регистрация / вход

Языковая норма

Курсовая работа по курсу «Русский язык и культура речи» «О языковой норме» Содержание Введение Орфоэпические нормы 2.Лексические нормы 3.Морфологические нормы 4.Синтаксические нормы 5. Стилистические нормы

Курсовая работа

по курсу «Русский язык и культура речи»

«О языковой норме»


Содержание

Введение

1. Орфоэпические нормы

2.Лексические нормы

3.Морфологические нормы

4.Синтаксические нормы

5. Стилистические нормы

Список использованной литературы


Введение

Языковая норма определяется и изучается по крайней мере в двух аспектах.

Во-первых, под языковой нормой понимают устойчивые, закрепленные в процессе общения варианты языковых единиц. В таком случае норма определяет то, что широко распространено в данный период развития национального языка, описывает часто встречающиеся в речи варианты. При таком подходе языковая норма отражает реально использующиеся в языке слова, их формы и особенности произношения, а также синтаксические конструкции (предложения). Таким образом понимаемая норма учитывает частоту произнесения варианта звóнит (по сравнению со звонúт), варианта úхний (по сравнению с их), но ни в коей мере не оценивает правильность или неправильность вариантов. Можно провести аналогию между таким пониманием языковой нормы и показателем центральной тенденции в статистике. Так же, как показатель центральной тенденции в статистике не отражает оценку явления, обнаруженные языковой нормой наиболее распространенные варианты языковых единиц не оцениваются. Основная задача исследования языковой нормы в лингвистическом аспекте – отбор и описание языковых явлений, «инвентаризация» современного состояния языка.

Во-вторых, языковая норма рассматривается не только как лингвистическая, но и как социально-историческая категория. В таком случае норма отражает социальный аспект общения, который проявляется не только в отборе и описании языковых явлений, но прежде всего в системе их оценок. Обнаруженные в речи варианты языковых единиц рассматриваются не в качестве частых или редких, а в качестве правильных или ошибочных, уместных или неуместных, красивых или некрасивых. Можно сказать, что языковая норма, понимаемая как социально-историческая категория, оценивает языковые варианты, описанные языковой нормой, понимаемой лингвистически. Оценка языкового явления включает нормативный (правильно/неправильно), ситуативный (уместно/неуместно) и эстетический (красиво/некрасиво) компоненты. Главная задача исследования языковой нормы в социальном аспекте – установление правил употребления и оценки вариантов языковых единиц, выявление тенденций развития нормы.

Понимание языковой нормы как лингвистической и социально-исторической категории лежит в основе понятия нормы литературного языка.

У языковой нормы выделяют два конструктивных признака: план функционирования и план кодификации.

План функционирования – это «действительность» нормы, т. е. представление говорящими и пишущими (слушающими и читающими) о том, что является в речи правильным и уместным, а что – ошибочным. Такая «действительность» нормы представлена в сознании людей несформулированно, как навык. Функционирующие нормы воплощаются в повседневной речи и не существуют вне коллектива. В качестве примера приведем диалог школьников, стоящих перед витриной магазина: «Ты че, нельзя сумку на витрину лóжить, стекло сломаешь!» – «Надо говорить не лóжить, а ложúть!» Оба собеседника употребляют неверные варианты глагола, однако в сознании одного из них вариант ложúть представляет функционирующую норму, не являясь нормой кодифицированной (кодифицированная норма рекомендует вариант класть). Функционирующие нормы формируются на основе частотности варианта в речевом опыте.

План кодификации – это объяснение и описание норм в специальной литературе. Кодификация предполагает осознание нормы, закрепление ее в сводах правил. Такой свод правил может существовать отдельно от говорящих и редко проявляться в повседневной речи. Например, нормативный вариант произнесения обеспéчение весьма редко встречается даже в официальной речи, вытесняясь не рекомендуемым просторечным вариантом обеспечéние. Кодифицированная норма устанавливается на основе анализа функционирующих норм, социально-исторических и культурных условий общения.

Литературная норма является кодицифированной.

Норма как набор стабильных и унифицированных языковых средств и правил их употребления, которые специально сознательно закрепляются в словарях и учебниках, является специфическим признаком литературного языка на всех этапах его развития. Норма литературного языка вырабатывается специалистами на основе анализа устной и письменной речи в различных ситуациях общения. Она описывается как в научных, так и в массовых изданиях, предназначенных широкому кругу читателей разного возраста. Владение литературной нормой родного языка является одним из непременных условий образованности. В словаре лингвистических терминов норма определяется как «наиболее распространенные из числа сосуществующих, закрепившиеся в практике образцового использования, наилучшим образом выполняющие свою функцию языковые (речевые) варианты» (Розенталь, Теленкова 1976: 210).

Для литературной нормы характерен ряд признаков.

Первый признак литературной нормы – стабильность. Стабильность подразумевает: историческую устойчивость и традиционность; относительное территориальное единообразие; ограничение колебаний и вариантов. Стабильность литературной нормы обеспечивает доступность и понятность текстов на литературном языке всем, кто использует этот национальный язык, независимо от возраста и места проживания. Благодаря стабильности литературной нормы возможно взаимопонимание людей, принадлежащих к разным поколениям и социальным группам.

Мера стабильности литературной нормы во многом определяется культурно-исторической ситуацией, в которой функционирует данный литературный язык. В частности, современной российской культурно-исторической ситуацией определяется подвижность норм современного русского литературного языка.

Второй признак литературной нормы – вариативность. Вариативность обеспечивает возможность использования литературного языка в различных ситуациях общения. Во-первых, вариативность нормы проявляется в функциональных стилях литературного языка: высказывания, передающие сходное и даже одно и то же содержание, могут принадлежать к разным стилям. Во-вторых, вариативность нормы проявляется в различии письменной и устной форм литературного языка. В-третьих, возможна и территориальная вариативность нормы: в русской литературной речи определяют московскую и петербуржскую произносительные нормы.

Третьим признаком можно считать сменяемость литературной нормы. Сменяемость выражается в постепенном вытеснении старой нормы новой. При постепенной замене старой нормы новой некоторое время одновременно сосуществуют два нормативных варианта, один из которых является предпочтительным (пример приводится в разделе 2.1.). Сменяемость норм обусловлена социальными и культурными процессами.

Литературные нормы по-разному регламентируют использование языковых средств в общении.

Диспозитивная, сравнительно мягкая, норма предлагает выбор из нескольких вариантов, которые отличаются мерой предпочтения; диспозитивная норма рекомендует, но не диктует.

Императивная, более жесткая норма, предлагает один правильный вариант, установленный исследователями языка на основе анализа языковой системы, частотности использования и распространения вариантов в различных ситуациях общения. Нарушение императивной нормы приводит к ошибкам.


1. Орфоэпические нормы

Нормы произнесения слов и интонационного оформления фразы определяет

орфоэпия (от греч. Orthos – правильный, epos – речь). Довольно часто у одного и того же слова существует несколько вариантов. Орфоэпические варианты, т.е. допустимые варианты произношения слова, обычно принадлежат различным сферам употребления:

1- общенародной и профессиональной. Например, слово добыча произносится с ударением на втором слоге, однако в профессиональной речи шахтеров и геологов допустимо его произношение и с ударением на первом слоге: дóбыча;

2- высокому стилю и разговорной речи. Например, для высокого стиля характерно оканье (произнесение безударного О) в заимствованных словах: пОэтический, нОктюр;

3- в речи старшего поколения и в речи молодых носителей языка. Новое произношение постепенно вытесняет старое, но на определенном этапе развития литературного языка обе нормы сосуществуют, например: уходящая норма настаивала на смягчении согласного перед мягком согласным ([з’в’]ерь, е[с’л’]и), новая норма допускает произнесение твердого согласного в этих условиях ([зв’]ерь, е[сл’]и).

Оcновные орфоэпические нормы в области гласных

В современном русском литературном языке правильным считается умеренное áканье, т.е. неразличение А и О в безударных позициях: например, в слове молоко дважды произносится гласный А и только в последнем ударном слоге – гласный О; гласные в предударной позиции в словах молоко (на месте орфографического О) и баран (на месте орфографического А) произносятся одинаково.

В современном русском литературном языке господствует úканье, т.е. совпадение в первом предударном слоге после мягких согласных всех гласных, кроме У, в звуке И : река произносим как [р’икá], пятак произносим как [п’итáк], пила произносим как [п'илá].

Слова, не имеющие самостоятельного ударения, которые в устной речи примыкают к предшествующему или последующему слову, не подчиняются нормам редукции гласных. Иначе говоря, в таких словах не встречается аканье и иканье. Приведем примеры. Словосочетание те леса следует произносить как [т’е-л’исá], хотя слово телеса произносится [т’ил’исá]; словосочетание любил он следует произносить как [л’уб’ил-он].

Не подчиняется нормам редукции произношение сложных и сложносокращенных слов, а также слов с некоторыми приставками. Приведем примеры: сложное слово др[е]внерусский, сложносокращеное слово стр[о]йотряд, слово с приставкой с[о]председатель.

Оcновные орфоэпические нормы в области согласных

Долгий мягкий согласный Щ в русском литературном языке произносится на месте скопления согласных сч, зч, шч, жч в пределах одного слова: [ш’:]астье, ра[ш’:]естка, перево[ш’:]ик, весну[ш’:]атый.

На границе приставки и корня возможно как ме[ш’:]астный, так и ме[ш’ч’]астный.

На стыке предлога и знаменательного слова или двух знаменательных слов произнесение Щ не рекомендуется, например: и[c’ч’]емодана, но не и[ш’:]емодана; вес чемодана, но не ве[ш’:]емодана.

Долгий мягкий согласный Ж в современном русском литературном языке в соответствии с орфографическими жж, зж, сж, жд произносится только в корне слов дрожжи, брызжет, визжать, дребезжать, размозжить, брюзжать, вожжи, езжу, жжет, позже, брезжит, сожженый, взгромозжу, жужжать, дожди, дождик. Слова расположены в порядке убывания употребительности в них долгого мягкого Ж.

На месте орфографического ч перед н произносится:

только Ч в словах: вечность, точный, отличник, печник;

только Ш в словах: горчичный, двоечник, конечно, очечник, прачечная, пустячный, скворечник, скучно, яичница и в женских отчествах на –ична;

допустимо и Ч, и Ш в словах: булочная, лавочник, подсвечник, порядочный, сливочный, собачник, стрелочник;

варьрует произношение слова в разных сочетаниях с другими словами: серде[ч’]ный приступ – серде[ш]ный друг; шапо[ч’]ная мастерская – шапо[ш]ное знакомство; моло[ч’]ная кислота – моло[ш]ная / моло[ч’]ная каша.

На месте удвоенной согласной между гласными произносится долгий согласный в позиции после ударного гласного, в остальным позициях долгота обычно утрачивается: гр[ýпп]а – но гру[п]овóй, кл[ác:]ы – но кла[с’]ификáция, кол[óн:]а – но коло[н]áда, с[ýм:]а – но су[м’ú]ровать, тр[á:с]а – но тра[с’ú]рующий, д[áн:]ый – но зáда[н]ый, стек[л’áн:]ый – но рассея[н]áя.

На стыке приставки и корня долгота согласного сохраняется независимо от места ударения в слове: беззаботный, воссоздать, рассол, оттлокнуть, поддержать, поддать.

Оcновные орфоэпические нормы заимствованных слов

В некоторых заимствованных словах и именах собственных допускается произношение безударного О: адажи[о], б[о]а, б[о]леро, д[о]сье, кака[о], кред[о], ради[о], р[о]к[о]ко, с[о]льфеджи[о], три[о], ф[о]йе, Фл[о]бер, Ш[о]пен, Б[о]рне[о].

В книжных сравнительно малоупотребительных словах гласный Э произносится в начале и после твердого согласного: [э]венк, [э]кипировка, [э]кскаватор, [э]кстракт, [э]мбрион, аст[э]роид, бизн[э]смен, корд[э]балет, тенд[э]р, андант[э].

В иноязычных словах, полностью освоенных русским языком, в начале слова на месте орфографического э возможно произнесение И: экономика, эмигрант, этаж.

В заимствованных словах перед орфографическим е ([э]) произносятся только твердые согласные в словах: антенна, бизнес, бифштекс, дельта, кабаре, кафе, кашне, кодекс, коктейль, модель, отель, партер, пастель, поэтесса, пюре, реквием, тарантелла, тире, тоннель, шатен, шедевр, шоссе, экзема, эстетика и др.

В ряде слов допустимо произношение как твердого, так и мягкого согласного: дедукция, декан, конгресс, кредо, террорист и др.

Наконец, в некоторых словах произносится только мягкий согласный: беж, брюнет, музей, пионер, рельс, термин, фанера, шинель.

Оcновные орфоэпические нормы в области ударения

Равноправными являются варианты ударения в словах: бáржа и баржá, óтраслей и отраслéй, зáлитый и залúтый, крýжится и кружúтся, úначе и инáче, зáсека и засéка, обморóжение и обморожéние, джúнсовый и джинсóвый, пéрченый и перчёный, газировáть и газúровать, заржáветь и заржавéть.

Варианты ударения в слове бывают более предпочтительными и менее предпочтительными: áмфора/амфóра, бóрону/боронý, глубокó/глубóко грýзит/грузúт, заснéженный/заснежённый, пéрвенствовать/первенствовáть, порвáлся/порвался, подрóстковый/подросткóвый, стéнам/стенáм, шевелúт/шевéлит, ткáла/ткалá,.

Наконец, один вариант ударения в слове оценивается как правильный, литературный, а остальные – как ошибочные. Приведем правильные варианты ударения: баловáть, балýет, б[л’ý]да, в се[м’йý], включúт, гладúльный, граждáнство, договóр, досýг, ждалá, зáгнутый, заключúт, закýпорить, звонúт, каталóг, квартáл, красúвее, кýхонный, леснúчиха, магазúн, массáжа, молодёжь, мусоропровóд, начáть, нóгтя, обеспéчение, оптóвый, повторúт, пóнял, пóхороны, премировáть, приговóр, по шéрсти, ракýшки, свёкла, слýжащие, тамóжня, тóрты, ходáтайство, шпрúцы, экспéрт, языкóм.


2. Лексические нормы

Лексические нормы определяют правила использования слов в зависимости от их значения, частотности и контекста употребления.


3. Морфологические нормы

Морфологические нормы определяют правильные варианты образования форм слова при его изменении (склонении или спряжении), а также правила употребления разных форм в высказывании. Источником сведений о морфологических и – шире – грамматических нормах являются пособия по культуре речи и специальные словари.


4. Синтаксические нормы

Синтаксические нормы определяют правила соединения слов и их форм в конструкции и использование словосочетаний в высказывании. Синтаксические нормы ограничивают порядок слов, устанавливают особенности употребления причастных и деепричастных оборотов, оговаривают законы объединения простых предложений в сложносочиненные и сложноподчиненные. Источником сведений о синтаксических нормах являются пособия по грамматике, культуре речи и специальные словари.


5. Стилистические нормы

Насколько позволяет судить таблица 1, выделенные функциональные стили имеют и общие, и специфические черты. Различия обусловлены несовпадающими сферами распространения стиля. Стили называются функциональными, поскольку они функционирую т в различных сферах общественной жизни. Эти сферы пересекаются и взаимодействуют. Например, в средствах массовой информации возможно обсуждение и научной статьи, и законодательного акта, и религиозной проповеди. Естественно, в каждом случае помимо характерных особенностей публицистического стиля будут проявляться особенности других функциональных стилей.

Стилистические нормы предполагают ограничение употребления языковых средств, не свойственных данному стилю, если такое употребление не оправдано жанром или ситуацией общения. Например, употребление сухих безличных клише официально-делового стиля в публицистике, безусловно, являются ошибкой: «Как сообщает деловой еженедельник «Новый компаньон», губернатор также заявил, что уже сегодня имеется целый ряд инвестиционных проектов в экономику Прикамья общим объемом не менее 12 млрд рублей». В приведенной цитате из заметки «Объединяться лучше за счет Федерации», опубликованной на второй странице двадцать седьмого номера пермского еженедельника «Пятница» (14 ноября 2003 г.), использовано клише имеется целый ряд инвестиционных проектов в экономику, которое в данном контексте неуместно и, более того, ошибочно: сталкиваются различные формы грамматического управления проектов→ (чего?) и инвестиций→ (во что?).


Таблица 1

Специфические черты функциональных стилей книжной разновидности литературного языка

Функциональн. стиль книжно-литературного языка

Сфера употребления

(и основные речевые жанры)

Семантические особенности Особенности лексики Особенности грамматики и синтаксиса
Научный Наука (статья, монография, диссертация, учебник, рецензия, аннотация обзор, и т.п.) Отвлеченность, логичность, стремление к однозначности и точности формулировок Книжность, стилистическая нейтральность, абстрактность, обилие терминов Сложные предложения с разветвленными синтаксическими связями
Официально-деловой Официально-деловые отношения между людьми и учреждениями, область права и законодательства (закон, резолюция, договор, инструкция, заявление, протокол и т.п.) Точность формулировок, безличность, стандарти-зованность Обилие устойчивых оборотов и клише, обилие отглагольных существительн. Безличные и неопределенно личные конструкции, конструкции с перечислениями
Публицисти-ческий Средства массовой информации (информация, репортаж, комментарий, интервью и т.п.) Тематическое разнообразие, побудителность и информативность, экспрессивность, оценочность

Экспрессивность, обилие фразеолгизмов

и образных средств, аббревиатур, использование терминов из других стилей и разновидностей языка

Разнообразие конструкций, стремление к простоте и легкости понимания синтаксических конструкций, использование прямой речи
Религиозно-проповедни-ческий Религия (поучение, молитва, притча, исповедь, проповедь и т.п.) Побудительность, «возвышенность» тем Обилие архаизмов и выражений высокого стиля, экспрессивность, обилие библеизмов и книжных фразелогизмов

Использование побудительных конструкций,

нанизывание однотипных конструкций («самые большие знамения, самые удивительные чудеса») , постпозиция определений («род человеческий»), частотность местоимений второго лица


Список использованной литературы:

1. Васильева А.Н. Основы культуры речи. М., 1990.

2. Введенская Л.А., Павлова Л.Г., Кашаева Е.Ю. Русский язык и культура речи. Ростов-на Дону, 2003.

3. Вербицкая Л.А. Давайте говорить правильно (любое издание).

4. Краткий справочник по современному русскому языку. М., 1991.

5. Полный справочник по орфографии и пунктуации / Под ред. О.А. Соболевой. М., 1999.

6. Розенталь Д.Э. Практическая стилистика русского языка (любое издание).

7. Розенталь Д.Э. Пунктуация и управление в русском языке. М., 1988.

8. Чешко Л.А. Русский язык. М., 1990.

9. Языкознание. Русский язык. М., 1999.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему