регистрация / вход

Экономические термины в лексической системе современного русского языка

Современный этап развития терминологии. Социальные факторы, определяющие изменения в сфере современной экономической терминологии. Активные процессы в современной экономической терминологии. Сферы функционирования экономической лексики.

Оглавление

Введение

Глава 1. Терминоведение 21 века

1.1 Современный этап развития терминологии

1.2 Социальные факторы, определяющие изменения в сфере современной экономической терминологии

1.3 Формирование экономической терминологии

1.4 Идеологический аспект экономической терминосферы

Вывод

Глава 2. Экономические термины в лексической системе современного русского языка

2.1 Активные процессы в современной экономической терминологии

2.2 Семантические процессы

2.3 Иноязычное заимствование

Вывод

Глава 3. Активные процессы в словообразовании экономической терминологии

3.1 Особенности словообразования

3.2 Словообразование имен существительных

3.3 Аббревиация как способ образования экономических терминов

3.4 Производство имен прилагательных

3.5 Образование глаголов

Вывод

Глава 4. Сферы функционирования экономической лексики

4.1 СМИ

4.2 Устная речь

4.3 Мемуарная литература

4.4 Художественная литература

Вывод

Заключение

Литература

Приложение

Введение

Сегодняшние дни – это время утраты старых экономических догм, время становления новой модели экономики, появление в связи с этим новых профессий. Магическое слово «рынок», прозвучавшее на первых съездах народных депутатов, символизировала этот поворот в экономическом развитии. За ним последовала целая лавина новых «экономических» слов – хронологических маркеров происходящих перемен. Эта лавина смела границы традиционного узкопрофессионального употребления и щедро выплеснулась на книжные лотки в виде многочисленных актуальных изданий по менеджменту и маркетингу, лизингу и консалтингу, бухучету и аудиту. Экономические термины зазвучали в устной речи на радио и телевидении. Так большинство ключевых экономических терминов оказались «на слуху» у значительной части общества. В этих условиях не могло не возникнуть повышенного внимания к активно формирующейся экономической терминосистемы, что обусловливает, как нам кажется, актуальность избранной темы.

Цель работы – исследовать системные связи в данной терминосфере, представить экономическую лексику в упорядоченном виде.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) выявить корпус современной наиболее употребительной базовой «рыночной» терминологии;

2) дать структурно - семантическую характеристику данной терминосистемы;

3) рассмотреть этапы развития экономической терминологии;

4) показать активные процессы в лексике и словообразовании экономических терминов;

5) описать области функционирования экономической терминологии.

На наш взгляд, научная новизна заключается в попытке комплексного анализа данной группы терминологической лексики, в том объеме и наполнении, который выявлен нами.

Практическая значимость заключается в том, что материал дан в том объеме и составе, в котором он функционирует в современном русском языке и результаты исследования могут быть использованы при проведении интегрированных уроков, что позволит разнообразить формы обучения.

В качестве основных методов исследования выбраны методы контекстуального, структурно-семантического, словообразовательного анализа.

Корпус терминов, анализируемых в работе, устанавливался с опорой на следующие источники:

-современные издания словарно-справочного характера по лексике рыночной экономики,

-широкий круг средств массовой информации (газеты, журналы, передачи на ТВ и др.), отражающий «стихию функционирования столь актуальной лексики сферах и типах речи; «жизнь » экономической лексики на уровне текста отражена в главе «сферы функционирования экономической лексике».

Материал представлен в количестве 300 единиц.

Данной проблемой мы занимались в течение 2-лет. Общее знакомство с проблемой началось с курсовой работы «Юридическая терминология в лексической системе современного русского языка».

Дипломная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографии и приложения.

Глава 1.Терминоведение XXI в.

1.1 Современный этап развития терминологии.

Современный этап развития лингвистики характеризуется возросшим интересом к динамическим аспектам языка и переходом к лингвистике антропоцентрической, изучающей язык во взаимосвязи с человеком, его сознанием, мышлением, различными видами деятельности. Существенные изменения происходят и в науке о терминах, в результате чего формируется новое - когнитивное - направление терминоведения.

Обращение к истории терминоведения свидетельствует о том, что появление этого нового направления оказалось закономерным. Во многих обобщающих исследованиях по теории термина представлены основные направления терминоведения. Общепризнанным среди исследователей является мнение о том, что терминоведение как самостоятельная научная дисциплина складывалась постепенно в результате автономного развития отдельных научных направлений с последующим их синтезом. Ведущими направлениями - составными частями терминоведения — были: методологические исследования, теория термина, филологические исследования терминологии, функционально-стилистические исследования терминологии, диахронические исследования терминологии, упорядочение и стандартизация терминологии, терминография, научно-технический перевод, профессиональная лингводидактика и отраслевые исследования терминологии.(5,54)

Различные аспекты периодизации и категоризации терминоведения рассматриваются в ряде работ, однако в большинстве случаев классификации основываются либо на хронологических параметрах, либо на параметре принадлежности объекта терминоведения системе языка (параметре "лингвоцентричности"). В то же время уже высказывалось мнение о том, что изучение термина как языковой категории должно базироваться на единстве двух аспектов: классификационном и функциональном, или статическом и динамическом, поскольку классификационное направление "дает возможность изучить лишь некоторые системные отношения и в этом смысле является ограниченным, поскольку не может полностью раскрыть и определить сущность таких важных свойств категории термина, как процессульность, динамизм, противоречивость, определяемых только в рамках функционального терминоведения". Произошедший в терминоведении в 70-х годах XX в. переход от структурной парадигмы к структурно-функциональной сделал его открытым для многих принципиально новых идей в отношении своих главных понятии и категорий: в рамках функционального направления термин рассматривается не только как один из лингвистических объектов, но и как средство, с помощью которого можно изучать функциональную природу самого языка, представление о которой связано с изучением вторичных, производных понятий, в частности с формированием и развитием категории термина. Развитие функционального направления в терминоведении не только доказало неоспоримые преимущества перед классификационно-структурной парадигмой, но и обусловило закономерный переход к антропоцентрическому направлению, которое включает в себя множество концепций сущности языкового творчества исследователей, в том числе использование метафоризации при создании новых концептов.(5,98)

В современных терминоведческих исследованиях подчеркивается сложная (неоднородная, многослойная) структура термина, предполагающая многогранность и многоаспектность терминологического анализа. В то же время традиционная связь терминологических исследований с науками о мышлении обеспечила базу для активного внедрения когнитивного подхода в терминоведение. Многие феномены, обнаруженные в исследованиях функционального направления, представилось целесообразным рассматривать с когнитивной точки зрения, поскольку когнитивные исследования обязательно должны учитывать тот факт, что в языке "зашифрована информация о разных типах мышления, соответствующих разным этапам развития человека. Необходимость учета всех разновидностей информации, которая участвует в формировании нового знания, отмечается в исследовании М.Н. Володиной. При этом особое внимание уделяется не только традиционно выделяемым видам знания (лингвистическим и экстралингвистическим факторам, специальным и обыденным понятиям), но и явлениям горизонтального и вертикального измерения социального знания, научно-профессиональной и культурной памяти термина и т.п., обосновывается вывод о когнитивно-информационной природе термина.

Термины, с помощью которых общаются специалисты конкретной области знания, представляют собой особые когнитивные структуры -фреймы, требующие соответствующего поведения. При изучении организации и динамики языковых категорий обнаруживается не только сложносистемное строение языка, но и влияние сознания и других когнитивных структур на любое построение в языке и дискурсе. В поле зрения ученого оказывается не столько сама категория, сколько внутренняя сторона ментальной репрезентации, особенности структурирования непосредственного опыта человека. Поэтому важно выявление того, какие именно концепты (по структуре, по содержанию и по степени конкретности) лежат в основе терминологической номинации и более всего способствуют фиксации, хранению и передаче научных знаний".

Итак, сама логика формирования и развития терминоведения, заключающаяся в последовательной смене прагматически-прескриптивного, классификационно-структурного и функционального направлений, предопределяет появление следующего направления терминоведения, развивающегося в недрах функционального направления, - когнитивного терминоведения. Для того чтобы понять логику развития науки, обосновать закономерность развития нового этапа терминоведения и дать его характеристику, целесообразно обратиться к предложенной в работах Е.С. Кубряковой схеме анализа развития лингвистического знания. Согласно этой схеме, для каждого периода терминоведения должны быть определены установочно-предпосылочная, предметно-познавательная и процедурная части, поэтому общая "матрица" анализа каждого направления терминоведения имеет следующий вид: 1) установка: интегративность, вид интеграции, имманентность; 2) содержание: объект исследования, предмет исследования; 3) методология: экспланаторность(5,98).

В соответствии с данной схемой нормоцентрическое терминоведение противопоставляется лингвоцентрическому по всем трем параметрам. По установочно-предпосылочному фактору нормоцентрическое терминоведение является интегративным, поскольку оно ориентировано в основном на связь с логикой, и иммаяеетным. поскольку исследованию подвергаются изолированные термины. При характеристике содержательной части следует отметить, что объектом исследования признается термин (причем под термином понимается готовый, уже созданный знак), а предметом - закономерности упорядочения терминов в терминосистемы на основании выполнения /невыполнения ими требований к термину (точность, однозначность, отсутствие синонимов, отсутствие эмоциональности, наличие дефиниции и системность).

Период лингвоцентрического термнноведения по установочно-предпосылочному параметру может быть охарактеризован как интегративный, ориентированный на связь с лингвистикой. По содержательному критерию лингвоцентрическое терминоведение распадается на два направления: первое сосредотачивает усилия на изучении "термина в словаре", а второе - на изучении "термина в тексте". Предметом исследования обоих направлений лингвоцентрического терминоведения является специфика термина как языкового знака. Существенным методологическим решением этого периода следует признать формирование динамического подхода к исследованию термина.

Важным итогом данного периода развития терминоведения является осознание ограниченности имманентных установок изучения термина только внутри терминосистемы и необходимости выявления места и функции термина в лингвомыслительной деятельности человека исходя из того, что "терминологизация ... представляет собой комплексный процесс, в ходе которого слово естественного языка проходит глубинную стадию концептуальной обработки".(5,67)

Когнитивное терминоведение, с одной стороны, продолжает традиции, а с другой стороны, приобретает черты, присущие современному этапу научного познания. Поэтому целесообразно рассмотреть характеристики когнитивного направления в сравнении с предшествующими этапами терминоведения.

Если традиционное терминоведение не выходит за пределы анализа языкового знака, то когнитивное направление делает терминоведение "открытой" наукой, с явной тенденцией к расширению своих пределов, с тяготением к интеграционным процессам, которые ведут к выделению междисциплинарных программ исследования (например, когнитивная наука, занимающаяся феноменом информации и ее обработки). Данное явление в исследованиях Е.С. Кубряковой получило название "экспансионизм".(5,76)

Экспансионизм в таком его понимании тесно связан с другой отличительной чертой современной лингвистики — антропоцентризмом, поскольку объяснения устройства языка пытаются найти в первую очередь в сущностных характеристиках его носителя - человека. Антропоцентризм становится ведущим направлением междисциплинарного синтеза, что проявляется в учете человеческого фактора при формировании системы языка, номинативной организации текста и языковой личности. "Антропоцентризм как особый принцип исследования заключается в том, что научные объекты изучаются, прежде всего, по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования".(6,87)

Однако, по мнению многих исследователей, несмотря на признание важности антропологического принципа при изучении языка, не следует "говорить об антропологической лингвистике как об особой науке или как об особом разделе языкознания, ибо язык в целом по сути своей антропоцентричен"'. Л. Г. Зубкова также считает, что определение современной лингвистики как антропологической, в сущности, избыточно: "оно может быть оправдано лишь возникшей недавно необходимостью «очеловечивания» лингвистики в ответ на угрозу ее дегуманизации в крайних течениях структурализма". Сказанное в полной мере может быть отнесено и к когнитивному терминоведению, принцип антропоцентризма в котором - главная отличительная черта сопоставительно как с прагматически ориентированным "нормоцентризмом", так и с "лингвоцентризмом".(5,98)

Обращение когнитивного терминоведения к другим наукам определяется его стремлением найти языковым фактам то или иное объяснение и проявляется в тенденции к междисциплинарному синтезу. В то же время развитие когнитивного терминоведения свидетельствует о том, что, "несмотря на фактические наблюдаемые процессы интеграции и сближения позиций разных школ, каждая из них продолжает свой собственный путь развития, демонстрируя разные предметные области исследования и по существу являя собой отдельную (малую) парадигму научного знания". Поэтому когнитивное терминоведение может быть охарактеризовано как полипарадигмальное.

При описании предметно-познавательной части когнитивного направления терминоведения целесообразно сравнить его с традиционными направлениями. На основании этого отличительной характеристикой когнитивного терминоведения следует признать "экспансионизм", или междисциплинарный синтез, поэтому теории традиционного терминоведения предстают как монопарадигмальные, а теории когнитивного терминоведения - как полипарадигмальные.(5.98)

Ведущим экспланаторным принципом когнитивного направления терминоведения является "связь с человеком", что позволяет рассматривать его как "антропоцентричное", а теории традиционного терминоведения — как "терминоцентричные" и "лингвоцентричные". Когнитивное терминоведение изучает "язык-способность" как характеристику "предречевой готовности" языковой личности во взаимодействии с другими способами репрезентации языка - "языком-текстом" и "языком-системой" ("лингвоцентризм"), а также во взаимодействии с продуктом металингвистической деятельности терминолога -терминосистемой ( " терминоцентризм " ).(5,97)

Поскольку объектом терминоведения является языковой знак, то для него актуально исследование семиотических аспектов термина и, соответственно, наличие определенного "семиологического сознания". Понятие семиологического сознания, введенное Р. Бартом, означает выбор одного доминирующего отношения осознания знака (символического, парадигматического или синтагматического). В работах Ч. Пирса подчеркивается, что знак может быть либо иконой, либо индексом, либо символом. Ч. Моррис вводит понятие "модуса семиозиса", в работах Ю.С. Степанова говорится о необходимости исследования языковых знаков путем последовательного прохождения по трем координатным осям - семантики, синтактики и прагматики. Аналогичное явление в работах Р. Якобсона представляется как феномен "части и целого".(12,78)

Теориям традиционного терминоведения, соотносимым только с одним типом "семиологического сознания", когда "та или иная семиотическая теория ухватывает из колоссального семиотического целого отдельные стороны и моменты, через которые для нас приоткрываются определенные сущностные стороны семиотического сознания", противопоставлены теории когнитивного терминоведения, в которых "прагматические правила описывают или конструируют те условия, при которых знаковое средство является для интерпретатора знаком. Соответственно, может мыслиться ряд степеней реализации знаковости ... Интерпретируя знаки, мы приобретаем сведения не только и не столько о том, что в них непосредственно сообщается, сколько о личности и сознании субъекта коммуникации".(5,103)

Обращение к семиотическому обоснованию когнитивного термнноведения позволяет рассмотреть объект терминоведения в динамическом аспекте. Р. Барт, подчеркивая, что существует история знака и это - история его "осознаний", считает, что ее первый этап "может быть определен исторически как переход от символического сознания к сознанию парадигматическому". Этот исторический переход от символического сознания к парадигматическому, по мнению Р. Барта, и составляет сущность структурализма. По аналогии можно назвать функционализмом переход от парадигматического сознания к синтагматическому. Следующий этап, сущность которого составляет переход от синтагматического сознания к когнитивному, назван в исследовании Е.С. Кубряковой, неофункционализмом. В соответствии с когнитивным принципом на этом этапе происходит интеграция научных дисциплин, связанных с изучением процессов получения и обработки знаний человеком "для выявления общих стратегий производства и понимания дискурса, построения теории пользования языком". Таким образом, в содержательном аспекте каждый исторически предшествующий этап рассматривается как частный случай или момент последующего" "символическое сознание" рассматривается как частный случай "парадигматического", "парадигматическое сознание" рассматривается как момент "синтагматического" (ср. понимание статики как момента динамики), "синтагматическое сознание" предстает как способ и результат когнитивного развития личности.(5,105)

При характеристике "процедурной" части когнитивного направления необходимо принимать во внимание его экспланаторность, стремление к объяснению явлений "с разных точек зрения" при обязательном учете человеческого фактора, что позволяет охарактеризовать когнитивное терминоведение как полипарадигмальное и обусловливает выбор полипарадигмального анализа в качестве его методологической основы. Полипарадигмальный анализ понимается нами как перекрестная интерпретация одного и того же объекта несколькими дополняющими друг друга исследовательскими парадигмами. Это создает, во-первых, разное "видение" этого объекта, а во-вторых, способствует формированию более полного и разностороннего представления о нем.

1.2 Социальные факторы языковых изменений экономической терминологии

Время, в которое мы живем, — это время утраты старых экономических догм, время новых профессий, время формирования новой экономической культуры. Магическое слово «рынок», прозвучавшее на первых съез­дах народных депутатов, символизировало этот поворот в экономичес­ком развитии. За ним последовала целая лавина новых «экономичес­ких» слов — хронологических маркеров происходящих перемен. Эко­номическая терминология смела границы традиционного узкопро­фессионального употребления. Она щедро выплеснулась на книжные лотки в виде многочисленных актуальных изданий по менеджменту и маркетингу, лизингу и консалтингу, бухучету и аудиту и мн. др., за­звучала в устной речи на радио и телевидении. В условиях инфляции «курс доллара» стал не менее актуальной информацией, чем сводка погоды. Большинство ключевых экономических терминов оказались «на слуху» у значительной части общества. Они стали материалом для языковой шутки, обыгрывались на эстраде, осваивались в непринуж­денной бытовой речи, не становясь при этом для многих более понят­ными в своей экономической сути.

Обращенность активно формирующейся экономической термино-системы к нашей сегодняшней реальности требует некоторых общих предварительных замечаний нелингвистического характера, касающих­ся сути происходящих экономических перемен, поскольку междисцип­линарный характер исследуемого объекта определенным образом дик­тует возможности собственно лингвистической его интерпретации.

Сегодняшние дни это не только время становления новой модели экономики, очередной попытки России встать на путь европейского развития. Это и время осмысления и типологического описания уходя­щей экономической реальности — обществ однотипной экономической структуры, т. е. описание явлений, получивших названия администра­тивно-командная система, государственный социализм, казарменный коммунизм, а также, в зависимости от конкретной страны — стали­низм, полпотовщина, маоизм и т. п. Концептуализация эмпирических описаний сопровождается поисками плодотворных методологических приемов, позволяющих выявлять общесоциологические закономернос­ти и исторические инварианты Исходным в концепции редистрибуции является выделение двух принципиально различных типов обмена продуктами деятельности:

— эквивалентный обмен, основанный на законе стоимости, т. е. товарно-денежный тип, или «рынок». Рынок — это экономическая структура «горизонтального» типа.

— неэквивалентный обмен, основанный на изъятии внеэкономи­ческими, властно-политическими методами прибавочного и части не­обходимого продукта и последующего его перераспределения, т. е. редистрибуции. Редистрибуция — это экономическая структура «верти­кального» типа. (В рамках концепции К. Маркса это явление фигури­рует под термином «азиатский способ производства», имеющим не ре­гиональное, а экономическое содержание.)

Рынок и редистрибуция лежат в основе разных моделей общест­венного развития — европейской и азиатской. Общества с рыночной и редистрибутивной экономикой во многом антонимичны, характеризу­ются различными политическими и ментальными структурами, раз­ной ролью и функциями государства.

Для рыночной модели характерна классическая частная собствен­ность, т. е. когда все три отношения собственности — пользование, владение и распоряжение — проецируются на одного собственника. Европейской парадигме общественного развития присуще наличие не­зависимых от государства субъектов собственности и возникающих на этой основе экономических классов, которые и формируют граждан­ское общество. Государство при этом является одним из элементов по­литической надстройки.

Сущность происходящих объективно неизбежных перемен в сегод­няшнем российском обществе сводится к замене «вертикальной» редистрибутивной экономической системы на «горизонтальную» рыночную.

Порожденные товарно-денежными отношениями свободно устанав­ливаемые горизонтальные связи товаровладельцев определяют суть экономической структуры рыночного типа, когда каждый человек яв­ляется субъектом собственности и, следовательно, субъектом права. Таким образом, рыночная экономика является предельно субъектно-ориентированной.(6,68)

В редистрибутивных структурах горизонтальные связи равенства заменяются вертикально-пирамидальными связями подчинения. Сис­тема работает от импульсов, идущих сверху в виде приказов, распоря­жений и призывов (ср. соответствующие этому фразеологизмы — спус­тить план, дать команду ). Снизу идут рапорты, отчеты, а тру­довые почины имеют обычно инициированный сверху характер. То есть, в отличие от рынка редистрибутивная экономика оказывается объект­но-ориентированной.

Переход от политизированной директивной экономики к рынку сопровождается болезненным процессом утраты традиционных для со­ветской экономики ценностей и норм. В условиях рынка каждый чело­век вынужден стать «экономистом поневоле», т. е. научиться считать, анализировать, прогнозировать, искать пути выживания в нестабиль­ной ситуации. Новые ценности, новые критерии успеха, расчетная пси­хология как неизбежный элемент «рыночного поведения» формируют новые стереотипы экономического поведения7 и их оценку в массовом сознании. Ср., например, посреднические услуги, оцениваемые рань­ше исключительно как спекулянтство: «Новое для советской действи­тельности понятие посредник вошло в лексикон делового общения. Кто-то воспринял его настороженно — нечто вроде перекупщика или спе­кулянта» (Малый бизнес. Приложение к газете «Менеджер». № 3(6), май, 1999).

Формирование рыночной экономики предполагает возрождение утраченных стереотипов экономического поведения: купля-продажа товаров на свободном рынке, коммерсантство, дача взаем под процен­ты, арендные отношения, торговое посредничество и др. Так, ситуация купли-продажи предполагает определение цены на товар, торг, что оп­ределяется термином «уторговывание цены». Ср., например, многочис­ленные примеры, отражающие эту ситуацию в российской жизни досо­ветского периода, которые содержатся в книге бытописателя Евг. Ива­нова «Меткое московское слово». В частности он свидетельствует: «Один из самых состоятельных людей Москвы коллекционер Бахрушин лю­бил крепко, по-купечески поторговаться» (дальше следует описание этой «процедуры» с характерным набором поведенческих стереотипов) [17,98]. В советское время свободный торг был возможен лишь на колхозном рынке, «черном» рынке, да еще в достаточно ограниченном кругу экономических ситуаций (например, сдача внаем жилых помещений, в частности дач). Ср. новый стереотип, появив­шийся в объявлениях о продаже — торг уместен, торг возможен, напр.:

ВАЗ-2103 1979 года выпуска в нормальном состоянии, капитальный ремонт в 1993 году, продаю за 1500 долл. Торг уместен.; Дом 60 кв.м. Савел. напр., ст. Лобня, продаю, 25 тыс. долл. Торг возможен.

Языковым аналогом происходящих социально-экономических пере­мен является замена монолога (редистрибуция) на диалог (рынок). Этот переход, в частности, наглядно объективируется в актуализации ситуаций и соответствующих им жанров делового общения. На смену монологическим по своей сути ситуациям с иерархически организо­ванной ролевой структурой (совещания, заседания, конференции и др.) пришел в качестве ведущего диалогический жанр — «переговоры». Ср. показательное название статьи, посвященной проблемам управле­ния: «От приказа — к сотрудничеству» (ЭиЖ, № 11, март 1996).

Становление рыночной экономики как субъектно ориентирован­ной означает усиление личностного начала. Тенденция к усилению личностного начала, к диалогизации в настоящее время захватывает всю сферу социального общения и вторгается в язык, определяя изме­нения в современной языковой ситуации в целом и конкретных рече­вых сферах, в том числе в языке экономики.(17,94)

1.3 Формирование экономической терминологии

Языковая ситуация предзастойных 1960-х радикально отличается в исследовательском плане от языковой ситуации наших дней. В последние десятилетия необычайно активизировался процесс пополнения словарного состава русского языка. Среди новых слов преобладают слова финансовой и экономической терминологии: бартер, брокер, дилер, инвестиции, маркетинг, монетаризм, риэлтер, спонсор.

Эта лексика на каждом этапе развития может быть разделена на две группы:

1) единицы кодифицированные, вошедшие в словари

2) слова, употребляемые в текстах (литературных, публицистических, научных, деловых)

Широко употребляемые в рекламе, они проходят этап письменной фиксации и включаются в словари.

Эксперимент, в ходе которого было опрошено 100 респондентов, дававшие толкование экономическим лексемам, было выяснено, что даже наиболее часто встречающие слова не всегда знакомы носителем языка или знакомы приблизительно.

Точно значение слова «маркетинг» - «система производства и сбыта продукции» смогли сформулировать 58 человек. Значение слова «риэлтор»-«фирма или агент, занимающийся сделками с недвижимостью», знакомо 78 опрошенных. По-видимому, мы можем сделать вывод, что приведенные слова могут уже считаться вошедшими в русский литературный язык, поскольку в процессе лингвистического эксперимента выяснилось, что не менее 60% респондентов могут сформулировать их значение.

Изменения в области экономики привели к изменению толкования слов в этой сфере. Очень часто это связано с исчезновением в них определения «капиталистический» или указаний «при капитализме» «в капиталистических странах». Так, в словарной статье, посвящённой слову «банк», опущена часть толкования, связанная с комментарием о роли банков при капитализме и при социализме; в словарной статье к слову «биржа» убрана часть «в капиталистических странах»: более точно сформулировано слово «брокер».

Лексема «маркетинг» толкуется не как « осуществляемая крупными капиталистическими компаниями система мероприятий по изучению рынка», а «комплексный подход к управлению производства и реализацией продукции».

Аналогичные изменения произошли с определением значения слова «менеджмент» «управлением производством, применяемое в США и др. капстранах», а в современном словаре говорится, что «менеджмент- это совокупность современных принципов, методов и форм управления производством и сбыта». Подобным же образом снимается отрицательная коннотация в толковании лексем рента, тейлоризм и др. Можно говорить даже о появлении в толковании ряда подобных лексем положительной коннотации.

В настоящее время насчитывается более 1000 финансово-экономических понятий, которые вошли в обиход в последние годы и были включены в словари.

Современная экономическая терминология с точки зрения источ­ников формирования распадается на целый ряд групп.

Можно выделить значительный пласт лексических единиц, кото­рые представляют собой некоторый постоянный фонд экономической терминологии (независимо от типа экономики). Данные слова выра­жают базовые общеэкономические понятия и категории, например: про­изводство, потребление, производственные отношения, производитель­ные силы, капитал, базис, надстройка, спрос, предложение, товар, товарооборот, стоимость, цена, деньги, прибавочный продукт, бюд­жет, национальный доход, экспорт, импорт и др.(17.125)

Часть экономических терминов, нейтральных по своей семанти­ческой структуре, употреблялась в советское время в качестве атрибу­тов или реалий капиталистической экономики: безработица, инфля­ция, индексация, картель, концерн, биржа, банкир и мн. др.

Инфляция (СИнС) Чрезмерное увеличение находящейся в обраще­нии массы бумажных денег по сравнению с реальным предложением товаров; общее длительное повышение цен в капиталистических стра­нах, ведущее к обесценению денег, вызываемое различными причина­ми (ростом военных расходов государства, политикой монополий и т. п.). Инфляция снижает уровень жизни трудящихся, обостряет экономи­ческие и социальные противоречия капиталистического общества.

Банкир (МАС) Крупный акционер или владелец банка в капита­листических странах.

Теперь подобные слова расширили референтную соотнесенность. Они стали «нашими» словами, ср.: Инфляция пока особенно не снижа­ется, делая абсурдным хранение денег в «чулке» (Кур., 19.01.98.).;

Всем тем, кто вот уже который год грозит нам обвальной безработицей во многие миллионы человек, сообщаем, что в России безработных на­считывается (по августовским данным Госкомстата) 1 миллион 581 ты­сяча 100 (Кур., 21.09.98).

Слово «банкир», с появлением коммерческих банков, постепенно при­обретает значение, указанное в словаре (т. е. обозначает собственника денежных средств), но может употребляться для обозначения лиц по профессиональной принадлежности и занимаемой должности — руковдителей банков (ср. устойчивая номинация в средствах массовой ин­формации главы Центробанка — главный банкир страны): (об обмене крупных денежных купюр) Если же за границей наших рублей значительно больше (а наши советские банкиры считают, что меньше), то они в других купюрах, без аналогичного обмена которых страну не спасти (Изв., 13.11.97); Оценивая новый порядок регулирования дея­тельности кредитных организаций банкиры отмечают как поло­жительные, так и отрицательные стороны (ЭиЖ, № 11, март 1996).

Значительный пласт экономической лексики, фиксирующий но­вые явления, представляют собой слова «возвращаемые», слова, ней­трально функционировавшие в русском языке «досоветского» периода по отношению к русским реалиям. Массовым сознанием, вследствие распада связи времен, они могут восприниматься как новые.

Ср., например, терминологические словосочетания, встретившие­ся в книге П. А. Бурышкина «Москва купеческая»(4,89) , которые звучат так современно: акционерные общества, семейные пред­приятия, паевые товарищества, фирма, торговые фирмы, товарный голод, оздоровление рынка, кризис неплатежей, процедура банкрот­ства, биржа, промышленные и биржевые группировки, биржевые сдел­ки, биржевые маклеры и мн. др. Ср. также: Наша фирма была чисто торговой [там же, с. 257]; Уже в то время он [крупнейший русский промышленник С. Г. Лианозов..] имел крупную позицию в русской нефтяной промышленности: он был председателем русско-анг­лийской нефтяной корпорации и единственным, чьи акции котирова­лись на парижской бирже [там же, с. 268].

В книге П. А. Бурышкина можно найти и «портреты» участников рынка — конкретных лиц и типажей определенных профессий, в част­ности биржевого маклера.

Маклер (МАС) Профессиональный посредник при заключении тор­говых и биржевых сделок в капиталистических странах и дореволюци­онной России.

В советское время слово маклер употреблялось по отношению к одной из нелегальных фигур «теневого» рынка — посреднику при про­ведении квартирных обменов. В современном языке биржевых посред­ников обычно называют брокерами. Ср. характерное название одной из газетных статей — Новая профессия брокер (АиФ, 15.05.99).

Такой предстает деятельность Московской биржи и фигура макле­ра в описании П. А. Бурышкина: Всю деятельность Биржевого комите­та можно разделить на три различные категории: во-первых, бирже­вая, в полном смысле слова, деятельность — котировка и сделки через посредство биржевых маклеров; во-вторых, выполнение обязанностей, законом возложенных на биржевые комитеты — надзор за биржевыми артелями и дела о несостоятельности; в-третьих, — общие вопросы хозяйственной жизни и представительство. Первая область деятель­ности, специфически биржевая, выполнялась можно сказать автома­тически. Биржевой комитет выбирал маклеров, заверял мак­лерские книги и вел надзор за тем, что в них записывалось, но провер­ки были редки: знали людей и считали, что это не нужно. Мак­лер — фигура вне времени и пространства. Везде и всегда тип маклера, более или менее, один: приятный собеседник, балагур, хороший за­стольный компаньон, и вообще человек, общение с которым доставля­ет удовольствие. Были в Москве фигуры легендарные. Существо­вали и полуофициальные [маклеры.]., которых звали «зайца­ми» [там же, с. 243—244].

Многие экономические реалии «досоветского» периода возвраща­ются в сегодняшнюю жизнь под новыми именами, ср. напр.: «Кредит­ные союзы — это финансовый институт, находящийся в полной собст­венности вкладчиков. В начале века в России кредитные союзы были широко известны под именем ссудо-сберегательных товариществ» (Изв., 23.11.99).

И, наконец, многочисленную группу, которая на сегодняшний день представляет собой открытый ряд, составляют иноязычные заимство­вания (преимущественно из английского языка, американизмы). Они отражают прежде всего тенденцию к интернационализации экономи­ческой терминологии, что существенно стимулируется наличием пря­мых и непосредственных контактов с иностранными партнерами.(17,126)

Назовем наиболее употребительные слова, которые вышли за границу узкопрофессионального употребления. Они встречаются на страницах газет, журналов, звучат на радио и ТВ, присутствуют в разных видах рекламы: менеджмент, маркетинг, консалтинг, дилинг, инжиниринг, холдинг, лизинг, клиринг, селинг, демпинг, франчайзинг, трансферт, офф-шор, аудит, реституция, дилер, дистрибьютор, риэлтер, спонсор, чартер, фьючерс, лот, дивиденды., эмиссия, ипотека, ноу-хау, тендер, депозитарий и др. Приведем ряд примеров : «Долги, неплатежи, остановки производства, угроза массовой без­работицы, банкротств... Вал этот, кажется захлестывает российскую экономику. А так ли уж неизбежны эти «болезни рыночного роста»? Может, есть какая прививочка? Сделал укол, перетерпел первую боль — и обезопасил себя от печального исхода. Оказывается да, есть. Называ­ется эта вакцина мудреным иностранным словом «менеджмент». Бла­годаря ей «лежачий» завод встает на ноги, получает весомую прибыль, но лишь там, где есть достойные менеджеры.. Такие, что умело капитал запрягают в хомут. Управленческий (Кур., 31.08.99); Если кратко, то аудит представляет собой независимую экспертизу финансовой отчет­ности коммерческих предприятий уполномоченными на то лицами (ау­диторами) с целью подтверждения ее достоверности для государствен­ных налоговых органов и собственников. Кроме того — это оказание практической помощи руководству и экономическим службам пред­приятия в ведении дел и управлении его финансами, постановке бух­галтерского учета, предоставлении различных юридических консуль­таций (ЭиЖ, № 4, январь 1998); Вот и вошло в нашу жизнь не слиш­ком благозвучное слово «реституция». И по ТВ оно звучит, и в печа­ти. Споры идут, дискуссии. «Куранты» опубликовали ряд материалов об этой наисложнейшей проблеме. Проблеме одновременно этической и материальной. Реституция — возврат собственности ее прежним владельцам и их потомкам (Кур., 29.07.99); Вопрос о признании не­действительными договоры кредита суд также рассмотрел без участия стороны по договорам — ИЧП [индивидуальное частное предприятие.]«Маркас». При этом не было учтено, что в силу статьи 48 ГК РСФСР последствием недействительности сделки является двусторон­няя реституция (по недействительной сделке каждая из сторон обяза­на возвратить другой стороне все полученное в сделке (Кур., 21.12.99);

Конкурентоспособность предприятия может быть существенно повышена с помощью «конкурирующего инжиниринга», предполагающего реор­ганизацию процесса разработки новых изделий (Менеджер, 16.03.99);

Важнейшая задача в области структурной политики — довести пакеты акций, которыми владеют холдинги, до контрольных (ЭиЖ,№11,март.1996); (из рекламы) Холдинг-центр. Официальный дилер фирмы «Теfаl»;

Снижение инфляции и оживление производства в ряде отраслей по­буждает банки вновь вернуться к лизингу как к очень эффективной поддержке подопечных предприятий. По сути, это инвестирование в них через различные формы аренды оборудования, станков, механиз­мов, электронной и вычислительной техники, приборов, коммуника­ционных, строительных, транспортных средств и т. д. (Фин. изв., 28.11.95); (реклама) Деньги делают деньги. Валютный Дилинговый Центр Евросервис предлагает круглосуточные операции по купле-про­даже валют на международном рынке Fогех. Обучаем валютных диле­ров (Фин. изв., 28.11.99); Крупные риэлтеры сегодня предпочитают возводить не один дом под конкретного заказчика, а коттеджные по­селки (Фин. изв., 13.10.94); (реклама) Впервые в России компания «Ле Монти» начинает продажу фирменных обувных магазинов «под ключ». Ле Монти Франчайзинг (Фин. изв., 24.11.94); (реклама) Своя фирма за рубежом // Регистрация офшоров / / Готовые компании по льготным расценкам (Фин. изв., 24.11.99); В отличие от защитных мер антидемпинговые пошлины всегда носят адресный характер и приме­няются в отношении конкретного источника демпинга (ЭиЖ, № 11, март 1999); Ни в одном вузе не готовят специалистов по консалтингу компьютерного бизнеса. А ведь развивать консалтинг необходи­мо, если мы не хотим повторения известных «прелестей» первого этапа компьютеризации (ЭиЖ, № 11, март 1996); По определению Вероники Моисеевой, генерального директора агентства «Имиджленд РuЬliс», Россия вступила в эпоху цивилизованного спонсорства [ЭиЖ, № 11, март 1996]; Механизм трансфертов оказался не приспособлен­ным к решению проблем межбюджетных отношений и их оптимиза­ции, поскольку он в значительной мере оторван от финансовых потреб­ностей регионов (Фин. газ., № 12, март 1996).

1.4 Идеологический аспект экономической терминосферы

Экономическая терминология занимает особое место в кругу раз­ных терминосфер (ср., например, научно-техническая терминология, терминология естественных наук). Это объясняется объективными при­чинами. Дело в том, что в редистрибутивной» плановой экономике ак­центы неизбежно смещаются из сферы производства в сферу распреде­ления, из базиса в надстройку. А это означает политизацию, идеологизацию экономических отношений, следствием чего становится идеологизация терминологии плановой экономики (что противоречит самой природе термина).(17,92) Это находило отражение в «двойных толкованиях» части экономических терминов. Такая терминология функционирова­ла в соответствии с оппозициями свой/чужой, хорошо/плохо и была пронизана неприятием «класса эксплуататоров», например:

Прибыль (МАС) // Экон. Доход от предприятий в капиталис­тическом обществе, источником которого является прибавочная стои­мость, представляющий собственность капиталистов. //Экон. Доход от предприятий в социалистическом обществе, источником которого яв­ляется стоимость прибавочного продукта, представляющий обществен­ную собственность и идущий на обеспечение роста производства и жиз­ненного уровня всех членов общества.

Ср. толкование слова бизнес, в котором отражается один из мен­тальных стереотипов административно-командной системы — превос­ходство общегосударственных интересов над личными:

Бизнес (МАС) Разг. Деловое предприятие, ловкая афера и т. п. как источник личного обогащения, наживы.

Идеологизированный характер целого ряда экономических терми­нов отражают многочисленные контексты, например: Мы ведь и сегодня о рыночной экономике понятия не имеем, не существовало такой на памяти нынешних поколений, даже и речи не было, а если и была, то исключительно обличительная (Изв., 9.08.99); Как ни клеймили рыночников и радикалов, а слово «рынок» все-таки сказали (там же);

Немаловажно, как отмечают эксперты, что при этом дается возмож­ность использовать наемный труд, который до сих пор официальная теория связывала с эксплуатацией человека человеком (Ъ, 1—8.04.99);

Когда-то банковская система СССР определялась как «аппарат общест­венного счетоводства» и как единственно правильно организованная противопоставлялась капиталистической, критикуемой за то, что «по­средством банковских кредитов превращает в капитал не только сво­бодные денежные средства промышленных капиталистов, но и мелкие сбережения трудящихся, тем самым расширяя базу капиталистического накопления и содействуя углублению экономических кризисов перепроизводства» (Кур., 16.09.98).

В ряде случаев семантическая структура слова, принадлежность его как к общеупотребительной, так и терминологической сфере были источником уловок, спекулятивных подмен в спорах «экономических оппонентов» (особенно повезло слову рынок): Рынок (МАС) 1. Место розничной торговли съестными припасами и другими товарами под открытым небом или в крытых торговых рядах; базар. 2. Экон. Сфера товарного обращения, товарооборота. Ср.: Слово «рынок» приобрело отрицательный смысл. Это что-то ругательное, то что нам подсунул капитализм. Нечто вроде барахолки в Малаховке (ТВ. Встреча с Н. Шме­левым, 13.06.99).

Ценностные конфликты, порожденные перестройкой, являются одним из самых существенных факторов изменений в семантической структуре целого ряда слов. Лексика экономической сферы нередко фиксировала оценку социальных качеств человека9 , напр.:

Предприниматель (МАС) 1. Капиталист — владелец промышлен­ного, торгового и т. п. предприятия. 2. Неодобр. Делец, ловкий органи­затор выгодных предприятий.

Предпринимательство (МАС) Деятельность предпринимателя. // Неодобр. Склонность к устройству выгодных предприятий, к аферам.

Бизнесмен (МАС) Делец, предприниматель.

Закрепленность в языковом сознании прежде всего оценочных зна­чений подобных слов подтверждают многочисленные примеры, ср.:

С легкой руки газеты «Коммерсантъ» нашу партию («Партия сво­бодного труда» — М. К.) стали называть партией предпринимателей. Это, действительно, партия предпринимателей, но не в том узком и негативном смысле слова, к которому нас приучили. Она объединяет не только собственно предпринимателей, но и людей свободных про­фессий — адвокатов, актеров и других (Радио России, 17.04.99); По-видимому, у части милицейского генералитета прочно укоренился сте­реотип советских времен: частник — значит враг. И ничего тут дока­зывать не надо (Кур., 9.09.2000); Смутное время состоит из мути и време­ни. Иногда сквозь рэкетирско-фарцовочную муть прорезается герой вре­мени — бизнесмен страны, в которой три четверти века это слово было ругательным. Возможно, это не лучший человеческий тип — со­ветский бизнесмен (=«теневик). Возможно, что и всякий бизнесмен не идеал. Но сейчас они нравятся больше, чем в подполье. Хотя бы выглядят прилично (Александр Кабаков. Фактор риска// МН, 10.03.98).

Сейчас подобные слова, вслед за реабилитацией понятий (а неред­ко и реальных людей, бывших «экономических преступников» — предпринимателей, так называемых «цеховиков»), постепенно освобожда­ются от отрицательных компонентов.(17,76) В общем употреблении актуали­зируется их чисто номинативное, экономическое значение (ср. также коммерсант, сделка — «договор, контракт, соглашение»; биржевой тер­мин «спекулятивная сделка»).


Вывод

Методологические подходы, сложившиеся в развитии отдельных парадигм, становятся взаимодополняющими областями описания и анализа термина, его роли в жизни общества и отдельной личности.

Итак, анализ основных направлений терминоведения свидетельствует о том, что в целом логика развития терминоведения "повторяет" основные этапы развития лингвистики, что, в свою очередь, подтверждает правомерность выделения нами нового этапа развития терминоведения и определения его как когнитивного терминоведения.

Глава 2. Экономические термины в лексической системе современного русского языка

2.1 Активные процессы в современной экономической лексике.

Лексический фонд языка – составная часть единой языковой системы. Коренные изменения, произошедшие в экономике в XX - начало XXI в. Серьезным образом сказались на словарном составе русского языка. Произошел стремительный рост словаря; ведь для каждого нового понятия нужно новое обозначение, так как в стране произошли большие перемены в экономике. Это не могло не отразиться в лексике. К тому же в ходе языковой эволюции используется и содержательно-смысловой потенциал, заложенный в самом словарном составе: изменение значений слов, переосмысление, наращение новой семантики, стилистические переоценки слов – все это, наряду с рождением новых слов, значительно расширяет и обогащает словарь языка, усиливает его потенциал. Появление новых слов и словосочетаний, в которых находят отражение явления и события современной действительности …

Итак, из употребления уходят целые пласты лексики, обозначающие экономические отношения при социализме: колхоз, совхоз, кооперация труда, соцсоревнование, сверхплановый. Возвращаются к активной жизни слова, бывшие в глубинных запасниках языка, которые получили переоценку: капитализм, предприниматель, бизнес, фирма, коммерсант, торги, коммивояжер – раньше воспринимавшиеся в советском обществе со знаком минус, теперь же они получили прямо противоположную оценку.

Но в связи с идейной и материальной дифференциальной общества одни и те же слова приобретают для разных групп людей разные оценочные коннотации. Здесь действуют глубинные процессы в обществе – социальное расслоение общества по имущественному принципу. Для новых русских эти слова ( бизнес, предприниматель и др.) звучат безусловно положительно, это неотъемлемая часть их имиджа. Для тех, кто в результате новых экономических преобразований пострадал и попросту обнищал, слова эти воспринимаются резко отрицательно. Это те слои населения, которые утратили свою социальную защищенность. Например, рыночники любят приватизацию, а в народе дают ей оценку соответствующей перефразировкой – прихватизация, нью-воришки (загл.РГ,14.08.2001). Создается новая фразеология: новые русские, шоковая терапия, теневая экономика, отмывание денег, потребительская корзина, размер минимальной зарплаты. Новым в таких клише является именно сочетание слов, а не слова как таковые. Каждое время имеет некоторый набор слов, которые, в силу сложившихся обстоятельств, становятся модными, широко и разнообразно употребляемыми. Это своеобразные «знаковые» слова эпохи. Большую роль в их распространении играют СМИ, создавая речевую среду, в которой задаются эталоны нормы.

Слово «обвал» (с прямым значением «оползень») приобрело переносное значение и стало употребляться при обозначении экономических явлений: обвальная приватизация, обвальная фермеризация, обвальное падение рубля …

Лексические процессы, как правило, сопровождаются трансформацией в семантике слова, его сочетаемости, а также в его стилистической переориентации. Наряду с этим известны благодаря своей широкой употребительности и заново созданные слова: комки (комиссионные палатки), наезд (рэкет), в улет («моментально» - товар уходит в улет).

2.2Семантические процессы в лексике.

Семантические преобразования в лексике, наряду с номинацией новых реалий, способствует расширению и обогащению словарного состава. Приобретение словом нового значения может привести к рождению нового слова, усилив тем самым языковую омонимию. Среди семантических процессов выделяются три основных: расширение значения, сужение значения и переосмысление. Показательные изменения произошли со многими давно известными языку словами. Например, слово «рынок» явно расширило свое значение или сочетаемость. Мы привыкли связывать понятие «рынок» с реалиями советской жизни – колхозным, совхозным хозяйством. Сегодня появились: оптовый рынок, вещевой, муниципальный.

Расширило сферу своего употребления и слово «дом». До недавнего времени мы знали формулы «дом + род. п.» - Дом обуви, Дом ткачей – т.е. специализированные магазины. Сегодня появились названия торговых и коммерческих фирм: Торговый Дом ГУМ, Страховой Дом, Торговый Дом «Библио-Глобус».

Экономические процессы последних лет обусловили многие языковые преобразования. Активнее всего новые формы общественных отношений проявились в разнообразных семантических изменениях.

Слово «застой» как термин, обозначающий «время замедленного развития экономики», также оторвалось от своего первичного употребления (застой в крови, застойные явления в легких) и переместилось в сферу экономической жизни.

К семантическим процессам в лексике относится и процесс деполитизации и деидеологизации некоторых групп слов. Происходит освобождение семантики слов от политической и идеологической коннотации слова: бизнес, коммерсант, предприниматель, частник утратил идеологические приращения негативного плана. Они обычно снабжались ранее комментарием, относящим данные понятия к жизни капиталистического общества.

Ныне нейтральное слово, отражающее современную реальность, предприниматель в ранних изданиях Словаря С.И.Ожегова, Н.Ю. Шведовой (в частности в 1975г.) определялось так: 1) капиталист, владеющий предприятием;

2) предприимчивый человек, делец.

А делец в свою очередь получал дефиницию: человек, который ловко ведет свои дела, не стесняясь в средствах для достижения своекорыстных целей. Вот выписки из последнего здания словаря С.И.Ожегова, Н.Ю.Шведовой (1998г.): предприниматель:

1) владелец предприятия, фирмы, а также вообще деятель в экономической, финансовой среде

2) предприимчивый и практичный человек.

А вот значение слова делец в ново формулировке – человек, который успешно (иногда не стесняясь в средствах) ведет дела (биржевые дельцы, темные дельцы). Как видим, слово «делец», сохранившее негативную оценку, правда, несколько смягченную, заменено на нейтральное. Среди семантических процессов в лексике особо стоит вопрос об изменении значений; переосмыслении слов.

Изменения в значении слов происходит в речи, которая основывается на отборе и сочетании языковых единиц. Отбор определяется парадигматическими отношениями данных языковых единиц, сочетании их – синтагматическими отношениями.

Дифференциация значений внутри синонимических рядов слов, вызванная определенным давлением одних из членов этих рядов на другие, наглядна в случае заимствований, когда между синонимическими единицами происходит своеобразная «перераспределение смыла», вызванное появлением новых синонимов:

¨ девальвация – обесценивание

¨ оферент – предлагатель

¨ гарант – поручитель

¨ инвестор – вкладчик

¨ контракт – договор – соглашение.

Другой процесс, связанный с речевым общением, с сочетанием слов находит выражение в тексте. В устойчивых контекстах иногда формируется новое значение слова, которое затем как бы вычленяется из словосочетания и закрепляется за словом как таковым.

Таким образом, постоянная или частое употребление слова в определенных сочетаниях, в определенных речевых контекстах может отразиться в на его значении:

¨ банк – ипотека

¨ банк – дилер

¨ банк – эмитент

¨ банк – гарант

¨ банк – акцептант (банк, принявший на себя обязательство уплатить по представленному векселю, счету);

¨ бизнес – трест

¨ бизнес – центр

¨ бизнес – шоу

¨ бизнес – клуб

Здесь слово «бизнес» приобретает черты аналитического прилагательного.

2.3 Иноязычное заимствование в экономической лексике.

Одним из наиболее живых и социально значимых процессов, происходящих в современном русском языке – процесс активизации употребления иноязычных слов. Надо говорить об активизации употребления этих слов, а не только о новых заимствованиях, поскольку наряду с появлением неологизмов наблюдается расширение сфер использования экономической терминологии.

По мнению Крысина Л.П., условиями заимствования считается двуязычие, т.е. результат территориального контакта двух народов. Сюда относится также такие виды речевой деятельности, как чтение, перевод, комментирование иностранной прессы, участие в международных конференциях, конгрессах. Другим условием заимствования может служить то, что в обществе возникает предрасположенность к принятию новой иноязычной лексики.

Распад Советского Союза общение с западным миром предопределило заимствование многочисленных финансовых и коммерческих терминов: бартер, ваучер, дилер, дистрибьютор, инвестор, клиринг, лизинг, фьючерсные кредиты. Это заимствование произошло благодаря ориентации на западную экономическую и банковскую систему и приобщению русских финансистов к интернациональной терминологии. А ввиду острой общественной актуальности обозначаемых этими терминами явлений и сами термины выходят за пределы профессионального словоупотребления и широко используются в печати, на радио и телевидении.

Так появившееся в середине 80-х годов слово «спонсор» влилось в ряд по происхождению наименований, имеющих сходное значение:

меценат – импресарио – антрепренер – продюсер.

Спонсором первоначально обозначали лицо или организацию, которые оказывают финансовую поддержку творческой деятельности артистов, музыкантов, художников, затем объект спонсорской деятельности стал пониматься более широко, но компонент «оказывает финансовую поддержку» сохранился.

Однако на этой волне удовлетворения потребностей языка всплыло много словесного хлама, засоряющего язык. Иностранное слово стало не только не обходимым, но и престижным. В таком случае мера и избирательность в применении иноязычной лексики начинает утрачиваться. Побеждает общий настрой, мода. Вот некоторые лексические параллели, свидетельствующие об отсутствии необходимости в заимствовании, поскольку существуют лексические эквиваленты:

конверсия – преобразование,

стагнация – застой,

консенсус - согласие,

реклама (фр.) – паблисити.

О чрезмерной тяге к «чужому» слову свидетельствует современная тенденция к использованию вместо русского слова иноязычного.

Обычный магазин сменили названия супермаркет, мини-маркет, активно представлено и название бутик (фр. – торговая лавочка), которое в русском употреблении «повысилось в ранге» - это обозначение модного, элитного салона – магазина, где предлагаются дорогие товары.

При более дифференцированном подходе к определению причин заимствования выделяют обычно следующее:

Потребность в наименовании новых явлений, понятий: инфляция, бизнес, приватизация.

Необходимость в специализации понятий: маркетинг (рынок), менеджмент (управление), аудит (ревизия), лизинг (арендная сдача с выкупом по мере дохода).

Специализация наименований может быть дифференцированной. Например: спонсор – лицо, оказывающее финансовую поддержку, импресарио – предприниматель, устроитель зрелищ; антрепренер – частный театральный предприниматель; промоутер – тот, кто способствует продвижению на рынке, покровитель.

Наличие в международном употреблении сложившихся систем экономических терминов на базе английского языка: лэй-эвэй (практика продажи, основанная на предварительной выплате всей цены), лэндинг (плата за разгрузку товара), релл-овер (возобновление).

Стремление к модному, более современному слову. На общем фоне широкого заимствования «заморское слово» оказывается престижным, звучащим красиво. В таком случае и само понимание слова оказывается приподнятым. Например: офис (контора), аудитор (ревизор), франчайза (предприниматель).

Иноязычная лексика проникает во все сферы жизни современного российского общества, входит в повседневный быт, заменяет русские привычные слова, включает в себя наименования, обозначающие понятия, прежде считавшиеся принадлежностью капиталистического мира.

Эти слова вошли в жизнь россиян вместе с понятием, которые они обозначают. Теперь это и наша жизнь: бизнес, фирма, коррупция, холдинг, мониторинг.

Свидетельство тому, что слова прочно вошли в русский обиход – их метафоризация и способность подчиняться русской грамматике.

Иноязычное слово не только грамматически вживается в русское словесное окружение, но и подчас приспосабливается к русскому словоупотреблению. Так слово «ферма» уже давно приобрело одно из новых значений – «частное хозяйство или сельскохозяйственное предприятие на собственном или арендуемом земельном участке. Отсюда фермер – «владелец такого предприятия». Но в современном русском языковом сознании фермер – это житель деревни, часто ново – приезжий, финансово самостоятельный.

Приведенные примеры могут создать впечатление перенасыщенности современной русской речи иноязычными словами. На первый взгляд это так, на самом деле здесь надо говорить об известной распределенности иноязычных слов. В наибольшей степени экономическими терминами насыщены газетные и журнальные тексты, касающиеся экономики.

В процессе распространения новых заимствований заслуга принадлежит политическим деятелям, экономистам, журналистам. А в иерархии сфер, проводящих в язык новые заимствования выходит пресса, радио, телевидение.

Вывод

Представленные здесь процессы в современной лексике иллюстрируют активную социальных факторов в экономической терминологии – и в области семантики и в стилистических сдвигах, и в активизации иноязычных заимствований. Современная лексика отражает время становления новой экономики. Языковая динамика представлена новыми словами:

конверсия,

бизнес,

холдинг,

маркетинг;

возвращением старых слов в актив:

приватизация,

коммерция;

актуализация слов:

прибыль, депозит, наличные.

Уход слов в пассив языка: сверхплановый, соцсоревнования.

Все это дает ощущения движения в лексическом составе языка.

Глава 3. Активные процессы в словообразовании экономической лексики.

3.1 Особенности словообразования экономической терминологии.

Словообразование в высшей степени подвижно, в его системе заложены большие потенции, реализация которых практически не ограничена. Словообразование тесно связано с фонологией, морфологией, синтаксисом.

Язык экономики, как и язык любой другой терминологической сферы, не располагает какими-то особыми приемами образования терминов. Используются способы словообразования, характерные для всего литературного языка.

Способы словообразования, типы и формальные словообразовательные средства (суффиксы) черпаются в самой словообразовательной системе, собственно новыми оказываются только номинации, единицы наименования.

В этих процессах активно обнаруживается связь лексического уровня языка и грамматического, словообразовательного. Можно наблюдать расширение словообразовательных моделей, произведенных от слов в новых значениях. Если взять хотя бы слово «челнок», то получим следующую картину: челнок в значении «деталь ткацкого станка» дает только одно звено в словообразовательной цепочке – челночный; новое значение слова «челнок» (перекупщик) в современном просторечии значительно увеличивает цепочку, расширяя словообразовательные возможности данной мотивирующей основы: челночник, челночница, челночиха, сочелночники, почелночить, да и сочетательные возможности прилагательного «челночный» тоже расширяются:

челночный бизнес,

челночный маршрут,

челночная операция,

челночные перевозки,

Слово «банк» породило целую словообразовательную парадигму:

банкир

банкомат

Банк банкноты

банк - ипотека

банковать

В качестве словообразовательного новшества можно признать и повышение продуктивности тех или иных словообразовательных моделей, что, безусловно, вызвано причинами социального плана.

Интенсивная эксплуатация отдельных словообразовательных моделей в современной периодической печати – явление бесспорное. Элемент языковой моды здесь очевиден. Например, малоупотребительный в прошлом суффикс ант при образовании лица стал активным:

подписант,

эксплуатант,

коммерсант,

акцептант,

Или, например, расширяется круг бессуффиксных образований:

Нал,

безнал

евро

опт

навар

зелень (доллары)

Данная словообразовательная модель проникает в общеупотребительный словарь, правда, чаще на уровне просторечия. Вполне понятно, что не сразу, но очень скоро цены поведут вслед за «евро» (Кур.,11.10.03).

Современные СМИ оказались средоточием тех процессов, которые происходят в русском языке, в том числе в его словообразовании. Боле того, именно газета, резко изменившая свой облик и направленность, стимулирует эти процессы. И хотя способы, типы и средства в принципе остаются прежними, активно изменяется характер наименований, которые образуются с помощью этих способов и средств. В известные словообразовательные типы вмешивается весь главный и новый лексический материал.

Характерно и то, что функционально этой материал значительно расширился – используются единицы, находящиеся на границе литературного языка (разговорный, литературный язык), и единицы, выходящие далеко за пределы литературного языка (просторечие, жаргоны).

По мнению Земской Е.А., внимание к ключевым словам определенного времени важно при изучении активных процессов словообразования, так как они широко используются как базовые основы, рождая новые группы однокоренных слов.

Активность ключевых слов влияет не только на их словообразовательный потенциал, но и на их связи с другими словами, актуализируя те или иные отношения между словами в лексической системе языка.

Ключевыми словами следует считать слова, обозначающие явления и понятия, находящиеся в фокусе социального влияния. К ключевым словам нашей эпохи относятся и высокочастотные имена собственные и имена нарицательные. Последние подразделяются на 2 вида:

1) Слова, получающие высокую частотность и словообразовательную активность на короткий период времени (месяц, неделя и т.д.). Например: ваучер, ваучеризация, дефолт.

2) Слова активные, высокочастотные длительное время (год и более); они более показательны в экономике при переходе на рыночные отношения, так как называют явления, характеризующие их более глубоко. Например: инфляция, стагнация.

Так для конца XX века и начало XXI века ключевыми являются многие слова, относящиеся к сфере экономики (рынок, приватизация, лобби, инфляция), некоторые имена собственные (Павлов, Гайдар, Чубайс, Починок), а также многие жаргонизмы (баксы, нал, наличка).

Приведем пример, сравнивая слова «рынок» и «базар», близкие по своим значением – «место торговли». У этих слов есть и другие значения: «базар» - крики, шум (разг.); рынок – 2. Шумный спор, галдеж (простор. Пренебр.); 3.Сфера товарного обращения, товарооборота (экон.).

В связи с изменениями в экономике у слова рынок актуализируется экономические значения, пи этом первое значение сохраняет свою употребительность.

Таким образом, слова «рынок» и «базар» в результате актуализации 3-го значения как бы раздваивается. Сравним газетные заголовки: «Рынок накануне рынка» (Л.Г., от 13.06.2001); «Школа и рынок» (Первое сентября, 14.08.200). Экономическому понятию приходится защищаться от рынка (первое значение) и базара. Журналисты намеренно сталкивают эти два слова: «Рынок – это вам не базар» (Правда, от 11.09.2000). Таким образом, изменения в социально-экономических явлениях действительности влияют на характер оппозиции слов «рынок» и «базар».

Словообразовательный потенциал слова «рынок» возрастает. Оно порождает слова

псевдорынок;

недорынок;

квазирынок;

рыночник (сторонник рыночной экономики, а не тот, кто торгует на рынке);

антирыночник;

псевдорыночник;

рыночный;

антирыночный.

Из коллекции Т.В.Шмелевой можно добавить: безрыночный, ультрарыночный, наречие – рыночно (22,35): «При антирыночнике Рыжкове предпринимателю было легче» (Сегодня, от 27.11.2003) «В составе кабинета пока остаются министры-рыночники, прошедшие хорошую школу в период слома старой и становление новой экономике в России (Известия, 20.01.2002).

Существительное «лобби» (от англ. Lobby – коридор, кулуары), в начале 90-х приобретает широкую употребительность, перестав быть словом узкоспециальным, применявшимся лишь по отношению к западной действительности. Это слово включается в толковые словари русского языка. Так Большой Экономический словарь дает такое значение: «Действие государственных органов, законодательных, исполнительных, судебных властей, направленные на поддержку отдельных отраслей и сфер экономике регионов, предприятий». Теперь это слово можно встретить почти в каждой газете, звучит оно и в телепередачах. Говорят и пишут об аграрном и военном лобби. Создается целое словарное гнездо:

лоббист

лоббировать

лобби пролоббировать

лоббирование

лоббизм

Вот несколько примеров из газеты «Сегодня» (20.07.2002): «Суть подготовленного законопроекта в том чтобы отрезать естественные монополии от пуповины министерств, которые их сегодня лоббируют …», «Единственным компромиссом с лоббистами стало закрепление в законопроекте …».

Наиболее продуктивные словообразовательные типы.

В системе словообразования в разные периоды жизни языка словообразовательные типы, да и способы тоже приобретают разную степень активности. Образование слов по ранее продуктивным моделям может о ряду причин затухать, и, наоборот, в активный словообразовательный процесс могут вовлекаться не продуктивные в прошлом модели. Причинами таких смещений акцентов являются потребности самого языка – недостаточность или избыточность тех или иных образований.

К примеру, при усилении аналитических методов освоение новых фактов действительности увеличивается тяга к отвлеченным, собирательным и абстрактным именам.

Суффиксы ость, ство, применяются при создании имен существительных от корней прежне не допускавших подобные образования:

рекитирство,

транферство,

спонсорство,

ипотечность.

Образуются глагол и от других классов слов, например от терминов с узкоспециальным значением, в частности слово «тоникс» - специальный индекс цен фондов на токийской фондовой бирже, рассчитывается для опционов и фьючерсов . Приспособленное к русской системе слово оказалось способным образовать русский глагол « тониксовать»: «Мы пробуем тониксовать на бирже» (Сег.,18.03.2001).

Среди словообразовательных новообразований выделяют неологизмы и потенциальные слова. Неологизмы приобретают характеристику общественно узаконенных номинаций, появившись в определенный период они постоянно воспроизводятся и в конце концов принимаются языковой традицией: бизнес, инфляция, фирма, биржа, концерн.

Эта часть экономических терминов, употреблявшихся в качестве атрибутов капиталистической экономики. В советское время многочисленную группу составляют иноязычные заимствования: менеджмент, консалтинг, дилер, риэлтер, тендер, ноу-хау и др.

Потенциальные слова – это нетрадиционные слова, незакрепленные в языке, но возможные слова, появление которых объясняется потребностью в соответствующем наименовании. Так возможно, например, слово «банкомат», когда возникла соответствующая ситуация, готовая модель для осуществления этой потенции уже существовала в языке (автомат).

3.2 Словообразование существительных

Усиление личностного начала – характерная черта языка нашего времени. Это находит специфическое выражение в сфере словопроизводства. Не обошло стороной это явление и словопроизводство в экономической терминологии. В качестве базовых основ в словопроизводство вовлекались собственные имена лиц наших современников, сыгравших заметную роль в сфере экономики. В этом обнаруживается тесная связь языка с современной действительностью. Несколько примеров: « Гайдаровцев шлю на север» (загл.Изв.31.03.99), «Премьер-министр «гайдаровского» возраста» (Изв.15.01.2000); «Нередко вспоминают павловские реформы»(Изв.10.03.2001 ).

Окказиональные слова: «окологайдаровские» интеллектуалы (НГ,22.06.99). По модели: «по + фамилия лица + суффикс (овск)» и произведены наречия по-гайдаровски, по-черномырдински.

Специфичны для нашего времени произведенные телескопическим способом (им лица + формант номика, сегмент слова «экономика») наименования экономической политики того или иного деятеля: типа рейганомика, клинтономика: «Билл Клинтон покончил с рейганомикой» (Изв.10.03.97).

Родилось подобное наименование и от фамилии Гайдар: гайдарономика: «Этопичекие схемы гайдарономики» (НГ23.10.97).

Характерна для нашего времени высокая активность отвлеченных существительных на –щина: чубайсовщина, починковщина, - дающих разную отрицательную оценку свойствам или действиям того лица, которое служит базовой основой: «Починкощина пожинает свои плоды» (Изв.21.04.99).

Каламбурно обыгрывает фамилию «главного экономиста» 90-х годов Лобова газета «Сегодня» (14.09.2000), используя в качестве подзаголовка к критической статье о деятельности Лобова медицинский термин «лоботомия» (рассечение лба) «лоботомия экономики ...»; чубаучер (от фамилии Чубайс + [в] аучер).

От имен современных деятелей могут создаваться и предметные наименования. Вот один из примеров: «Весьма печальные последствия имел новый рекламный трюк. В последние несколько дней многие граждане стали находить в своих почтовых ящиках поздравительные открытки от Сергея Мавроди. А кроме них двадцать билетов АО «МММ» в народе именуемые «мавродики» (МК;25.12.2001).

Значительную часть новообразований составляют имена нарицательные. Земская делит эти существительные на такие разряды наименований:

1) сторонник чего-либо или кого-либо. В экономической терминологии эта группа очень активна: рыночник, бесплатник (именует сторонников бесплатной приватизации), поставщик, заемщик. При наличии однокоренных слов отрицательную оценку обычно выражают номинации суффиксом –щик – антиперестройщик. Ср.: кооператор – кооперативщик, перестроичник – антиперестройщик. «Ведь как вы их называли «бесплатники» выдвигают всем понятный и всеми принятый лозунг: отдать собственность безвозмездно» (Изв., 26.02.99).

2) принадлежность к коллективу или сообществу людей объединяемых по какому-либо признаку: бюджетник, платник, бесплатник, льготник. Слово «бюджетник» приобрело особую активность. Оно обозначает людей, получающих содержание из бюджета – это учителя, медики, научные работники, студенты, пенсионеры и многие другие. Среди студентов различают «бюджетников» и «платников». Вот, например: «все основные занятия «платники» посещают вместе с «бэджениками» (Сег., 16.07.03).

Слово «бесплатник» обозначает как сторонников чего-либо, так и лиц, принадлежащих какому-либо сообществу: это дети, получающие в школе бесплатные завтраки.

3) наименование по профессии типа банкир, аудитор, фермер, брокер, дилер, менеджер. «У нас появился новый сословный класс – банкиры» (Изв. , 18.02.2000). «Аудитор имеет право . . .» (загл.НГ 28.06.02).

4) слова – характеристики. Они обычно с элементами каламбура: прихватизатор (ср. приватизация и прихватить).

Новые социально - значимые процессы в действительности именуются с существительными на – изация, имеющими значения наделения теми или иными свойствами того, что обозначает базовая основа: фермиризация, долларизация, векселизация (долгов), зарплатизация (доходов), бартеризация. Вот некоторые иллюстрации из газет: «Можно ли как-то бороться с долларизицией нашей экономики (АиФ; от №19 2003). «…единство России ожжет не выдержать второго за последние несколько лет испытания бартеризации (Изв. 18.09.99). «Минфин отстаивает свою идею векселизации долгов (Сег., от 22.04.01).

Слова на –изация обычно включают иноязычные базовые основы. Доказательство высокой продуктивности этого типа – рождение слов этой структуры от русских основ. Такие слова, рублевизация, зарплатизация: «Зарплатизация доходов,т.е. превращение доходов в зарплату» (Изв., 26.02.02), «… рублевизация эконоики стран СНГ» (Радио №5 2001).При этом может происходить заменительная префиксация: девальвация – ревальвация, инфляция – дефляция (изъятие из обращения части избыточных денег путем увеличения налогов, продажи государственных ценных бумаг и т.п., как средство борьбы с инфляцией. Сравним также слово из того же парадигматического ряда, созданное способом контаминации: стагфляция = стагнация + инфляция. Кроме суффиксов, уже названных, можно выделить продуктивный суффикс –тель, с помощью которого в основном образуются отглагольные существительные:

Покупатель,

Получатель,

Держатель,

Предъявитель,

Доверитель,

Поручитель,

Потребитель,

наниматель.

По мнению Китайгородской, в сфере именно словообразования наиболее продуктивными являются префиксы: те - , недо-, пере-, пред-, со-, суб-, под-, ре: не платеж, не проплата, не акцент, не допоставка, нерезидент, перестрахование, предоплата, совладелец, субаренда, поднайм, реэкспорт, ремарктиг.

3.3 Аббревиация как способ образования экономических терминов.

Среди способов словообразования аббревиация занимает специфическое место. Этот способ, как отмечает Китайгородская, проявляет высокую продуктивность в экономической терминологии.

Вот наиболее употребительны аббревиатуры:

АО (акционерное общество);

АООТ (акционерное общество открытого типа);

АОЗТ (акционерное общество закрытого типа);

ТНК (транснациональная корпорация);

ЕТТ (единый транзитный тариф);

ВВП (валовой внутренний продукт);

НДС (налог на добавочную стоимость);

ММВБ (Московская межбанковская валютная баржа);

ЦБ (Центральный банк).

3.4 Производство имен прилагательных.

Прилагательные образуются не так активно как существительные. Набор признаков пополняется незначительно.

Конец 90-х годов продолжает отмечавшаяся раннее тенденция к активному производству относительных прилагательных. Активность этих прилагательных объясняется широким использованием их в составе номинаций, нередко имеющих терминологический характер – типа бартерная сделка, институт маркетинговых исследований. Основную часть новых прилагательных составляет субстантивные производные. Как правило, каждое новое существительное порождает относительное прилагательное:

лизинг - лизинговый

кредит – кредитный

аудитор – аудиторский.

В сфере производства относительных прилагательных обнаруживают активность те же наиболее продуктивные суффиксы (-н-, -ов-, -ек-).

консалтинг - консалтинговый

консолидация – консолидированный

маркетинг – маркетинговый

банкир – банкирский.

Для актуальных в наше время существительных, важных для сферы экономики, слово «цена» требует выражение отношения. Это слово порождает относительное прилагательное:

ценовой механизм,

ценовая политика.

Однако оно еще не приобрело полностью права гражданства. В одно и той же газетной статье находим заголовок с родительным падежом «Всплеска цен в России может и не быть». В тексте же дано прилагательное «до конца года не ожидается больших ценовых всплесков» (АиФ №23- 2002). Очевидно, что позиция в заголовке требует слова более принятого нормой. Ср. также : «либерализация цен обернулась ценовым шоком»(Изв.08.12.2002).

3.5 Образование глаголов

В сфере глагола появление новообразований установить труднее, чем в сфере имен существительных.

В области номинативного словообразования активно суффиксальное производство глаголов на – ировать, - изировать, реже на – овать, производных от иноязычных именных основ (типа спонсировать, конкурировать).

Менее активны глаголы на – ить. Так глагол обналичить стал глаголом нашего времени, который обозначает «перевод безналичных средств в наличные», «снабдить наличными деньгами».

Этот глагол употребляется в профессиональной речи и в русском языке. Рекламные объявления пестрят лаконичными предложениями: обналичу, обналичим.

Активная префиксация иноязычных глаголов способствует их включению в систему русского языка, служит грамматическим средством выражения значения современного вида, чаще всего с той целью используется префикс с-, реже –от-, про-, и др.:

Спрогнозировать,

Отрекламировать,

Пролоббировать,

Профинансировать.

«Через пять лет мы смогли увидеть не точно отрекламированный фильм» (Изв., 10.02.03) «Сегодня уже профинансированы 60% регионов» (НГ от 18.02.02) «Через ступенчатое словообразование – это интересное явление современного словообразования, когда, вопреки имеющейся в языке закономерности причастные формы на –ствующий образуются, минуя глагол, от существительных.

В словообразовательной цепочке, таким образом, оказывается пропущенное звено, а именно словообразующий глагол. Это, как считает Е.А. Левашев, делает эти формы псевдопричастными. Приведем примеры. Полная словообразовательная цепочка: спонсор – спонсорство – спонсировать – спонсирующий. Неполная цепочка: фермер – фермерство – фермерствующий «Фермерствующий предприниматель несет большие убытки (РГ 14.11.01)».

Такое словообразование свидетельствует о развитости словообразовательной системы в целом, так как производное слово как бы появляется раньше производящего.

Итак, рассмотрение специфики словообразовательных процессов современности обнаружило заметную интенсивность их протекания. Известные словообразовательные модели в экономической терминологии реализовались в виде множества конкретных предметных значений, значительно пополнив словарный состав языка.

Высокую степень продуктивности обнаруживают словообразовательные элементы иноязычного происхождения – префиксы, суффиксы, производящие основы (квазирынок, супербогач), ваучерный, а также основы собственных имен.

Вывод

Рассмотрение специфики в словообразовательных процессов экономических терминов обнаружило заметную интенсивность их протекания. Несмотря на стабильность и традиционность основных способов словообразования, результаты словообразовательных процессов по количеству полученных экономических новообразований оказались значительны. Особенно активными является производство абстрактных имен, дифференцированных по роду деятельности (риэлтер, аудитор, менеджер).

Активны в качестве базы словопроизводства слова, связанные с развитием рыночных отношений (бизнес, банк, предприниматель), расслоение населения в материальном плане (бюджетник, платник, олигарх).

Высокую продуктивность обнаруживают словообразовательные элементы иноязычного происхождения.

Глава 4. Сферы функционирования экономической лексики

4.1 Экономические термины в СМИ

В наши дни экономическая терминология вышла далеко за границы «естественной среды обитания» — сферы профессионального общения. Ее употребление актуализируется в широком спектре коммуникатив­ных ситуаций и соответствующих им типах и жанрах речи. Консти­туирующим фактором, объединяющим все «разновидности экономи­ческой речи», является фактор темы, т. е. это экономика во всех ее ипостасях. Тема, фрагмент действительности, стоящей за текстом, и определяет присутствие в нем экономической терминологии. Прочие параметры могут варьироваться: форма речи (письменная/устная); тип общения (личное/публичное, непосредственное/опосредованное, офици­альное/неофициальное); характер заполнения позиций говорящий/ адресат (в зависимости от реализуемой в акте коммуникации социаль­ной роли, от количественных показателей — один/много и качествен­ного наполнения этих показателей); коммуникативные интенции парт­неров, во многом определяющие характер речевого жанра (жанры чис­то информативного, аналитического, полемического, побудительного характера и др.). Многообразные сочетания названных параметров мо­гут давать разные типы текстов, в которых представлена экономичес­кая терминология.(17.153)

Естественно, центральной зоной функционирования экономичес­кой лексики является специальная речь (в письменной/устной форме). В этом случае партнеры коммуникации выступают как носители одной социальной роли (это речь профессионалов для профессионалов). Заме­щение позиции адресата «неспециалистами» дает разные типы научно-популярной речи. Разговор на экономические темы в бытовом повсе­дневном общении — типичная примета времени [Китайгородская, Ро­занова 1994]. В подобных случаях партнеры коммуникации — неспе­циалисты, «экономисты поневоле», в активный словарный запас которых попадают экономические термины (ваучер, приватизация, круп­ные купюры, курс доллара и т. п.). Неперсонифицированный массовый адресат характерен для средств массовой коммуникации (письменной — газеты, журналы; устной — радио, ТВ). При этом одни издания (пере­дачи) рассчитаны на специалистов, другие на широкого читателя (зри­теля, слушателя). Массового адресата имеют и некоторые жанры го­родской речи — вывески, объявления (купля-продажа, найм, обмен, услуги и др.), устная уличная реклама и нек. др. Особой зоной функ­ционирования экономической лексики является литература — мему­арная и художественная.

В работе в качестве материала, отражающего «жизнь» экономи­ческой терминологии в разных типах речи, приводятся фрагменты текс­тов разной функциональной принадлежности (тексты строгих жанров специальной речи привлекались в качестве иллюстративного материа­ла, поэтому в данном разделе они не используются).

Средства массовой информации в настоящее время служат основным «инструментом» внедрения экономической лексики и экономических знаний. Велика доля экономической тематики на ТВ. Это информаци­онный жанр — новости на канале «Деловая Россия», образовательные программы, экономическое шоу «Деньги... Деньги? Деньги!!» Телеви­дение формирует и новые типы экономического поведения, напр. по­купка по заказу рекламируемого товара — телемагазин.

Телевизионная реклама активно вторгается в повседневную жизнь, расходится в цитатах. Напомним лишь некоторые из них: «Ну очень смешные цены!», «Мы сидим, а денежки идут!», «Это больше чем стипендия. Это лучше, чем стипендия. И это только начало». Своеобразным ретранслятором телевизионной рекламы становятся газеты. Реплики телевизионной рекламы дают названия рубрикам. Однако основной массив рекламных объявлений составляют спе­циализированные письменные издания — журналы, газеты, реклам­ные приложения и т. п., напр.: «Рынок», «Товары и цены», « Услуги и цены», «Оптовик», популярная газета рекламных объявлений «Без по­средников» «Из рук в руки», рекламные издания по отдельным груп­пам товаров, напр. «Стройка» и мн. др. По сравнению с телевизионной рекламой, где значительная часть рекламного пространства отводится «расхваливанию» товара и побуждению к его приобретению (с доста­точно стандартным набором аргументов), реклама в названных издани­ях в подавляющем большинстве случаев имеет чисто информативный характер.(17,156)

Экономическая проблематика, экономическая терминология при­сутствует не только на страницах специальных изданий (прежде всего газет, напр., «Экономика и жизнь», «Финансовая газета», «Коммер­сант », приложения к газете «Известия» — «Финансовые извес­тия», «Экспертиза» и др.), но и на газетной полосе большинства попу­лярных газет.

Употребление терминов может сопровождаться толкованиями, напр.: «Вышел в свет первый журнал по вопросам аудита и контроллинга. Термин «контроллинг» объединяет управленчес­кий и бухгалтерский учет и анализ хозяйственной деятельности на уровне предприятия» (Ъ, 25.02.99). Контексты с толкованиями харак­терны для популярных изданий, напр.: «Московский банк Сбербанка России начинает работу с жилищными накопительными системами (минимальный взнос — 300 долларов США), процентная ставка — 5% годовых с ежеквартальной капитализацией процентов, то есть начис­лением процента на процент» (Кур., 24.02.98).

Популяризация экономических знаний стала одной из примет со­временной прессы. Типичны статьи, посвященные новым типам эконо­мических ситуаций и отношений, новым профессиям, экономической проблематике в историческом, мемуарном освещении и т. п.

В качестве иллюстрации приведем фрагменты из статьи В. Анто­нова «Вексельное обращение» (Биржевой вестник, 15.05.98), расска­зывающей о векселе как одном из важнейших финансовых инструмен­тов, активно внедряемом сейчас в систему расчетно-кредитных отно­шений, в том числе и с частными лицами. (Ср. типичное рекламное объявление: «Европейский финансовый альянс принимает денежные средства от населения путем размещения векселей с начислением до 1500%. Эмиссия векселей застрахована за счет компании. На каждый вексель выдается банковская гарантия» (Кур., 2.08.99). Статья в доступ­ной для широкого читателя форме вскрывает суть вексельного обраще­ния. Степень адаптации экономического содержания к фонду знаний рядового читателя можно установить при сравнении со специальными текстами строгих жанров (см., например, проект федерального закона о вексельном обращении — опубликован в ЭиЖ, №№ 7—11). Так, напри­мер, круг лиц, обязанных по векселю, существенно расширяется. Это не только названные в статье В. Антонова владелец векселя, векселе­держатель, но и акцептант, векселедатель, индоссант, авалист.(17,145)

Приводимый текст имеет характерное для популярных жанров те­матическое строение. Введение в тему — место вексельного обращения в системе расчетно-кредитных отношений. Краткая историческая справ­ка. Толкование самого понятия векселя и описание сути вексельного обращения. Введение понятия простого и переводного векселя (когда право требовать по векселю переходит к другому лицу).

В тексте отмечены следующие экономические термины: расчетно-кредитные отношения, банк. контрагент, сделка, кредитная рефор­ма, кредитование, расчеты., командно-управляемая экономика, вексель, долговое обязательство, уплата, сумма денег, вексельная бумага, вла­делец векселя, векселедержатель, договор, продукция, услуги, постав­щик, кредитор, индоссамент, передаточная надпись, платеж.

«Расчетно-кредитные отношения могут быть организованы двумя способами: через банки либо непосредственно между контрагентами по сделкам.

После проведения кредитной реформы 1930 года кредитование и расчеты проводились только через банки. Второй способ организации расчетно-кредитных отношений не применялся, что соответствовало требованиям командно-управляемой экономики. До революции и в пе­риод нэпа этот способ был широко развит, важнейшей формой его реа­лизации был вексель.

Вексель представляет собой долговое обязательство об уплате неко­торой суммы денег в определенное время и в определенном месте. Та­кое обязательство составляется на специальной вексельной бумаге, ко­торую владелец или векселедержатель получает в уплату по договору за продукцию или услуги. Полученный вексель может быть использо­ван его владельцем для расчетов со своими поставщиками или креди­торами путем так называемого индоссамента или передаточной надпи­си на обороте векселя, означающей, что право требовать уплаты по векселю переходит к новому лицу. Подобная операция может осущест­вляться неограниченное количество раз, поэтому когда наступает срок уплаты по векселю, лицо, выдавшее его, будет отвечать не перед тем, кому оно такой вексель выдало, а перед тем, у кого этот вексель ока­жется к моменту платежа».

Средства массовой информации становятся не только популяри­заторами экономических знаний. Они пытаются воздействовать на чи­тателей, рекомендуя модели поведения в новой экономической реаль­ности (куда вложить ваучер, кому доверить деньги и др.). Жанр реко­мендаций и предостережений является одним из популярных. Ср. ха­рактерные заголовки: «Если бы путевку выбирал я...», «Несколько реко­мендаций профессионала» (Изв.-эксп., 13.03.99); «Ваш вклад застрахо­ван, а деньги не вернуть. Что же необходимо знать потенциальному страхователю, которым является каждый вкладчик, при получении страхового полиса» (Изв., 16.11.99); «Что же делать продавцу квартиры, чтобы его не надули?»(Кур., 17.09.98).

Образцом столь актуального жанра предостережения-рекоменда­ции («как не стать жертвой мошенника») может быть текст из газеты «Из рук в руки» — 1.12.99. Текст насыщен лексикой, связанной с разными типами экономических отношений, которая стала частью об­щеупотребительного словаря — предложения о работе, трудоустрой­ство, деньги, предоплата, услуги, фирма, лицензия, перевести на счет, наложенный платеж:

«Редакция газеты «Из рук в руки» предупреждает;

За некоторыми объявлениями с предложениями о работе может стоять корыстное желание бесчестно нажиться на Вашем стремлении решить проблему с трудоустройством.

Редакция газеты «Из рук в руки» рекомендует:

— категорически отказаться от предложения (переданного вам по телефону или почтой) переслать по какому-либо адресу, перевести на какой-либо счет деньги в качестве предоплаты за какие-либо услуги, инструкции и т. п., а также принимать предложения переслать Вам всякого рода инструкции, анкеты и т. п. наложенным платежом;

— при личном контакте с представителями фирм, занимающихся трудоустройством, обязательно требуйте лицензию, подтверждающую право заниматься такого рода деятельностью».

4.2 Устная речь

Специальная речь в ее устной форме в зависимости от разнообразия коммуникативных ситуаций подразделяется на целый ряд жанров.

В работе приводятся записи речи трех известных экономистов — н. Шме­лева, Г. Явлинского и недавно ушедшего из жизни В. Селюнина. Н. Шме­лев и В. Селюнин являются также писателями, публицистами, т. е. владение словом — неотъемлемый атрибут их профессии. Г. Явлин­ский в последние годы стал профессиональным политиком. Приводи­мые записи отражают нашу недавнюю историю — время, когда рыноч­ные реформы еще не начались. Тем интересней и очевидней становится тот этап преобразований, который уже пройден. Записи относятся к разным жанрам: научно-популярная речь (В. Селюнин), публичное вы­ступление на съезде народных депутатов СССР (Н. Шмелев), телевизи­онное интервью (Г. Явлинский).

В. Селюнин. (Из выступления в Институте русского языка РАН. Февраль 1991 года, вскоре после обмена крупных денежных купюр, получившего название «павловская реформа». Отвечает на вопрос об индексации.)

Комментарий

Текст имеет следующее тематическое строение (тематические гра­ницы выделены абзацами); Индексация. Ее определение. Наглядное представление термина («допустим если...»). Оценка этой экономичес­кой меры («это самый неудачный способ социальной защиты»). Аргу­ментация оценки. Историческая справка (неизбежна ли эта мера? — на примере Германии). В данный тематический блок вклинивается ас­социативное отступление по поводу бывшего премьер-министром Павлова. Будет ли индексация у нас и хорошо ли это («нам ,к сожале­нию, не обойтись без этого»). Доходы каких социальных групп необхо­димо индексировать. Аргументация позиции.

Содержательная сторона текста, его четкая композиционнаявыстроенность, речевые приемы, облегчающие понимание экономической материи неспециалистами, говорят о В. Селюнине как о блестящем мастере научно-популярного жанра.

Текст показателен по своим лексическим характеристикам.

Предикатная лексика представлена типичными экономическими предикатами: увеличиваться, рост, вырасти, дать больше (денег), до­рожать, увеличивать, зафиксировать, гарантировать (рост).

«Предметная» номинация, имена действия — это специальная эко­номическая терминология и лексика социологической сферы (обозна­чения разных социальных групп, «государственная» лексика): индексация, полная индексация, индексировать, доходы, цены, (де­сять) процентов, инфляция, спираль инфляции, раскручивающаяся спи­раль инфляции, гиперинфляция, деньги, зарплата, потолок заработной платы, потребительский рынок, сфера материального производ­ства, предприятия (казенные, кооперативные, семейные), рост (цен, стоимости жизни), развал экономики; государство, решения государства, способ социальной защиты, кон­ституционно, закон, административное решение, командно-админи­стративная система, конституционный запрет, закон о запрете ин­дексации, инвалиды, пенсионеры, работающий пенсионер, государст­венные служащие, учитель, офицер, рабочие места.

Устный характер текста и «нестрогость» жанра определяет нали­чие в тексте типичных для устной речи синтаксических построений, стилистически отмеченных лексических единиц (отпустили вожжи, сирые и убогие и нек. др.).

Текст

Значит вот об индексации// Индексация/ это я поясню/ э-э когда денежные доходы автоматически увеличиваются решениями государ­ства в меру роста стоимости жизни/ то есть в меру роста цен// Если цены выросли на-а десять процентов за месяц/ то и доходы государство увеличивает на десять процентов//

Значит/ это самый неудачный способ социальной защиты/ индек­сация// Мы здесь получаем э-э по спирали раскручивающаяся спираль инфляции// Жизнь подорожала/ мы дали больше денег// Э-э настоль­ко же больше денег// Значит э-э д-деньги эти/ денег много/ значит наваливаются на-а потребительский рынок/ там все снова дорожает/ еще увеличиваем деньги/ начала крутиться эта спираль//

Есть страны где индексация запрещена конституционно/ законом запрещена/ например Германия// Ну я думаю вы поняли почему// Живы еще люди/ которые помнят э-э инфляцию/ развал экономики в Веймарской республике// И уж много людей/ которые застали э-э рас­пад/ послевоенный распад// Вот там тоже все индексацией значит за­нимались// Ее пресек Гитлер/ это было в ноябре тридцать шестого года/ там было принято чисто административное решение/ вот командно-админист... административная система/ ой нехорошее сопоставле­ние/ но-о то что вот Павлов сейчас предлагает// Они зафиксировали цену и зарплату в ноябре тридцать шестого года// И индексация соот­ветственно не... не требовалась// После в-войны/ когда-а значит все эти начальники/ кто сам себя убил/ значит кто арестован был/ то зна­чит отпустили вожжи/ и началась эта значит гиперинфляция/ и/ э-э продолжалась до сорок девятого года/ до того как вот план Эрхарда начал осуществляться/ в-в Германии// Вот там-то и был конституци­онный запрет/ закон был принят о за... запрете э-э индексации/ то есть государство не-не гарантирует// Но нам/ к сожалению/ не обойтись без этого// Надо только вычле­нить чьи доходы мы будем индексировать// Первые/ это сирые и убо­гие// Инвалиды/ пенсионеры/ причем не все пенсионеры// Работаю­щий пенсионер он может еще себя защитить// Ему полной индексации не положено во всяком случае// Государственные служащие/ тут при­дется индексировать доходы// Почему? Учитель не пойдет подрабаты­вать во вторую смену/ ему нужно тетрадки проверять// Офицер не пойдет работать после того как он э-э-э закончил служебный свой день/ не пойдет не потому что он такой гордый/ но в военных городках там просто делать... не... не/ нету рабочих мест нету/ а то бы надо было заставить и офицера работать// Положение в стране отчаянное// Значит государственных служащих// Но все кто занят в сфере материального производства/ неважно на казенных предприятиях/ на кооперативных/ на-а семейных и так далее/ никакой индексации/ ни копейки// Обес­печь/ защити себя сам// Мы/ вместо индексации/ снимаем все потол­ки заработной платье/Зарабатывай// Сколько д-д... зарабатывай//

Н. Шмелев. (Фрагменты выступления на Внеочередном третьем съезде народных депутатов СССР, посвященном вопросу об учрежде­нии поста президента СССР. Март 1990 г.) Комментарий

Выступление Н. Шмелева относится к жанру публичного моноло­га, реализуемого в сфере политической коммуникации. Адресат речи (депутаты) является коллективным и гетерогенным с точки зрения профессиональной подготовленности для восприятия экономической информации и коммуникативным установкам (на контакт или конфрон­тацию с выступающим), ср.: «Я понимаю что крестьянские руководи­тели меня колхозные не поддержат...». Ср. с другой стороны — апло­дисменты как форма выражения согласия с выступающим. В речи Н. Шмелева реализуется установка на кооперативность общения с за­лом (ср. многочисленные случаи употребления инклюзивного «мы»). Текст имеет много «примет» (в частности, прямые обращения к залу), которые говорят о его диалогической природе, т. е. это «диалог в монологе».

Информативное содержание выступления подчинено стремлению воз­действовать на адресата, убедить его в своей правоте. Отсюда публицисти­ческий характер речи, отбор соответствующих речевых средств (экспрес­сивная, часто сниженная, фразеология, метафоры, оценки и т. п.):

нам сейчас не до жиру, необходимо перестать сидеть на двух сту­льях, перебиваться с хлеба на квас, весь сыр-бор идет о том..., поста­вить на кон: вылезти из ямы, в которую мы попали,' в экономике мы постро­или сумасшедший дом и продолжаем жить по законам сумасшедшего дома;

замшелые идеологические догмы, грабительский уровень цен, опять нервы, опять самоедский подход;

(закон) не успел родиться, а фактически уже парализован; пред­приятие, которое высунулось из рядов; стремление задушить, уду­шить все; президент нам нужен не для того, чтобы давить голодные бунты.

В тексте отчетливо реализуются побудительные коммуникативные установки говорящего (Может быть поставить на кон/ рискнуть; Пора кончать с этой искусственной поддержкой лежачих хо­зяйств ; Необходимо перестать оглядываться на каждом шагу на те замшелые идеологические догмы и др.).

В выступлении прослеживается тезисный принцип построения текс­та. Его тематическое развертывание идет в следующем направлении. Выступление начинается с «обязательной части» — ответа на постав­ленный на съезде вопрос об утверждении поста президента СССР («я хочу недвусмысленно поддержать установление президентской власти в нашей стране»). Далее следует аргументация позиции (президент­ская власть как политическое условие успешности экономических пре­образований). Затем Н. Шмелев переходит к «своей» теме — рассмот­рению экономических проблем, которые неизбежно придется решать президентской власти. Это проблемы выбора пути экономических пре­образований («необходимо перестать сидеть на двух стульях»), осво­бождения экономики от идеологии, а также создания законодательной базы (налоговое законодательство, закон о собственности), которая бы дала простор новым формам экономической жизни. Заключительная часть перекликается с темой вступления («зачем нам нужен президент»).

Характер синтаксического построения, оговорки, повторы и неко­торые другие погрешности речи обусловлены устной формой речи, ус­ловиями протекания речи (цейтнот — «Я сейчас тороплюсь...»), а так­же эмоциональным напряжением оратора.

Тема выступления — кризисное состояние экономики и пути его преодоления — обусловливает присутствие экономической и полити­ческой лексики:

экономика, развал экономики, кризис, формы экономической жиз­ни, аренда, закон, доходы, налоговые нормы, ценовая реформа, финан­совая реформа, двойные цены, закупочные цены, хозяйство, лежачие хозяйства, малые производственные хозяйства, товарная продукция, товарный фонд продукции, кооператив, государственный сектор, общественная и частная собственность, акционерная собственность, эксплуатация, эксплуататор, предприятие, мелкие частные предпри­ятия, эксплуатация, рабочая сила, наемная рабочая сила, фермеры, технические разработки, научно-технический прогресс, сфера обслу­живания;

государство, президент, правительство, правительственные кру­ги, двойственная политика, многопартийная система, договор о феде­рации, прямые выборы, политические гарантии, юридическая систе­ма, закон.

Текст

Товарищи! Я/ хочу недвусмысленно поддержать/ установление президентской власти в нашей стране// Это нужно нам и в долгосроч­ном историческом плане/ в такой многонациональной сложной стране всегда должен быть верховный арбитр/ избранный всем народом// Это особенно нужно нам и исходя из того/ я надеюсь/ краткосрочного кри­зиса/ в котором мы сейчас находимся//

... все больше и больше мы ощущаем вакуум/ решимости/ ва­куум политической воли/ и вакуум власти/ в наиболее болезненной сфере/ в экономике/ где процесс развала экономики/ развала под воз­действием ошибок совершенных уже в новое время/ мы пока не можем ни остановить/ ни даже по-моему/ заметно притормозить// Вот на-а тех экономических проблемах/ которые неизбежно придется как мне кажется решать президентской власти/ я и хотел бы остановиться//

Я глубоко убежден что-о/ сегодня для нас/ проблемой номер один является наше ухудшающееся экономическое положение// Мы долж­ны/ сказать/ всю правду как бы она горька ни была// В экономике мы построили сумасшедший дом/ и мы продолжаем жить/ по законам сума­сшедшего дома// И пока мы не вернемся к нормальному/ человеческо­му здравому смыслу/ нормальным человеческим законам/ экономи­ческой жизни/ мы из этого кризиса в котором мы находимся не/ не/ не выйдем//

... Что мне кажется сейчас наиболее всего необходимо? Необхо­димо наконец определиться// Необходимо наконец перестать сидеть на двух стульях// Необходимо перестать оглядываться на каждом шагу на те/ замшелые идеологические догмы которые нас держат/ и/ вер­нуться к тому что/ все что/ эффективно экономически/ все полезно/ все должно быть// Потому что нам сейчас/ не до жиру/ не до идеологи­ческих так сказать споров// Лишь бы вылезти из этой/ из этой ямы/ в которую мы попали// Нам прежде всего необходимо дать наконец про­стор тем нормам/ тем новым формам экономической жизни/ которые так пытаются пробить себе дорогу/ и так/ и так это получается с тру дом// Я имею в виду тот самый закон об аренде/ который/ не успел родиться а фактически уже парализован/ я имею в виду движение к акционерным формам/ я имею в виду и психологию/ многих наших правительственных кругов// Например/ очень много будет зависеть/ от того закона о налогах/ который сейчас разрабатывается и видимо скоро будет принят// Но в этом законе опять старая психология/ что/ правительство/ не/ зада.../ первой задачей правительства не обеспе... не то чтобы обеспечить максимальный рост доходов в стране/ неважно откуда он произошел/ лишь бы/ его было больше// А удушить все// И/ личность/ и предприятие которое высунулось/ из/ из рядов// Я хочу заранее предупредить// Те нормы налоговые/ которые заклады­ваются в новый на... налог это не стимулируют (поправляется) закон/ это не стимулирующие активность и эффективную работу экономичес­кую нормы/ а это опять/ стремление за-ду-шить// (аплодисменты)

... Я понимаю что крестьянские руководители меня колхозные не поддержат/ но пора кончать с этой искусственной поддержкой ле­жачих хозяйств за счет двойных цен// Это/ одновременно конечно/ необходимо повысить и закупочные цены// Это понятно// Грабитель­ский уровень сейчас// Но и искусственная поддержка через цены/ ког­да только благодаря ей/ семьдесят процентов примерно наших хозяйств кое-как перебиваются с хлеба на квас/ наверное надо оставить их са­мим себе// Пусть/ либо самораспускаются/ либо отдают землю ферме­рам/ малым производственным хозяйствам/ не от них зависит товар­ный фонд продукции в стране// Тридцать процентов хозяйств дают восемьдесят процентов товарной продукции в стране// Семьдесят дают двадцать// Может быть поставить на кон/ рискнуть эти двадцать про­центов/ но создать атмосферу нормальной/ творческой так сказать де­ятельности и в нашей деревне// Освободить ее наконец от всех остат­ков крепостничества//

Я хочу выразить свое несогласие и с двойственной политикой пра­вительства в отношении кооперативов// Опять нервы/ опять идеология/ опять самоедский подход к этой проблеме// Они нам не нравятся// Какая-то часть из них воры/ но если уж на то пошло самый главный вор в нашей экономике/ это государственный сектор// Коопера­тивы за... менее чем за три года увеличили производство с двух милли­ардов до сорока миллиардов э-э рублей// И/ этот темп/ если этот темп сохранится/ если этот темп сохранится/ в этом году будет прирост поч­ти такой же/ как дает государственный сектор производства//

Далее/ я хотел бы все-таки высказаться несколько слов/ по поводу так пазы... нашего нового закона о стоимости// (поправляется) О соб­ственности// Правительство навязало этому закону шестой пункт/ где э-э о недопущении эксплуатации// Опять мы обманываем самих себя// Самый свирепый эксплуататор у нас/ и был и есть/ это государ­ство// Без эксплуатации ни одна экономика жить не может// Мы воз­вели в абсолют конфликт/ который во всем мире/ уже постепенно сни­мается// Конфликт между общественной и так называемой частной собственностью// По сути дела/ вся.../ весь сыр-бор идет о том/ позво­лить/ мелкие частные предприятия/ с числом рабочей силы скажем/ пятьдесят/ ну/ максимум сто человек/ де... действовать в тех облас­тях/ где они дают максимальный эффект// Это/ в области/ научно-технического прогресса/ технических разработок/ и/ в сфере обслужи­вания// Можно установить государственный так сказать потолок// Дошли до ста/ человек наемных рабочей силы/ пусть это будет потом акционерная/ акционерная собственность//

Точно также/ я очень тороплюсь сейчас/ но/ нам не обойтись без таких непопулярнейших исключительно трудных шагов/ как ценовая реформа/ хотим мы этого или не хотим но дело с места не сдвинется без нее/ нам необходи... не обойтись без глубокой финансовой реформы//

... Конечно стоит вопрос/ и я понимаю/ о гарантиях// Но во-первых гарантии это процесс товарищи// И в будущем/ если у нас будет многопартийная система/ если мы реши.-.э-э/ новый договор о федерации/ если прямые выборы/ я думаю что достаточно будет поли­тических гарантий// Но даже не это главное// Что бы мы ни писали на бумаге/ главная гарантия/ и единственная гарантия/ если изменится жизнь к лучшему// Если она не изменится к лучшему/ любая идеаль­ная система юридическая все равно рухнет// Нам нужен президент не для того чтобы давить голодные бунты/ а нам нужен президент для того чтобы как-то помочь жизнь сделать лучше// Спасибо за внима­ние//

Г. Явлинский. (Фрагменты телевизионного интервью, которое дал Г. Явлинский Б. Курковой после заседания круглого стола по пробле­мам экономики. Апрель 1991г.)

Комментарий

Жанр интервью предполагает интерактивное взаимодействие парт­неров в форме «вопрос — ответ», ориентированное на двойного адреса­та (непосредственного собеседника и массового зрителя).

Тематическое развитие текста подчинено логике мысли. В первом фрагменте это ответ на вопрос — как вы оцениваете антикризисную программу правительства. Следует четко аргументированный ответ, опирающийся на понятие кризиса и характеризующих его составляю­щих. Оценка программы естественным образом вытекает из этих рас суждений. Вопрос, который послужил стимулом для ответа во втором фрагменте, сформулирован достаточно неопределенно: К. Вот скажите пожалуйста/ как вы относитеь к тому что он [акад. Шаталин.] сказал/ что мы зубами вобщем не вгрызались в тех кто/ дробил нашу программу («500 дней»)? И что теперь/ мы будем стоять как говорится за новую/ программу/ насмерть// Вот/ как вы собираетесь стоять на­смерть? Явлинский переводит этот вопрос в плоскость рассуждений о стратегии и тактике осуществления экономических реформ и четко определяет свою позицию.

Для Г. Явлинского характерно ясное, подчеркнуто логичное по­строение речи с четко проработанной системой условных, причинно-следственных связей, вербализуемых союзами: ... если это програм­ма антикризисная/ то первое что мы должны увидеть/ и должны по­нять/ что такое кризис/ какие его составные части//; Раз я вижу те­перь задачу/ значит я должен делать шаг в этом направлении//; .. оказалось нет/ следовательно и др.

Речевое поведение Г. Явлинского отличается непринужденностью, быстротой интерактивной реакции (что особенно проявилось в послед­ние годы в его политической деятельности). Его речи свойственны метатекстовые отступления, говорящие о внимании к слову, готовности и умении пошутить, вступить в языковую игру:

Я именно употребляю слово катастрофа хотя я не люблю силь­ные слова; И теперь я уже спокойно могу говорить это слово (инфля­ция) не-е э-э нуждаясь в специальных объяснениях потому что любой может выйти на улицу и увидеть что такое когда растут цены и ничего нет на прилавках//; ... я не... не считаю что обязательно все надо делать насмерть/ я вообще-то считаю что чем больше людей не умирает тем лучше/ вот/ э-э и поэтому вот эта терминология/«бороться»/ «на­смерть»/ «отдать все силы» / и все другое/ вот она у меня вызывает улыбку/ потому что мне всегда кажется/ ну отдам я все силы/ дальше что будет? (К. смеется) Потом-то что?

Образное словоупотребление, помогающее наглядно представить предмет своих профессиональных интересов, является отличительной особенностью языковой личности Г. Явлинского:

Я. ... А дальше принцип велосипеда// К. Двигаться вперед// Я. Двигаться/ и все время двигаться// Все время/ в экономике/ помо­гать политике/ политике помогать экономике/ тогда он едет// Иначе падает//; Вот это и есть инфляция// Это очень опасно/ вообще в мире ее называют социальным раком// Потому что он имеет такие метаста­зы/ эта болезнь/ которые распространяются на все// На общественную жизнь/ на политическую жизнь/ и так далее и так далее// Вот/ это очень опасно//. Можно заметить, что медицинская сфера — одна из излюбленных зон в ассоциативном пространстве: Мы получили при­вивку в Тбилиси/ мы получили прививку в Вильнюсе/ нас постоянно прививают то в Средней Азии/ то в Северной Осетии/ К. Ну почему/ 28 марта [дата первого ввода в Москву танков. .] нас и в Москве пытались привить// Я. Вот э-э/ да/ шприц заготовили значит боль­шой// Вот (со смехом) мы даже подошли к этому шприцу вот/ показа­ли как мы будем прививаться если что//

Тема интервью определяет лексические характеристики текста. В нем представлена следующая специальная лексика:

экономическая — экономика, экономическая программа, антикри­зисная программа, экономические реформы, кризис, бюджет, казна, спад производства, производство продукции, безработица, инфляция, цены, деньги, банкротство, внешний платежный баланс, долги, внеш­ний долг;

политическая — общественная жизнь, политическая жизнь, по­литическое устройство, страна, политическая конструкция стра­ны, механизм реализации, общество, конфликт, переговоры, история, память одного поколения, договор, безоговорочная капитуляция. Текст

К. В ближайшее время будет представлена программа/ и даже ког­да мы с вами выйдем уже в эфир она/ собственно будет и обсуждена// Программа которую вы читали// Программа президента/ выхода из кризиса// Как Вы ее оцениваете?

Я. Ну/ я думаю что это/ она называется «Программа действий ка­бинета министров СССР э-э по преодолению кризиса»// Вот/ как-то так// Вообще если говорить серьезно/ у меня есть такое впечатление/ что нам показали что-то не то/ что будет на самом деле что-то другое// Мне трудно воспринимать программу в которой нет/ ни одной цифры// Вернее там так// Там есть цифры/ значит одна цифра обозначает 1991 год/ потом есть цифра обозначающая второй квартал/ потом третий// А больше никаких цифр в Программе вообще нет//

К. Вы человек который кажется э-э стереотипами такими не засло­нен// Это ведь раньше цифры были/ но они ничего не значат//

Я. Это верно// Это верно/ но все-таки в экономической программе/ когда ее называют антикризисной/ нужно/ хотя бы в анализе/ не обя­зательно говорить что мы достигнем э-э там того-то того-то в какой-то период / но мы обязательно должны оценить ситуацию/ сделать неко­торый прогноз хотя бы на короткий промежуток времени// И-и пока­зать людям за что мы берем ответственность// За какие так сказать шаги/ в какой мере/ мы собираемся это преодолевать или действовать и так далее// Вот/ поэтому мне кажется что наверно/ э-э у кабинета есть что-то еще// Потому что не может быть чтобы это было все//Но/ дело вообще говоря не в этом//

Дело в том что/ если эта программа антикризисная/ то первое что мы должны увидеть/ и должны понять/ что такое кризис/ какие его составные части// Э-э как минимум мы должны определить/ чисто с профессиональной точки зрения/ положение дел в следующих основ­ных моментах//

Первое/ катастрофа с бюджетом// Я именно употребляю слово ката­строфа хотя я не люблю сильные слова потому что я действительно не знаю как это назвать// Значит/ э-э председатель Госбанка СССР/ ми­нистр финансов СССР/ председатель Госкомцен СССР написали и под­писали такую бумагу о том что казна пуста// И раздали ее депутатам// Это всем известно/ да? В России тоже поняли/ о чем мы с вами говори­ли несколько месяцев назад/ что вся эта история с бюджетом была м-м как бы ее помягче назвать/ вобщем было не то что надо// Короче и там с бюджетом не получилось/ и с бюджетом не получилось нигде// Зна­чит надо что-то с ним делать// Вот начинаем рассуждать об этом//

Вторая проблема это спад// Все-таки мы ожидаем спад 12 процен­тов в первом квартале/ это много//

К. Спад производства//

Я. Спад производства/ да// Это много/ это значит уже двенадцать процентов/ на двенадцать процентов уменьшилось производство про­дукции// Раз у нас такой спад/ значит нам/ грозит/ безработица// Значит она уже проявляется в чем-то/ она вот вам третья проблема/ это безработица//

Четвертая проблема это инфляция// И теперь я уже спокойно могу говорить это слово не-е э-э нуждаясь в специальных объяснениях пото­му что любой может выйти на улицу и увидеть что такое когда растут цены и ничего нет на прилавках// Это значит что его деньги просто не нужны// Вот это и есть инфляция// Это очень опасно/ вообще в мире ее называют социальным раком// Потому что он имеет такие метаста­зы/ эта болезнь/ которые распространяются на все// На общественную жизнь/ на политическую жизнь/ и так далее и так далее// Вот/ это очень опасно//

Ну и наконец// Страна/ близка к банкротству во внешнеэкономи­ческих делах/ вот э-э это внешний э-э баланс/ платежный/ значит мы в долгах/ мы не знаем как их платить// Ну/ вот скажем/ бюджет/ спад/ безработица/ инфляция/ внешний долг// Вот/ признаки кризи­са// Вот признаки э-э которые если их соединить все вместе/ они же действуют дополняя друг друга/ тем самым усиливая/ вот это и есть то состояние в которое мы попали// Имеется в виду что программа долж­на ответить на эти вопросы//<...>

К. Шаталин когда вы получали премию/ вот последнюю/

Я. Всего одну//

К. за программу «500 дней»/ ну пусть одну/ но все-таки была пре­мия// Не знаю насколько она престижна/ но

Я. Она очень приятна//

К. Хорошая/ да/ премия//

Я. Приятно/ да//

К. И телефон подарили вам/ тоже/ да//

Я. Телефон/ особенно было приятно тем у кого нет телефона дома//

К. (смеется) Понятно//

Я. Дома у него есть теперь телефон/ аппарат в смысле/ но номера по-прежнему нет//

К. Вот скажите пожалуйста/ как вы относитесь к тому что он ска­зал/ что мы зубами вобщем не вгрызались в тех кто/ дробил нашу программу? И что теперь/ мы будем стоять как говорится за новую/ программу/ насмерть// Вот/ как вы собираетесь стоять насмерть?

Я. Я лично собираюсь ст... вообще-то я не... не считаю что обяза­тельно все надо делать насмерть/ я вообще-то считаю что чем больше людей не умирает тем лучше/ вот/ э-э и поэтому вот эта терминология/ «бороться»/ «насмерть»/ «отдать все силы» / и все другое/ вот она у меня вызывает улыбку/ потому что мне всегда кажется/ ну отдам я все силы/ дальше что будет? (К. смеется) Потом-то что? Как быть? Вот/ э-э это значит/ что действительно/ была такая мысль// Что/ политичес­кое устройство/ политическая конструкция страны/ позволит начать серьезные экономические реформы// Оказалось нет// Следовательно/ в смысле Шаталина для меня «стоять насмерть» это значит/ не сказать что все/ все пропало/ в таких условиях экономикой заниматься неза­чем/ все// А это значит/ что ну/ раз я вижу теперь задачу/ в том чтобы к этой программе снабдить ее механизмом реализации в политическом смысле/ значит я должен делать шаги в этом направлении// И мобили­зовать своих коллег/ своих товарищей/ на то чтобы мы подумали и предложили э-э обществу или кому/ как пройти этот период/ как избе­жать э-э конфликта вот того который никому не... невозможно будет пережить//

Ну/ вот я сегодня говорил// Все войны кончаются переговорами// Нельзя ли как-то вот сразу перейти к переговорам? Ведь мы же полу­чили прививку// Мы получили прививку в Тбилиси/ мы получили

прививку в Вильнюсе/ нас постоянно прививают то в Средней Азии/ то в Северной Осетии/

К. Ну почему/ 28 марта нас и в Москве пытались привить//

Я. Вот э-э/ да/ шприц заготовили значит большой// Вот (со сме­хом) мы даже подошли к этому шприцу вот/ показали как мы будем прививаться если что// Ну хватит// Ну хватит// Ну у нас такая корот­кая история// Мы так недавно прошли э-э все/ даже я не могу словами передать// В конце двадцатых/ в тридцатых/ в сороковых/ в пятиде­сятых// Ну/ ну совсем же недавно/ это же память одного поколения// Давайте попробуем/ один раз// Зная/ что в конце всякой войны/ дого­вор// Я уже говорил сегодня// Даже/ даже при безоговорочной капи­туляции все равно дело кончается переговорами// Ну давайте/ догово­римся что/ сразу мы это дело перейдем/ и сразу перейдем к перегово­рам// Ну вот// А дальше принцип велосипеда//

К. Двигаться вперед//

Я. Двигаться/ и все время двигаться// Все время/ в экономике/ помогать политике/ политике помогать экономике/ тогда он едет// Иначе падает//

4.3 Художественная литература

Способы и цели включения экономических терминов в ткань художе­ственного произведения (ситуативные включения, включения, обуслов­ленные определенным стилистическим заданием, включения терминов в образно-переносном употреблении, случайные вкрапления и др.) за­служивают специального, более подробного рассмотрения. Можно за­метить при этом, что в основе многих сюжетов и сюжетных линий лежат собственно экономические отношения (ср. классический пример «Мертвые души» Гоголя; отражение ситуации найма в «Сказке о попе и о работнике его Балде» и др.).

В рамках данной работы приведем небольшой фрагмент из «По­хождений Чичикова» М. Булгакова. Выбор (естественно, помимо художественных достоинств) обусловлен прежде всего тем, что описывае­мая ситуация легко проецируется на события дня сегодняшнего.

Во фрагменте представлена следующая экономическая лексика:

трест, ссуда, пайщик, кооператив, недвижимость, продать, взять подряд, деньги, арендуемое предприятие, товары, запасы, миллиарды.

«...Далыше же карьера Чичикова приняла головокружительный характер. Уму непостижимо что он вытворял. Основал трест для вы­делки железа из деревянных опилок и тоже ссуду получил. Вошел пайщиком в огромный кооператив и всю Москву накормил колбасой из дохлого мяса. Помещица Коробочка, услышав, что теперь в Москве «все разрешено», пожелала недвижимость приобрести; он вошел в ком­панию с Замухрышкиным и Утешительным и продал ей Манеж, что против Университета. Взял подряд на электрификацию города, от ко­торого в три года никуда не доскачешь, и, войдя в контакт с бывшим городничим, разметал какой-то забор, поставил вехи, чтобы было по­хоже на планировку, а насчет денег, отпущенных на электрификацию, написал, что их у него отняли банды капитана Копейкина. Словом произвел чудеса.

... Крикнули инструктора Бобчинского:

— Катись на Тверской бульвар в арендуемое им предприятие и во двор, где его товары, может, там что откроется! Возвращается Бобчинский. Глаза круглые.

— Чрезвычайное происшествие!

— Ну!!

— Никакого предприятия там нету. Это он адрес памятника Пуш­кину указал. И запасы не его, а «Ара». Тут все взвыли:

— Святители угодники! Вот так гусь! А мы ему миллиарды!! Вы­ходит, теперича ловить его надо! И стали ловить.»

4.4 Мемуарная литература

Мемуарная литература позволяет взглянуть на события сегодняшнего дня сквозь призму дней минувших и увидеть среди нового много хоро­шо забытого старого.

Чрезвычайно интересный материал по развитию предприниматель­ского дела в России в конце XIX — начале XX века в России содержит книга П. А. Бурышкина «Москва купеческая». В ней широко представлена экономическая терминология, активно упот­ребляющаяся и в современной речи. Так, в приводимом фрагменте это следующие слова: торгово-промышленная деятельность, торговля, мелкая промышленность, выучка, стаж, низшие формы торговли, «враз­нос и в развоз», мелкая розница, уровень потребностей, ассортимент товаров, товар, потребитель, продать, достать, снабжать, снабже­ние. Тема, отражаемая в приводимом тексте, — о необходимых условиях начала предпринимательской деятель­ности в России — актуальна и в наши дни. К числу таких условий, говоря современным языком, относится знание рынка (проведение мар­кетингового исследования) и наличие инициативы.(17,169)

Уместно сказать, прежде всего, о той подготовке, которую требо­вала жизнь для начала торгово-промышленной деятельности в России, а может быть, даже установить, нужна ли была на русской земле вооб­ще, для занятия торговлей и мелкой промышленностью, какая-нибудь выучка или какой-нибудь стаж. Если обратиться к низшим формам торговли, — тому, что называлось «в развоз и в разнос», и даже к мелкой рознице в деревне, то без большой погрешности можно утверж­дать, что для нее в сущности никакой подготовки не требовалось. При том низком, с европейской точки зрения, уровне потребностей, кото­рый был у большинства русского крестьянского населения, ассорти­мент товаров, которым нужно было снабжать деревню, был невелик и несложен; его нужно было знать, и лишь знание его являлось для тор­говца самым важным. Получение такого знания приобреталось опытом и наблюдением за окружающей жизнью. Благодаря большому разнооб­разию русского населения с точки зрения этнографической, отдельные национальности сильно различались по своим вкусам и привычкам. Но кто знал вкус своего потребителя, тот мог уже действовать, так как в деревне было труднее продать, чем для деревни достать.

Поэтому почти любой крестьянин данного села мог начать у себя на месте торговлю, так он знал хорошо уклад жизни своих односель­чан, то есть, проще говоря, свой собственный. А так как в каждой деревне оказывались крестьяне мало привязанные к земле по своим склонностям, смотревшие на свою сельскохозяйственную работу, как на тяжкую обузу, то им всегда, при наличии некоторой инициативы, представлялся естественный выход в торговлю. Они ездили в ближай­ший город за товаром и начинали у себя на месте снабжение им своей деревни и ее окрестностей. Таким образом, до последнего времени, не город шел со своим товаром в деревню, а деревня шла за ним в город сама».

Другим ценным источником этнографического и социологического материала является книга Евг. Иванова «Меткое московское слово» В ней широко отразилась городская профессиональная речь, в том числе в ряде экономических ситуаций, прежде всего куп­ли-продажи. Здесь можно найти описание и примеры реализации на уровне текста разных речевых стратегий продавца и покупателя.(17,91)

Книга содержит много метких психологических наблюдений, не потерявших актуальности и в наши дни. По записям можно устано­вить определенную «таксономию» покупателей — покупатель глазами продавца, напр.: «Покупатель «давай ход!» Цену спросит и бегом...; Есть еще покупатель, на которого смотреть нельзя. Он подойдет, а вы в сто­рону отвернитесь, будто знать его не хотите... Он от обиды и купит;

Любителя сразу узнаешь: с виду чудак чудаком — пальто рваное, шля па маслом залита, а калоши текут. Денег нет, а нос на все полки пере­сует; Любитель есть такой на книгу злой, что, если денег нет, украсть ее может!»(21,76)

Приведем также описание некоторых приемов и способов воздей­ствия на покупателя, цель которых — заставить совершить покупку:

Путальник, «боец» — уличный продавец книги, в системе продажи которого особое приставание к прохожим; Продавать в подторжку — допускать при уличной покупке какой-либо книги своего, фиктивного, заинтересованного в вознаграждении, приобретателя, который подни­мал бы на нее цену и вызывал этим азарт и соревнование настоящего коллекционера (прием, широко используемый современными «наперс-точниками», уличными карточными шулерами и т. п.); способ, полу­чивший название «брать на конфуз»:

«А потом букинисты знали и способ, как быстро учинить за "ба­рахло" расчет со своим клиентом. И способ верный! Встретит кредитор своего покупателя в компании знакомых или просто при посторонних лицах, развязно подойдет к нему и начнет громко, с обидой в голосе, говорить:

— Эй, должник, должник! Что же деньги не платите, должок есть за вами. Долго, долго не несете и сами пропали. Пора, пора! Нехорошо так делать, очень нехорошо!

Не ожидающий подобного выступления растеряется, сконфузится и поскорее поспешит отдать имевшиеся при себе, часто последние деньги».(17.145)

4.5 Финансовая метафора в политической речи

Современная лингвистика рассматривает метафору как основную ментальную операцию, как способ познания и оценки мира. Человек мыслит метафорами, выражается метафорами.

Финансовая метафора издавна используется в русском политическом языке. Активизация связана с усилением роли товарно–денежных отношений в новых социальных условиях.

Активное использование финансовой метафоры при оценке политической реальности – это один из способов манипулирования общественным сознанием.

Рассмотри систему фреймов финансовой метафоры в современной политической речи.

1. «Деньги (капитал) и товары».

Политический авторитет, политические возможности человека или организации нередко метафорически обозначают как капитал, при использовании которого можно ожидать получения дивидендов: «Всю реальную политическую прибыль от такого симбиоза получают только верхние этажи КПРФ. Они ж ее и делят. (К.Сергеев). «Советник президента вообще заговорил о банкротстве либеральной экономической политики» (С.Михайлов).

В экономической терминологии товар – это продукт труда, произведенный для продажи. В современной политической реи в качестве товара метафорически могут быть представлены авторитет политика, его голос в парламенте, честь, совесть и другие пользующиеся спросом качества.»Политические товары» иногда служат предметом экспорта или импорта: «Поддерживать стиль неперспективного кандидата – это бездумное разбазаривание политических ресурсов (В.Андреев); «Наши солдаты не должны умирать во имя экспорта реформ» (В.Костиков).

2. «Субъекты экономической деятельности»

В экономической теории субъекты экономической деятельности – это люди или организации, занимающиеся товарно-денежными операциями.

Для успешной реализации основной экономической формулы «Товар – Деньги – Товар» общество создает специальные структуры: финансовые компании, акционерные общества, биржи, ярмарки, базары, магазины, которые организуют финансовые потоки. К числу подобных учреждений, казалось бы, не относятся политические партии, парламенты, избирательные комиссии, однако это ограничение не действует по отношению к метафорическому изображению современной рос. Политической жизни: «Рос. Парламент сегодня – это большая биржа, где депутаты зарабатывают деньги» (Е.Глушакова); «Госдума – своеобразное акционерное общество, контрольный пакет в ней Кремль никому отдавать не собирается» (О. Лурье).

3.«Экономическая деятельность».

Как известно, финансовые учреждения создаются для того чтобы получать доход от кредитов и инвестиций в прибыльные проекты. Все это создает основу для регулярных метафорических преобразований: «никаких дивидендов от этой бурной деятельности не достается только тем, кто оплачивает работу политиков, рядовым налогоплательщикам» (М.Ростовский). «У России были неприятности, но политический баланс для нас положительный: прибыль существенно превышает убытки» (С.Карганов).

Государство организует финансовую деятельность: оно при необходимости проводит девальвацию и ревальвацию национальной валюты. Все эти понятия метафорически используются для обозначения политических реалий: «Нам грозит девальвация духовных ценностей, результаты которой могут быть страшнее любой инфляции» (Н.Сорокин); «После упразднения федеральных округов признательность губернаторов конвертируется в голоса избирателей этих регионов» (С.Михайлов).

Рассмотренные материалы показывают, что финансовая метафора в последние годы действительно превратилась в одну из ярких примет русской речи.

Эти процессы вполне закономерны: источниками метафорической экспансии и метафорического притяжения обычно становятся понятные сферы, которые очень актуальны и вызывают их повышенный интерес.

Показательно, что при использовании финансовой метафоры авторы, как правило, не прибегают к навыкам и другим знакам предупреждения о необычном использовании слова.


Вывод

Употребление экономической терминологии актуализируется в широком спектре коммутативных ситуаций и жанрах речи. Центральная зона функционирования экономической лексике является специальная речь в письменной и устной форме. Причем экономические термины употребляют и экономисты и неспециалисты, в активный запас которых они попадают. Массовый адресат характерен для СМИ, а также для некоторых жанров городской речи – вывесок реклам, объявлений. Особой зоной функционирования экономической лексики является литература мемуарная и художественная.

Заключение

Современная эпоха актуализировала многие процессы в языке. Язык и общество, как пользователь языка, неразрывно связаны, но при этом имеют свои собственные законы жизнеобеспечения.

Так появление чего-то нового в жизни общества, точно так же, как и познание новых предметов и явлений ,вызывает необходимость номинации, что влечет за собой образование в языке новых слов и выражений или образование новых значений в ранее существовавших единиц лексике.

Развитие экономической терминологии зависит от социальных условий, в данном случае - переход на рыночные отношения. Но в то же время развитие лексики определяется внутриязыковыми факторами, связанными с системным характером языка.

Так основными способами создания экономических терминов остались в русском языке теми же, какими они были прежде: словообразование, словосложение, образование составных наименований, заимствование. Все эти способы активно используются при назывании новых реалий. Существенным, влияющих на образование лексических неологизмов становятся, в частности, все более расширяющиеся международные экономические связи, способствующие увеличению фонда лексической системы.

Хотя экономические реформы не едут к созданию принципиально нового языка, однако значительно увеличивают терминологический фонд, который в свою очередь обогащает обще литературный словарь путем детерминологизации, где важным условием для жизнеспособности являются системные качества, способствующие выработке целесообразных и удобных средств выражений.

На ряду с неологизмами значительная часть слов уходит в прошлое, другая часть претерпевает разнообразные переосмысления, семантические и стилистические сдвиги.

Представленные процессы в современной лексике иллюстрируют активную социальных факторов в экономической терминологии – и в области семантики и в стилистических сдвигах, и в активизации иноязычных заимствований. Современная лексика отражает время становления новой экономики. Языковая динамика представлена новыми словами:

конверсия,

бизнес,

холдинг,

маркетинг;

возвращением старых слов в актив:

приватизация,

коммерция;

актуализация слов:

прибыль, депозит, наличные.

Уход слов в пассив языка: сверхплановый, соцсоревнования, все это дает ощущения движения в лексическом составе языка.

Рассмотрение специфики в словообразовательных процессов экономических терминов обнаружило заметную интенсивность их протекания. Несмотря на стабильность и традиционность основных способов словообразования, результаты словообразовательных процессов по количеству полученных экономических новообразований оказались значительны. Особенно активными является производство абстрактных имен, дифференцированных по роду деятельности (риэлтер, аудитор, менеджер).

Активны в качестве базы словопроизводства слова, связанные с развитием рыночных отношений (бизнес, банк, предприниматель), расслоение населения в материальном плане (бюджетник, платник, олигарх).

Высокую продуктивность обнаруживают словообразовательные элементы иноязычного происхождения.

Употребление экономической терминологии актуализируется в широком спектре коммутативных ситуаций и жанрах речи. Центральная зона функционирования экономической лексике является специальная речь в письменной и устной форме. Причем экономические термины употребляют и экономисты и неспециалисты, в активный запас которых они попадают. Массовый адресат характерен для СМИ, а также для некоторых жанров городской речи – вывесок реклам, объявлений. Особой зоной функционирования экономической лексики является литература мемуарная и художественная.

Литература

1. Алексеев Л.Н.Термин как категория общего языкознания \\ Русский филологический вестник. – М.,1998; Т.83, №1 – 35с

2. Баранов А.Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю). – М., 1991;117с

3. Валгина Н.С. Активные процессы в современном русском языке. – М.,2001; 304с.

4. Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. – М.,1972

5. Володина М.Н., Когнитивно – информационная природа термина. – М.,2000; 84с

6. Граудина Л.К. Вопросы нормализации русского языка. – М.,1980; 171с

7. Гринев С.В. Введение в Терминоведение. – М.,1993; 164с

8. Даниленко В.П. Русская терминология. Опыт лингвистического описания. – М.,1997; 125с

9. Ермакова О.П. Лексические значения производных слов. – М.,1994

10. Земская Е.А. Словообразование как деятельность. – М.,1992; 120с

11. Костомаров В.Г. Русский язык в иноязычном потоке \\ Русский язык за рубежом - № 2 – 1993; 6-9с

12. Костомаров В.Г. Языковой вкус эпохи – М.,1994; 204с

13. Крысин Л.П. Иноязычный термин в русском просторечии \\ Филологический вестник - № 5 – 1995; 125-127с

14. Лейчик В.М. Люди и слова – М.,1982; 161с

15. Мискевич Г.И. К вопросу о норме в словообразовании \\ Грамматика и норма – М.,1997., 116с

16. Новодранова В.Ф. Когнитивный подход изучению терминологии \\ Терминоведение - № 1 – 3 – 1997., 13-14с

17. Русский язык конца XX столетия (1985-1985) – М.,2000.,480с

18. Русский язык и советское общество. Лексика современного русского языка – М., 1968.,187с

19. Сергеева Е.Ф. Заимстовования в социолингвистическом аспекте \\ Русская речь - № 5 – 1996 – 42-49

20. Тимофеева Г.Г. Новые английские заимствования в русском языке – СПб.,1995., 118с

21. Улуханов И.С. Словообразовательная семантика в русском языке и принципы ее описания. – М.,1996

22. Шанский Н.М. Русский язык: Лексика. Словообразование - М.,1975.

Словари

1) Большой экономический словарь – М.,1999

2) Краткий экономический словарь – М.,1987

3) Современный словарь иностранных слов – М.,2002

4) Экономический энциклопедический словарь – М.,2000

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему