регистрация / вход

Применение политического дискурс-анализа в решении идеологических задач (На примере медиатизации политических текстов)

Актуальность темы исследования обусловлена усиливающимися тенденциями к политизации и медиатизации общества, вызванными демократическими процессами в стране и задачами формирования имиджа России как сильного независимого государства.

Волкодав Михаил Александрович

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Краснодар 2007

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования обусловлена усиливающимися тенденциями к политизации и медиатизации общества, вызванными демократическими процессами в стране и задачами формирования имиджа России как сильного независимого государства. Социальные и политические преобразования в свою очередь нуждаются в обосновании и тиражировании идеологии через медиатексты, доступные различным видам аудитории. Между тем механизм создания медиатекстов и инструментарий, используемый для актуализации основных политических концептов, в современной науке о средствах массовых, в том числе и политических, коммуникаций изучены недостаточно.

Научный интерес к политическому дискурс-анализу вызван также изменениями, происходящими в общественно-политическом сознании и отражаемыми в языке средств политических коммуникаций (СПК).

Тенденция СПК к расширению сфер деятельности позволяет изучать их язык с позиций различных наук.

С точки зрения лингвистики, язык рассматривается как социальное действие. Область же политики как раз и является наиболее показательной в этом плане, потому как сама природа многих политических действий сводится к их реализации через язык, в узусе рассматриваемой нами темы – через дискурс.

C точки зрения политологии, прагматически главной функцией политики является борьба за власть. Политические дискурсы, формируя политические взгляды (идеологию), являются ее оружием.

С культурологической точки зрения, политический дискурс становится важнейшим социальным идентификатором и ретранслятором ценностей.

С точки зрения коммуникативистики, огромное значение обретает тенденция медиатизации политического дискурса. Концептуализация политического пространства де-факто осуществляется посредством не личного опыта людей, а информации, почерпнутой через СМИ.

Все эти факторы способствуют неуклонному росту научного интереса к изучению сущности и феноменологии политического дискурса. В центре внимания научной общественности оказываются вопросы, связанные с методологией дискурс-анализа и теоретическим моделированием дискурсионного процесса.

В качестве рабочей гипотезы исследования выступает гипотеза о динамичном характере дискурсных структур.

Цель настоящего исследования – выявить возможности применения политического дискурс-анализа при решении идеологических задач.

Поставленная цель достигается посредством решения следующих задач:

экстраполяция специфики политической практики на базовые характеристики дискурса с целью осмысления принципов функционирования политического дискурса в медиасреде и принципов его восприятия массовой аудиторией;

формулирование структуры когнитивной модели дискурса, иллюстрирующей принципы функционирования в нём концептуальной базы;

теоретический поиск доказательств гипотезы о динамичном характере дискурсных структур;

выработка принципов применения данной характеристики дискурсных структур в идеологической практике;

выявление методов и способов апелляции к концептам;

апробирование найденных методов когнитивного дискурс-анализа;

подбор критериев анализа, отражающих специфику взгляда на дискурс, развивающегося в данной работе;

проведение когнитивного исследования дискурсов по заданным критериям с применением релевантных методов.

Фактическим материалом исследования послужили публикации СМИ, официальные выступления политиков, отражающие современный дискурс российской политической элиты, дискурс российской левой оппозиции, дискурс американских политиков и российский общественно-политический дискурс начала 1990-х годов.

Объектом исследования в данной работе являются дискурсные единицы как носители идеологии и ментальности в политической семантике.

Анализ проводился на предмет выявления в общественно-политических дискурсах ключевых концептов и когнитивных схем представления знаний, а также определения общих принципов и закономерностей функционирования дискурсных структур; выявления гипотетически присущей дискурсу и его структурным единицам вертикальной и горизонтальной динамики.

Методологической основой исследования стали работы в области когнитивной лингвистики, а также истории и теории развития дискурсного направления в науке Т. А. ван Дейка, М. Фуко, М. Хайдеггера, Ч. Филлмора, М. Минского, Ю. С. Степанова, Е. И. Шейгал, Д. С. Лихачёва, Г. Г. Слышкина, Е. С. Кубряковой, Е. О. Опариной, О. Ф. Русаковой и Д. А. Максимова, А. В. Осташевского, В. Н. Степанова, Ю. С. Исаковой; работы, посвящённые проблемам политического управления, М. Вебера, Г. В. Атаманчука, В. В. Касьянова, А. Н. Балашовой, И. А. Василенко, В. С. Комаровского; коммуникационно-информационным и PR-технологиям - С. Блэка, Г. Г. Почепцова, А. Ю. Горчевой, Ф. Н. Ильясова, С. Г. Кара-Мурзы; манипулятивным возможностям СМИ в политической сфере - О. Л. Михалёвой, Е. Л. Доценко, Я. Н. Засурского, С. Г. Корконосенко, Н. П. Кравченко и другие.

Научная новизна исследования заключается в интеграции и развитии представлений о структуре когнитивной модели дискурса, которые становятся основой для применения их в решении идеологических задач, а также в попытке разложить политический дискурс на составляющие (концепты, фреймы) и определить специфику их функционирования в зависимости от ментальности, исторического опыта, государственных задач и других мотивов носителей политических смыслов.

В настоящей работе предложена модель политического дискурс-анализа, позволяющая наиболее четко представить схему (механизм) наполнения политического концепта определенной идеологией.

Теоретическая значимость работы заключается в пополнении знаний о теории и основных положениях средств массовых политических коммуникаций: о направлениях и методах, условиях и результатах воздействия определенных идей, стереотипов, мнений, образов на политические взгляды аудитории, потребляющей массовую информацию. А выявление и описание модели "дискурсивного анализа" и базовых концептов в политическом дискурсе создает новые предпосылки для развития когнитивной лингвистики и осмысления роли журналистики в формировании политической картины мира.

Практическая значимость работы состоит в разработке и применении метода политического дискурс-анализа по вертикальному и горизонтальному срезам. Данный метод позволяет не только получить описание ключевых дискурсных структур, но и определиться с направлением работы в идеологическом поле. Таким образом, расширяются возможности моделирования идеологического процесса в медиасреде.

Существенную практическую значимость исследованию придают также перспективы прогнозирования характера концептуализации политических представлений, изменения политической картины мира, применения знаний в области когнитивной лингвистики при ведении идеологической работы самого разного плана (от политической агитации, подготовки к публичным выступлениям и политбоям до разработки стратегий информационных кампаний и идеологии политических платформ). Результаты исследования, таким образом, могут быть использованы при разработке избирательных технологий; в вузовском преподавании: при чтении спецкурсов, посвященных проблемам взаимодействия политической власти и СМИ, разработке PR – кампаний, а также дисциплин по специальностям «Журналистика», «Связи с общественностью», «Политология».

На защиту выносятся следующие положения диссертации:

Дискурсная модель обладает сложной когнитивной структурой, включающей в себя: определённое количество дискурсных слоёв, которые могут актуализироваться в соответствии с прагматическими задачами субъекта - политического дискурса; концепты, являющиеся ментальными образованиями, имеющие аспектность (понятийную, образную, ценностную), слабовыраженную слоевую структуру и обладающие широким потенциалом к актуализации своих составляющих; фреймы – ментальные образования, представляющие собой пакеты информации об определённых фрагментах человеческого опыта и регулирующие способы оформления и представления знаний.

2. Дискурсные структуры и их единицы обладают динамичными свойствами, что позволяет совершать импорт целых концептосфер, концептов либо некоторых концептных слотов в целях формирования / изменения дискурсного пространства.

3. Одним из основных механизмов концептуализации является концептуальный речевой приём (А. В. Осташевский), реализующийся посредством метатекстовых образований (реминисценций, апелляций к прецедентным текстам, концептам).

4. Политический дискурс является средой активной эксплуатации концептуальной и фреймовой базы, что объясняется применением манипулятивных стратегий при идеологической работе.

Импорт концептосферы американского дискурса в российский политический дискурс происходит путём вбрасывания в российский политический дискурс концепта "демократия" и его последующего фрейминга через актуализацию концепта "свобода". Момент идеологического столкновения современных российского и американского дискурсов происходит при концептуализации дискурсного топика "демократия". Данное столкновение становится результатом разных подходов современных американских и российских властных элит при фрейминге топика "демократия": в случае с американскими политиками он концептуализируется через ключевой слот "свобода", в случае с российскими – через слот "суверенитет", что отражает ценностные установки авторов дискурса.

Методы и методики исследования обусловлены спецификой объекта исследования, языкового материала, а также целью и задачами исследования.

В плане общенаучного подхода использовались описательный и интерпретационный методы. При работе над практической частью диссертации использовались методы когнитивного картирования дискурса, восстановления иерархических структур смысла, сравнительно-исторический метод.

Апробация и внедрение результатов исследования. Содержательная часть диссертационной работы и результаты практических исследований обсуждены на заседаниях кафедры периодической печати Кубанского государственного университета. По теме диссертации сделан доклад на Всероссийской конференции "СМИ в современном мире - 2005", прошедшей в апреле 2005 года на базе факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета. Основные положения работы отражены в четырёх публикациях.

Материалы и результаты исследования использовались при проведении занятий по дисциплине «Политический маркетинг», спецкурса «Организация и работа пресс-служб» при обучении студентов специальности «Журналистика» Кубанского государственного университета (что подтверждено соответствующим актом внедрения).

Структура диссертации обусловлена целью и поставленными задачами. Работа состоит из введения, двух исследовательских глав, заключения, библиографического списка и приложений.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении описывается научная парадигма, в рамках которой ведётся исследование; обосновывается выбор темы диссертации, её актуальность, представляются объект, предмет, фактический языковой материал работы; формулируются цели и задачи исследования, характеризуется его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, описывается общая методологическая база работы, определяются положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации – "Принципы и проблемы концептуализации в политическом дискурсе" - носит теоретический характер и начинается с описания общих вопросов теории дискурса, принципов его функционирования.

Современными философскими словарями дискурс определяется как вербально артикулируемая форма объективации содержания сознания, регулируемая доминирующим в той или иной социокультурной традиции типом рациональности. В соответствии с данным подходом объектом научного интереса дискурс-анализа становится процесс "корреспонденции" между культурой, ассоциированным с нею политическим сознанием и языком.

Далее в работе описывается специфика политического дискурса. Политические дискурсы рассматриваются как мощный властный ресурс, посредством которого государственные и общественные институты осуществляют свою самопрезентацию и легитимацию, конструируют и продвигают те или иные образы реальности, позиционируют социальных субъектов в политическом пространстве.

Таким образом, культура, такие сферы деятельности, как политика, СМИ (являющиеся порождениями и частью современной культуры) и языковая презентация этой деятельности делают политический дискурс "архитектором" политической картины мира, ретранслятором ценностей, социальным идентификатором и интегратором.

Специфика политики заключается в ее преимущественно дискурсивном характере: многие политические действия по своей природе являются речевыми действиями, реализующимися в медиасреде. Ни один политический режим не может существовать без коммуникации.

На сегодняшний день ведущими направлениями в исследованиях дискурса как методологии выявления политических смыслов социальных отношений являются постмодернистский и критический дискурс-анализ [Русакова, Максимов 2006].

В рамках критического направления авторы выделяют несколько подходов: социосемиотический, социокультурный и социокогнитивный.

Наиболее адекватным для решения задач и достижения цели, поставленных в исследовании, нами был определён социокогнитивный подход критического дискурс-анализа, апологетом которого является Т. А. ван Дейк.

В соответствии с данным подходом политический дискурс трактуется как ментальная репрезентация политических событий, а политическое познание – как способ когнитивного сведения индивидуальных и коллективных измерений политики с помощью политического дискурса [Dijk 2002].

В соответствии с данным подходом нами была составлена модель дискурса, интегрировавшая в себя как когнитивный, так и структурный аспекты, которая отражает основные принципы функционирования когнитивных единиц в политическом дискурсе при реализации идеологической работы.

На рисунке 1 представлена модель дискурса, структурно состоящего из дискурсных слоёв, когнитивно состоящего из концептов, которые функционируют в дискурсном пространстве посредством других когнитивных структур.

В основу понимания структурного аспекта положены постулаты о том, что: дискурс любого характера обладает определённой коммуникативной стратегией (интенциональный слой); исходя из понимания дискурса как репрезентации смыслов и образов, можно говорить о наличии интерфейса дискурса (актуальный слой); дискурс является ретранслятором образа мира (виртуальный слой); дискурс совмещает в себе эксплицитный и имплицитный планы (контекстуальный слой); дискурс является носителем эмоционального заряда (психологический слой); посредством дискурса осуществляется культурно-историческая коммуникация между поколениями.

Основой современного понимания когнитивного аспекта дискурса являются теории ментальных пространств Ж. Фоконье, теории когнитивных моделей Дж. Лакоффа, теории фреймовой семантики Р. Шенка и Р. Абельсона, обобщённых ван Дейком [Михалёва 2005; Дейк 1989; Лакофф 1988].

Профессор ван Дейк исходит из свойства человеческой памяти интегрировать предшествующий опыт людей в виде структур определённого свойства и содержания – моделей.

Общие семантические модели памяти имеют потенцию к преобразованию в сознании человека в определённого рода когнитивные структуры. Те общие модели, которые являются социально релевантными, могут быть преобразованы – например, в политических целях – во фреймы или сценарии социальной памяти.

Ключевой же момент заключается в стратегическом использовании модельных особенностей. На рисунке 2 схематично изображена когнитивная модель дискурса.

Дискурс (ментальное пространство) представляет собой совокупность концептов (концептосферу). Концепты же в свою очередь структурируются посредством фреймов. Способ структурирования концептов определённого ментального пространства подчиняется определённой когнитивной модели, управляющей работой когнитивного сценария.

Под когнитивным сценарием подразумевается упорядоченная последовательность действий, которая контролирует как выбор специфического набора слов из структурирующего определённый концепт фрейма, так и последовательность их активации.

Центральные акторы данной схемы – концепты.

Концепт, являющийся одним из ключевых понятий когнитивной лингвистики, представляет собой мыслительную единицу, квант структурированного знания, вбирающую в себя определённый объём культурной информации; многомерное социокультурное образование в коллективном сознании, понятийный знак в социокультурном преломлении.

Процесс образования концепта можно представить как "процесс редукции результатов опытного познания действительности до пределов человеческой памяти и соотнесение их с ранее усвоенными культурно-ценностными доминантами <…>" [Слышкин 2000 (б)].

В структуре концепта Ю. С. Степанов [Степанов 1997] и С. Г. Воркачёв [Воркачёв 2002] выделяют понятийный, ценностный и образный элементы.

Образный элемент концепта тесно увязан со способом познания действительности. Образные репрезентации концепта в основе своей служат целям обобщения, прототипизации, представляют устойчивые мыслительные картинки.

Что касается ценностного элемента, по этому поводу Н. Д Арутюновой отмечено, что статус концепта получают только социально-ценностные явления культуры: "базой для образования концепта может служить только то явление, которое может являться объектом оценки" [Арутюнова 1998]. Ценности же всегда увязаны со стремлением человека к созданию общественных идеалов, в том числе и политических.

Понятийный элемент концепта представляет собой совокупность общих и существенных признаков понятия, соответствующих классу предметов [Степанов 1997].

Ю.С. Степанов различает в структуре концепта три основных слоя.

Внутренний, "буквальный". Содержит в себе непосредственный, буквальный смысл.

Пассивный, “исторический”. Слой, которым внутренняя форма “наросла” за всю историю функционирования концепта в культурном пространстве.

Активный, “актуальный”. Наиболее активно используемый в современности слой концепта.

Фактуальный элемент концепта хранится в сознании в вербальной форме и поэтому может воспроизводиться в речи непосредственно, образный же элемент невербален и поддается лишь описанию.

Понятийный элемент является семантическим материалом концепта, его телом. На рисунке 3 этот элемент иллюстрирует слоевая структура.

Образный элемент тесно увязан с процессами прототипизации и стереотипизации в мышлении. Например, на рисунке 3 концепт схематично изображён в форме цилиндра. Однако как объект восприятия он может иметь и форму параллелепипеда. На основании этого допущения можно предположить, что образный элемент концепта может являться базой его когнитивной (фреймовой) структуры.

Ценностный же элемент концепта выражается в самом факте наличия концепта, ведь статус концепта получают только социально-ценностные явления культуры.

Концепты дискурса образуют собой некий культурный пласт, который принято называть концептосферой.

Политика как явление культуры интенсивно эксплуатирует концепты, нередко вкладывая в них новое содержание, ориентируясь на идеологию момента, ситуацию политической выгоды. В ходе политической практики реализуется детерминирующее свойство политического дискурса – тяготение к манипулятивным стратегиям, которые находят своё воплощение в медиасреде.

Отсюда - стремление к неравномерной концептуализации разных фрагментов действительности в зависимости от их важности для соответствующей целевой группы, специфическая комбинаторика ассоциативных признаков концептов, специфическая квалификация определённых предметных областей и др. [Карасик 2002]. Концептуализация действительности осуществляется как обозначение, выделение того, что актуально для данной политической культуры. Именно это свойство концептов активно эксплуатируется в политическом дискурсе, в деятельности по формированию политических идеологий.

В рамках концептологического подхода этот механизм представляется в виде обращения к определённому концепту, "живущему" в культурной и социальной памяти аудитории, и актуализации его в сознании. А. В. Осташевский называет этот процесс концептуальным речевым приёмом [Осташевский 2001].

Таким образом, воспринятый адресатом прецедентный текст (или иначе – концептуальный, т.е. породивший концепт либо существенно повлиявший на его развитие) остаётся в сознании, рефлексируется и включается в формируемую автором дискурса концептосферу. Процесс апелляции к концепту, реминисценция [Караулов 1986], всегда представляет собой апелляцию к породившему его прецедентному (несущему социальную ценность) тексту либо к группе этих текстов.

Относительно политического дискурса следует отметить, что его прецедентные тексты, исходя из интенций, всегда вписаны в идеологический контекст эпохи. При этом объём и состав прецедентных текстов подвижен. Изменения всегда политически опосредованы и происходят под влиянием идеологической ситуации.

Особенность реализации концептуального речевого приёма в политическом дискурсе, которая была выявлена в ходе изучения политических текстов, относится к области интертекстуальности и заключается в характере реминисценций.

Так, например, показателем стандартного (традиционного, пассивного, оборонительного) мышления политического агенса в большом количестве случаев являются типичные, "обкатанные" реминсценции, известные концепты, апеллирующие к стандартным прецедентным текстам и обычно не имеющие потенциала к развитию.

А вот о креативном (нестандартном, активном) мышлении говорят неожиданные реминисценции, актуализация новых концептов либо их обогащение новыми концептными рубриками.

Например, концептуализация закона как основы демократии серьёзно проигрывает активно эксплуатирующейся в настоящее время концепт-идеологеме "суверенная демократия". В данном случае концептуализация понятия "демократии" через понятие "суверенитет" оказалась не только более интересной, но главное, более востребованной идеологией момента.

Так или иначе, но концептуальный речевой приём, основанный на апелляции к прецедентным текстам или, что то же самое – актуализации концептов, предстаёт перед нами достаточно эффективным механизмом идеологической борьбы в политике.

Репрезентации концепта во многом обусловлены другими когнитивными структурами – фреймовыми. На рисунке 2 представлены: дискурсное поле, функционирующие в этом поле концепты, фреймовые структуры (слоты и непосредственно фреймы), структурирующие концепты и дискурс в целом.

Слоты являются терминальными узлами фреймовой структуры концепта [Кобозева 2000]. А связки, определяющие метод, порядок поступления, обработки, рубрикации информации, называют фреймами.

Количество слотов соответствует количеству элементов, выявляемых в концепте, в данном фрагменте опыта, разнообразным аспектам и параметрам, выделенным на основе взаимодействия человека с данным объектом. Каждый слот (терминал) содержит конкретный объём информации, релевантный для соответствующего объекта действительности. Слот, выявляемый у объекта, сам же и задаёт параметр, и заполняется необходимой информацией.

Характер слотов определённого концепта во многом детерминирован спецификой концептосферы, в которой развивается анализируемый концепт. Иными словами, окружающие его концепты сами по себе уже могут определять слоты, задавая пути, правила понимания и интерпретации изучаемого концепта. Слоты во многом являются производными концептов, прецедентных текстов данного или параллельного дискурсов.

Концепт может определяться слотом, производным от концепта параллельного дискурса. Таким образом, организационно более мелкими элементами когнитивной структуры дискурса, нежели концепты, слоты считать будет верно только относительно данного конкретного случая. В общем же слоты являются полноценными концептами (прецедентными текстами), привлечёнными сознанием для формирования представлений о другом концепте.

Эти свойства фреймовых структур зачастую используются для моделирования понимания различных ситуаций посредством вычленения из фреймовых структур различных слотов, структурирующих концепт, или изменения фреймовых связок, что в свою очередь способствует расширению спектра возможных интерпретации ситуаций в политической практике.

В политическом дискурсе говорящий, распределяя ценностные аспекты, посредством выбора определённых концептов, фреймов, слотов, сценариев, проявляет своё отношение к ситуации в целом.

В соответствии с представлениями современной когнитивной лингвистики и подходами в этой области научного знания процесс постижения, рубрикации, представления и оценки действительности в сознании человека (или иначе – когнитивного обрамления концептов) мы определяем как фрейминг. На настоящий момент в работах по когнитивной лингвистике упоминаются лишь два фундаментальных способа фрейминга: метафора и пример.

Для понимания того, в каком соотношении в политическом дискурсе находятся традиционное, связывающее его с прежним политическим языком, и то новое, что есть в его форме и семантике, большое значение имеет изучение использования в нем концептуальных метафор, основной функцией которых является формирование концептов [Опарина 2002].

Такая метафора одновременно дает денотату имя и предлагает определенный ракурс его видения [Опарина 1988]. Концептуальная метафора действует в сфере абстрактных, невещественных понятий, используя в качестве средства номинации имена предметов и явлений, воспринимаемых органами чувств и более знакомых по повседневному опыту. Фреймовые структуры, как правило, неотделимы от метафор, но они отвечают за когнитивные процессы и предшествуют актам концептуализации.

Применительно к политическому дискурсу как феномену идеологии важно подчеркнуть, что метафорическое моделирование часто отражает не реальное положение дел в политической сфере, а его восприятие. При этом реальность и её осознание в сознании общества не всегда совпадают [Чудинов 2001].

Процесс декомпозиции в постижении, рубрикации, представлении и оценке действительности в сознании человека мы определяем как рефрейминг. Рефрейминг в политическом дискурсе часто используется для борьбы с политическим противником, склонения аудитории к собственной точке зрения при достижении политических целей.

Например: рефреймингу может подвергаться репрезентация концепта "сохранение русского народа" через фрейм "справедливость" на "сохранение русского народа" через фрейм "Россия – для русских". Это негативный пример приёма рефрейминга, активно использующегося идеологами националистов.

Дискурс, таким образом, представляет собой подобие "слоёного фруктового пирога", в котором коржи определяют общую структуру (относительно дискурса – задают тон), а фрукты (концепты) являются тем самым десертным наполнением, которое, собственно, и позволяет говорить о его специфическом вкусе.

Исходя из таких позиций, правомерно предположить о взаимном влиянии дискурсных слоёв на содержание концептуальной базы и, обратно, влиянии концептуальной базы на формирование дискурсных слоёв.

Такое взаимовлияние предполагает и взаимообогащение: дискурса - появляющимися, актуализирующимися концептами, которые развивают дискурсное поле в целом; концептов – дискурсным полем, в которое эти концепты попадают, в котором функционируют и к особенностям которого неминуемо адаптируются.

Необходимо учитывать также, что концепт – динамическое явление, так как содержание концепта, а также его взаимосвязи с другими концептами зависят от изменений в массовом сознании, которые, в свою очередь, определяются изменениями в общественной жизни, сменой приоритетов и ценностей в социуме.

Концепты имеют свойство актуализироваться в определённые исторические периоды в определённом политическом контексте, затухать, уходить в имплицитные слои языка, совсем исчезать из концептосфер дискурса, потом снова возбуждаться, актуализироваться, эксплуатироваться в целях достижения определённых политических целей. Графически процесс актуализации на дискурсивном уровне проиллюстрирован на рисунке 2.

На нём мы можем наблюдать концепты, находящиеся в дискурсной эксплуатации на фиксируемый период времени (концепты 1, 2, 3), а также концепты, которые в этот период в дискурсе отсутствуют (концепты 4, 5).

Однако следует помнить, что исчезновение из дискурса в большинстве случаев носит временный характер. Через время они могут снова проступить в дискурсном поле, актуализироваться и продолжать эксплуатироваться для достижения определённых политических целей. Затем они могут снова быть подавленными, либо самостоятельно выйти из употребления по объективным причинам.

На рисунке 3 проиллюстрирован процесс актуализации на концептуальном уровне. Концептуализация реализуется посредством перемещения слотов – узловых точек понимания из буквального и пассивного концептуальных слоёв в активный, а также актуализации слотов смежных концептов данного дискурса в актуальном слое исследуемого концепта.

В этой связи такое свойство концептов, как динамика, становится весьма перспективным объектом для эксплуатации в политической практике и, следовательно, для исследований. Наиболее распространёнными направлениями нам представляются историко-этимологическое исследования, а также исследования, направленные на восстановление иерархических структур смысла. То есть, речь идёт об исследованиях по временно-вертикальному и культурно-горизонтальному научным срезам.

Горизонтальный срез представляет собой изучение состояния концептуальной базы на определённый момент времени, изучение концептуальной базы параллельных дискурсов с целью проведения сравнительного анализа.

Под вертикальными исследованиями мы понимаем изучение развития и становления концептов во времени, продемонстрированные, в частности, М. В. Ильиным (исследования концептов политики) [Ильин 1997], А. В. Осташевским (исследования концептов права и СМИ) [Осташевский 2001].

Выражаясь образно, дискурсный "пирог" в исследовательских целях должен быть "разрезан" по вертикали и по горизонтали.

Следуя данному подходу, мы сосредотачиваемся преимущественно на лингвистических методах исследования. Когнитивный анализ осуществляется посредством исследования концептов, метафорических моделей и фреймов, т.е. структур, отображающих стереотипные ситуации, составления когнитивных карт дискурса. В центре внимания при проведении подобных исследований является изучение концептов при помощи выявления в них семного состава, анализа их лексических парадигм, анализа материала афоризмов, восстановления иерархических структур смысла.

Техника когнитивного анализа с применением методов лингвистики позволяет реконструировать представления человека об окружающем, его симпатии, антипатии и ценностные воззрения. При этом она дает возможность судить и о политической ситуации, ибо внутренние модели мира есть часть объективной политической картины.

Вторая глава – "Функционирование концепта "демократия" в различных политических дискурсах" - посвящена непосредственно практическому исследованию дискурсов (современных властных элит России, США, левой российской оппозиции, российского общественно-политического дискурса эпохи "перестройки" и начала 1990-х годов).

План и методология практического исследования.

Принцип выборки концептов для анализа. Поскольку достигнуть релевантных данных посредством количественного метода невозможно ввиду того, что квантификации степень участия концепта в общеполитическом дискурсе поддаётся с трудом, было решено произвести выборку с учётом оценки общеполитической обстановки, имеющихся фоновых знаний (именно с использованием дискурсивного подхода), а также мнений авторитетных учёных и специалистов в области политологии.

Результаты выборки. Наиболее актуальным и интересным в рамках парадигмы исследования был определён концепт "демократия". Общим местом в современных политологических спорах как на экспертном, так и на официальном уровнях стало осмысление и трактование понятия "демократия".

Критерий "демократичности" или "соответствия нормам демократии" в парадигме современной политической мысли является одним из основных, необходимых для позиционирования общества, нации в нынешнем политическом мире [Сурков 2006]. Выбор данного топика в современном политическом дискурсе основывается на работах классиков политологии: Роберта Даля ("О демократии") [Даль 2000], Аренда Лейпхарта ("Демократия в многосоставных обществах") [Лейпхарт 1997], Дэвида Истона ("Категории системного анализа политики") [Истон 2000].

Более того, трактование понятия "демократия" стало точкой спора даже на межгосударственном уровне, таким образом, что от характера его толкования и осознания социумом зависит судьба принципов международных отношений, которые, в свою очередь, и определят на ближайшие десятилетия архитектонику мировой политики [Сурков 2006].

Подтверждением тому являются прецедентные тексты политических лидеров ведущих мировых держав [Путин 2007, Чейни 2006].

В качестве фактической базы практической части диссертационного исследования нами были выбраны политические тексты, которые, по нашему мнению, достаточно ярко иллюстрируют функционирование концепта "демократия" в различных аспектах политического дискурса.

Корпус текстов представляют:

1. Вильнюсская речь вице-президента США Дика Чейни [Chaney 2006; Чейни 2006].

2. Главы "Суверенитет" и "Демократия" из книги члена Общественной палаты РФ Алексея Чадаева "Путин. Его идеология". Данное произведение представляет собой анализ посланий президента РФ В.В. Путина 2004, 2005 годов, выступления 13 сентября 2004 относительно реформы политической системы [Чадаев 2005].

Эти тексты эксплицируют официальные дискурсы, опирающиеся на концепт "демократия".

3. В качестве контрдискурса оппозиции в анализе представлена опубликованная в газете "Советская Россия" статья В.Е. Потапова "У стены недоверия" [Потапов 2005].

4. В целях иллюстрации динамики развития концепта "демократия" с начала 1990-х годов по 2005 год проведён анализ:

статьи Владимира Воейкова "Русским бояться некого, кроме самих себя" в "Независимой газете" (иллюстрация развития слота-Суверенитет) [Воейков 1991];

программная статья курса президента Б. Н. Ельцина "Перестройка Бориса Ельцина" в "Независимой газете" (иллюстрация развития слота-Рынок) [Ельцин 1991];

статья Тофика Шахвердиева "Свобода – ещё неосознанная необходимость" в журнале "Огонёк" (иллюстрация развития слота-Свобода) [Шахвердиев 1989].

Своими задачами практическое исследование ставило:

Продемонстрировать возможности когнитивного анализа дискурса и концептов.

Определить концептосферы, в которых функционирует концепт "демократия" в современных дискурсах российской и американской власти, российской оппозиции, общественно-политическом дискурсе конца 1980-х – начала 1990-х. Реконструировать когнитивные структуры дискурса соответствующих культурных слоёв.

Выявить разницу, которая гипотетически имеет место в когнитивных структурах анализируемых концептосфер.

Проанализировать развитие дискурсного топика "демократия", динамику его движения.

Методологию практического исследования обусловила парадигма данной диссертационной работы. Анализ проведён с применением методов когнитивного картирования концептов дискурса, а также сравнительно-исторического метода анализа концептов

План исследования. На первом этапе исследования проведён структурный анализ дискурса, где проанализировано содержание дискурсивных слоёв.

На втором этапе сделана оценка динамики, ключевых стадий и направлений развёртывания концептуальной базы.

На третьем этапе анализа составлены дискурсивно-когнитивные карты дискурсов. Это позволило наглядно проиллюстрировать понятийные схемы концептов и их взаимосвязи.

Содержание дискурсивно-когнитивной карты включает в себя следующие категории, по которым проводился анализ: объём концепта, содержание концептосферы, в которую входит концепт, выявление фреймовых слотов, детерминирующих восприятие концепта.

Четвёртый этап демонстрирует такое свойство природы концепта, каковым является движение, посредством сравнения когнитивных структур исследуемого концепта, функционирующего в дискурсах разных ментальных пространств, а также когнитивных структур одного и того же концепта, функционирующего в одной и той же социокультурной группе, но в разные промежутки времени.

Таким образом, развитие дискурсного топика "демократия" было проанализировано по двум направлениям: ментально-пространственному и ментально-временному. На основании результатов проведённого исследования разработаны методические рекомендации при разработке и защите идеологической платформы. Алгоритм состоит из 6 этапов:

Формирование позиции, в рамках которой предстоит дальнейшая работа (например, политический бой).

Выбор группы концептов, которые будут защищать выбранную позицию.

Анализ концептов и условное выделение в них внутреннего, пассивного и активного слоёв. Поиск соответствующих выбранной позиции слотов и выстраивание фреймовой структуры (импортирование их в активный слой, актуализация востребованных слотов). Выстраивание системы концептов – формирование концептосферы.

Формирование дискурсного поля. Анализ дискурсной ситуации и условное выделение в дискурсе планов. Закладка в интенциональный план выстроенной системы концептов. Выбор из виртуального, психологического и контекстуального планов дискурса свойств, "обогащающих" концептосферу, заложенную в интенциональном плане.

Принятие решения о содержании актуального плана (решение о характере и способе перфоманса дискурса).

Реализация дискурса.

В заключении суммируются результаты исследования, которые соотносятся с поставленными задачами, проверяется выдвинутая гипотеза, указываются дальнейшие перспективы научных изысканий.

Таким образом, в работе раскрыты механизмы и принципы концептуализации в политическом дискурсе. Получили описание протекающие в дискурс-структурах когнитивные процессы. Осуществлён отбор критериев, необходимых для политического дискурс-анализа, которые способны выявлять когнитивные структуры дискурсов, их элементы, определять характер их содержания, развития и динамики. Во второй главе диссертации проведено практическое исследование, апробирующее найденную теоретическую модель.

Решение этих задач позволило нам достичь поставленную в исследовании цель – определить возможности применения политического дискурс-анализа при решении идеологических задач.

Теоретическое исследование механизмов концептуализации, а также практическое исследование четырёх типов дискурса позволяет нам сделать следующие выводы:

Практическое исследование подтверждает верность гипотезы о динамичном характере дискурсных структур. Данный вывод позволяет говорить о широком спектре возможностей построения дискурсного пространства и, как следствие, создания политической картины мира.

Подтверждение гипотезы динамичности дискурсных структур говорит о важности постоянного мониторинга и анализа дискурсного пространства, транслируемого в социум посредством каналов средств массовых коммуникаций.

Когнитивная наука в настоящее время нуждается в разработке новых эффективных методов дискурс-анализа. В данном диссертационном исследовании разработан метод дискурс-анализа, основывающийся на проведении вертикального и горизонтального срезов когнитивных структур конкретных дискурсов с целью их дальнейшего сравнения.

Данный вид анализа включает в себя анализ дискурсных слоёв (вертикальный срез), изучение концептосферы посредством анализа этапов и направлений развёртывания концептуальной базы в дискурсе (горизонтальный срез). Подобный подход при анализе видится нам наиболее адекватным в части применения к таким подвижным когнитивным структурам, какими являются дискурс, концепты, фреймы.

С точки зрения методологического обеспечения дискурс-анализа, перспективными в парадигме данного научного направления видятся исследования, направленные на разработку таких методик, которые могли бы подвергаться квантификации.

4. Теория дискурса остаётся малоизученным направлением науки и требует дальнейшей разработки. В первой главе данного исследования нам удалось интегрировать знания о когнитивной структуре дискурса и развить их. В частности, в диссертации разработаны и представлены графические модели дискурсных структур.

В качестве исследовательских перспектив в данном научном направлении нам видится дальнейший поиск знаний в области механики их функционирования.

5. Изучение концептуальной базы политических дискурсов может помочь нам в построении их когнитивной схемы. Эти знания могут быть использованы для реализации идеологической политики, ведения идеологической борьбы (на самых разных уровнях), разработке стратегий информационных кампаний в средствах массовой информации, формирования общественного мнения.

В работе сформулированы основные методические рекомендации по построению дискурса, концептуализации и фрейминга политических идеологий, описаны ключевые этапы проведения данных действий.

Всё это позволяет говорить не только о теоретической, но и о значительной прикладной ценности применения методик дискурс-анализа в общественно-политической деятельности.

6. Подтверждением прикладной ценности применения дискурс-анализа стало практическое исследование четырёх типов дискурса (современных дискурсов американской и российской политической элиты, российской левой оппозиции, а также общественно-политического российского дискурса начала 1990-х годов). Оно позволило не только апробировать метод дискурс-анализа, заключающийся в проведении вертикального и горизонтального срезов дискурса, что проиллюстрировало верность гипотезы о динамичном характере дискурсных структур, но и выявить существенную разницу между данными дискурсами, основные принципы проходящих в них процессов концептуализации, которые базируются на функции реализации идеологических задач.

Таким образом, на основе когнитивно-сравнительного анализа (а именно, полученных данных о схожести концептосфер и принципов концептуализации в дискурсах (американском и российском начала 1990-х годов) нами сделан вывод о том, что в начале 1990-х годов имел место факт импорта из американского в российский дискурс концепта "демократия" и его последующего фрейминга через актуализацию концепта "свобода".

На настоящий момент концептосфера американского дискурса претерпела незначительные изменения, в то время как концептосфера российского претерпела существенные изменения, демонстрируя принятие ключевых концептов (ценностей) американского дискурса с одновременных отторжением интерпретации этих концептов американскими идеологами.

В частности, кульминация идеологической борьбы между современными российскими и американскими политиками разворачивается при концептуализации дискурсного топика "демократия": с американской стороны он концептуализируется через ключевой слот "свобода", с российской – через слот "суверенитет", что даже нашло своё воплощение в официально принятой идеологеме Всероссийской политической партии "Единая Россия" (именуемой "партией власти"). Особенности концептуализации и иллюстрируют те политические ценности, которые отстаивают дискурсы.

Перспективы применения когнитивных методов политического дискурс-анализа в решении идеологических задач очевидны.

Речь идёт прежде всего о переосмыслении вопросов легитимации власти и вытекающих из этого последующих задач консолидации общества для решения политических проблем.

Источником легитимации власти в современных развивающихся демократических обществах мыслится только народ. Поэтому "от принуждения общество постепенно переходит к технологиям убеждения, от подавления – к сотрудничеству, от иерархии к сетям горизонтальных связей <…>. Баланс современной цивилизации смещается в сторону умения убеждать и договариваться, с тем, чтобы как можно большее количество людей осознанно принимало то или иное решение" [Сурков 2006].

Это исследование будет интересно прежде всего тем субъектам политической жизни, кто ставит своей целью не краткосрочные ни к чему не приводящие кампании по манипулированию сознанием, а долгосрочную, многоэтапную работу по формированию политической культуры нации, воспитанию гражданского сознания.

Однако последователи научной традиции изучения возможностей применения методов лингвистики в политической деятельности, должны ощущать свою социальную ответственность, ввиду того, что развитие данного направления научного знания носит диалектический характер.

Основные положения и результаты исследования отражены в следующих публикациях.

1. Волкодав М.А. Концептуализация в политическом дискурсе как метод формирования идеологии // Культурная жизнь юга России. – Краснодар: Просвещение-Юг, 2007. - № 1. – С. 87-88.

2. Волкодав М.А. Концептуализация в политическом дискурсе как элемент идеологической борьбы // Актуальные проблемы связей с общественностью в социальных процессах и конфликтах:. Материалы межрегионального научно-практического семинара. Краснодар: Кубан.гос.ун-т, 2007. – с. 69-76.

3. Волкодав М.А. Особенности освещения проблем законодательства на телеканалах Краснодарского края. Анализ регионального медийного пространства // Вестник Краснодарской академии МВД России. Приложение к Всероссийскому научному журналу "Общество и право". – Краснодар: Изд-во Краснодарской академии МВД России, 2005. - № 2. – С. 42-43.

4. Волкодав М.А. СМИ и власть: особенности сотрудничества на коммерческой основе // Тезисы научно-практической конференции "Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения": Тезисы межвузовской научно-практической конференции / Под ред. В.И. Конькова. – СПб.: Роза мира, 2005. – С. 230-231.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий