Культура речи - культура поведения

Современный русский язык и социальные изменения в обществе. Расшатывание традиционных литературных норм. Видоизменение языка: появление новых и возрождение старых слов; заимствование иностранных; активное "внедрение" жаргонных слов. Культура речи.

МОУ гимназия №2

Реферат на тему:

«Культура речи – культура поведения»

Выполнила: ученица 9а класса

Фокина Юлия

Учитель: Лялина

Марина Владимировна

Содержание

1. Понятие «культура речи».

2. Зависимость состояния современного русского языка от социальных изменений в обществе.

3. Расшатывание традиционных литературных норм.

4. Видоизменение языка: - появление новых и возрождение старых,

полузабытых слов;

- заимствование иностранных слов;

- активное «внедрение» жаргонных слов.

5. Культура речи – как часть общечеловеческой культуры.


Культура речи – совокупность таких качеств, которые оказывают наилучшее воздействие на адресата с учетом конкретной ситуации и в соответствии с поставленными целями и задачами.

К ним относятся основные качества речи:

- содержательность;

- точность, понятность;

- богатство и разнообразие;

- чистота, выразительность;

- правильность.

Культура речи - это раздел науки о языке, в котором рассматриваются вопросы соблюдения языковых норм и уместности употребления выразительных средств языка в речи в зависимости от разных условий общения людей.

В культуре речи выделяют две стороны:

1. правильность речи;

2. речевое мастерство.

Правильность речи – это соблюдение языковых норм современного русского литературного языка. Говорящие и пишущие с точки зрения нормы оценивают речь как правильную (норма) или неправильную (ошибка).

Речевое мастерство – это владение умением, соблюдая языковые нормы, выбирать из возможных вариантов наиболее удачный для выражения мысли и отношения. Говорящие и пишущие с точки зрения речевого мастерства оценивают речь друг друга двумя оценками: хуже, лучше (так можно сказать, но есть лучший вариант).

Яркими примерами речевого мастерства служат художественные произведения выдающихся русских писателей. Их работа с черновиками, переписывание заново страниц своих произведений, т.е. создание на основе прежних вариантов новых редакций, говорят о кропотливой работе, направленной на улучшение выразительности текстов.

Уместность выбора языковых средств для создания большей выразительности изучается в стилистике и культуре речи.

Неудачный выбор языковых средств приводит к появлению в устной речи и на письме стилистических недочетов. Говорящие и пишущие допускают следующие стилистические недочеты.

1) употребление в одном стиле речи слов, фразеологизмов, предложений, используемых преимущественно в другом стиле речи;

2) неоправданное повторение одних и тех же слов, слов с одним и тем же корнем и одних и тех же видов предложений, создающее звуковое однообразие речи;

3) тавтология (передача одного и того же по – разному), приводящая к неоправданному удлинению речи;

4) словесная напыщенность, приводящая к ложной красивости.

По мнению доктора филологических наук, профессора Скворцова Л.И., состояние русского языка в наши дни вызывает общую озабоченность.

Упреки и претензии идут от писателей и журналистов, от педагогов и актеров, общественных деятелей, специалистов – языковедов, от рядовых любителей и ценителей классической русской речи.

Социальные изменения в обществе, связанные с условиями переходного периода, изменениями в структуре общественно – политического строя, сменой форм собственности и состава активных участников коммуникации (включая бизнесменов и коммерсантов из числа «новых русских»), приводят к известному расшатыванию традиционных литературных норм.

Это выражается прежде всего в росте разного рода ошибок и вариантов, которые возникают под влиянием нелитературного просторечия, территориальных и социальных диалектов, в обилии новых (и не всегда оправданных) иностранных слов и терминов и, наконец, в стилистическом снижении современной устной и письменной речи, в заметной вульгаризации бытовой сферы общения, с настойчивыми попытками «олитературивания» грязного матерного слова.

С момента, когда в стране «разрешена» гласность и демократизация, во многом обнажилась и как бы открылась сама наша речь. Ведь мы теперь имеем возможность гораздо больше, чем прежде, видеть и слышать, каким языком пишут и говорят современники, как они выражают свои мысли и аргументы, как ведут дискуссии, как владеют литературными нормами.

Русская речь звучит на митингах, на собраниях партий и общественных движений, в обсуждениях «круглых столов» и в дискуссиях по радио и на телевидении (причем нередко в прямом эфире, без подготовки и какого – либо редактирования).

Известная «обнаженность» речи, ее смысловая, стилистическая, грамматическая и орфоэпическая ущербность вызывают живую и резко негативную реакцию со стороны образованной части общества, делают актуальными и острыми вопросы:

«Как мы говорим и пишем?»,

«Правильно – ли мы говорим по – русски?»,

«Знаем ли мы свой родной язык?».

Научная нормализация языка проходит в постоянной борьбе с двумя крайностями: пуризмом (от латинского purus – «чистый»), с одной стороны, и антинормализаторством – с другой.

Пуризм – это неприятие, решительный отказ от всего нового, от любых изменений в языке и даже консервативное их запрещение – по различным мотивам: логическим, эстетическим, идеологическим, национальным или сугубо вкусовым.

Что касается антинормализаторства , то оно представляет собой преклонение перед стихией языка, отрицание возможности сознательного вмешательства в речевую практику, воздействия общества на язык.

Как известно, крайности всегда сходятся: в основе и пуризма, и антинормализаторства оказывается субъективный языковой вкус.

Между тем к литературным нормам языка, к оценкам его фактов с точки зрения правильности – неправильности нельзя подходить по–любительски, с позиций чисто вкусовых оценок и привычек или отвлеченных теоретических рассуждений. Только на основе тщательного изучения истории литературного языка и всестороннего анализа его современного состояния и функционирования можно делать объективные выводы о тенденциях развития литературных норм, научно направлять и регулировать это развитие.

Большой вклад в повышение речевой культуры, в развитие ее теоретических проблем внесли российские ученые В.И.Чернышев, Д.Н.Ушаков, В.В. Виноградов, С.И.Ожегов, С.П.Обнорский, Г.О.Винокур, Р.И.Аванесов, А.М.

Пешковский, Л.В.Щерба, Ф.П.Филин, Б.Н.Головин, Р.А.Будагов, В.Г,Костомаров и др. Труды этих ученых помогают сохранять достигнутую высоту языка, не отрывать его от живых народных корней и незамутненных истоков.

В современных условиях русский язык видоизменяется. В нем широко и обильно появляются новые слова и возрождаются старые, полузабытые: акция, меценат и спонсор, приватизация, бартер, предприниматель, фермер, бизнес и бизнесмен, биржа, менеджер, коммерсант, маркетинг, инвестиции и многие другие. Можно полагать, что в русском языке наших дней активно формируется новый функциональный стиль – бизнеса и коммерции, товарно – денежных отношений. И это тоже яркая речевая примета современности.

Общественно – политическая деятельность уверенно «вселяет» в нашу жизнь слова парламент, консенсус, альтернатива, электорат. Новые отношения с другими странами отражены в таких словах и выражениях, как общеевропейский, межрегиональный, евразийский, политический диалог, мировое сообщество и другие.

Нормы литературного языка – не застывшие раз и навсегда формы.

Они изменяются во времени. Однако следует подчеркнуть, что при всех возможных изменениях и сдвигах русский язык устойчиво сохраняет в веках свою нормативно – литературную основу. Система литературных норм, выдвинутая и описанная еще М.В.Ломоносовым в его «Российской грамматике» (1755г.), определила всю дальнейшую судьбу русского языка и в целом сохраняется до нашего времени.

Закономерное развитие языка, его творческое обогащение надо отличать от засорения и обеднения. А засоряет и обедняет его все то, что искажает и огрубляет нашу повседневную речь, и язык художественной литературы, и речевую практику средств массовой информации – прессы, радио и телевидения. Это канцеляризмы и штампы речи, ненужные заимствования из других языков, неуместные профессионализмы и, конечно же, случаи неграмотного, неправильного или неточного употребления слов.

Рассмотрим проблему заимствований. Она для языка и речевой культуры вроде бы и старая, но в то же время вечно новая и острая. В мире практически нет языков, которые не имели бы иноязычных слов. Это и понятно. Ведь взаимодействие языков – это взаимодействие и взаимообогащение культур разных народов. Но тут следует хорошо различать заимствования уместные, необходимые, обогащающие родной язык новыми идеями и понятиями, и заимствования ненужные, неоправданные, не привносящие в речь ничего нового по сравнению с исконными словами и, следовательно, засоряющие его. В научных трудах или в языке бизнеса не обойтись без многих иноязычных по происхождению терминов. Но в обиходной речи или в публичных выступлениях они могут вызвать непонимание, неясность. К тому же большинство из них легко заменить словами русского языка. Чем, скажем, спонтанный лучше случайного или непреднамеренного и самопроизвольного ? Или паритет часто употребляют вместо равенство, равноправие. Имидж вместо образ, облик. Эксклюзивный вместо исключительный. А уж такие сочетания стилистически несовместимых слов, как спикер думы, глава администрации, супрефект округа , живо напоминают смешение французского с нижегородским.

Наша повседневная речь, к сожалению, становится грубой, стилистически сниженной. И, как это ни парадоксально, причина здесь – в тех же новых демократических условиях свободы слова и гласности.

В газетах и журналах последних лет мы почти привыкли встречать то, что раньше слышали только от активных носителей молодежного жаргона, от так называемых «городских низов», уголовных элементов. А сейчас тусовки, разборки, наезды, балдеж, беспредел, на халяву и т.д. поселились на страницах не только молодежных газет и журналов; даже в публичных выступлениях народных избранников можно услышать такие просторечные и жаргонные слова и выражения, как чернуха, перекрыть кислород, нахапать, обмазать, мозги пудрить, а иногда что-нибудь и похлеще.

Ораторы, очевидно, полагают, что высказались живо и ярко, демократично, по-новому, «по-народному». На самом же деле они проявили неуважение к слушателям и показали свое неумение найти подходящие для ситуации слова. Ведь демократия и дисциплина, права и обязанности в цивилизованном и правовом обществе неотделимы друг от друга. Как неразделимы профессионализм, компетентность человека и его культура, духовный мир.

Процессы снижения стиля речи, ее вульгарного огрубления далеко не новы, они характерны для периодов общественных переворотов, революций, радикальной демократизации укладов жизни и общения людей. Так было и после Великой французской революции, так же было и у нас после 1917 года.

В наши дни проявляются сходные языковые процессы, но есть и существенные различия в самом их содержании. В послереволюционной эпохе 20-х годов легко увидеть идеологическую подоплеку, желание классово противопоставить «пролетарский» язык «интеллигентно – буржуазному», монархическому. Что же касается наших дней, то наблюдаемые снижение стиля и огрубление речи следует объяснить скорее недостаточно высоким уровнем речевой и общей культуры становящихся хозяевами жизни «новых русских», с их коммерческим прагматизмом и заниженными представлениями о моральных и нравственных идеалах человека, личности.

В самом деле. Чем иным, как не падением уровня нравственности, можно объяснить широкое вхождение в бытовую и публичную речь слов и выражений из жаргона уголовных «малин», тюрем и лагерей?

Шмон, наехать, отмазать, закосить, наколоть… Эти отдельные словечки, бездумно используемые нашими современниками для выразительности речи, несут в себе заряд психологии и мировоззрения уголовного мира – «паханов» (хозяев) и «шпаны» (их рабов, подчиненных), «сявок», «шестерок», «шушеры» и т.п. Иллюзорная живость речи оборачивается бездуховно-рабским подчинением говорящих (и слушающих!) мировоззрению, миропониманию и психологии антиобщественного толка. И в этом смысле жаргон по-настоящему опасен.

Стилистически неразборчивое и подверженное вульгаризации речевое употребление разрушает выразительную структуру языка. В статье «Современный русский литературный язык» (1939г.) академик Л.В.Щерба писал об этом так: «Литературный язык принимает многое, навязываемое ему разговорным языком и диалектами, и таким образом и совершается его развитие, но лишь тогда, когда он приспособил новое к своей системе, подправив и переделав его соответствующим образом.

Но беда, если разнородное, бессистемное по существу новое зальет литературный язык и безнадежно испортит его систему выразительных средств, которые только потому и выразительны, что образуют систему.

Тогда наступает конец литературному языку, и многовековую работу по его созданию приходится начинать сызнова, с нуля. Так было с латинским языком, когда на его основе стали создаваться современные романские языки».

Очень хочется верить в то, что русский литературный язык не умрет в результате разрушения его стилистической системы и смысловой структуры вульгаризмами, жаргонизмами, необоснованными иноязычными заимствованиями, а то и просто неумелым с ним обращением. Многие культурные люди осознают, насколько опасна эта угроза родному языку, может быть, она остановит нас всех, заставит задуматься, научит чему-то писателей, журналистов, ученых, педагогов, общественных деятелей?

Высокая культура речи, постоянная забота о ее совершенствовании – важная часть общей культуры каждого из нас, одно из условий повышения культуры народа.

В современном русском литературном языке, как и во всяком живом, развивающемся языке, происходит интенсивное сближение традиционно – книжных средств выражения с обиходно – разговорной стихией. Однако известное «раскрепощение» и обновление литературных норм не должно приводить к их разрушению, к стилистическому снижению самой речи, к её огрублению и вульгаризации.

В этих условиях нормативность, правильность речи приобретают особое и актуальное значение.

В эпоху новейших технологий, всеобщей и полной компьютеризации, распространения видеотехники и других достижений современной цивилизации глубокое знание родного языка, владение его литературными нормами обязательно для всякого образованного человека и патриота.

Правильность речи – фундамент языковой культуры; без нее нет и не может быть ни литературного художественного мастерства, ни искусства живого и письменного слова.

Но речевая правильность имеет и более широкое значение. Наша «среда существования» (в том числе и духовная) должна быть здоровой, очищенной от «вредных примесей». В этом смысле повышение речевой культуры приобретает нравственный и общекультурный аспект. Каждый из нас в ответе за здоровье языковой среды, которую мы должны сохранить для новых поколений в чистоте и свежести, в творческом обновлении и богатстве традиций.

Высокая культура языка и выразительная повседневная речь вместе с художественной литературой прошлого и настоящего – является действенным инструментом культурного и духовного обустройства всей жизни.

Я убеждена, что каждый, кто считает себя человеком воспитанным, образованным, должен любить свой родной язык, умело владеть им и повышать свою культуру речи.

Мы должны понимать, что такое национальный русский язык, в каких формах он существует, чем книжная речь отличается от разговорной, что собой представляют функциональные стили речи, почему в языке существуют фонетические, лексические, морфологические, синтаксические варианты, в чем заключается их различие, что такое языковая норма.

По-настоящему культурный человек должен усвоить и развить навыки отбора и употребления языковых средств в процессе речевой деятельности, овладеть нормами литературного языка, его богатством.