Жан Поль Марат

Мне кажется, памфлеты Жан-Поль Марата являются некой серией обращений к народу, плавно вытекающих друг из друга, поэтому я предпочла обратиться к самому началу.

Мне кажется, памфлеты Жан-Поль Марата являются некой серией обращений к народу, плавно вытекающих друг из друга, поэтому я предпочла обратиться к самому началу.

Итак, « Profession de foi ».

Труд любого человека, посвятившего себя служению интересам общества, можно рассмотреть с двух сторон – как творение альтруиста, ведущего народ к свободе, новизне, и как безумие, некую манию величия, если он считает себя спасителем, светом во тьме. Кем же является Жан-Поль Марат, безумцем или спасителем?

Как с французского переводится р rofession de foi ? Кредо. Что есть кредо? Кредо — личное убеждение, основа мировоззрения человека.

Столпы, на которых основано понятие Жан-Поля о свободе, одновременно являются в данном случае поводами, чтобы его можно было отнести к числу мятежников.

Несомненно, любая революция всегда замешана на крови. К примеру, стихийно возникшая Февральская революция 1917 г. в России унесла в тогда еще Петрограде жизни полутора тысяч человек, Октябрьская революция того же года и вовсе привела к Гражданской войне. Однако эти события имели мировое значение – распад Российской империи и становление России не некапиталистический путь развития.

Жан Поль Марат являлся одним из предводителей Великой Французской революции. Вполне естественно, что он призывал народ к свержению власти. Но лично мне его творчество, его призывы показались полными жестокости. Следует заметить, что Марат также являлся одним из наиболее ярых сторонников якобинского террора. И террор этот тяжким гнётом лежал не только на представителях власти, но и на простом народе, вызывая ожесточение в разных классах общества.

В своей газете «Друг народа» Марат с одинаковой резкостью обрушивался на королевскую семью, на министров и членов национального собрания с целью изобличения врагов народа. Ожесточённый тон газеты вызвал против Марата преследования. Он принужден был скрываться в подвалах, не покидая, однако, своей работы, один раз даже бежал в Англию — но эти гонения придали ему лишь ещё больше энергии и сделали его более свирепым: он стал говорить о необходимости обновления общества принесением в жертву сотен и тысяч голов изменников.

Нападения на него жирондистов, требовавших привлечения его к суду за подстрекательство к убийствам, вызвали в нём страшную к ним ненависть, тем более, что опять его печатные станки стали уничтожать и опять ему пришлось прятаться по подвалам. События 10 августа (в тот день король Людовик XVI был свергнут и заключен под стражу) дали ему власть и влияние. В этот день он распространил в городе плакат, в котором призывал к умерщвлению всех антиреволюционеров. Он был избран в члены наблюдательного комитета коммуны и своей проповедью сильно содействовал сентябрьским убийствам; он же подписал и, вероятно, редактировал циркуляр комитета коммуны, в котором эти убийства оправдывались, и провинция приглашалась последовать примеру Парижа (потом, однако, он отрицал своё участие и называл сентябрьские события «несчастными»).

Но стоит отдать Марату должное: он мастерски владел искусством слова. Какой бы посыл не несли его памфлеты, статьи, произведения, в них комар носа не подточит – будто перед нами истинный альтруист, посланец, способный росчерком пера поманить за собой народ к лучшей жизни, неважно, какие именно жертвы для этого необходимо будет принести. Он и сам предстает в наших глазах в образе жертвы, беспричинно преследуемой другими политиками.