регистрация / вход

Книжная торговля в Сибири в годы первой русской революции

Период первой русской революции 1905-1907 гг. занимает важное место в истории сибирского книжного дела. Изменение политической ситуации в стране обусловило вовлечение широких слоев населения в общественную жизнь.

С.В. Козлов, ГПНТБ СО РАН

Период первой русской революции 1905-1907 гг. занимает важное место в истории сибирского книжного дела. Изменение политической ситуации в стране обусловило вовлечение широких слоев населения в общественную жизнь, что немедленно сказалось и на сфере культуры. На революционные годы приходится невиданный дотоле всплеск интереса народа к книге и печатному слову вообще.

В годы революции в России значительно выросло производство книжной продукции. По самым приблизительным подсчетам Н.А. Рубакина, за три революционных года в России вышло 10-11 тыс. наименований брошюр и книг тиражом 400-450 млн. экз. Основную массу этой литературы составляли брошюры политического и экономического содержания, в то время как в предыдущий период на первом плане стояли публикации духовно-нравственного характера, вслед за которыми шла беллетристика. Более половины вышедшей за годы революции литературы составляла "народная книга". Именно она и представляла основную часть книжного потока, поступавшего в Сибирь в годы революции. Распространялась эта литература различными способами: продавалась, раздавалась, рассылалась, разбрасывалась и пр.

Однако в Сибири, как и в других регионах страны, в годы первой русской революции ведущая роль в книгораспространении принадлежала книжным магазинам.

К началу революции 1905-1907 гг. в Сибири уже имелась сформировавшаяся специализированная книготорговая сеть. По нашим подсчетам, всего в городах региона существовало более 40 книжных магазинов и лавок. Подавляющая часть книготорговых предприятий располагалась в губернских городах, оставляя на долю уездных центров небольшие книжные лавки. Контрагентами книгораспространения выступали, с одной стороны, купцы-книготорговцы, превалирующим для которых был чисто коммерческий интерес, а с другой - всевозможные просветительские организации. В крупных городах часто было несколько книжных магазинов. Так, в Красноярске в 1905 г. было 3 книжных склада (А.Ф. Комарова, Общества попечения о начальном образовании и Британского библейского общества) и 2 книжные лавки (В.Е. Новикова и Е.Ф. Кудрявцева). Хуже всего было с книжной торговлей в восточных областях Сибири. На всю Забайкальскую область приходилось только 3 книжных магазина: 2 в Чите и 1 в Троицкосавске.

Ведущую роль в книжной торговле играли частные книжные магазины. В начале XX в. они имелись во всех крупных городах Сибири. К их числу относились "Сибирский книжный магазин" П.И. Макушина в Томске, Жигаревой, П.И. Макушина и В.М. Посохина в Иркутске, магазины Н.Н. Трегубова "Дело и забава" и А.Ф. Комарова в Красноярске, Н.П. Литвинова в Новониколаевске, С.Б. Нодельмана в Верхнеудинске и др.

Книжные склады при различного рода просветительских обществах, занимавшиеся торговлей книгами, существовали во многих сибирских городах: в Омске и Минусинске при школьных обществах, в Енисейске и Красноярске при обществах попечения о начальном образовании, в Кургане - при "Обществе попечения об учащихся в учебных заведениях г. Кургана", при Кузнецком обществе вспомоществования нуждающимся учащимся, а также при Нерченско-Заводской публичной библиотеке, при Иркутской бесплатной библиотеке-читальне. Оборот этих книжных складов был, как правило, невелик, что объяснялось скромностью средств, которыми располагали сами общества. Например, книжный склад Кузнецкого общества вспомоществования нуждающимся учащимся за 1904-1906 гг. в течение трех лет истратил на покупку книг и учебных пособий 215 руб. 25 коп., а получил от их продажи 267 руб. 54 коп. К 1 января 1907 г. в складе имелось 1080 экз. книг на сумму 282 руб. 62 коп.[1].

Книжные склады просветительских обществ ставили перед собой цель, прежде всего: "принять на себя посредничество по распространению полезных книг и картин в среде народа" для его политического и нравственного просвещения. Заведовала работой складов, как правило, комиссия из членов общества, стремившихся всемерно способствовать тому, "чтобы пробить брешь в народную тьму и осветить ее светом знания"[2]. Это оказывалось и сильной, и слабой стороной их деятельности, так как репертуар и объем книжной торговли был зависим от способностей людей, которые занимались работой на общественных началах. Заведующая книжным складом красноярского Общества попечения о начальном образовании Л.С. Крутовская, понимая, что в коммерческом плане склад терпит убытки, говорила, что "не все в этом мире можно измерить деньгами". Она вместе со своей соратницей В.Е. Скорковской старалась уберечь красноярскую молодежь от малосодержательной книжной продукции и не допустить, чтобы порнографичекая литература заполнила книжные киоски города[3]. Но все же большинство книжных складов увеличивало свою работу и свой бюджет, что являлось показателем роста народного спроса на книжную продукцию.

Растущий спрос на книжную продукцию привел в 1905-1907 гг. к активизации сибирской книжной торговли. За эти годы открылся целый ряд новых книжных магазинов. Разрешения на открытие магазинов были получены в 1906 г. директором народных училищ в Тобольске, Н.Т. Шерстобоевым в Томске. В 1907 г. группа лиц открыла новый книжный магазин в Иркутске, функционировавший на товарищеских началах. В июле 1907 г. в Иркутске был открыт полуспециализированный военно-книжный магазин. Кроме изданий специального (военного) характера, магазин торговал и другой литературой. В его ассортименте имелись книги издательств "Посредник", "Южно-Русского общества печатного дела" и др. В Якутске в 1905 г. книжный магазин был открыт торговцем Г.Г. Игумновым. Он оставался единственным на всю Якутскую область вплоть до 1917 г.[4].

Местные власти весьма подозрительно относились к книжной торговле и неохотно давали разрешения на открытие новых книжных складов и киосков. Причину этого назвал в своем рапорте командиру Отдельного корпуса жандармов от 14 марта 1907 г. начальник Омского жандармского управления: "Масса тенденциозных изданий, весьма дешевых, присылаемых из столиц, распространяется в народе и приносит несомненный вред читателям, привыкшим верить печатному слову"[5].

Ассортимент книжной продукции, имевшейся в сибирских книжных магазинах, был чрезвычайно разнообразен. Доля сибирской книги в торговле региона была очень мала. Книготорговцы получали литературу главным образом из столиц - Москвы и Санкт-Петербурга, а также из Одессы, Ростова-на-Дону и др., выписывая ее со складов издательств и у книготорговцев. Из европейской части страны шла литература самой разнообразной тематики - учебная, научная, художественная, религиозная, юридическая.

Однако рост интереса российского населения к общественной жизни, повышение его общественно-политической активности сделали наиболее популярной у массового читателя бесцензурную политическую литературу, потребность в которой в описываемый период возросла многократно. В 1905-1907 гг. в регион завозились книги и брошюры, выпускавшиеся прогрессивными издательствами ("Молот", "Труд", "Буревестник", "Новый мир", "Донская речь"), социал-демократическими партийными издательствами ("Вперед", "Утро", "Знание", "Колокол"), книгоиздательствами без определенной партийной окраски ("Рассвет", "Энергия", "Всеобщая библиотека Г.Ф. Львовича"). За годы революции сибирские книжные магазины получили и распространили сотни наименований книг и брошюр, причем многие в значительном количестве. Спрос на эти издания был чрезвычайно высок. Анализируя его, иркутское "Восточное обозрение" резюмировало: "Все популярные издания "Донской речи" по общественным и политико-экономическим вопросам, получаемые иркутскими книжными магазинами, раскупаются страшно быстро", а издания фирмы "Знание" пользуются таким же "громадным спросом"[6]. Через коммерческие книжные склады распространялись и пропагандистские брошюры РСДРП и ПСР, выпускавшиеся легальными партийными издательствами в столицах.

Как правило, сибирские книжные магазины продавали литературу разных политических оттенков, выпускавшуюся различными издательствами. Однако были и исключения. В 1905 г. московское книгоиздательство "Молот" "в целях еще большего распространения своих изданий в Восточной Сибири" открыло в Иркутске свое представительство, заведовала которым М.А. Цукасова. К открытию представительства издательство прислало все вышедшие до того брошюры. Несмотря на трудности, связанные с доставкой, они продавались здесь по номинальной стоимости[7].

Общественно-политическую литературу распространяли как частные книжные магазины, так и книжные склады просветительских обществ. В частности, в марте 1906 г. на книжном складе Иркутского общества распространения народного образования в продаже имелся богатый выбор изданий "Библиотеки просвещения" и "Знания"[8].

Нередко наряду с легальной литературой книжные магазины торговали нелегальными и запрещенными изданиями, которые пользовались немалым спросом у городского читателя. Так, в 1905 г. в Омске в районе железнодорожной станции размещался книжный магазин В.И. Мезенцева, который торговал исключительно бесцензурной политической литературой. Другой омский книжный магазин, принадлежавший А.С. Александрову, наряду с политической, торговал и другой - религиозной и художественной литературой. В октябре 1907 г. А.С. Александрову пришлось давать пояснение полиции по поводу обнаруженных в его магазине 2695 экз. запрещенных социально-политических книг и брошюр. В Красноярске продажей социально-политической литературы занимался книжный магазин "Дело и забава", фактически принадлежавший Н.Н. Трегубову, человеку демократических убеждений. В 1905-1907 гг. он по счетам издательств "Новый мир", "Вперед" и др. получил сотни наименований политических книг и брошюр. В феврале 1907 г. полиция конфисковала в его магазине 7265 экземпляров запрещенных и "вредных" с точки зрения властей книг, брошюр и журналов[9].

Во многих сибирских городах, помимо книжных магазинов, существовали книготорговые "точки" меньшего масштаба - книжные киоски. Как правило, основную массу продаваемой киосками печатной продукции составляли периодические издания - газеты и журналы. Но торговали они и книгами. В Томске, например, существовало три таких киоска, которые принадлежали товариществу "Новое дело". Оно в своей деятельности не только преследовало коммерческую выгоду, но и стремилось "сделать все, чтобы полезную книгу сделать доступной широкому кругу лиц"[10]. С этой целью учебники для низших и средних учебных заведений продавались в киосках "Нового дела" со скидкой в 5 и 10 %. В Красноярске работало 2 (а с июня 1906 г. - 3) киоска, принадлежавших Н.Н. Трегубову. Книжные киоски или столы существовали на всех крупных станциях Сибирской железной дороги. В Восточной Сибири, например, продажа книг, брошюр и газет производилась на станциях Иркутск, Байкал, Слюдянка, Мысовая, Верхнеудинск, Петровский Завод, Чита-Город, Нарымская, Сретенск, Борзя и Маньчжурия. Однако авторы "Спутника по Сибирской железной дороге" отмечали, что "книжная и газетная торговля на сибирских дорогах недостаточно упорядочена. Нередки случаи, что проедете ряд больших станций, и на всех книжные шкафы увидите на замке"[11]. До конца 1906 г. все железнодорожные киоски арендовало контрагентство Ефимова, которому принадлежала книжная торговля и на многих других российских железных дорогах. Однако в конце 1906 г. право аренды было сдано за 3200 руб. новым лицам, которые в феврале 1907 г. передали его М.М. Борисенко, редактору черносотенной газеты "Вече"[12]. Перемена владельца немедленно сказалась на ассортименте печатной продукции. Имевшиеся в книжных шкафах книги и брошюры были в основном черносотенного содержания, что вызывало "крайнее неудовольствие" проезжающих пассажиров[13]. В частности, киоск станции "Обь" получил в марте 1907 г. 3,5 пуда книг и брошюр, из которых, по сообщению корреспондента газеты "Сибирь", не было ни одной прогрессивной. "Это все издания Шарапова, Морозова и творения Илиодора, большинство из которых рекомендовано газетой "Вече". Из сатирических журналов имеются только два: "Кнут" и "Жало" - оба черносотенные"[14].

Увеличение спроса на печатную продукцию привело к тому, что оживилась книжная и газетная торговля непосредственно в поездах. Начальник Омского отделения жандармского полицейского управления Сибирской железной дороги отмечал в своем приказе от 28 марта 1907 г.: "Замечено, что на станциях и в поездах производится вольная торговля печатными произведениями посторонними лицами, не имеющими на это надлежащих разрешений, непосредственно или через мальчиков"[15]. Масштабы бесконтрольного распространения книжной продукции были настолько велики, что Министерство путей сообщения, имея в виду, что на некоторых дорогах во время следования и остановки поездов производится продажа и раздача в вагонах различных брошюр и печатных изданий, а между тем для продажи книг и журналов имеются на станциях особые киоски, - предложило начальникам дорог не допускать впредь подобной продажи и раздачи. Лиц же, замеченных в этом, "передавать жандармской полиции"[16].

Понимая, что печатное слово является мощным средством воздействия на народное сознание, представители различных общественных сил старались организовать собственную торговлю книгами соответствующей идейной направленности. Томская группа Всероссийского союза учителей наладила в 1907 г. связи с прогрессивными издательствами "Донская речь", "Земля и воля", "Молот", которые высылали ей свою литературу. Группа имела комиссию по рассылке книг и брошюр, которые поступали в несколько сел Томской губернии[17]. В конце 1906 г. в Красноярске открылся книжный склад, организованный местным отделом черносотенного "Союза русского народа". Он был открыт в доме казначея отдела Словцева. Книги (главным образом брошюры) туда поступали из Главного Совета Союза[18]. Существовал книжный магазин и в Иркутске при местном отделении "Русского собрания". Торговал он литературой, получаемой от центральных органов организации, среди которой основную массу составляли пропагандистские брошюры с названиями типа: "Проснись и слушай, русский народ, правду о поляках", "Пожалейте евреев! Грозное предупреждение", "Жиды действуют из-за крестьянских спин", "Тайны политики, способы ее действий и результаты, достигнутые при помощи науки и либерализма", "Синодик членов Второй Государственной думы"[19].

Занимались книготорговлей и сибирские организации эсеровской и социал-демократической партий, некоторые из которых устанавливали связи с издательствами и магазинами и открывали торговлю литературой соответствующего идейно-политического направления. В частности, торговля революционной литературой была частью деятельности Иркутского и Читинского комитетов РСДРП. Книжные киоски некоторое время имели социал-демократы Верхнеудинска и Новониколаевска. Имела небольшой доход от книжной торговли и курганская социал-демократическая организация. Однако основной целью для революционных организаций было не получение дохода, а распространение своей литературы. Например, Красноярский комитет РСДРП в июле-ноябре 1905 г. истратил на покупку литературы 111 руб. 82 коп., выручив за ее продажу 73 руб. 33 коп.[20]. Масштабы книжной торговли со временем росли. Верхнеудинская организация РСДРП в 1906 г. выписала из Москвы и Петербурга легальной литературы, издаваемой партийными издательствами, на 1500 рублей. В общей сложности было получено несколько партий брошюр, для продажи которых в городе было открыто 2 киоска.

Торговля социально-политической литературой, безусловно, была делом, выгодным с материальной точки зрения. Этим объясняется резкий рост легальной и несанкционированной книжной торговли вразнос. Весьма характерен в этой связи следующий случай. Бывший заведующий 3-м приходским училищем в Барнауле А. Шапошников, учившийся в 1906 г. в Вольной высшей школе в Санкт-Петербурге, купил на свои последние деньги (70 руб. 24 коп.) 787 дешевых брошюр издания "Донской речи" и "Молота", рассчитывая получить прибыль. Продавать брошюры он планировал через книжный склад Инспекции народных училищ в Барнауле[21].

Власти, видевшие в запрещенной литературе угрозу общественному спокойствию, пытались бороться с торговлей "вредной" книжной продукцией. В конце 1905 г. временный военный генерал-губернатор Акмолинской области Папенгут, сочтя преступной деятельность книжного магазина В.И. Мезенцева, торговавшего бесцензурной политической литературой, распорядился конфисковать весь его книжный товар, а магазин закрыть. В декабре 1906 г. за аналогичное преступление был закрыт книжный магазин С.Б. Нодельмана в Верхнеудинске. В Томске по приказу генерал-губернатора барона К.С. Нолькена несколько раз делались обыски в книжных киосках товарищества "Новое дело". "Сибирские вопросы" сообщали, что "пайщики "Нового дела" получили отеческое внушение от барона Нолькена, пригрозившего, что "в случае чего..." он вышлет их в Нарымский край"[22]. В 1906 г. в Красноярске был закрыт книжный склад Общества попечения о начальном образовании, а в Иркутске - книжный склад Общества распространения народного образования и народных развлечений в Иркутской губернии за продажу книг "преступного" содержания[23].

Помимо книжных магазинов и книжных киосков, книги в городах продавали различные мелкие торговцы: офени-книгоноши, мелкие лавочники, галантерейщики, старьевщики. Репертуар предлагаемой ими книжной продукции очень отличался от того, который имелся в книжных магазинах. Мелкие торговцы распространяли в основном лубочную литературу, которая привлекала к себе внимание простого народа своей крайней дешевизной.

Если в сибирских городах, несмотря на все недостатки, книжная торговля была неплохо развита, то в сибирской деревне она носила нерегулярный, а то и случайный характер. Продвижение книги к читателю затруднялось огромными сибирскими расстояниями и было сопряжено со многими сложностями. В годы революции крестьяне, как и ранее, приобретали книги в городах, в лавках у местных торговцев, на ярмарках, у мелочников, разносчиков, коробейников, офень-книгонош. Это была главным образом лубочная литература, которая привлекала крестьян своей незатейливостью и дешевизной. Местные торговцы и книгоноши торговали самоучителями, календарями, сказками, песенниками, сонниками, анекдотами и т.д.

Однако вызванные революцией сдвиги в общественном сознании определили перелом как в читательских интересах и приоритетах, то есть спросе, так и в следующем за ним предложении, то есть ассортименте книжной продукции, предлагаемой офенями. Корреспондент "Сибирских известий" сообщал в сентябре 1905 г., что прибывшие в Томск офени и книгоноши из Барнаульского уезда приобрели в книжном магазине Макушина целую партию изданий "Донской речи" и "Молота", в числе которых были копеечные листки издания Парамоновой "Что такое народное представительство?"[24].

В целом в период первой русской революции в Сибири наблюдалась активизация книжной торговли. Этот процесс коснулся как специализированной книготорговой сети, так и нестационарных форм продвижения книги к читателю, роль которых значительно выросла. Это явилось следствием повышения спроса на массовую литературу общественно-политического характера.

Список литературы

ГАТО. Ф. 100. Оп.,2. Д.226. Л.18.

Вольфсон Д. Просветительские общества Сибири (книжные склады) // Сибирский сборник за 1905 г. Иркутск, 1905. С.83, 87.

См.: Бердников Л.П. Кланяйтесь залам библиотечным: Краткие очерки истории библиотечного дела и книжной торговли в Енисейской губернии (1838-1916). Красноярск, 1995. С. 166-167.

Время. 1906. 20 сент.; 26 июня; Сибирь. 1907. 4 февр., 23 авг.; Максимова С.В. Книжное дело в Якутии (1917-1991 гг.):

Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Якутск, 1994. С. 14.

ГАОО. Ф. 270. Оп. 1. Д. 56. Л. 33 об.

Сибирская жизнь. 1905. 20 мая.

Восточное обозрение. 1905. 24 сент.

Сибирское обозрение. 1906. 8 марта.

Курусканов П.З. Торговля политической книгой в Сибири (1905-1907 гг.) // Книжное дело в Сибири (конец XVIII - начало XX в.). Новосибирск: ГПНТБ СО АН СССР, 1991. С. 162.

Сибирские известия. 1905. 30 дек.

Спутник пассажира по сибирским железным дорогам. Иркутск, 1907. С. 22, 44.

Степное эхо. 1907. 22 марта.

Сибирская мысль. 1907. 26 янв.

Сибирь. 1907. 10 апр.

ГАОО. Ф. 271. Оп. 1. Д. 23. Л. 4 об.

Время. 1906. 26 янв.

Майдурова Н.А. Революционные издания в Томске в период реакции // Вторые Макушинские чтения. Томск, 1991. С. 102.

Енисейское слово. 1906. 24 ноября.

Сибирь. 1907. 8 июля.

Мельников А.А. Красноярская республика 1905 года // 1905 год в Сибири: Сб. ст. и восп. Новониколаевск, 1925. С. 103.

ГАТО. Ф. 100. Оп. 1. Д. 208. Л. 4-4 об.

Сибирские вопросы. 1907. N 21. С. 25-26.

Там же. N 19. С. 17.

Сибирские известия. 1905. 14 сент.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему