регистрация / вход

Сравнение

Особенности и поведение компаративных тропов в поэзии Булата Шалвовича Окуджавы. Выделение в текстах компаративных троп. Определение их типов. Закономерности в выборе объекта сравнения в поэзии Окуджавы. Роль эпитетов в сравнении. Элементы сравнения.

Содержание

Введение

Сравнительна конструкция

Родительный сравнения

Творительный сравнения

Метафора

Разновидность объектов сравнения в поэзии Окуджавы

Роль эпитета при сравнении

Заключение

Список используемой литературы

Введение.

Конструкции с компаративной семантикой традиционно привлекали к себе внимание как отечественных, так и зарубежных учёных. Созданию общей теории компаративных единиц языка посвящены, прежде всего, работы Ю. Д. Апресяна, Н. Д. Арутюновой, Н. А. Басилая, Р. А. Будагова, Т. В. Булыгиной, В. В. Виноградова, В. П. Григорьева, Ю. И. Левина, А. Д. Григорьевой, И. И. Ковтуновой и др. В работах Т. В. Булыгиной, В. В. Виноградова, В. П. Григорьева, А. Д. Григорьевой, И. И. Ковтуновой, Н. А. Кожевниковой и др. особенности и поведение компаративных конструкций исследуются на конкретном языковом материале, в конкретных художественных текстах. Таким образом, в лингвистике был накоплен огромный объём знаний как по общей теории компаративного значения, так и по функционированию компаративных тропов в языке и художественной речи. [2]

В своей работе я использовал материалы из учебной литературы: Ушаковой Ю.Ю., Арутюновой Н.Д., Тулиной Т.А., Некрасовой Е.А., Долгова Ю.С., Туркевича Г.К.

Цель работы: выявить особенности и поведение компаративных тропов в поэзии Булата Шалвовича Окуджавы.

Задача работы: выделить в текстах компаративные тропы и определить их типы, выявить закономерности в выборе объекта сравнения в поэзии Окуджавы и определить роль эпитетов в сравнении.

Прежде чем дать определение компаративным тропам, вспомним, что такое сравнение и из каких элементов оно состоит.

Приём сравнения играет огромную роль в жизни и деятельности человека: сравнение применяется как метод познания действительности, ведущий к установлению характерных признаков предмета; вместе с тем сравнение широко употребляется и в качестве приёма художественной речи, служащего одним из средств зарисовки образа. [2]

Сравнением называется образное словесное выражение, в котором изображаемое явление явным образом уподобляется другому по какому-либо общему для них признаку, и при этом в объекте сравнения выявляются новые, неординарные свойства.

Как художественный приём, сравнение – это сопоставления двух явлений, предметов, людей и их черт и т.д. – по признаку, наиболее выражающему замысел, позицию, мироощущение автора. [6]

В результате сопоставления лиц, характеров, событий с другими объектами сравнения изображаемое как бы конкретизируется, становится более очевидным и выразительным.

Сравнение включает в себя три составные части: субъект сравнения (то, что сравнивается), объект сравнения (то, с чем сравнивается) и признак (модуль ) сравнения (общее у сравниваемых реалий).

Сравнительные отношения, устанавливаемые между реалиями внеязыковой действительности, отражены в компаративных моделях (лексически заполненная операция сравнения). Субъект сравнения и объект сравнения распределяются по самым разным лексико-тематическим группам существительных: 1) названия лиц; 2) названия представителей фауны; 3) названия реалий мира флоры; 4) название предметов и веществ а) естественного и б) искусственного происхождения 5) названия явлений природных стихий и пр. Компаративные модели реализуются через компаративные конструкции (лексико-синтаксические единицы): сравнительную конструкцию, предложно-падежные сочетания с предлогами в виде, наподобие, конструкции с предикативными словами похож, напоминает, творительный сравнения, родительный сравнения, сравнительное придаточное, метафоры разных структур и др. Всё это образует компаративное пространство языка. [2]

Нас будет интересовать сравнительные конструкции, в которых объект сравнения представляет собой образ субъекта сравнения, т.е. компаративные тропы.

При исследования компаративных тропов в творчестве Окуджавы возьмём сравнительную конструкцию , творительный сравнения, родительный сравнения , субстантивную одночленную метафору , субстантивную генитивную двучленную метафору .

Таким образом, работа состоит из 5 частей:

1) Введение, где даны основные положения и определения по обозначенной теме, а так же названы имена учёных, которые занимались данной проблемой, определена цель работы и основные части из которых она состоит.

2) Общая часть, которая включает в себя 6 разделов:

а) сравнительная конструкция;

б) родительный сравнения;

в) творительный сравнения;

г) метафора;

д) разновидности объектов сравнения в поэзии Окуджавы;

е) роль эпитета при сравнении.

3) Заключение, где обобщается вся работа и даётся вывод по обозначенной теме.

4) Используемая литература.

5) Содержание.

Сравнительная конструкция .

Мы разделяем понятия сравнения и сравнительной конструкции, представляющей собой одну из компаративных структур, реализующих операцию сравнения, которое в языке воплощается с помощью синтаксических конструкций, вводимых сравнительным союзом в состав простого или сложного предложения.

Таким образом, сравнительная конструкция есть образное средство языка, основанное на семантическом сходстве и позиционной смежности эксплицитно (словесно) выраженных темы и образа и характеризующееся наличием слова, выражающего идею подобия. [2] В качестве таких слов могут выступать сравнительные союзы:

как «Москва, как река, затухает…» (Полночный троллейбус);

словно «О природа, ты ж одной морковью, словно мать насытить нас смогла!» (Одна морковь с заброшенного огорода);

как будто «И нужно достойно и точно её (рыбу)оценить, как будто бы первою любовью себя осенить» (Храмули); другие слова , выражающие идею подобия «Низкорослый лесок по пути в Бузулук, весь похожий на пыльную армию леших…» (Из окна вагона). В сравнительной конструкции может быть опущено слово, выражающее идею подобия, но оно здесь подразумевается и его можно восстановить:«Мои руки – они твои слуги» (Джазисты); «Твои пассажиры – матросы твои» (Полночный троллейбус). Как субъекты сравнения в сравнительной конструкции могут выступать различные реалии. Их можно распределить по нескольким лексико-тематическим группам.

Название лиц: «Ты хрупкая, словно скорлупка…» - о женщине (Допеты все песни) ; Ты так играешь, так играешь, как будто медленно сгораешь…» - о человеке (Надежда, белою рукою); «Ты пошли мне, Лазаревка, жену, как ты, Лазаревка, ласковую, как ты, Лазаревка, крутую в мороз, как ты, Лазаревка, жаркую…» (Лазаревка); «Ты подобна мгновенному снимку, где полночь и двор в серебре…» - о женщине (Допеты все песни); «Учитель мой, взъерошенный как бес» (Подмосковье); « С вами я как тот богач,… я как всадник на коне…» (Рифмы, милые мои); «Мы пролетим над тёплою землёй в обнимку, как кленовая листва…» (Подмосковье).

Название животных: «И бабочки, как еретички горят на медленном огне…» (Подмосковье); «И меж ними (жуки), словно меж людьми, разворачиваются, как горы, долгие мистерии любви и решительные разговоры »(Подмосковье ); « И филин рыдает, как Ветер…» (Осень в царском селе).

Название растений: «Лишь белые вербы, как белые сестры, глядят тебе в след» (Песенка о пехоте); «Потоньше, потоньше колите на кухне дрова, такие же тонкие, словно признаний слова» (Храмули); «Были листья странно скроены, похожие на лица» (Осень в Кахетии); «А вербины цветы, как серые щенки…» (Подмосковье); «Красный ястреб в листьях красных, словно в краске утопал…» (Осень в Кахетии); «Прямо с колючек, словнос крылечек, спрыгивал он как танцор на носок (О кузнечике).

Название предметов: «Он кепчонку, как корону, - набекрень» (Король); «А тот мангал, словно пёс – на запах» (Последний мангал); «И срывая очки, как винтовку с плеча» (Грибоедов и Цинандали); «А чёрный молоток его, как ласточка» (Сапожник); «Чтобы были ваши кисти словно листья…» (Живописцы).

Название соматизмов: «И его худые ноги как будто корни той сосны» (Чудесный вальс); «Десять пальцев, словно десять свёкров, над одной морковинкой стоят» (Одна морковь с заброшенного огорода); «И берёзовые ветки вместо пальцев у него» (Чудесный вальс).

Название стихий природы: «Когда метель кричит как зверь – протяжно и сердито…» (Песенка об открытой двери).

Название отвлечённых реалий: «Удар ножа горяч, как огонь» (Вобла); «И улыбки, как калитки запираем на засов» (Опустите, пожалуйста, синие шторы); Вы (рифмы) – как будто соловьи,…Вы – как будто шар земной…» (Рифмы, милые мои); «А годы проходят, как песни» (Арбатский дворик); «Кукушки крик, как камешек отчаяния» (Подмосковье); «Его (мужество), наверно, женщины крадут и, как птенца за пазуху кладут» (Песенка о солдатских сапогах).

Сравнительные конструкции подразделяются на два вида: развёрнутые и редуцированные. В развёрнутых конструкциях присутствуют все три компонента сравнения (объект, субъект и модуль сравнения).

Пример: «Ночной комар (субъект сравнения), как офицер гусарский (объект сравнения), тонок (модуль сравнения)». (Музыка)

В редуцированных сравнительных конструкциях присутствуют только субъект и объект сравнения, а третий компонент (модуль сравнения) опущен.

Пример: «А вербены цветы (субъект сравнения), как серые щенки (объект сравнения)». (Подмосковье)

Родительный сравнения .

Сочетание со скоростью пожара гораздо более компактно, чем описательное с такой же скоростью, как у пожара . По своей краткости сочетания с родительным падежом близки сочетаниям с приименным творительным сравнения.

Родительный падеж со значением сравнения является частью компаративной системы русского языка. Как носитель объекта сравнения (то с чем сравнивается, здесь представлено в форме Р.п.), родительный сравнения семантически связан с субъектом сравнения (который здесь вынесен за пределы словосочетания), давая ему образную характеристику. Родительный сравнения почти всегда сохраняет образность даже в устоявшихся конструкциях. [2]

Здесь нет такого разнообразия объектов сравнения, как в творительном сравнения, поэтому условно выделим только три лексико-грамматические группы:

имена собственные («Печаль Пенелопы» (Времена года) )

названия социального или возрастного статуса и пр . («Глазами святого смотрел на меня» (После дождичка небеса просторны) )

неодушевлённые родительные сравнения («Со скоростью пули» (Из жизни прекрасной, но странной)), именно здесь, прежде всего, встречаются устоявшиеся языковые конструкции.

Такой тип сравнения встречается у Окуджавы реже других, т. к. родительный сравнения, прежде всего, используется для того, чтобы зрительно передать, описать, охарактеризовать внешний вид, внутренне свойство и состояние, поведение и т.п. человека. Для поэзии Окуджавы более характерно описание картин из жизни людей, а не самих людей.

Творительный сравнения

Творительный сравнения выступает в ряду форм, выражающих подобие, сходство в чём-то различных предметов. Сам творительный сравнения является носителем объекта сравнения. Субъектом сравнения при творительном сравнения в равной степени активно могут выступать как одушевлённые, так и неодушевлённый реалии, причём последние встречаются чаще. Модуль сравнения либо заключён в глаголе («Шла война, и кровь текла рекою» (Одна морковь с заброшенного огорода) – здесь признак, по которому устанавливается сходство между субъектом и объектом сравнения, ясен уже из лексического значения глагола), либо имплицитно (в контексте) выражается в предполагаемом сходстве субъекта и объекта сравнения, когда глагол фактически называет не сам признак сравнения, а ту область, где его следует искать («Исчезал иноходцем в траве» (О кузнечиках) ). [2]

Творительный сравнения делится на две группы: приименный (просубстантивный) – «…А нос – пирожком» (Храмули) – встречается реже; и приглагольный«Скворчонком стучала в виске…» (Полночный троллейбус).

Название лиц в творительном сравнения . Названия лиц, являющиеся объектами сравнения, представлены в творительном сравнения в основном двумя лексико-тематическими группами существительных: название социальных групп и возрастных категорий. Для творительного сравнения с названием лица характерны глаголы с семантикой «пребывать в состоянии», «производить впечатление». Такое значение регулярно развивают глаголы бытия, движения, положения в пространстве, внешнего проявления: жить, держаться, ходить, сидеть, выглядеть, смотреть и пр. Названия лиц в творительном сравнения свободно употребляются как при названиях животных, так и при неодушевленных реалиях.

Пример: «К ним бежит букашка божья, бедной барышней бежит» (О кузнечиках) – здесь субъектом сравнения выступает название насекомого.

Название животных в творительном сравнения. Такой творительный сравнения регулярно употребляется в языке при глаголах речи и движения. В художественных текстах видно явное преобладание конструкций с глаголом движения. Одной из особенностей художественной речи является то, что она вносит в конструкцию с творительным сравнения – названием животного новый субъект сравнения. Так, здесь как субъекты сравнения выступают:

- лица («То красным коршуном она забьется…» (Зачем торопится в Сибирь поэт Горбовский?)

- животные («…Передо мною маячил мгновенье и исчезал иноходцем в траве» (О кузнечике))

- названия явлений природы («Краски лиловой возьми пощедрей, смейся и плачь, а потом синюю краску возьми, чтобы вечер птицей слетел на ладонь…» (Как научиться рисовать); «Взовьётся белый дым змеей» (Подмосковье))

- другие предметы («Он в окно в моё влетает, он по комнате кружит, он как старый шмель рыдает,мухой пойманной жужжит» (о самолёте)) .

- название отвлечённых реалий («…И боль, что скворчонком стучала в виске» (Полночный троллейбус) )

Название неодушевлённых реалий различных лексико-тематических групп в творительном сравнения:

- название стихии водыГде уж годы беречь, если сыплются дождичком дни»; «Стихи из него прямо рекой текли и текут стихи на белый свет рекою голубою сквозь золотые берега в серебряную даль»; «Но из прошлого, из былой печали, как ни сетую, как там ни молю, проливается чёрными ручьями эта музыка прямо в кровь мою»; «Течет шампанское рекою» (Песенка кавалергарда));

- название предметов («Счастливою подковою там шевелится она…» - рыба (Храмули)); «Крепкое наше судёнышко летит по волнам стрелой» (Письмо Антокольскому));

- название веществ («то черною слезою вдруг прольется...» (Зачем торопится в Сибирь поэт Горбовский?).

Метафора .

Метафора (от греч. metaphora – перенесение) – вид тропа, в основе которого перенос наименования с одного предмета/явления на другой предмет/явление по принципу сходства. Таким образом, метафора по природе близка сравнению (в основе так же уподобление), но в отличие от сравнения, метафора даёт не два разных объекта, а формирует единый, нерасчленённый образ. В этом смысле метафора является свернутым сравнением, здесь в отличие от собственно сравнительной конструкции слова «как», «словно», «как будто» и т.д. отсутствуют, но они подразумеваются. [6]

Сходство, на основе которого происходит сравнение, может быть реальное или действительное («Кровь густая капает из свёклы» (Одна морковь с заброшенного огорода)) и приписываемое («…А у меня горит душа» (Мой карандашный портрет) ), такую метафору называют конотативной.

Истоки метафоры – в народном творчестве: «Родимая сторонка – мать, чужая – мачеха». Метафора – одно из главных средств создания художественного образа. Это прежде всего способ уловить индивидуальность конкретного предмета или явления, передать его неповторимость. Метафора индивидуализирует предмет, относя его к классу, которому он не принадлежит.[3]

Примеры: «И к безумным бусинкам кошачьим…» - о глазах (Подмосковье); «И я, бывало, к тем глазам нагнусь и отражусь в их океане синем» (Х Х Х А.Ш.); «Просто нужно очень верить этим синим маякам» - о глазах (Не бродяги, не пропойцы); «Я снова живой на выжженном теле Крыма» (Я ухожу от пули); «Льются с этих фотографий океаны биографий» (Фотография друзей); «Начинаются бунты грачей и жуков торжественные свадьбы» (Подмосковье); «Волчьи вотчины…» - лес (Звёзды сыплются в густую траву); «Жизнь кроя свою на отдельные полоски…» (Жизнь охотника); «Над безумною рекою пулеметный ливень сек…» (Чаепитие на Арбате); «Лежит тревога на челе...» (Песенка кавалергарда).

С помощью поэтической метафоры Окуджава создаёт свой художественный мир не по законам бытового правдоподобия (у него нет ни воспоминаний о сражении, ни описания атак), но по «образу и духу своему». Реальная жизнь выступила у него в резко преображенном виде.

Выделяют также Двучленную метафору , состоящую из двух единиц: И.п. - метафора, Р.п. – однословный контекст. Особенностью двучленной генитивной метафоры является то, что, по формулировке В.П.Григорьева, «конкретные субстантивные компоненты генитивной конструкции вступают в особые отношения друг с другом, обнаруживая одновременно и слитность нормативной и метафорической семантики одного из компонентов, и раздельность сравнительной конструкции». Синтез же достигается за счет того, что исходная предметность метафорического компонента (например, огонь ) как бы пронизывает неметафорический компонент (души ), и образный смысл рождается из их взаимопроникновения. «Огонь души» (Песенка об открытой двери)

Классифицируют двучленную метафору, с точки зрения отнесённости к той или иной лексико-тематической группе опорного слова, на два основных блока: 1) мир природы; 2) мир человека.

1) Блок мир природы включает в себя следующие лексико-тематические группы:

стихия воды «Море познания» (Былое нельзя воротить, и печалиться не о чем… ); «Дождичек удач» (Что-то дождичек удач падает нечасто…)

стихия огня «Огонёк веры…» (Капли Датского короля) ; «Дым сомненья» (Нужны ли гусару сомненья); «Пламень тревоги» (Старый романс) )

растительный мир «Розы души» (Мгновенно слово) ;

животный мир «…Крылья погон» (До свидания, мальчики ;

стихийные и атмосферные явления природы «Холод войны…» (Подмосковье); «Где бушует страстей ураган» (Из окна вагона) ;

времена года, суток «Сумерки сердца» (Из жизни прекрасной, но странной) ;

полезные ископаемые и другие вещества «Свинец глаз» (Жизнь охотника); «Порох душ» (Жизнь охотника) ;

2) Блок мир человека включает в себя следующие тематические группы двучленной метафоры:

предметы быта «Дудочка души» (Синеют к ночи камыши); «Ярмарка поцелуев, ярмарка драк» - о жизни (Мгновенно слово); «Пир души» (Божественная суббота); «Портрет души» (Заезжий музыкант целуется с трубою); «Тетрадь души» (Старый романс) ;

чувства, физические ощущении, состояни я «Сумбур сумасбродств» (Времена); «Шорох надежд» (Жизнь охотника) ;

мир музыки «Барабан надежды» (Считалочка для Бэлы); «Музыка души» (Всё глуше музыка души) .

В своих стихотворениях Окуджава использует языковые метафоры - переносный смысл в них настолько привычен, что уже не ощущается: «трепет сердца», «кипение страстей», «удар судьбы», «туча комаров», "сладость речей".

"Метафора выступает и как источник обогащения и развития языка, и как источник художественного творчества" (М.Я.Поляков ).

"Метафоры далеко не всегда способствую прояснению и глубокому восприятию того, что сообщается. Интересно замечание В.Э. Мейерхольда: "Бойтесь с педантами говорить метафорами. Они всё понимают буквально и потом не дают вам покоя" (В.В.Виноградов ).

Разновидность объектов сравнения в поэзии Окуджавы.

Можно выделить ряд смысловых групп, связанных с психологическими закономерностями, проявляющимися в сфере сравнений, где ассоциации направлены главным образом по линии зрительского восприятия.

- Узкие предметы, расположенные горизонтально, уподобляются лентам («узкая лента шоссе») . Сравнение с лентой излюбленный приём образной характеристики предметов большой длины.

- Названиями горизонтально расположенных узких предметов меньшего размера употребляются другие сравнения («щели улиц», «шрамы оборонительных полос»).

- Сочетание признаков «тонкий» и «длинный» без указание на горизонтальное или иное расположение предмета передаётся словами нить, нитка, а также другими существительными, обозначающие длинные и тонкие предметы («спицы пулемётных трасс», «строчки пуль»).

- Расположение длинного и узкого предмета по вертикали передаётся такими сравнениями, часть которых устойчиво закрепилась в языке («столб пламени»).

- Сочетание признаков «длинный», «высокий», «значительного размера», осложненных функциональным свойством «быть преградой», находим в сравнение «стена леса».

- В противовес плотному, сплошному, иногда необходимо подчеркнуть в предмете тонкое, лёгкое, ажурное, в этом случае центром словосочетания становятся слова сетка, кружево, паутина («сетка дождя») . В сочетании с абстрактными существительными хитрость, коварство и подобными на первый план выдвигается признак сложности строения, причём сложности преднамеренной и злонамеренной, предусматривающей для кого-то возможность запутаться, увязнуть, даже погибнуть; решающий признак здесь приобретает функциональный признак – «быть ловушкой» («сети коварства»).

- Предметам, имеющим форму, близкую к геометрическим фигурам, характерны сравнения двух видов: чисто геометрические, в которых реальный предмет непосредственно уподобляется идеальной геометрической форме, и вещественные, в которых уподобление даётся опосредованно, через другой предмет, известный своей близостью к геометрической фигуре.

Форма круга («круг солнца»);

форма прямоугольника («прямоугольные дыры полей») ;

формакуба («коробочка вокзала»);

форма точки («черные точки» - о глазах);

форма линии («красная дуга берега»);

другиеформы («серп месяца»).

- Особый случай представляет уподобление составного предмета со сложной конфигурацией другому, подобному ему во всех частях предмету («ветвистые рога суков»).

- Встречается уподобление одной из частей предмета другому предмету в целом («верхушки елей – острые пики елей»).

- В наружности человека какие-то черты сравниваются, уподобляются неодушевлённым предметам характерной формы, размера, цвета («бусинки глаз», «пики усов»).

- Явления из сферы социальной жизни человеческих взаимоотношений и состояний уподобляется явлениям природы. При этом можно проследить чёткую взаимосвязь между положительно оцениваемыми и отрицательно оцениваемыми явлениями обоих сфер («лёд недоверия»).

- Явления же природы уподобляются изделиям рук человека («серая вата облаков»).

- Расположение по кругу уподобляется кольцу и другим предметам подобной конфигурации («ожерелье огней», «кольцо немецких часовых»).

- Сложное переплетение длинных и тонких предметов характеризуется словом паутина («в паутине узких улочек»)

- Вообще уподобление совокупности единичному предмету характеризуется большим разнообразием существительных, употребляемых с этой целью («веер пуль», «калейдоскоп лиц», «дудочка души»…).

- Для образного подчеркивания множественности предметов используется группа гиперболизирующих существительных, обозначающих явления природы, подавляющие человека своими внушительными размерами. Таковы слова: лес, море, гора, туча, дождь, ливень, град, лавина, каскад («море огней», «дождь эпиграмм», «туча мошкары», «град насмешек»…).


Роль эпитета при сравнении.

Эпитет (от греч. ер itheton – приложение) – определение, прилагаемое к названию предмета, действия, явления, чтобы обозначить его характерные свойства и придать ему образную художественную выразительность в соответствии с творческим замыслом автора. [6]

Определение при господствующем слове делает сравнение ещё более образным и наглядным, называя те общие признаки, по которым один предмет был уподоблен другому («Учитель мой, взъерошенный как бес»)

Выразительность определения усиливается, если оно также содержит в себе элемент сравнения; тогда все уподобления оказывается ещё более ёмким, как бы сдвоенным. Такие определения обычно бывают выражены относительными прилагательными, уподобленными в значении качественно-оценочном («серебряные ленты дорог»)

Определение акцентирует в образном объекте признаки, которые одновременно необходимы как для развития переносного значения метафорической конструкции, так и для ее соотнесения с реальностью («…и что-то очень золотое, как в осень листопад…») . В то же время определение само по себе может придавать всей конструкции метафорическое значение, формулируя образные признаковые сближения («То красным коршуном она забьется…»)


Заключение.

Целью нашей работы было выявить особенности и поведение компаративных тропов в поэзии Булата Шалвовича Окуджавы. Мы выяснили, что компаративные тропы – это сравнительные конструкции, в которых объект сравнения представляет собой образ субъекта сравнения. Сюда входят: собственно сравнительные конструкции, творительный сравнения, родительный сравнения, метафора, которая в свою очередь подразделяется на субстантивную одночленную метафору и субстантивную генитивную двучленную метафору.

Приём сравнения очень распространён в литературе, авторы прибегают к нему для того, чтобы создать художественный образ наиболее чётко и красочно. Как мы видим для Окуджавы компаративные тропы – это необходимый инструмент создания художественного произведения. Более того, у автора есть ряд стихотворений, которые целиком построены на принципе сравнения. Примером может служить стихотворение «Искала прачка клад». (Здесь корыто с водой сравнивается с морем, на дне которого прачка ищет клад. «Корыта стенки как откосы, омытые волной…» ).

В качестве субъекта сравнения в поэзии Окуджавы могут выступать различные реалии. В этой работе мы распределяли их по нескольким лексико-грамматическим группам: название лиц, название животных, название неодушевлённых предметов, название отвлеченных реалий и т.д. Все эти группы связаны с психологическими закономерностями, где ассоциации главным образом направлены по линии зрительского восприятия.

В поэзии Окуджавы роль эпитета при сравнении довольно велико. Определение при господствующем слове делает сравнение ещё более образным и наглядным, называя те общие признаки, по которым один предмет был уподоблен другому.

Компаративные тропы дают речи особую, высшую прозрачность, облекая даже отвлечённое понятие в живые формы и делая его доступным созерцанию. Метафора же способствует изяществу, силе и блеску речи, что необходимо для поэзии.


Список используемой литературы:

1. Окуджава Б.Ш. Стихотворения. – М.: Сов. Россия, 1984. – 368с.

2. Ушакова Ю.Ю. Лексическая наполняемость и структурно-семантические особенности компаративных тропов в русском языке. – Калуга.: 2005. – 268с.

3. Арутюнова Н.Д. Языковая метафора// Лингвистика и поэтика. – М.: издательство «Наука». 1979. – 308с.

4. Тулина Т.А. С чем мы сравниваем?//Русская речь. – М.: издательство «Наука». 1974. – 160с.

5. Туркевич Г.К. Актуальные аспекты литературной компаративистики// Вестник Московского университета. – 2004. №6.

6. Довнор Д.И., Запольский А.И. Современная русская литература. – Минск: «Книжный дом». 2003. – 445с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему