регистрация / вход

Орфоэпические нормы 2

Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Ижевский Государственный технический университет

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Ижевский Государственный технический университет

Кафедра «Лингвистика»

Реферат

на тему: «Орфоэпические нормы»

Выполнил:

студент гр. 1-57-1

М факультета

Хабибуллина А.Р.

Проверил:

К.ф.н., доцент

Некипелова И.М.

Ижевск 2007


Термин орфоэпия (гр. Orthos-прямой, правильный + epos-речь) употребляется в двух значениях: 1) раздел языкознания, занимающийся изучением нормативного литературного произношения 2) совокупность правил, устанавливающих единообразное произношение, соответствующее принятым в языке произносительным нормам.

Важнейшие черты русского литературного произношения сложились еще в первой половине 18в. на основе разговорного языка города Москвы. К этому времени московское произношение лишилось узкодиалектных черт, объединив в себе особенности произношения северных и южных говоров русского языка. Московские произносительные нормы передавались в другие экономические и культурные центры в качестве образца и там усваивались на почве местных диалектных особенностей. Так складывались произносительные черты, не свойственные московской орфоэпической норме.

В формировании литературного произношения огромную роль играют театр, радиовещание, телевидение, звуковое кино, которые служат мощным средством распространения орфоэпических норм и поддержания их единства.

И орфография, и орфоэпия основываются на понятии нормы. О месте нормы в системе понятий «язык» и «речь» так писал Э. Косериу: «Функциональный язык (язык, на котором можно говорить) – это система функциональных противопоставлений и нормальных реализаций, или, точнее, это система и норма. Система есть система возможностей, координат, которые указывают открытые и закрытые пути в речи, понятной данному коллективу, а норма, напротив, - это системы обязательных реализаций, принятых в данном обществе и данной культуре. Норма соответствует не тому, что можно сказать, а тому, что уже сказано и что по традиции говорится в рассматриваемом обществе».

Норма имеет две фундаментальных особенности, которые можно считать условиями ее существования:

· наличие вариантов

· оценка существующих вариантов.

Хронологические варианты орфоэпической нормы.

Современная орфоэпическая норма имеет варианты, прежде всего хронологического порядка, которые называются «старшим» и «младшим».

Особенности старшего орфоэпического стандарта были сформулированы Д.Н. Ушаковым в работах 1920-1940-х гг. и легли в основу орфоэпических рекомендаций Р.И. Аванесова, высказанных им в работах 1950-1970-хгг. и в «Орфоэпическом словаре русского языка» под его редакцией. Появившиеся

в эти годы новые явления в практике произношения Р.И. Аванесов приводит

в качестве возможных вариантов орфоэпической нормы. Эти новые явления были подробно описаны в работах «Фонетика современного русского литературного языка. Народные говоры» (под ред. М.В. Панова, М.,1968), «Русский язык по данным массового обследования» (под ред. Л.П. Крысина, М. , 1974) и представлены в «словаре трудностей русского произношения» М.Л. Коленчук и Р.Ф. Касаткиной (М., 1997); они легли в основу понятия «младшей» орфоэпической нормы.

Те элементы звукового строя, в которых наблюдаются «старший» и «младший» варианты орфоэпической нормы, можно представить списком. (Таблица 1).

Следует заметить, что применительно к данному списку о смене орфоэпической нормы можно говорить только в случае замены [ыэ] на [а] в произношении <а> после шипящих согласных, поскольку «старший» вариант уже не упоминается в орфоэпических словарях; он уже стал только фактом истории орфоэпической нормы. Все остальные «старшие» варианты, как правило, еще приводятся в словарях с пометкой «устаревающее», поэтому применительно к списку признаков из правой части таблицы точнее было бы говорить как о проявлении тенденций, а не как о категорической смене номы.

Таблица1. Основные особенности «старшего» и «младшего» вариантов орфоэпической нормы.

«старший» «младший»
Эканье Иканье
Различная реализация фонем <а>, <о>, <е> в заударных слогах после мягких согласных. Одинаковая реализация фонем <а>, <о>, <е> в заударных слогах после мягких согласных.
Реализация <а> звуком [ыэ] после твердых шипящих. Реализация <а> звуком [а] после твердых шипящих.
Ассимиляция по мягкости в сочетаниях зубных согласных с зубными, переднеязычными и губными; губных с заднеязычными; [р] с губными и переднеязычными; любых согласных с [j]. Разрушение обязательной ассимилятивной мягкости; переход некоторых сочетаний с первым мягким согласным в разряд факультативных и запрещенных.
Мягкая реализация фонемы <ж`> в некоторых словах. Твердое бифонемное сочетание <жж> в этих словах.
Сочетание [ч` н],[шн]. Сужение круга слов с обязательным [шн] в пользу [ч` н].
Фрикативная реализация заднеязычного согласного перед следующим смычным в некоторых словах. Сокращение количества случаев обязательной фрикатизации до слов мягко, легко и их производных.
Мягкость согласных перед <е> (или орфографическим е) в заимствованных словах. Увеличение круга лексики с твердыми согласными перед <е> (е).
Безударная флексия [-ы] (-и -) им. падежа мн. числа существительных ср. рода. Единая флексия [-а] (<а>) им. падежа мн. числа существительных ср. рода.
Единая безударная флексия [-ут] формы 3 лица мн. числа глаголов. Безударная флексия [-ът] формы 3 лица мн. числа глаголов.

Твердый заднеязычный согласный перед безударной флексией им., вин.

падежей мужского рода прилагательных ([-чъй], [-къй],

[-хъй]).

Мягкий заднеязычный согласный перед безударной флексией им., вин.

падежей мужского рода прилагательных ([-г` ьй], [-к` ьй],

[-х` ьй]).

Твердый заднеязычный согласный перед глагольным суффиксом - ивать ([-гъвът` ], [-къвът` ], [-хъвът` ]). Мягкий заднеязычный согласный перед глагольным суффиксом - ивать ([-г` ьвът` ], [-к` ьвът` ], [-х` ьвът` ]).
Твердый согласный в возвратном постфиксе -ся, - сь, за исключением деепричастия с ударным суффиксом. Расширение круга глагольных форм с мягким согласным в возрастном постфиксе - ся, - сь.

Динамика орфоэпической нормы в области консонантизма (ослабление ассимилятивного смягчения согласных по мягкости; расширение круга слов с [ч` н] за счет [шн]), а также все изменения в произношении отдельных грамматических форм, - указывает на сближение произношения с написанием. Против этого решительно возражал Д.Н. Ушаков, который писал: «Чистоте произношения, кроме провинциальных акцентов, угрожает еще один враг, тем более опасный, что он под видом друга заходит, так сказать, в тыл орфоэпического фронта и действует там разлагающим образом. Дело в том, что книжное написанное слово таит в себе возможность особого рода неправильных произношений, именно произношений «буквальных», противоречащих законам всякого живого языка».

Более осторожно высказывался на ту же тему Р.И. Аванесов: «Важной и принципиальной проблемой является соотношение орфографии и орфоэпии, в теоретическом плане, можно сказать, еще не поставленная. При всей широте, можно сказать, необозримости круга лиц, обслуживаемых орфографий, она все же опирается, прежде всего, на людей, владеющих орфоэпическими нормами. Но эти нормы далеко не в полной степени кодифицированы, допускают немало вариантов. Поэтому упорядочение, совершенствование орфографии в ряде случаев упирается в вопрос об упорядочении и более строгой кодификации орфоэпии. Может ли и в какой мере нормализация орфоэпии вторгнуться в самый язык, предполагая изменение фонемного или морфемного строения слова, или наоборот, орфография – диктовать орфоэпическое произношение? Думается, что при достаточном учете тенденций развития языка некоторое – хотя и очень осторожное – «вторжение» орфографии в область устной речи, которое сделает более устойчивым один из орфоэпических вариантов, возможно».

Приведем мнение и еще одного известного лингвиста, занимавшегося проблемами орфоэпии, - Л.В. Щербы: «Прежде всего, совершенно очевидно, что в произношении будущего будет отметено все чересчур местное, московское или ленинградское, орловское или новгородское, не говоря уже о разных отличительных чертах других языков, вроде кавказского или среднеазиатского «гортанного» х, украинского г, татарского ы и т.д., и т.п. Второе, что является несомненным, - это стремление опереться на что – либо твердое и для всех очевидное. Ясно, что таким твердым и очевидным является письмо, а потому не менее ясно и то, что будущее русское образцовое произношение пойдет по пути сближения с письмо. Из этого, между прочим, вытекают некоторые обязательства и для письма : если мы не хотим, чтобы люди произносили Доде и Гете с мягкими д и т, и с ё в соответствии с немецким у, то мы и должны писать Додэ и Гетэ, а не Доде и Гете».

Территориальные разновидности орфоэпической нормы.

До недавнего времени признавалось существование двух вариантов орфоэпической нормы: московского и петербургского. Но историческая судьба Санкт–Петербурга не благоприятствовала укреплению той произносительной нормы, которая сформировалась там к началу 10века. Перенос столицы государства в Москву, большие потери населения в связи с Великой Отечественной войной и блокадой Ленинграда, значительный приток населения из сельских местностей привели к тому, что в настоящее время образцы старого петербургского произношения, на основе которого сложилось представление о петербургской орфоэпической норме, можно услышать только в фонографических записях уже ушедших из жизни актеров петербургских театров, литераторов, ученых, общественных деятелей – потомственных петербуржцев.

В настоящее время дискуссионной является возможность существования территориальных разновидностей орфоэпической нормы. Дело в том, что обширные диалектные территории русского языка обладают фонетическими различиями не только сегментного, но и суперсегментного характера, а также своеобразной артикуляционной базой. Поскольку это – наименее контролируемая сфера речевой деятельности, то и особенности произношения, обусловленные артикуляционной базой либо просодической структурой слова, а также своеобразие интонационного оформления фразы, устойчиво сохраняются в речи даже тех, кому удалось усвоить, казалось бы, все особенности московской орфоэпической нормы.

Практическое значение орфоэпии.

Орфоэпия (с греч., буквально «правильная речь») прагматична: формулируя общие представления о правильности, она дает каждому говорящему конкретные рекомендации, направленные на достижение им необходимого уровня в произношении; эти рекомендации основываются, естественно, на реальной картине произношения этого индивида. Выдающийся английский лингвист Г. Суит выразился афористически: «Пока мы не знаем, как на самом деле говорим, мы не можем ответить на вопрос, как мы должны говорить»[sweet,1911].

Известно, что нормированное произношение имеет также варианты, употребление которых может зависеть от социальных характеристик говорящего, от его социального положения, реального жизненного опыта. На речь конкретного носителя нормированного языка могут влиять такие внеязыковые факторы, как говор местности, где говорящий провел детство и юность, возрастная группировка, та или иная социальная среда, в которой он находится, а также уровень квалификации, культуры человека.

Тесно связана с социофонетическими характеристиками речи (т.е. оценкой произношения с учетом социальных характеристик говорящих) и ее фоностилистическая дифференциация различия в произношении конкретного носителя литературного языка, зависящие от речевой ситуации, отношения к собеседнику и тексту, от типа текста, адресата и т.д.

Стили произношения.

В зависимости от темпа речи различаются стили полный и неполный. Полный стиль (при медленном темпе речи) характеризуется отчетливым произношением звуков, тщательностью артикуляции, а в неполном стиле (при быстром темпе речи) отмечается менее отчетливое произношение звуков, сильное редуцирование.

Более существенное значение имеет классификация стилей произношения, связанная со стилистической дифференциацией языка в целом и с наличием или отсутствием экспрессивной окрашенности и характером последней. Стилистически не окрашенным является нейтральный стиль произношения, которому противопоставляется, с одной стороны, высокий (книжный, академический) стиль, а с другой – разговорный стиль (оба стилистически окрашенные).

Произношение гласных звуков.

· В безударных слогах гласные подвергаются редукции – качественным и количественным изменениям в результате ослабления артикуляции. Качественная редукция – это изменение звучания гласного с потерей некоторых признаков его тембра, а количественная – это уменьшение его долготы и силы.

В меньшей степени редуцируются гласные, находящиеся в первом предударном слоге, в большей степени гласные остальных безударных слогов.

· В первом предударном слоге на месте букв а и о произносится звук [^] – «крышечка». От ударяемого [а] он отличается меньшей продолжительностью и более задним образованием : тр[^]ва, с[^]сна.

· В остальных безударных слогах на месте букв а и о произносится краткий звук, средний между [ы] и [а], обозначаемый в транскрипции знаком [ъ]: тр[ъ]вяной, з[ъ]лотой, школ[ъ], выз[ъ]в.

· В начале слова безударные а и о произносятся как [а]: [а]зот, [а]бладать.

· После твердых шипящих [ж] и [ш] гласный а в первом предударном слоге произносится как [а]: ж[а]ргон, ш[а]гать. Но перед мягкими согласными произносится звук, средний между [ы] и [э]: ж[ыэ]леть, лош[ыэ]дей.

· После мягких согласных в первом предударном слоге на месте букв е и я произносится звук, средний между [и] и [э]: в[иэ]сна, в[иэ]жи.

· В остальных безударных слогах на месте букв е и я произносится очень краткий [и], в транскрипции обозначаемый знаком [ь]: в[ь]ликан, вын[ь]сти, п[ь]тачок, выт[ь]нуть.

· На месте сочетаний букв аа, ао, оа, оо в предударных слогах произносятся гласные [аа]: з[аа]сфальтировать, з[аа]дно, п[аа]нглийски, в[аа]бразить.

· Исключением из закономерностей предударного вокализма является произношение е после ц как [Λ] в однокоренных словах танц[Λ]вать, танц[Λ]вальный.

Произношение согласных звуков.

· Согласный [г] в нормированной речи- звук взрывной (при оглушении – [к]). На его месте у носителей южных говоров распространен фрикативный [γ] (при оглушении – [х]). В нормированном произношении в виде исключения [γ] звучит в слове бухгалтер и производных от него (на месте хг), а глухой [х] в конце слова бог.

· В наречиях сегодня, отчего, в частицах итого, того на месте г произносится [в] (как и в окончаниях местоимений и прилагательных мужского и среднего рода в форме родительного падежа единственного числа).

· В словоформах лучший, лучше перед [ш] слышится [т] или твердый [ч].

· В словах помощник, всенощная произносится твердый [ш]; другими словами, на месте щ перед н в словах старославянского происхождения читается как бы сочетание ч перед н из исконно русских помочь, ночь (ср. произношение [ш] в словах горчичник, очечник, подсвечник и др.). Вместе с тем современному русскому языку в положении перед [н] свойственны и [ш], и [ш` ], ср. клавишный, чудовищный.

· В словах мужчина, перебежчик на месте сочетания жч, в форме сравнительной степени наречий жёстче, хлёстче на месте стч слышится долгий мягкий звук [ш` :]. Тот же звук может произноситься на месте сочетаний зч, сч в словах грузчик, заказчик, резчик, смазчик, извозчик, приказчик, рассказчик, навязчивый, разносчик, подписчик, песчаник, счастливый, счастье, счет и др. Если межморфемная граница между приставкой и корнем осознается говорящими, на месте сч – звучит сочетание [ш` ч` ]: считать деньги [ш` ;], но считать текст [ш`ч` ].

· В словах что, чтобы, ничто произносится [ш], а в нечто – аффриката [ч` ]. Слова конечно, скучно, яичница, пустячный, скворечник, девичник, прачечная, полуночничать, подсвечник, тряпочный, тряпичник произносится с фрикативным согласным [ш] перед н. Звук [ш] в сочетаниях старомосковского происхождения. Стремясь к геперкорректной речи, имеющей якобы «старомосковские корни», некоторые произносят слова нечто, съемочный со звуком [ш]. Это наверно, более того – частица нешто по русским говорам и в просторечии означает «разве», а на прилагательное съемочный старомосковская норма произношения никогда не распространялась.

· В словах легко (-че), легкий, мягкий, а также в производных от прилагательных, например, легкомысленный, легковой, налегке, легкоатлет, мягкотелый и др., сочетание гк произносится как [хк] (ср. тягчайший, где слышится [кч` ]).

· Ряд слов с консонантными сочетаниями характеризуются так называемыми непроизносимыми согласными (явление диерезы). Слова безжалостный, бескорыстный, добросовестный, должностной, грустный, радостный, честный, местность, крепостнический, буревестник, местничество, лестница, частник, взгрустнется, шестнадцать и многие другие произносится без взрывного согласного в сочетании стн, т.е. безжало[сн]ый, буреве[с` н` ]ик и т.д.

· В словах безвозмездный, звездный, празднование, безвыездно, поздно, праздник, наездник, упразднить и др. не произносится взрывной [д, д` ] в сочетании здн.

· При образовании в русском языке прилагательных с суффиксом -ск- от названий населенных пунктов с функциональным -рг (Выборг, Гамбург, Зальцбург, Люксембург, Оренбург, Петербург и т.д.) взрывной согласный после р выпадает, в нормированной речи прилагательные оренбургский, петербургский, нюренбергский, страсбургский, эдинбургский и др. произносят с сочетанием [рск].

· Русские прилагательные, образовавшиеся от иноязычных существительных на -ск (Дамаск, баск, этруск), произносится с выпадением интерконсонантного к, т.е. с сочетанием [с:к` ]: ба[с:к` ]ий, дама[с:к` ]ий, этру[с:к` ]. Последние слова так и пишутся, т.е. их произношение сказалось на орфографии. Сходное произношение (без интерконсонантного к) у слов хельсинский, хельсинкцы – с сочетаниями [нс, нц].

· Сочетание ндц в словоформах ирландцы, новозеландцы, самаркандцы и др. упрощается в произношение ирла[нц]ы и т.д.

· В произношении слова шестьсот между двумя с нет взрывного согласного, т.е. ударный слог слова звучит как ше[с:от].

· В словах счастливый, завистливый, участливый (и производных от них) также не произносится [т].

· В сочетании вств первый звук [в] не произносится в основах чувств- и здравств- (чувство, самочувствие, сочувствовать, бесчувственный, здравствовать, да здравствует, здравствуйте и др.). Кроме того, в слове безмолвствовать выпадает первое [в]: безмо[лств]овать.

· В словах сердце, сердцевина, сердцебиение взрывной [д] не произносится.

· В словах солнце, солнцезащитный, солнцепек, солнцестояние сочетание согласных произносится как [нц].

· В отличие от прилагательных сентябрьский – декабрьский, где произносится мягкий [р` ], в слове январский в нормированной речи звучит [р] твердый.

· Числительные семьсот, восемьсот произносятся с твердым [м].

· Двойные согласные являются долгим согласным звуком обычно тогда, когда ударение падает на предшествующий слог: гру[пп]а, ма[сс]а, програ[мм]а. Если же ударение падает на последующий слог, то двойные согласные произносятся без долготы: а[к]орд, ба[с]ейн, гра[м]атика.

· Ряд бесприставочных страдательных причастий, пишущихся через нн, произносятся с нормально кратким [н]: вяленный, раненный, варенный, крашенный, тисненный, мазанный, и т.д. Имеются исключения: с долгим [н:] произносятся купленный, лишенный, брошенный, данный, плененный.

· В словах, оканчивающихся на заударные сочетания –еник, -иник, основным вариантом в произношении сочетается нормально краткий [н]: единомышленник, вольноотпущенник, подлинник, предшественник, производственник, промышленник, путешественник, ремесленник, родственник, соотечественник, ставленник, трезвенник, утопленник, утренник, хозяйственник.

· Наряду с нормально кратким [с] в прилагательных русский, французский, имеется два десятка прилагательных с суффиксом -ск-, которые произносятся с долгим [с:]: матросский, арзамасский, абхазский, киргизский и т.д.

· В конце слов и в их середине перед глухими согласными звонкие согласные оглушаются : ястре[п], разбе[к], бага[ш], тра[ф]ка.

· На месте глухих согласных перед звонкими, кроме [в], произносятся соответствующие звонкие (происходит озвончение звука): [з]бежать, о[д]бросить, во[г]зал.

· В ряде случаев наблюдается так называемое ассимилятивное смягчение, т.е. согласные, стоящие перед мягкими согласными, произносятся мягко. Это относится в первую очередь к зубным [з`д` ]есь, гво[з` д` ]и, е[с` л` ]и, ка[з` н` ], ку[з` н`]ец, пе[н` c` ]ия. Встречаются два варианта произношения [з` л` ]ить и [зл` ]ить, по[с` л` ]е и по[сл` ]е. Двоякое произношение наблюдается в сочетаниях с губными согласными: [д` в` ]ерь и [дв` ]ерь, [з` в` ]ерь и [зв` ]ерь. В целом, регрессивная ассимиляция по мягкости в настоящее время идет на убыль.

Произношение некоторых грамматических форм.

В безударных окончаниях имен существительных и других частей речи произносятся редуцированные звуки [ъ] и [ь].

· Звук [ъ] произносится:

1. в окончании именительного падежа единственного числа существительных женского и среднего рода: [до*л` ъ], [ро*щ` ъ], [зна*м` ъ];

2. в окончании родительного падежа единственного числа существительных мужского и среднего рода: [домъ], [мо*р` ъ];

3. в окончании именительного падежа множественного числа существительных мужского и среднего рода: [бра*т` iъ], [зв` эн` iъ];

4. в суффиксе деепричастия несовершенного вида: [в` ид` ъ];

5. в окончании именительного падежа прилагательных женского рода: [новъiъ].

· На месте буквы е произносится звук [ь]:

1. в окончании дательного, творительного и предложного падежей единственного числа существительных женского рода: [к-ту*ч` ь], [ту*ч` ьi], [в-ту*чь];

2. в окончании предложного падежа единственного числа существительных, мужского и среднего рода: [в-до*м` ь], [в-мо*р` ь];

3. в окончании –ей множественного числа существительных: [заръсл` ьi];

4. в форме –ане именительного падежа множественного числа: [кр` иэс` т` j*а*н` ь].

Произношение слов иноязычного происхождения.

· В словах иноязычного происхождения, не окончательно усвоенных русским языком, на месте буквы о, в отличие от русской орфоэпической нормы, в безударном положении произносится [о], т.е. без редукции: б[о]а, [о]тель, кака[о], ради[о]. Допускается двоякое произношение: п[о]эт - п[^]эт, с[о]нет - с[^]нет и др.

· Перед гласным, обозначаемым буквой е, во многих иноязычных словах согласные произносится твердо: а[тэ]лье, ко[дэ]кс, ка[фэ], Шо[пэ]н.

· В словах иноязычного происхождения нередко представлено сочетание [дж], соответствующее фонеме [z] других языков. Звук [z] представляет собой аффрикату [ч], но произносимую с голосом. Однако в русском языке сочетание [дж] не сливается в одну артикуляцию аффрикаты [z], а произносится так же, как то же сочетание в исконно русских словах на стыке приставки и корня (или на стыке предлога и следующего слова), а именно как [zж]. Например [zж]ем, [zж]игит, [zж]ентельмен, паран[zж]а и т.д.

· В единичных случаях представлено сочетание дз, соответствующее фонеме [z] других языков. Звук [z] представляет собой аффрикату [y], но произносимую голосом. Однако в русском языке сочетание дз не сливается в одну артикуляцию аффрикаты [z], а произносится так же, как произносится соответствующее сочетание в исконно русских словах на стыке приставки и корня(или предлога и следующего за ним слова), а именно как [zз]: муэ[zз]ин.

· В отдельных словах иноязычного происхождения произносится звук [h]- придыхательный или, точнее, фарингальный звук. Пишется в этих случаях буква г. Например: бюст[h]альтер, [h]абитус и т.д.

Список используемой литературы:

· Д.Э. Розенталь, И.Б. Голуб, М.А. Теленкова / «Современный русский язык – 6-е изд.» / Москва. Айрис-пресс. 2004 / 448с.

· Р.И. Аванесов / «Русское литературное произношение: учебное пособие. Изд. 5-е» / Москва. КомКнига. 2005 / 288с.

· Ж.В. Ганиев / «Русский язык. Фонетика и орфоэпия» / Москва. Высшая школа. 1990 / 175с.

· С.В. Князев, С.К. Пожарицкая / «Современный русский литературный язык. Фонетика, графика, орфография, орфоэпия» / Москва. Академический Проект. 2005 / 319с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий