регистрация / вход

Особенности информационной инфраструктуры в национальных границах различных стран

Содержание понятия и свойства информационной инфраструктуры как системы организационных структур. Ее особенности в Российской Федерации и основные объекты соответствующей государственной политики. Проблемы развития инфраструктуры в азиатских странах.

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

Федеральное государственное образовательное учреждение высшего пофессионального образования

Российский государственный аграрный университет – МСХА имени К.А. Тимирязева

(ФГОУ ВПО РГАУ - МСХА имени К.А. Тимирязева)

Гуманитарно-педагогический факультет

Кафедра связей с общественностью и речевой коммуникации

«Особенности информационной инфраструктуры в национальных границах различных стран»

Курсовая работа

Выполнил: студент 107 группы

Машарипов Евгений Джамшедович

Научный руководитель

Морозов Валерий Эдгардович

2011

Содержание

Введение

1. Инфраструктура как понятие

2. Свойства информационной инфраструктуры

3. Информационная инфраструктура в РФ

4. Основные объекты государственной информационной политики

5. Проблемы развития инфраструктуры в азиатских странах

Литература

Введение

Особенности информационной инфраструктуры в национальных границах различных стран – тема для людей, приближенных к журналистике и вообще любой связи с людьми, более чем актуальная. Зная особенности инфраструктуры различных стран, можно успешно использовать «ходы» и «пробелы» в информационном потоке, что позволяет активно манипулировать информацией.

Главными проблемами темы являются свойства и процесс развития информационной инфраструктуры. Процесс развития инфраструктуры в некоторых странах проходит не очень благополучно, даже при активно развивающейся сети INTERNET, которая открывает большие просторы для работы в информационной инфраструктуре.

1 Инфраструктура как понятие

Национальная информационная инфраструктура (ИИ) призвана обеспечить создание единого информационного пространства страны, углубление процессов интеграции стран СНГ, вхождение России в Европейскую и глобальную информационную инфраструктуры.

Создание эффективного информационного пространства предполагает активное использование телекоммуникационных систем и сетей информационного обмена, широкомасштабную компьютеризацию процессов обработки информации во всех сферах деятельности. «Этот процесс уже охватил практически все страны мира и является в настоящее время стержнем их научно-технического, экономического и социального развития».

ИИ включает: территориально распределенные государственные и корпоративные компьютерные сети, телекоммуникационные сети; системы специального назначения и общего пользования, сети и каналы передачи данных, средства коммутации и управления информационными потоками.

ИИ сегодня это в основном Интернет, который не только предоставляет принципиально новые возможности глобального информационного обмена, но и создает условия для трансформации различных видов человеческой деятельности. Новые профессиональные сетевые сферы деятельности также следует отнести к элементам ИИ. К ним относятся:

различные формы сетевого сервиса;

сетевой финансовый и экономический менеджмент;

сетевой маркетинг;

сетевые СМИ;

рекламы, промоушн, пиар;

поддержка информационного взаимодействия в рамках различных научных программ;

дистанционное образование и консалтинг.

Информационная инфраструктура представляет собой систему организационных структур, обеспечивающих функционирование и развитие информационного пространства страны и средств информационного взаимодействия.

Информационная инфраструктура включает совокупность информационных центров, банков данных и знаний, систем связи; обеспечивает доступ потребителей к информационным ресурсам.

Информационная инфраструктура может быть определена как социо-техническая конструкция, включающая экономических агентов, ресурсы и процессы, обеспечиваемые информационно-коммуникационными технологиями, и простирающиеся за границы бизнес-сети фирмы. Другой термин, которому придается в данном случае то же значение - социо-технические сети (socio-technical networks).

Информационная инфраструктура различных компаний может быть как внутренней, так и внешней. Внутренняя инфраструктура больше характерна для высокотехнологичных компаний, в основном производственного характера. Главная цель таких компаний – обеспечить качество продукта, соответственно принцип построения информационной инфраструктуры более детерминирован. Внешняя инфраструктура характерна для компаний, занимающихся продажами или оказанием услуг (например, банковская сфера), у таких компаний много клиентов и главной их целью является продать продукт/услугу как можно большему числу клиентов. В связи с этим информационная инфраструктура строится на принципе случайности.

2 Свойства информационной инфраструктуры

информационный инфраструктура государственный азиатский

Характерно, что в условиях стабильного развития информационная инфраструктура (ИИ) как бы «находится в тени»: невидимое в нормальных условиях качество хорошо работающей ИИ становится видимым в случае аварии (например, отключения энергии). Именно поэтому проблема построения эффективной информационной инфраструктуры остается актуальной. Построение больших ИИ, все элементы которых связаны между собой, требует значительного времени. При этом построение ИИ не может быть окончательным: с течением времени появляются новые требования, к которым инфраструктуры должны адаптироваться. Адаптация и изменения носят скорее эволюционный характер: невозможно изменить всю инфраструктуру целиком в один момент (новая версия ИИ всегда опирается на старую). Здесь, как и при построении любой бизнес-стратегии, необходимо использования механизма постоянного совершенствования, отслеживания новых возможностей и решений.

Важнейшим свойством информационной инфраструктуры является открытость: с одной стороны, в системах нового поколения практически отсутствуют технологические ограничения на число охваченных ИТ-системой пользователей, вендоров, областей приложения, операторов сети; с другой стороны, системы такого уровня способны эффективно функционировать только при условии, что обмен информацией происходит с высокой степенью интенсивности, и доля информации, сохраняемой «в секрете», в идеале стремится к нулю.

Таким образом, информационная инфраструктура это не просто структура, предназначенная для усовершенствования или автоматизации чего-либо существующего, а технология, специально предназначенная для открытия спектра новых действий.

3 Информационная инфраструктура в РФ

Чрезвычайно важным фактором завершения рыночных преобразований в России и обеспечения ее устойчивого развития является укрепление всех типов инфраструктур общественного производства. Национальная информационная инфраструктура (ИИ) призвана обеспечить создание единого информационного пространства страны, углубление процессов интеграции стран СНГ, вхождение России в Европейскую и глобальную информационную инфраструктуры.

Информационная инфраструктура РФ представляет собой комплекс определенных взаимосвязанных структур, таких как региональные информационные сети, региональная система государственных центров научно-технической информации, институты, поддерживающие малый бизнес. Огромные массивы информации по инновационной проблематике размещено в сети INTERNET. Во многом, подобная ситуация с положением информационной инфраструктуры в России довольно эффективно решает ряд сложившихся проблем. Так, например, практически все направления технической информации сейчас находятся в свободном доступе. Повсеместно открыт доступ к патентной информации. Единственный вид информации, находящийся в строгом дефиците, это информация о рынках, при этом данный вид информации наиболее ценен для предпринимателей, поскольку именно он оказывает непосредственное влияние на решение задач инновационного развития бизнеса.

Создание эффективного информационного пространства предполагает активное использование телекоммуникационных систем и сетей информационного обмена, широкомасштабную компьютеризацию процессов обработки информации во всех сферах деятельности. «Этот процесс уже охватил практически все страны мира и является в настоящее время стержнем их научно-технического, экономического и социального развития».

ИИ включает: территориально распределенные государственные и корпоративные компьютерные сети, телекоммуникационные сети; системы специального назначения и общего пользования, сети и каналы передачи данных, средства коммутации и управления информационными потоками.

В России происходит весьма бурное развитие ИИ, осуществляемое в основном силами частных компаний — в этом плане страна ни в чем не уступает Западу. Слабым местом у нас являются, с одной стороны, низкое качество коммуникаций, в частности государственных телефонных линий, и с другой — высокая стоимость коммуникационных услуг, предоставляемых частными канальными провайдерами. Эти обстоятельства серьезно тормозят развитие российских ИИ. Так, например, если в США из 10 компьютеров 8 подключены к Интернету, то в России такого соотношения нет даже в мегаполисах.

4 Основные объекты государственной информационной политики

Государственная информационная политика — комплекс политических, правовых, экономических, социально-культурных и организационных мероприятий государства, направленный на обеспечение конституционного права граждан на доступ к информации. Государственная информационная политика — это «особая сфера жизнедеятельности людей, связанная с воспроизводством и распространением информации, удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества, и направленная на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями».

Различают два аспекта государственной информационной политики: технологический (регулирование процесса развития компонентов информационной среды) и содержательный (приоритеты коммуникационной деятельности участников общественно-политического процесса).

Объектами государственной информационной политики являются печатные средства массовой информации (газеты, журналы, книгоиздание); электронные средства массовой информации (телевидение, радио, Интернет); средства связи; информационное право; информационная безопасность.

Информационную политику можно рассматривать как инструмент политического воздействия и средство достижения политических целей: субъекты информационной политики способны с помощью информации оказывать воздействие на сознание, психику людей, их поведение и деятельность как в интересах государства и гражданского общества, так и в собственных интересах.[1]

Согласно Концепции государственной информационной политики России, её долгосрочной стратегической целью является обеспечение перехода к новому этапу развития государства — построению демократического информационного общества и вхождению России в мировое информационное сообщество.

Количество, качество и доступность информационных ресурсов (ИР) уже сейчас во многом определяют уровень развития страны, ее статус в мировом сообществе и бесспорно станут решающим показателем этого статуса в первые десятилетия XXI века.

ИР России являются громадным по объему, стоимости и сложности комплексом, включающим базы данных, электронные информационные массивы, библиотечные и архивные фонды и т.п. Число зарегистрированных российских баз данных (без учета их тиражирования и модификации) на середину 1998 года превысило 3,3 тысяч. В стране более 150 тысяч библиотек объемом более 6650 млн. единиц хранения, более 1 млн. архивных фондов объемом более 2240 млн. единиц хранения на различных носителях. Имеется более 30 информационных фондов органов НТИ федерального уровня, 69 региональных центров НТИ. Предоставляют услуги централизованные фонды правовой информации объемом более 2,6 млн. экземпляров документов. В последнее время быстро растет количество российских сайтов Интернет (в августе 1998 г. - свыше 10 тыс.).

В целом потенциал ИР России уверенно занимает одно из ведущих мест в мире.

Одним из важнейших показателей движения страны по пути к информационному обществу является степень использования информационных ресурсов для обеспечения потребностей общества. Именно по показателю доступности ресурсов потребителям Россия отстает от развитых стран мира.

Причины этого весьма разнообразны:

коммерческие ресурсы слишком дороги для массового пользования;

многие категории ресурсов не имеют справочного аппарата и средств навигации;

части электронных информационных ресурсов представлены в несовместимых оболочках;

многие владельцы ресурсов не имеют возможностей для придания своим ресурсам товарной формы.

Исходя из всевозрастающей роли ИР в развитии страны, основная цель ГИП по отношению к информационным ресурсам может быть сформулирована как создание условий и механизмов формирования, развития и эффективного использования информационных ресурсов во всех областях деятельности.

Основными направлениями ГИП в этой области должны быть:

разработка и совершенствование нормативно-правового обеспечения системы управления ИР и механизмов реализации имеющихся правовых положений;

разделение полномочий по владению и распоряжению государственными информационными ресурсами между Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации и органами местного самоуправления;

разработка и реализация организационных мер по координации деятельности в сфере формирования и использования государственных ИР;

разработка и реализация финансово-экономических методов регулирования деятельности по формированию и использованию ИР;

создание государственной системы мониторинга состояния ИР;

разработка и реализация федеральных, региональных и межотраслевых программ, направленных на формирование и использование различных категорий ИР, в том числе научно-технической информации, информатизации библиотек, архивов и др.

Первоочередными мероприятиями ГИП в области формирования, развития и использования ИР должны быть:

анализ существующего законодательства, касающегося различных аспектов формирования, развития и использования ИР с целью выработки рекомендаций по согласованию положений различных законов и определению необходимых дополнений в законодательство;

создание эффективной системы учета ИР, созданных за счет госбюджета и находящихся в ведении учреждений и предприятий;

разработка и реализация системы управления государственными ИР по отдельным категориям.

Информационные ресурсы страны - это капитал общества и государства. Следует иметь в виду, что задачи формирования, накопления, распространения и коммерческого использования национальных информационных ресурсов следует отнести к задачам общегосударственного значения.

Государство должно располагать инструментом, позволяющим достоверно оценивать информационный капитал общества и на этой основе осуществлять, регулирующие и контролирующие функции в социально-экономической сфере в целом и в сфере информационной деятельности, в частности.

5 Проблемы развития инфраструктуры в азиатских странах

В настоящее время страны Восточной Азии достигли темпов роста, беспрецедентных в истории. Экономисты отмечают, что в начальный период индустриализации Великобритании потребовалось более 50 лет, а Америке – чуть менее 50 лет для увеличения вдвое производства продукции на душу населения, в то время как Китай, Южная Корея добились этого результата примерно за 10 лет . По мнению западных политологов, в частности, Мишеля Татю, в ближайшие 50 лет азиатский регион, а в самом регионе – прежде всего, Китай, Индия, могут превратиться в центр мировой политики.

Ускорение экономического развития азиатского региона совпало по времени с созданием и внедрением новых информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в современном обществе. Азиатские страны, так же как и государства других регионов, приступают к строительству национальных информационных инфраструктур.

Современные ИКТ создают предпосылки для развития новых секторов экономики тогда, когда появляется возможность создавать в информационной сфере национальный продукт, соизмеримый по стоимости с продукцией традиционных отраслей промышленности. Такая ситуация предопределяет новые подходы в социальной политике, законодательстве, создании соответствующих трудовых ресурсов и т.д. Этот процесс способствует также увеличению политического значения информационных технологий (ИТ).

В силу этих новых акцентов азиатские страны рассматривают ИТ в качестве важнейшего рычага ускорения экономического развития, интеграции азиатских государств в мировые рынки, глобальные экономические процессы, а также как инструмент политического влияния в регионе и мире.

При этом страны азиатского региона заметно различаются по уровню экономического развития. Так, если в Сингапуре душевой ВВП с учетом паритета покупательной способности валют равен 27800 долл., в Японии – 23400 долл. и эти страны обгоняют по данному показателю Францию, Германию, Великобританию, то в бедных государствах региона душевой доход составляет: Монголия – 2320 долл., Вьетнам – 1850 долл., Индия – 1800 долл., Мьянма –1200 долл., Северная Корея – 1000 долл. Таким образом, средние доходы в Сингапуре превышают доходы граждан Северной Кореи более чем в 27 раз.

Естественно, что и национальные информационные инфраструктуры азиатских стран также несут в себе большие отличия.

Современные цифровые (дигитальные) технологии размывают понятие национальных границ. Попадая в интернет, пользователь одинаково легко получает информацию с американского, японского или чилийского сервера. По оценке канадских исследователей ИТ Мишеля Картье, Жан-Клода Гедона и др., интернет не просто транснационален, он «анационален», т.е. действует не через, а вне национальных пространств.

Прозрачность национальных границ для цифровых технологий неизбежно ставит вопрос о регулировании обмена информацией, которое в настоящее время осуществляется главным образом со стороны государства и межгосударственных организаций и включает в себя, помимо технических решений, создание соответствующих законодательных баз, а также использование политических, административных, экономических рычагов.

Свободный доступ к информации немедленно ставит вопрос о свободе слова, причем неважно, в американском понимании или китайском. Каждое государство вынуждено определиться по этой проблеме при формировании ландшафта национального киберпространства.

Упомянем распространение диффамационных материалов о правительстве, чиновниках, политической элите. Такие публикации могут квалифицироваться или как критика со стороны граждан, поскольку по закону страны граждане имеют право критиковать собственное правительство, либо как клеветнические измышления, представляющие угрозу национальным интересам и подстрекательство к свержению государственного строя.

Первый подход осуществляется в Монголии, где в электронных ресурсах сплошь и рядом встречаются острые материалы о положении в стране и действиях властей. В Китае и Вьетнаме, напротив, пресекается критика существующего порядка и любая попытка публикаций, наносящих урон репутации правящей компартии, государственного руководства.

В 1998 г. в Китае зарегистрирован случай политического хакерства с целью дискредитации политики руководства в области прав человека (был взломан официальный сайт китайского правительства, посвященный правам человека в Китае, вместо страниц сайта пользователи всего мира могли прочесть слова протеста против политики Пекина). В 1997 г. во Вьетнаме было закрыто интернет-кафе, конфискована рабочая станция по причине появления в электронной почте его иностранных клиентов негативных оценок жизни вьетнамского общества. Итак, Китай, а вслед за ним Вьетнам создали в мировой компьютерной сети прецедент политической цензуры.

Государства Азии и азиатско-тихоокеанского региона формируют отличные друг от друга модели информационной безопасности в сфере ИТ.

Так, правительство США разворачивает системы мониторинга, с помощью которых идет наблюдение за попытками несанкционированного проникновения в правительственные сети, а также создает частные информационные центры, координирующие работу над средствами противодействия киберугрозам в компаниях и правительственных организациях. В 2000 г. ФБР разработало мощную разведывательную компьютерную систему Carnivore, способную наблюдать за всеми сетевыми коммуникациями. Одновременно американское правительство поощряет принцип самообороны в интернете для компаний и граждан.

В отличие от Соединенных Штатов Австралия уже формулирует четкие ограничения в распространении информации в сетях. В 2000 г. в Австралии вступил в силу закон о запрете порнографии в национальном интернете, а также ресурсов, содержащих подробное изображение либо инструкции по совершению преступлений, насилия и жестокости, использованию наркотиков.

На пути ограничений информации в киберпространстве Сингапур идет еще дальше. В компьютерных сетях Сингапура деятельность провайдеров и пользователей строго регламентирована. К обязанностям провайдеров относится блокирование доступа к ресурсам, содержащим морально и этически неприемлемую информацию (блокируются однако не все порноресурсы интернета, а лишь сотня крупнейших мировых порносайтов). Одновременно провайдеры обязаны блокировать доступ к ресурсам, разжигающим насилие, национальную и религиозную вражду. На практике к этой же категории информации относятся и ресурсы, вызывающие недовольство правительством. Цензуре подвергаются публичные электронные ресурсы интернета и группы новостей (Usenet). Частная электронная переписка, чаты (IRC), а также корпоративный доступ в целях бизнеса контролю не подлежат. Доменные имена выделяются компаниям, обладающим хорошей, по мнению властей, репутацией.

В сетевом пространстве Китая и Вьетнама к довольно жестким подходам Сингапура добавляется тотальная политическая цензура, включающая повсеместный мониторинг содержания национальных ресурсов и блокирование доступа к части национальных ресурсов со стороны пользователей мировой сети. В августе 2000 г. Китай приступил к формированию интернет-полиции.

Наконец, руководство Мьянмы, по-видимому, считая недостаточными вышеперечисленные подходы, в целях пресечения инакомыслия вообще перекрывает доступ к интернету со стороны рядовых граждан страны. Военное руководство страны выпустило в 1996 году закон, предусматривающий заключение в тюрьму на срок от 7 до 15 лет за незаконное приобретение модема. В 2000 г. власти Мьянмы официально запретили публикацию в электронных ресурсах любых материалов политического содержания. В целом Мьянма занимает первое место в Азии по «удушению» интернета.

Наконец, имеется возможность вообще «перекрыть национальный информационный кран», т.е. отрезать страну от внешнего доступа, ограничив функционирование компьютерных сетей и телекоммуникаций территорией государства, и таким путем контролировать информационные потоки.

Наглядный пример – Северная Корея, проводившая до конца 1990-х гг. политику информационного изоляционизма. Крайне отсталая телекоммуникационная инфраструктура, а также отсутствие доступа к телекоммуникациям со стороны рядовых граждан страны снимали все проблемы цензуры внешней информации.

Однако Мьянма и КНДР являются экономически отсталыми государствами – в развитой в технологическом отношении стране можно обойти и «национальный информационный кран», поскольку развитие технических средств защиты информации предопределяет прогресс технических средств взлома защиты. Кроме того, ни одно из государств, вступивших в эпоху современных ИТ, не ставит своей задачей информационную самоизоляцию. Вместо этого в разных странах активно разрабатывается законодательство в соответствии с собственным видением роли государства в регулировании информации. Так, в Китае и Вьетнаме законы вынуждают каждого пользователя интернета вставать на учет в полиции (в сентябре 2000 г. число пользователей в Китае достигло 17 млн.), при этом действуют драконовские меры в отношении провайдеров. Опасность проникновения и распространения политически «неправильной» информации все равно остается, однако в этих странах даже не заходит речь о свертывании программ по развитию ИТ. Более того, экономика этих государств весьма активно интегрируется в компьютерные сети.

В отличие от многих стран Латинской Америки и Африки, в большинстве азиатских государств развитию ИТ уделяется первостепенное значение, национальные правительства многих стран Азии напрямую увязывают прогресс в области высоких технологий с дальнейшим ростом благосостояния в государствах, а также с тем местом, которое займут азиатские государства в будущем мире. По оценкам специалистов, страны азиатского континента получат значительный выигрыш от развития ИТ по сравнению со странами Африки и Латинской Америки. В африканских государствах в настоящее время еще не созданы многие экономические и правовые институты, необходимые для эффективной сетевой экономики, а латиноамериканский континент значительно отстает от Азии по образовательным стандартам. В то время как многие африканские и латиноамериканские экономисты выражают обеспокоенность по поводу глобализации экономических процессов, в перспективе несущей дальнейшее расслоение государств на бедных и богатых и возможное дальнейшее обнищание слаборазвитых государств, азиатские правительства связывают с процессами глобализации экономики надежды на ускоренный экономический рост.

Многие азиатские правительства по примеру США сформировали долгосрочные государственные программы по ИТ, определяющие стратегические направления развития национальных экономик на пути строительства национальных информационных инфраструктур. Такие масштабные государственные программы созданы в Японии, Южной Корее, Сингапуре, Малайзии, Таиланде, Вьетнаме, Индии и других азиатских странах.

Сегодня появилась возможность оценить результаты работы правительств стран Азии. Многие азиатские государства сумели выработать эффективную стратегию, способствующую быстрому развитию передовой информационной инфраструктуры. Одновременно азиатские страны превратились в крупного производителя информационно-технологического оборудования.

Рассмотрим примеры реализации стратегических планов в некоторых азиатских странах.

В 1994 г., когда во Вьетнаме только прокладывался первый протяженный оптоволоконный кабель между Ханоем и Хошимином, в Японии приступили к реализации проекта совершенно иного уровня – была выдвинута программа по строительству национальной оптоволоконной инфраструктуры, включая решение проблемы «последней мили». Фантастический проект «Оптоволоконный кабель – в каждый дом к 2010 году!» вызвал большой резонанс среди специалистов по ИТ и экономистов Японии. Шокированная общественность наблюдала в течение 1994-95 годов за формированием этого проекта: были сделаны финансовые расчеты, включены в необходимых случаях в этап доставки информации конечному абоненту беспроводные и коаксиальные линии и т.д. Этот беспрецедентный по размаху и стоимости проект, казавшийся утопичным в середине 1990-х гг., судя по последним отчетам министерства почты и телекоммуникаций Японии, будет выполнен не в 2010 году, а в 2005 году.

В течение 1990-х гг. ряд высокотехнологичных производств (например, производство полупроводников) из Сингапура и Таиланда были перенесены во Вьетнам. С 1997 г. в индустриальной зоне Бьен Хуа, севернее Хошимина, начал функционировать завод по производству печатных плат. Завод построила японская компания Fujitsu Computer, вложившая в его строительство около 80 млн. долларов. Вся продукция завода будет поступать на экспорт.

Совместно с Японией Вьетнам приступил к строительству хай-тек парка в индустриальной зоне Хоа Лак в 30 км западнее Ханоя (срок окончания строительства – 2020 год). Основной целью создания этого первого на территории Вьетнама хай-тек парка является концентрация современных высокотехнологичных производств на единой территории. Зона высокотехнологичных производств разместится на территории площадью 1600 гектаров. По мнению вьетнамских и японских специалистов, строительство хай-тек парка позволит повысить конкурентоспособность продукции Вьетнама как на внутреннем, так и внешнем рынках ИТ.

В 1990-х гг. Индия включилась в напряженное строительство ИТ, в стране разрабатываются масштабные государственные планы. Пакет законов, принятый правительством для реализации этих программ, позволил создать благоприятный инвестиционный климат в секторе ИТ. В последние годы страна превратилась в одного из крупнейших азиатских экспортеров компьютерных программ, индийский софт импортируется в различные страны, в том числе в США, доходы на этом рынке становятся все более заметными в структуре индийского ВВП. По оценке индийских экономистов, производство софтового обеспечения станет одной из крупнейших отраслей индийской экономики к 2008 году.

Четкие акценты на развитие ИТ в стратегическом экономическом планировании позволили добиться азиатским государствам заметных успехов на мировом информационном рынке. На долю электроники приходится треть объема экспорта стран Азии. В июне 2000 г. объем азиатского телекоммуникационного рынка составил 400 миллиардов долларов, из них более 200 миллиардов долларов приходится на рынок мобильных телесетей. Количество абонентов мобильных телефонных служб в Азии приблизилось к 150 миллионам, число азиатских интернет-пользователей превысило 75 миллионов и к 2005 году должно вырасти до 400 миллионов человек.

В силу большого разрыва в экономическом развитии перед государствами, приступившими к информатизации общества, стоят совершенно несходные задачи. Если в Японии серьезную озабоченность вызывает большой процент пожилого населения, которое традиционно хуже осваивает новые технологии, чем молодежь, то в Индии в 1990-е годы впервые подошли к масштабной телефонизации страны – создаются телекоммуникационные пункты в деревнях, где люди никогда не видели телефона. В то время как американские фермеры не первый год продают свои урожаи через интернет, в большинстве развивающихся стран, в том числе во Вьетнаме, компьютерными сетями пользуются сравнительно малочисленные группы образованных молодых горожан с высоким уровнем дохода.

Экономические задачи в сфере ИТ, вполне посильные для развитых государств, могут привести к необоснованным издержкам национальной экономики развивающихся государств. Именно такие нереалистичные подходы, завышенные ожидания привели к ошибкам в стратегическом планировании развития информационной инфраструктуры развивающихся стран в 1990-е годы. В числе этих стран можно назвать Малайзию, чей «мультимедийный суперкоридор», сам по себе замечательный высокотехнологичный проект, на деле вылился в огромные государственные затраты, Индию, где планы повсеместной телефонизации, по существу, провалились из-за чрезмерного государственного регулирования и отсутствия конкуренции в телекоммуникационном секторе экономики.

Отметим еще одну важную особенность. Ускоренный экономический рост, наблюдаемый в государствах Азии в последние десятилетия, неизбежно носит неравномерный характер, когда важные городские центры и географически удобно расположенные территории оказываются в выигрыше по сравнению с остальными регионами государства. В процессе повышения социально-экономического уровня государства диспропорции в его развитии постепенно сглаживаются. Подобную картину мы наблюдаем и в развитии информационных инфраструктур азиатских стран. Несбалансированность этих инфраструктур является очередной тяжелейшей проблемой для правительств развивающихся государств.

Так, Вьетнам строит современный центр высокотехнологичных производств в Хоа Лаке. А в Индии построен Бангалор, центр, известный в мире не меньше, чем Силиконовая долина. В Бангалоре индийские инженеры и программисты производят национальные суперкомпьютеры, конкурентоспособные с американскими «Cray». В последние годы в Бангалоре идут работы над созданием суперкомпьютеров «Anupam», которые позволят моделировать ядерные взрывы в лабораторных условиях без проведения испытаний. Одновременно абсолютное большинство вьетнамского и индийского населения не имеет доступа к современным информационным и телекоммуникационным технологиям. Подобный дисбаланс в развитии ИТ невозможно встретить в развитых индустриальных странах Азии – Сингапуре или Японии.

Или другой пример. Представление об удаленных, малоразвитых регионах в Японии не сопоставимо с представлением о таких же регионах Монголии или Вьетнама. Японское министерство почты и телекоммуникаций – основной генератор идей в сфере развития японских ИТ – разработало программу, в соответствии с которой работники почтовых отделений труднодоступных и удаленных районов страны должны время от времени наведываться к одиноким старикам с тем, чтобы поприветствовать их лично. Причем эти визиты объясняются не отсутствием телефонов в домах пожилых людей: дело в том, что физический контакт воспринимается теплее, чем формальный телефонный звонок или электронное письмо. В это же время Монголии, Вьетнаму, Индии предстоит в новом тысячелетии впервые создавать телефонную связь в удаленных регионах, которые сегодня все еще отрезаны от информационного доступа.

Однако далеко не все направления развития информационной инфраструктуры требуют значительных финансовых инвестиций. Именно в таких некапиталоемких секторах нивелируется преимущество развитых государств, и появляются возможности для экономического рывка, быстрой модернизации экономики развивающихся государств. По этой причине электронная торговля, развитие сетевой экономики являются важнейшими направлениями стратегического планирования информатизации развивающихся стран. Интенсивное развитие электронной торговли в Малайзии, Таиланде, Тайване, Южной Корее позволяет этим странам извлекать прибыль от нарождающейся сетевой экономики не меньше, чем в развитых странах.

Проникновение капитала в интернет и снятие барьеров на национальных рынках телекоммуникационных услуг становятся важнейшими экономическими процессами в развитии информационных инфраструктур.

Открытая конкуренция на рынке телекоммуникационных и информационных услуг приводит к снижению тарифов на различные виды связи, прежде всего, телефонной. Высокая стоимость телефонных услуг сдерживает рост рынков ИТ в Японии, Филиппинах, Индии, Пакистане. В 1996 г. Япония решилась на большие реформы в области телекоммуникаций – были внесены изменения в закон об NTT. Корпорация была раздроблена на четыре компании, были внесены значительные послабления в положение о праве на долю акций со стороны иностранных акционеров, изменены критерии формирования совета директоров, а также государственный пакет акций – столь серьезные решения сопровождались активным противодействием со стороны различных влиятельных групп общества. Бывший монополист NTT до сих пор контролирует до 90% местных линий связи, что негативно сказывается на информационной инфраструктуре Японии.

В ноябре 2000 г. национальный парламент принял Основной закон об ИТ (IT Basic Bill), позволяющий Японии осуществить рывок в развитии электронной коммерции. В соответствии с этим законом будут устранены бюрократические препятствия, стоящие на пути сетевой экономики. По данным правительства, сегодня развитию электронной торговли мешают 733 постановления и 124 закона. Парламент и правительство также намерены принять энергичные меры для ликвидации фактического доминирования структур NTT на рынке телекоммуникаций, что до сих пор препятствует падению цен на информационные услуги. Премьер-министр Японии Иосиро Мори заявил, что, активно расширяя электронную коммерцию (e-commerce), правительство намерено создать в ближайшие годы настоящую «электронную Японию» (e-Japan). Развитие коммерческих услуг в интернете актуально для всех современных государств, в том числе и для стран социалистической экономики – Китая и Вьетнама.

Если государство не хочет видеть частные компании в национальных компьютерных и телекоммуникационных сетях, оно будет вынуждено строить информационную инфраструктуру исключительно на государственные средства и пожертвования. Но такая политика предопределяет отставание от других стран в отношении информационной инфраструктуры. Если даже экономически развитая Япония испытывает нужду в частных инвестициях для развития ИКТ, то для менее благополучных стран эта проблема стоит еще острее, так как бедные страны подчас не могут привлечь самые скромные, минимально необходимые государственные средства на развитие ИКТ.

В апреле 1999 г. Китай принял решение о демонополизации телекоммуникационного рынка. Правительство КНР объявило о раздроблении мощной государственной компании «Телеком», контролировавшей до этого 95% телекоммуникационного сектора, на четыре компании. Было разрешено участие иностранных инвесторов в развитии китайских телекоммуникаций. Доля иностранного капитала в этой отрасли теперь может составлять 30%. Объем рынка связи Китая, по оценкам аналитиков, на сегодняшний день составляет 28 млрд. долларов. В китайском случае трудное решение о либерализации было вызвано стремлением государства восстановить свое членство в ВТО. Интересы естественного монополиста были принесены в жертву стратегическим национальным интересам.

В отличие от Китая, Вьетнам до сих пор не решился на либерализацию телекоммуникационного рынка, в результате чего в последние годы Вьетнам все более отстает от Китая в развитии информационной инфраструктуры.

Генезис компьютерных сетей и телекоммуникаций стран Азии показывает, что для успешного развития современных средств связи и информации необходимо создание благоприятной экономической среды, привлечение различных инвестиционных потоков, повышение эффективности их использования, подключение потенциала негосударственных коммерческих компаний.

Литература

1. www.jeltizna.ru

2. www.telegrid.ru

3. www.glossary.ru

4. www.emag.iis.ru

5. http://psyfactor.org

6. http://ru.wikipedia.org/

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий