регистрация / вход

Звукоподражательные единицы японского языка

Понятие звукоподражательной лексики и её стилистические функции. Классификация звукоподражания в японском языке. Роль звукоподражаний в художественной литературе и способы их перевода. Способы перевода звукоподражаний с японского языка на русский язык.

ВВЕДЕНИЕ

Японский язык представляет особый интерес с точки зрения исследования звукоподражательных слов. В теоретическом плане данный лексический пласт привлекает внимание в силу наличия ряда признаков, выделяющих его как семантический класс, причём далеко не ограниченный подражанием звуковым явлениям внеязыковой реальности, но включающий также изображения зрительных и других сенсорных ощущений, механических взаимодействий, динамических состояний, психологических и прочих характеристик человека.

Выбор темы для написания данной курсовой работы определяется, прежде всего, её актуальностью. Японский язык обладает достаточно большим количеством звукоподражательных слов, которые широко используются, как в устной речи, так и в письменной. Звукоподражания часто встречаются в художественной литературе, наполняя письменный язык разнообразными звуками, помогая читателю ярко представить картину окружающего мира.

В качестве объекта данной курсовой работы выступают звукоподражательные единицы японского языка.

Предметом исследования являются стилистические функции, а так же способы перевода звукоподражаний с японского языка на русский язык.

Целью исследования является изучение основных способов передачи звукоподражательной лексики на язык перевода.

В соответствии с поставленной целью были выдвинуты следующие задачи:

- дать общее понятие звукоподражания;

- исследовать классификацию звукоподражательных слов;

-проанализировать области употребления ономатопоэтических слов;

- изучить способы перевода звукоподражательных единиц.

Материалы для исследования взяты из художественных текстов японских авторов, а также учебной литературы.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.


ГЛАВА 1. ЗВУКОПОДРАЖАНИЯ В ОБЩЕЙ ТЕОРИИ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

1.1Теории происхождения языка

Проблема происхождения языка затрагивалась учёными уже в античном языкознании.

Существует ряд гипотез о происхождении языка, но ни одна из них не в состоянии удовлетворительно объяснить такое уникальное явление, как человеческий язык.

Из всех выдвинутых наукой теорий происхождения языка только одна с момента появления и по сей день сохраняет свои позиции. Это—теория божественного сотворения языка. Вера в то, что его создал и дал людям Бог, позволяет обойти те непреодолимые препятствия, о которые разбиваются все теории возникновения языка эволюционным путем.

История человечества позволяет христианам утверждать, что язык существует столько, сколько существует Бог, а согласно Библии, Бог существует вечно.

Некоторые ученые предположили, что люди неким образом создали язык благодаря своему разуму (теория создания языка силой человеческого разума). Согласно их теории, по мере эволюции человека интеллектуальные способности людей непрерывно росли и в конце концов позволили людям начать общаться друг с другом. Это предположение также кажется весьма логичным, однако большинство ученых и лингвистов отрицают такую возможность.

Согласно теории звукоподражания язык возник в результате подражания человеком звукам природы и окружающего мира при помощи речевого аппарата.

Сторонники звукоподражательной теории обычно понимают звукоподражание широко – и как подражание звуком звуку (отражение в звучании слова звукового признака объекта-денотата), и как подражание звуком не – звуку (отражение в звучании слова какого-либо незвукового признака объекта-денотата), т.е. и как собственно звукоподражание («тук-тук», «ква-ква»), и как звукосимволизм («бублик», «боб»).

По мнению многих лингвистов, сильной стороной теории звукоподражания было признание существования первоначальной связи между звуком и значением в словах языка и признание естественного, природного характера этой связи. Вопрос о связи между звуком и значением ставился многими учёными: Платон, Ж.-Ж. Руссо, Ломоносов и др.

Противники же ономатопоэтической теории, не без оснований, критиковали её за недооценку социальных условий возникновения языка и за абсолютизацию принципа звукоподражания. Однако, вместе с тем необоснованно принижали значение звукоподражания и отказывались признать существование звукосимволизма.

Итак, при работе с ономатопоэтическими словами в лингвистической традиции принято указывать на наличие логической связи между звуком и смыслом.

1.2 Понятие звукоподражательной лексики и её стилистические функции

Зачастую приёмом усиления художественной выразительности может служить звукоподражание. Звукоподражанием в морфологии принято считать неизменяемые слова, воспроизводящие звуки, издаваемые живыми существами, механизмами или характерные для явлений окружающей среды (ха-ха, ква-ква и т.п.)

Звукоподражание в художественной стилистике понимается шире – это употребление слов, которые своим звучанием напоминают слуховые впечатления от изображаемого явления.

Систему звукоизобразительной лексики можно условно поделить на три группы:

1) ономатопеи – слова, возникающие на основе звукоподражания (охать, икать, хихикать, гавкать);

2) звукоподражательные слова, имитирующие звуки, характерные для кого-либо, чего-либо, для явлений и действий (мяу, дзинь, кап-кап);

3) звукообразные слова (звукосимволизм) – лексемы, способствующие образной передаче движений, эмоциональных состояний, физических и психических явлений (хрыч, шашни, шабаш).

Стилистические функции звукоподражательных слов многообразны:

а) часто используются для создания каламбурной игры: Вор спросил чёрную кошку, которая перебежала ему дорогу, когда он шёл на дело: «На кого работаешь?» - «Мур!» - ответила та;

б) могут стать яркой речевой характеристикой персонажа;

в) выступают как вспомогательные изобразительные средства, усиливающие впечатление, для описания природных явлений, времён года;

г) лежат в основе многих «говорящих» антропонимов, например: Хрюша, Каркуша – герои передачи «Спокойной ночи малыши»;

д) могут выполнять функции контекстуального синонима и заменять глагол или имя, например: Хрю-хрю убежала (в детской сказке);

Звукоподражание как явление определяется как «закономерная, не произвольная, фонетически мотивированная связь между фонемами слова и лежащим в основе номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом)», или как «условная имитация звучаний окружающей действительности фонетическими средствами данного языка». Звукоподражания же как класс слов можно, соответственно обозначить как слова, в звучании которых отражены звуковые характеристики воспроизводимых ими объектов. При изучении звукоподражательных слов нет оснований настаивать на условном характере имитации в процессе звукоподражания. Дело в том, что каждый отдельный язык адаптирует определённые звуки в соответствии со своей фонетической системой. Поэтому, имея одни и те же истоки происхождения, звукоподражания могут быть облечены в ту или иную фонетическую форму в различных языках мира. Данный класс слов представлен практически во всех языках и, как правило, являет собой весьма немногочисленную группу лексических единиц. Японский язык в этом плане – исключение.

При изучении явления звукоподражания длительное время не проводилось чёткой границы между звукоподражаниями как таковыми и звукосимволизмами. Примерно к середине 20 века была разработана так называемая универсальная классификация звукоподражательных слов, где они группировались по соотнесённости с денотатом.

Для определения звукосимволизма существует несколько терминов: «звуковой символизм», «фонетический символизм», символика звука». Явление звукосимволизма принято обозначать как «закономерную, не произвольную, фонетически мотивированную связь между фонемами слова и полагаемыми в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизмы же как пласт слов могут обозначаться терминами «идеофоны», «образные слова». Некоторые исследователи определяют звукосимволизмы как связь между означаемым и означающим, носящую непроизвольный, мотивированный характер. Традиционно принято выделять следующие явления, передаваемые в языке при помощи звукосимволизмов: обозначение световых явлений; свойств предметов, их поверхности, формы, вида; способа, манеры движения человека или животного; облика, мимики, выражение лица человека; эмоций, настроения. Звукосимволизмы передают звуки в так называемой «условной» форме, не имеющей с ними прямой связи, то есть отражение звука в языке не похоже на его реальное звучание. Или же посредством звукосимволизмов передаются и вовсе не звуковые явления.

В лингвистике принято различать «субъективный» и «объективный» звукосимволизм. В первом случае речь идёт о связи между звуком и значением в психике человека, а во втором – о связи между звуком и значением в словах языка.

Подводя итог, можно сказать, что звукоподражание – закономерная и непроизвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизм (звуковой символизм, фонетический символизм, символика звука) — закономерная, не произвольная, фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом).

1.3 Звукоподражание в японском языке

Звукоподражательные слова в японском языке – это своеобразный разряд древних слов, которые не являются самостоятельной частью речи, так как с точки зрения грамматики они не представляют собой единой грамматической категории, а входят в различные части речи (существительное, прилагательное, глагол, наречие). В связи с тем, что эти слова не обладают морфологическими показателями, свои грамматические свойства они реализуют в синтаксических связях. Звукоподражательные слова могут выступать в предложении в качестве подлежащего, сказуемого, определения и дополнения и выполнять функции различных обстоятельств. Это составляет грамматический аспект ономатопоэтических слов.

В японском, как и в западном, языкознании существуют главные и второстепенные термины. Часто для обозначения одного и того же явления есть несколько наименований. Наиболее часто используемые из них: гионго, гитайго, гисэйго.

Гионго (擬音語 – «слово, подражающее поведению, состоянию или ситуации») – аналог термина «звукоподражание» в его узком понимании. Гионго определяются как слова, призванные обозначать голоса или звуки воздействия на неодушевлённые предметы и передавать их в звуковой (на письме – в буквенной) форме. Обычно они записываются катаканой.

Гитайго (擬態語- «слово, подражающее поведению, состоянию или ситуации») – аналог термина «звукосимволизм». Соответственно, гитайго определяются как слова, образно или символически описывающие состояние, явления, перемены и пр.

Гисэйго (擬声語 – «слово, подражающее голосу») – более узкий термин, чем гионго, используемый, как правило, для передачи голосов птиц, животных, человека. Часто переводятся как «звукоподражательное слово».

Помимо трёх вышеперечисленных терминов существует ещё несколько, использующихся в данной области. Ономатопэ – «ономатопея», или «звукоподражание»; онга – «изображение звука»; оммохо: - «слова, отражающие картину мира»; онсэй-но сё:тё: - «символы звука»; гибо:го – «слова, описывающие внешность или облик человека»; моё:го – «слова, описывающие состояние, положение или ситуацию» и др.

Экспрессивные характеристики человека в японском языке до сих пор были предметом специального рассмотрения лишь с точки зрения их словообразовательной и семантической мотивированности, а ономатопоэтические слова лишь упоминались.

Рассмотрим семантические виды ономатопоэтических слов – характеристик человека, указывающих на экспрессивные действия или состояния человека.

1. Ономатопоэтическое слово – глагол говорения. Например: べらべらしゃべるberaberashaberu – «тараторить», «трещать»; もごもご言うmogomogoiu – «мямлить»; ひそひそ話すhisohisohanasu – «шушукаться»; あきあき話すakiakihanasu – «ворковать»; べらべら言うberaberaiu – «трепаться»; むにゃむにゃ言うmunyamunyaiu – «бормотать».

2. Ономатопоэтическое слово – глагол движения. Например: てくてく歩くtekutekuaruku– «плестись» (волоча усталые ноги); でれでれ行くderedereiku - «волочиться» (еле-еле идти);よろよろ歩くyoroyoroiku - «ковылять»; ちょろちょろ行くchorochoroiku - «ковылять»;とぼとぼ歩くtobotoboiku - «плестись»;のろのろ進むnoronorosusumu - «тащиться».

3. Ономатопоэтическое слово – глагол, связанный с приёмом пищи. Например: ぴちゃぴちゃ音を立てて食うpichapichaotowotatetekuu - «чавкать»; がつがつ食うgatsugatsukuu - «жрать»; ばくばく食べるbakubakutaberu - «хлебать».

4. Ономатопоэтическое слово – глагол, выражающий различные эмоциональные состояния. Например: あきあきするakiakisuru – «осточертеть»; おろおろするoroorosuru –«мешкаться»; しゃしゃするsyasyasuru – «и в ус не дуть»; ぎゃぎゃなくgyagyanaku – «визжать»; めそめそする mesomesosuru – «распустить нюни».

5. Ономатопоэтическое слово – существительное, характеризующее человека с точки зрения поведения. В этих словах, как и в других вышеприведённых, как правило, реализуется отрицательный признак человека. Например:  せかせかした人sekasekashitahito –«егоза»; わいわいれんwaiwairen – «мелюзга», «мелкая сошка»; がみがみやgamigamiya – «придира», «ворчун»; がみがみ女gamigamionna – «мегера»; ぬくぬくした者nukunukushitamono – «подлец»; でれでれした男deredereshitaotoko – «бабник». Во всех примерам к основам ономатопоэтического слова присоединяются различные словообразовательные форманты существительных (人hito, やya, 者mono, 男otoko, 女onna, れんren), которые по своей природе являются нейтральными. Следовательно, экспрессивность слова, как и в случаях с выше приведёнными глаголами, создается за счёт основы ономатопоэтического слова.

6. Ономатопоэтическое слово – неодушевлённое существительное со значением отвлечённого признака, действия или результата, выражающего, экспрессивное значение. Если для предыдущего типа слов характерна редупликация одинаковых слогов, то в данном виде, наряду с редупликацией слогов (ごたごたgotagota – «дрязги») в основном встречаются повторения не совсем одинаковых звуков, но объединённые, по-видимому, по своим генетическим особенностям и отличающиеся повышенной экспрессивностью.

Итак, экспрессивные характеристики человека представляют собой интересную, но малоисследованную сферу японской лексики. Как показал анализ, звукоподражательные слова в функции экспрессивной характеристики человека прослеживаются в целых тематических группах и имеют, таким образом, системный характер. Экспрессивные ономатопоэтические характеристики человека чаще всего реализуются в речи в функциях сказуемого и различных обстоятельств.


ГЛАВА 2. ЗВУКООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ЛЕКСИКА: ЗВУКОПОДРАЖАНИЕ И ЗВУКОСИМВОЛИЗМ

2.1 Классификация звукоподражания в японском языке

Ономатопоэтические слова в целом можно разделить на два больших класса: звукоподражания и звукосимволизмы. В японских словарях и специальной литературе иногда встречаются варианты, когда наряду с гитайго и гионго выделяются ещё и гисэйго. В некоторых издания вместо термина «гионго» может употребляться термин «гисэйго» и наоборот.

Ниже приведена общепринятая, упрощённая классификация:

- гионго – слова, обозначающие звуки внешнего мира, производимые одушевлёнными или неодушевлёнными предметами;

- гитайго – слова, при помощи звуков, в символической форме передающие незвуковые явления. Они могут обозначать: а) состояние неодушевлённых предметов; б) состояние человека и других живых существ; в)состояние души человека.

Гионго.

1. Разнообразные звуки, возникающие в окружающем мире: хлопки, бульканье, гул, звон и т.д.

動物園に連れて行くと言ったら、三歳の息子はパチパチと手を叩いて喜んだ。

Do:butsuen ni tsurete iku to ittara, sansei no musuko wa pachipati to te wo tataite yorokonda.

Когда я сказал своему трёхлетнему сыну, что мы пойдём с ним в зоопарк, он очень обрадовался и захлопал в ладоши.

2. Специфические звуки

а) звуки, производимые неодушевлёнными предметами

協会の鐘がカランカランと鳴っている。

Kyoukai no kane ga karankaran to natte iru.

Гулко звонит церковный колокол.

б) звуки, произносимые человеком

в) звуки, производимые животными.

Гитайго.

«Люди и работа»

1. Обозначение черт характера человека

怒られてもシャーシャーしている。

Okorarete mo sya:sya: shite iru.

Даже когда его ругают – ему абсолютно всё равно.

2. Личные отношения между людьми

а) характер отношений

なんともちぐはぐな感じの夫婦だったが、とうとう離婚したか。

Nantomo chiguhaku na kanji no fu:fu: datta ga, to:to: rikon sita ga.

С самого начала они производили впечатление людей, которые совсем не подходят друг другу, и, в конце концов, они развелись.

б) отношения к окружающим

3. Работа и деньги

а) отношение к работе

彼は必ず一週間に一度、きちきちと報告書を出している。

Kare ha kanarazu issyukan ni itido, kitikiti to ho:kokusyo wo dasite iru.

Строго раз в неделю он обязательно представляет на рассмотрение доклад.

б) тяжесть службы

в) отношение к деньгам и обязанностям, связанным с ними

家賃はきちんきちんとどこらせずに払っているから文句を言われる筋合いはない。

Yachin wa kichinkichin todokoraseju ni haratte iru kara monku wo iwareru sujiai wa nai.

Мы всегда платим за квартиру точно вовремя, поэтому у хозяев нет причин на нас жаловаться.

«Физические аспекты»

1. Внешность

а) одежда

б) конституция тела

в) лицо

г) причёска

隣の奥さんが、おきぬけのもしゃもしゃに乱れた髪のまま、玄関へぬっとでてきた。

Tonari no okusan ga, okinuke no mosyamosya ni midareta kami no mama, genkan he nutto dete kita.

На пороге неожиданно появилась соседка: волосы её были растрёпаны, как будто она только что встала с постели.

2. Выражение лица (мимика)

3. Выражение глаз

4. Состояние тела

彼はウイスキーを三本飲んでよいつぶれ、ぐったりしていた。

Kare wa uisuki: wo sanbon nonde yoitsubure, guttari site ita.

Выпив три стакана виски, он опьянел настолько, что не мог передвигаться.

5. Функционирование организма

6. Эмоции

а) ощущения

б) обоняние

в) осязание

г) зрительное восприятие

最近はきんきらきんの金歯はあまり見掛けない。

Saikin wa kinkirakin no kinba wa amari mikakenai.

В последнее время не часто видишь людей, у которых во рту блестят золотые коронки.

д) звуковое восприятие

«Эмоциональные аспекты»

1. Сильные эмоции, эмоциональные перепады

2. Настроение, состояние души

秋の夕べなど、忙しい私でも,しっみりした気分で、庭の草木を眺めることがある。

Aki no yu:be nado, isogashii watakushi demo, sinmiri shita kibun de, niwa no kusaki wo nagameru koto ga aru.

Несмотря на занятость, я нахожу время, чтобы, забыв обо всём, насладиться видом осеннего сада.

«Психологические аспекты»

1. Состояние души

2. Внутренние процессы

«Действия, производимые людьми и животными»

1. Движения тела

2. Характеристика различных действий, производимых человеком или животными

3. Невозможность произвести какое-либо действие

みすみす損をした。

Misumisu son wo shita.

Будучи не в силах что-либо сделать, я потерпел убытки.

«Направленность движения»

1. В воздухе или воде

2. Круговое движение

3. Линейное движение

4. Движение в пространстве

5. Разрушение, поломка.

この人形は品質が悪く、ちぃっと力を入れただけで首ががくんと折れた。

Kono ningyo: wa hinsitsu ga waruku, chotto chikara wo ireta dake de kubi ga gakunto oreta.

Эта кукла очень плохого качества: стоило слегка надавить на её шею, как неожиданно отвалилась голова.

«Движения, связанные с основными природными элементами»

1. Воздух

2. Огонь

3. Свет

4. Вода или другая жидкость

雨がぽつんとおでこに当たった。

Ame ga potsunto odeko ni atatta.

Капля дождя шлёпнулась мне прямо на лоб.

«Другое»

1. Количественные показатели

а) время

б) количественная характеристика

2. Характеристика пространства

а) существование в пространстве

б) помещения

в) размеры

この既製服は私の体にはきっちり合う。

Kono kiseifuku wa watakusi no karada ni wa kittiri au.

Этот костюм сидит на мне как влитой.

2. Форма и структура

а) фигура или форма

б) поверхность

в) состав, материал.

Таким образом, ономатопы как единый класс характеризуются функцией символической передачи явлений внеязыковой реальности звуками языка и наличием ряда формальных признаков.


3. Роль звукоподражаний в художественной литературе и способы их перевода

Звукоподражательная лексика является неотъемлемым элементом повседневного общения и литературного творчества. Огромный эстетический потенциал звукоподражательной лексики является причиной её широкого использования в художественной литературе. Благодаря семантической вариативности звукоподражания писатель может передавать особый колорит, оттенок смысла, уточнять образ совершения действия.

Для формирования определённого ритма звукоподражательные слова могут употребляться и в поэзии, например в хайку, для усиления эмоциональности и непосредственности в передаче образа.

Использование звукоподражательной лексики в устной речи характеризуется чертами неформальности (при повышении формальности высказывания частота использования звукоподражаний снижается).

Существует два фактора распространения ономатопов: их проникновение в сферу обычной лексики и наличие ситуаций, когда ономатоп не может быть заменён синонимичной лексической единицей неономатопоэтического характера.

В теории перевода выделяются такие способы перевода звукоподражательной лексики, как заимствование, различные трансформации (замена, описание, добавление и т.п), компенсации, опущение.

Заимствование, то есть передача иностранного слова путём трансрибирования или транслитерации, встречаются, например, при переводе японских сказок:

「きゃ、きゃ、きゃ」猿のふうふは  ひめいを上げながら奥山ににげていったきり。

«kya, kya, kya», - saru-no fu:fu wa… himei-o agenagara, okuyama-ni nigete ittakiri…

Закричали обезьяны: «кя, кя, кя!» - и в горы убежали» (сборник «Поле заколдованных хризантем»).

Также к заимствованию прибегают в тех случаях, когда необходимо не только описать звуки, но и передать их национальный, отличный от языка перевода, колорит (что характерно, например, для фольклора), и создаваемый при помощи ономатопоэтических единиц ритмический рисунок оригинала. Вероятно также, что заимствования могут использоваться при отсутствии в языке перевода устоявшихся способов передачи описываемых звуков.

Одним из характерных способов передачи на русский язык японских звукоподражаний – гионго и гисэйго – является использование звукоподражательных (ономатопоэтических) глаголов и существительных, то есть такой приём перевода, как замена части речи. К этой категории относятся звукоподражательные глаголы, звукоподражательные существительные, а также глаголы движения.

В переводах могут использоваться просторечия и авторские окказионализмы, в частности, для передачи дополнительных (стилистических, оценочных) компонентов значения там, где это связано со стилем (например, «бубнить», «бубнёж»). Для передачи дополнительных оттенков значения и более точного описания звуков иногда употребляются уточняющие определения.

ほとんど聞き取れないほどぼそぼそとした声だた。

Hotondo kikitorenai hodo bosoboso-to shita koe data.

До меня доносился лишь невнятный бубнёж».

Иногда эквивалент для ономатопоэтической единицы отсутствует. Ономатопоэтическое слово опускается, либо используются добавления или описательный перевод.

僕と彼女の間にはこの前にあった時とはちがったなにかしらちぐはぐなくうきがあった。

Boku to kanojo-no aida-ni wa, kono mae-ni atta toki to wa chigatta nani-kashira chiguhagu-na ku:ki-ga atta.

Между нами что-то было не так. Что-то разладилось с последней встречи» (Х. Мураками, «Слушайте песню ветра»).

Ономатопоэтическое слово chiguhagu имеет значение «отсутствие порядка, согласия, гармонии», что можно выразить лексемой «беспорядок», однако отношения между людьми в русском языке не описываются этой единицей (можно сказать «чувства в беспорядке», но нельзя сказать «отношения в беспорядке»), поэтому в данном случае используется описательный перевод.

Таким образом, описательным переводом или добавлением, в основном, пользуются в тех случаях, когда невозможно выразить значение ономатопоэтической единицы одной лексемой из-за отсутствия эквивалентных единиц в русском языке или из-за отличий в сочетаемости существующих лексем.

К компенсации в качестве одной из переводческих универсалий, как указывает, в частности, В.Гривнин, прибегают в тех случаях, «когда лексическая единица исходного языка не имеет эквивалента в языке перевода, что необходимо компенсировать, поскольку этого требует эмоциональность высказывания». То есть, о компенсации речь идёт, в основном, при попытках воспроизвести эмоциональный компонент значения единиц исходного текста.

К компенсациям также отнесены случаи употребления фразеологизмов и других устойчивых выражений для передачи образного компонента значения ономатопоэтических единиц:

僕はもうぐったりとつかれはてていた。

Bokuwamo: guttari-totsukarehateteita.

Я уже походил на выжатый лимон.

Японские ономатопоэтические единицы, как правило, могут быть переданы в переводе различными способами. Приёмы и способы перевода, используемые при этом, в целом, совпадают с описанными в теории перевода: встречаются заимствования, различного рода замены, добавления, компенсации, опущения.

Заимствования могут воспроизводить в переводе национальный колорит текста на исходном языке, а также помогают сохранить ритмическую структуру текста.

Добавления (и описания) необходимы в том случае, когда все оттенки значения ономатопоэтических слов не могут быть выражены в переводе одной лексемой.

Ономатопоэтические единицы могут при переводе опускаться.

В качестве одного из приёмов перевода предлагается также использовать эквиваленты (обычно звукоподражания), имеющие то же морфологическое строение, что и японское ономатопоэтическое слово.

звукоподражание лексика японский перевод


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе была исследована ономатопоэтическая лексика японского языка.

Суммируя результаты работы можно сделать следующие выводы:

1. Изучение ономатопоэтической лексики происходит в русле вопроса о происхождении языка. Существует даже так называемая звукоподражательная теория, согласно которой звукоподражания были первыми словами, которые произнёс человек.

2. Звукоподражания – это слова, непосредственно передающие звуки живой и неживой природы, физические и эмоциональные ощущения, описывающие действия и состояния предметов.

3. Японский язык обладает достаточно большим количеством ономатопоэтических слов, которые широко используются, как в устной речи, так и в письменной. Звукоподражания часто встречаются в художественной литературе, для передачи полной, красочной картины повествования.

4. Звукоподражательные слова выполняют ряд стилистических функций:

а) часто используются для создания каламбурной игры;

б) могут стать яркой речевой характеристикой персонажа;

в) выступают как вспомогательные изобразительные средства, усиливающие впечатление, для описания природных явлений, времён года;

г) лежат в основе многих «говорящих» антропонимов;

д) могут выполнять функции контекстуального синонима и заменять глагол или имя;

5. В плане классификации в числе звукоподражаний выделяют подкласс подражаний голосам животных и людей (гисэйго). В гитайго выделяются следующие группы: движения людей и животных, телесные состояния, ощущения, эмоции, психологические состояния, физические явления.

6. Наиболее продуктивными способами перевода звукоподражаний являются:

- Заимствование, то есть передача иностранного слова путём трансрибирования или транслитерации;

- описательный перевод звукоподражаний;

- подбор эквивалента звукоподражания на языке перевода.

Для японского языка характерно наличие огромного количества звукоподражательной лексики. И на сегодняшний день японский язык продолжает пополняться новыми звукоподражаниями, знание которых необходимо переводчикам в любой сфере деятельности.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий