регистрация / вход

Особенности языка и стиля авторской песни. Фразеология

Характеристика творчества Александра Башлачева, одного из представителей позднего постмодернистского периода. Фразеологический анализ стихотворений-текстов и их характерные черты. Анализ песен "Ванюша", "На жизнь поэтов" и "Некому березу заломати".

Курсовой проект по стилистике русского языка на тему «Особенности языка и стиля авторской песни. Фразеология» состоит из трёх глав: Фразеологическая система русского языка, Стилистическая роль фразеологизмов и Особенности фразеологии Александра Башлачёва. Поскольку первые две главы посвящены общему рассмотрению системы и стилистической роли фразеологизмов в русском языке, здесь приводится только третья глава, прямо касающаяся творчества Башлачёва. Автор работы – В.Синицына, студентка 2 курса факультета Издательское дело и редактирование, Северо-Западный институт печати. Санкт-Петербург, 2003.

ОСОБЕННОСТИ ФРАЗЕОЛОГИИ АЛЕКСАНДРА БАШЛАЧЕВА

Особенности фразеологии в авторской песне мне бы хотелось рассмотреть на примере творчества Александра Башлачева, одного из представителей позднего, постмодернистского периода.

В текстах его песен много фразеологизмов, пословиц и поговорок. Для его поэзии вообще характерно использование элементов фольклора, ярких черт народного творчества Еще одна важная особенность – использование цитат, аллюзий, «крылатых слов», так свойственное постмодернизму. Структура фразеологии Башлачева сложная и многоуровневая - он изменял фразеологические обороты, проникая в глубину каждого слова: «Стремление поэта в глубину заставляло его искать корневые сближения слов, их созвучия, высекающие иной раз искру невиданного смысла /…/ Башлачев ощущал слово по-особому, поэтому иногда так загадочно-темны его фразы, будто запертые сторожки на глухой лесной дороге – их назначение можно долго разгадывать, а можно принять как должное вместе с их потаенным смыслом» [1] .

Поскольку поэзия Башлачева, насыщенная фразеологическими оборотами, сложна по смысловой нагрузке, по грамматическим, структурным планам, в данной работе речь пойдет лишь о некоторых особенностях фразеологии этого автора. Попытаемся провести фразеологический анализ нескольких стихотворений-текстов, выделить характерные черты и определить значение фразеологии в творчестве. Тексты анализируемых песен можно найти в Приложении[2] .

ВАНЮША

Песня-поэма «Ванюша» написана с использованием черт народного русского творчества, напевов, частушек. Наполненность песни фразеологическими оборотами усиливает это ощущение приближения к народной песне, к фольклорности. В «Ванюше» есть три основных симвова: дух, душа и тело, означающие в христианстве триединство человека. Эти слова входят в состав используемых в песне фразеологизмов. Например, душа . Душа здесь не только часть фразеологического оборота, образно описывающего состояние главного героя песни, но и метафорическое действующее лицо, существующее в «параллельном» пространстве. Попробуем рассмотреть большую часть фразеологических оборотов со словом душа, раскрыть их значение, выявить роль трансформирования фразеологизмов.

Душа гуляла. Этот фразеологический оборот, один из ключевых символов песни, повторяется несколько раз с разными оттенками смысла. Основное значение фразеологизма душа гуляет - состояние человека, не контролируемое разумом, рассудком. Чаще всего имеет негативный оттенок значения, поскольку в таком состоянии человек совершает безрассудные поступки. В песне «Ванюша» многозначность данного фразеологического единства объясняется в основном многозначностью фразеологически активного глагола гулять . В песне показаны многие смысловые оттенки этого глагола.

Душа гуляла

Душа летела

Душа гуляла

В рубашке белой

Да в чистом поле

Все прямо прямо /…/

Да с песней звонкой[3]


Здесь описывается светлое, благостное состояние главного героя, Ванюши. Словосочетание душа гуляет приобретает значение, противоположное фразеологическому. Следующий оборот душа летела усиливает ощущения светлого, неземного состояния героя. В последующих словах приведенной цитаты можно найти скрытые фразеологические обороты, которые значительно расширяют своими значениями смысл строфы: «душа гуляла в рубашке белой» может скрывать в себе смысл фразеологизма чист душой , а «душа гуляла /…/ все прямо прямо» - прямая душа, прямодушность. Да с песней звонкой – «душа поет». Эти скрытые фразеологические обороты дают дополнительную характеристику эмоционального состояния героя в начале песни.

Капля крови на нитке тонкой /…/

Спасая душу, врезалась в тело

В этой фразе А.Башлачев говорит, вероятно, о спасении души при уничижении тела - важной идее православия. Эта идея находит развитие в других песнях Башлачева, например, «Тесто». Что касается значения этого оборота для характеристики героя, то, может быть, речь идет о том, что описываемое в начале песни просветленное состояние возможно только при уничижении тела. Хотя, разумеется, возможны и другие трактовки.

От каждого копыта разлеталось

Двадцать пять рублей целковых.

Душа гуляет! Душа гуляет!

Да что есть духу, пока не ляжешь

Гуляй, Ванюха! Идешь ты, пляшешь!

В этом контексте фразеологическое единство душа гуляет выступает в прямом значении, так же как и в другом эпизоде песни:


Да, может, Ванька чего сваляет?

А ну-ка, Ванька! Душа гуляет!

В первом случае глагол гулять имеет оттенок значения «праздновать», а во втором – «загул, разгул» Надо сказать, что в песне есть и такая трансформация фразеологизма душа гуляет как душа в загуле:

Душа в загуле,

Да вся узлами!

Да вы ж задули

святое пламя.

Фразеологизму «что есть духу » в фразеологическом словаре русского языка дается два значения: 1. Очень быстро. 2. Очень громко. Здесь же он имеет значение «в полную силу» (синоним – на всю катушку) . Помимо того, добавляется прямое значение словосочетания «что есть духу», поскольку слово и понятие дух здесь играет особую роль.

Водись с любовью! Любовь, Ванюха,

Не переводят единым духом.

В этих строках единым духом используется как неизмененный фразеологический оборот и имеет значение «сразу, в один прием». Но в свете символьной роли слова дух этот фразеологизм становится более объемным, приобретает неуловимые оттенки смысла, так же как в строчке «Рвани, Ванюша! Чего не в духе?»

Кто жив, тот знает. Такое дело.

Душа гуляет и носит тело. /…/

Кто жив, тот знает. Такое дело.

Душа гуляет. Заносит тело.

Фразеологизм душа гуляет расширяется словосочетанием носит тело, а затем, через несколько строф носит изменяется на заносит – этим приемом автор передает все усиливающееся состояние потери героем самоконтроля .

[Любовь] Возьмет за горло – и пой, как сможешь.

Как сам на душу свою положишь.

Возьмет за горло : в прямом значении «принуждать, притеснять, заставлять». Постановка рядом словосочетания «возьмет за горло» и «пой, как сможешь» создает каламбур. Предложение как сам на душу свою положишь создано по модели «положить на музыку» и «легло на душу» (в значении «понравилось»). Объем, дополнительные смысловые оттенки придает метафорическое значение слова душа. Точно так же при использовании в основном фразеологическом значении, дополнительные оттенки смысла, дополнительную значимость приобретает фразеологизм лезть в душ у:

- Рвани, Ванюха! Чего не в духе?

Какие лужи? При чем тут мухи?

- Не лезьте в душу! Катитесь к черту!

Да к плясу ноги! А кровь играет!

Душа дороги не разбирает.

Кровь играет. Этот фразеологизм используется в своем основном значении: ощущения избытка сил, охваченности волнением, страстью. Следствие этого волнения то, что «гуляющая душа» «дороги не разбирает»: фразеологические единицы взаимодействуют друг с другом на уровне семантических значений.

Танцуй от печки! Ходи в присядку!

Рвани уздечку! И душу – в пятку!

Фразеологизм танцуй от печки , не теряя фразеологического значения «начинать с простых вещей» выступает здесь как свободное сочетание слов, а точнее, объединяет в себе прямое и фразеологическое значения. Интересно использование выражения и душу в пятку : изменены и его значение, и структура, на первый план выходит окказиональное значение фразеологизма и игра слов. Речь здесь идет не столько о состоянии страха, сколько об уменьшении значимости души для находящегося в загуле тела.

Далее в песне будет строка Душу брось, да растопчи – призыв отказаться от своей души. Вероятно, эта фраза с использованием фразеологически активного слова душа и строки мы с душою нонче врозь, пережиток вопчем выражают атеистические взгляды. А душа здесь является не столько компонентом фразеологических оборотов, сколько персонажем песни.

Сорок градусов тепла греют душу русскую. Здесь фразеологизм выступает в своем прямом значении «радовать», а помимо того происходит метонимический перенос на слово душа значения человек (тело), которого и радуют, и греют в буквальном смысле сорок градусов тепла – водка. Метонимией выступает душа и в словосочетании непрописанная душа.

А он рукою за телогрейку,

А за душою – да ни копейки!

Здесь измена структура фразеологизма для усиления экспрессивного значения. Фразеологическое значение не изменено, но компонент душа, как и везде в этой песне, имеет дополнительное значение, допускающее восприятие этого фразеологического оборота и как свободное сочетание слов.

Разбили рожу мою хмельную?

Убейте душу мою больную!

Душа болит – значит «душевные страдания». В данном контексте герой песни, Ванюша, не выдерживает этих страданий, просит у своих мучителей смерти. Но Душа бессмертна…

Завершается песня словами как в чистом поле душа гуляет… которые звучали и в начале песни: эта фраза обрамляет стихотворение. Причем в последнем варианте гуляет душа, уже освобожденная от тела, а чисто поле может выступать аллюзией на фразеологизм Елисейские поля , что значит Рай.

На рассмотренных здесь примерах с ключевыми для песни словами дух, душа, тело видно, как при умелом, тонком использовании фразеологических оборотов, при глубоком проникновении в глубину лексических значений слов и фразеологизмов, поэт выстраивает песню, наполненную глубоким философским и религиозным содержанием; как, перерабатывая фразеологический фонд языка, создает сложную стройную композицию песни.

НА ЖИЗНЬ ПОЭТОВ

Рассмотрим, как использует автор фразеологические обороты в этом тексте:

Прежде всего – название. Это антонимичная аллюзия на стихотворение М.Ю. Лермонтова «На смерть поэта», противопоставлением усиливающая значение слов «жизнь поэтов» и цитатностью соединяющая современный текст со стихотворением XVIII века. Надо сказать, названиями стихотворений А.Башлчева, журналиста по образованию, часто становятся трансформированные цитаты и устойчивые сочетания, яркие и емкие, как названия газетных статей.

Что у всех на уме – у них на языке – это трансформированная поговорка что у трезвого на уме, у пьяного – на языке . В тексте песни используется ее структура и компоненты «ум» и «язык». При сопоставлении исходной поговорки и трансформированного выражения, можно предположить, что поэт в противопоставлении «всем» (не поэтам), сравнивается с пьяным в противопоставлении трезвом. Это сравнение многопланово, объяснение основных значений могло бы занять не одну страницу, но использование автором параллели фразеологизма и выражения что у всех на уме – у них [поэтов] на языке позволило эти значения включить в одну емкую фразу.

Как и в песне «Ванюша», здесь тоже есть «ключевой» фразеологический оборот: лова семь кругов беспокойного лада повторяются в каждой строфе. Очевидно, что основа этого выражения - фразеологизм (пройти) семь кругов ада (чрезмерные страдания, муки) расширяется прилагательным беспокойный, а слово ад заменяется на сходное ему по звучанию лад. По всей видимости, лад здесь употребляется в значении «строй музыкального произведения, сочетания звуков и созвучий»[4] , тем более, что основной лад современной европейской музыки и музыка многих народов мира состоит из семи ступеней. Помимо того здесь возможно восприятие слова лад в значении «деление на грифе музыкального инструмента»[5] (например, гитары), поскольку слова песни звучат под гитару. Но лады-деления на грифе никак не связаны с цифрой семь, т.е. такое восприятие немотивированно. Что же такое эти «семь кругов беспокойного лада»? В контексте существующего фразеологического единства, можно предположить, что речь идет об испытаниях и трудностях, предназначенных каждому Поэту. Параллель ад-лад выглядит парадоксом: одно из значений слова лад - согласие, мир, порядок[6] , но в данном случае слово лад берет на себя значение слова ад и, можно сказать, становится антонимом самому себе. Выражение семь кругов беспокойного лада используется стихотворении с различными оттенками значения (в зависимости от контекста), и, вероятно, в рассмотрение этих значений не входит в задачи данной работы. Но стоит обратить внимание, что в каждом случае употребления его лексическое значение соотносимо со значением слова жизнь:

Дай Бог им пройти сем кругов беспокойного лада

По чистым листам, где до времени – все по устам.

А что там было в пути? Метры, рубли…

Не важно, когда семь кругов беспокойного лада

Позволят идти, наконец, не касаясь земли.

Определение это выражения как синонима к слову жизнь с дополнительными оттенками значения можно аргументировать тем, что несколько раз «семь кругов беспокойного лада» используется в сочетании со словом идти (пройти), которое часто употребляется в и сочетании со словом жизнь. Последние две строчки стихотворения впрямую указывают на сопоставление с жизнью:

Короткую жизнь – семь кругов беспокойного лада –

Поэты идут. И уходят от нас на восьмой.

И мы снова видим, как, используя фразеологию и многозначность слов русского языка, Башлачев доносит до слушателей и читателей мысли, оттенки смысла, которые так трудно (да, наверное, и не нужно) «расшифровывать». Одна из особенностей его поэзии состоит в том, что чуть ли не за каждым используемым словом (не только в составе фразеологического оборота) стоит множество значений, смыслов, внутренних связей между словами.

Как вольно им петь. И дышать полной грудью на ладан…

Соединение фразеологизмов дышать полной грудью и дышать на ладан (быть близким к смерти). В поэзии Башлачева контаминация фразеологизмов с одинаковыми компонентами встречается часто. Фразеологизмы дополняют значения друг друга, создают глубокую и тонкую игру слов, которая, надо сказать, не является самоцелью и всегда оправдана смысловой нагрузкой итогового фразеологического оборота.

Этот прием используется в песне еще раз: Еле-еле душа в черном теле . Здесь сведены в одно целое фразеологические обороты еле-еле душа в теле (едва, чуть жив ) и (держать) в черном теле (притеснять, сурово обращаться зд. – подвергаться притеснению, суровому обращению) - фразеологизмы используются в значениях, близких к прямым.

Не ко двору эти ангелы чернорабочие : фразеологизм не ко двору используется в прямом значении (неподходящиий, не соответствующий каким-либо требованиям) и не подвергается трансформации. Но возможна и трактовка «не являются придворными поэтами» (не служат власти, подвергаются гонению). В прямом значении (тайком, втихомолку) используется и фразеологизм под сурдинку в строчках

Шатаясь от слез и от счастья смеясь под сурдинку

Свой вечный допрос они снова выводят к кольцу.

Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам. Здесь используются компоненты пословицы «что написано пером, то не вырубишь топором». Речь, вероятно, идет о том, что «прорвавшееся к перу» слово поэта часто отражает то, к чему еще только предстоит стремится, или то, чему еще только суждено свершится в будущем. Кстати, эта строчка близка по смыслу к упоминавшейся «Затем, что у всех на уме – у них на языке».

И вновь семь кругов беспокойного, звонкого лада

Глядят ему в рот, разбегаясь калибром ствола.

Выражение глядеть (смотреть) в рот лишено здесь фразеологического значения. В контексте «разбегаясь колибром ствола» слова «семь кругов лада» приобретают значение «круги на воде», а глядят в рот наводят на мысль о самоубийствах поэтов.

В быту тяжелы. Но однако легки на поминках. О творческих людях часто говорят, что с ними очень трудно жить, что они тяжелы в быту. Но их слава (прижизненная, а чаще – посмертная) во многом «окупает» эти трудности, их имя после их смерти не сходит с уст, а похороны бывают так торжественны… Чтобы выразить такую (приблизительно) мысль, Башлачев заменил в фразеологизме легок на помине (появляется как раз в тот момент, когда о нем говорят) слова на помине похожими по звучанию, паронимичными на поминках.

Поэта не взять все одно ни тюрьмой, ни сумой. Прообраз этой фразы – фразеологическое выражение от сумы да от тюрьмы не зарекайтесь , означающее, что ни один человек «не застрахован» от нищеты и от тюремного заключения. Компоненты тюрьма, сума вносят в песню «На жизнь поэтов» смысл всего выражения. Очень многим творческим людям (писателям, художникам, музыкантам…) приходится пройти и через нищету, и через тюрьму, но это их «не берет», они продолжают творить.

Если в «Ванюше» автор работал в основном с раскрытием и обновлением значений фразеологизмов, используя многозначность слов, особенности структуры фразеологических оборотов и т.д., то в песне «На жизнь поэтов» больше внимания уделяется собственно структурным особенностям фразеологизмов. Поэт совмещает два фразеологических оборота в один, за счет обновления контекста придает не измененному внешне фразеологизму совершенно новое значение, вносит в стихотворение значение целого фразеологизма, используя только его компоненты в свободном сочетании и т.д. Фразеологические обороты в этом стихотворении-песне очень ощутимы, объемны, их использование – важный стилистический прием, яркая особенность построения текста.

НЕКОМУ БЕРЕЗУ ЗАЛОМАТИ

Песня начинается с восклицания:

Уберите медные трубы!

Натяните струны стальные!

фразеология александр башлачев песня поэт

Медные трубы - часть выражения «огонь, вода и медные трубы», которая означает испытание славой . В данном случае эти слова используются в значении, близком к прямому: требование «уберите медные трубы!» выражает протест против восхваляющих песен, громких маршей, бравурности и блеска, так переполнявшех теле и радиоэфир в Советском Союзе. Это призыв к созданию новых, искренних песен. («Искры наших искренних песен к вам летят как пепел на плесень»).

Через пень колоду сдавали

Да окно решеткой крестили

В этих строчках проявляется характерное для творчества Башлачева создание многозначности фразеологического оборота. Здесь дополнительные значения возникают благодаря расширению состава словом сдавали ииз контекста (окно решеткой крестили). По своей лаконичности, многоплановости и многозначности этот фразеологизм можно считать образцовым примером башлачевской фразеологии. Можно выделить три значения приведенного высказывания, и все три связаны с различными значениями слова колода :

Сам фразеологизм через пень колоду имеет значение «плохо, небрежно». Колода здесь – короткое толстое бревно. О его происхождении у С.В. Максимова сказано: «для заблудившегося охотника, для потерявшегося грибовника один исход: мучительно шагать, следуя примеру умелого и привычного медведя, через дуплистый пень, и попадать непременно и обязательно в трухлявую колоду. Захотел отворотить от пня – налез на колоду: другого пути нет, как и для тех, кто привык вяло и неумело вести дела, тяжело и неохотно приспосабливает свою силу к работе, «валять через пень колоду» При всем старании /…/ и напряжении у них остается, что и в лесу, тот же дром и лом, дрязг и хлам»[7] В расширенном варианте через пень колоду сдавали выступает как свободное сочетание слов, колода в данном случае – это комплект игральных карт.

В контексте слов да окно решеткой крестили , (решетки - на окнах тюремной камеры?) возникает еще одна трактовка, связанная со словом колодка – деревянное приспособление, надевавшееся на ноги арестантам для предупреждения побега.

Вы снимали с дерева стружку,

Мы пускали корни по новой.

«Пустить корни» в этих строках проявляются и в фразеологическом и в прямом значениях. Фразеологизм пустить корни означает 1) прочно, надолго обосновываться где-либо, обзаводиться хозяйством; 2) приобретать новую силу, становиться постоянным, укореняться. Слова «вы снимали с дерева стружку» метафорически называют деревом героев песни – людей, стремящихся петь искренние песни . В рамках метафоры пускать корни имеет прямое значение свободного сочетания слов.


Вы швыряли медну полушку

Мимо нашей шляпы терновой.

Выражение терновая шляпа совмещает два значения: шляпа, в которую кидают монетки, милостыню музыкантам и терновый венец – евангельский символ страданий. То есть в этом авторском фразеологическом обороте слово шляпа выступает в прямом (хоть и метафорическом) значении, а терновый – в переносном, фразеологическом.

А наши беды вам и не снились.

Слова вам и не снились имеют прямое значение «видеть во сне», характерное для образной разговорной речи. Но по структуре это выражение напоминает название известного фильма «А вам и не снилось…». Таким образом свободное сочетание слов приобретает большую значимость, обусловленную существующим устойчивым выражением.

Всемером ютимся на стуле.

Всем миром - на нары-полати.

Всемером ютимся на стуле. Этот авторский фразеологизм – антоним фразеологического оборота «сидеть на двух стульях» - построен с использованием фразеологически активного числительного семь, которое здесь выступает для обозначения множества . Всему выражению в целом можно дать приблизительно значение чрезмерное множество людей, стремящихся к одной цели . Вторая строчка дублирует первую по смысловой нагрузке. Слово нары – повторяет уже возникавшую в песне тему тюрьмы. Очень интересно здесь своеобразная паронимия всемером – всем миром. В песне эти слова звучат практически одинаково, поскольку размер песни требует на словосочетании всем миром ударения на последний слог. Паронимия здесь подчеркивает значение слова всемером как метонимического обозначения множества. Такая скрытая созвучность говорит о высоком уровне поэта в области владения словом.

Спи, дитя мое, люли-люли.

Некому березу заломати.

Это финальные слова песни, напрямую оправдывающие ее название – цитату из народной песни «Во поле береза стояла». Структура фразеологического выражения не изменена, изменено, обновлено его значение. Об особом смысле, вкладываемом Башлачевым в эту строчку можно что-то понять из его интервью с А.Кнышевым:

«Видите ли, наш учитель Козьма Прутков учил нас: "Зри в корень". И вот, если зрить в корень, корень рок-музыки - это корень человеческой души. А мы в свое время не поняли совершенно, что мы запутались в рукавах чужой формы. Я хочу сказать, что просто надо поискать корень своей души. Мы живем на русской земле и поэтому должны искать корень свой, русский, и корень, он даст ствол, а ствол даст ветви, а к ветвям подойдет музыкант. Он ветвь срежет, из коры сделает дудочку и будет на ней играть...»[8]

Песня «Некому березу заломати» и о рок-музыке, и о ищущих, мечущихся в поисках «своего, русского корня», корня своей души. И последняя строка песни, может быть, говорит о том, что нет того, кто сделает дудочку, кто поможет найти «корень души», что-то единое и основное.

ПРИЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ФРАЗЕОЛОГИИ АЛЕКСАНДРОМ БАШЛАЧЕВЫМ

На основе проведенного анализа трех песен, обращаясь и к некоторым другим песням, можно выделить некоторые приемы использования фразеологии А.Башлачевым.

1. Использование в песне нескольких фразеологизмов с одинаковым компонентом и многократный повтор фразеологических оборотов. Эти фразеологизмы могут стать не только композиционнымы элементами, но и важными по смысловой нагрузке символоми: душа гуляет и другие фразеологические обороты со словом душа в «Ванюше», семь кругов беспокойного лада («На жизнь поэтов»).

2. Контаминация фразеологических оборотов с одним и тем же словом: еле-еле душа в черном теле, шило в мешке мы пустили на мыло

3. Использование многозначности или омонимичности компонентов фразеологизма: гулять в «Ванюше», колода в «Некому березу заломати»

4. Создание индивидуально-авторских фразеологизмов по аналогии с общеизвестными. Например, такими путями: а) наполнением синтаксической структуры фразеологизма новыми словами: что у всех на уме – у них на языке, б) обновлением, расширением состава фразеологизма «в быту тяжелы. Но однако легки на поминках»; через пень колоду сдавали.

5. Использование узнаваемых компонентов фразеологизмов в тексте без сохранения структуры самого фразеологизма. При этом компоненты вносят в стихотворение смысловую нагрузку фразеологического оборота: уберите медные трубы; поэта не взять все одно ни сумой, ни тюрьмой.

6. Использование общего образа фразеологического оборота без сохранения его структуры и изменением значения: глядят ему в рот, рабегаясь калибром ствола; прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам.

7. Использование фразеологической единицы и как фразеологизм, и как свободное сочетание слов: танцуй от печки! Ходи в присядку!; мы пускали корни по новой;

8. Замена компонентов фразеологизма на похожие по звучанию слова: легки на поминках; всемером ютимся на стуле, всем миром на нары-полати.

Здесь приведены лишь некоторые особенности фразеологии Башлачева, поскольку выявление всех или хотя бы значительной части приемов а так же четкая систематизация возможны только при более глубоком изучении.

ИСТОЧНИКИ ФРАЗЕОЛОГИИ А.БАШЛАЧЕВА

А. Ефимов пишет[9] , что для проведения фразеологического анализа художественного произведения, очень важно установить источники, из которых черпалась фразеология, используемая автором. В поэзии встречается фразеология:

1) разговорно-бытовая (в том числе и устаревшая): через пень колоду сдавали, дальше носа не ходи, толоконные лбы …

2) Межстилевая: пускали корни, из глубины души

3) сленговая: все в кайф, в струю и в жилу

4) пословицы и поговорки: с семи драных шкур – шерсти клок, еле-еле душа в черном теле

5) художественных произведений: мой друг, иные здесь. От них мы недалече; душа обязана трудиться; чего же боле? Что можем мы еще сказать

6) газетных статей: в рабочий полдень, трудмвой народ, республика свободного труда

7) песен (народных, революционных, военных, эстрадных, романсов, рок-песен и): некому березу заломати; враги сожгли родную хату; мы кузнецы [и дух наш молод]; минус тридцать, если Боб нам не врет.

Это тоже лишь некоторые источники. При глубоком анализе творчества этот список должен быть значительно расширен. Систематизация приемов работы с фразеологическими оборотами тоже требует глубокого и обширного исследования. Это обусловлено сложностью и многоплановостью использования фразеологии Башлачевым.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В курсовом проекте проведен анализ трех песен А.Башлачева, указаны некоторые особенности фразеологии в творчестве этого автора, определены ее источники, и выделены приемы авторской работы с фразеологизмами. Для этого анализа была рассмотрена фразеологическая система русского языка и ее классификация. Уделено внимание работам исследователей фразеологии по стилистической роли фразеологизмов в литературе. В заключение хотелось бы сказать о значении фразеологии для поэзии Башлачева:

Фразеологизмы – один из важнейших «инструментов», которыми строит Башлачев свои стихи. Соединенные, измененные, обновленные, увиденные по-новому, фразеологические обороты вплетаются в строки, становясь не только одним из стилистических приемов, но и отражением башлачевского подхода к форме рок-песни, авторской песни:

«Я хочу связать новое содержание, ветер времени, ветер сегодняшних, завтрашних, вчерашних дней... собственно, это один ветер. И одно поле. И на этом поле я хотел бы найти свою борозду, бросить туда зерно своего представления о тех или иных вещах, происходящих вокруг меня. И чтоб зерно дало росток. Конечно, это не будет принципиально новая форма, потому что принципиально новые формы невозможно придумать. Это будет развитие прежних. Частушка и рок-н-ролл - я просто слышу, насколько они близки»[10]

То есть для Башлачева очень важны корни языка, основы и характерные особенности русской национальной культуры. Фразеология же – одна из ярчайших особенностей национального языка. Видимо, поэтому так многое в его поэзии связано именно с фразеологизмами – хранителями национальной формы. Фразеологические обороты в его песнях не только емко выражают мысль автора, придают речи образность и экспрессивность, но и являются своеобразными языиовыми «метками», указывающими на значимость для поэта сохранения связи с истоками языка, с его живой образностью, национальными особенностями.

Башлачев сознательно активно использует фразеологическое богатство русского языка, цитаты, «крылатые выражения». Во многих случаях знание исходного фразеологизма, указывает на скрытые смыслы и параллели, а использование этой скрытой параллели позволяет автору лаконично высказать подчас трудновыразимую и трудообъяснимую «обычными» словами мысль.

Фразеология у Башлачева, трансформированная и переосмысленная, – попытка связать новые и старые языковые формы, отразить временное единство языка, использовать емкую фразеологическую символику как композиционную особенность песенной поэзии.


ЛИТЕРАТУРА

1. Башлачев А.Н. Стихи. - экз. №645. - 1997 г. - 189 с

2. Васильева А.Н., Курс лекций по стилистике русского языка. - М.: Русский язык, 1976. – 237 с.

3. Голуб И.Б. Стилистика современного русского языка. - М.: Высшая школа: изд. 2, доп., 1986 г – 335 с.

4. Ефимов А. Стилистика художественной речи – М.: изд-во Московского Университета: изд-е2, доп., 1961 г.

5. Житнский А.Н. Семь кругов беспокойного лада: вст. статья //А.Башлачев Посошок. - Л.: Лира, 1991г

6. Крылатые слова: по толкованию С.Максимова. - М.: Государственное издательство художественной литературы, 1955 г.

7. Михеев М. Отражение слова «душа» в наивной мифологии русского языка // Фразеология в контексте культуры. – М.: Языки русской культуры, 1999. – с. 145-155

8. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю., Толковый словарь русского языка: 4 изд., доп. - М., 1999.

9. Н.Д. Фомина, М.А. Бакина Фразеология современного русского языка. - М.: Изд-во Университета дружбы народов, 1985.

10. Фразеологический словарь русского языка. - М.: Русский язык,1987

11. Шанский Н.М, Фразеология современного русского языка: 3 изд. испр. и доп. - М.: Высшая школа, 1985

12. Энциклопедический словарь, Т.2. - М.: Советская энциклопедия, 1964 г


ПРИЛОЖЕНИЕ

ВАНЮША

Как ходил Ванюша бережком вдоль синей речки

Как водил Ванюша солнышко на золотой уздечке

Душа гуляла

Душа летела

Душа гуляла

В рубашке белой

Да в чистом поле

Все прямо прямо

И колокольчик

Был выше храма

Да в чистом поле

Да с песней звонкой

Но капля крови на нитке тонкой

Уже сияла, уже блестела

Спасая душу,

Врезалась в тело.

Гулял Ванюша вдоль синей речки

И над обрывом

Раскинул руки

То ли для объятия

То ли для распятия

Как несло Ванюху солнце на серебряных подковах

И от каждого копыта по дороге разбегалось

двадцать

пять

рублей

целковых

Душа гуляет. Душа гуляет.

Да что есть духу пока не ляжешь,

Гуляй, Ванюха! Идешь ты, пляшешь!

Гуляй, собака, живой покуда!

Из песни – в драку! От драки – к чуду!

Кто жив, тот знает – такое дело!

Душа гуляет и носит тело.

Водись с любовью! Любовь, Ванюха,

Не переводят единым духом.

Возьмет за горло – и пой, как можешь,

Как сам на душу свою положишь.

Она приносит огня и хлеба,

Когда ты рубишь дорогу к небу.

Оно в охотку. Гори, работа!

Да будет водка горька от пота!

Шальное сердце руби в окрошку!

Рассыпь, гармошка!

Скользи дорожка!

Рассыпь, гармошка!

Да к плясу ноги! А кровь играет!

Душа дороги не разбирает.

Через сугробы, через ухабы…

Молитесь, девки. Ложитесь, бабы.

Ложись, кобылы! Умри, старуха!

В Ванюхе силы! Гуляй, Ванюха!

Танцуй от печки! Ходи в присядку!

Рвани уздечки! И душу – в пятку.

Кто жив, тот знает. Такое дело.

Душа гуляет – заносит тело

Ты, Ванюша, пей, да слушай –

Однова теперь живем.

Непрописанную душу

Одним махом оторвем.

Хошь в ад, хошь, - в рай,

Куда хочешь – выбирай.

Да нету рая, нету ада,

Никуда теперь не надо.

Вот так штука, вот так номер!

Дата, подпись и печать.

И живи, пока не помер –

По закону отвечать.

Мы с душою нынче врозь.

Пережиток, в опчем.

Оторви ее, да брось –

Ножками потопчем.

Нету мотива без коллектива.

А какой коллектив,

Такой выходит и мотив.

Ох, держи, а то помру

В остроте момента!

В церкву едут по утру

Все интеллигенты.

Были – к дьякону, к попу ли,

Интересовалися.

Сине небо вниз тянули.

Тьфу ты! Надорвалися…

Душу брось, да растопчи.

Мы слюною плюнем.

А заместо той свечи,

Кочергу засунем.

А Ванюше припасла

Снега на закуску я

Сорок градусов тепла

Греют душу русскую.

Не сестра, да не жена,

Да верная отдушина…

Не сестра, не жена,

Да для души отдушина

Как весь вечер дожидалося Ивана у трактира красно солнце

Колотило снег копытом, и летели во все стороны червонцы

Душа в загуле.

Да вся узлами.

Да вы ж задули

Святое пламя!

Какая темень.

Тут где-то воде душа гуляет

Да кровью бродит, умом петляет.

Чего-то душно. Чего-то тошно.

Чего-то скушно. И всем тревожно.

Оно тревожно и страшно, братцы!

Да невозможно припоыдматься.

Да, может, Ванька чего сваляет?

А ну-ка, Ванька! Душа гуляет!

-Рвани, Ванюша! Чего не в духе?

Какие лужи? Причем тут мухи?

- Не лезьте в душу! Катитесь к черту!

- Гляди-ка, гордый. А кто по счету?

С вас аккуратом… ох, темнотища!

С вас аккуратом выходит тыща!

А он рукою за телогрейку…

А за душою – да ни копейки!

Вот то-то вони из грязной плоти:

Он в водке тонет, а сам не плотит!

И навалились, и рвут рубаху,

И рвут рубаху, и бьют с размаху.

И воют глухо. Литые плечи.

Держись, Ванюха, они калечат!

- Разбили рожу мою хмельную –

Убейте душу мою больную.

Вот вы сопели, вертели клювом.

Да вы не спели. А я спою вам!

… А как гулял Ванюша бережком

вдоль синей речки!

… А как водил Ванюша солнышко

на золотой уздечке!

Да захлебнулся. Пошла отрава.

Подняли тело. Снесли в канаву.

С утра обида. И кашель с кровью.

И панихида у изголовья.

И мне на ухо шепнули:

- Слышал?

Гулял Ванюха…

Гулял Ванюха, да весь и вышел.

Без шапки к двери.

- Да что ты, Ванька?

Да я не верю!

Эй, Ванька, встань-ка!

И тихо встанет печаль немая

Не видя, звезды горят, костры ли.

И отряхнется, не понимая,

Не понимая, зачем зарыли.

Пройдет вдоль речки

Да темным лесом,

Да темным лесом

Поковыляет,

Из лесу выйдет

И там увидит,

Как в чистом поле

Душа гуляет,

Как в лунном поле

Душа гуляет,

Как в снежном поле

Душа гуляет…

НА ЖИЗНЬ ПОЭТОВ

Поэты живут. И должны оставаться живыми.

Пусть верит перу жизнь, как истина в черновике.

Поэты в миру оставляют великое имя,

Затем, что у всех на уме - у них на языке.

Но им все трудней быть иконой в размере оклада.

Там, где, судя по паспортам - все по местам.

Дай Бог им пройти семь кругов беспокойного лада,

По чистым листам, где до времени - все по устам.

Поэт умывает слова, возводя их в приметы,

подняв свои полные ведра внимательных глаз.

Несчастная жизнь! Она до смерти любит поэта.

И за семерых отмеряет. И режет. Эх, раз, еще раз!

Как вольно им петь. И дышать полной грудью на ладан...

Святая вода на пустом киселе неживой.

Не плачьте, когда семь кругов беспокойного лада

Пойдут по воде над прекрасной шальной головой.

Пусть не ко двору эти ангелы чернорабочие.

Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам.

Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия.

К ним Бог на порог. Но они верно имут свой срам.

Поэты идут до конца. И не смейте кричать им: - Не надо!

Ведь Бог... Он не врет, разбивая свои зеркала.

И вновь семь кругов беспокойного, звонкого лада

Глядят Ему в рот, разбегаясь калибром ствола.

Шатаясь от слез и от счастья смеясь под сурдинку,

Свой вечный допрос они снова выводят к кольцу.

В быту тяжелы. Но однако легки на поминках.

Вот тогда и поймем, что цветы им, конечно, к лицу.

Не верьте концу. Но не ждите иного расклада.

А что там было в пути? Метры, рубли...

Неважно, когда семь кругов беспокойного лада

Позволят идти, наконец, не касаясь земли.

Ну вот, ты - поэт... Еле-еле душа в черном теле.

Ты принял обет сделать выбор, ломая печать.

Мы можем забыть всех, что пели не так, как умели.

Но тех, кто молчал, давайте не будем прощать.

Не жалко распять, для того, чтоб вернуться к Пилату.

Поэта не взять все одно ни тюрьмой, ни сумой.

Короткую жизнь – Семь кругов беспокойного лада –

Поэты идут. И уходят от нас на восьмой...

НЕКОМУ БЕРЕЗУ ЗАЛОМАТИ

Уберите медные трубы!

Натяните струны стальные!

А не то сломаете зубы

Об широты наши смурные.

Искры самых искренних песен

Полетят как пепел на плесень.

Вы все между ложкой и ложью –

А мы все между волком и вошью!

Время на другой параллели,

Сквозняками рвется сквозь щели.

Ледяные черные дыры –

Окна параллельного мира.

Через пень колоду сдавали

Да окно решеткой крестили.

Вы для нас подковы ковали.

Мы большую цену платили.

Вы снимали с дерева стружку.

Мы пускали корни по новой.

Вы швыряли медную полушку

Мимо нашей шапки терновой.

А наши беды вам и не снились.

Наши думы вам не икнулись.

Вы б наверняка подавились.

А мы же – ничего, облизнулись.

Лишь печаль-тоска облаками

Над седой лесною страною.

Города цветут синяками,

Да деревни – сыпью чумною.

Кругом – бездорожья траншеи.

Что, к реке торопимся, братцы?

Стопудовый камень на шее -

Рановато, парни, купаться!

Хороша студена водица,

Да глубокий омут таится -

Не напиться нам, не умыться,

Не продрать колтун на ресницах.

Да вот тебе обратно тропинка

И петляй в родную землянку.

А крестины там иль поминки -

Все одно там пьянка-гулянка!

Если забредет кто нездешний –

Поразится живности бедной,

Нашей редкой силе сердешной

Да дури нашей злой заповедной.

Выкатим кадушку капусты.

Выпечем ватрушку без теста.

Что, снаружи – все еще пусто?

А внутри по-прежнему тесно…

Вот тебе медовая брага -

Ягодка-злодейка-отрава.

Вот тебе, приятель, и Прага.

Вот тебе, дружок, и Варшава.

Да вот и посмеемся простуженно,

А об чем смеяться - неважно,

Если по утрам очень скучно,

То по вечерам очень страшно!

Всемером ютимся на стуле,

Всем миром на нары-полати.

Спи, дитя мое, люли-люли!

Некому березу заломати


[1] А.Н Житнский Семь кругов беспокойного лада: вст. статья //А.Башлачев Посошок, - Л.:Лира, 1991г. – С.9.

[2] Стихи и фрагменты интервью цитируются по книге: «Башлачев А.Н. Стихи. - экз. №645. - 1997 г. - 189 с»

[3] Все тексты цитируются по изданию: Башлачев А.Н. Стихи. – экз. №645. – 1997 г. – 189 с.

[4] Ожегов С.И, Шведова Н.Ю., Толковый словарь русского языка – М., 1999. – С. 318.

[5] Там же

[6] Там же, С.317.

[7] Крылатые слова: по толкованию С.Максимова. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1955 г. – С340-341.

[8] А.Башлачев Стихотворения. – С. 164.

[9] Ефимов А. Стилистика художественной речи, с. 279

[10] Из интервью Б.Юханову //Башлачев А.Н. Стихи

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему