Стили языка

Понятие о функциональных стилях. Научный стиль. Официально-деловой стиль. Сопроводительное письмо. Письмо-приглашение. Заявление. Доверенность. Публицистический стиль. Стили художественной литературы. Разговорный стиль.

Понятие о функциональных стилях

Проблема стиля, которую многие исследователи относят к числу центральных в лингвистической стилистике, решается ими по-разному. Предметами разногласий являются:

1) содержание понятия «функциональный стиль»;

2) принципы классификации (а отсюда и число выделяемых стилей);

3) вопрос о месте литературно-художественного стиля (языка художественной литературы) в системе стилей литературного языка.

Как известно, в основу теории трех стилей литературного языка М.В. Ломоносовым был положен экспрессивно-жанровый принцип (стили соотносились с жанрами художественной прозы, поэзии и драмы).

О трех типах речи говорил А.Х. Востоков, имея в виду общенародный язык: «Соединение слов, служащее к выражению мыслей, называется речью. Речь бывает по выбору слов, в нее входящих:

1) важная, или благородная, называемая книжным языком;

2) простонародная, иначе называемая просторечием;

3) между сими двумя середину занимает обыкновенная речь, или язык разговорный».

Таким образом, материалом для стилистической дифференциации языковых средств и выделения отдельных стилей может быть или только литературный язык как обработанная форма общенародного языка, или общенародный язык в целом. Различный подход к решению задачи, естественно, приводит к различным системам классификации стилей.

При выделении стилей общенародного языка (не имея в виду его социальную и территориальную дифференциацию) указывается множество разновидностей, охватывающих языковой материал от «высоких», книжных элементов до «низких», просторечных.

Расходятся точки зрения и на систему стилей литературного языка. В основу классификации кладутся различные принципы, не всегда совпадает используемая для обозначения близких понятий терминология, различно число выделяемых стилей.

Что же понимать под функциональными стилями и каковы принципы их выделения?

Язык как явление социальное выполняет различные функции, связанные с той или иной сферой человеческой деятельности. Важнейшие общественные функции языка: общение, сообщение, воздействие. Для реализации этих функций исторически сложились и оформились отдельные разновидности языка, характеризующиеся наличием в каждой из них особых лексико-фразеологических, частично и синтаксических, средств, используемых исключительно или преимущественно в данной разновидности языка. Зги разновидности называются функциональными стилями. Возникнув на внеязыковой (экстралингвистической) основе, будучи тесно связанными с содержанием, целями и задачами высказывания, стили различаются между собой внутриязыковыми признаками: принципами отбора, сочетания и организации средств общенационального языка.

В соответствии с названными выше функциями языка выделяются следующие стили:

1) разговорный (функция общения);

2) научный и официально-деловой (функция сообщения);

3) публицистический и литературно-художественный (функция воздействия).

Следует иметь в виду, что названные функции часто переплетаются, поэтому, например, в публицистическом стиле к функции воздействия примешивается в большей или меньшей степени, в зависимости от жанра, коммуникативно-информационная функция, т.е. функция сообщения. Сочетание двух функций – эстетической и коммуникативной – характерно для языка художественной литературы.

Предложенная классификация стилей может быть изображена в виде схемы:

Говоря о наборе специфических для каждого стиля языковых средств, создающих известную его замкнутость, следует сделать две оговорки.

Во-первых, нужно иметь в виду, что основную часть языкового материал а в любом функциональном стиле составляют общеязыковые, межстилевые средства.

Во-вторых, замкнутость отдельных стилей представляет собой весьма относительное понятие. Функциональные стили не образуют замкнутых систем, между стилями существует широкое взаимодействие, границы между стилями подвижны.

Вместе с тем выявляется тенденция к усилению дифференциации языковых средств внутри отдельных стилей, что позволяет говорить о формировании новых стилей, таких, как научно-популярный, производственно-технический и др. Однако научно-популярный и производственно-технический стили, хотя и обладают несомненным своеобразием используемых в них языковых средств, еще не должны отрываться от породившего их научного стиля, с которым они объединены функцией сообщения и важнейшими лексико-грамматическими ресурсами. Также понятие ораторского стиля свободно умещается в рамках более широкого понятия публицистического стиля, если иметь в виду общую для них функцию воздействия и основную часть используемых в них языковых средств. Не может в наше время претендовать на самостоятельное существование и так называемый эпистолярный стиль, жанры которого связаны или с разговорной речью (частное письмо бытового содержания), или с речью деловой (официальная переписка между учреждениями), речью публицистической (открытое письмо в редакцию) и т.д.

Благодаря развитию системы языка в целом и непрерывному взаимодействию функциональных стилей границы каждого из них с течением времени претерпевают изменения. Характеризуя какой-либо стиль, следует исходить не только из его взаимоотношений с другими стилями, из сопоставления с ними, но также из развития отдельных стилистических категорий, образующих систему данного стиля.

Чаще всего стили сопоставляются на основе их лексического наполнения, так как именно в области словарного состава заметнее всего проявляется различие между ними. Однако учет всех «ярусов» языковой системы (фонетика, лексика и фразеология, морфология, синтаксис) позволяет дать более полное и точное описание отдельных стилей. Хотя в области фонетики и грамматики, так же как и в области лексики, преобладающая часть материала, будучи стилистически нейтральной, является достоянием всех стилей языка (что обеспечивает его единство как системы), все же нередко имеется объективная возможность считать те или иные формы слов, синтаксические конструкции, структурные элементы (союзы, предлоги, связки), типы произношения в устной речи и т.д. характерными по преимуществу для определенных стилей.

Функциональные стили могут быть разбиты на две группы, связанные с особыми типами речи. Первую группу, в которую входят стили научный, публицистический и официально-деловой (о литературно-художественном стиле в дальнейшем будет сказано особо), характеризует монологическая речь. Для второй группы, образуемой различными видами разговорного стиля, типичной формой является диалогическая речь. Первая группа – это стили книжные, вторая – стиль разговорный. Выбор одного из возможных синонимичных вариантов чаще всего связан именно с дифференциацией книжных и разговорных языковых средств.

От функциональных стилей и от типов речи (в указанном выше понимании этого термина) следует отграничить формы речи – письменную и устную. Они сближаются со стилями в том смысле, что книжные стили, как правило, облекаются в письменную форму, а разговорный – в устную форму (но это не обязательно). Так, ораторское выступление или лекция на научную тему связаны с книжными стилями, но имеют форму устной речи. С другой стороны, частное письмо на бытовые темы имеет явные признаки разговорного стиля, но воплощается в письменную форму.

В заключение укажем, что выделение стилей по принципу экспрессивности языковых средств не имеет под собой достаточных теоретических оснований. Не образует цельной системы совокупность таких «стилей», как «торжественный (или риторический)», «официальный (холодный)», «интимно-ласковый», «юмористический», «сатирический (насмешливый)». Экспрессивная окраска, ярче всего проявляющаяся в лексике, не может служить логическим «основанием деления» понятия «функциональный стиль», не может быть принципом классификации.

В то же время при характеристике стилистических ресурсов языка, несомненно, учитывается окраска и стилистическая (связанная с отнесением языковых средств к тому или иному функциональному стилю, тем самым с ограничением немотивированного их употребления), и экспрессивная (связанная с выразительностью и эмоциональным характером соответствующих средств языка).

Важнейшие различия между функциональными стилями можно показать на конкретных примерах. Сравним несколько текстов на одну и ту же тему, обладающих признаками различных стилей.

Текст 1

Гроза – атмосферное явление, заключающееся в электрических разрядах между так называемыми кучево-дождевыми (грозовыми) облаками или между облаками и земной поверхностью, а также находящимися на ней предметами. Эти разряды – молнии – сопровождаются осадками в виде ливня (иногда с градом) и сильным ветром (иногда до шквала). Гроза наблюдается в жаркую погоду при бурной конденсации водяного пара над перегретой сушей, а также в холодных воздушных массах, движущихся на более тёплую подстилающую поверхность. (Энциклопедический словарь.)

В тексте преобладают слова и словосочетания терминологического характера (атмосферное явление, электрические разряды, кучево-дождевые облака, осадки, шквал, конденсация, водяной пар, воздушные массы). Остальные слова употреблены в прямом номинативном значении, отсутствуют образные средства языка, эмоциональность речи. В синтаксическом отношении текст представляет собой сочетание простых предложений, характерных для жанра энциклопедической статьи (научный стиль).

Текст 2

Гроза

До ближайшей деревни оставалось еще вёрст десять, а большая тёмно-лиловая туча, взявшаяся Бог знает откуда, без малейшего ветра, но быстро подвигалась к нам. Солнце, еще не скрытое облаками, ярко освещает её мрачную фигуру и серые полосы, которые от нее идут до самого горизонта. Изредка вдалеке вспыхивает молния и слышится слабый гул, постепенно усиливающийся, приближающийся и переходящий в прерывистые раскаты, обнимающие весь небосклон... Мне становится жутко, и я чувствую, как кровь быстрее обращается в моих жилах. Но вот передовые облака уже начинают закрывать солнце, вот оно выглянуло в последний раз, осветило страшно-мрачную сторону горизонта и скрылось. Вся окрестность вдруг изменяется и принимает мрачный характер. Вот задрожала осиновая роща; листья становятся какого-то бело-мутного цвета, ярко выдающегося на лиловом фоне тучи, шумят и вертятся; макушки больших берёз начинают раскачиваться, и пучки сухой травы летят через дорогу. Стрижи и белогрудые ласточки, как будто с намерением остановить нас, реют вокруг брички и пролетают под самой грудью лошади; галки с растрёпанными крыльями как-то боком летают по ветру... Молния вспыхивает как будто в самой бричке, ослепляет зрение... В ту же секунду над самой головой раздаётся величественный гул, который, как будто поднимаясь всё выше и выше, шире и шире, по огромной спиральной линии, постепенно усиливается и переходит в оглушительный треск, невольно заставляющий трепетать и сдерживать дыхание. Гнев Божий! Как много поэзии в этой простонародной мысли !..

Тревожные чувства тоски и страха увеличившись во мне вместе с усилением грозы, но когда пришла величественная минута безмолвия, обыкновенно предшествующая разражению грозы, чувства эти дошли до такой степени, что, продолжись это состояние ещё четверть часа, я уверен, что умер бы от волнения. <...>

...Ослепительнаямолния, мгновенно наполняя огненным светом всю лощину, заставляет лошадей остановиться и, без малейшего промежутка, сопровождается таким оглушительным треском грома, что, кажется, весь свод небес рушится над нами... На кожаный верх брички тяжело упала крупная капля дождя... другая, третья, четвёртая, и вдруг как будто кто-то забарабанил над нами, и вся окрестность огласилось равномерным шумом падающего дождя...

Косой дождь, гонимый сильным ветром, лил как из ведра... Молния светила шире и бледнее, и раскаты грома были уже не так поразительны за равномерным шумом дождя.

Но вот дождь становится мельче; туча начинает разделяться на волнистые облака, светлеть в том месте, в котором должно быть солнце, и сквозь серовато-белые края тучи чуть виднеется клочок ясной лазури. Через минуту робкий луч солнца уже блес mum в лужах дороги, на полосах падающего, как сквозь сито, мелкого прямого дождя и на обмытой, блестящей зелени дорожной травы. (Л.Н. Толстой.)

В отличие от первого текста, задачей которого было раскрыть понятие «гроза» путем указания на существенные признаки явления, второй текст предназначен для иной цели – создать с помощью языковых средств яркую, живописную картину, образно воспроизводящую прохождение грозы. Если картина, нарисованная на полотне, статична и воспринимается только в пространстве, то описание грозы в приведенном отрывке дано в динамике, развивается во времени, начиная с момента появления первых признаков надвигающейся грозы и кончая ее прекращением.

Для создания картины нужны краски, цвета, и они в разнообразии представлены в тексте (серые полосы, лиловый фон, огненный свет, ясная лазурь). Использованы не только основные тона, но и оттенки цветов {тёмно-лиловая туча, бело-мутного цвета, серовато-белые края тучи). Зрительное впечатление усиливается от таких сочетаний, как ярко освещает, ярко выдающегося на лиловом фоне тучи, молния вспыхивает, ослепляет зрение...

Живопись словом позволяет показать не только богатство красок, но и всю гамму звуков в их динамике {слышится слабый гул, постепенно усиливающийся, приближающийся и переходящий в прерывистые раскаты; раздаётся величественный гул, который... постепенно усиливается и переходит в оглушительный треск; окрестность огласилась равномерным шумом падающего дождя; сопровождается оглушительным треском грома; листья шумят); контрастом этим звукам является величественная минута безмолвия.

Детали картины создаются с помощью многочисленных определений, уточняющих признаки предметов (передовые облака, большие берёзы, сухая трава, растрёпанные крылья, огромная спиральная линия, ослепительная молния, крупная капля, косой дождь, сильный ветер, волнистые облака, мелкий прямой дождь, блестящая зелень). Некоторые словосочетания повторяются, усиливая производимое впечатление (величественный гул, оглушительный треск, равномерный шум дождя). Не менее эффективен прием «нагнетания» – повторение одного и того же экспрессивно окрашенного слова (мрачная фигура тучи, страшно-мрачная сторона горизонта, мрачный характер окрестности).

Описание грозы носит ярко выраженный эмоциональный характер, что еще более усиливается повествованием от первого лица: события преломляются через восприятие мальчика-рассказчика. Читателю передается настроение героя, выражаемое словами: Мне становится жутко, и я чувствую, как кровь быстрее обращается в моих жилах. Тревожные чувства тоски и страха увеличивались во мне вместе с усилением грозы; ...Кажется, весь свод небес рушится над нами...

Субъективный характер повествования усиливается неоднократным использованием модальной частицы как будто, указывающей на то, что рассказчику важно не реалистическое воспроизведение описываемого, а передача личных впечатлений и переживаний (как будто с намерением остановить нас, молния вспыхивает как будто в самой бричке; гул, который, как будто поднимаясь всё выше...; вдруг как будто кто-то забарабанил над нами).

В тексте использованы различные изобразительно-выразительные средства языка: эпитеты (белогрудые ласточки, величественный гул, робкий луч солнца); метафора (задрожала осиновая роща); сравнения (мелкий дождь, падающий, как сквозь сито; дождь лил как из ведра); анафора (Но вот передовые облака у же начинают закрывать солнце; вот оно выглянуло в последний раз... Вот задрожала осиновая роща); параллелизм (поднимаясь всё выше и выше, шире и шире); восклицания (Гнев Божий: Как много поэзии в этой простонародной мысли!..).

Немалая роль отведена звуковой инструментовке – подбору звуков, воспроизводящих природные явления и создающих слуховой образ (например, повторение звука [р] в сочетаниях прерывистые раскаты; треск грома; раскаты грома). Впечатление нарастания звуков создается скоплением шипящих согласных в причастиях (гул, постепенно усиливающийся, приближающийся и переходящий в прерывистые раскаты, обнимающие весь небосклон). Синтаксический строй текста характеризуется преобладанием сложных предложений: из 19 предложений – 13 сложных и 6 простых. Среди сложных предложений большую часть составляют сложносочиненные и бессоюзные сложные (сложноподчиненных только пять). Такое соотношение между отдельными типами предложений объясняется тем, что сложные предложения по сравнению с простыми представляют собой более удобную форму для создания цельной картины, в пределах которой рисуются частные детали. В преобладании же сочинения предложений и бессоюзного их соединения над подчинением сказывается, видимо, то, что условия описания не требовали выявления таких сложных взаимоотношений, как причина и следствие, условие и результат и т.д. Достаточно было простого «нанизывания» равноправных синтаксических единиц.

В рассматриваемом отрывке проявляется индивидуально-авторский стиль Л.Н. Толстого. Это, во-первых, частое использование в описании элементов разговорной речи. Таков оборот Бог знает откуда; употребление повелительного наклонения (императива) в значении условного наклонения (продолжись это состояние ещё четверть часа, я уверен, что умер бы от волнения, т.е. в значении «если бы это состояние продолжилось еще четверть часа...»). Во-вторых, для стиля Л. Толстого характерно повторение одних и тех же слов, служащее для подчеркивания каких-либо деталей в описании, создания своеобразной экспрессивной окраски (ср. также в романе «Воскресение»: Прекрасный, чистый, учтивый извозчик повёз его мимо прекрасных, учтивых, чистых городовых по прекрасной, чистой, помытой мостовой, мимо прекрасных, чистых домов к тому дому на Канаве, в котором жила Mariette. Швейцар в необыкновенно чистом мундире отворил дверь в сени).

Текст 3

Как передаёт наш корреспондент, вчера над центральными районами Пензенской области прошла небывалой силы гроза. В ряде мест были повалены телеграфные столбы, порваны провода, с корнем вырваны столетние деревья. В двух деревнях возникли пожары в результате удара молнии. К этому прибавилось ещё одно стихийное бедствие: ливневый дождь местами вызвал сильное наводнение. Нанесён некоторый ущерб сельскому хозяйству. Временно было прервано железнодорожное и автомобильное сообщение между соседними районами. (Информационная заметка в газете.)

Текст типичен для материалов газетной разновидности публицистического стиля. Характерные его черты:

1) «экономия» языковых средств, лаконичность изложения при информативной насыщенности;

2) отбор слов и конструкций с установкой на их доходчивость (использование слов в прямом значении, преобладание простых синтаксических построений);

3) наличие обороте в-клише (т.е. часто употребляемых выражений, речевых стандартов: как передаёт наш корреспондент);

4) отсутствие элементов индивидуального авторского стиля.

Текст 4

Доводим до Вашего сведения, что вчера вскоре после полуночи над районным центром – городом Нижний Ломов и прилегающей к нему сельской местностью пронеслась сильная гроза, продолжавшаяся около часа. Скорость ветра достигала 30 ~ 35 метров в секунду. Причинён значительный материальный ущерб собственности деревень Ивановка, Шепилово и Вязники, исчисляемый, по предварительным данным, в сотни тысяч рублей. Имели место пожары, возникшие вследствие удара молнии. Сильно пострадало здание средней школы в деревне Буркова, для его восстановления понадобится капитальный ремонт. Вышедшая из берегов в результате проливного дождя река Bad затопила значительную площадь. Человеческих жертв не было. Образована специальная комиссия из представителей районной администрации, медицинских, страховых и других организаций для выяснения размеров причинённого стихийным бедствием ущерба и оказания помощи пострадавшему населению, О принятых мерах будет незамедлительно доложено. (Служебное донесение.)

Этот текст, как и предыдущий, характеризуется «сухостью» изложения: в обоих сообщаются только факты, нигде не выражаются чувства автора, не проявляется его индивидуальный стиль. Сближают их также сжатость, компактность изложения, употребление слов только в прямом значении, простой синтаксический строй. Но текст 4 отличается большей точностью сообщения – приведением конкретных названий, цифровых данных. В нем использованы слова и выражения, свойственные официально-деловому стилю (причинён значительный материальный ущерб, собственность деревень, исчисляемый по предварительным данным, имели место, капитальный ремонт, значительная площадь, специальная комиссия, принятые меры}, отглагольные существительные (восстановление, выяснение, оказание), официальные названия (районная администрация), выражения-клише (доводим до Вашего сведения, будет незамедлительно доложено).

Текст 5

Ну и гроза прошла сегодня над нами.! Поверишь ли, я человек не робкого десятка, и то испугался насмерть.

Сначала всё было тихо, нормально, я уже собрался было лечь спать, как вдруг сверкнёт ослепительная молния и бабахнет гром, да с такой силищей, что весь наш домишко задрожал. Я уже подумал, не разломалось ли- небо над нами на куски, которые вот-вот обрушатся на мою несчастную голову. А потом разверзлись хляби небесные, в придачу ко всему наша безобидная речушка вздулась, распухла и ну заливать своей мутной водицей всё окружающее. А совсем рядом, что называется – рукой подать, запылала наша школа. И стар и млад – все повысыпали из изб, толкутся, орут, скотина ревёт – вот страсти какие! Здорово я перепугался в тот час, да, слава Богу, всё скоро кончилось. (Из частного письма.)

Этот текст обладает явными признаками разговорного стиля. В нем и разговорная лексика и фразеология (человек не робкого десятка – «смелый»; бабахнуть – «издать сильный, резкий звук»; вот-вот – «сейчас же»; разверзлись хляби небесные – о сильном дожде; рукой подать – «совсем близко»; и стар и млад – «все без различия возраста»; толкутся – «находятся в давке»; орут – о людях; вот страсти какие – «о чем-то вызывающем страх, ужас; здорово испугался, слава Богу), и слова с оценочными суффиксами (силища, домишко, речушка, водица), и просторечная глагольная форма (повысыпали). Для синтаксиса текста характерно использование присоединительных союзов и конструкций (и то испугался; да с такой силищей), построение предложений по модели собрался было... как вдруг, употребление инфинитива в функции сказуемого (и ну заливать), использование вводного сочетания (поверишь ли). Текст очень эмоционален, включает восклицательные предложения. Следует указать, что в диалогической речи все эти признаки усиливаются и осложняются другими чертами разговорного стиля.

Научный стиль

Научный стиль принадлежит к числу книжных стилей литературного языка, которым присущ ряд общих условий функционирования и языковых особенностей: предварительное обдумывание высказывания, монологический его характер, строгий отбор языковых средств, тяготение к нормированной речи.

Возникновение и развитие научного стиля связано с эволюцией различных областей научных знаний, многообразных сфер деятельности человека. На первых порах стиль научного изложения был близок к стилю художественного повествования. Так, научные труды Пифагора, Платона и Лукреция отличались особым эмоциональным восприятием явлений. Отделение научного стиля от художественного произошло в александрийский период, когда в греческом языке, распространившем свое влияние на весь тогдашний культурный мир, стала создаваться научная терминология. Впоследствии она пополнилась за счет латыни, ставшей интернациональным научным языком европейского средневековья.

В эпоху Возрождения ученые стремились к сжатости и точности научного описания, свободного от эмоционально-художественных элементов изложения как противоречащих абстрактно-логическому отображению природы. Известно, что слишком «художественный» характер изложения Галилея раздражал Кеплера, а Декарт находил, что стиль научных доказательств Галилея чрезмерно «беллетризован». В дальнейшем образцом научного языка стало строго логичное наложение Ньютона.

В России научный язык и стиль начал складываться в первые десятилетия XVIII в., когда авторы научных книг и переводчики стали создавать русскую научную терминологию. Во второй половине этого века, благодаря работам М.В. Ломоносова и его учеников, формирование научного стиля сделало шаг вперед, но окончательно язык науки сложился во второй половине XIX в.

Научный стиль имеет ряд общих черт, проявляющихся независимо от характера наук (естественных, точных, гуманитарных) и жанровых различий (монография, научная статья, доклад, учебник и т.д.), что дает возможность говорить о специфике стиля в целом. Вместе с тем вполне естественно, что, например, тексты по физике, химии, математике по характеру изложения заметно отличаются от текстов по филологии, философии или истории. Научный стиль имеет свои разновидности (подстили): научно-популярный, научно-деловой, научно-технический (производственно-технический), научно-публицистический, учебно-научный.

Стиль научных работ определяется, в конечном счете, их содержанием и целями научного сообщения – по возможности точно и полно объяснить факты окружающей действительности, показать причинно-следственные связи между явлениями, выявить закономерности исторического развития и т.д. Научный стиль характеризуется логической последовательностью изложения, упорядоченной системой связей между частями высказывания, стремлением авторов к точности, сжатости, однозначности выражения при сохранении насыщенности содержания.

О языке ученых нередко говорят, что он отличается «сухостью», лишен элементов эмоциональности и образности. Такое мнение носит чрезмерно обобщенный характер: нередко в научных работах, в частности полемических, используются эмоционально-экспрессивные и изобразительные средства языка, которые, будучи, правда, дополнительным приемом, на фоне чисто научного изложения заметно выделяются и придают научной прозе большую убедительность. Приведем два примера.

Знаменитый русский хирург Н.И. Пирогов в одной из научных работ писал:

Подобно каллиграфу, который разрисовывает по бумаге сложные фигуры одним и тем же росчерком пера, умелый оператор может придать разрезу самую различную форму, величину и глубину одним и тем же взмахом ножа... Как скоро вы привели этот лоскут в плотное соприкосновение с окровавленными краями кожи, жизнь его изменяется, он, подобно растению, пересаженному на чужую почву, вместе с новыми питательными соками получает и новые свойства. Он, как чужеядное растение, начинает жить за счёт другого, на котором прозябает: он, как новопривитая ветка, требует, чтобы его холили и тщательно оберегали, пока он не породнится с тем местом, которое хирург назначает ему на всегдашнее пребывание.

В современной работе по радиофизике приводится такое образное сравнение:

Мощность отражённого сигнала при радиолокации планет ничтожно мала. Представьте себе, что чайник кипятку вылили в океан, а где-нибудь за тысячи километров вычерпнули из моря стакан воды. По идее вылитый кипяток «немного» нагрел Мировой океан. Так вот. избыточная тепловая энергия в произвольно вычерпнутом стакане морской воды того же порядка, что и энергия принятого сигнала, отражённого от Венеры.

Характерной чертой стиля научных работ является их насыщенность терминами, в частности интернациональными: в среднем терминологическая лексика обычно составляет 15 – 25 процентов общей лексики, использованной в работе. Приведем два примера грамматических определений из школьных учебников:

Именами существительными называются слова, которые обозначают предметы и отвечают на вопросы: кто это? или что это? – в этом определении термином является только словосочетание имена существительные, но его наличие и все построение предложения придают тексту окраску научного стиля;

Глагол – это часть речи, которая включает слова, обозначающие действие или состояние предмета – в этом предложении имеется тоже только один термин (глагол), но и это предложение – образец научного стиля.

Своеобразие стиля научных работ состоит в использовании в них абстрактной лексики. Вот пример из статьи академика С.П. Обнорского «Культура русского языка»:

Русский язык – великий язык великого русского народа. Язык входит существенным слагаемым в понятие нации. Он служит главнейшим орудием культуры, основным фактором духовного развития нации, ее творчества, национального самосознания. Именно в языке полнейшим образом – и притом в осмыслении самого народа – отпечатлеваются все этапы истории этого народа от отдалённейших времён, все ступени, по которым направлялось движение его культуры. Поэтому богатое прошлое народа, интенсивное развитие его культуры – залог богатого и мощного развития самого языка данного народа. Таков именно русский язык. В его силе и богатстве нашли своё выражение длительность пройденного народом исторического процесса и интенсивность культурного развития русской нации во всём течении её истории.

В этом тексте содержится много абстрактных существительных: фактор, развитие, творчество, самосознание, осмысление, движение, выражение, длительность, интенсивность, течение и др. Слова употреблены в прямом (номинативном) значении.

Научный стиль имеет свою фразеологию, куда относятся составные термины (грудная жаба, солнечное сплетение, щитовидная железа, прямой угол, точка пересечения, наклонная плоскость, точка замерзания, точка кипения, звонкие согласные, причастный оборот, сложноподчинённое предложение и др.), различного рода клише (состоит из …; заключается в …; представляет собой...; применяется для… и т.п.).

Языку науки и техники свойствен и ряд грамматических особенностей. В области морфологии это использование более кратких вариантных форм, что соответствует принципу «экономии» языковых средств. Так, из вариантов клавиша – клавиш («наконечник рычажка в разного рода механизмах»), манжета -– манжет («кольцо для скрепления концов труб») в технической литературе предпочитаются вторые, т.е. более краткие, формы мужского рода.

В научных работах часто употребляется форма единственного числа существительных в значении множественного числа: Волк – хищное животное из рода собак (называется целый класс предметов с указанием их характерных признаков); Липа начинает цвести в конце июня (конкретное существительное употреблено в собирательном, обобщающем значении); Изучается форма уха, носа, глаз (слово форма употреблено вместо формы, так как оно находится в одинаковом отношении к последующим существительным). Вещественные и отвлеченные существительные нередко употребляются в форме множественного числа: смазочные масла; высококачественные стали; красные и белые глины; большие глубины; низкие температуры; шумы в радиоприёмнике, годовой и квартальный ремонты .

При построении предложений заметно стремление авторов употреблять меньше глаголов и больше существительных: в научной литературе чаще встречаются определения понятий, реже – названия действий. В частности, это сказывается при выборе формы сказуемого: вместо глагола используется глагольно-именная конструкция, состоящая из однокоренного с глаголом существительного и другого глагола, имеющего ослабленное лексическое значение: проводятся испытания нового станка (ср.: испытывается новый станок); находят применение счётно-решающие устройства (ср.: применяются счётно-решающие устройства); дальше следует перечисление признаков (ср.: дальше перечисляются признаки); имеет место повышение температуры (ср.: повышается температура); происходит рост (ср. растёт); происходит увеличение (ср. увеличивается); произвести вычисления (ср. вычислить).

Широко используются в научных работах прилагательные, уточняющие понятия указанием на различные его признаки и тем самым выполняющие терминологическую функцию. Например, А. Е. Ферсман в книге «Занимательная минералогия» указывает на множество оттенков зеленого цвета, в которые окрашены камни: бирюзово-зелёный, бутылочно-зелёный, голубовато-зелёный, золотисто-зелёный, изумрудно-зелёный, оливково-зелёный, травяно-зелёный, яблочно-зелёный, также: бледно-зелёный, грязно-зелёный, густо-зелёный, серовато-зеленый, синевато-зелёный, ярко-зелёный и др.

Из синтаксических особенностей научного стиля следует отметить тенденцию к сложным построениям. Такие структуры представляют собой удобную форму выражения сложной системы научных понятий, установления взаимоотношений между ними, таких, как родовые понятия и видовые, причина и следствие, доказательства и выводы и т.д. Для этой цели часто используются предложения с однородными членами и обобщающим словом: более широкое, родовое понятие раскрывается с помощью более узких, видовых понятий. Например, A.M. Пешковский в книге «Русский синтаксис в научном освещении», строя свою классификацию словосочетаний на основе понятия сказуемости, писал:

По признаку обладания или необладания этим значением мы разделим все словосочетания на:

1) словосочетания, имеющие в своём составе сказуемое, или указывающие своим формальным составом на опущенное сказуемое, или, наконец, состоящие из одного сказуемого; все такие словосочетания мы будем называть предложениями,

2) словосочетания, имеющие в своём составе два или несколько сказуемых или два или несколько словосочетаний, указывающих своим формальным составом на опущенные сказуемые или состоящие из одних сказуемых; все такие словосочетания мы будем называть сложными целыми...;

3) словосочетания, не имеющие в своём составе сказуемого и не являющиеся сами сказуемыми.

Вполне естественно, что в научной литературе распространены разные типы сложных предложений. Например, в исследовании по вопросам эстетики читаем:

Особое и неповторимое своеобразие музыки среди других видов искусства определяется тем, что, стремясь, как и каждый вид искусства, к наиболее широкому и всестороннему охвату действительности и её эстетической оценке, она осуществляет это, непосредственно обращаясь к духовной содержательности мира человеческих переживаний, которые она с необычайной силой активизирует в своём слушателе.

В сложных предложениях, используемых в научных текстах, часто встречаются составные подчинительные союзы, характерные для книжной речи вообще: благодаря тому что, вследствие того что, ввиду того что, в связи с тем что, в силу того что. несмотря на то что, в то время как, между тем как, тогда как и др. Они позволяют более точно, чем простые причинные, уступительные, временные союзы, выявить отношения между частями сложного предложения.

Для объединения частей текста, в частности абзацев, имеющих тесную логическую связь друг с другом, используются слова и их сочетания, указывающие на эту связь: поэтому, при этом, сначала, затем, в заключение, таким образом, итак, следовательно и др. Средствами связи частей текста служат также вводные слова и сочетания во-первых, во-вторых, наконец, с одной стороны, с другой стороны и т.п., указывающие на последовательность изложения.

В целом синтаксические структуры в научной прозе сложнее и насыщеннее лексическим материалом, чем в художественной прозе. Например, в произведениях художественной литературы 60-х годов XIX в. (в авторском повествовании в романах И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, Н.Г. Чернышевского, М.Е. Салтыкова-Щедрина, Ф.М. Достоевского, Н.С. Лескова и Л.Н. Толстого) сложные предложения составляют 50,7 процента всего числа предложений, т.е. половину, а в научных работах того же периода (труды химика A.M. Бутлерова, физиолога И.М. Сеченова, языковеда А.А. Потебни, литературоведа АН. Веселовского, также «Эстетические отношения искусства к действительности»

Н.Г. Чернышевского и историко-философский «Эпилог» «Войны и мира» Л.Н. Толстого) – 73,8 процента, т.е. почти три четверти. При этом средний размер сложного предложения в художественной прозе – 23,9 слова, а в научной прозе – 33,5 слова (в простых предложениях соответственно – 10,2 и 15,9 слова). Средний размер предложения (независимо от структуры) в авторском повествовании в тех же романах – 17,2 слова, в научных исследованиях – 28,5 слова. В целом предложение научного текста содержит примерно в полтора раза больше слов, чем предложение художественного текста.

Официально-деловой стиль

Среди книжных стилей языка официально-деловой стиль выделяется своей относительной устойчивостью и замкнутостью. С течением времени он, естественно, подвергается некоторым изменениям, вызванным характером самого содержания. Но многие его черты, исторически сложившиеся жанры, специфическая лексика,- фразеология, синтаксические обороты придают ему в целом консервативный характер.

Типичной чертой официально-делового стиля является наличие в нем многочисленных речевых стандартов – клише. Если в других стилях шаблонизированные обороты нередко выступают как стилистический недостаток, то в официально-деловом стиле в большинстве случаев они воспринимаются как вполне естественная его принадлежность.

Многие виды деловых документов имеют общепринятые формы изложения и расположения материала. Не случайно в деловой практике используются готовые бланки, которые нужно только заполнять. Даже конверты принято надписывать в определенном порядке (различном в разных странах, но твердо установленном в каждой из них), и это имеет свое преимущество и для пишущих, и для почтовых работников. Поэтому все те речевые клише, которые упрощают и ускоряют деловую коммуникацию, вполне в ней уместны. ,

Официально-деловой стиль – это стиль документов: международных договоров, государственных актов, юридических законов, постановлений, уставов, инструкций, служебной переписки, деловых бумаг и т.д. Несмотря на различия в содержании и разнообразие жанров, официально-деловой стиль в целом характеризуется рядом общих черт. К ним относятся:

1) сжатость, компактность изложения, «экономное» использование языковых средств;

2) стандартное расположение материала, нередкая обязательность формы (удостоверение личности, различного рода дипломы, свидетельства о рождении и браке, денежные документы и т.д.), употребление присущих этому стилю клише;

3) широкое использование терминологии, номенклатурных наименований (юридических, дипломатических, военных, административных и др.), наличие особой лексики и фразеологии (официальной, канцелярской), включение в текст сложносокращенных слов, в частности аббревиатур;

4) частое употребление отглагольных существительных, отыменных предлогов (на основании, в отношении, в соответствии с, в деле, в силу, в целях, за счёт, по линии и др.), сложных союзов (вследствие того что, ввиду того что, в связи с тем что, в силу того что и др.), а также устойчивых словосочетаний, служащих для связи частей сложного предложения (на случай, если...; на том основании, что...; по той причине, что...; с тем условием, что...; таким образом, что...; то обстоятельство, что...; тот факт, что... и т.п.);

5) повествовательный характер изложения, использование номинативных предложений с перечислением;

6) прямой порядок слов в предложении как преобладающий принцип его конструирования;

7) тенденция к употреблению сложных предложений, отражающих логическое подчинение одних фактов другим;

8) почти полное отсутствие эмоционально-экспрессивных речевых средств;

9) слабая индивидуализация стиля.

Неоднородность тематики и разнообразие жанров позволяют выделить в рассматриваемом стиле две разновидности: официально-документальный стиль и обиходно-деловой стиль. В свою очередь, в официально-документальном стиле можно выделить язык законодательных документов, связанных с деятельностью государственных органов, и язык дипломатических актов, связанных с международными отношениями. В обиходно-деловом стиле различаются по содержанию, жанрам и по характеру используемых языковых средств служебная переписка между учреждениями и организациями, с одной стороны, и частные деловые бумаги – с другой.

Язык законодательных документов включает в себя лексику и фразеологию государственного права, гражданского права, уголовного права, Кодекса законов о труде, Кодекса законов о браке и семье и т.д. К ней примыкает лексика и фразеология, связанная с работой административных органов, служебной деятельностью граждан и т.д.: законодательство, кассация, конституция, подсудность, правоспособность, приговор, прокурор, судопроизводство, судоустройство, улики, юрисдикция; возложить ответственность, в отмену постановления, в развитие постановления, впредь до особого распоряжения, вступить в силу, в целях содействия, выписка из приказа, довести до сведения, занять должность, исполнять обязанности, командировочное удостоверение, органы власти.

Примерами документов этой разновидности официально-делового стиля могут /Служить следующие отрывки из «Закона об авторском праве и смежных правах»:

Статья 1. Предмет регулирования

Настоящий Закон регулирует отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания (смежные права).

Статья 2. Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах.

Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах состоит из настоящего Закона, являющегося частью гражданского законодательства Российской Федерации и действующего на всей территории Российской Федерации, издаваемых в соответствии с настоящим Законом других актов законодательства Российской Федерации, Закона Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», а также принимаемых на основе настоящего Закона законодательных актов республик в составе Российской Федерации.

Статья 31. Условия авторского договора

1. Авторский договор должен предусматривать: способы использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору); срок и территорию, на которые передаётся право; размер вознаграждения и (или) порядок определения размера вознаграждения за каждый способ использования произведения, порядок и сроки его'выплаты, а также другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора. <...>

2. Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются непереданными.

Предметом авторского договора не могут быть права на использование произведения, не известные на момент заключения договора.

Специфической является также лексика и фразеология дипломатических документов: аккредитовать, вербальная нота, верительная грамота, вольный город, демарш, дипломатическая неприкосновенность, дипломатический корпус, коммюнике, консульская конвенция, морской атташе, поверенный в делах, прелиминарный договор, преамбула, ратификация, ультиматум и т.п. Значительная часть этой лексики носит интернациональный характер, некоторые термины передаются как русскими буквами, так и в латинском написании: персона грата, персона нон грата, статус-кво ( status quo), casus belli.

В языке дипломатических документов, в литературе, связанной с международными отношениями, нередко встречаются также устойчивые словосочетания с более или менее свободным значением входящих в них элементов. Сюда можно отнести такие словосочетания, как всеобщее разоружение, международный контроль, мирное сосуществование государств с различным социальным строем, неприкосновенность государственных границ, принцип невмешательства во внутренние дела других государств, укрепление мира и безопасности и т.п.

Дипломатическому языку не чужды некоторые элементы образности. Так, можно отметить применяемое в международной практике (не в официальном стиле) метонимическое употребление названий столиц, улиц или зданий для обозначения соответствующего государства или ведомства иностранных дел. Например, в печати сочетание Даунинг-стрит употребляется в значении «Министерство иностранных дел Великобритании» (оно помещается на этой улице), Кэ д 'Орсэ – в значении «Министерство иностранных дел Франции» (оно помещается на этой набережной), Белый дом (резиденция Президента США) – в значении «Президент (или правительство) США», Елисейский дворец (резиденция Президента Франции) – в значении «правительство Франции» и т.п.

Экспрессивную окраску приобрели употребляемые в переносном значении словосочетания холодная война, поджигатели войны, выразительны также сочетания политика с позиции силы, балансирование на грани войны и др.

Языку дипломатии в целом присуща книжная, «высокая» лексика, служащая для создания известной торжественности и придания документу подчеркнутой значимости. Используются также выражения, связанные с этикетом и представляющие собой общепринятые формулы вежливости: Министерство иностранных дел Российской Федерации свидетельствует своё почтение посольству... и имеет честь сообщить; Прошу Вас, господин Посол, принять уверения в моём весьма высоком уважении и т.п.

Обиходно-деловой стиль, как было уже сказано, связан со служебной перепиской (деловое письмо, коммерческая корреспонденция), официальными деловыми бумагами (справка, удостоверение, акт, протокол), частными деловыми бумагами (заявление, доверенность, расписка, автобиография, счет и др.). Все они характеризуются известной стандартизацией, облегчающей их составление и использование и рассчитанной на «экономию» языковых средств, на устранение неоправданной информационной избыточности. Приведем образцы некоторых деловых бумаг:

Сопроводительное письмо

В ответ на Ваш запрос высылаем Вам каталог наших изданий на 1999 год.

Приложение: один экземпляр каталога.

Письмо - подтверждение

Подтверждаем получение Вашего письма №... от..., в котором Бы запрашиваете нас о перспективном плане наших изданий на 1999 год.

Сообщаем, что составление плана будет завершено в ближайшее время. По его напечатании незамедлительно Вам будет выслан один экземпляр.

Письмо-сообщение

Доводим до Вашего сведения, что нашим издательством только что выпущены в свет... [перечисляются издания].

Письмо-приглашение

15 сентября с. г. в 12 часов в кабинете главного редактора издательства состоится обсуждение перспективного плана издания переводной литературы на 2001 – 2005 годы.

Направляем Вам проект плана и просим прислать представителя для участия в совещании.

Заявление

Декану филологического факультета МГУ студента...

Заявление

Прошу Вас предоставить мне недельный отпуск для поездки домой по семейным обстоятельствам.

Прилагаю письмо с сообщением о болезни моей матери.

10 января 1998 г. [подпись]

Доверенность

Я, [фамилия, имя, отчество], доверяю Петру Сергеевичу Ильину получить в 218-м почтовом отделении г. Москвы пришедшую на моё имя посылку.

15 февраля 1998 г. [подпись]

Упражнение 2. Охарактеризуйте стилистические использование элементов официально-делового (юридического) стиля в отры

вке из романа Л.Н. Толстого «Воскресение».

В случае оставления жалобы без последствий, к чему, по мнению адвоката, надо быть готовым, так как кассационные поводы очень слабы, партия каторжных, в числе которых была Маслова, могла отправиться в первых числах июня, и потому для того, чтобы приготовиться к поездке за Масловой в Сибирь, что было твёрдо решено Нехлюдовым, надо было теперь же съездить по деревням, чтобы устроить там свои дела.

Публицистический стиль

В публицистическом стиле реализуется языковая функция воздействия (агитации и пропаганды), с которой совмещается чисто информативная функция (сообщение новостей). В публицистических произведениях затрагиваются вопросы весьма широкой тематики – актуальные вопросы современности, представляющие интерес для общества: политические, экономические, моральные, философские, вопросы культуры, воспитания, повседневного быта. Публицистический стиль находит применение в общественно-политической литературе, периодической печати (газетах, журналах), политических выступлениях, речах на собраниях и т.д.

Зарождение русского публицистического стиля относится к отдаленному прошлому. Уже в XVI в. в выступлениях Максима Грека против невежества и корыстолюбия духовенства, в памфлетах Ивана Пересветова, критиковавшего произвол бояр и отстаивавшего идею централизованной власти, в переписке царя Ивана Грозного с князем Курбским наметились характерные черты публицистического стиля. Дальнейшее развитие он получил в XVIII в., когда появилась первая печатная газета «Ведомости», был создан ряд журналов, во главе которых стояли баснописец И.А. Крылов, писатели Н.И. Новиков, А.П. Сумароков, Д.И. Фонвизин. Многие элементы публицистического стиля содержит «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева.

Оформился публицистический стиль в XIX в.; немалую роль в его становлении сыграла деятельность В.Г. Белинского, А.И. Герцена, Н.Г. Чернышевского, Н.А. Добролюбова.

Крупнейшие русские писатели XX в.: М.Горький, А.Н. Толстой, А. Фадеев, Л. Леонов, М. Шолохов, К. Симонов и др. – не только вводили в свою художественную прозу публицистические элементы, придавая ей широкое общественное звучание, но и создавали яркие публицистические произведения, проникнутые пафосом гражданственности.

В рамках публицистического стиля широкое распространение получила его газетно-журнальная разновидность. К основным чертам языка газеты относятся:

1) «экономия» языковых средств, лаконичность изложения при информативной насыщенности;

2) отбор языковых средств с установкой на их доходчивость (газета – один из наиболее распространенных видов массовой информации);

3) наличие общественно-политической лексики и фразеологии, переосмысление лексики других стилей (в частности, терминологической) для целей публицистики;

4) использование характерных для данного стиля речевых стереотипов, клише;

5) жанровое разнообразие и связанное с этим разнообразие стилистического использования языковых средств: многозначности слова, ресурсов словообразования (авторские неологизмы), эмоционально-экспрессивной лексики;

6) совмещение черт публицистического стиля с чертами других стилей (научного, официально-делового, литературно-художественного, разговорного), обусловленное разнообразием тематики и жанров;

7) использование изобразительно-выразительных средств языка, в частности средств стилистического синтаксиса (риторические вопросы и восклицания, параллелизм построения, повторы, инверсия и т.д.).

Не все указанные черты равномерно представлены во всех газетных жанрах, да и не все они характерны только для публицистического стиля. Твердая стилевая закрепленность лексических и грамматических средств – явление сравнительно редкое. Однако преимущественное их употребление в том или ином стиле, приспособление слов, оборотов, конструкций одного стиля для целей другого, т.е. их функциональное использование, составляют уже примету данного стиля.

Различие в стилистической характеристике отдельных газетных жанров связано с различным их назначением. Некоторые жанры (хроникальная заметка, репортаж, интервью, путевая зарисовка, отчет, корреспонденция) преследуют, в первую очередь, информативные цели и по приемам подачи материала сближаются с деловой речью. Но даже и в этих пределах имеется различие, например, между заметкой и информационной корреспонденцией или репортажем. В заметке обычно дается почти протокольное сообщение д каком-либо факте, перечисляются события, но не представлено их описание или объяснение. Отсюда – сжатость изложения, использование слов только в прямом (номинативном) значении, отсутствие индивидуального авторского стиля:

За прилавком – компьютер

(По сообщениям нашего корр.) Одна из первых в республике автоматизированных информационно-диспетчерских систем (ЛИДС) введена в торговой сети нашего города и стала управлять потоками поступающих в магазины продовольственных товаров.

По команде оператора машины в считанные секунды предлагают наиболее рациональную раскладку товаров, оптимальные и наиболее короткие маршруты завоза, время и даже вид транспорта, чтобы осуществлять доставку с минимальными материальными и временными затратами.

Есть метро в Сибири!

(По сообщениям нашего корр.) Государственная комиссия приняла в эксплуатацию Новосибирский метрополитен. Пока он единственный на всё Зауралье, Сибирь и Дальний Восток. Скоростная транспортная магистраль соединила районы полуторамиллионного города, расположенного по обоим берегам Оби. Она возведена в небывало короткие сроки: всего за шесть с половиной лет. Таких темпов ещё не знала отечественная практика.

Если в хроникальной заметке содержится лаконичное сообщение о единичном факте и не дается никаких комментариев к нему, то в корреспонденции говорится о ряде фактов, они анализируются, выясняются их причины, приводится их оценка, делаются необходимые выводы. По сравнению с хроникальной заметкой в корреспонденции не только расширяется объем сообщаемого материала, но и меняется характер изложения, привлекаются более разнообразные языковые средства, проявляется индивидуальная авторская манера письма. То же находим в таком гибком жанре, как репортаж.

Стилем, близким к научному и публицистическому, пишутся и некоторые газетные статьи. Тематика, точность словоупотребления, нормативность в организации языкового материала, опора на данные современной науки сближают такие статьи с научным произведением. Трактовка же проблемы с точки зрения значимости ее для общества, социальных последствий реализации какой-либо научной идеи, психологического резонанса претворения в жизнь какого-либо научного достижения – трактовка, выражаемая с привлечением общественно-политической лексики, сближает такие статьи с публицистическим стилем.

Наконец, такие жанры, как очерк, фельетон, памфлет, являются своего рода «гибридами», совмещая в себе черты публицистического стиля и стиля литературно-художественного.

Очерк в различных своих разновидностях (портретный путевой, зарубежный, военный и др.), благодаря познавательному и воспитательному значению, занимает видное место в публицистической литературе. М. Горький видел в очерке «удачнейшую форму познания жизни и приобщения миллионов к тому что делается вне доступного их глазу пространства»

Использование слова в его эстетической функции, тонкая отделка фразы, рассчитанной на эмоциональное восприятие широкое включение образных средств языка, характерные для очерка, - все это идет от художественной литературы. Не случайно современники Ц.С. Тургенева считали его «Записки охотника» очерками. Путевыми очерками являются «Путешествие из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева и «Остров Сахалин» А.П. Чехова. В жанре очерка написаны многие рассказы Г.И Успенского, В.Г. Короленко и других русских писателей

В зависимости от тематики и жанра в публицистическом стиле широко используется разнообразная лексика и фразеология Некоторую ее часть составляет общественно-политическая лексика и закрепившиеся в публицистическом стиле сочетания слов: демократия, демократические свободы, избирательная кампания митинг, труженик, агитационно-пропагандистский, прогрессивный примиренческий, реакционный, политическая партия, политическая демонстрация, боевой авангард, забастовка, стачка, стачечная борьба и др.

Значительную часть лексики газетного стиля составляют общелитературные слова и различные термины (науки, военного дела, искусства, спорту. И те и другие в соответствующем контексте могут переосмысливаться и приобретать публицистическую окраску: арена пиитической борьбы, армия безработных военные круги, газетные магнаты, диалог между странами, дружеская атмосфера, клич к достижению соглашения, культурные контакты, курс на обострение отношений, маневры дипломатии, международная солидарность миролюбивые силы, очередной тур переговоров, переговоры на уровне послов, правящая верхушка, путь прогресса, штурм высокие науки и т.п.

В языке газеты как нигде распространены различные речевые стереотипы (стандарты, клише). Такое явление объясняется тем, что и для пишущего, и для читающего клише представляют несомненные удобства, Это - легкая воспроизводимость готовых речевых формул, автоматизация процесса воспроизводства, облегчение коммуникации. Особо следует отметить «экономию» речевых усилий и времени – один из законов развития языка и один из принципов речевой практики, проявляющийся не только в «материальной экономии» (ср. использование сложносокращенных слов, аббревиатур в официально-деловом стиле, эллиптических предложений в разговорном стиле), но и в «экономии мыслительной энергии». Впрочем, это относится не только к языку газеты. Большинство людей говорит и пишет с помощью готовых формул, клише.

Нередко из-за частой повторяемости речевые клише превращаются в штампы и теряют свою первоначальную образность. Например, стали шаблонными выражения: труженики полей, командиры производства, разведчики земных недр (геологи), люди в белых халатах (врачи), флагман индустрии (ведущее предприятие), дать зелёную улицу (обеспечить беспрепятственное продвижение или развитие), получить прописку (закрепиться в новом месте), справить новоселье (в прямом и переносном значении), стальные артерии (железнодорожные пути), голубые магистрали (водные пути), черное золото (нефть), голубое золото (природный газ) и др.

Следует, однако, отметить, что тенденции к стандартизации в языке газеты противостоит тенденция к усилению экспрессивности, оживлению повествования словами и оборотами из других стилей, в особенности из разговорного.

Синтаксис публицистических произведений в основном книжный, с упорядоченным строем предложения, с развернутыми синтаксическими конструкциями (простые предложения преобладают в таких, газетных жанрах, как хроникальная заметка). В целях выразительности используются также элементы синтаксиса разговорной речи:

В русском человеке есть черта: в трудные минуты жизни, в тяжёлые годины легко отрешиться от всего привычного, чем жил изо дня в день. Был человек – так себе, потребовали от него быть героем – герой... А как же может быть иначе? (А.Т.)

Значительное влияние разговорной речи на язык газеты, в частности на синтаксис газетной речи, отмечалось неоднократно. Прежде всего разговорная речь является наиболее массовой формой языка как средства общения. В процессе речевых контактов «говоримая» и слышимая речь явно преобладает над речью письменной. По данным исследований, в среднем на чтение мы отводим 16 процентов суточного бодрствования, на восприятие звучащей речи – 45 процентов, на говорение – 30 процентов, на письмо – 9 процентов. Иными словами, звучащая речь (в значительной своей части разговорная) в количественном отношении втрое «влиятельнее» речи письменной.

Далее. Разговорная речь обладает таким несомненным достоинством, как краткость, лаконичность, обусловленная не только «экономным» использованием языковых средств в соответствии с законом «экономии» речевых усилий (по мнению некоторых лингвистов, это важнейший закон языкового развития вообще), но и широким использованием внеязыковых средств (мимика, жест, контекст ситуации и т.д.). В совокупности эти факторы порождают сжатость формы, емкость содержания фразы, реализуя общий для всех средств массовой информации и пропаганды лозунг: в единицу времени – максимум информации.

Наконец, играет роль и то обстоятельство, что на страницах периодической печати разговорная речь служит как бы противовесом книжному языку.

В чем же конкретно проявляется влияние разговорной и книжной речи на синтаксис газетного языка?

1. Из разговорной речи пришли на газетную полосу различные эллиптические предложения – безглагольные фразы, характеризующиеся краткостью, энергичностью выражения:

Москвичам – новое жильё,

Новаторы – производству!;

В третье тысячелетие – без ядерного оружия!,

Наш девиз – качество!

В подобных конструкциях, используемых преимущественно для заголовков, выделяется все наиболее важное и устраняется то, что с точки зрения информативности представляется избыточным. Остаются части со значением субъекта, объекта, обстоятельства, отвечающие на вопросы: «кто – чему?», «кто – кому?», «кому – что?», «кто – куда?», «что – куда?», «что – как?» и т.п. Подобные двучленные конструкции с паузой между частями, независимо от места, занимаемого ими в тексте (заголовок, предшествующий тексту, или концовка, содержащая призыв, побуждение), привлекают своей лаконичностью, выразительностью, «лозунговым» характером.

Несколько по-иному построены другие нашедшие широкое распространение заголовки. Весьма экономные, они тоже распадаются на две части: первая называет общую проблему, место действия, лицо, а вторая – конкретизирует названное в первой части:

Школа: реформа в действии;

Служба здоровья: опыт и проблемы;

Содружество: события и свершения.

2. К средствам экспрессивного синтаксиса относятся номинативные предложения, обозначающие бытие, наличие того, что названо. В языке газеты номинативные предложения, обладающие минимальной информативностью, обычно используются совместно с другими типами предложений:

Яркий слепящий свет. Белые стены, потолок. Белый колпак, белая марлевая маска и над нею строгие глаза. И вновь белый потолок. Слабость такая, что не могу пошевелиться. Доктор сидит рядом с кроватью (газ.).

3. Широко используются в различных газетных жанрах так называемые сегментированные конструкции, или конструкции с «двойным обозначением», состоящие из двух частей: первая часть (сегмент, т.е. отрезок), находящаяся в начале предложения либо текста и выраженная, как правило, существительным в форме именительного падежа или словосочетанием во главе с этой формой (именительный темы или именительный представления), называет лицо (предмет), которое во второй части (в последующем тексте) обозначается местоимением: Земля. На ней никто не тронет... Лишь крепче прижимайся к ней (Сим.); Часы – и те здесь были палубные (Каз.); Инициатива – вот чего нам больше всего не хватает (Наг.).

Но может быть и наоборот. Например, в заголовке Кто они, индийские йоги ? существительное выступает в роли грамматического приложения к местоимению З^го лица. Выразительность подобных конструкций (при «отрыве» существительного от местоимения) заключается в том, что местоимению придается «обещающее», «интригующее» значение: И вот они опять собрались здесь, посланцы стран всех континентов; Откуда она берётся, эта неиссякаемая энергия народа?

Сегмент может образовать самостоятельное предложение, а может входить в состав последующего предложения, но и в этом случае высказывание членится на две части, которые разделяются паузой, что создает выразительность в устной речи.

Чтобы показать экспрессивность приема сегментации, сопоставим три варианта одного заголовка: Кто такие индийские йоги? – Кто они, индийские йоги? – Индийские йоги. Кто они? Нетрудно видеть, что наибольшей выразительностью обладает последний вариант: высказывание, расчлененное на две части, с разделительной паузой между ними, легче воспринимается по частям, чем целиком.

Сегментированными конструкциями часто являются заголовки:

Нравственный климат коллектива: из чего он складывается?

Производительность труда. Как её повысить?

Вятские клевера. Где они?

4. В различных стилях литературного языка, в различных публицистических жанрах широкое распространение получили присоединительные конструкции: Новость всполошила всех присутствующих, даже Котельникова и начальника цеха (Кетл.); Не зря ли приехали? Да ещё с узлами, с чемоданами (Копт.); В любом случае обращайся ко мне. В любую минуту (Чак.); Нас связывают узы товарищества. Узы братства. В зависимости от особенностей того или иного газетного жанра присоединительные конструкции, обладающие большими коммуникативными и стилистическими возможностями, то повышают информативность высказывания, то усиливают его экспрессивность, то придают ему эмоционально-оценочный характер.

5. Особая выразительность присуща так называемой парцелляции, понимаемой как членение предложений, при котором содержание высказывания реализуется не в одной, а в двух или нескольких интонационно-смысловых речевых единицах, следующих одна за другой после разделительной паузы (после точки, вопросительного или восклицательного знака): Когда мы говорим о слезах радости, с которыми встречает Красную Армию население освобождённых городов, это может показаться формулой. Но доктор Коровина плакала от радости. И Бабкин. И старый священник Говоров... И тысячи, тысячи людей (Эр.). Парцелляция отличается от присоединения тем, что парцеллируемые части всегда находятся вне предшествующего им основного предложения, тогда как присоединительные конструкции могут находиться как в рамках основного предложения, так и за его пределами.

Парцелляция как средство усиления выразительности, как стилистический прием, позволяющий актуализировать смысловую и экспрессивную сторону высказывания, находит широкое применение в газетных жанрах. Например:

Убеждён: к четырем-пяти годам ребёнку вовсе не обязательно уметь читать и писать. Но его уже пора научить чувствовать. Красоту. Радость узнавания. Прелесть игры воображения. А самое главное – чувствовать пружину взаимоотношений – и со сверстниками, и со старшими. Пружина – не что иное, как долг. (Из публицистической статьи.)

Книга Виктора Шкловского называется просто и ёмко – «Эй-ч'нштейн»... Её герой – время. И те, кто выбрал время ареной своей борьбы, кто поверил в него, увидел в нём свою, судьбу... Шкловского интересует процесс. Сюжеты жизни и судьбы художника внутри процесса... Художники гордятся серьёзностью своего искусства. Многозначностью, в которую вмещается целая жизнь... Вот о чём и хотел написать Виктор Шкловский. О длине пути. О вечной несовместимости взгляда с горизонтами. О жажде чуда. О возможности абсолютного воплощения мечты и о невозможности жизни без мечты о невозможном. Это книга о серьёзности. О расчётах века и их смелости. Колоссальной ответственности художника. О том, что профессия измерена жизнью, судьбой и долгом. О том, что до самого главного не рукой подать. Ещё идти, идти, идти... (Из рецензии.)

...Речь идёт о подвигах. О вызове, брошенном самой смерти. О поступках и действиях, которые стали легендарными в самом высшем и точном смысле этого слова... Несомненно, основным качеством, превращающим человеческое деяние в подвиг, в легенду, живущую в гуще народа, в рассказах отцов, является готовность отдать жизнь за свой народ. Жертвовать ради правды. Ради того замечательного соединения великих понятий и ежедневных частностей, которое зовётся Родиной. (Из рецензии.)

6. Отметим и другие характерные черты синтаксиса газетной речи. Экспрессивны восклицательные предложения, риторические вопросы: Нас не одолеешь! (А.Л.; заголовок статьи); Так неужели можно даже помыслить, что мы не победим! (А.Т.) Сюда же можно отнести восклицательный номинатив в начале текста: Москва! На картах мира нет для нас подобного, наполненного таким содержанием слова (Леон.).

Для актуализации членов предложения часто используется инверсия – выдвижение на первый план логически выделяемых слов: Вакцину против малярии надеются получить учёные в ближайшие несколько лет; Восемь дней соревновались столичные велосипедисты в многодневной гонке.

В функции сказуемого нередко встречаются описательные (перифрастические)обороты, в которых логически выделяется не действие, а то, что с ним связано. Примерами таких оборотов могут служить словосочетания: брать на себя обязательства, вести борьбу (переговоры), выразить надежду (уверенность), находить применение, оказывать поддержку (помощь), питать надежду (ненависть), предпринимать шаги, принять меры (решение, участие), произвести осмотр, проявлять интерес и т.п.

Газетный текст часто начинается вводной конструкцией, указывающей на источник сообщения: Как сообщает наш корреспондент...; По данным Гидрометцентра...; По сообщениям из Парижа… и т.п.

Стилистическую функцию нередко выполняют заголовки статей, корреспонденций, информационных заметок, отличающиеся разнообразием синтаксических структур (номинативные заголовки, неопределенно-личные предложения, императивные безличные предложения, двусоставные предложения, неполные предложения, предложные и беспредложные словосочетания ответы-вопросы и т.д.):

В интересах добрососедства;

Строить быстро, хорошо, дёшево?,

Защищая интересы трудящихся;

Пусть сольются мысли и труд!;

Руководство? - Нет, излишняя опека.

.многие публицистические жанры (очерк, фельетон, памфлет, полемическая статья) характеризуются свободным использованием ресурсов национального языка, включая его изобразительно-выразительные средства (эпитеты, метафоры, различные стилистические Фигуры). Нередко произведения публицистики отличаются большой эмоциональной насыщенностью, проникнуты пафосом высоких с гражданских чувств, и сила их воздействия органически связана с яркостью и образностью языка. Примером такого стиля может служить знаменитое «Письмо к Гоголю» В.Г. Белинского.

Лучшие образцы публицистического стиля многих русских писателей характеризуются эмоциональностью и яркой образностью, в частности, статья А.Н. Толстого периода Великой Отечественной воины «Москве угрожает враг»:

Ни шагу дальше! Пусть трус и малодушный, для кого своя жизнь дороже родины, дороже сердца родины нашей – Москвы, гибнет без славы, ему нет и не будет места на нашей земле.

Встанем единой стеной против смертельного врага… Над Москвой нависла угроза…

Настанет час, когда мы перейдем к решающей фазе войны – наступательному удару по германскому фронту. Но чтобы перейти к этой фазе войны, нужно сейчас, и немедленно, остановить врага.

Ленинград нашел в себе величие духа. Ленинград сурово, организованно и твердо принял на себя чудовищный удар германских танковых и стрелковых корпусов. Ленинградцы, красноармейцы, балтийские моряки отбросили их и жестоко приостановили наступление. Сейчас здесь немецкий фронт, истекающий кровью, медленно начинает пятиться...

Ленинград с честью выполняет свой долг перед родиной, на подступах к нему враг захлебнулся в крови. Жребий славы и величия духа выпал на Москву...

Чёрная тень легла на нашу землю. Вот поняли теперь: что жизнь, на что она мне, когда нет моей родины?..

Нет, лучше смерть! Нет, лучше смерть в бою! Нет, только победа и жизнь!..

Красный воин должен одержать победу. Страшнее смерти позор и неволя. Зубами перегрызть хрящ вражеского горла – только так!.. Ни шагу назад!.. Ураганом бомб, огненным ураганом артиллерии, лезвиями штыков и яростью гнева разгромить германские полчища...

Родина моя, тебе выпало трудное испытание, но ты выйдешь из него с победой, потому что ты сильна, ты молода, ты добра, добро и красоту ты несёшь в своём сердце. Ты вся в надеждах на светлое будущее, ты его строишь своими большими руками, за него умирают твои лучшие сыны.

Бессмертная слава погибшим за родину. Бессмертную славу завоюют себе живущие.

Лексико-стилистический и грамматико-стилистический анализ этого текста показывает, что подбор языковых средств в нем полностью подчинен одной задаче – созданию высокого, патетического тона и звучания, отвечающего чувствам гражданина-патриота. Для достижения этой цели использованы:

словосочетания книжной речи (величие духа, жребий славы, выполнить свой долг, выпало испытание};

эпитеты – прилагательные и причастия (чудовищный удар, смертельный враг, бессмертная слава, истекающий кровью немецкий фронт);

эпитеты-наречия (сурово принял на себя, жестоко приостановили);

метафоры (враг захлебнулся в крови; чёрная тень легла на нашу землю; ураганом бомб, огненным ураганом артиллерии, яростью гнева разгромить германские полчища);

синекдоха (красный воин должен одержать победу);

лексические повторы (дороже родины, дороже сердца родины; ни шагу дальше, ни шагу назад);

восклицательные предложения (Нет, лучше смерть!Нет, лучше смерть в бою! Нет, только победа и жизнь!);

вопросительные предложения (Что жизнь, на что она мне, когда нет моей родины?);

повелительные (императивные) предложения разных типов (Пусть трус и малодушный гибнет без славы; Встанем стеной против смертельного врага; Зубами перегрызть хрящ вражеского горла);

параллелизм конструкций (ты сильна, ты молода, ты добра);

инверсия (добро и красоту ты несёшь в своём сердце; его ты строишь своими руками – инверсированы прямые дополнения; сердце родины нашей – инверсировано согласованное определение);

риторическое обращение (Родина моя, тебе выпало трудное испытание).

Упражнение 3. Укажите стилистические черты газетной информации в приводимых заметках. Какие факты в них сообщаются? Какие лексические и синтаксические средства использованы? Индивидуализировано ли авторское изложение?

Клад фракийцев

СОФИЯ. (Соб. корр. «Известий».) Как крупнейшую археологическую находку века на территории Болгарии признали специалисты обнаруженный клад в селе Рогозен Врачанского округа примерно в ста километрах к северу от Софии.

По заключению болгарских учёных, клад пролежал в земле около 2400 лет и являет собой самую крупную из известных художественных коллекций фракийцев – древнейших племён, населявших, в частности, Балканы.

Индекс успеха

В наши дни именно компьютерные компании открывают список гигантов мирового бизнеса. Ориентированная на страны Центральной и Восточной Европы, с 13 по 17 Октября в Брно пройдёт Международная ярмарка компьютерных технологий.

Престиж форума, который проводится на территории Чехии уже в седьмой раз, достаточно высок, поскольку привлекает элиту мирового компьютерного сообщества.

Индекс успеха бурно развивающегося компьютерного рынка в России и странах СИГ напрямую зависит от эффективности участия в подобного рода смотрах.

Любимая мать-отчизна

Зимней, синеющей дымкой покрыты просторы нашей Родины, ходят туманы над вечно устремлёнными ввысь гордыми вершинами величественных горных хребтов, над древними морями и океанами, омывающими родные берега Отчизны. Влажным, ласково-мягким туманом повиты поля, возделанные и взлелеянные трудовыми руками наших людей. "Мелкой" изморозью, серебряным бисером светится каждый листок озими, воронёной сталью отливает каждый пласт поднятой под зябь земли... <...>

И кажется в эту зимнюю ночь: только чайки – над безднами наших морей и океанов, только ястреб парит над заснеженным морем крестьянских полей, только клёкот орлиный над вышними отрогами наших недоступных гор...

И кажется, что земля, извечная кормилица, притихла, задумалась и в тишине, как будущая мать, собирает жизнетворящие силы для новых свершений.

Но эта новогодняя тишина – кажущаяся тишина. Нет, ни на секунду не слабеет, не затихает могучий ритмический пульс страны!.. Чайки встречают и провожают корабли, пенящие воды всех океанов мира. Не молкнут в недрах земли орудия тех, кто разведывает и добывает родине уголь, нефть, руду. По широким артериям страны щедро течёт «чёрное золото», питая могучую промышленность родной земли; высятся и растут, вступают в дело новостройки, и ястреб описывает круги в кристально чистом морозном воздухе не над безлюдной зеленью озимей, а там, где не знающие устали руки тружеников полей уже накрепко ставят заслоны, не давая первому снегу бесплодно оседать в оврагах. <...>

На пороге нового года... наш народ-труженик стоит на вахте мира с засученными рукавами работников – подлинных хозяев земли...

Мир не отнять у тех, чьи руки держали оружие и воспалённые губы осушали слезы на щеках осиротевших детей, чьи глаза видели и навсегда запечатлели в памяти ужасы прошлой войны.

Мир и будущее навсегда наши! С Новым годом, великая труженица, до последнего нашего вздоха родная и любимая мать-отчизна! (По М. Шолохову.)

Стили художественной литературы

Вопрос о месте литературно-художественного стиля в системе функциональных стилей русского языка решается учеными по-разному. Многие из них отводят художественному стилю равноправное место среди других стилей. Его «право» на существование в этой системе мотивируется тем, что он участвует в выполнении языком его социальной функции воздействия, что художественная литература тоже является «сферой» использования языка, (хотя и не вполне соотносительной с другими сферами, связанными с общественной деятельностью людей), что эстетическая функция представляет собой одну из форм функционирования языка и т.д. Приводятся и другие доводы в пользу полноправного включения художественно-беллетристического стиля в число функциональных языковых стилей.

Вместе с тем иногда отмечается своеобразие этого стиля на фоне других. Так, указывая, что стиль художественной литературы не отграничен резко от других языковых стилей, исследователи находят, что в нем концентрируется и в какой-то мере воспроизводится все многообразие языковых стилей. Эстетико-коммуникативная функция художественного стиля связана с особым способом выражения мыслей, что заметно отличает этот стиль от других. Эстетическая функция языка художественной литературы отнюдь не является дополнительной. Основываясь на коммуникативной функции, в поэтическом творчестве она занимает первое место.

Но есть и немало исследователей, которые исключают художественный стиль из системы функциональных стилей литературного языка,, указывая, что именно специфичность языка художественной литературы, его стилистическая «незамкнутость», неограниченность в отношении используемых в нем речевых средств препятствуют включению его в систему функциональных стилей. В частности, В.В. Виноградов указывал, что язык национальной художественной литературы не вполне соотносителен с другими стилями книжно-литературной и народно-разговорной речи. Он использует их, но в своеобразных комбинациях и в функционально преобразованном виде. Правомернее говорить об особых «стилях художественной литературы».

В обоснование излагаемой точки зрения указывается, что художественная литература широко пользуется и разговорной речью, что в ней могут употребляться (при наличии художественной мотивированности) и элементы нелитературного языка: диалектные, жаргонные, профессиональные и т.д.

Эти крайние точки зрения можно примирить, если:

1) признать, что языку художественной литературы присуща не только эстетическая функция, которая является его монополией, но и функция коммуникативная;

2) учитывать, что его стилистическая незамкнутость не препятствует ему иметь какие-то общие черты, которые воспринимаются именно как черты художественной литературы;

3) наконец, вспомнить, что разные стили находятся в активном взаимодействии, но при этом элементы одного стиля не механически воспроизводятся в другом стиле, а преломляются в нем в соответствии с его спецификой.

При этих условиях возможно говорить о художественном стиле или, точнее, имея в виду невозможность создания в наше иремя, при огромном богатстве и разнообразии литературных жанров, единого всеобщего художественного стиля, говорить о стилях художественной литературы, объединенных значительной общностью, но не лишенных индивидуального своеобразия. (Употребляя термин «художественный стиль», будем учитывать, что понятие стиля в этом случае имеет несколько иное содержание, чем в применении к остальным функциональным стилям.)

Особенность языка художественной литературы составляют:

1) единство коммуникативной и эстетической функций;

2) многостильность;

3) широкое использование изобразительно-выразительных языковых средств;

4) проявление творческой индивидуальности автора.

К этому добавим, что язык художественной литературы оказывает большое влияние на развитие литературного языка.

Не все указанные черты являются специфической принадлежностью художественного стиля. Как было уже сказано, только эстетическая функция полностью относится к нему. Что касается других черт, то они в большей или меньшей степени встречаются и в других стилях. Так, изобразительно-выразительные средства языка находим во многих жанрах публицистического стиля и в научно-популярной литературе. Индивидуальный слог автора встречаем и в научных трактатах, и в общественно-политических работах. Литературный язык – это не только язык художественной литературы, но и язык науки, периодической печати, государственных учреждений, школы и т.д.; на его развитие оказывает сильное влияние разговорная речь.

Будучи только частью общелитературного языка, язык художественной литературы вместе с тем выходит за его пределы: для создания «местного колорита», речевой характеристики действующих лиц, а также в качестве средства выразительности в художественной литературе используются диалектные слова, социальную Среду характеризуют слова жаргонные, профессиональные, просторечные и т.д. Со стилистической целью используются также архаизмы – слова, выпавшие из актива языка, замененные современными синонимами. Их основное назначение в художественной литературе – создать исторический колорит эпохи. Они употребляются и для других целей – придают речи торжественность, патетичность, служат средством создания иронии, сатиры, пародии, окрашивают высказывание в шутливые тона. Однако в этих функциях архаизмы находят применение не только в художественной литературе: они встречаются также в публицистических статьях, газетных фельетонах, в эпистолярном жанре и т.д.

Отмечая, что в художественной литературе язык выступает в особой, эстетической функции, мы имеем в виду использование образных возможностей языка – звуковой организации речи, выразительно-изобразительных средств, экспрессивно-стилистической окраски слова. Образность слова обусловлена его художественной мотивированностью, назначением и местом в составе художественного произведения, соответствием его образному содержанию. Слово в художественном контексте двупланово: будучи единицей номинативно-коммуникативной, оно служит также средством создания художественной выразительности, создания образа.

Особенностью стиля художественного произведения является выступающий в нем «образ автора» («повествователя») не как непосредственное отражение личности писателя, а как ее своеобразное перевоплощение. Подбор слов, синтаксических конструкций, интонационного рисунка фразы служит для создания речевого «образа автора» (или «образа рассказчика»), определяющего весь тон повествования, своеобразие стиля художественного произведения.

Нередко художественный стиль противопоставляют научному. В основе этого противопоставления лежат различные типы мышления – научного (с помощью понятий) и художественного (с помощью образов). Разные формы познания и отражения действительности находят свое выражение в использовании различных языковых средств.

Для подтверждения этого положения можно сравнить два описания грозы – в научной статье и в художественном произведении

Разговорный стиль

Разговорный стиль противопоставлен книжным стилям; ему одному присуща функция общения, он образует систему, имеющую особенности на всех «ярусах» языковой структуры: в фонетике (точнее, в произношении и интонации), лексике, фразеологии, словообразовании, морфологии, синтаксисе.

Термин «разговорный стиль» понимается двояко. С одной стороны, он употребляется для обозначения степени литературности речи и включается в ряд: высокий (книжный) стиль – средний (нейтральный) стиль – сниженный (разговорный) стиль. Такое подразделение удобно для описания лексики и применяется в виде соответствующих помет в словарях (слова нейтрального стиля даются без пометы). С другой стороны, этим же термином обозначается одна из функциональных разновидностей литературного языка.

Разговорный стиль представляет собой функциональную систему, настолько обособленную от книжного стиля (его иногда называют литературным языком), что это позволило Л.В. Щербе сделать такое замечание: «Литературный язык может настолько отличаться от разговорного, что приходится иногда говорить о двух разных языках»[1] . Не следует буквально противопоставлять литературный язык разговорному языку, т.е. выводить последний за пределы литературного языка. Имеются в виду две разновидности литературного языка, обладающие каждая своей системой, своими нормами. Но в одном случае это кодифицированный (строго систематизированный, упорядоченный) литературный язык, а в другом – некодифицированный (с более свободной системой, меньшей степенью регламентации), но тоже литературный язык (за пределами которого находится частично включаемое в литературную речь, частично выходящее за ее рамки так называемое просторечие). И в дальнейшем такого понимания мы и будем придерживаться. А для разграничения в пределах литературного языка имеющихся вариантов – лексических, морфологических, синтаксических – будут использованы термины «книжный» и «разговорный».

Разговорный стиль находит свое выражение как в письменной форме (реплики персонажей в пьесах, в отдельных жанрах художественной и публицистической литературы, записи в дневниках, тексты писем на обиходные темы), так и в устной. При этом имеется в виду не устная публичная речь (доклад, лекция, выступление по радио или телевидению, на суде, на собрании и т.п.), которая относится к кодифицированному литературному языку, а неподготовленная диалогическая речь в условиях свободного общения ее участников. Для последнего случая используется термин «разговорная речь».

Разговорная речь характеризуется особыми условиями функционирования, к которым относятся:

1) отсутствие предварительного обдумывания высказывания и связанное с этим отсутствие предварительного отбора языкового материала;

2) непосредственность речевого общения между его участниками;

3) непринужденность речевого акта, связанная с отсутствием официальности в отношениях между говорящими и в самом характере высказывания.

Большую роль играет контекст ситуации (обстановка речевого общения) и использование внеязыковых средств (мимика, жесты, реакция собеседника).

К чисто языковым особенностям разговорной речи относятся:

1) использование внелексических средств: интонация – фразовое и эмфатическое (эмоционально-выразительное) ударение, паузы, темп речи, ритм и т.д.;

2) широкое употребление обиходно-бытовой лексики, и фразеологии, эмоционально-экспрессивной лексики (включая частицы, междометия), разных разрядов вводных слов;

3) своеобразие синтаксиса: эллиптические и неполные предложения различного типа, слова-обращения, слова-предложения, повторы слов, разрыв предложений вставными конструкциями, ослабление и нарушение форм синтаксической связи между частями высказывания, присоединительные конструкции и т.д.

Разговорной речи свойственна экспрессивность не только в лексическом плане, но и в плане синтаксическом. Например, отрицательный ответ на вопрос Успеем? чаще всего оформляется такими вариантами: Где там успеем!; Куда там успеем!; Какое там успеем!; Хорошенькое дело – успеем!; Так тебе и успеем!; Прямо – успели!; Уж и успели! и т.п., и весьма редко слышится ответ: Нет, мы не успеем.

Помимо своей прямой функции – средства общения, разговорная речь выполняет и другие функции: в художественной литературе она используется для создания словесного портрета, для реалистического изображения быта той или иной социальной среды, в авторском повествовании служит средством стилизации; при столкновении с элементами книжной речи может создавать комический эффект.

Что касается разговорного стиля, то, как указано выше, он образует особую систему, имеющую разнообразное назначение. Остановимся подробнее на его отдельных сторонах.

Произношение. В различных классификациях стилей произношения фигурирует и разговорный стиль. Особенностью его является, во-первых, то, что он, подобно «высокому» (книжному) стилю произношения, экспрессивно окрашен, в отличие от нейтрального стиля. Это объясняется тем, что разговорный сталь связан с соответствующим лексическим пластом (разговорной лексикой). Во-вторых, разговорный стиль произношения характеризуется как неполный: менее отчетливое произношение звуков, сильное редуцирование, что связано с убыстренным темпом речи (в противовес полному – при медленном темпе речи с отчетливым произношением звуков, тщательностью артикуляции).

Нередко слова и их формы в разговорном стиле имеют ударение, не совпадающее с ударением в более строгих стилях речи: приговор (ср. нормативное приговор), звонишь (ср. звонишь), впилась (ср. впилась), прикрепит (ср. прикрепит), некролог (ср. некролог), развилась (ср. развилась) и т.д.

В разговорном стиле произношения преобладают определенные типы интонации.

Лексика. Разговорная лексика, входя в состав лексики устной речи, употребляется в непринужденной беседе и характеризуется различными оттенками экспрессивной окраски. Разговорные слова принадлежат к разным частям речи. Выделяются:

существительные: балагур, враньё, врун, ерунда, задира, злюка, картёжник, картошка, молодчина, раздевалка, толкотня, непуха, чушь, шумиха, электричка и др.;

прилагательные: бежевый, долговязый, дотошный, мудрёный, носатый, нынешний, работящий, расхлябанный и др.;

глаголы: балагурить, вздремнуть, вопить, впихнуть, грохнуться, ехидничать, жадничать, любезничать, мешкать, навязаться, огорошить, прихворнуть, секретничать, тараторить, тормошить, чудить и др.;

наречия: баста, вконец, вкривь, вприкуску, впритык, втихомолку, донельзя, кувырком, мигом, многовато, нагишом, наобум, недосуг, поделом, полегоньку, помаленьку, потихоньку, тихонько, хорошенько, чуточку и др.

Встречаются также разговорные местоимения (этакий), союзы (раз – «если»),частицы (авось, вой–«вот», наврядли), междометия (ну, эге).

Некоторые разговорные слова представляют собой одноко-ренные варианты общеупотребительных слов: бежевый (ср. нейтр. беж), картошка (ср. картофель).

Отдельные слова приобретают разговорный характер только в одном из значений. Таков глагол развалиться («небрежно сесть или лечь»), звукоподражательные слова бац, трах в функции сказуемого и др.

Фразеология. Значительную часть фразеологического фонда русского языка составляет разговорная фразеология. Стилистически она весьма выразительна, содержит разнообразные, экспрессивно-оценочные оттенки (иронический, пренебрежительный, шутливый и т.д.). Ее характеризует также структурное разнообразие (различное сочетание именных и глагольных компонентов): ад кромешный, без году неделя, ветер в голове, глядеть в оба, дело в шляпе, едва ноги носят, ждать не дождаться, заварить кашу, играть комедию, как в воду кануть, лезть из кожи вон, медвежий угол, набить руку, обвести вокруг пальца, палец о палец не ударить, рукой подать, с грехом пополам, танцевать от печки, уши вянут, хлопать глазами, чужими руками жар загребать, шиворот-навыворот, яблоку негде упасть и др.

Словообразование. Многие слова разговорного стиля образуются с помощью определенных аффиксов (в большинстве случаев – суффиксов, реже – приставок). Так, в разряде существительных используются следующие суффиксы с большей или меньшей степенью продуктивности, придающие словам разговорный характер:

-ак/-як: простак, дурак, добряк, здоровяк;

-ак(а)/-як(а) – для слов общего рода: зевака, писака, гуляка, забияка, кривляка;

-ан/-ян: старикан, грубиян;

-ач: бородач, циркач;

-аш: торгаш;

-ёжк(а): делёжка, зубрёжка, кормёжка («кормление»);

-ель: баловень, увалень;

-л(а): воротила, громила, зубрила',

-лк(а)'. раздевалка (другие слова – просторечные: курилка, читалка);

-н(я): возня, грызня;

-отн(я): беготня, пачкотня;

-тяй: лентяй, слюнтяй;

-ун: болтун, говорун, крикун, пачкун;

-ух(а): грязнуха, толстуха;

-ыш: глупыш, голыш, крепыш, малыш;

-яг(а): бедняга, деляга, работяга.

Целая серия слов с суффиксом -ш(а), обозначающих лиц женского пола по их профессии, занимаемой должности, выполняемой работе, занятию и т.д., относится к разговорной лексике: библиотекарша, директорша, кассирша, секретарша и др.

Отдельные разговорные слова имеют однокоренные нейтральные варианты: бессмыслица (ср. бессмысленность), двусмыслица (ср. двусмысленность), ,нелепица (ср. нелепость), браслетка (ср. браслет), жилетка (ср. жилет), табуретка (ср. табурет) и др.

В большинстве случаев суффиксы субъективной оценки придают словам разных частей речи разговорную окраску: воришка, лгунишка, плутишка, человечишка,-шалунишка; землишка, погодиш-ка, службишка', городишко, домишко, заборишко, житьишко, молочишко, письмишко; бородища, грязища; большущий, злющий; вечерком, вечерочком, шепотком и др. J

Для прилагательных, имеющих разговорный характер, можно отметить использование суффикса -аст-: глазастый, губастый, зубастый, языкастый и др., а также приставки пре-: предобрый, презабавный, премилый, пренеприятный, препротивный, пресмешной и др.

К разговорной лексике относятся глаголы на -начать: безобразничать, бродяжничать, жеманничать, жульничать, малярничать, обезьянничать, портняжничать, слесарничать и др.

Морфология. Разговорному стилю присущи некоторые особенности в формах частей речи. (Подробнее об этом см. в разделе «Грамматическая стилистика».) Так, для существительных можно привести разговорные формы предложного падежа в отпуску, в цеху (ср. книжные формы: в отпуске „в цехе); формы именительного падежа множественного числа договора, сектора (ср. книжные формы: договоры, секторы); формы родительного падежа множественного числа апельсин, помидор (ср. в письменной речи: апельсинов, помидоров).

Форма сравнительной степени прилагательных в разговорной речи легко сочетается с приставкой по-; получше, покрасивее и имеет суффикс -ей', быстрей, теплей (ср. в книжных стилях: быстрее, теплее).

Разговорными вариантами являются формы инфинитива видать, слыхать (ср.: нейтр. видеть, слышать); также форма мерять (меряю, меряешь) имеет разговорный характер по сравнению с мерить (мерю, меришь).

Синтаксис. Большим своеобразием отличается разговорный синтаксис. Указанные выше условия реализации разговорной речи (неподготовленность высказывания, непринужденность речевого общения, влияние обстановки) с особой силой сказываются на ее синтаксическом строе. В зависимости от содержания высказывания, ситуации, уровня языкового развития участников речевого акта используемые в разговорной речи синтаксические структуры весьма разнообразны, могут приобретать индивидуальный характер. Однако в целом представляется возможным говорить о некоторых преобладающих моделях и характерных чертах литературно-разговорного синтаксиса. К ним относятся:

1. Преимущественное использование формы диалога:

Когда отец вошёл в палатку, где их поместили, Галинка лежала одна и не спала. Олег Владимирович присел на койку и поцеловал её.

– Почему ты не спишь, рыжок?

Галинка прижалась к нему и передохнула так громко, будто удерживала плач.

– Ты что, Галинка?

– Ничего.

– Боишься одна?

– Я вообще ничего не боюсь, – сщзала Галинка и тряхнула головой, как бы откидывая тревожные впечатления вечера. – Я решила, папа! Я буду изыскателем.

– Очень хорошо. Но почему ты так решила? Отец спрашивал серьёзно, он никогда не оскорблял её снисходительностью.

– Потому, – убеждённо сказала она, – что они всегда первые. Пришли, поставили палатки и начали.

– Это очень интересная профессия, Галя. Но у неё есть свои неудобства. Тебе почти не придётся жить дома.

– А я не хочу жить дома . (В. Кетлинская.)

2. Преобладание простых предложений; из сложных чаще используются сложносочиненные и бессоюзные сложные:

Легко сказать: писать! На это нужен навык, нужна какая-то сноровка. Конечно, это вздор, но всё-таки нужно. Вот я! Говорить я хоть до завтра, а примись писать, и Бог знает, что выходит. А ведь не дурак, кажется. Да вот и вы. Ну, как вам писать.' (А.Н.Островский.)

3. Широкое использование вопросительных и восклицательных предложений:

На вокзале Николаевской железной дороги встретились два приятеля: один толстый, другой тонкий.<...>

– Милый мой! – начал тонкий после лобызания. –Вот не ожидал! Вот сюрприз! Ну, да погляди же на меня хорошенько! Такой же красавец, как и был! Такой же душонок и щеголь! Ах, ты господи! Ну, что же ты? Богат? Женат? Я уже женат, как видишь... Это вот моя жена, Луиза, урождённая Ванценбах... лютеранка... А это сын мой, Нафанаил, ученик III класса. Это, >Нафаня, друг моего детства. В гимназии вместе учились! (А.П. Чехов.)

В подобных предложениях часто встречаются вопросительные и восклицательные слова (местоимения, наречия, частицы): Кого они любят? Что им надо? (М.Т.); Ты откуда же взялся, Андрей? (Горб.); Одного только я не понимаю: как она могла тебя укусить? (Ч.); За что ты меня терзаешь? (Купр.); Эх, братец, какой ты глупый! (Остр.), Что, если и я кликну клич? (Т.); Развеу тебя кто есть на фронте? (Павл.); И неужели вы никого из разведчиков не знаете? (Каз.)

4. Употребление слов-предложений (утвердительных, отрицательных, побудительных и др.): «Он молод?» – «Да» (Ч.); «Вам известны трофеи?» – «Как же» (Тр.); «Тебе не стыдно?» – «Почти нет» (Сим.); «Завтра приедете?» – «Едвали...» (Л.Т.); Какие тебе деньги? Вон! (Ч.); Ну, иди, старик! Марш! (М.Г.); «Благодарю». – «Пожалуйста» (Фед.).

Встречаются также предложения-обращения (вокативные предложения); в них говорящий не только называет лицо, к которому обращена речь, но и интонацией выражает различные оттенки чувства – упрек, испуг, радость и т.д.: «Вера! Вера!» – в ужасе говорил Райский, протягивая ей руки, чтобы ей помешать (Гонч,).

5. Широкое использование неполных предложений (в диалоге): «А что, Денисов хороший?» – спросила она. «Хороший» (Л.Т.); «Разрешитеузнать, зачем явились?» – «За боеприпасами» (Сим.).

Для разговорной речи характерны также эллиптические предложения, особенностью структуры которых является отсутствие сказуемого, что придает высказыванию известную динамичность: ...Вдруг мне навстречу старушка, Машина-то мать (Т.); К тебе делегация от публики (Фед.); «Тише!Здравствуй!Не отпирай дверь, я – через окно», – шёпотом сказал Григорий (Ш.); «Так я в случае чего – сюда», – и он указал пальцем в пол (Ф.); Один – мне штык в спину, другой – пулю в руку, и побежали назад (Тр.).

Наконец, разговорной речи присущи эллиптические конструкции, обусловленные ситуацией. Например, в магазине мы часто слышим: Покажите мне ту другую (пропущено слово шляпу). Или у кассы кинотеатра: Два на девять часов (ср.: Дайте два билета на сеанс в девять часов).

6. Перерывы в речи, вызванные разными причинами (подыскиванием нужного слова, волнением говорящего, неожиданным переходом от одной мысли к другой и т.д.): Друг Моцарт, эти слезы... не замечай их (П.); «Лжёте! Почему вы не хотите драться?» – «Потому что... потому что вы... мне нравитесь» (Ч.); Я хотел... просить вас... помочь мне (Кор.).

7. Использование различных по значению вводных слов и словосочетаний: «Гроза-то не унимается, – бормотала она. – Как бы, неровён час, чего не спалило» (Ч.); «Мы не бедный класс. Мы, так сказать, временно впавшие, – сказал Парабукин, – впавшие в нужду» (Фед.); Между прочим, хотя рискую вас огорчить, но должен сознаться – кажется, один и ваш мост взорвал (Сим.); Это было... Где же это, позвольте, было?(Павл.), Мы к тебе не с просьбой пришли. Мы, если хочешь знать, мы требовать пришли (Горб.).

8. Использование вставных конструкций, разрывающих основное предложение и вносящих в него дополнительные сведения, замечания, уточнения, пояснения, поправки и т.д.: «Я выстрелил, -– продолжал граф, – и, слава Богу, дал промах; тогда Сильвио... (в эту минуту он был, право, ужасен) Сильвио... стал в меня прицеливаться» (П.); Его вторая жена, красавица, умница – вы её] только что видели – вышла за него, когда уже он был стар (Ч.); Когда это пройдёт, – если это пройдёт – тогда увидимся (А.Т.).

9. Использование присоединительных конструкций, представляющих собой дополнительное высказывание: Я же за всё платила, решительно за всё! И так дорого! (Ч.); «Иу меня, Иринка, отец с матерью и с сестрёнкой... – взглянул он на девушку, – тебе ровесница была бы... померли. От голода» (Ш.).

10. Широкое использование эмоциональных и императивных (повелительных) междометий: «Ох, ох, умираю!» – проговорила она, тоскливо разводя руками (Т.); Подаю в отставку. Баста! Пять лет всё раздумывал и, наконец, решил (Ч.), Батюшки! Что у тебя с рожей-то? (М.Т.); «Вон отсюда! Немедленно!» – прокричал он ясным металлическим голосом (Пауст.); Никита, айда на дощаники! (Фед.)

11. Лексические повторы: Надо, чтоб парень был видный, из себя красивый. Да, да, да. Так, так (Остр.); У нас было не лето, а сплошное чёрт знает что, дождь, дождь, дождь (Ч.); «И чем вы пашете свою землю, нам тоже неизвестно, а с какими сетями в море ходите – и подавно!» – «Верно! верно!» (Вс. Ив.)

12. Различного рода инверсии с целью подчеркнуть смысловую роль выделяемого в сообщении слова: А я сегодня книжицу какую приобрёл интересную!; Мне туфли больше нравятся те белые, Вечером пришёл к нам совсем поздним, Я и суп рисовый тоже могу сварить.

Иногда важные для высказывания слова в форме именительного падежа выдвигаются на первый план, причем синтаксическая связь между членами предложения ослабляется или нарушается (с точки зрения норм письменной речи): «Ближайшая почта не скажете где?» – «Улица Гоголя». – «Как мне попасть?»

Ослабление синтаксической связи может проявляться и в других формах. Так, предлоги иногда «управляют» инфинитивом или предложно-именным сочетанием: Отложим разговор на после обеда,

В предложениях типа Я тебе уйду! местоимение тебе ничем не управляется: предложение имеет значение «Я тебе решительно запрещаю уходить». Ср.: Я тебе обдумаю!(Фед.); Яте уеду!(М.Т.)

13. Особые формы сказуемого (так называемое осложненное глагольное сказуемое). Сюда относятся:

1) повторение глагола-сказуемого для обозначения длительности действия: Погнал я лошадь: еду, еду – всё выезду нет (Л .Т.); Ну-с, ехали мы, ехали, кружились-кружились, и этак к полночи кони упёрлись в ворота имения (Ч.);

2) повторение сказуемого с усилительной частицей так для обозначения интенсивного действия, полностью осуществленного: «Бот, батенька, адъютант-то наш прорвался так прорвался», – сказал штабс-капитан (ЛЛ.); Ну, брат, спасибо!Удружил так удружил (Чак.);

3) сочетание инфинитива с личной формой того же глагола (часто ей предшествует отрицание не) для подчеркивания значения глагольного сказуемого: Стрелять не стреляет, а ружьё держит (Г.); Вы пахать-то пахали когда? (Ш.);

4) сочетание двух однокоренных глаголов с отрицанием не между ними для указания на полноту, напряженность, длительность действия: Радуются не нарадуются на ненаглядное детище (С.-Щ.); Ещё придётся и асфальтобетон возить не перевозить (Ант.);

5) сочетание глагола со значением состояния или движения (сидеть, стоять, лежать', идти, ходить и др.) и другого глагола в той же грамматической форме для указания на действие, осуществляемое субъектом в том или ином состоянии: Да что же я... Сидела шила (Л.Т.); Притомились мы, идём дремлем (Кор.). Второй глагол может указывать на цель действия: Я забегу возьму рукавицы (Л.Т.); Так вы идите поскорей оканчивайте (Ч;); Пойдём походим – холодно тут (Гриб.);

6) сочетание глагола взять и другого глагола в той же форме (между ними стоят союзы и, да, да и) для указания на действие как результат принятого субъектом решения, его личного желания: Я пришёл к нему записываться на курс, а он вдруг возьми да и пригласи меня на,вечер (Т.); Она хочет остаться здесь – кто ей может запретить? Вот возьмёт и не уедет (Пан.);

7) сочетание оборота только и делает что (только и знает что) с глаголом в той же форме для указания на единственное и исключительное действие: С дедушкой они только и делали, что играли в шашки (Усп.); Батюшка его... день-деньской только и тает, что ходит из угла в угол, заложив руки назад (Гонч.);

8) сочетание глагола с частицей знай (знай себе) для указания на действие, которое совершается, несмотря на неблагоприятные условия или препятствия:' Ни с кем не разговаривает, дичится – знай себе по саду гуляет (Т.); На улице первым делом парнишки налетели, дразниться стали... Федюня знай идёт своей дорогой (Баж.).

В разговорной речи встречаются также предложения со сказуемым, выраженным междометной формой глагола (бах, бац, прыг, стук, трах, хлоп, шмыг и др.), указывающей на внезапное и мгновенное действие: Тут ему ещё какой-то адвокатишка подвернулся, он и его бах! (Купр.); Так манил огонь, что я – стук в стекло (Пол.); Вдруг старушка мать – шасть в комнату (Т.); Гляжу, и она – шмыг из залы (Усп.).

Сказуемое может быть выражено эмоциональным или императивным (повелительным) междометием: Ведь предмет просто – фу-фу! (Г.); Вы не глядите, что она такая тихая; страсти в ней сильные, и характер тоже ой-ой (Т.); Ребята мигом на ноги – и айда (Фурм.).

14. Имеется ряд особенностей в построении сложных предложений разговорной речи. Так, встречается нагромождение одинаковых союзов (союзных слов) в сложном предложении с последовательным подчинением: Что же вы думаете, что я тогда решил, что то, что я видел, было дурное дело? Ничуть (Л.Т.); Я так был низок, что у меня дрогнуло сердце от радости, что выдержал характер и дождался, что она вышла первая (Дост.).

Наблюдается пропуск соотносительного слова (указательного местоимения или наречия) в главной части сложноподчиненного предложения: Спросите кто стоит впереди (ср.: Спросите того, кто стоит впереди)', Положите книгу где она лежала (ср.: Положите книгу туда, где она лежала).

Иногда главная часть сложноподчиненного предложения включается в состав придаточной: Но слова эти мне неудобно, чтобы ты сказала (Герц.; ср.: Но мне неудобно, чтобы ты сказала слова эти); Складом своей фигуры Наполеон тоже, нельзя сказать, чтобы слишком толст, однако же и не так, чтобы слишком тонок (Г.; ср.: Нельзя сказать, чтобы складом своей фигуры Наполеон слишком толст...).

В разговорной речи встречаются сложные предложения, части которых связаны лексико-синтаксическими средствами, когда в первой части имеются оценочные слова молодец, умница, глупец и т.п., а вторая часть служит для обоснования этой оценки: Молодец, что заступилась (Л.Т.у, ДуракПетруха, что за тебя пошёл (Л.Т.).


[1] Щерба Л.В. Избр. работы по русскому языку. М., 1957. С. 115.