регистрация / вход

Речевая коммуникация как основной фактор межличностного взаимодействия

Функциональный подход к речевому общению Цель данной главы определить, как речевая коммуникация формирует межличностное взаимодействие. Общеизвестно, что язык проявляется во всех сферах жизнедеятельности человека, но использование языка обусловлено большим количеством экстралингвистических факторов.

Функциональный подход к речевому общению

Цель данной главы определить, как речевая коммуникация формирует межличностное взаимодействие. Общеизвестно, что язык проявляется во всех сферах жизнедеятельности человека, но использование языка обусловлено большим количеством экстралингвистических факторов.

Интерес к языку, а точнее к выбору формы высказывания и текста, появился ещё в 5-4 веке до нашей эры. В Древней Греции и Риме процветало ораторское искусство, и оратор должен был уметь создавать текст, который отвечал бы определенным требованиям, и основным из этих требований было - хороший стиль. А понятию стиль соответствовало умение говорить на правильном не испорченном языке. При этом отмечались различия в характере устной и письменной речи, а для каждого вида речи пригоден был особый стиль. Так как не один и тот же стиль, а разные стили использовались в речи письменной, в речи во время спора, в речи политической и в речи судебной. Необходимо было знать оба стиля, потому что первый - письменный, заключался в умении говорить на родном языке, а знание второго необходимо, так как не придется молчать, если необходимо передать что-нибудь другим в случае, если ты не умеешь писать[1] .

Стиль речи письменной наиболее точный стиль, а стиль во время спора более актерский, и актерский можно разделить на два подстиля: один передает характер, а другой передает эффект. "Если сравнивать речи между собой, то речи, написанные при устных состязаниях, кажутся сухими, а речи ораторов, даже если они имели успех, в чтении кажутся неискусными, причина этого та, что они пригодны только для устного состязания". [2]

Одним из необходимых требований к хорошему стилю была ясность. "Раз речь не ясна, она не достигнет цели"[3] . Еще одним необходимым свойством ораторской речи была уместность. Оратор должен уметь содержать такт и в содержании и в выражениях "не для всякого общественного положения, не для всякого возраста, так же как и не для всякого места и момента и слушателя, подходит один и тот же стиль, но в каждой части речи, так же как и в жизни, надо всегда иметь ввиду, что уместно: это зависит и от существа дела, о котором говориться, и от лиц, и говорящих и слушающих… истинно красноречив тот, кто умеет говорить о будничных делах просто, о величавых величаво, о средних - стилем, промежуточным, между обоими".

Итак, в Античной Греции и Риме существовало понятие о стиле устной и письменной речи, и это было связано с разными формами и функциями языка, которые определялись условиями коммуникации. Хороший правильный стиль, это, прежде всего, чистый литературный язык; уместный стиль, это некоторая разновидность правильного языка, которая соответствует предмету речи и участникам коммуникации. Таким образом, в античной риторике были заложены основы современной стилистики, было разработана развернутая программа построения текста устного выступления, успешность и эффективность которого зависит от соблюдения основных условий, приемов и правил.

Стратегия использования языка у античных риториков была поддержана немецким ученым В. фон Гумбольдтом. Он показал, что в процессе развития языка в нем вырабатываются своего рода "подъязыки", которые используются в разных сферах человеческой деятельности и общения. Язык как бы делится, во-первых, он служит для простого описания действительности, для повседневного общения - это обычный разговорный язык. Во вторых, возникает необходимость выразительной передачи мыслей и чувств, появляется возвышенная речь, которая находит свое применение в прозе и поэзии. В. фон Гумбольдт первым выделил подъязыки в системе развитого языка. Они предназначены не просто для общения, а для коммуникации в определенных сферах человеческой деятельности. [4]

Но, однако, функциональная стилистика завоевала серьезное внимание лишь в начале 20 века, когда члены пражского лингвистического кружка обозначили основные моменты и направления в этой области в своих "Тезисах".

Пражская школа, которую также можно рассматривать как школу функциональной лингвистики была основана в 1926 году Вилемом Матезиусом. Матезиус был известен как англицист и специалист по общему языкознанию. В кружок Матезиуса входили молодые языковеды, слависты, германисты. Всех их объединяла одна цель - разработка структурных методов исследования в лингвистике и литературоведении. Пражская лингвистическая школа была первой по времени образования среди школ структурного языкознания. В своей работе кружковцы делали упор на изучение языка в синхроническом плане, использование строгих формальных методов для исследования структуры языка. Свою исследовательскую программу пражцы изложили в "Тезисах пражского лингвистического кружка". Эти "Тезисы" содержали основные положения, которые разрабатывались в дальнейшей деятельности Пражской школы функциональной лингвистики. Основными положениями в направлении функций языка были следующие: язык имеет литературную форму, литературный язык отражает культурную жизнь и цивилизацию народа, лучше всего он представлен в монологической письменной речи; определенное место занимает поэтическая речь; литературный язык противопоставлен разговорному языку, причем литературный функционально строго ограничен и развит; разговорный язык служит коммуникативной цели. Пражцы настаивали на том, что невозможно понять любое явление в языке, не принимая во внимание систему, к которой оно принадлежит. Представители пражской школы считали лучшим средством познания языка синхронный анализ. В тезисах пражцы утверждали, что языковые явления не возникают случайно и произвольно, и что языковые контакты следует изучать в рамках объединений. В “Тезисах Пражского Лингвистического Кружка” были заложены основы структурно-фонологического анализа. Пражцы сформулировали задачи теории номинации и функционального синтаксиса. Они различали номинативную деятельность, результатом которой является слово и которая - на основе особой для каждого языка номинативной системы - расчленяет действительность на лингвистически определимые элементы, и синтагматическую деятельность, ведущую к сочетанию слов. В теории номинации объединяются исследования различных номинативных способов и грамматических значений слов. К теории синтагматических способов (функциональному синтаксису) были отнесены: изучение предикации, которая является основным синтагматическим действием, созидающим предложение; различение формального членения предложения на подлежащее и сказуемое и актуального членения на тему и высказывание; понимание под морфологией (в широком смысле) теории системы форм слов и их групп, пересекающейся со словообразованием, традиционной морфологией и синтаксисом; подчёркивание роли морфологической системы языка в обеспечении связей между различными формами и функциями.

По мнению Пражцев, изучение языка требует в каждом отдельном случае строгого учета разнообразия лингвистических функций и форм их реализации. А иначе характеристики любого языка окажутся искаженными и фиктивными. Звуковая и грамматическая структура языка, его лексический состав изменяются в соответствии с этими функциями и формами.

Различают внутреннюю речевую деятельность и реализованную речевую деятельность. Внутренняя речевая деятельность - лингвистические формы, употребляемые мысленно, а реализованная - лингвистические формы произнесенные вслух. Для языка важна не только внешняя звуковая сторона, но и потенциальные языковые явления.

Важным показателем языка является интеллектуальность и аффективность лингвистических проявлений. Интеллектуальность - степень развития языка, когда высказывания становятся более определенными и точными, способными выражать всю сложность мысли и их взаимосвязь, аффективная лексика - эмоционально окрашенная лексика. Эти показатели могут переплетаться друг с другом либо один господствует над другим.

Реализованная интеллектуализованная речевая деятельность имеет прежде всего социальное назначение (связь с другими). То же можно сказать и об аффективной речевой деятельности, если она стремится вызвать у слушателя известные эмоции (эмоциональная речевая деятельность); кроме того, она служит для выражения эмоции вне связи со слушателем.

В своей социальной роли речевая деятельность различается в зависимости от связи с внелингвистической реальностью. При этом она имеет либо функцию общения, то есть направлена к означаемому, либо поэтическую функцию, то есть направлена к самому знаку.

В функции речевой деятельности как средства общения следует различать два центра тяготения: один, при котором язык является "ситуативным языком" (практический язык), то есть использует дополнительный внелингвистический контекст, и другой, при котором язык стремится образовать наиболее замкнутое целое с тенденцией стать точным и полным, используя слова-термины и фразы-суждения (теоретический язык, или язык формулировок).

Каждая функциональная речевая деятельность имеет свою условную систему - язык в собственном смысле. Нельзя отождествлять одну функциональную речевую деятельность с языком другую, а другую с речью.

Формы лингвистических проявлений следующие: с одной стороны, устное проявление, подразделяемое в зависимости от того, видит ли слушающий говорящего или не видит его; с другой - письменное проявление; наконец, речевая деятельность, чередующаяся с паузами, и монологизированная непрерывная речевая деятельность. Важно определить, каким функциям соответствуют те или иные формы и степень этого соответствия.

Следует систематически изучать жесты, сопровождающие и дополняющие устные проявления говорящего при его непосредственном общении со слушателем, жесты, имеющие значение для проблемы лингвистических региональных союзов.

Важным фактором для подразделения речевой деятельности служат взаимоотношения говорящих, находящихся в языковом контакте: степень их социальной, профессиональной, территориальной и родственной связи, их принадлежность к нескольким коллективам, порождающая смешение лингвистических систем в городских языках.

Сюда же примыкают: проблема межъязыковых связей (языки, называемые общими), проблема специальных языков, проблема языков, приспособленных для связи с иностранной языковой средой, а также проблема распределения лингвистических пластов в городах.

Необходимо также (даже в диахронической лингвистике) обращать внимание на глубокие взаимовлияния различных языковых образований, причем не только с точки зрения территориальной, но и с точки зрения функциональных языков, различных форм лингвистического проявления, определенных языков различных групп и целых языковых групп. [5]

Итак, пражцы понимали язык как динамичную функциональную систему. Таким образом, понятие функции привело к необходимости принятия пражцами так называемой телеологической точки зрения. Любое языковое явление рассматривается с точки зрения той функции, которую оно выполняет, и той цели, к которой оно направлено. Для этого различают интеллектуализованную и аффективную речевую деятельность. Поэтому при изучении языка они тщательно исследуют различия лингвистических функций и способы их реализации в тех или иных языковых явлениях. Лингвистические проявления бывают устные и письменные. По их мнению, звуковая и грамматическая структура языка и его словарный состав меняются именно в зависимости от их функций и способов.

Также необходимо обратить внимание на изучение пражцами литературного языка. Пражская школа решала две основные проблемы, связанные с изучением литературного языка. Во-первых, определяла понятие сущности литературного языка, отграничивая его от других языковых образований или форм существования языка, во-вторых, распределяла языковые средства самого литературного языка в соответствии с многообразием его функций и стилистических пластов. Пражцы использовали понятие "литературный язык" не только для обозначения языка художественной литературы, но для любой другой формы языка, в сравнении с народной. "Особый характер литературного языка проявляется в той роли, которую он играет, в частности в выполнении тех высоких требований, которые к нему предъявляются по сравнению с народным языком: литературный язык отражает культурную жизнь и цивилизацию (ход и результаты научной, философской и религиозной мысли, политической и социальной, юридической и административной деятельности). Эти функции литературного языка способствуют расширению и изменению (интеллектуализации) и его словаря; необходимость говорить о материях, не имеющих отношения к практической жизни, и о новых понятиях требует новых средств, которыми народный язык не обладает или не обладал до известного времени; равным образом необходимость говорить о некоторых предметах практической жизни точно и систематично приводит к созданию слов-понятий и выражений для логических абстракций, так же как и к более точному определению логических категории посредством лингвистических средств выражения." [6]

Члены Пражского лингвистического кружка учитывали не только данные письменного языка, но и устную языковую практику образованных слоёв общества. Очень важным моментом явилась выработка понятия нормы литературного языка и отграничение нормы от кодификации. По мнению членов кружка, норма литературного языка отличается от нормы народного языка большей функциональной и стилистической дифференциацией и большей осознанностью и обязательностью своих канонов, что связано с большей его стабильностью.

Схематически различия в нормах языков выглядят так:

Норма литературного языка Норма народного языка

Большая функциональная и стилистическая дифференциация

Осознанность и обязательность канонов

Функциональное расслоение

Стабильность

Динамический характер

Монолог превалирует

Консервативный характер

Свободное расположение небольших предложений

Диалог превалирует

Как считают пражцы, специфические функции литературного языка влияют не только на его лексику и синтаксис, но и на его фонологическую и морфологическую структуру.

Пражцы первыми начали рассматривать язык как систему лингвистических знаков, имеющих функциональный характер. Каждая подобная система является для них сложной системой, состоящих из частных функциональных систем. Пражцы установили следующие понятия: "функциональный язык" и функциональный стиль".Б. Гавранек первым выделил следующие функции языка и соответствующие им функциональные языки, а также функциональные стили. Схематически это можно изобразить так:


Функции литературного языка Функциональные языки

Коммуникативная

Практически-специальная

Теоретически-специальная

Эстетическая

Разговорный

Деловой

Научный

Поэтический

По мнению пражцев, функциональными стилями литературного языка оказываются:

В зависимости от конкретной цели высказывания:

Практическое сообщение

Вызов (призыв), убеждение

Общее изложение (популярное)

Специальное изложение (Объяснение, доказательство, кодифицирующие формулы);

В зависимости от способа выражения: истинное - публичное, устное - письменное. Устное:

Интимное, монолог, диалог

Публичное: речь, дискуссия;

Письменное:

Интимное

Публичное: объявление, афиша, газетное, книжное выступление.

Пражцы подчеркивали, что нельзя отождествлять функциональный стиль и функциональный язык. Функциональный стиль является наполнением функционального языка. Каждый функциональный язык (разговорный, деловой, научный, эстетический) имеет свой функциональный стиль в зависимости от цели высказывания и формы выражения. Таким образом функциональный язык - это характер высказывания, а функциональный стиль - средство достижения цели.

Пражская школа внесла значительный вклад в создание и развитие современного языкознания. Пражцам впервые удалось всесторонне развить понятие системы как структурного целого, обосновать важность функционального структурного анализа и доказать его применимость и необходимость. Пражская школа заложила основы функциональной лингвистики и базу для дальнейшего изучения функций языка.

Во второй половине 20 века вопросы функциональной стилистики были не менее актуальны. Но, если раньше язык изучался с точки зрения речевого взаимодействия, как средства передачи информации, формирования, выражения и сообщения мысли, т.е. с функциональной точки зрения. Современные исследователи рассматривают язык с позиции устройства языка, как абстрактную систему, которая представляет собой "множество различно реализуемых в речи элементов в их отношениях противопоставлениях и связях". [7] По мнению И.В. Арнольд система языка состоит из нескольких подсистем и может рассматриваться как структура. Между разными элементами языка существуют определенные закономерные отношения. Эти отношения заключаются в том, что элементы низших уровней служат для построения элементов высших уровней. Язык - это набор определенных единиц и правил использования этих единиц, и семиотической точки зрения: язык есть система знаков, которые что-либо обозначают. На вершине этой иерархии находится язык, который, как известно, имеет свои формы выражения в зависимости от цели высказывания, а для достижения этих целей служат функциональные стили.

Практическое сообщение

Разговорный письменный Убеждение

Язык Деловой Общее изложение

Научный устный Специальное изложение

Поэтический Дискуссия

Таким образом, стиль является неотъемлемым элементом структуры языка. Проблема стиля является одной из центральных в стилистике. Одни исследователи вообще отрицают существование стилей, рассматривая язык как единую систему и усматривая возникновение различий при использовании этой системы в процессе коммуникации. Другие считают стили проявлением авторской индивидуальности, подходя к стилям с позиции художественной литературы. Третьи рассматривают функциональные стили как совокупность текстов, дифференциальные признаки которых связаны как с различными способами использования речеязыковых средств, так и с дифференциацией самой коммуникативной системы в зависимости от ситуации и сфер общения. Четвертые связывают существование функциональных стилей с функциональной целесообразностью использования языковых средств. Некоторые языковеды выделяют всего два основных стиля - разговорный и письменный. Стили различаются на основании разных признаков; в разных языках выделяют разные стили[8] . И.В. Арнольд определяет функциональные стили как "подсистемы языка, каждая из которых обладает своими специфическими особенностями в лексике и фразеологии, в синтаксических конструкциях, а иногда и в фонетике". [9] Она выделяет следующие функциональные стили: научный, разговорный, деловой, поэтический, ораторский и публицистический, но эти стили являются разновидностями двух других стилей: книжного и разговорного. Схематически это можно определить так:

Стиль

Разговорный Книжный

(casual) вызван особенностями (non-casual) вызван

бытового диалога условиями письменного общения


Литературно-разговорный

Фамильярно-разговорный

Просторечие

Научный

Деловой официально-документальный

Публицистический или газетный

Ораторский,

Возвышенно-поэтический.

Мы видим, что то, что раньше называли литературным стилем. Арнольд называет книжным. У нее нет разделения на функциональный стиль и функциональный язык, как это было у пражцев, есть только функциональный стиль, который состоит из соответствующих языковых единиц, направленных на выполнение необходимой функции.

Определением функционального стиля во второй половине 20 века являлось следующее: "Стиль языка может быть определен как система согласованных, взаимодействующих, связанных языковых средств, направленных на выполнение особых функций коммуникации и достижение определенного эффекта"[10] - это определение И.Р. Гальперина, отражает мнение многих его современников. Он предложил следующую классификацию функциональных стилей:

стиль научной прозы или научный стиль;

стиль официальных документов или официальный стиль;

газетный стиль;

публицистический стиль;

художественный стиль[11] .

Некоторые из этих стилей имеют свои подстили. Например,

художественный стиль объединяет язык поэзии, прозы и драмы. Кроме того, И.Р. Гальперин разделяет стили на письменные и устные. Стили отличаются взаимодействием языковых средств и стилистическими приемами. У каждого стиля есть одна или две особенные черты, отличающие его от других.

Сфера коммуникации включает также обстоятельства, сопровождающие процесс производства речи в каждом отдельном случае.

Существует профессиональная коммуникация, неформальный разговор, лекция, официальное письмо, телефонный разговор и т.п. Все эти ситуации можно в целом разделить на формальные и неформальные.

И.Р. Гальперин предлагает следующую стилистическую классификацию лексических единиц английского языка, используемых в формальных и неформальных ситуациях, которые "обслуживаются" различными функциональными стилями:

1. Нейтральная, общелитературная и разговорная лексика;

2. Специальная литературная лексика:

термины

поэтические слова

архаизмы, устаревшие и устаревающие слова

варваризмы

литературные окказионализмы;

3. Специальная разговорная лексика:

сленг

жаргонизмы

профессионализмы

диалектные слова

вульгаризмы.

Классификация И.Р. Гальперина отличается от других классификаций его современников тем, что она является наиболее полной и подробной, включает в себя определенное количество элементов.

Из всего вышесказанного следует, что исследователь делит стили письменные и устные, которые могут быть реализованы в формальных и неформальных ситуациях с использованием лексики, присущей тому или иному стилю.

Наш современник Л.Л. Нелюбин считает, что стиль возникает, образуется в результате общения людей между собой в определенных сферах их деятельности и в определенный отрезок времени. Стилистические подсистемы языка - это исторические категории, они имеют более или менее устойчивый характер на данном этапе развития языка. Как и вся языковая система, они изменяются, развиваются, появляются и исчезают. Л.Л. Нелюбин выделяет стили таким образом: в зависимости от цели коммуникации и сферы употребления выделяются следующие пять стилей: стиль официального общения, стиль науки и техники, стиль публицистики и прессы, стиль повседневного общения, стиль художественной литературы.

Каждый из данных стилей характеризуется определенными особенностями на всех уровнях: фонетическом, лексико-фразеологическом и грамматическом. Указанные стили делятся на подстили, внутри которых выделяются еще более частные замкнутые языковые микросистемы или подсистемы.

Современный лингвист Н.М. Разинкина приводит такие описания функционального стиля: понятие функционального стиля связывается не только с типичными языковыми средствами, но также и с типовой ситуацией. Под последней понимается совокупность речевых и неречевых условий, необходимых для того, чтобы вызвать идентичную речевую реакцию у различных носителей данного языка. А это значит, что вопрос функционального стиля тесно связан с такими проблемами как специфичность сферы общения, целевые установки, возникающие в процессе обмена и сообщения мысли, психические особенности порождения речи и её понимания. Эти вопросы определяют специфику любого функционального стиля. В общем плане функционально стилистическую характеристику высказывания определяют такие факторы, как традиция, социальные взаимоотношения коммуникантов, формы общения (устная, письменная, диалогическая, монологическая), экстралингвистические условия самого акта общения, цели высказывания. Отбор средств выражения для осуществления общения всегда носит общественно осознанный характер. Данный отбор свидетельствует о том, что говорящий коллектив осознает те или иные выразительные возможности языка как оптимальные для передачи определенной информации. [12]

По мнению В.Е. Чернавской в современной лингвистике выражается точка зрения, что стиль есть свойство, атрибут текста. Стиль вообще относится к уровню текста и раскрывается только в связи с текстовым целым. Также она считает, что стили подразделяются следующим образом: традиционно - научный, публицистический, официально - деловой, разговорный, художественный, и в последнее время - религиозный функциональный стиль.

Коммуникации является основной функцией язык. Язык используется для фактических целей, то есть, когда целью коммуникации является не просто передача информации, но и установление контакта со слушателем. Эта функция играет важную роль в вербальной коммуникации, когда понимание является не только конечной целью, но основой для всего речевого акта. [13] Этот факт очень важен для нашего исследования, так как в языке образовательной сферы важно донести информацию именно через установление контакта со слушателем. Существуют новые подходы к изучению дискурса, предложенные TheInternationalCorpusofEnglish (ICE). Эта теория предлагает следующую методику, основанную на анализе речи говорящего. Обычно речь локализуется в пространстве и времени, и речевой акт преследует определённую цель, возникающую из обстоятельств её использования.

Отношения функция - форма играют ключевую роль в понимании того, как выбор лексических единиц формирует текст с определённой направленностью. Социально культурное окружение влияет на формирование текста. Структура этого текста хорошо отражает его функциональную направленность.

Примеры использования языка можно классифицировать по языковым и функциональным различиям и сходствам, поэтому языковая система трактуется ICE, как тесно связанная с социальной системой - набор норм, стандартов, обычаев и требований, задействованных в данный речевой акт для особой коммуникативной цели.

ICB определяет следующие категории текста:

Разговорный Диалог Частная речь Прямой разговор, телефонный разговор
Публичная речь Занятие на уроке, споры и интервью в прямом эфире, парламентские дебаты, перекрёстный допрос, деловые переговоры.
Монолог Спонтанная речь Спонтанный комментарий, неподготовленная речь, демонстрации, выступление в зале суда.
Подготовленная речь Выступления в теле-радио эфире, речь не для телевидения и радио.
Смешанный Новости на радио и телевидении.
Письменный Не печатный Непрофессиональное письмо Студенческие сочинения, студенческие экзаменационные ответы.
Корреспонденция Социальные письма, деловые письма.
Печатный Научное письмо Гуманитарные, технические, естественные и социальные науки.
Ненаучное письмо Гуманитарные, технические, естественные и социальные науки
Репортаж Новости в печатных СМИ
Инструкции Административные, регулирующие, навыки, хобби.
Побуждающее письмо Передовые статьи
Творческое письмо Романы, рассказы.

Последнее время стиль все больше определяется как выражение определенных мыслительных действий человека с помощью письменных или устных текстов, которые соответствуют по содержанию и форме обстоятельствам речевой деятельности и выполняют намеченные коммуникативные цели с помощью языковых средств, в зависимости от коммуникативной ситуации.

Как мы выяснили в первой части данной главы, хороший правильный, а главное уместный стиль языка гарантирует успешность коммуникации, а система так называемых "подязыков" обеспечивает необходимую форму и наполнение текста определенного стиля.

Эта система, впервые предложенная фон Гумбольдтом, в современном языке имеет как сторонников, так и противников, хотя изначально она была не так сложна и противоречива.

Язык


Разговорный язык Возвышенная речь

Проза Поэзия (фон Гумбольдт)

Определенный строй система получила благодаря исследованиям пражского лингвистического кружка. Члены кружка определили основные понятия и заложили базу для дальнейшего изучения стилистических функций языка.

Язык

Литературный язык Народный язык

Разговорный Деловой Научный Поэтический


Система уровней языка развивается, усложняется, приобретает новые элементы.

В 20 веке исследователи ввели термин "структура" языка и представили язык как систему элементов подчиненных друг другу. Центром этой системы является понятие стиля, это же понятие является и самым спорным. Проблема существования или отсутствия стиля является актуальной до сих пор. В 20 веке такие понятия как функциональный стиль и функциональный язык отождествляются, и появляется более строгая система функциональных стилей.

С развитием функциональной лингвистики структура языка становится сложнее, приобретая все новые и новые элементы или, наоборот, делясь на более мелкие структуры.

Стиль Письменный Формальный Публицистический Жанры, используемые для формирования того или иного тиля
Газетный
Неформальный Официальный
Научный
Устный Формальный Публицистический
Газетный
Неформальный Официальный
Научный

Кроме того, в конце 20 века в современной лингвистике появляется новый стиль - религиозный. Это показывает развитие и изменение уровней структуры в связи с историческими и культурными событиями.

Чем глубже и подробнее изучается функциональная лингвистика, тем более расплывчатым становится определение стиля. Выявляется изменение или смешение стилей в одном тексте в зависимости от целей и экстралингвистических факторов. Гибкость стилевого оформления обеспечивается большой разновидностью лексических единиц.

Стиль является обязательным атрибутом текста и неотделим от последнего. Одной из главных функций языка являются передача информации и установление контакта со слушателем. Таким образом, стиль текста выбирается с учетом социально-культурного окружения, стандартов и норм, обычаев и требований, существующих в данном обществе, а главное, целей, преследуемых коммуникантами.


[1] Левицкий Ю.А. Лингвистика текста. Москва 2006

[2] Левицкий Ю.А. Лингвистика текста. Москва 2006

[3] Левицкий Ю.А. Лингвистика текста. Москва 2006

[4] Алпатов В.Н. История лингвистических учений. 1999

[5] PragLingv.ru/17/

[6] PragLingv.ru/17/

[7] Арнольд И.В. Стилистика Современный английский язык М: 2002

[8] Нелюбин Л.Л. Лингвостилистика современного английского языка М:Флинта, Наука 2007

[9] Арнольд И.В. Стилистика Современный английский язык М: 2002

[10] Galperin I.R. Stylistics. – M: 1971

[11] Galperin I.R. Stylistics. – M., 1977

[12] Разинкина Н.М. Стилистика английского научного текста М: 2004.

[13] Чаковская М.С. Текст как сообщение и воздействие. – М., 1986.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий