регистрация / вход

Языковая реализация образа Китая в СМИ США: информационная модель «Вооружение Китая»

Статья посвящена исследованию образа Китая как информационной модели, формируемой СМИ США в американском общественном сознании. Автор исследует один их значимых фрагментов целостного образа Китая – «Вооружение Китая».

Языковая реализация образа Китая в СМИ США: информационная модель «Вооружение Китая»

О. Н. Сорокина

Первое десятилетие XXI в. показало поразительные перемены в развитии средств массовой информации (СМИ) и их влиянии на жизнь людей различные стороны жизни современного человека. Информационное пространство видоизменилось в связи с развитием новых технологий и большей доступностью электронных приспособлений, способствующих распространению информации. Развитие Интернета и увеличивающаяся потребность современного человека в получении новой информации об окружающем мире открыли огромные возможности воздействия на сознание адресатов.

Подобная зависимость общества от СМИ привела к разработке концепции информационной войны, особого типа войны, не требующей физического присутствия [9, 15]. В развивающемся информационном обществе СМИ утеряли свои ведущие функции, присущие СМИ: информативную и образовательную. Таким образом, мы согласны с А. А. Даниловой, что на данном этапе работа СМИ строится в первую очередь именно с целью воздействия, а не информирования аудитории [5, 6].

В рамках когнитивного направления в исследованиях политического дискурса выделилось направление, изучающее способы воздействия на сознание, иными словами способы манипуляции сознанием [3; 4; 6; 7; 11]. Отдельно проводились исследования лингвистических способов воздействия на сознание, используемых в СМИ [5; 13]. Однако причины манипуляции массовым сознанием в рамках лингвистических исследований до настоящего времени не рассматривались комплексно.

Главным создателем концепции и технологии манипуляции массовым сознанием считается наиболее развитая страна информационного века – США, где велико влияние СМИ. Важно, что исходным положением для создателей явился язык, с одной стороны, и психологическое воздействие – внушаемость, т. е. внушаемость посредством слов, с другой стороны. Высказывается даже предположение, что первоначальной функцией слова на заре человечества являлось так называемое суггесторное воздействие, внушение словом через чувство [8].

Настоящее исследование рассматривает особый способ воздействия на массовое сознание в американских СМИ: формирование определенной информационной модели страны-соперника, Китая, а также выявление причин конструирования исследуемого образа.

Категория «образ» является объектом изучения многих наук: филологии, философии, психологии, социологии. «Образ есть отражение в конкретно-чувственной форме существенных типических характеристик, явлений определенной исторической эпохи» [10, 527]. Наиболее широко понятие «образ» трактуется в философии. В философском аспекте возникновение и существование образа раскрывается на основе теории отражения как общего свойства материи, обусловленного тем, что предметы и явления объективного мира находятся в универсальной взаимосвязи и взаимодействии. Взаимодействуя друг с другом, они изменяются; эти изменения выступают в виде определенного «следа», который фиксирует особенности взаимодействующего предмета, явления. Формы отражения зависят от специфики и уровня структурной организации взаимодействующих тел. Содержание отражения выражается в том, какие изменения произошли в отражающем предмете и какие стороны в воздействующем предмете и явлении они воспроизводят [12, 36].

Такой «след» возникает и при взаимодействии человеческого сознания с объективным миром; образ в философском понимании представляет собой психическое воспроизведение объекта в мозгу человека окружающего мира в виде ощущений, восприятий, представлений, понятий, суждений и умозаключений.

В таком понимании понятие «образ» означает результаты познавательной деятельности человека, а категория «образ» совпадает с понятием «информация».

В отечественной лингвистике понятие «образ» исследуется многими учеными, однако какого-либо общепринятого определения данного понятия нет. И. В. Арнольд считает, что в широком смысле термин «образ» означает отражение внешнего мира в сознании [2, 73]. Э. С. Азнаурова рассматривает понятие «образ» как сложное психолингвистическое явление. «Он представляет собой психолингвистическое явление – наглядное представление о каком-либо факте действительности, такое неадекватное отражение явлений и предметов, в которых сознательно отобраны те их признаки, через которые возможно передать данное понятие в конкретно-изобразительной форме» [1, 123]. С. Чугров дает следующее определение образу – «это отражение явления во всем его доступном человеку многообразии, богатстве оттенков и противоречивости» [14, 42].

Данные трактовки понятия «образ» логически разнообъемны. Мы рассматриваем его как ментальное восприятие и отражение явлений и фактов, имеющих место в мире, содержащее индивидуальное отношение к данным явлениям. Специфика образа состоит в том, что, давая человеку новое познание мира, он одновременно передает и определенное отношение к отражаемому им окружающему миру.

В рамках нашего исследования образ рассматривается как информационная модель, конструируемая СМИ. В отличие от термина «образ», понятие «информационная модель» не определяется лингвистами. На наш взгляд, одним из основных свойств образа является отражение мира в процессе практического его созидания, т. е. образ можно трактовать как некоторую модель действительности, восстанавливающую полученную из действительности информацию в новой сущности [2, 73]. Данную модель, продуцируемую средствами массовой информации, мы называем «информационной моделью». Выбор термина «модель» также обусловлен ассоциацией с неким шаблоном, в соответствии с которым в сознании человека формируется представление об описываемом объекте.

Рассматриваемый нами образ как информационная модель принципиально не тождественен образу поэтическому или художественному. Создаваемая СМИ информационная модель возникает как отражение современной жизни. Репрезентация сюжетов политического бытия в виде информационной схемы, модели порождает образ описываемого объекта, который выстраивается в соответствии с реальными событиями. Информационная модель является коллективной работой, характер и содержание которой обусловливается политическим заказом и идеологическими установками издательств. Представая в сознании адресатов в одномоментном статическом воплощении, репрезентируемый в системе СМИ образ основывается на целостном представлении о явлении, на совокупности, переплетении отдельных структурных элементов. Формируемая СМИ информационная модель не вызывает прошлый опыт знаний, так как, отражая мир и материализуясь в тексте, этот образ одномоментно становится фактом реальной действительности. Образ как информационная модель является заказанной субстанцией, направленной на манипулятивное воздействие на сознание адресатов с той или иной целью. Художественный же образ является индивидуальной авторской работой, в которой воплощены фантазии и задумки автора; основные функции художественного образа: познавательная, коммуникативная, эстетическая и воспитательная – определяют настрой воспринимающего художественное произведение человека и направляют его духовные и интеллектуальные силы на познание мира и самоутверждение в нем человека. Психологическая действенность образа в искусстве основана на том, что художественный образ конкретизирует информацию, получаемую от художественного произведения, привлекая воспоминания о чувственно-зрительных, слуховых, тактильных, температурных и других ощущениях, полученных из опыта и связанных с психическими переживаниями.

В рамках нашего исследования был проведен обзор текущей периодики СМИ США о Китае. Интерес к Китаю обусловлен как историческими, так и многими другими причинами геополитического развития современного мира. В ходе стремительного развития китайской экономики в последние годы, и особенно с тех пор, как Китай сменил политический курс и вступил во Всемирную торговую организацию (ВТО), он приобрел значительный политический вес на международной арене. После начала мирового финансового кризиса Китай, в отличие от многих развитых стран, не потерял лидирующую позицию, а, напротив, укрепляет свои экономические и политические позиции. По прогнозам аналитиков (1998 г.), Китай должен был завоевать статус «сверхдержавы» к 2025 г., однако финансовый кризис и его последствия ускорили этот процесс, что стало для США – признанной супердержавы – несомненным ударом.

В ходе исследования был отсмотрен материал, состоящий из более 300 статей информационных блоков сети Интернет. Среди ведущих источников особо выделим наиболее старейшие издания газет «The Washington Post» и «USA Today».

Хотелось бы отметить, что в настоящее время, согласно нашим наблюдениям, интерес к Китаю в значительной степени вырос, поскольку появление информационного материала о различных сторонах экономической, политической, социальной и культурной жизни Китая увеличилось по сравнению с прошлой декадой. Кроме лингвистических факторов воздействия на массовое сознание адресатов авторы публикаций задействовали и тематический принцип подачи информации о Китае. Так, в качестве ведущих тематических составляющих можно выделить три основных:

1) экономика Китая, развивающаяся с геометрической прогрессией, представляющая угрозу экономике США;

2) возможная военная угроза со стороны Китая, связанная с развитием военной промышленности страны;

3) коммунистическая идеология Китая, сопряженная с нарушением прав человека.

Таким образом, содержание целостного образа Китая представлено совокупностью составляющих, выделяемых по тематическому принципу. Исследуемый образ Китая, формирующийся посредством СМИ США в мыслительной деятельности американцев, представляет собой сетку, основанную на переплетении данных представлений, в которой фрагмент «Вооружение Китая» является одним из ключевых элементов, дополняющих целостную информационную модель Китая.

Результаты исследования показывают, что СМИ США наполнены сообщениями о мощном военном развитии в Китае: China' s military buildup, China’ s growing military capabilities; Chinese military' s advances, China' s brisk military development. Синонимы buildup, development содержат информацию об усилении, укреплении военного положения в Китае (“to increase in size, to develop”). Это представление становится более развернутым при актуализации признаков, вербализуемых лексемами rapid, brisk: a rapid military buildup; China' s brisk military development. Совокупность экспрессивных признаков данных прилагательных (moving with great speed; swift, very quick) воздействует на сознание адресатов и способствует формированию образа стремительно вооружающегося Китая.

Представление о скорости и мощи военного развития в Китае репрезентируется в коллективном сознании американцев благодаря экспликации семантических признаков, выражаемых прилагательным aggressive: China' s aggressive military modernization. Прилагательное aggressive обладает целым спектром эмоциональных и экспрессивно-образных компонентов значения (behaving in a very angry or rude way that shows you want to fight; pertaining to aggression; fast growing), которые в определенном смысле вытесняют предметно-логическое значение. Выделенные на основе анализа лексического значения признаки в совокупности создают образ вооружающегося Китая как страны, которая представляет огромную опасность для США ввиду бесконтрольного наращивания военной мощи.

Вопрос о возможном нарушении мирового баланса в результате усиления военного положения в Китае находит свое отражение в СМИ США: Secretary Donald H. Rumsfeld warned in June that China' s military spending threatened the security balance in Asia, Relations between the United States and China have been tense lately. Тревога США обусловлена тем, что до настоящего момента именно Америка контролировала мировой баланс сил, слывя мощнейшей ядерной державой, влияя на многие страны, манипулируя своим положением. Предполагаемая потеря лидирующего положения США является основной причиной формирования образа Китая в коллективном сознании американцев как потенциального соперника, врага. США пытаются осуществлять контроль над тотальной военной модернизацией Китая, однако руководство Поднебесной не позволяет им осуществлять полноценные проверки: U. S. officials had also asked that Rumsfeld be allowed to visit the Western Hills military complex outside Beijing, often described as China' s Pentagon, but that request was denied.

Образ врага актуализируется в мыслительной деятельности реципиентов благодаря информации, содержащейся в значении лексемы foe (“an enemy” [15]; “hostile force; enemy” [16]; “a military enemy; hostile army” [17]). China as a looming military foe; China's emergence as an Asian power could also lead to disruption because it is bound to change long-existing relationships, particularly the United States' role as dominant military power and security guarantor. Предметно-логическая часть лексического значения слова foe отражает понятие «вражда». Однако эмоциональный компонент слова foe доминирует в процессе формирования образа Китая; именно эмоциональная составляющая лексемы foe воздействует на эмоционально-оценочный уровень восприятия, заставляя читателей испытывать чувство сильного страха, отвращения, негодования, расстройства.

Ключевая лексическая единица to threaten, обозначающая “to tell someone that you might or you will cause harm or danger”, “to be likely to harm or destroy” [15], фиксируется как одна из ведущих, которая используется авторами сообщений для моделирования угрожающего образа со стороны Китая: China blasts threatened US deadline on yuan as wrong way to handle issue; China slams US textile quotas, threatens to retaliate.

Понятие, заключенное в лексеме to threaten, отражает действительность; авторы статей прямо заявляют об угрожающих действиях со стороны Поднебесной. Помимо основной информации в данной лексеме содержится и дополнительная информация, заключенная в коннотативных значениях. На подсознательном уровне читатели испытывают негативные эмоции, одновременно могут переживать гнев, тревогу и даже ненависть. Происходит оценивание описываемого объекта, создаваемая модель которого вызывает неодобрение. В указанном примере China slams US textile quotas, threatens to retaliate, кроме негативно окрашенной лексической единицы «угрожать» употребляется еще и глагол to retaliate, обозначающий “to do something harmful or unpleasant to someone because they have done something harmful or unpleasant to you” [15]. Вычленяемые семантические признаки harmful, unpleasant усиливают впечатление о создаваемом представлении угрозы, репрезентируют образ войны, противостояния двух держав.

К анализируемому понятию «угроза со стороны Китая» можно отнести лексическую единицу challenge, обозначающую в данных контекстах “an invitation to compete or fight” [16]. Слово challenge обладает эмоциональным компонентом значения, который в некоторой степени вытесняет предметно-логическое значение слова, и создает определенное настроение в массовом сознании читателей.

В лексическом значении слова warn, обозначающем “to make someone conscious of a possible problem or danger”, “to tell someone that they will be punished or something bad will happen if they do something” [15], наиболее полно реализуется понятие «угроза»: China warns U.S. on Policies; China warns against being hasty with safeguards on textile exports; China warns US, Japan to keep Taiwan out of military pact. Кроме денотативного значения слова, называющего собственно понятие «угроза», реализуются коннотативные компоненты значения – эмоциональный и оценочный. На подсознательном уровне данная лексема вызывает отрицательное суждение о Китае, вызывает неодобрение и негативные эмоции.

Для полной реализации понятия «угроза» используются наиболее маркированные лексические единицы.Для формирования представления угрозы в массовом сознании авторы используют глаголы to hit (to touch with force, have bad effect on); to fight (to use weapons, hit or kick, disagree or argue); to confront (to go close to someone in a threatening way); to hurt (to cause pain, damage or problems). Фиксируемые глаголы обладают ярко выраженными экспрессивными компонентами значений и своею выразительностью усиливают понятие «угроза». Использование существительных pain (a feeling that you are hurt or ill, a feeling of being very upset or unhappy); rage (a very strong feeling or anger); problem (something that causes trouble or difficulty) также направлено на усиление эффекта восприятия создаваемого образа угрожающего Китая и формирование негативного отношения к описываемому объекту.

Фиксируемые в ходе анализа лексические единицы являются не только способом передачи объективной информации, но и способом выражения авторских мыслей и аккумулятором культуры. Частота повторяющихся тем «Вооружение» и «Угроза», употребление эмоционально окрашенных слов позволяют утверждать, что исследуемая языковая репрезентация понятия «угроза» является прямым отражением ментального состояния американской нации. Интерпретация в используемых конструкциях языковых единиц лексем, выражающих понятие «угроза», «угрожать», содержащих резко отрицательную коннотативную окраску, базируется на основе ассоциативных восприятий, отражающих национальный менталитет США.

С учетом идеологического и семиотического аспектов массовой информации мы предполагаем, что на отбор языковых средств, которые американские журналисты используют для подачи информации о Китае, влияет ценностная картина мира американцев, что приводит к рассмотрению другой нации сквозь призму собственных ценностных установок.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что структура американских СМИ, иерархия материалов отражают принятые стереотипизированные представления и систему ценностных установок. Исследователи отмечают, что США – страна, которую отличает гордость за свое правительство и политические институты, независимость и чувство доверия в совокупности с настойчивостью, упорством и инициативой, обязательность выполнения общественных действий, организованная демократия, взаимное уважение прав, оптимизм, равенство (Бусыгина 2004. Американское общество индивидуально по своей природе; наибольшую ценность представляет независимость личности.

Выбор тематического направления «Вооружение Китая» и использование целого комплекса лексических единиц, вербализующих понятие «угроза», говорит в первую очередь о боязни американцев потерять лидерство на различных уровнях политической и экономической деятельности, о страхе утратить одну из важнейших установок, приобретенную и созданную американцами в процессе социализации.Ассоциативные восприятия, возникающие в результате интерпретации используемых языковых единиц, выделяемых в ходе анализа фрагмента «Вооружение Китая», способствуют созданию определенного образа в мыслительной деятельности читателей – образа Китая, представляющего опасность для США.

Таким образом, исследование показывает, что массмедиа США намеренно создают определенный образ Китая согласно своим ценностным установкам и идеологическим воззрениям, структурируя «ценностную картину мира» в сознании американцев. Создаваемый образ угрожающего и опасного Китая в СМИ США социально и политически значим, поскольку именно через ряд ключевых доминирующих информационных моделей, через использование различных приемов в заголовочных конструкциях, авторы информационных сообщений одновременно моделируют и структурируют «ценностную картину мира», репрезентируя следующие доминантные ценностные установки США: безопасность, демократия и лидерство на международной арене.

Список литературы

1. Азнаурова Э. С. Очерки по стилистике слова. Ташкент: Изд-во «Фан» Узбекской ССР, 1973.

2. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка (Стилистика декодирования): учеб. пособие для студ. пед. ин-тов по специальности «Иностранные языки».

2-е изд., перераб. Л.: Просвещение, 1981.

3. Блакар Р. Язык как институт социальной власти // Язык и моделирование социального взаимодействия. Благовещенск: Благовещенский гуманит. фонд им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 1998. С. 89–96.

4. Володина М. Н. Язык СМИ – основное средство воздействия на массовое сознание // Язык СМИ как объект междисциплинарного исследования / под ред. М. Н. Володиной. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 9–31.

5. Данилова А. А. Манипулирование словом в средствах массовой информации. М.: Добросвет; Изд-во «КДУ», 2009.

6. Добросклонская Т. Г. Вопросы изучения медиатекстов. М.: МАКС Пресс, 2000.

7. Желтухина М. Р. Воздейственность и суггетивность клише в языке СМИ // Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты: материалы 3-й Всерос. науч. конф., г. Пенза, 13–17 мая 2003 г. / отв. ред. А. В. Пузырев. М.; Пенза: Ин-т языкознания РАН, 2003. С. 88–90.

8. Кара-Мурза С. Г. Манупиляция сознанием. М.: Алгоритм, 2000.

9. Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 2001.

10. Советский энциклопедический словарь [ок. 80 000 слов] / гл. ред. А. М. Прохоров. 4-е изд., испр. и доп. М.: Советская энциклопедия, 1989.

11. Солганик Г. Я. Современная публицистическая картина мира // Публицистика и информация в современном обществе. М.: МААL, 2000. С. 9–23.

12. Стилистика английского языка: учебник для институтов и факультетов иностранных языков / А. Н. Мороховский, О. В. Воробьева, Н. И. Лихошерст, З. В. Тимошенко. Киев: Выща Школа, 1991.

13. Хомский Н. Язык и мышление. Язык и проблемы знания. Благовещенск: Благовещенский гуманит. фонд им. И. А. Бодуэна де Куртенэ, 1999.

14. Чугров С. Этнические стереотипы и их влияние на формирование общественного мнения // Мировая экономика и мировые отношения. 1993. № 5. С. 50–63.

15. Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. Bloomsbury Publishing Plc, 2002.

16. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. 4th ed. Oxford University Press, 1989.

17. Random House Unabridged Dictionary on CD-ROM. Random House, Inc., 1995.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий