регистрация / вход

Особенности употребления имён прилагательных в текстах современных СМИ, в материалах региональной прессы

Стилистические функции имён прилагательных. Стилистическое использование имён прилагательных в художественной речи. Употребление имён прилагательных в газетно-публицистическом стиле. Семантические ошибки при употреблении имён прилагательных в текстах СМИ.

Содержание

Введение

Стилистические функции имён прилагательных

Стилистическое использование имён прилагательных в художественной речи

Особенности употребления имён прилагательных в газетно-публицистическом стиле. Семантические ошибки, связанные с употреблением имён прилагательных в текстах современных СМИ

Заключение

Список дополнительной литературы

Введение

Стилистическое значение имён прилагательных как источника речевой экспрессии в художественной, и отчасти публицистической, речи трудно переоценить. "Качественные слова", как иногда называют прилагательные, - самая живописная часть речи. Не случайно писатели и журналисты придают важное значение точному употреблению прилагательных-определений, усматривая в этом проявление профессионализма и мастерства[1] . Стилистическое значение имени прилагательного в системе выразительных ресурсов морфологии ставит его в особое положение в сравнении с другими частями речи. Умение автора найти художественное определение нередко выступает критерием хорошего слога. Обращение к прилагательным диктуется необходимостью в деталях обрисовать внешность героя портретного очерка и в создании психологического портрета персонажа, описании его привычек, уклада жизни и т.д. В русской художественной литературе сложилась богатая традиция стилистического освоения прилагательных-эпитетов в различных описаниях, и прежде всего в пейзажных зарисовках.

Целью данной работы является выявление особенностей употребления имён прилагательных в текстах современных СМИ, в материалах региональной прессы и определение их основных стилистических функций. Актуальность выбранной темы заключается в том, в периодической печати журналисты пытаются создавать произведения, индивидуализируя свой язык, прибегая к помощи прилагательных - определений. Реальное событие может быть приукрашено, иметь эмоционально-образные добавки. Употребление имён прилагательных в этом случае может быть ненормативным и наша задача - выделить и изучить те семантические ошибки использования имен прилагательных, которые могут нести негативное значение в тексте и противоречат литературной норме. Отличие журналистики от литературы заключается как раз в том, что литература создаёт новое стилистическое, а журналистика - новое символическое. Символ соответственно невозможно представить без эмоционально-экспрессивного оттенка.

Стилистические функции имён прилагательных

Имена прилагательные решают в современных СМИ две основные задачи: коммуникативную и экспрессивную . Журналистская практика предполагает создание не только нейтральных высказываний, но и эмоционально-экспрессивных. Эмоционально-экспрессивный аспект высказывания ориентирован как на говорящего, так и на слушающего. В первом случае он позволяет выразить своё отношение к событию, во втором способствует убеждению, воздействию на волю слушающего. Здесь автор-журналист обращается к выразительным приёмам изложения, которые требуют определённых навыков письма и создают напряжённую творческую ситуацию. Образные сегменты текста рассчитаны на возможность “увидеть” написанное, осознать знак оценки. Непосредственную роль в этом играют имена прилагательные[2] . С точки зрения стилистики для имени прилагательного наиболее характерно функционирование в качестве эпитета . Это его основная функция. Так как человеческой речи по сути свойственна та или иная степень эмоциональной окрашенности, то выдвижение на первый план является вполне обоснованным. На протяжении столетий эпитет остается наиболее широко используемым стилистическим приёмом, предоставляет автору широчайший круг возможностей для выражения своего сугубо личного восприятия определяемого предмета, без чего немыслима как художественная литература, так и публицистика, не говоря уже о повседневной устной речи. Также имена прилагательные выполняют в журналистских произведениях предикативную функцию, особенно краткие формы прилагательных, включенные в составное именное сказуемое. Зачастую при создании информационного продукта журналист использует такой метод как “словесная инкрустация”, который включает в себя использование словесных украшений - аллегорий, метафор и т.д. Но эту функцию могут решить одни лишь качественные прилагательные. Их употребление сообщает речи выразительность и образную энергию. Прилагательные могут быть составляющими словесной игры или быть элементами окказиональных экспериментов.

Стилистическое использование имён прилагательных в художественной речи

В русской художественной литературе сложилась богатая традиция стилистического освоения прилагательных-эпитетов в различных описаниях. Подлинные мастера художественной речи проявляют большую изобретательность в соединении слов (по выражению А.С. Пушкина). Богатство же семантических групп прилагательных в русском языке создает широкие возможности для их творческого применения. Так, А.С. Пушкин мог к одному слову подобрать до пятидесяти прилагательных-определений в разных контекстах. Частотность использования эпитетов может привести к рождению литературных штампов, получающих негативную оценку в стилистике. При употреблении прилагательных важно сохранять чувство меры, не злоупотребляя эпитетами, порождающими многословие.А.П. Чехов советовал молодому Горькому: "Читая корректуру, вычеркивайте, где можно, определения… Понятно, когда я пишу: "человек сел на траву"… Наоборот, неудобопонятно и тяжеловато для мозгов, если я пишу: "высокий, узкогрудый, среднего роста человек с рыжей бородой сел на зеленую, уже измятую пешеходами траву, сел бесшумно, робко и пугливо оглядываясь". Это не сразу укладывается в мозгу, а беллетристика должна укладываться сразу, в секунду"[3] .

Стилистические возможности прилагательных качественных, относительных, притяжательных не одинаковы, что обусловлено самой природой этих семантических разрядов слов, которые используются в речи по-разному. Качественные прилагательные, в которых наиболее полное выражение получают грамматические черты прилагательного как части речи, обладают самыми яркими экспрессивными свойствами, поскольку в семантике прилагательных этого разряда заключены разнообразные оценочные значения: добрый, гордый, щедрый, громкий, сладкий, тонкий, большой, стремительный и др. Источником экспрессии качественных прилагательных иногда становится и их окказиональное словообразование: широкошумные дубравы (П.), лазорево-синесквозное небо, рука миллионопалая (Маяк.). Разнообразные оттенки оценочных значений качественных прилагательных передаются присущими только им формами субъективной оценки, указывающими на степень проявления признака без сравнения предметов: беловатый, злющий, здоровенный, прехитрый, разудалый. В таких прилагательных значение меры качества обычно взаимодействует с различными экспрессивными оттенками субъективной оценки. В иных случаях эти прилагательные подчеркивают своеобразие авторского стиля: Блондинистый, почти белесый… (Ес.); Мы найдем себе другую в разызысканной жакетке ( Маяк.). Относительные прилагательные, выступающие в своем основном, необразном значении, употребляются во всех стилях речи прежде всего в информативной функции: каменный дом, городская улица, железная руда. Однако прилагательные именно этого разряда обладают наибольшими возможностями для образования переносно-метафорических значений, потому что и в относительных прилагательных заложен оттенок качественности, который в определенном контексте всегда может проявиться, придавая им изобразительность; ср.: воздушное течение - воздушный пирог, земной шар - земные помыслы, стальное перо - стальные мускулы. Переход относительных прилагательных в качественные создает огромный резерв для пополнения стилистических ресурсов языка. Поэтому не будет преувеличением утверждение, что именно относительные прилагательные создают неисчерпаемые экспрессивные возможности этой части речи. При этом еще следует учесть, что в количественном отношении господствует именно этот разряд прилагательных: состав качественных сравнительно ограничен, относительные же легко образуются едва ли не от каждого существительного, и состав их постоянно пополняется.

Притяжательные прилагательные в современном русском языке занимают особое место. Обозначая принадлежность предмета лицу или животному, они лишены оттенка качественности, и сама прилагательность их условна. Наиболее устойчивой традицией стилистического использования притяжательных прилагательных является стилизация: они придают речи фольклорный оттенок: На то есть воля батюшкина, чтобы я шла замуж (Остр.).

Самой распространенной ошибкой при употреблении имен прилагательных является неправильное образование степеней сравнения: в этом случае соединяют простую форму сравнительной степени и элемент сложной - слово более (более лучший, более худший ); возникает плеонастическое сочетание, которое подлежит стилистической правке. Не оправдано и "удвоение" превосходной степени прилагательного в таком, например, предложении: В 1551 г., во время одной из так называемых Итальянских войн между Францией и Испанией за торговлю и колониальную гегемонию, произошел прелюбопытнейший случай. Редактор предлагает замену: прелюбопытный (весьма любопытный, очень интересный) случай. При использовании имен прилагательных возможны ошибки в образовании кратких форм: Этот призыв и в настоящее время действенен. Характеру героя свойственен лиризм.

Особенности употребления имён прилагательных в газетно-публицистическом стиле. Семантические ошибки, связанные с употреблением имён прилагательных в текстах современных СМИ

Имена прилагательные могут быть составляющими мелиоративных и пейоративных словосочетаний. Говоря о мелиоративных словах, имеют в виду слова положительные, привлекательные, приятные, добрые. У пейоративных слов эти качества отсутствуют. Такие слова имеют отрицательное, неприятное, уничижительное созначение и вызывают отрицательные эмоции. Журналисты используют подобную лексику в своих материалах с целью дать определённую эмоциональную оценку, например, положительную - благоустроенная территория, заслуженный отдых, внимательное отношение, сердечная забота, благоприятная работа. И отрицательную - трагическая участь, вероломная измена, пустые обещания, циничное заявление, грубый диктат.

Время от времени на страницы печати проникают атрибутивные словосочетания, которые не допустимы и противоречат литературной норме, например, причинённое разрушение, развязанные репрессии, совершаемые происшествия, совершенная клевета, “За допущенные недостатки заместитель директора освобождён от занимаемой должности" (Правда), “Принять необходимые меры по коренному повышению идейно-художественного уровня эстрадного искусства" (Заря Востока). Использование имени прилагательного в данном случае ненормативно и даёт результат, противоположный тому, которого ожидал автор.

К словесным излишествам относятся слова и выражения, часто употребляемые в устной и письменной речи с единственной целью - произвести впечатление на слушателя или читателя. Эти слова в какой-то степени эмоционально окрашены. Однако их изъятие из текста не влияет на его содержание. Их частое использование в речи делает её однообразной, монотонной. Примером такого излишества может служить прилагательное “уникальный”, означающее “единственный в своём роде, неповторимый, исключительный”. Уникальным называется такой предмет, который существует только в единственном числе, подобного ему в природе нет. Вот, например, “На Тринидаде имеется уникальная гостиница: вход в неё - с крыши, вестибюль находится там, где у других зданий чердак. Приезжие входят туда сверху, а затем спускаются в свои номера на лифте" (Наука и жизнь). Один предмет не может быть уникальнее другого, быть уникальнейшим или самым уникальным. В предисловии к “Толковому словарю живого великорусского языка" Вл. Даля лексикограф А.М. Бабкин пишет, что этот словарь “явление исключительное и, в некотором роде единственное”. Александр Михайлович мог бы назвать словарь “уникальным”, но он этого не делает, помня о том, что в Словаре Даля это слово отсутствует. Зачастую журналисты чересчур злоупотребляют этим прилагательным, чтобы материалы претендовали на сенсационность и исключительность. Часто оно употребляется в значении “редкий" чего не может и не должно быть[4] .

Прилагательные могут носить презрительно-ироническую окраску, например, “Вот и создаётся впечатление, что кинотеатры - это далёкое “совковое" прошлое” ( АиФ, 2000, №42) - существенным компонентом значения в слове совковый, которое становится синонимом слову советский, является сатирическая окраска. “Самые “крутые" льготники по федеральному законодательству: инвалиды войны - 32 льготы; ветераны труда - 8; герои России и СССР - 25” (КП, 15.11.2000). Разговорное слово “крутой" развивает в современной речевой практике новые, по сравнению с литературным аналогом, значения:

1) (о человеке) дерзкий, жестокий; высший образец, стандарт, с точки зрения лиц, принадлежащих к определённым социальным кругам;

2) достигший предела в чем-либо;

3) характеризующийся крайней степенью проявления; экстраординарный;

4) лучший[5] .

Также стало активным в современной публицистической речи прилагательное “пиратский” (о незаконной, произведённой с нарушением издательского или авторского права продукции). Словарь квалифицирует его как криминальное, а разговорное слово сочетается с просторечным в значении содрать.

Медиа-текст принимает молодёжный сленг. Например, прилагательное “продвинутый”.

Нельзя оправдать обращение журналиста к ненормативной лексике, например, “отмороженные”, “беспонтовые”. Использование подобной лексики в текстах СМИ мотивировано, если это связано с характером описываемой ситуации и если эта лексика участвует в организации художественного приёма.

Текст, начиная уже с заголовка, может плести причудливые узоры смысла через разрушение традиционных языковых моделей. Например, в статье про феномен Тамаготчи используется окказиональное прилагательное карманно-домашний - информационно ёмкое и точное для описания специфики Тамаготчи. Вторичные определения “накапливают” качества предмета - электронный, виртуальный, японская народная, писклявый. В конце статьи даётся оценка предмета, также с помощью качественных прилагательных - более гуманный вариант, гениальный педагог, лучшая демонстрация вашего прилежания.

Имя прилагательное может быть элементом словесной игры с сочетаемостью слов. В “Общей газете” (2000, №4) в одной из статей было написано: “Рассуждая над скоропостижным партнерством “медведей" с коммунистами, Явлинский пришел к выводу: “Так проще - упал-отжался”. Слово скоропостижный (внезапный, неожиданный) употребляется обычно в сочетании со словом смерть . Этот “семантический след” в текстовом словосочетании скоропостижное партнерство нужен пишущему, вероятно, чтобы указать на возможные серьёзные политические последствия предпринятого в спешке шага. Или ещё один пример - заголовок материала о дозированной подаче информации о гибели АПЛ “Курск” - “Правда о “Курске" - неподъемна” (ОГ, 2000, №43). Развитие нового значения в словосочетании неподъемная правда. Игра обнаруживается в контексте о сложности подъёма лодки и аналогичной сложности с “подъёмом”, обнародованием правды. Подобные игровые ситуации с использованием прилагательных одновременно насыщают текст в плане активности его восприятия и получения внутритекстовых смыслов из единиц языка. Построенный таким образом журналистский текст дарит читателю альтернативную картину мира[6] .

Заключение

Результатом журналистского творчества является готовый медиа-продукт, который отличается собственными творческими установками и различной мерой воздействия на аудиторию. Для того, чтобы произведение было информационно насыщенным и имело эмоционально-экспрессивную оценочность журналисту необходимо использовать такую часть речи, как имя прилагательное. Целью данной работы являлось выявление особенностей употребления имён прилагательных в публицистической речи и определение их основных стилистических функций. Необходимо отметить, что две основные функции прилагательных - коммуникативная и экспрессивная - реализуются в тексте прежде всего для того, чтобы выразить своё отношение к событию, явлению. На первый план выдвигается эпитет, т.к. речи свойственна эмоциональная окрашенность, а публицистической речи тем более. Отношение к действительности решает предикативная функция прилагательных, употребленных в краткой форме. Также следует отметить, что определения становятся составляющими словесной игры в заголовках и текстах СМИ, а также являются элементами окказиональных экспериментов. Зачастую журналисты злоупотребляют некоторыми прилагательными и их категориями, пытаясь создать материал исключительный, сенсационный, единственный в своём роде. Но это приводит лишь к нарушению литературной нормы и требует стилистического редактирования. Типичные семантические ошибки при употреблении прилагательных - это плеоназмы, например, более лучший, прелюбопытнейший. Следует избегать подобных излишков в речи и тексте. Также журналисты должны помнить, что обращение к ненормативной, жаргонной лексике (например, отмороженный, беспонтовый ) может быть оправдано только в случае создания художественного приёма или для передачи характера ситуации.

Список дополнительной литературы

1. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. - М., 2002. - 462с.

2. Колесников Н.П. Практическая стилистика и литературное редактирование. Учебное пособие. - М., 2003. - 192с.

3. Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца XX века): Научное издание. - Спб.: Изд-во Михайлова В.А., 2002. - 383с.

4. Современный русский язык: Учеб. Для студ. вузов/под ред. П.А. Леканта. - М.: Дрофа, 2002. - 560с.

5. Стилистика газетных жанров.М., Изд-во Моск. ун-та, 1981. - 230с.

6. Интернет-сайт: http://www.bobych.ru/

7. Интернет-сайт: http://www.hi-edu.ru/


[1] Голуб И.Б. Стилистика русского языка. - М., 2002.

[2] Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца XX века) Спб., 2002.

[3] Голуб И.Б. Стилистика русского языка. - М., 2002.

[4] Колесников Н.П. Практическая стилистика и литературное редактирование. М., 2003.

[5] Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца XX века) Спб., 2002.

[6] Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца XX века) Спб., 2002.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий