал, который привел к отставке президента США Ричарда Никсона. Крепки позиции последователей разгребателей грязи в японской журналистике. Как однажды отметила газета "Совершенно секретно", в этой стране печать рассказывает практически обо всех важных событиях, преступлениях, аферах и тому подобном, несмотря на стремление людей, в них замешанных, сохранить все в тайне. Подобное можно сказать и об эффективности расследовательской журналистики Германии и ряда других стран. Не удивительно, что жанр "обличительной" публикации пользуется большим спросом самой широкой аудитории.

В отличие от инвестигейтеров или разгребателей грязи, папарацци рождены несколько иными обстоятельствами. А именно – желанием изданий выжить в условиях современного рынка, господства жесткой конкуренции, борьбы за тираж. Сделать это, если не угождать самым низменным потребностям аудитории (пусть она будет и разношерстной – главное, чтобы была большой), очень трудно. В известной мере то, что делают папарацци, нужно не только им, их аудитории, но и самим их "жертвам", которыми, как уже говорилось, чаще всего являются всевозможные знаменитости, "звезды".

"Если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно... И не кому-нибудь, а натурально всем. Прежде всего – самим "звездам": тебя знают, на тебя смотрят, тобой любуются. Этот механизм работает по классическому рыночному принципу: "спрос рождает предложение". С одной стороны, "очень важные персоны" из мира политики, бизнеса, искусства нуждаются в повседневной "раскрутке" и рекламе, с другой – публика желает знать своих "героев". А между ними находятся средства массовой информации, которые с большей или меньшей степенью готовности выполняют социальный заказ как одних, так и других. Не случайно последние годы вызвали к жизни бесчисленное количество изданий, специализирующихся на рассказах о жизни знаменитостей. А поскольку значительная часть публики предпочитает получать информацию в облегченной форме (то есть не читать, а смотреть или даже подглядывать в замочную скважину), то становится понятно: без репортеров светской скандальной хроники, именуемых "папарацци", в современном обществе обойтись никак невозможно".

В силу этого статьи во многих изданиях становятся менее качественными, серьезными, а журналистика в целом все больше превращается в арену развлечений. Все чаще не могут печататься обширные аналитические материалы, например, о нравственном воспитании или судьбах нации – издатели полагают, что их просто не будут читать. Поэтому на рынке СМИ с огромным превосходством над качественной лидирует желтая и бульварная пресса.

В связи с этим претерпела определенные изменения расследовательская "обличительная" журналистика. Если в небольших по тиражу солидных политических газетах и журналах ведутся серьезные расследования в сферах политики, бизнеса, экологии, государственных учреждений (больниц, школ, тюрем и пр.), то развлекательные издания предпочитают иметь дело с особым видом журналистского творчества – материалами папарацци. В России они начали заявлять о себе не так давно, но во многих западных странах существуют уже несколько десятилетий. Это – люди, фанатично увлеченные своим делом. Рядового папарацци можно изобразить как попадающегося на каждом шагу потрепанного репортера (часто – с огромной фотокамерой), поджидающего свою жертву на выходе из какого-нибудь здания и готового в любую минуту нажать на спусковую кнопку аппарата. Как охотник на тигров, он готов ждать "добычу" сутками – не спать, не есть, быть лишенным нормальных гигиенических условий, и все ради того, чтобы застать известного человека в состоянии алкогольного опьянения, со своей спутницей жизни, врагом или "застукать" его за совершением аморального поступка.

Серьезные проблемы человечества папарацци волнуют мало. Его внимание практически не задевают махинации крупных государственных деятелей, гонка вооружений, радиоактивные отходы в почве и воде даже той страны, в которой он живет; мало интересуют военные конфликты, насилие в армии. Но он никогда не остается равнодушным, когда речь заходит о частной жизни популярных спортсменов, актеров, общественных деятелей, его интересуют, по сути, ничего не значащие детали и подробности. Стимулом для папарацци служит желание не нравственно переориентировать нацию, а получить как можно больше денег за свои снимки и тексты. А многие издания готовы платить огромные гонорары за материалы, делающие основную, в общем-то единственную, ставку на сенсационность, которая приносит неплохую прибыль. Часто папарацци не заботятся и о достоверности своих публикаций, качестве снимков. Их комментарии к фотографиям носят чисто развлекательный характер.

Нередко из-за жажды наживы они забывают о журналистской этике. Наглое вмешательство в частную жизнь человека порицается и карается не только законами о СМИ, но и конституциями в разных странах. И это – обоснованные ограничения, поскольку неуважение к личной жизни может привести не просто к нервным срывам у тех же известных личностей, а к настоящим катастрофам. Еще у всех на памяти, например, трагическая смерть принцессы Дианы, в которой, как утверждают, во многом виноваты именно папарацци, которые гнались за ее машиной на мотоциклах и мешали нормальному движению. Даже когда зажатая искореженным металлом принцесса умирала, они засняли ее, истекающую кровью, и хотели запродать свои "произведения" редактору крупнейшего в США бульварного журнала "Нэшнл инкуайер" Стиву Коцу. К чести этого человека, он не поддался на соблазн крупно заработать на кровавом снимке и послал репортеров вон. Этот пример наглядно демонстрирует, что живущие по принципам папарацци журналисты часто забывают о собственном достоинстве и превращаются в своего рода маньяков. Не случайно в обществе укоренилось отрицательное отношение к ним как к людям, лишенным нравственных принципов.


1.2 Особенности журналистского расследования

Между реальной конкретной ситуацией и более широкой, масштабной проблемой, из которых складывается тема журналистского произведения, существуют разные отношения.

Во-первых, реальная конкретная ситуация может нести в себе данную проблему, быть ее проявлением – и тогда она становится источником нового знания об этой проблеме, о породивших ее причинах, о неожиданных ее воздействиях и о поиске путей ее решения.

Во-вторых, реальная конкретная ситуация может содержать в себе опыт разрешения масштабной проблемы, демонстрировать пути преодоления трудностей, переживаемых многими, а также использованные для этого средства – в таком случае она дает основания для сообщения о полученном опыте.

В-третьих, реальная конкретная ситуация может проявить конфликтный характер последствий своевременно не разрешенной проблемы – и тогда она становится поводом для урока, для анализа этих последствий, для оценки поведения людей в непростых обстоятельствах жизни.

Реальные конкретные ситуации, о которых пишет журналист, бывают разными. Эти "закадровые" ситуации всегда проблемны, однако отсюда вовсе не вытекает, что проблемны все журналистские материалы: ведь непосредственным предметом отображения в них становятся конкретные ситуации, а они связаны с проблемами по-разному. Круг их обширен и разнообразен; одни из них – вечные, они разрешаются и возникают вновь, на новом уровне (скажем, проблемы сохранения жизни, противостояния войне, борьбы со злом); другие – порождаются определенным временем и обстоятельствами (как, например, комплекс экономических, политических и психологических проблем, возникших после распада Советского Союза). Факт тот, что нельзя сводить представление о существующих проблемах к официальным, выдвинутым властными структурами сугубо экономическим или социально-политическим задачам. Они, бесспорно, имеют архиважное значение, но не исчерпывают всех сторон бытия, волнующих человека. Если их не замечать, игнорировать, у аудитории неизбежно возникнет "информационный голод", толкающий на поиски хоть какой-то информации на этот счет, а в результате – снижение требовательности к ее качеству. Пример тому – история с "проблемой секса", а точнее – с проблемой сексуального здоровья, сексуального благополучия людей, которую долгие годы наша пресса "в упор не видела".

Информация вообще – не только массовая, не только социальная – обладает свойством управления: в этом ее сущность, она – "управляющая связь", она всегда действует как сигнал к изменению поведения объекта, поскольку несет в себе сведения об изменении его среды. Однако в зависимости от класса информации (природная – социальная), типа (специальная – массовая), рода (экономическая, политическая, эстетическая и т.д.), вида (скажем, в той же экономической информации можно различить фундаментальную и прикладную, или, говоря современным языком, бизнес-информацию) ее сигнальное действие обретает своеобразие: меняется мощность сигнала, его направленность, степень универсальности, императивности. Именно здесь ключ к пониманию природы разного воздействия произведений духовного творчества.

Особенности воздействия журналистского произведения – отсюда же. Вот почему есть основания согласиться с утверждением профессора Е. И. Пронина, что журналистский текст несет в себе особый вид информации – журналистскую информацию. Согласно его исследованиям она характеризуется комплексом свойств, вызывающих определенные типы реакции на публикации. Их зафиксировано три:

1. реакции вовлечения – действия (внешние или внутренние), в которых обнаруживает себя отношение получателя информации к описываемым реалиям;

2. реакции исполнения – действия, которые представляют собой непосредственное осуществление рекомендаций или вариантов поведения, предлагаемых журналистским текстом;

3. реакции социальной гарантии – действия (готовность к действиям), в которых проявляется ответственность определенных социальных сил за необходимые последствия публикации.

Данный комплекс объединяет в себе специфическое свойство журналистской информации с ключевыми свойствами всей информации и массовой информации, и в этом слиянии суть Конкретно дело обстоит следующим образом.

Во-первых, журналистская информация характеризуется общим для всей информации свойством действительности: будучи воплощением связи человека с окружающим миром, одновременно она есть объективно необходимый действительный инструмент воздействия на этот мир.

Во-вторых, журналистской информации присуще общее свойство всей массовой информации – универсальность. Состоит оно в том, что эта информация "срабатывает" далеко за пределами отдельных ситуаций, вызывая ускорение или торможение социальных процессов. Это третье свойство массовой информации, два других – общезначимость и общедоступность – нам уже известны. Нетрудно заметить, что универсальность производна от первых двух свойств. С другой стороны, она "снимает" их в себе, давая возможность при характеристике комплекса свойств информации того или иного рода обойтись указанием на нее как на интеграл.

Третье свойство журналистской информации присуще именно ей, является ее специфической чертой: она отмечена идеолого-этической направленностью, то есть способностью с той или иной мерой императивности поставить адресата информации перед выбором собственной линии поведения (отношения) в контексте соответствующих идеолого-этических ценностей, в частности представлений о добре и зле, о благе, о смысле жизни.

Вместе взятые, эти свойства обусловливают место и роль журналистской информации в массовых информационных потоках в обществе в целом, определяя ее пригодность к использованию в механизмах самоуправления общества: в системе гражданских отношений и общественно-политической деятельности с одной стороны; в механизмах власти – с другой; в личной практике членов общества – с третьей.

С этой точки зрения оказывается, что своеобразие прагматики журналистского произведения есть прямое следствие своеобразия самой журналистской информации, а идея его, в которой прагматические отношения текста и действительности фокусируются, не что иное, как проявление этой информации, определенный уровень средств, с помощью которых она себя выражает. Не случайно идея постигается адресатом текста при целостном восприятии произведения – это и служит свидетельством ее идентичности журналистской информации как таковой.

Журналистское произведение такого диктата и такой однозначности не предполагает. Его идея адресована человеку как социальному существу, склонному менять поведение на основе собственного решения, которое всегда связано с выбором – осознанием возможных альтернатив и предпочтением одной из них. Поэтому направляющий, подсказывающий характер идеи ни в коей мере не означает принуждения или директивы. В соответствии с семантикой текста она ориентирована на то, чтобы помочь человеку увидеть свою связь с проблемой, к которой восходит описываемая ситуация, и побудить к действиям, адекватным условиям. Однако выбор действий, принятие решения действовать – за личностью и опосредуется системой ценностей данной личности. Тот факт, что журналист, оценивая ситуацию, о которой пишет, опирается на свою систему ценностей, создает для адресата информации возможность сопоставить критерии оценок и тем самым либо упрочить, либо уточнить, либо поменять те или иные из них. Возникает, таким образом, по меньшей мере, два практически значимых уровня контакта журналистского текста с потребителем информации: уровень реалий и уровень сознания, а говоря корректнее – социальной практики и массового сознания, поскольку термин "реалия" не может исключать сознания, оно тоже есть факт реальности.

Сегодня в нашем обществе, и у журналистов в том числе, идет формирование системы ценностей, основанных на общечеловеческих гуманистических идеалах. Поэтому в большинстве журналистских произведений опорная идея заметно меняет окраску, свидетельствуя об определенных сдвигах в сознании журналиста. В то же время некоторая часть работников СМИ обнаруживает приверженность идеологии предшествующего периода, продолжая выдвигать в своих материалах в качестве опорных идей постулаты, вытекающие из коммунистических идеалов. Возникает политическая конфронтация внутри профессиональной общности журналистов, часто усугубляемая экономическими обстоятельствами: в ходе акционирования СМИ возникла зависимость многих из них от тех или иных соперничающих друг с другом финансовых и промышленных группировок. Как следствие в прессе возникает конкуренция опорных идей, существенно усиливающая процессы "брожения" в массовом сознании.

В отечественной журналистике 60–70-х годов рабочая идея чаще всего принимала облик развернутой программы деятельности по разрешению проблемы. Естественно, эта программа кардинальным образом отличалась от тех, которые принимаются в качестве официальных документов институтами власти или научными центрами. И все же при анализе в ней более или менее определенно обнаруживались все необходимые элементы про граммы: цель и средства деятельности, исполнители, социальные гаранты, на помощь которых исполнители могли рассчитывать. При этом журналист неизбежно выступал как лицо, берущее на себя ответственность за предлагаемые рекомендации. Очерки, корреспонденции и статьи Анатолия Аграновского сыгравшие огромную роль в пробуждении независимой общественной мысли и осуществлении многих ценных инициатив несли в себе классический пример идеи данного типа. Благодаря таким ярким представителям, как Аграновский, советская журналистика в тот период во многом выполняла миссию арбитра защитника, посредника, толкача, иной раз даже спасителя, пытаясь заставить действовать социальные институты, маховик которых прокручивался впустую. И все-таки очень часто конструктивная, блестяще обоснованная идея не срабатывала, особенно когда она базировалась на взглядах автора, восходивших к тем общедемократическим, общечеловеческим ценностям, которые идеология коммунизма не разделяла. К материалам такого рода партийно-государственная бюрократическая машина либо была глуха, либо откровенно не принимала их, обвиняя журналистов в субъективности, предвзятости, нарушении принципа партийности.

Процессы демократизации, прокатившиеся по всей стране, ориентация на плюрализм взглядов, мнений, форм собственности, форм организации поставили журналистское произведение в контекст новых общественных ожиданий. Отзываясь на них, журналистика должна была:

1. резко улучшить информирование общества о событиях, происходящих во всех сферах действительности (включая такие, о которых раньше вообще не было речи, скажем жизнь церкви), о деятельности всех без исключения социальных институтов (в том числе и тех, что прежде были официально закрыты для прессы, например органы государственной безопасности);

2. отказавшись от мессианской роли, возложить на себя роль общественного контролера за деятельностью властных структур и одновременно принять посильное участие в пробуждении творческой энергии, предприимчивости, активности членов общества;

3. отказавшись от жестко направленного воздействия на массовое сознание, создать возможности для самостоятельных духовных поисков членов общества и стимулировать эти поиски;

4. отказавшись от монополии на истину, ведущей к подмене самоопределения общественного мнения его жестко направленным формированием, обеспечить возможность свободного выражения разных мнений как естественной процедуры, опосредующей процесс самоуправления общества; — увеличить посреднические усилия в процессах массового общения, направленных на реализацию межгосударственных, межнациональных, межинституциональных, межгрупповых межличностных контактов, создавая условия для укрепления взаимодействия, сотрудничества, взаимопомощи на всех уровнях.

В результате сложились новые отношения журналистики и общества, в силу чего произошли и серьезные изменения структуре рабочей идеи. Сохранив свой направляющий, побуждающий, подсказывающий характер, она в значительной степени отошла от того варианта "подсказки", который мы наблюдали в предшествующие десятилетия. Сейчас лишь в редких случаях журналист берет на себя заботу о глубокой проработке конкретного пути решения проблем на данных той или иной ситуации. Чаще всего он, обозначив, так или иначе, цель деятельности, которую нужно совершить для разрешения проблемы, предлагает вниманию читателя либо варианты средств, либо пути их поиска, оставляя выбор за непосредственными исполнителями.

Для западной прессы инвестигейторы и "разгребатели грязи" практически одно и то же. Сам жанр журналистского расследования предполагает всестороннее и подробное исследование некой мало изученной, закрытой или тщательно скрываемой темы, в процессе работы над которой приходится преодолевать нежелание определенных структур предоставить интересующую информацию. Понятно, что зачастую это просто невозможно сделать, будучи в лайковых перчатках. И тогда метод поиска материала становится не менее захватывающим, чем сама тема расследования. Впрочем, для относительно благополучного и развитого в материальном смысле этого слова общества интерес может предоставлять даже расследование неких особенностей производства корма для кошек. Дело не в теме, а в способах ее изучения и общественной значимости сделанных выводов.

Российская журналистика несколько сужает и заостряет понятие журналистского расследования. Оно еще не приобрело своей академической формы, но уже сейчас многие понимают под ним исследование темы, связанной со злоупотреблениями властью и коррупцией. Цель такого расследования — предать огласке скрытые связи между властью и организованной преступностью. На самом же деле расследование как жанр не может быть связано рамками какой-то определенной проблемы. Талантливый журналист сумеет сделать блестящий материал, настоящий детектив, попытавшись, к примеру, выяснить, почему из ближайшего озера ушли бобры.

Основное отличие журналистского расследования как жанра заключается, пожалуй, в том, что автор не ограничивается постановкой проблемы и ее самостоятельным исследованием. Инвестигейтор, как правило, предлагает какие-то варианты ответов на возникшие вопросы, выводы, которые вытекают из проделанной им работы. Иной раз он может даже не делать этого открытым текстом, но собранные факты и комментарии к ним сами подтолкнут читателя или зрителя к правильному заключению.

Сугубо криминальная или правовая тема становится сегодня предметом многих журналистских расследований не случайно. Это специфическое, национальное российское отношение к закону, как к дышлу, во многом является причиной тех социальных, экономических и даже политических проблем, которые переплелись в нашем обществе. И если, как свидетельствуют социологические опросы, россияне ставят на первое место вопросы безопасности, то естественно, что журналистика как инструмент общественного мнения этому предмету и придает особое значение. Другое дело, что специфика работы с "острыми" темами такова, что она порой просто оказывается не каждому по душе или по силам.

Журналистское расследование — задача чрезвычайно сложная и, случается, опасная для человека неподготовленного. Даже корифею от криминальной журналистики она не всегда по плечу, если действовать приходится в одиночку. Зато результаты могут превзойти все ожидания, если за дело берется целый коллектив. Именно тогда становится возможным полномасштабный сбор информации, ее грамотная обработка и проверка.


2. Методы в журналистском расследовании

2.1 Использование различных методов в расследовании

За исключением тех случаев, когда собеседник сам крайне заинтересован в том, чтобы его информация или комментарий появились в прессе, поиски достоверных сведений и "выуживание" их из различных источников — самая, пожалуй, трудная часть журналистского расследования. И здесь очень важно сделать все для того, чтобы заставить человека общаться и предоставить необходимые данные даже тогда, когда он сам не очень хочет этого делать. В отличие от сотрудника правоохранительных органов, журналист ничем, кроме закона о средствах массовой информации, в данном случае не вооружен и правом официально вести дознание не обладает. Поэтому, в первую очередь, ему надо научиться правильно задавать вопросы и быстро определять, искренен с ним человек или лукавит.

В каком-то смысле это — часть детективной работы. Поэтому тот, кто хочет освоить ее в совершенстве, узнает немало интересного, если посетит соответствующие лекции на юридическом и психологическом факультетах. Юристы научат методам следствия и дознания, тактике допроса. Психологи помогут овладеть тонкостями общения. Есть, наконец, специальная литература. Многое зависит еще и от начитанности, умения быстро и четко формулировать свои мысли. Филологи советуют для развития речи больше читать классику и следить за своим языком. Перейти в случае необходимости на уголовный сленг всегда можно, его освоить нетрудно, да и молодежная речь насыщена "феней" до предела. А вот изъясняться правильно для некоторых оказывается невыполнимой задачей.

Готовясь к беседе, необходимо сначала уяснить для себя главную задачу — что именно надо услышать от собеседника. Если сталкиваетесь с какой-то проблематикой впервые, обратитесь к опыту коллег. Почитать в библиотеке материалы, которые были написаны по данному поводу еще до того, как эта тема заинтересовала. То, что для журналиста может показаться "открытием Америки", другим давно известно. Можно воспользоваться чужим опытом, чтобы продвинуться дальше. Определив тему и ее рамки, заранее подготовить вопросы.

Юристы подразделяют вопросы на основные, дополнительные, начальные, промежуточные, уточняющие, конкретизирующие, напоминающие, детализирующие и контрольные. Попытаться провести беседу так, чтобы в интервью были все эти вопросы. Их сложная конструкция поможет, как можно глубже исследовать проблему и не даст собеседнику переключиться на какую-то другую тему.

Формулировки должны быть четкими, ясными, конкретными и понятными. Самое лучшее — это простые вопросы. Наводящие или улавливающие только запутают. Содержание вопроса не должно давать повода для предположительного ответа. Намеки и недоговоренность — тот капкан, в который легко попадает журналист, пытающийся основывать свой материал на сомнительных фактах. Доверие к такому расследованию сразу же снижается, а его автор становится уязвим для исков о защите чести и достоинства.

Необходимо также учитывать, что и сама по себе постановка вопроса несет в себе определенную информацию. Поэтому стоит определиться заранее, до какой степени журналист хочет проявить перед собеседником свою осведомленность в теме разговора.

Наиболее сложная и довольно распространенная ситуация, когда по какой-то объективной или субъективной причине человек, особенно, если он — лицо неофициальное, не хочет общаться с журналистом. При этом он может быть просто нездоров, или ему не нравится лицо журналиста, политическая ориентация издания, или он просто боится, что навредит себе, если даст интервью корреспонденту. Постараться уяснить четко, почему именно "клиент" не горит желанием рассказать все, что ему известно по интересующей проблеме. Апеллировать к здравому смыслу собеседника, объясните социальную значимость его поведения и сведений, которыми он располагает. Заинтриговать его какой-то собственной информацией, которая может быть ему любопытна. Невзначай, между делом "обронить" какой-нибудь факт, мимо которого он не сможет пройти равнодушно.

Необходимо учитывать темперамент человека, с которым общаетесь. Еще блестящий юрист А.Ф. Кони в своей работе "Память и внимание" отмечал, что по темпераменту можно предположить, в каком направлении будет собеседник строить свое повествование о том или ином событии.

В зависимости от темперамента в разговоре с лицами разных типов и воздействовать на них надо по-разному. Холерики, меланхолики и флегматики нередко теряют детали события. К ним надо проявлять больше терпения, чуткости, обходительности. На сангвиников лучше действует требовательность, строгость.

Золотое правило поведения журналиста — не допустить ничего такого, что может вызвать негативное отношение. Быть доброжелательным, опрятным, не кичиться своей публичной профессией. В начале разговора непременно сообщить некоторые сведения о себе, своих целях, о материале, который собирается. Дать собеседнику возможность рассмотреть, привыкнуть. Попытаться заранее узнать, чтобы потом к слову использовать какие-то наиболее существенные факты из биографии этого человека. Психологи рекомендуют при первом общении не смотреть долго глаза в глаза. Некоторых типов это пугает, им кажется, что журналист агрессивно настроен.

Заранее необходимо подстроиться под "среду обитания" интересующей личности. Собираясь на презентацию или в представительство крупной фирмы, нужно одеться соответствующим образом. Свободная профессия не дает права пренебрегать чужими правилами, даже если они кажутся условностями. Нарушив их, можно кого-то обидеть. Точно также, не бравировать своим достатком, вливаясь в толпу митингующих или посещая бастующее предприятие.

Поставить себя на место человека, к которому пришли за информацией. Если это свидетель, уместно извиниться за причиняемое беспокойство. Если потерпевший — посочувствуйте по поводу травмирующих его обстоятельств. Если довелось разговаривать с человеком, который подозревается в совершении преступления, убедить его в том, что версию обвинения изложите корректно, без ущерба для его чести и достоинства. Обязательно выполнить свое обещание.

Малейшая неточность в заметке или судебном очерке могут стать причиной судебного разбирательства. Чтобы не оказаться в проигрыше, недостаточно одного умения разбираться в понятиях, что такое честь, достоинство, деловая репутация. Надо уметь доказывать, что те или иные сведения соответствуют действительности и не порочат истца. Проблема в том, что судебная практика по делам такого рода еще не сложилась. В различных регионах по-своему трактуют даже одни и те же понятия.

Как уже говорилось, характер расследовательской деятельности современных российских журналистов предопределен, прежде всего, опытом, накопленным в этой сфере выдающимися отечественными писателями и журналистами – классиками, пропитан духом славных демократических традиций борьбы за справедливость, законность, гуманизм. Но в значительной мере этот характер складывается и под воздействием опыта зарубежных расследователей. В ряду известных первых зарубежных расследователей историки литературы и журналистики называют Юхана Стриндберга ("Красная комната", 1879), Эмиля Золя (статьи, посвященные расследованию дела Альфреда Дрейфуса, подозреваемого в шпионаже, под заголовком "Я обвиняю", 1898), Теодора Вольфа ("И это политика?", 1899) и др. Но особенно яркий, а главное – массовый вклад в становление расследовательской журналистики Запада был сделан в конце XIX – начале XX века американскими авторами.

В известной мере предшественником современных зарубежных инвестигейтеров был журналист, а затем писатель Сэмюэл Клеменс (1835–1910), первоначально сотрудничавший на страницах газеты "Территориэл Энтерпрайз" под псевдонимом Марк Твен и ставший затем родоначальником национальной американской литературы. Прежде чем заняться литературным трудом, он перепробовал массу специальностей – был наборщиком, лоцманом и т.д. Расследовательские мотивы впервые отчетливо проявились в его книге "Налегке" (1872). Написанная в традиционном для американской литературы жанре путешествий, она отличается богатством фактического материала. Повествование идет от первого лица, автор выступает непосредственным участником событий. Расследование занимает значительную часть произведения и в целом посвящено изучению истоков "серебряной лихорадки" в Неваде, а также связанным с ней махинациям местных дельцов.

Помимо главной темы расследования, в тексте произведения выделяются подтемы, представляющие собой "мини-расследования", со всеми присущими этому жанру атрибутами. Это, например, расследование политики правительства в Неваде и его взаимоотношений с губернаторами; изучение событий в мормонских поселениях соседней с Невадой Юты; выяснение деталей калифорнийской "золотой лихорадки" и др. В силу того, что автор писал роман, а не газетный материал, в книге наблюдается совмещение двух планов расследования: реального и пародийного, что вообще свойственно творчеству Твена. В реальном расследовании используются подлинные документы, наглядные факты, заимствованные из реальных источников, справки, газетные публикации и свидетельства очевидцев. В пародийный план включаются вымышленные документы, вместо свидетельств очевидцев – популярные на рудниках истории и анекдоты, слухи. Твен склонен и к преувеличениям. Однако пародийный план часто помогает воссоздать общую атмосферу события, что, конечно, важно и для подлинного расследования.

При сборе материала автор использовал различные методы получения информации, активно применяемые и современными журналистами-расследователями. Например, "метод перемены профессии", который проявляет себя на каждом новом этапе повествования, отрезке "пути" автора (ведь это книга путевых очерков). Рассказ о "серебряной лихорадке" начинается с изучения Невады и предпосылок ее процветания. Здесь Твен использует вполне конкретные фактические данные и даже ссылается на закон о создании "территории Невада", утвержденный в конгрессе. Но в то же время приводит и такой малоавторитетный источник, как "одно из преданий Карсонской долины". Казалось бы, оно не имеет непосредственного отношения к "серебряной лихорадке" (история об ирландской девушке, которая единственная из всех невадцев умела уживаться с обитавшими неподалеку нелюдимыми мормонами – членами религиозной секты: оказалось, что она постоянно носит с собой большой охотничий нож). Но введение подобных эпизодов отражает метод автора, его подход к работе с материалом. На первый взгляд беспорядочное, это нагромождение фактов, мелких происшествий, множества второстепенных героев с их собственными историями на самом деле помогает воссоздать обстановку, в которой происходит действительно важное, "глобальное" событие.

Вслед за предысторией "вступает в действие" главная тема. Первый ее пункт – "серебряная лихорадка", а также место и роль государства, правительства в этой ситуации. После того как в 1858 году в Карсоне было обнаружено серебро, в Неваду хлынули толпы стихийных переселенцев, которые начали быстро богатеть. В этих условиях правительство самой богатой территории оказывается едва ли не самым бедным и вынуждено вести настоящую борьбу за существование. Конгресс выделил на его содержание ничтожную сумму и вычитает деньги по каждому ничтожному поводу (например, за холщовую перегородку, отделяющую сенат от правительства, или за дрова, которые колол индеец, а не белые рабочие). Трудно сказать, где здесь вымысел, а где правда, хотя Твен утверждает, что в его руках перебывала масса документов: различные счета, имеющие отношение к тяжбе невадского и федерального правительств, копии законов, официальные инструкции и пр.

На протяжении повествования автор сменяет несколько ролей, что позволяет ему взглянуть на проблему с разных точек зрения. Вот он – помощник секретаря, имеющий дело с бумажной волокитой и вникающий во всевозможные махинации обоих правительств. В книге нигде больше не будет такого обилия законов, актов, инструкций, на которые постоянно ссылается автор. Оказывается, невадское правительство принимает участие в "серебряной лихорадке" и ее махинациях очень опосредованно, и пока старатели осваивают новые прииски, изобретают приспособления для добычи серебра и делят прибыль, оно занимается решением собственных проблем и выяснением отношений с Конгрессом Соединенных Штатов. Законодательный орган Невады, как уже сказано, не получает никакой поддержки от государства и потому вынужден сам искать средства к существованию. "Серебряная лихорадка" затрагивает его только в двух отношениях – в обоих случаях подтверждения документальны: при сборе налогов, когда составляются фальшивые сметы, а также в таком выгодном деле, как раздача лицензий на строительство дорог с правом взимать дорожные сборы (перевозка грузов в то время стремительно росла). Правительство так рьяно взялось за эти мероприятия, что, когда сессия закрылась, оказалось: на каждого гражданина в среднем приходится по три лицензии и, по общему мнению, для всех дорог могло не хватить места.

Далее автор включается в действие как непосредственный его участник, а не сторонний наблюдатель-чиновник. Из резиденции "местной администрации" действие переносится на прииск, в поселок, охваченный "серебряной лихорадкой". Меняется и характер документов, на которые ссылается автор. Кроме того, в текст активно включаются устные свидетельства участников разработок, сторонних наблюдателей, праздношатающихся, а также слухи и даже сплетни. Здесь переплетаются реальные факты и вымысел. Твен обозначает обстановку в поселке очень просто – "жужжание". "Заражены" все, кроме, может быть, местного правительства, озабоченного своей бесконечной "тяжбой с Соединенными Штатами". Это рассказ даже не о лихорадке, а об эпидемии, охватившей все общество: и богатые владельцы обогатительных фабрик, и рядовые старатели в серебряных рудниках, и знаменитости, и простые смертные говорят об одном – быстром способе обогащения. Отсюда множество баек, легенд о пьяницах и бездельниках (им даже в кабаке отказывали в кредите), за одну ночь превратившихся в обладателей огромных состояний.

Документы при этом вовсе не исчезают из текста, они просто меняют свое качество. Если раньше это были законы и инструкции, то теперь автор все чаще обращается к газетным публикациям (подлинным, приближенным к реальности или пародированным). Причем газеты выглядят в изображении писателя достаточно экзальтированными: они не просто "информируют" читателя или нечто "сообщают", а "поднимают истошный крик"; провозглашают каждый новый прииск "богатейшим из богатых", "чудом из чудес"; разглагольствуют о том, что "горы битком набиты благородными металлами", и т.д.

Интересен способ, которым автор знакомит читателя с обстановкой на руднике и некоторыми подробностями промысла. Махинаций он пока не касается: они были бы непонятны "непосвященному" – требуется определенная фактическая и терминологическая подготовка. И Твен "подстраивается" под своего читателя, сам превращается в наивного новичка, смотрит на разработки глазами неопытного человека. Чтобы ввести читателей в курс дела, он дает им точные и достоверные справки, помогающие понять смысл происходящего. Они встречаются в ходе всего повествования. Автор знакомит читателя с многими понятиями, которыми оперируют старатели. Например, разъясняет, что представляет собой серебряная порода, как определить содержание серебра на тонну руды, стоимость благородного металла и т.п.

Нередко писатель раскрывает суть процесса добычи серебра через собственный опыт. Рудник "Гумбольдт", куда он отправляется, – одно из многих подобных ему месторождений, о несметных богатствах которых кричат газеты. Если в начале расследования в описании обстановки на рудниках преобладали слухи и рассказы незнакомцев, сливавшиеся в общий гул ("жужжание"), то теперь, когда герой "внедряется" в эту среду и смотрит на нее изнутри, картина меняется. Чаще слышится уже не гул толпы, а голоса отдельных "экспертов" – старых, опытных старателей, которые высказывают свое мнение, дают советы, учат новичков.

Познакомив читателя с общей ситуацией, автор превращается далее в старателя и дает подробное, детальное описание рудника, прибегая к цифрам, анализируя глубину залегания руды, состав породы. Помимо анализа технологии добычи, присутствует и анализ юридической стороны вопроса. Появляется еще один, не использованный ранее, но очень важный документ – заявка о регистрации прииска, которую каждый претендующий на получение собственного участка должен предъявить в городское приисковое управление. Это подлинный документ, написанный по определенному образцу:

"Мы, нижеподписавшиеся, делаем заявку на отвод трех участков по триста футов... на сереброносной кварцевой залежи, или жиле, к северу и к югу от места, обозначенного настоящей заявкой, включая все падения, а равно возвышения, ответвления, отклонения и изменения пласта, как и пятьдесят футов с каждой стороны – для разработки такового"

Описывается и сам процесс добычи серебра; здесь используются три основных источника информации:

- вполне серьезные (несмотря на общий шутливо-пародийный тон повествования) наблюдения;

- личный опыт;

- оценки местных "экспертов".

Первая часть рассказа заканчивается обобщением. Ситуацию в округе автор обозначает как "оргию нищих". Это бедняки, которые каждый день просыпаются с надеждой на удачу, обретение чудесного клада – и остаются нищими, хотя, на первый взгляд, купаются в деньгах. В этом суть "лихорадки": голова кружится от счастья, когда не на что купить хлеба. Почему так происходит, объясняется во второй части книги.

Посвященная "лихорадке", она связана с описанием различных махинаций, которые совершаются на обогатительных фабриках, при определении содержания серебра в породе и т.д. Это исследование системы обогащения – такое же детальное и подкрепленное документами, как и первая часть. Крупные компании наживаются на перевозках грузов в Калифорнию – кругом "кишит бешеная спекуляция". Слитки в фургонах перевозятся по цене посылки в почтовой карете. Твен цитирует газету "Территориэл Энтерпрайз", в которой сотрудничал сам. Приводит массу цифр, огромное количество финансовых сведений, полученных от некоего агента Валентайна (через него проходило все серебро, перевозкой которого ведала вирджинская контора).

Твен анализирует странную "систему вычисления", которая "свела с ума округ Гумбольдт", да и не только его. Речь идет об определении содержания серебра в породе – и, как следствие, выгодности разработок на конкретном руднике. Естественно, каждое месторождение провозглашается сверхприбыльным, участки успешно продаются, но люди почему-то ничего не получают. Побеседовав с опытными рабочими и "бескорыстными оценщиками", еще раз внимательно изучив газетные публикации, которые каждому месторождению сулят заоблачные цены на руду – четыре, а то и семь тысяч за тонну, автор приходит к простому выводу. Пробы верны, но хитрые оценщики обычно выбирают для пробы самый ценный образец, который встречается один на тонну руды, а то и на две. Следующий вывод напрашивается уже сам – здесь не нужно даже прибегать к серьезному анализу: во время "серебряной лихорадки" обогащаются не старатели, а те, кто сумел выгодно продать соседу участок пустой породы и убедить его в выгодности подобной сделки.

Если попытаться составить примерную схему расположения "расследовательских элементов" в книге, она будет выглядеть так:

1. Ввод в тему, постановка проблемы, ее предыстория (знакомство читателя с законодательными и прочими документами, а также газетными публикациями).

2. "Включение" читателя в общую обстановку на рудниках и показ ему технологии добычи серебра; создание "атмосферы серебряной лихорадки" (предъявление газетных публикаций, свидетельств "экспертов").

3. Главная часть: описание махинаций, развернувшихся во время "серебряной лихорадки" (опора на свидетельства очевидцев и личный опыт, а также газетные публикации).

Таким образом, автор продемонстрировал в своем произведении, как писательский дар, так и талант расследователя, который скрупулезно, тщательно, основательно исследовал волновавшие аудиторию события и дал точный, аргументированный ответ на многие актуальные вопросы. Такими же качествами отличаются и его широко известная (в соавторстве с Ч. Уорнером) книга "Позолоченный век", в которой описываются моральная деградация, коррупция, стяжательство, поразившие американское общество, и другие произведения автора.

В настоящее время и в России, как в Америке, существует два основных направления в расследовательской журналистике. Первое, серьезное, близко к тому, что было определено как инвестигейтерство. Однако российские инвестигейтеры не совсем похожи на своих сегодняшних зарубежных собратьев. Дело в том, что задачи, которые решают современные российские журналисты-расследователи, и условия, в которых они это делают, во многом отличаются от существующих в расследовательской деятельности зарубежных журналистов. Различаются западное инвестигейтерство и российская расследовательская журналистика, как точно заметил известный журналист А. Константинов: "...прежде всего разными сферами применения инвестигейтерской технологии. У нас это в основном криминал, коррупция или что-то, очень близко к ним подходящее. На Западе же расследование может касаться вещей, с нашей точки зрения, весьма прозаических. Хотя со временем, возможно, и мы будем похожи на своих зарубежных коллег. У нас пока существует очень большая проблема – нет тех хороших условий, в которых существуют западные инвестигейтеры. Им в расследовании, например, может обеспечить материальную поддержку тот же грант от какого-то фонда. Получив средства к существованию, человек в состоянии, не изматывая себя заботами о хлебе насущном, спокойно работать достаточно длительное время. В нашей же стране журналист при подготовке какого-то серьезного и большого материала одновременно должен "гнать строчки", чтобы элементарно заработать на жизнь. У нас еще не научились платить за имя. Русская журналистика вообще очень сильно отличается от западной..."

Второе направление журналистских расследований в современной России, питающее желтую или "желтеющую" прессу, представляет собой то, что уже было определено как деятельность папарацци. Отечественная "журналистика папарацци", по вполне понятным причинам, еще недостаточно развита. Но все же существуют газеты и журналы, которые начинают эксплуатировать интерес читателя к частной жизни других, "особенных", людей.

Несмотря на то что "промысел" папарацци чаще всего представляет собой лишь слабую "тень" настоящей расследовательской деятельности (как по степени сложности, так и по значимости для общества), он, тем не менее, в известной мере может быть отнесен к расследовательству и, разумеется, специально изучен теми, кто склонен стать их последователями.

Журналист, включаясь в познавательную деятельность, по крайней мере, должен четко представлять себе, какими приемами и средствами необходимо овладеть, чтобы достигнуть той или иной цели.

Основная функция метода в том и заключается, чтобы внутренне организовать и отрегулировать процесс познания, практического преобразования того или иного объекта. Следовательно, как справедливо отмечает В.П. Кохановский, "метод (в той или иной своей форме) сводится к совокупности определенных правил, приемов, способов, норм познания и действия. Он есть система предписаний, принципов, требований, которые должны ориентировать исследователя в решении конкретной задачи, достижении определенного результата в той или иной сфере деятельности. Метод дисциплинирует поиск истины, позволяет экономить силы и время, двигаться к цели кратчайшим путем".

На протяжении многих веков развития человеческой цивилизации люди вырабатывали различные способы познания природы и социального мира. И чем сложнее был объект познания, тем больше требовались адекватные методы его изучения. Сегодня под методом понимается "1. способ познания, исследования явлений природы и общественной жизни (Диалектический метод. Экспериментальный метод. Сравнительный метод). 2. Прием, система приемов в какой-либо деятельности. Способ или образ действия".

Методический арсенал журналистики постоянно пополняется за счет смежных областей деятельности. В последнее десятилетие журналисты стали особенно охотно использовать социологические методы сбора информации, ориентированные на выявление глубинных характеристик изучаемого объекта, выяснение закономерностей изменений, происходящих в социальной действительности, наконец, на воссоздание тех процессов, которые невозможно объяснить анализом статистических данных. Так появляется возможность детально изучить социальное явление в его целостности и взаимосвязи с другими явлениями.

Расширение представления о применимости подобного рода инструментария – одна из насущных задач журналистской теории и практики. Как отмечают московские исследователи Л.Г. Свитич и А.А. Ширяева, сбор информации, работа с ее источниками представляют собой традиционно сложный для журналистов этап деятельности. По данным их широкомасштабных исследований, в частности проекта "Эффективность местных СМИ", от 50 до 70% журналистов испытывают те или иные трудности в процессе общения с людьми при интервьюировании, работе с источниками информации, документами и при наблюдении ситуации в процессе знакомства с объектом своего внимания.

Среди сложностей отмечаются следующие обстоятельства: закрытость многих, как государственных, так и частных, источников информации; усложнение работы корреспондентов в связи с изменением характера прессы, которая чаще стала ориентироваться на расследования, обнародование сенсационных, разоблачительных или даже скандальных фактов. Наконец, констатируют исследователи, изменилось само отношение журналистов, в особенности молодых, к задаче точного и объективного сбора фактов (этот этап стал казаться менее ответственным).

Л.Г. Свитич и А.А. Ширяева отмечают, что журналисты, как правило, "пользуются самыми простыми и доступными приемами общения", испытывают "определенные трудности в процессе проверки полученной от собеседника информации", что "третья часть журналистов, а среди молодых – половина, призналась, что не всегда удается проверить полученную таким путем информацию", а "молодые журналисты часто испытывают затруднения даже с такой несложной, на первый взгляд, операцией, как умение позвонить и вести телефонную беседу", что они "не владеют всем спектром профессиональных приемов, связанных с общением", и т.п. Все это свидетельствует о том, что в профессиональном обучении будущих корреспондентов имеются определенные пробелы, а также о том, что при наличии хороших учебных пособий зарубежных и отечественных авторов по современным методикам сбора информации нет сборников практических упражнений по технике сбора и анализа данных.

Взаимопроникновение статистических и смысловых подходов к объекту изучения свойственно контент-анализу. В социологии он широко используется для работы с документами, в которых с различной степенью полноты не только отражаются духовные, материальные характеристики жизни людей, но и фиксируются значимые факты, события, явления. Различные виды документов могут содержать также сведения как статистического, так и фактологического плана; в них находит отражение человеческая деятельность, что может соответствующим образом охарактеризовать участников события. С помощью анализа документов можно не только выявлять мнения, оценки людей по интересующему исследователя вопросу, но и реконструировать сами события.

Методом контент-анализа получают количественные и качественные характеристики анализируемого текста. Результат достигается за счет строгого подсчета частоты и объема упоминаний тех или иных содержательных единиц исследуемого документа. Возможности использования этого метода чрезвычайно широки. Социолог работает фактически с любыми документами, пригодными для статистической обработки: с официальной перепиской, газетными подшивками, фотографиями, видеосюжетами, архивными делами и др. А полученные данные надежнее и точнее по сравнению с иными подходами к изучаемому материалу. Контент-анализ незаменим и в тех случаях, когда приходится иметь дело с большим массивом источников для подготовки различных обзорных материалов.

К числу эффективных способов изучения действительности относится метод публицистического прогнозирования. Он способствует "созданию целостного представления о времени, где присутствует прошлое, настоящее и будущее". Журналист, обращаясь к данному методу, прежде всего, стремится предвидеть динамику развития тех или иных событий, поэтому имеет дело с опережающей информацией. При том, что социальное прогнозирование не сводится к попыткам предугадать детали будущего. Прогнозист исходит из принципов диалектического детерминизма явлений будущего, из того, что необходимость пробивает себе дорогу через случайности, что к социальным явлениям будущего нужен вероятностный подход с учетом широкого набора возможных вариантов

Прогнозирование рассчитано на вероятностное описание возможного и желательного. А прогнозы делятся на два основных типа. Одна их часть носит название поисковых (их называют также изыскательскими, генетическими, исследовательскими, трендовыми, эксплоративными). В данном случае прогнозируется развитие явлений путем условного продолжения в будущем его тенденций в прошлом и настоящем. Такие прогнозы отвечают на вопросы: в каком направлении идет развитие; что вероятнее всего произойдет при сохранении существующих тенденций? Другие прогнозы называются нормативными, имеющими в виду предвидение того, как достичь желаемого на основе заранее определенных норм, идеалов, целей. Наряду с основными типами социального прогнозирования теоретики выделяют подтипы – проектные, организационные, программные, плановые и др.

К научному инструментарию социального прогнозирования можно отнести метод очного и заочного опроса экспертов, прогностическое моделирование, простую и сложную экстраполяцию. Особенно часто журналисты используют в практике экспертный опрос, потому что с помощью экспертов можно выявить глубинные тенденции в развитии того или иного события.

2.2 Метод включенное наблюдение

Среди традиционных методов, прежде всего, выделяют наблюдение. В его основе, пишет Г.В. Лазутина, лежит "способность человека к восприятию предметно-чувственной конкретности мира в процессе аудиовизуальных контактов с ним".

Журналистское наблюдение всегда имеет целенаправленный и четко заданный характер. "Именно преднамеренность восприятия и осознанность задач позволяют смотреть – и видеть". В социологии под наблюдением подразумевают прямую регистрацию событий очевидцем. Это предполагает не только непосредственное восприятие объективной действительности, но нередко и участие в ней журналиста для более глубокого изучения происходящих на его глазах событий.

Метод наблюдения активно используется в репортерской практике. И обусловлено это рядом причин. Во-первых, журналист, включаясь в некое событие, имеет возможность проследить его динамику. Материал с места события отличается не только высокой степенью оперативности, но и тем, что в нем создается атмосфера сопричастности тому, что происходит на глазах репортера (особенно это свойственно телевидению и радио). Во-вторых, непосредственное наблюдение за поведением людей позволяет увидеть неприметные, на первый взгляд, детали, характерные личностные черты. Информация, почерпнутая из такого рода наблюдений, всегда отличается живостью и достоверностью. В-третьих, журналист, будучи очевидцем происходящего, сам фиксирует наиболее значимые моменты и в своих оценках независим от чьего-либо мнения. Уже на стадии отбора фактов, выделяя среди них главные и второстепенные, изучая причинно-следственные связи между различными элементами события, корреспондент закладывает предпосылки для более объективного изучения и освещения фактов в своем будущем произведении.

Но, включаясь в наблюдение, журналист должен помнить о возможных объективных и субъективных сложностях. По поводу объективных трудностей необходимо заметить, что корреспондент чаще всего имеет дело с какими-то частными и неповторимыми ситуациями, которые не всегда можно заново "проиграть". Проблема, следовательно, состоит в необратимости тех или иных явлений социальной жизни. Говоря о субъективных трудностях, нужно обратить внимание на то, что журналист сталкивается с человеческими эмоциями, а порой сложными и даже конфликтными межличностными отношениями. В данном случае на качество первичной информации могут повлиять субъективные оценки, ценностные ориентации людей, устоявшиеся представления и стереотипы, интересы и т.д. Некоторые люди могут изменить тактику поведения, если узнают, что за ними наблюдают.

Исходя из этих особенностей наблюдения, теоретики в области социожурналистики высказали мнение, что "в качестве самостоятельного метода наблюдение лучше всего применять в таких исследованиях, которые не требуют репрезентативности данных, а также в тех случаях, когда информация не может быть получена никакими иными методами".

На практике метод наблюдения характеризует несколько оснований:

- степень формализованности (структурализованное и неструктурализованное);

- место проведения (полевое и лабораторное);

- регулярность проведения (систематическое и несистематическое);

- позиция наблюдателя в исследовании (включенное и невключенное).

В структурированном наблюдении журналист фиксирует события по четко заданному плану или, точнее, процедуре, а в неструктурализованном ведет наблюдение в свободном поиске, ориентируясь лишь на общие представления о ситуации. Полевое наблюдение ориентировано на работу в естественных условиях, лабораторное – в искусственно сконструированных. Систематическое наблюдение предполагает обращенность журналиста к той или иной ситуации в определенные периоды времени, а несистематическое – спонтанность в выборе наблюдаемого явления.

При невключенном наблюдении она заключается в следующем: корреспондент, как правило, находится за пределами ситуации и не входит в контакты с участниками события. Он вполне осознанно занимает нейтральную позицию, стараясь не вмешиваться в происходящее. Данный вид наблюдения чаще всего используется для описания социальной атмосферы (вокруг выборов, общественных акций, социально-экономических реформ и т.д.). Включенное наблюдение предполагает участие журналиста в самой ситуации. Он идет на это сознательно, меняя, например, профессию или внедряясь в некую социальную группу, чтобы "изнутри" распознать объект. "Смена профессии" возможна лишь в случаях, когда репортер уверен, что своими непрофессиональными или неквалифицированными действиями не нанесет людям ни физического, ни морального ущерба. Поэтому сотрудникам СМИ противопоказано представляться врачами, юристами, судьями, работниками государственных служб и т.п. Такого рода запреты предусмотрены как соответствующими нормами журналистской этики, так и определенными статьями законодательства.

Вот какими мыслями по этому поводу делится журналист Н. Никитин: "Правила игры при включенном наблюдении становятся чересчур важными, чтобы позволить себе не знать их или не помнить. От прежних времен... одно правило: журналист не может выдавать себя за профессионала, деятельность которого тесно связана с жизнью, физическим и нравственным здоровьем, материальным благополучием людей. Главное правило: забудь о том, что ты журналист. Здесь по-настоящему и, прежде всего перед самим собой стань тем, за кого ты себя выдаешь". И далее Н. Никитин предлагает начинающим журналистам конкретные практические советы:

"Старайся освоить новую профессию как можно быстрее и выполнять свои обязанности как можно лучше. Не задавай много вопросов: все, что нужно, умей увидеть, а не услышать. Не торопись: часто то, что с риском пытаешься узнать сегодня, без труда становится известным завтра. Не пытайся знать больше положенного: твоя осведомленность в любом случае имеет предел, перешагнуть через который нельзя, не меняя свое положение в организации. Не стремись быть особенно "интересным": старайся сводить дружеские разговоры на текущие проблемы, планы, случаи из жизни и т.п. своих собеседников, а не собственные. Но основной принцип – будь тем, за кого себя выдаешь".

Впечатления и сведения, полученные журналистом, необходимо перепроверить, дабы еще раз убедиться не только в их достоверности, но и в объективности. Здесь журналистам могут быть полезными советы социолога В.А. Ядова, который для повышения степени надежности (обоснованности и устойчивости) данных предлагает следующие правила:

- максимально дробно классифицировать элементы событий, подлежащих наблюдению, пользуясь четкими индикаторами;

- если основное наблюдение осуществляется несколькими лицами, они сопоставляют свои впечатления и согласуют оценки, интерпретацию событий, используя единую технику ведения записей, тем самым повышается устойчивость данных наблюдения;

- один и тот же объект следует наблюдать в разных ситуациях (нормальных и стрессовых, стандартных и конфликтных), что позволяет увидеть его с разных сторон;

- необходимо четко различать и регистрировать содержание, формы проявления наблюдаемых событий и их количественные характеристики (интенсивность, регулярность, периодичность, частоту);

- важно следить за тем, чтобы описание событий не смешивалось с их интерпретацией, поэтому в протоколе следует иметь специальные графы для записи фактуальных данных и для их истолкования;

- при включенном или невключенном наблюдении, выполняемом одним из исследователей, особенно важно следить за обоснованностью интерпретации данных, стремясь к тому, чтобы перепроверить свои впечатления с помощью различных возможных интерпретаций.

Включенное наблюдение в журналистике зачастую отождествляют с методом эксперимента. Для этого есть причины. Во-первых, как и во включенном наблюдении, журналист-экспериментатор поддерживает непосредственную взаимосвязь с объектом изучения. Во-вторых, эксперимент, как и наблюдение, может проводиться скрытно. Наконец, в-третьих, он относится к визуальным средствам изучения социальной действительности. Впрочем, несмотря на общность основных признаков, эксперимент имеет и особенные черты, характеристики. "Под экспериментом понимают метод исследования, базирующийся на управлении поведением объекта с помощью ряда воздействующих на него факторов, контроль за действием которых находится в руках исследователя". В эксперименте объект является средством для создания искусственной ситуации. Делается это для того, чтобы журналист на практике мог проверить свои гипотезы, "проиграть" некие житейские обстоятельства, которые позволили бы ему лучше познать изучаемый объект. К тому же в любом эксперименте заложен не только познавательный интерес журналиста-исследователя, но и управленческий. Если во включенном наблюдении корреспондент является скорее регистратором событий, то, участвуя в эксперименте, он имеет право вмешиваться в ситуацию, влияя на вовлеченных в нее лиц, управляя ими и принимая какие-то решения. "Воздействие на наблюдаемые объекты в ходе его не только является допустимым, но как раз и предполагается, – утверждает В.П. Таловов. – Прибегающие к экспериментированию корреспонденты не ждут, когда люди, те или иные должностные лица, целые службы раскроют себя спонтанно, т.е. произвольным, естественным образом. Это раскрытие преднамеренно вызывается, целенаправленно "организуется" ими самими... Эксперимент – это наблюдение, сопровождаемое вмешательством наблюдателя в изучаемые процессы и явления, в определенных условиях – искусственный вызов, сознательное "провоцирование" этих последних". Таким образом, эксперимент связан с созданием искусственного импульса, призванного проявить те или иные стороны изучаемого объекта. Журналист может провести эксперимент на себе, внедрившись в нужную ему социальную группу, стать "подставной фигурой" и т.п. При этом он не только воздействует на ситуацию, но и стремится привлечь к эксперименту всех интересующих его лиц. При планировании и проведении эксперимента надо учитывать следующие моменты. Во-первых, еще до начала опыта необходимо определить его цели и задачи. Для этого нужно хорошо изучить ситуацию, собрать предварительную информацию о вероятных участниках, проанализировать имеющиеся документы и другие источники, а также наметить предмет изучения, т.е. то, что особенно будет интересовать в объекте исследования. Во-вторых, следует определить место действия: будет ли эксперимент осуществлен в естественных или в лабораторных условиях. Соответственно надо подготовить и себя, и других участников операции. После того как журналист определил, в каких условиях будет проходить акция, полезно сформировать рабочие гипотезы и выбрать индикатор воздействия на экспериментальную ситуацию. Лишь после этого решается, какими методами фиксировать и контролировать процесс исследования. В структуре экспериментальной ситуации Л.В. Кашинская выделяет следующие элементы: исходное состояние объекта – воздействующий фактор – конечное состояние объекта. "Исходное состояние объекта у журналиста обычно зафиксировано, т.е. имеется определенная отправная информация. Но в этой же информации содержатся и те побуждающие мотивы, которые вызывают необходимость создания экспериментальной ситуации:

- недостаточность необходимой журналисту информации для проверки или уточнения его гипотезы;

- невозможность получить такую информацию обычными методами;

- необходимость получения психологически достоверных аргументов".

Таким образом, эксперимент в журналистской практике целесообразно проводить лишь в тех случаях, когда возникает задача более глубокого проникновения в жизнь. При этом готовиться к ее решению нужно самым тщательным образом.


3. Организация и проведение журналистского расследования ресторанного бизнеса г. Новосибирска

3.1 Особенности ресторанного бизнеса

Сегодня рынок ресторанных услуг вступил в новый этап своего развития, когда посещение ресторанов, закусочных, бистро перестало быть чем-то экзотическим и постепенно перешло в некую обыденность. Но так происходит не везде. Отличительной особенностью российского рынка ресторанных услуг является разная степень культуры населения в отношении посещения ресторана. Разница здесь проявляется в основном по географическому и финансовому критериям.

Географический принцип заключается в близости к европейским государствам, где ресторанный бизнес уже давно и прочно занял свое место в системе экономики стран этого континента. Европейская культура общественного питания насчитывает несколько столетий, и поэтому все, что касается этой отрасли, отработано до мелочей. Не случайно московские рестораторы многие свои проекты частично заимствуют у своих европейских коллег. Примером европейской интеграции является город Калининград, где, в общем-то при достаточно посредственной покупательской способности населения, культура ресторанного дела развита намного лучше, чем в других российских городах, пусть даже с большим населением и благосостоянием.

С финансовым критерием все достаточно тривиально: в городах с низким уровнем дохода на одного жителя просто неоткуда взяться ресторану для среднего класса; подобной прослойки в этих регионах не существует в таком количестве, чтобы окупить издержки работы предприятия общественного питания.

Вообще ресторан, если его рассматривать в иерархии предприятий общественного питания, занимает высшую ступень. Для того чтобы сфера питания любого города была сбалансирована, в ней должны присутствовать все элементы ее структуры: рестораны, столовые, мобильные харчевни и т.д. Отсутствие или недостаточный уровень развития в данной системе какого-либо из звеньев говорит о слабости системы в целом.

Современный ресторанный бизнес в России представлен большим разнообразием типов заведений: это классический фаст-фуд, рестораны quick service (или QSR — ускоренное обслуживание); рестораны free flow ("свободное движение"), где часть технологических процессов вынесена на обозрение посетителей, которые сами выбирают себе различные виды блюд; "тиражируемые" рестораны — заведения среднего класса с высоким качеством традиционной кулинарии, которые используют свежие полуфабрикаты и свежую выпечку собственного приготовления. Их отличают хороший уровень обслуживания официантами, различные дополнительные услуги, например, бесплатная парковка, городской телефон, свежая пресса, еда навынос; авторские рестораны, где высокий уровень кухни, сервиса и цен ориентирован на постоянных клиентов.

Но, несмотря на столь большое разнообразие, сегодня одной из главных тенденций является тенденция взаимодействия элитных ресторанов и демократических кафе с уютной обстановкой и невысокими ценами. Эти заведения, в конечном счете, рассчитаны на средний класс.

Основные тенденции уже стали если и не традиционными, то почти привычными. Средний класс растет как на дрожжах, уровень жизни стремится в заоблачные дали, иностранные туристы бьют все рекорды посещаемости. Вместе с ростом уровня жизни увеличивается и число отечественных ресторанов, а индустрия питания ныне — одна из самых перспективных отраслей экономики. Со всеми вытекающими: повышением инвестиционной привлекательности рынка и его крупнейших игроков в глазах российских и иностранных инвесторов, появлением все новых операторов и концепций ресторанов, освоением региональных рынков крупнейшими игроками и развитием сопутствующих рынков.

Как отмечают эксперты, в 2004 году наиболее активное развитие получил средний ценовой сегмент: демократичные рестораны различных кулинарных направлений (от японской и итальянской до грузинской и русской кухонь), пивные заведения и кофейни. Наибольшее число открывшихся за год ресторанов относят именно к этой нише. Как следствие, ресторанные компании начинают использовать все новые методы конкурентной борьбы. Еще несколько лет назад для заведений в этом сегменте рынка первостепенное значение имело наличие необычной концепции и оптимальное соотношение цены и качества. Сейчас рестораторы стали серьезно задумываться о повышении уровня сервиса, использовании различных дисконтных программ и скидок, проведении зрелищных мероприятий и акций, введении в винную карту более удачных и интересных миллезимов, а в меню — здоровых, легких и вегетарианских блюд, салатов, десертов.

Надо сказать, что процент заведений в среднем ценовом сегменте ресторанного рынка, приходящийся на долю сетевых ресторанов и заведений, претендующих стать таковыми впоследствии, с каждым годом увеличивается. И у этого явления есть вполне определенные причины. На современном рынке конкуренция подчас идет не между отдельными ресторанами, а между брендами. В случае открытия заведений питания, не объединенных общей концепцией, рестораторам приходится каждый раз вкладываться в раскрутку нового проекта и завоевывать аудиторию с нуля. Естественно, процесс требует не только денег, но и времени. В то же время в случае открытия заведений уже существующей сети ресторанов ресторатор сокращает финансовые риски и экономит время, ведь потребителям уже знакомы концепция, кухня, сервис и атмосфера вновь открывшегося заведения. К тому же увеличение количества заведений одной сети повышает ее инвестиционную привлекательность, что открывает новые горизонты за счет привлечения партнеров, кредитов и инвесторов и делает бренду дополнительную рекламу (вот видите, нас стало больше, значит, мы лучшие!). Большинство крупных компаний активно используют для развития своих сетей не только партнерские отношения, но и систему лицензирования. В случае успеха концепции задумываются о тиражировании и многие рестораторы, имеющие одиночные заведения. В то же время все чаще бизнесмены, не имеющие опыта на ресторанном рынке, реально оценивают силы и стараются открыть свое первое заведение именно по системе франчайзинга.

Открытие заведения питания по системе лицензирования является крайне эффективным видом ресторанного бизнеса. Открывая заведение с узнаваемой торговой маркой, предпринимателю намного легче добиться успеха, ведь в его распоряжении оказываются: имя торговой марки, большой опыт управления, сформированные и отлаженные стандарты, отличающие торговую марку от других, система постоянного контроля стандартов и система постоянной помощи и поддержки лицензионных ресторанов. Остается добавить, что достижение хороших результатов в продвижении одного бренда — это сложная, кропотливая работа, и система лицензирования не должна являться единовременным получением прибыли во вред имиджу торговой марки.

Стремительно формируются региональные аналоги столичных сетей. Некоторые из них по оригинальности концепции и соотношению цены и качества ничем не уступают столичным сетевым заведениям. Надо сказать, что развитие крупных региональных операторов имеет большое значение для развития рынка. Оно говорит не только о том, что во многих российских городах сформировался потребитель, который может себе позволить посещать заведения питания, но и о том, что местные рестораны вышли на качественно новый уровень развития. Всего несколько лет назад для большинства из них понятия "целевая аудитория", "позиционирование бренда" и "сеть" были набором звуков, а отношение к гостям выражалось примерно так: "Не нравится, не ешь, другие придут". Однако с приходом понятия "инвестиционный бюджет" региональные рестораторы сразу заговорили о "философии бренда", "кадровом менеджменте", и "технологический процесс", как говорится, пошел.

Надо сказать, что на региональных ресторанных рынках довольно активно развивается и сегмент небольших семейных заведений, не принадлежащих крупным компаниям и не претендующих на дальнейшее тиражирование. Нередко подобные заведения в сравнительно короткий период времени завоевывают аудиторию не меньшую, чем у ресторанов раскрученных торговых марок. Конечно, при условии продуманной интересной концепции, популярной кухни, конкурентоспособных цен и приличного сервиса.

Сейчас рестораны с огромным залом, баром, меню и винной картой, содержащими сотни позиций, отходят в прошлое. Люди устали от безликих одинаковых заведений и все чаще предпочитают им небольшие демократичные семейные заведения, как правило, всегда обладающие некоей "изюминкой". Конечно, мода на такие заведения только начинает формироваться. И если учитывать, что российский ресторанный рынок довольно молод, а мода меняется сравнительно быстро, то трудно предугадать, что будет пользоваться популярностью через пять — семь лет.

Для того чтобы кратко обрисовать все, что произошло на отечественном ресторанном рынке за год, попробуем перечислить лишь основные тенденции:

- Активное развитие сегмента демократичных заведений с меню, как правило, содержащим небольшое количество позиций простых, понятных среднестатистическому посетителю горячих блюд, холодных закусок и салатов. Многие рестораны начинают мотивировать своих посетителей к частичному или полному самообслуживанию за счет использования салат-баров, телег и т.д.

- Развитие сетей fast food либо открытие нескольких пилотных заведений быстрого питания с формированием стандартов и условий франчайзинга для последующей продажи лицензий и развития сетей на основе этой схемы ведения бизнеса.

- Выход крупнейших операторов на непрофильные рынки с параллельным стремлением сделать наиболее широкое предложение на профильном рынке: кейтеринг, доставка готовых и полуфабрикатных блюд, организация компаний-поставщиков первоначально для собственных нужд, но с последующим развитием этого бизнеса.

- Создание большинством крупных компаний централизованной управленческой структуры, единых стандартов обслуживания, обучающего центра и т.д.

- Интерес к кофейному бизнесу: практически каждая крупная компания на ресторанном рынке уже имеет свою кофейню, некоторые компании активно развивают это направление бизнеса в регионах, в том числе и по франчайзингу.

Первое, что делает ресторатор, открывая новое заведение, определяет публику, для которой его ресторан (кафе, бар, клуб) будет работать. От качественных характеристик клиентуры зависит и заполненность ресторана, и сумма среднего чека, и размер чаевых, а значит, и прибыль. Ресторатору важно знать "свою" публику и для того, чтобы правильно построить работу с клиентом.

С каждым днем количество ресторанов увеличивается, и всем им приходится прикладывать усилия для формирования своего круга посетителей. С точки зрения работы с клиентами все рестораны столицы можно условно разделить на три категории. Основанием для такого разделения является принцип, на котором строятся отношения с посетителями:

- рестораны, ориентированные на поток;

- рестораны, ориентированные на стандарты в обслуживании (сетевые рестораны);

- рестораны, ориентированные на постоянного клиента.

Рассмотрим каждую категорию более подробно.

Рестораны, ориентированные на поток, обычно находятся в оживленном месте. Территориальное расположение таких заведений обеспечивает постоянный приток новых клиентов. В работе этих ресторанов приоритетом становится "вылавливание" посетителей из проходящей мимо толпы. Наиболее эффективным методом продвижения заведения, относящегося к данной категории, является наружная реклама.

С учетом того факта, что рестораны, ориентированные на поток, часто располагаются в непосредственной близости друг от друга, клиентура одного может быть "оттянута" другим заведением. Владельцам таких ресторанов необходимо постоянно придумывать приманки для клиентов: низкие цены, специальные акции, необычное оформление рекламного щита. Участие в одной из программ лояльности зачастую становится очень сильным стимулом для "поточного" посетителя. Ведь потребители, вступившие в программу поощрения, на подсознательном уровне стремятся найти то место, где они могут получить бонусы.

Рестораны, ориентированные на стандарты в обслуживании (сетевые рестораны) строят свою работу с посетителем, основываясь на подсознательном желании человека пользоваться знакомыми ему вещами. Всем известно, что, приезжая в любую страну мира, итальянцы стремятся найти итальянский ресторан, французы – французский, а японцы – японский. Это поведение вызвано боязнью обывателя выглядеть некомпетентным в глазах окружающих. Сетевые рестораны позволяют человеку чувствовать себя уверенно, где бы он ни находился. Так, в любой стране мира ресторан "Макдоналдс" содержит стандартный набор блюд со знакомым каждому вкусом, стандартную униформу обслуживающего персонала, стандартные подносы, которые стандартно расположены в одних и тех же местах. Раз побывав в одном из заведений сети, клиент уже не чувствует себя неуютно ни в одном из ее ресторанов. Рекламные кампании сетевых ресторанов строятся на тезисе: "Где бы вы ни были, наш ресторан остается таким же". Как правило, такие рестораны имеют собственные программы поощрения постоянных клиентов, но для сетевых заведений очень важно проведение различных акций совместно с партнерами.

Рестораны, ориентированные на постоянного клиента, строят отношения с клиентом по принципу: "Приходи к нам еще, мы любим постоянных клиентов". Такие заведения регулярно проводят клубные дни, созданные специально для тех, кто регулярно питается именно здесь. Официанты узнают постоянных клиентов, помнят их любимые блюда, а постоянные клиенты в свою очередь оставляют большие чаевые. Рестораны, ориентированные на постоянного клиента, могут находиться и в достаточно закрытом от взгляда пространстве, и в так называемом поточном месте. Отличительным признаком подобных заведений является специфическая, присущая только этому ресторану аудитория.

Но в любом случае рестораторам необходимо прилагать некоторые усилия для удержания этих клиентов, поощрять их, чтобы у них возникло желание прийти сюда снова и снова. В этом случае неплохие результаты дают программы поощрения. Под этим термином обычно все понимают скидку, дисконт, но ведь скидку клиент может получить и в соседнем ресторане-конкуренте.

На сегодняшний день в заведениях этого типа наметилась тенденция к эксклюзивному поощрению клиентов. Например, посетителя поздравляют с днем рождения и преподносят ему в подарок бутылку вина. Кроме того, многие рестораны стали использовать систему бонусного поощрения. По словам рестораторов, внедривших эту систему, она действует довольно успешно и помогает удерживать посетителей. Клиент копит бонусы, а потом "покупает" себе на них подарки. Кроме того, можно устраивать различные акции (например, совместно с известной маркой пива), розыгрыши призов (кто накопил больше бонусов, тот получает приз). Очевидно, что не каждый ресторан (особенно если он небольшой) может позволить себе ввести бонусную систему. Ведь для этого необходимы специальное оборудование и персонал, поэтому можно прибегнуть к услугам независимого оператора бонусных программ поощрения, который занимается организацией системы, внедрением ее на предприятии и, кроме того, специализируется на проведении так называемых special events.

Особое место в этой категории занимают так называемые эксклюзивные, или, как теперь принято говорить, пафосные, рестораны и клубы. По тем или иным причинам им присваивается статус модных заведений. Здесь собирается публика с высоким уровнем дохода и высоким социальным статусом. "Строжайший face- и dress-control не позволяет человеку другого круга попасть в пафосный ресторан даже при наличии у него достаточного количества денег. Работать с публикой эксклюзивных ресторанов гораздо сложнее, чем с обычными клиентами. Пафосная клиентура требует повышенного внимания со стороны персонала и не дает расслабиться хозяину модного заведения, желая видеть все новые и новые улучшения. В угоду посетителям владельцам эксклюзивных ресторанов и клубов приходится делать стеклянные полы и стены в помещениях, ставить золотые унитазы в туалетах и т.д."

Для посетителей таких заведений очень важны персональный подход, особое внимание. В этом случае имеет смысл сделать упор на рассылку персональных приглашений на клубные вечеринки и другие мероприятия, на информирование посетителей о новинках меню и винной карты. Отдача от подобных писем, по мнению специалистов, составляет более 40 процентов.

Несомненно, любой ресторан нуждается в постоянных клиентах, и привлекать их можно различными способами в зависимости от типа предприятия. Главное – творчески подойти к делу, ведь любые нестандартные формы привлечения клиентов работают гораздо эффективнее и действительно заинтересовывают людей.

Клиенты любят повышенное внимание, им необходимо ощущать себя дорогими гостями, поэтому клубные карты, персональные рассылки и проведение развлекательных промоушн-мероприятий имеют большое значение для формирования клиентской лояльности.

3.2 Журналистское расследование ресторанного бизнеса

Сибирь для России – земля бескрайних просторов, свободы и простоты нравов. Сегодня здесь можно найти рестораны практически любого направления, однако наибольшей популярностью пользуются заведения с демократичной атмосферой и простой едой. Попытки же рестораторов привить местным жителям любовь к Высокой кухне не имеют пока особенного коммерческого успеха.

Если отбросить этнический колорит, то наиболее распространенной кулинарной идеей в Сибири сейчас можно считать гриль – слегка меняется лишь то, что на этом гриле готовят: говяжий стейк, якитори или люля-кебаб. Это и понятно. Гриль прост, дешев, понятен публике и (сказать по правде) позволяет обходиться без высокооплачиваемых поваров, посвященных в секреты приготовления сложных соусов и высокохудожественной сервировки. Исключение составляют разве что китайские заведения (здесь, понятное дело, бал правит "вок").

Говорить о кулинарном своеобразии отдельных городов вряд ли возможно. Даже в самом большом городе региона Новосибирске, где бывает больше всего приезжих, действительно яркие заведения – наперечет. Как правило, удавшаяся идея довольно быстро начинает тиражироваться. Самый яркий пример такого рода – ирландские пабы. Первый бар – совсем крошечный – открылся в Новосибирске в 1997 году. Следом за ним в городе появилось еще два заведения в той же стилистике.

Поскольку Сибирь вообще место не слишком туристическое, заведений, развивающих местные кулинарные традиции (или хотя бы пытающихся использовать местный колорит), очень немного. Попытки же работать в "русском стиле" носят характер экзотики – плетни и деревянная утварь, украшающие заведения сети новосибирских трактиров "Жили-Были" (аналог "Елок-Палок"), для среднего городского жителя не многим более привычны и родны, чем иероглифы в суши-барах.

Активно на рынке представлен Китай. Причем, только недавно китайская кухня начала становиться действительно общедоступной – с открытием новосибирской компанией "Ресторатор" бистро "Чайнатаун". Прочие же заведения относятся либо к ресторанам средненаценочной категории, либо к столовкам, ориентированным, прежде всего, на самих китайцев, с качеством еды, мало отличающимся от советского общепита.

В остальном же можно смело назвать несколько направлений, присутствующих практически везде – европейская и средиземноморская кухни, китайская кухня, балканская и мексиканская.

Популярна и среднеазиатская тема. В Новосибирске сформировался уже целый ресторанный холдинг, планомерно осваивающий эту тему (группа компаний F1 – рестораны "Белое солнце", "Шелковый путь", "Аладдин").

Не так давно до Сибири докатилась волна столичной моды на "японскую кухню". Сегодня заведения, предлагающие суши, присутствуют во всех ценовых сегментах. Наиболее яркими примерами можно считать открывшуюся в этом году "Суши-яму" (здесь, кроме суши-бара, работают два тепана), "dj-бар Этно" (занимающий на новосибирском рынке нишу, приблизительно соответствующую заведениям типа "Джусто") и "Суши-терра" - демократичный суши-бар (стоимость бизнес-ланча 150 рублей). На их фоне сетевая "Планета суши" смотрится несколько бледновато, хотя проблем с клиентурой нет и у этого ресторана.

Помимо чисто японских, суши предлагаются, как правило, в ресторанах "восточной кухни" (наиболее яркий пример "Иероглиф", где присутствуют также хиты китайской и тайской кухни). Кроме того, сейчас суши-меню начинает появляться и в европейских заведениях. При этом, поскольку кушанье это в провинции недешевое, предлагают его первыми заведения, рассчитанные на более состоятельную публику. В Новосибирске суши-баром в этом году обзавелся, наконец, местный "Тинькофф". Есть суши в меню и бара-ресторана "Шемрок".

Но самое диковинное изобретение новосибирского общепита – это суши с доставкой. В начале года такую услугу предложила фирма под названием "Харакири" (стоимость суши – от 15 до 45 рублей, порции роллов от 50 до 115 рублей). Сегодня на этом рынке работает уже две компании – под маркой "Банзай" доставку наладил один из лидеров местного рынка - компания "Ресторатор". Гурманы, конечно, могут морщиться, сетуя на недостаточно правильный рис или грубую нарезку (не говоря уж о свежести рыбы), но если уж на то пошло, то и пицца из фаст-фуда не так хороша, как в хорошем итальянском ресторане. Однако спрос на нее, определенно, будет выше.

Кстати сказать, "Харакири" и "Банзай" занимаются не только доставкой, но и кейтерингом и уже успели породить в Новосибирске моду на суши-фуршеты (для этого формата подошло бы название "кара-те" – поскольку вилок здесь не требуется). Подобную услугу сейчас оказывают и стационарные японские заведения. Причем, в "Суши-яме" существует 25-процентная скидка на суши-меню, если гость берет его на вынос. Такого рода заказы уже составляют до 10% от всех продаж. И в заведении обещают в скором времени организовать собственную доставку.

Наиболее востребованным и популярным в большинстве городов можно считать формат ресторана-бара. То есть заведения с более или менее простой сервировкой, демократичной атмосферой, но полноценной кухней. Первым были новосибирские Old Irish и "Шемрок".

Одним из самых успешных (пусть и не слишком масштабных) проектов на сибирском рынке традиционно считается "Балкан-гриль". Заведения под таким названием работают в Новосибирске, Омске и Красноярске (между собой связаны только происхождением владельцев – все югославы). Несмотря на то, что практически все их посетители жалуются на очень высокие цены, найти здесь вечером свободный столик без предварительного бронирования зачастую нереально. При этом ничего сверхъестественного ни в интерьере, ни в кухне нет. Люди, которые сюда ходят, ценят домашнюю атмосферу.

Попытки создания европейских классических ресторанов менее удачны. Наиболее характерный пример – новосибирский ресторан "Классика". Казалось бы, в этом заведении было все, что необходимо хорошему ресторану – и вышколенный персонал, и высокое качество кухни. Изначально "Классика" сознательно позиционировалась как наиболее пафосное, престижное место города. Когда же выяснилось, что желающие попасть сюда отнюдь не стоят в очереди, было уже поздно. До сих пор немало вполне обеспеченных людей склонны считать его "самым дорогим" рестораном Новосибирска (что совершенно не соответствует действительности). В результате, у "Классики" есть, конечно, и постоянные клиенты, и репутация, однако здесь трудно застать больше 10 посетителей одновременно. И смена собственников, случившаяся этим летом (ресторан приобрел генеральный директор компании "Сибирский берег" - производителя марок "Кириешки", "Компашки", "Beerка" и т.д.), ситуацию пока не изменила. Похожая история случилась и с другим проектом в жанре "Высокой кухни" - рестораном "Сафари". Казалось бы, у этого заведения должна была быть куда более счастливая судьба. Ресторан принадлежит группе "Конквест", чьи бары Old Irish и "501`st" в свое время стали событием не просто новосибирского, а регионального ресторанного рынка. Кроме прочего, заведение открылось в развлекательном комплексе Stone House, что существенно облегчало его "раскрутку". Однако владельцы ресторана сделали целый ряд шагов (с их точки зрения, возможно, разумных и оправданных), посещаемости ресторану не добавивших. Одной из главных претензий к "Сафари" является ее соседство с клубом "Рок-сити". Порой приехавшим в это заведение солидным людям приходится буквально продираться сквозь толпу тинейджеров, пришедших на концерт. Эта же публика ждет гостей ресторана и в гардеробе. Стоит отметить, что владельцы похожего по дизайну и расположению (в развлекательном комплексе) омского ресторана "Робинзон" сумели избежать всех этих негативных моментов, просто сделав в ресторан отдельный вход. Это заведение, возможно, не дотягивает до "Сафари" по уровню кухни и отделки, но посетителей там больше.

У части публики до сих пор присутствует некоторая боязнь посещения ресторана уровня haute cuisine. К сожалению, пока еще некоторых пугает наличие множества приборов на столе (каждый из которых создан для удобства поедания именно этого блюда), а также повышенное внимание официантов и сомелье. Достигнув достаточно высокого уровня достатка, люди порой оказываются не готовы к тому уровню сервиса, который подразумевает их статус, и по привычке продолжают ходить в бары с простой обстановкой, тратя там огромные суммы.

Впрочем, в регионе есть несколько примеров заведений, которым удается совмещать атмосферу хорошего классического ресторана и коммерческий успех. В Новосибирске в прошлом году начал работать обновленный итальянский ресторан "Макарони", по уровню цен немногим уступающий "Сафари", однако пользующийся большим успехом.

Наиболее яркой тенденцией последнего времени можно считать развитие демократичного ресторанного сегмента. Еще несколько лет назад такого понятия просто не существовало. Сегодня появился целый класс заведений, которые предлагают приличную, пусть и простую, кухню с хорошим сервисом при более чем доступных ценах (средняя стоимость горячего в пределах 200 рублей). Первыми эту нишу начали осваивать омские партнеры "Росинтера" (придумав собственную концепцию пивных ресторанов "Сибирская корона") и новосибирский "Ресторатор" с сетью тематических баров ("Гараж", "Ангар", "Депо" и т.д.). Позже к ним присоединился "Фуд-мастер" со своей сетью трактиров "Жили-Были". Обед из салата и горячего с недорогим напитком здесь обойдется в пределах 300 рублей – это на 30-40% меньше, чем просят обычные рестораны.

Особенностью нового явления является и то, что все эти заведения являются сетевыми – у развивающих их компаний есть уже отработанная технология открытия, единая система закупок и управления, что существенно снижает издержки. Более того, вышеперечисленные компании имеют серьезные амбиции для развития. "Росинтер" уже открыл 7 "Сибирских корон", и планирует в будущем году как минимум удвоить их количество в регионе (будут строиться и новые рестораны Il Patio, которые также работают в этой нише). У "Фуд-мастера" уже 4 "Жили-Были" и компания готова развивать этот проект и дальше, кроме того, она ищет место для открытия ресторана в Томске. Недавно эта компания, кстати, запустила новый проект в сегменте демократичных ресторанов (формат casual food) - "Ланч-кафе", который также может стать сетевым. "Ресторатор" будет развивать сеть баров и дальше, кроме того, у компании есть планы создания собственной концепции и в стиле casual food. Развивают сеть демократичных ресторанов владельцы сети кофеен "Кофе-терра" (два открыты в Омске и Кемерово). Неплохой масштабный проект есть и у ведущего сибирского игрока в сегменте фаст-фуд – холдинга New York Pizza – закусочная Diner. Одним словом, количество таких заведений будет расти.

Главный результат, который приносит развитие демократичного сегмента, – появление альтернативы невнятным ресторанам, работающим в более высокой наценочной категории. Если, для того чтобы понять разницу между двумя относительно дорогими ресторанами, нужно все же иметь определенные представления о кухне, то когда заведение за углом просит за стейк (который на вкус ничем не хуже) вместо 300 рублей 150 – это все сразу ставит на свои места.

Немаловажным фактором, влияющим на развитие индустрии питания, является ситуация на российском пивном рынке. Начиная с 1996 года российская пивоваренная промышленность развивалась рекордными темпами. В 1997 году рост объемов производства составил 25 процентов, в 1998 году — 28, в 1999 году — 32 (максимальное увеличение производства). В дальнейшем темпы роста начали снижаться, в 2000 году рост составил 22,7 процента, в 2001 году — 14,7.

В 2002 году замедление роста производства в пивоваренной индустрии продолжилось, и рост составил только 11,7 процента. Среди основных причин замедления роста производства называются: перенасыщение пивного рынка и, как следствие, крайне острая конкуренция, приход на российский рынок известных западных производителей, увеличение транспортных и энергетических тарифов, налоговая политика государства в отношении пивоваров.

Ситуация заметно обострилась после ограничения рекламы пива и постоянного давления на пивной рынок со стороны законодательной власти. Но даже, несмотря на то, что законопроект "Об ограничении розничной продажи и потребления (распития) в общественных местах пива и напитков, изготавливаемых на его основе" в настоящее временя принят, большинство крупных пивоваренных компаний начали активно осваивать другие виды бизнеса. В числе приоритетных направлений — развитие сетевых пивных ресторанов.

Ситуация с ограничением рекламы, розничной продажи и мест употребления пива и напитков, изготавливаемых на его основе, делает развитие сети ресторанов с названием, одноименным торговой марке, серьезным конкурентным преимуществом для пивоваренных компаний. Но, пока у большинства россиян не слишком развита культура ресторанного потребления пива, не стоит серьезно рассчитывать на значительный прирост посетителей в пивных заведениях.

Маловероятно, что количество гостей увеличится более чем на пять процентов. Люди, привыкшие пить пиво на улице, скорее переместятся домой и в очень недорогие кафе, чем в пивные рестораны. Хотя очевидно, что пивные компании будут всячески инициировать потребление своей продукции в разрешенных местах.

Очевидно, что количество посетителей пивных ресторанов будет постоянно увеличиваться, ведь за последний год практически каждая крупная пивоваренная компания стала развивать "культуру ресторанного потребления пива". Некоторые из них развивают ресторанное направление самостоятельно. В их числе пивоварня "Тинькофф" с одноименной концепцией ресторанов, Efes, "Очаково" и другие.

В рамках нашего исследования респондентам, которые пьют пиво в ресторане "Тинькофф", был задан вопрос: "Скажите, в каких ситуациях Вы обычно пьете пиво? (%)".

Согласно полученным данным четверо из десяти опрошенных пьют пиво в гостях (42%). Несколько чаще, чем по выборке в среднем, о такой ситуации употребления пенного напитка говорили жители малых городов с населением менее 100 тысяч человек (48%). В гостях, как правило, пьют пиво молодые люди в возрасте от 18 до 24 лет (56%), обладатели высшего образования (47%) и респонденты с низким уровнем дохода (45%).

Вторая, не менее популярная ситуация – пиво употребляется дома или предлагается заглянувшим в гости друзьям (41%). Чаще всего дома любят пить пиво опять же жители малых городов с населением менее 100 тысяч человек (51%). В качестве домашнего напитка пиво больше любят женщины (46%), чем мужчины (38%). Такую ситуацию употребления янтарного напитка, как правило, выбирают респонденты в возрасте от 25 до 34 лет (46%), обладатели высшего образования (48%), а также респонденты со средним уровнем дохода (46%).

На третьем месте по популярности употребления пенного напитка находится ситуация "дома после работы" – 39%. Несколько чаще, чем по выборке в среднем, пиво ассоциируют с окончанием рабочего дня жители Новосибирска (50%). Исследование показало, что мужчины в большей степени готовы пропустить бутылочку-другую пива после работы (47%), чем женщины (26%). Как правило, окончание рабочего дня сопровождается употреблением пенного напитка у респондентов в возрасте от 35 до 44 лет (51%) и у обладателей высокого уровня доходов (44%).

Другие ситуации, которые, по мнению новосибирцев, не обходятся без пива: на даче, на природе, на пикнике вне города (32%), по праздникам (31%), на вечеринке друзей (24%), в бане/сауне (20%), дома во время просмотра телевизора (20%), дома во время обеда или ужина (17%), в ресторанах, кафе, барах (15%) и другие.

Основываясь на мотивах, диктующих те или иные ситуации потребления пива, все ситуации потребления пива можно разделить на две группы: социально обусловленные и индивидуально обусловленные. Пик социально обусловленной мотивации приходится на зимнее время, что связано с увеличением частоты совместного потребления пива в компаниях.

Респондентам, которые пьют пиво, был также задан вопрос о марочных предпочтениях: "Какие марки пива из приведенного списка Вы пили чаще всего? (%)".

Согласно полученным данным "Балтика" остается самым популярным пивом на протяжении вот уже нескольких сезонов. Мужчины в большей степени предпочитают "Балтику" (32%), нежели женщины (25%). Среди поклонников этой марки пива больше всего молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет (34%), обладателей высшего образования (31%), а также респондентов с высоким уровнем дохода (32%).

Второе по популярности пиво в России – "Жигулевское" (14%). Брэнд, доставшийся нам в наследство еще с советских времен, больше всего популярен среди жителей Сибирского федерального округа (22%), а также среди жителей сельской местности (23%). Исследование показало, что чем старше респондент, тем лояльней он относится к марке пива "Жигулевское". Так, среди молодых людей это пиво употребляют 9% опрошенных, а среди пенсионеров – 27%. Эта марка наиболее любима среди россиян, обладателей начального образования (27%), а также среди респондентов с низким уровнем дохода (28%).

Еще одна марка пива, которая вошла в тройку лидеров по популярности, – "Клинское" (12%). Среди поклонников пива "Клинское" больше всего молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет (20%), а также обладателей высшего образования (16%).

Пивной сегмент – один из самых конкурентных среди других отраслей пищевой промышленности. В России практически нет постоянных поклонников какой-то одной пивной марки, как, например, в европейских странах. В нашей стране потребитель вынужден для себя сформулировать основные отличия между многочисленными брендами и марками. Все предприятия работают на схожем оборудовании, используют одни технологии, выпускают пиво примерно одинакового качества.

Из нескольких сотен марок, выпускаемых в России, только одна "Балтика" держит ощутимую долю – 15% рынка. Еще девяти маркам принадлежит от 2,6% до 6,1%. Естественно, при таком раскладе говорить о лояльности невозможно. По мнению экспертов, в скором времени пивовары не смогут поддерживать все выпускаемые ими бренды. Ни в одном европейском супермаркете потребителю не предлагается более 100 наименований пива. Он выбирает максимум из 10 – 20 сортов.

В ближайшее время резкого сокращения количества марок не произойдет, так как производители будут продолжать поиск "золотой" торговой марки. В расчете на региональные рынки сбыта пивовары будут увеличивать производство дешевых сортов. Другим привлекательным сегментом считается лицензионное пиво, на котором можно хорошо заработать. В России варят примерно 40 международных марок. Поиск прибыльных марок лицензионного пива будет идти и дальше, так как наши потребители все еще считают, что иностранные марки выше качеством.

В ситуации марочного изобилия соревноваться производителям приходится посредством маркетинговых мероприятий и совершенствования системы продаж. Не случайно многие компании начали переходить на систему эксклюзивной дистрибуции.

Один из способов радикально повысить интерес к хмельному напитку – активнее осваивать сегмент HoReCa. Через кафе, бары и рестораны продается не более 7% пива (в натуральном выражении). В Чехии, например, этот показатель составляет 40%.

Реализацию этой стратегии пивными компаниями сдерживают следующие моменты. В наших предприятиях общественного питания представлены преимущественно дорогие сорта пива. Не хватает и демократичных заведений. Да и наценки на этот напиток в российских ресторанах высокие.

Например, в Праге кружка пива в приличном ресторане в переводе на наши деньги стоит примерно 20 руб., а в Новосибирске – 100 руб. Проблема в том, что конкуренция между рестораторами еще не настолько сильна, чтобы можно было снижать цены. Впрочем, и сами пивовары пока еще неохотно инвестируют в создание специализированных точек. Чаще всего инициатива исходит от рестораторов. Причем последним неважно, какую марку продвигать. Главное, чтобы в их проекты были готовы вкладывать.

Так как инвестиции в открытие приличного ресторана составляют $500000, ресторанный бизнес на данный момент большинству пивоваров интересен не с точки зрения финансовой привлекательности, а только как имиджевая составляющая. При мизерном объеме продаж в расчете на вложенные средства такие проекты зачастую оказываются убыточными.

Но так как способов борьбы за потребителя становится все меньше, в ближайшее время производителям придется серьезно работать над созданием собственных баров и ресторанов или искать партнеров, чтобы развивать заведения со средним чеком не выше 500 рублей.

Представители отдельных сегментов ресторанного бизнеса, составляющие, как "пазлы", его картину в целом, оценивают развитие общепита в сибирской столице, глядя на рынок изнутри. Резюмировать общее мнение игроков можно в нескольких пунктах:

1. Ресторанный бизнес в Новосибирске является бурно растущим. При этом наиболее заполненным на рынке общепита является средний ценовой сегмент. Дорогие рестораны "высокой кухни" насчитываются единицами. Однако даже такое небольшое предложение пока превышает спрос сибирской столицы, поскольку формирование культуры посещения ресторанов находится на начальном этапе. Дело здесь не в ценах, а в том, что потенциальные клиенты чувствуют себя в статусных ресторанах достаточно скованно, они в большинстве своём ещё не обрели понимания уровня такого досуга. Представитель "Кофейного клуба" выразил свою точку зрения: "У нас много брэндовых позиций в предложении кофейного оборудования, причём от мировых лидеров. Однако в Новосибирске кофейный бизнес только формируется. Хороших, статусных мест, где есть понимание, что такое элитный кофе, очень мало. Поэтому люди, которые продвигают кофейную тему, обязаны, прежде всего, нести новую культуру. А это недешёвое удовольствие".

Наименее заполненным и наиболее перспективным, по мнению профессионалов, сегодня является пространство массового общепита: серьёзной конкуренции здесь нет до сих пор.

2. Наибольшей динамикой роста в ресторанном бизнесе Новосибирска характеризуется этническое направление. Начиная с весны прошлого года, игроки отмечают повышенный спрос на японскую кухню. Рестораторы, борясь за "чистоту жанра", сосредоточиваются не только на пунктах меню, но и на общем колорите заведения: мебели, интерьере, текстиле. При этом новосибирских компаний, способных удовлетворить абсолютно все запросы рестораторов, пока единицы. Рассказывает представитель компании "Эргос": "Сегодня мы можем предложить новосибирскому клиенту не только практически весь текстиль, который он ранее закупал в столичных городах и за рубежом, не только пошив национальных костюмов для официантов в этнических ресторанах, но и обучение работе с нашей продукцией. За Уралом подобного предложения практически нет, поэтому клиенты из различных регионов – Кемерово, Омска, Бурятии, Якутии и даже Сахалина – обращаются к нам. Представьте себе, какой это потенциал!".

3. Непосредственно рынок оборудования и технологий гораздо более актуален сейчас для других городов Сибирского региона, нежели для новосибирских рестораторов. Причины здесь разные: во-первых, достаточная насыщенность; во-вторых, склонность многих рестораторов работать непосредственно с производителями, минуя как посредников-поставщиков отдельного оборудования, так и компании по комплексному оснащению. В-третьих, отсутствие подготовленных кадров и широкой системы их обучения для умения не только грамотно пользоваться новейшим оборудованием, но и технически его обслуживать.


Заключение

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы.

Журналист никогда не должен высказывать в материалах собственного мнения. Вместо того чтобы заявить, что кто-то берет взятки, или является жертвой, или разбазаривает общественное добро, журналист должен построить солидную и, основанную на фактах структуру, чтобы показать читателю весь процесс нарушений и указать на источник проблем. Журналист, занимающийся расследованием должен действовать в рамках законности и соблюдать нормы этики — иначе он ничем не будет отличаться от тех, чью деятельность он расследует. Никаких краденых документов. Никаких взяток за информацию. Никаких незаконных проникновений на частную территорию, за исключением тех случаев, когда журналист готов нести за это судебную ответственность.

Реальные конкретные ситуации, о которых пишет журналист, бывают разными. Эти "закадровые" ситуации всегда проблемны, однако отсюда вовсе не вытекает, что проблемны все журналистские материалы: ведь непосредственным предметом отображения в них становятся конкретные ситуации, а они связаны с проблемами по-разному. Круг их обширен и разнообразен; одни из них – вечные, они разрешаются и возникают вновь, на новом уровне; другие – порождаются определенным временем и обстоятельствами. Факт тот, что нельзя сводить представление о существующих проблемах к официальным, выдвинутым властными структурами сугубо экономическим или социально-политическим задачам. Они, бесспорно, имеют архиважное значение, но не исчерпывают всех сторон бытия, волнующих человека.

Журналистское расследование — задача чрезвычайно сложная и, случается, опасная для человека неподготовленного. Даже корифею от криминальной журналистики она не всегда по плечу, если действовать приходится в одиночку. Зато результаты могут превзойти все ожидания, если за дело берется целый коллектив. Именно тогда становится возможным полномасштабный сбор информации, ее грамотная обработка и проверка.

Основное отличие журналистского расследования как жанра заключается, пожалуй, в том, что автор не ограничивается постановкой проблемы и ее самостоятельным исследованием. Инвестигейтор, как правило, предлагает какие-то варианты ответов на возникшие вопросы, выводы, которые вытекают из проделанной им работы. Иной раз он может даже не делать этого открытым текстом, но собранные факты и комментарии к ним сами подтолкнут читателя или зрителя к правильному заключению.

Характер расследовательской деятельности современных российских журналистов предопределен, прежде всего, опытом, накопленным в этой сфере выдающимися отечественными писателями и журналистами – классиками, пропитан духом славных демократических традиций борьбы за справедливость, законность, гуманизм. Но в значительной мере этот характер складывается и под воздействием опыта зарубежных расследователей.

Метод наблюдения активно используется в репортерской практике. И обусловлено это рядом причин. Во-первых, журналист, включаясь в некое событие, имеет возможность проследить его динамику. Материал с места события отличается не только высокой степенью оперативности, но и тем, что в нем создается атмосфера сопричастности тому, что происходит на глазах репортера (особенно это свойственно телевидению и радио). Во-вторых, непосредственное наблюдение за поведением людей позволяет увидеть неприметные, на первый взгляд, детали, характерные личностные черты. Информация, почерпнутая из такого рода наблюдений, всегда отличается живостью и достоверностью. В-третьих, журналист, будучи очевидцем происходящего, сам фиксирует наиболее значимые моменты и в своих оценках независим от чьего-либо мнения.

В структурированном наблюдении журналист фиксирует события по четко заданному плану или, точнее, процедуре, а в неструктурализованном ведет наблюдение в свободном поиске, ориентируясь лишь на общие представления о ситуации. Полевое наблюдение ориентировано на работу в естественных условиях, лабораторное – в искусственно сконструированных. Систематическое наблюдение предполагает обращенность журналиста к той или иной ситуации в определенные периоды времени, а несистематическое – спонтанность в выборе наблюдаемого явления.

Исследование различных ресторанов г. Новосибирска позволило сделать следующие выводы.

Современный ресторанный бизнес в России представлен большим разнообразием типов заведений: это классический фаст-фуд, рестораны quick service (или QSR — ускоренное обслуживание); рестораны free flow ("свободное движение"), где часть технологических процессов вынесена на обозрение посетителей, которые сами выбирают себе различные виды блюд; "тиражируемые" рестораны — заведения среднего класса с высоким качеством традиционной кулинарии, которые используют свежие полуфабрикаты и свежую выпечку собственного приготовления. Их отличают хороший уровень обслуживания официантами, различные дополнительные услуги, например, бесплатная парковка, городской телефон, свежая пресса, еда навынос; авторские рестораны, где высокий уровень кухни, сервиса и цен ориентирован на постоянных клиентов.

Но, несмотря на столь большое разнообразие, сегодня одной из главных тенденций является тенденция взаимодействия элитных ресторанов и демократических кафе с уютной обстановкой и невысокими ценами. Эти заведения, в конечном счете, рассчитаны на средний класс.

Процент заведений в среднем ценовом сегменте ресторанного рынка, приходящийся на долю сетевых ресторанов и заведений, претендующих стать таковыми впоследствии, с каждым годом увеличивается. И у этого явления есть вполне определенные причины. На современном рынке конкуренция подчас идет не между отдельными ресторанами, а между брендами. В случае открытия заведений питания, не объединенных общей концепцией, рестораторам приходится каждый раз вкладываться в раскрутку нового проекта и завоевывать аудиторию с нуля. Естественно, процесс требует не только денег, но и времени. В то же время в случае открытия заведений уже существующей сети ресторанов ресторатор сокращает финансовые риски и экономит время, ведь потребителям уже знакомы концепция, кухня, сервис и атмосфера вновь открывшегося заведения. К тому же увеличение количества заведений одной сети повышает ее инвестиционную привлекательность, что открывает новые горизонты за счет привлечения партнеров, кредитов и инвесторов и делает бренду дополнительную рекламу.

Поскольку Сибирь вообще место не слишком туристическое, заведений, развивающих местные кулинарные традиции (или хотя бы пытающихся использовать местный колорит), очень немного. Попытки же работать в "русском стиле" носят характер экзотики – плетни и деревянная утварь, украшающие заведения сети новосибирских трактиров "Жили-Были", для среднего городского жителя не многим более привычны и родны, чем иероглифы в суши-барах.

Активно на рынке представлен Китай. Причем, только недавно китайская кухня начала становиться действительно общедоступной – с открытием новосибирской компанией "Ресторатор" бистро "Чайнатаун". Прочие же заведения относятся либо к ресторанам средненаценочной категории, либо к столовкам, ориентированным, прежде всего, на самих китайцев, с качеством еды, мало отличающимся от советского общепита.

В остальном же можно смело назвать несколько направлений, присутствующих практически везде – европейская и средиземноморская кухни, китайская кухня, балканская и мексиканская.

Популярна и среднеазиатская тема. В Новосибирске сформировался уже целый ресторанный холдинг, планомерно осваивающий эту тему (группа компаний F1 – рестораны "Белое солнце", "Шелковый путь", "Аладдин").

Не так давно до Сибири докатилась волна столичной моды на "японскую кухню". Сегодня заведения, предлагающие суши, присутствуют во всех ценовых сегментах. Наиболее яркими примерами можно считать открывшуюся в этом году "Суши-яму" (здесь, кроме суши-бара, работают два тепана), "dj-бар Этно" и "Суши-терра" - демократичный суши-бар. На их фоне сетевая "Планета суши" смотрится несколько бледновато, хотя проблем с клиентурой нет и у этого ресторана.

Ресторанный бизнес, по общему признанию многих его участников, красивое, но трудное дело. Он создает огромное поле для творчества рестораторов, цель которых сделать своё заведение уникальным и прибыльным.


Библиография

1. Алексеев Д. Кто сытнее? // Ресторанные ведомости. – 2004. - №80.

2. Ахмедов Н.А., Карпушенко П.Б. Маркетинг ресторанных услуг. // Маркетинг в России и за рубежом. – 2004. - №3.

3. Белановский С.А. Методика и техника фокусированного интервью. - М., 1993.

4. Журналистика и социология. / Под ред. И.Д. Фомичевой. - М., 1995

5. Зефирова Ю., Зудина И. Клиентов нужно поощрять. // Ресторанные ведомости. – 2003. - №62.

6. Ковалева М.М. Отечественная журналистика: вопросы теории и практики. – Екатеринбург: Наука, 2000.

7. Кашинская Л.В. Эксперимент как метод журналистской деятельности // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10. Журналистика. - 1986. - № 6.

8. Ким М.Н. Социологические методы в труде журналиста. // Социология журналистики. – М., 2003.

9. Кохановский В.П. Философия и методология науки. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1999.

10. Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста. - М., 1999.

11. Лазутина Г.В. Технология и методика журналистского творчества. - М., 1988.

12. Мезенцев М.Т. Публицистический прогноз. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1983. С. 130

13. Мельник Г.С. Психология профессионального общения в журналистике. - СПб., 2001.

14. Михайлов С.А. Современная журналистика: правила и парадоксы. - СПб.: Речь, 2002.

15. Мурзин Д.А. Очерк типологии деловой прессы. – ВМУ "Журналистика". – 2003. – № 2.

16. Никитин Н. Вариант работы – негласный // Журналист. - 1997. - № 2.

17. Парыгин Б.Д. Анатомия общения. - СПб., 1999.

18. Ресторанный бизнес сквозь призму выставки. // Продукты и прибыль. – 2005. - №10 (34) – октябрь.

19. Рэндалл Д. Универсальный журналист. - М., 1996.

20. Свитич Л.Г., Ширяева А.А. Журналистское образование: взгляд социолога. - М., 1997.

21. Сидоров В.А. Прогноз в журналистике: Учебное пособие. - СПб., 2001.

22. Твен М. Собрание сочинений. – М.: Художественная литература, 1987.

23. Тертычный А.А. Жанры периодической печати. - М., 2000.

24. Труд журналиста: Методика и техника организации журналистского наблюдения. / Сост. В.П. Таловов. Л., 1983.

25. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программы, методы. - Самара, 1995.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий