регистрация / вход

Тибетская литература

Тибетская литература возникла и развивалась в средневековых, феодальных условиях. Художественная литература в Тибете не успела еще отделиться в качестве особой области идеологии от литературы научной.

Тибетская литература возникла и развивалась в средневековых, феодальных условиях. Художественная литература в Тибете не успела еще отделиться в качестве особой области идеологии от литературы научной. Поэтому, когда говорят о Т. л., обычно имеют в виду всю письменность вообще и весь фольклор. Понимаемая в этом широком смысле, Т. л. чрезвычайно обширна, но весьма мало изучена. Сравнительно известной может считаться лишь литература, переведенная на тибетский яз. с санскрита и др. языков и сконцентрированная в двух грандиозных канонических собраниях переводной литературы — в Ганджуре (bkaḥ gyur) и Данджуре (bstanḥ gyur). Однако и эта литература известна в большей части только по названиям. Изучение же оригинальной Т. л. находится в зачаточном состоянии.

Историю Т. л. можно разбить на три периода. Первый, древнейший, период — VII—X вв. н. э. — начинается с возвышением Тибетского государства и изобретением тибетского письма и заканчивается с распадом великой Тибетской империи. Тибетские историки называют его периодом первоначального распространения буддизма в Тибете. За короткий сравнительно срок на тибетский яз. было переведено множество буддийских сочинений, причем в число переведенных текстов входили, наряду с религиозными, также и философские сочинения (в частности сочинения по логике). Отсутствие в тибетском яз. соответствующей терминологии и проистекавшие отсюда разнобой и путаница в переводах побудили к составлению, по приказу царя Ралбачжана (816—838), специального санскритско-тибетского словаря — Вьютпатти, построенного на стремлении буквально перевести каждый формальный элемент санскритского слова согласно его традиционной этимологии. Вместе с тем была предпринята унификация существовавших переводов и разработаны правила их на будущее. Этим было положено начало созданию тибетского буддийского канона, оказавшего исключительное влияние на всю последующую литературу Тибета. Наряду с многочисленными переводами в эту эпоху появляются уже и оригинальные сочинения. Сюда относятся исторические тексты, фрагменты которых были найдены А. Штейном и П. Пеллио в Дуньхуане, грамматика Тонмисамбхоты и большей частью компилятивные сочинения по буддизму переводчика Габа-Балцзега и др.

Второй период — от падения Тибетской империи до деятельности Цзонхавы — основателя секты так наз. «желтошапочников» — захватывает XI—XIV вв. н. э. Это — период распада Тибета на уделы, период кратковременного возвышения отдельных уделов и их дальнейшего упадка в междоусобной борьбе, не прекратившейся и с подчинением Тибета монгольской династии Китая. В литературном отношении начало этого периода знаменуется новым оживлением переводческой деятельности, почти прекратившейся было в связи с гонением, воздвигнутым на буддизм царем Лангдармой. Отдельные светские и духовные феодалы оказывают широкую поддержку переводческой деятельности и иногда даже сами принимают в ней участие. При этом на тибетский яз. переводятся не только буддийские религиозные сочинения, но и сочинения научные (по астрономии, медицине, технике, грамматике и поэтике), философские и художественные (как например поэма Калидасы «Облако вестник»). В соединении с предшествующими переводами переводы этой эпохи составляют основное содержание тибетского буддийского канона. К XIV в. относится ряд работ по систематизации переводной литературы, написанных Ригралом, Ситу-Гебилодоем, Будоном и др. Вместе с тем в эту эпоху широко развивается и собственная Т. л. Помимо многочисленных комментариев к различным переведенным текстам, появляются и совершенно самостоятельные сочинения, посвященные разработке общих и частных проблем буддийской философии, логики, грамматики, астрономии, медицины и пр. К этой же эпохе относится появление ряда исторических сочинений, а равно и ряда замечательных художественных произведений. Таковы знаменитые «Песни» поэта-отшельника Миларайбы (1040—1123), изящные «Изречения» (Subhāṣita) Сачжа-пандиты (1182—1251), написанные в подражание индийским образцам, чудесные жития Падмасамбавы, Марбалоцзавы и др. и замечательные «Пять повествований» (bka-than̄-sde-lya), представляющие собою любопытную обработку мифических и исторических сюжетов (третье повествование из них переведено В. Laufer: «Der Roman einer tibetischen Königin», Lpz., 1911). Сюда же следует причислить составленные по образцу индийских сборников джатак «Книгу сына» (bu-chos) и «Житие царя Сронцзангамбо», вторая часть которого также состоит из джатак, и разные другие произведения.

Начальный лист ксилографа (сочинение Цзонхавы — «Лам-рим»)

Третий период — от Цзонхавы до XX в. связан с постепенным возвышением «желтошапочной» секты, основанной Цзонхавой (1357—1419), и с превращением ее (начиная с XVII в.) в господствующую церковь Тибета, а ее иерархов во главе с далай-ламой — в крупнейших феодальных владетелей, в духовных и светских владык страны. С XVII—XVIII вв., когда эту господствующую церковь признали монголы, ойроты, бурят-монголы и другие, тибетский яз. приобрел значение средневековой латыни. В создании Т. л. принимают с этого времени энергичное участие наряду с тибетцами и представители этих народов. Переводческая деятельность в этот период постепенно прекращается, и в начале XVIII в. появляются ксилографические издания Ганджура (100—108 тт.) и Данджура (около 225 тт.), в состав коих входит около 4 500 сочинений. В связи с появлением в системе буддийской церкви многочисленных духовных школ, особенное развитие получает схоластическая ученая и учебная литература. Тибетский литературный язык все более отделяется от разговорного, становится малопонятным для народных масс. Интеллектуальное образование и в самом Тибете и в странах, церковно с ним связанных, становится на долгое время монополией духовенства. Наряду с схоластической научной и философской литературной, количество которой совершенно неисчерпаемо, широкое развитие получили сочинения по истории церкви и в особенности жизнеописания различных иерархов, нередко облеченные в стихотворную форму. Получила распространение искусственная поэзия, традиция которой восходит к «Зерцалу поэзии» индийского поэта и теоретика поэзии Дандина. Появились философские пьесы — разговоры в лицах и т. д. Вся литература этой эпохи в особенности сильно проникнута буддийским духом, и сочинения отнюдь не церковные и даже антицерковные неизбежно вынуждены были принимать и принимали религиозную окраску.

Начальный лист тибетской рукописи (уставный почерк)

В настоящее время мы присутствуем при начале нового периода в истории Т. л., в связи с тем, что Тибет постепенно выходит из состояния феодальной замкнутости и ограниченности и вовлекается в водоворот международных отношений. В XX в. появились первые тибетские периодические издания на разговорном языке, но широкого распространения они еще не получили.

Лист из рукописи тибетской саги о Гесере (квадратный полуустав)

Народная литература Тибета, ввиду его недоступности, почти не изучалась. Ее крупным письменным памятником является сага о Гесере, ладакские варианты которой были записаны и обработаны А. Франке, но которая в целом еще не исследована. Несколько тибетских сказок было записано и опубликовано в переводе О’Коннором. Весьма любопытные тибетские песенки-диалоги были записаны и обработаны ван-Маненом и т. д.

Крупнейшее в научном мире собрание произведений тибетской литературы находится в Институте востоковедения Академии наук СССР.

Список литературы

Каталоги: Ганджура и Данджура: Csoma de Körös A., Analysis of Kanjur and Tanjur, Asiatic researches, v. XX, Calcutta, 1836 (фр. перев. с указателями

L. Feer’a, Annales du Musée Guimet, t. II, Paris, 1881)

Beckh H., Verzeichnis der tibetischen Handschriften der Königlichen Bibliothek zu Berlin, I Abt., Kanjur, Berlin, 1914

Cordier P., Catalogue du fonds tibétain de la Bibliothèque Nationale, II—III-e partie, P., 1909—15

Ui H., Suzuki M., Kanakura Y., Tada T., A complete catalogue of the tibetan buddhist canons, Sendai, 1934 и др.

Тиб. рукописей и ксилографов (важнейшие): Цыбиков Г. Ц., Список тибетским изданиям, привезенным... в 1902 г. «Musei Asiatici Petroplitani Notitiae», v. IV, СПБ, 1904

Schmidt J. J. u. Böhtlingk O., Verzeichnis der tibetischen Handschriften und Holzdrucke im asiatischen Museum..., «Bulletin historico-philologique de l’Académie des sciences de St. Pétersburg», v. IV, №№ 6, 7, 8

Schiefner A., Nachträge zu den von J. J. Schmidt und O. Böhtlingk verfassten Verzeichnissen..., там же, v. 10

Его же, Bericht über die neueste Büchersendung aus Peking, там же, v. VIII, № 1—2 (полный перечень каталогов в ст. J. van Manen, Contribution to the bibliography of Tibet, «Journal and proceedings of the Asiatic Society of Bengal», New Series, v. XVIII, № 8, Calcutta, 1922. Издания и переводы худ. произвед.: Foucaux Ph., Ed., Le Trésor des belles paroles choix de sentences composées... par le Lama Saskya Pandita..., Paris, 1858

Francke A., Der Frühlings und Wintermythus der Kesarsage, «Memoires de la Soc. Finno-Ougrienne», v. XV, Helsingfors, 1901—1902

A Lower Ladokhi version of the Kesarsaga, «Bibliotheca Indica», № 1134, 1150, 1164, 1218

O’Connor W. F., Folk tales from Tibet..., L., 1906

Denison Ross, E., The story of Ti-med-kun-den (в серии) «Bibliotheca Indica», № 1326, Calcutta, 1912

J. van Manen, Minor Tibetan texts (в серии «Bibliot. Indica», № 1426), Calcutta, 1919

Его же, Three Tibetan Repartee songs, «Journal and Proceedings of the Asiatic Society of Bengal», v. XVII, Calcutta, 1921, № 4

Bacot J., Milarepa, Paris, 1927

Tibet’s great yogi Milarepa, Oxford, 1938

Toussaint G. Gh., Le dict de Padma, Paris, 1933 и др.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему