регистрация / вход

Монолог дискурс с единственным участником или частный случай диалога

Содержание Введение 3 Роль диалога в условиях современной коммуникации ..5 Место монолога в речевой деятельности … .7

Содержание

Введение………………………………………………………………....3

1. Роль диалога в условиях современной коммуникации …………..5

2. Место монолога в речевой деятельности……………………….....7

3. Понятие дискурса в современной лингвистике………………….10

4. Соотношение понятий «дискурс» и «текст»……………………..14

Заключение…………………………………………………………….23

Список литературы……………………………………………………24

Введение

Речевая деятельность человека есть явление многообразное, и это многообразие проявляется не только в существовании бесчисленного множества отдельных языков, наречий, говоров и пр. вплоть до диалектов отдельных социальных групп и, наконец, индивидуальных диалектов, но существует и внутри данного языка, говора, наречия (даже внутри диалекта данного индивида) и определяется всем сложным разнообразием факторов, функцией которых является человеческая речь. Вне учета этих факторов и изучения функционально соответствующих им речевых многообразий невозможно ни изучение языка как непосредственно данного живому восприятию явления, ни уяснение его генезиса, его «истории».

Существуют такие понятия, как монологическая речь и диалогическая речь. Монолог и диалог - формы коммуникации. Коммуникация - потребность человека как социального, разумного существа, как носителя сознания. Потребность общения играет важную роль в системе всех потребностей человека. В общении могут принимать участие один, два и более людей. Обычно говорит один человек, другие слушают. Если мы говорим о монологе и диалоге, нужно принять во внимание участников общения. Если один человек говорит, а другие только слушают, то это монологическая форма речи. Монолог - развернутое высказывание одного лица, вид речи, совсем или почти не связанной с речью собеседника ни в содержательном, ни в структурном отношении [БСЭ 1974: 237]. Непосредственной реакции собеседника на то, что говорится, здесь не предполагается, он только слушает, то есть у слушателя в монологе пассивная роль. Подлинный монолог - письменная речь, которая обращена во внешний мир без непосредственной реакции.

Если же один человек говорит и имеется обратная связь, то есть реакция на то, о чем он говорит, то перед нами диалогическая форма речи. Диалог, диалогическая речь - форма устной речи, разговор двух лиц, речевое общение посредством обмена репликами [БЭС 1991: 39].Диалог противопоставляется монологу; но между этими формами речи существует и взаимосвязь: в процессе диалога может наблюдаться и монолог, когда инициатива ведения беседы оказывается у одного участника. В этом случае другие участники превращаются в слушающих.

Несомненно, владение монологической речью всегда предполагает высокий уровень языкового развития говорящего. Монологическая речь сложнее диалогической как по содержанию, так и по языковому оформлению. По мнению академика Л. Щербы, в монологической речи постоянно действует контроль сознания над словесным ее оформлением, потому что «монолог» - это уже организованная система облеченных в словесную форму мыслей [Щерба 1957: 115].

Монолог - важнейшая форма речи. Монологическая речь обладает гораздо большей по сравнению с диалогом традиционностью и в выборе языковых средств для передачи содержания и в своем построении. «Свободное владение формами монологической речи – искусство», - указывал В.В. Виноградов [Виноградов 1963: 19].

Искреннее, глубоко прочувствованное устное выступление всегда покоряет слушателей, увлекает их несравненно сильнее, чем самое яркое письменное слово. Живой голос человека по самой своей природе - могучее средство воздействия одного человека на другого. Любой лектор, оратор - это всегда творец, причем особенность его творчества в том, что он творит в присутствии слушателей, при их непосредственном воздействии на говорящего. Поэтому живое слово, выступление - большой труд не только для говорящего, но и для слушателей, ибо трудность напряжения слушателей ничуть не меньше, чем напряжение выступающего. Сложность выступления определяется не только содержанием; она зависит и от того, каким выступление будет по своей эмоциональной окраске, какими источниками "питается" эта тональность, откуда рождается интонационная выразительность.

1. Роль диалога в условиях современной коммуникации

Для отечественной лингвистики характернее неизменный характер к диалогу. Этот интерес усилился в последнее время в связи с бурным развитием всех отраслей коммуникативной лингвистики: стилистики, лингвистической прагматики, современной риторики и др.

Слово диалог происходит от греческого dialogos и состоит из двух частей: приставки dia "сквозь, через" (а не два, как принято считать) и корня logos "слово, значение, речь". Первую часть термина можно интерпретировать как «сквозное движение, проникновение, размежевание, разделение, взаимность» и, следовательно, «диалог - разделенное слово, взаимная речь», т.е. разговор. который ведут два или более человек. В отличие от диалога монолог (от греческих корней: monos "один" и уже известного logos) - это «единое, как бы ни с кем не разделенное слово (речь)» [Мiхневич, 1994: 193].

В узком смысле, как языковая форма общения, диалог определяется в «Словаре лингвистических терминов» О.С.Ахмановой как «одна из форм речи, при которой каждое высказывание прямо адресуется собеседнику и оказывается ограниченным непосредственной тематикой разговора» [СЛТ, 1969: 132]. Данное определение подчеркивает важную сторону организации диалога как формы речи: наличие адресата, общая тематика высказываний, разговорность. Однако этим не исчерпывается содержание термина. В лингвистическом энциклопедическом словаре (1990 г.) диалог, или диалогическая речь, определяется как «форма (тип) речи, состоящая в обмене высказываниями-репликами, на языковой состав которых влияет непосредственное восприятие, активизирующее роль адресата в речевой деятельности адресанта.

Для диалогической речи типично содержательная (вопрос/ответ, согласие/возражение) и конструктивная связь реплик» [ЛЭС, 1990: 135]. Данное определение включает не только наличие адресата и адресанта, формальное и содержательное единство реплик, но и конститутивный момент - формирование языкового состава высказывания адресанта под влиянием адресата. Такое понимание диалога делает условным различие между диалогом и монологом, так как даже один человек может вести диалог с самим собой или с другими людьми внутри себя.

С точки зрения современной науки, диалог – интереснейший феномен не только человеческого сознания, но также бытия и сознания. Глобальное понимание диалога и диалогических отношений восходит к трудам М.М. Бахтина. Исследователь подчеркивал, что диалогические отношения… – почти универсальное явление, пронизывающее… все отношения и проявления человеческой жизни, вообще все, что имеет смысл и значение» [Бахтин 1972: 71]. Согласно Бахтину диалогический характер носит человеческое мышление и процесс понимания в частности.

Выражая себя в диалоге, человек организует и всю свою жизнь как диалог: «Единственно адекватной формой словесного выражения подлинной человеческой жизни является незавершимый диалог. Жизнь по природе своей диалогична. Жить - значит участвовать в диалоге - вопрошать, внимать, ответствовать, соглашаться и т.п. В этом диалоге человек участвует весь и всею жизнью: глазами, губами, руками, душой, духом, всем телом, поступками. Он вкладывает всего себя в слово, и это слово входит в диалогическую ткань человеческой жизни, в мировой симпозиум» [Бахтин, 1976, 307].

Диалог – чрезвычайно сложное и многогранное явление. Диалогическая речь является сферой пресечения целого ряда наук: филологии, риторики, философии (антропологии, социологии, логики), психологии и др.

Чрезвычайно важным моментом оказывается очевидная антропоцентричность данного вида речи. В большинстве ситуаций диалогического общения осуществляется коммуникация «лицом к лицу», уже сама по себе создающая предпосылки для самораскрытия вступающей в контакт языковой личности.

Кроме того, первичный диалогический дискурс – это всегда продукт коллективного творчества, речевое произведение, созданное несколькими авторами. Адресат всегда выступает в роли активного участника коммуникации.

Таким образом, сущность общения, диалога сводится к его конститутивной роли в познании и самопознании: в диалоге происходит не обмен готовыми, ранее сложившимися внутренними смыслами, а вовлечение в процесс совместного созидания нового общего смысла, который преобразует и участников процесса, и их жизненный мир.

2. Место монолога в речевой деятельности

В устной речи, кроме диалога, распространен также монолог. Монолог (от греч. monos – один и l о g о s – слово, речь) – это развернутая форма речи, осуществляемая одним говорящим (пишущим), которая не предполагает ответного словесного реплицирования слушающего (читающего) во время ее осуществления. Различают два основных типа монолога. Во-первых, монологическая речь представляет собой процесс целенаправленного сообщения, сознательного обращения к слушателю и характерна для устной формы книжной речи: устная научная речь, судебная речь, устная публичная речь. Наиболее полное развитие монолог получил в художественной речи.

Во-вторых, монолог - это речь наедине с самим собой. Монолог не направлен непосредственному слушателю и соответственно не рассчитан на ответную реакцию собеседника. Монолог может быть как неподготовленным, так и заранее продуманным.

Исторически монолог как форма общения людей появился позже диалога, что социально обусловлено. Человек изначально, в силу своей природы, не может не общаться с другим человеком, с природой, Богом, реальным или виртуальным миром, самим собой. Даже пространный монолог, казалось бы, не связанный непосредственно с ситуацией общения, всегда кому-то адресован, с одной стороны, и с другой - является реакцией, репликой на предшествующий контекст, конфликт, ситуацию. Поэтому монолог называют иногда остановленным диалогом, т.е. высказыванием, как бы извлеченным из диалога.

В противоположность композиционной простоте диалога, монолог представляет собой определенную композиционную сложность; самый момент некоторого сложного расположения речевого материала играет громадную роль и вводит речевые факты в светлое поле сознания, внимание гораздо легче на них сосредоточивается. Монолог не только подразумевает адекватность выражающих средств данному психическому состоянию, но выдвигает как нечто самостоятельное именно расположение, компонирование речевых единиц. Появляется оценка по поводу чисто речевых отношений: «связно», «складно», «нескладно», «повторяется одно и то же слово на близком расстоянии», «слишком много который», «порядок слов нехорош» и т. д. Здесь речевые отношения становятся определителями, источниками появляющихся в сознании по поводу них самих переживаний. Несколько туманное, но очень реальное понятие «закругленности фразы», независимо от смысла, влияет на словоупотребление и, например, заставляет прибавлять слова там, где их, может быть, не нужно было прибавлять. На этой же почве возникают всевозможные явления синтаксического параллелизма и симметрии, так как сложность естественно вызывает какую-то организацию, построение.

Монологическую речь различают по степени подготовленности и официальности. Ораторская речь всегда представлят собой заранее подготовленный монолог, произносимый в официальной обстановке. Однако в определённой степени монолог - это искусственная форма речи, всегда стремящаяся к диалогу. В связи с этим любой монолог может иметь средства его диалогизации.

В отличие от диалога монологическая речь не рассчитана на немедленную словесную реакцию слушателей, на живой непосредственный обмен репликами. Монологическая речь односторонне направленная: от говорящего - к слушающим. Этим и объясняются особенности монолога как разновидности устной формы речи.

Высказывания в монологе длиннее в сравнении с репликами диалога, потому что для выступающего очень важно, чтобы его сообщение было понятно всем слушателям, а уровень их под готовки, как правило, различный и состав неоднородный.

Поддерживать контакт со слушателями, сосредоточивать их внимание выступающему помогают слова-обращения, вопросительные предложения (не рассчитанные на ответ) и особые сочетания в форме побудительных предложений (например: перейдем к анализу следующего отрывка; обратите внимание на это; запомните данное определение и т.п.).

Мимика и жесты играют незначительную роль в монологе, а при выступлении по радио совсем не используются. Важные функции в устном монологе выполняет интонация: она помогает передать внутренний смысл высказывания и выразить отношение выступающего к фактам и явлениям, о которых он сообщает. Поэтому интонация монолога должна соответствовать выражаемым мыслям и чувствам. Элементы интонации - темп, тембр, паузы, логическое ударение - следует выбирать в зависимости от темы монолога, целей и задач, которые ставит перед собой выступающий.

Таким образом, монологическая речь значительно сложнее диалога и по тематике, и по своему строению. Монолог - это связная речь, организованная по правилам логики и грамматики как сложное единое целое: все части монолога объединены и по смыслу, и грамматическими средствами. Значит, для овладения монологической речью одного знания грамматики недостаточно, необходимо еще иметь знания о тех предметах и явлениях действительности, о которых собираешься говорить, и иметь большой запас слов, называющих эти предметы и явления, а также усвоить средства выразительности (языковые и дополнительные - интонацию, мимику, жесты).

3. Понятие дискурса в современной лингвистике

Термин «дискурс» является широкоупотребительным в современной лингвистике и риторике. Однако его сущность определяется исследователями по-разному. Неоднозначность трактовки термина становится очевидной при сопоставлении его семантического наполнения в работах, представляющих разные научные направления и концепции.

Так, дискурс (франц. discour - речь) - в широком смысле слова представляет собой сложное единство языковой практики и экстралингвистических факторов (значимое поведение, манифестирующееся в доступных чувственному восприятию формах), необходимых для понимания текста, т.е. дающих представление об участниках коммуникации, их установках и целях, условиях производства и восприятия сообщения. Дискурс выступает вербальной формой объективации содержания сознания, регулируемой доминирующим в наличной социокультурной традиции типом рациональности.

В «Кратком словаре лингвистики текста» Т.М. Николаевой отмечается, что дискурс — «многозначный термин лингвистики текста, употребляемый рядом авторов в значениях почти омонимичных». В качестве важнейших из них называются следующие: 1) связный текст; 2) устно-разговорная форма текста; 3) диалог; 4) группа высказываний, связанных между собой по смыслу; 5) речевые произведения как данность — письменная или устная [Николаева 1985: 471].

Дискурс - это любой текст (устный и письменный, современный и исторический, реальный и искусственно сконструированный) во всей его полноте и многозначности, полифоничности и полифункциональности, с учетом реального и потенциального, реального и «достраиваемого», конструируемого. Его план содержания, кроме непосредственно коммуницируемого, включает в себя целый комплекс знаний о мире, социуме, коммуникантах, коммуниктивных кодах и их взаимодействии. Дискурс может рассматриваться как коммуникативная ситуация, включающая сознание коммуникантов и текст, создающийся в процессе общения.

В дискурсе находят отражение фрагменты действительности - внешняя по отношению к дискурсу ситуация, являющаяся содержательным предметом, темой общения, и коммуникативная среда или ситуация, составляющая предметное окружение коммуникантов во времени и пространстве в процессе языкового взаимодействия, Данное определение дискурса не противоречит пониманию его как центральной интегративной единицы межличностного общения. Оно дополняет такое определение субстанциональным компонентом, указывая на природу участвующих в межличностном общении субъектов окружающего мира [Почепцов 2003: 16]. Речедеятельностное пространство дискурса многомерно. Разносторонняя разработка понятийного аппарата семиотики применительно к лингвистике позволяет распространить, с учетом особенностей речевой деятельности, основные характеристики описания языкового знака на его функционирование в условиях реальной коммуникации.

К таким характеристикам языкового знака относятся прежде всего аспекты описания отношений, в которые он вступает с объектами речевой/неречевой действительности: сигматический, семантический, прагматический, синтаксический. Аспекты языкового знака могут рассматриваться в коммуникаимвно-функциональном плане как координаты речепроизводства (коммуникативного развертывания) дискурса [Шейгал 2000: 16].

Дискурс можно представить как «совокупность всего говоримого и понимаемого в определенной конкретной обстановке в ту или другую эпоху жизни данной общественной группы» (т.е. все коммуникативное пространство), и в этом смысле дискурс является принципиально открытым множеством или даже континуумом [Щерба 1974: 26]. Такой дискурс называется общим дискурсом. Общий дискурс может быть подразделен по тематическо-ситуационному принципу на более частные дискурсы . Частный дискурс базируется на одной теме-ситуации. Например, частный дискурс рынка содержит весь речевой материал, порожденный в ситуации рынка. В свою очередь частный дискурс состоит из дискурсов, которые можно рассматривать как нечто говоримое на одну общую заданную тему в конкретный непрерывный промежуток времени. В этом более узком смысле дискурс – завершенное отдельное речевое произведение, которое мы будем называть конкретным дискурсом. Конкретный дискурс включается в частный дискурс и в то же время является единицей общего дискурса. В конкретном дискурсе как результате речевой деятельности можно выделить его составляющие – тексты.

Таким образом, складывается определенная иерархическая структура: общий дискурс – частный дискурс – конкретный дискурс – текст , в которой текст так или иначе, опосредованно является включенным в общий дискурс как его «единица».

Деление дискурсов

Самым общим является деление дискурсов на монологические и диалогические. Под диалогическим дискурсом понимаем результат совместной коммуникативной деятельности двух или более индивидуумов, включающий помимо собственно речевого произведения определенный набор экстралингвистических признаков (конситуативные показатели, определенные пресуппозипии и т. п.), обеспечивающих адекватное понимание сообщаемого.

Вопрос о классификации диалогической речи, о видах диалогических дискурсов является весьма сложным. В науке существует большое количество разноречивых точек зрения на этот счет. Диалогические дискурсы могут классифицироваться по целому ряду оснований: по социолингвистическим, психолингвистическим, коммуникативно-прагматическим, тематическим и др.

Еще в начале ХХ века Т. Гард выдвинул социологизированную типологию диалогических дискурсов. Он предлагал различать: «1)диалог между подчиненным и начальником в противоположность диалогу равных; 2) диалог как борьбу и диалог как обмен; 3) диалог регламентированный (например, церемониальный) в противоположность нерегламентированному. Типы диалога выделялись в соответствии с социальными параметрами, с модусами взаимодействия и со степенью официальности».

Достаточно широкую популярность приобрела в диалоговедении классификация, предложенная А. К. Соловьевой. Виды диалогов выделяются исследователем с учетом специфики психологического взаимодействия партнеров, соотношения логического и экспрессивного моментов. Классификация содержит следующие типы диалогических дискурсов: диалог-спор; диалог — конфиденциальное объяснение; диалог — эмоциональный конфликт (ссора) диалог — унисон [Соловьева 1965: 1041, Балаян 1971: ].

Для Н.Д. Аругюновой при классификации диалогических дискурсов (по терминологии исследователя — жанров общения) ведущей является категория коммунникативной целеориентированности. В соответствии с основными целями общения выделяются следующие типы диалогических дискурсов: 1) информативный диалог; 2) прескриптивный диалог; 3) обмен мнениями с целью принятия решения или выяснения истины; 4) диалог, имеющий целью установление или регулирование межличностных отношений; 5) праздноречевые жанры: а) эмоциональный, б) артистический, в) интеллектуальный [Арутюнова 1992: 52—531].

4. Соотношение понятий «дискурс» и «текст»

Если многие лингвистические дисциплины и понятия имеют давнюю историю своего существования и четкое, общепринятое определение, то такие понятия как «дискурс» и «текст» не получили еще вполне адекватных трактовок в связи со сложностью данных объектов.

Эти два понятия достаточно емки и неоднозначны и поэтому требуют целого ряда исследований ученых-лингвистов.

В 50-е годы XX в. Эмиль Бенвенист, разрабатывая теорию высказывания, последовательно применяет традиционный для французской лингвистики термин discours в новом значении – как характеристику «речи, присваиваемой говорящим». Зелиг Харрис публикует в 1952г. статью «Discourse analysis», посвященную методу дистрибуции по отношению к сверхфразовым единствам. Таким образом, эти два авторитетных ученых закладывают традицию тождественного обозначения разных объектов исследования. Бенвенист понимает под дискурсом экспликацию позиции говорящего в высказывании, в трактовке Харриса объектом анализа становится последовательность высказываний, отрезок текста, больший, чем предложение.

Профессор Т.А. Ван Дейк определяет дискурс в широком смысле (как комплексное коммуникативное событие). Дискурс есть коммуникативное событие, происходящее между говорящим и слушающим в процессе коммуникативного действия в определенном временном и пространственном контексте. Это коммуникативное действие может быть речевым, письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. Типичные примеры – обыденный разговор с другом, диалог между врачом и пациентом, чтение газеты [Teun van Dijk 1998: 27].

В дискурсе, в узком смысле, Т.А. Ван Дейк выделяет только вербальную составляющую коммуникативного действия и говорит о ней как о “тексте” или “разговоре”. В этом смысле термин дискурс обозначает завершенный или продолжающийся “продукт” коммуникативного действия, его письменный или речевой результат, который интерпретируется реципиентами, т.е. дискурс в самом общем понимании – это письменный или речевой вербальный продукт коммуникативного действия.

И широкое и узкое понимание дискурса включает в себя то, что употребление понятия «дискурс» всегда касается каких-то конкретных объектов в конкретной обстановке и в конкретном контексте: “этот дискурс”, “его дискурс”, “эти дискурсы”.

По мнению многих лингвистов, в том числе Т.А. Ван Дейка и З.Я. Тураевой [Тураева 1986: 123], понятие «дискурс» расплывчато, «как понятие языка, общества, идеологии». Не существует четкого и общепризнанного определения дискурса, охватывающего все случаи его употребления.

То же самое можно сказать и о тексте. Многие лингвисты, исследуя текст и размышляя о том, что такое текст и какие признаки или свойства характеризуют то, что обозначается данным термином, считают, что и термину «текст» необходима доработка его определения [Кубрякова 1994: 17, Бабенко 2005: 56]. Разные авторы указывают на разные аспекты этого явления: Д.С. Лихачев – на существование его создателя, реализующего в тексте некий замысел; О.Л. Каменская – на основополагающую роль текста как средства вербальной коммуникации; А.А. Леонтьев – на функциональную завершенность этого речевого произведения и т. д.

Более традиционной является точка зрения на текст, во-первых, как на факт письменной формы языка; во-вторых, происходит смешение прямого и метонимического значений: термином "текст" описывается фрагмент текста. Ср. определение, предложенное И.Р. Гальпериным: "Текст - произведение речетворческого процесса, обладающее завершённостью, объективированное в виде письменного документа, литературно обработанное в соответствии с типом этого документа, произведение, состоящее из названия (заголовка) и ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединённых разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи, имеющей определённую целенаправленность и прагматическую установку" [Гальперин 2005: 18]. Следует здесь отметить, что приведенные здесь определения признаков текста могут быть поставлены под сомнение и оспорены.

Так, например, Е.С. Кубрякова утверждает, что «далеко не у всех текстов есть заголовки (отдельные стихотворения, рекламные тексты, объявления, анонсы). Про целый ряд текстов можно сказать, что они так и не были завершены авторами и остались незаконченными; нередко текст отдельного стихотворения завершается многоточием, предполагающим, очевидно, что окончание стиха следует додумать.

Наряду с письменными текстами можно, по всей видимости, выделить и тексты устных выступлений (про них часто говорят «текст доклада/сообщения/речи» ит.д.) Наконец, не все тексты могут быть представлены в виде последовательности сверхфразовых единств – во всяком случае, если признавать, что и надписи типа «Вход воспрещен» или «Рвать цветы категорически запрещается» тоже являют собой особые тексты» [Кубрякова 1994: 34].

Однако следует отметить широкую популярность, приобретенную терминами дискурс и текст в последнее время. Дискурс является объектом междисциплинарного изучения. Помимо теоретической лингвистики с исследованием дискурса связаны такие науки и исследовательские направления, как компьютерная лингвистика и искусственный интеллект, психология, философия и логика, социология, антропология и этнология, литературоведение, семиотика, историография, теология, юриспруденция, педагогика, теория и практика перевода, политология и др. Каждая из этих дисциплин подходит к изучению дискурса по-своему.

Понятие дискурс модифицирует традиционные представления о речи, тексте, диалоге, стиле и даже языке. Наиболее отчетливо выделяются три основных класса употребления термина «дискурс», соотносящихся с различными национальными традициями и трактовками конкретных авторов.

К первому классу относятся собственно лингвистические употребления этого термина, исторически первым из которых было его использование в названной статье «Дискурс - анализ» американского лингвиста З. Харриса. Собственно лингвистические употребления термина «дискурс» сами по себе весьма разнообразны, но в целом за ними просматриваются попытки уточнения и развития традиционных понятий речи, текста и диалога. С одной стороны, дискурс мыслится как речь, вписанная в коммуникативную ситуацию и в силу этого как категория с более отчетливо выраженным социальным содержанием по сравнению с речевой деятельностью индивида. Как писала Н.Д. Арутюнова, «дискурс - это речь, погруженная в жизнь» [Арутюнова 1990: 137]. С другой стороны, реальная практика современного (с середины 1970-х годов) дискурсивного анализа сопряжена с исследованием закономерностей движения информации в рамках коммуникативной ситуации, осуществляемого через обмен репликами; тем самым реально описывается некоторая структура диалогового взаимодействия, что продолжает вполне структуралистскую (хотя обычно и не называемую таковой) линию, начало которой как раз и было положено Харрисом. При этом, однако, подчеркивается динамический характер дискурса, что делается для различения понятия дискурса и традиционного представления о тексте как статической структуре. Первый класс пониманий термина «дискурс» представлен главным образом в англоязычной научной традиции.

Второй класс употреблений термина «дискурс», в последние годы вышедший за рамки науки и ставший популярным в публицистике, восходит к французским структуралистам и постструктуралистам, и прежде всего к М.Фуко. За этими употреблениями просматривается стремление к уточнению традиционных понятий стиля («стиль - это человек») и индивидуального языка (традиционные выражения «стиль Достоевского», «язык Пушкина» и т.д.). Понимаемый таким образом термин «дискурс» (а также производный и часто заменяющий его термин «дискурсивные практики», также использовавшийся Фуко) описывает способ говорения и обязательно имеет определение – КАКОЙ или ЧЕЙ дискурс, ибо исследователей интересует не дискурс вообще, а его конкретные разновидности, задаваемые широким набором параметров. Дискурс в данном понимании - это стилистическая специфика плюс стоящая за ней идеология. Более того, предполагается, что способ говорения во многом предопределяет и создает саму предметную сферу дискурса (т.е. тему данного дискурса), а также соответствующие ей социальные институты.

Существует, наконец, третье употребление термина «дискурс», связанное прежде всего с именем немецкого философа и социолога Ю.Хабермаса. Оно может считаться видовым по отношению к предыдущему пониманию, но имеет значительную специфику. В этом третьем понимании «дискурс» - это особый идеальный вид коммуникации, осуществляемый в максимально возможном отстранении от социальной реальности, традиций, авторитета, коммуникативной рутины и т.п. и имеющий целью критическое обсуждение и обоснование взглядов и действий участников коммуникации.

Все три перечисленных макропонимания (а также их разновидности) взаимодействовали и взаимодействуют друг с другом. Очевидно, что эти точки зрения не исключают, а скорее, дополняют одна другую.

Рассуждая о разнице между дискурсом и текстом, Т.А. Ван Дейк утверждает, что дискурс - это актуально произнесенный текст (parole - речь), а “текст” – это абстрактная грамматическая структура произнесенного (langue - язык). Итак, дискурс – это понятие, касающееся речи, актуального речевого действия, тогда как “текст” – это понятие, касающееся системы языка или формальных лингвистических знаний, лингвистической компетентности.

Существует также мнение, что понятия «дискурс» и «текст» иногда неоправданно разграничивают по двум формам коммуникативной деятельности - использующей и не использующей письмо. Однако, коммуникативное событие может быть и устным и письменным, потому что дискурс есть «текст+ситуация». Нельзя сказать «библейский дискурс» или «дискурс Достоевского». Существует «религиозный дискурс», но не существует «библейского дискурса», ибо нет конкретной социальной ситуации, портрета автора и диалога (взаимодействия автора и адресата).

Термин «дискурс», как он понимается в современной лингвистике, близок по смыслу к понятию «текст», однако подчеркивает динамический, разворачивающийся во времени характер языкового общения; в противоположность этому, текст мыслится преимущественно как статический объект, результат языковой деятельности. Как уже отмечалось, дискурс – это речь, «погруженная в жизнь». Поэтому термин «дискурс», в отличие от термина «текст», не применяется к древним и другим текстам, связи которых с живой жизнью не восстанавливаются непосредственно. Иногда «дискурс» понимается как включающий одновременно два компонента: и динамический процесс языковой деятельности, вписанной в ее социальный контекст, и ее результат (т.е. текст); именно такое понимание является предпочтительным. Встречающиеся попытки заменить понятие «дискурс» словосочетанием «связный текст» не слишком удачны, так как любой нормальный текст является связным.

По мнению Е.С. Кубряковой, с когнитивной и языковой точек зрения понятия «дискурс» и «текст» связаны причинно-следственной связью: текст создается в дискурсе и является его детищем. Хотя текст возникает по ходу осуществления определенного процесса, он изучается именно в своей завершенной форме. Это и отличает его от дискурса. Дискурс – это явление, исследуемое в текущем режиме и в текущем времени, по мере своего появления и развития.

В лингвистическом энциклопедическом словаре под ред. В.Н. Ярцевой дискурсопределяется как связный текст в совокупности с экстралингвистическими – прагматическими, социокультурными, психо- логическими и другими факторами: текст, взятый в событийном аспекте: речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах) [ЛЭС 2002: 167].

Дискурс включает паралингвистическое сопровождение речи, выполняющее следующие основные функции, диктуемые структурой дискурса: ритмическую («автодирижирование»), референтную, связывающую слова с предметной областью приложения языка, семантическую (ср. мимику и жесты, сопутствующие некоторым значениям), эмоционально-оценочную, функцию воздействия на собеседника, т.е. иллокутивную силу (жесты, побуждения, убеждения).

Одной своей стороной дискурс обращен к прагматической ситуации, которая привлекается для определения связности дискурса, его коммуникативной адекватности, для выяснения его импликаций и пресуппозиций, для его интерпретации.

Чрезвычайно близко к понятию дискурса и понятие «диалог». Дискурс, как и любой коммуникативный акт, предполагает наличие двух фундаментальных ролей – говорящего (автора) и адресата. При этом роли говорящего и адресата могут поочередно перераспределяться между лицами – участниками дискурса; в этом случае говорят о диалоге. Если же на протяжении дискурса (или значительной части дискурса) роль говорящего закреплена за одним и тем же лицом, такой дискурс считается монологом, однако неверно считать, что монолог – это дискурс с единственным участником: при монологе адресат также необходим. В сущности, монолог – это просто частный случай диалога , хотя традиционно диалог и монолог резко противопоставлялись.

Термины «текст» и «диалог» как более традиционные обросли большим количеством коннотаций, которые мешают их свободному употреблению. Поэтому термин «дискурс» удобен как родовой термин, объединяющий все виды использования языка. Поскольку структура дискурса предполагает наличие двух коренным образом противопоставленных ролей – говорящего и адресата, постольку сам процесс языкового общения может рассматриваться в этих двух перспективах. Моделирование процессов построения (порождения, синтеза) дискурса – не то же самое, что моделирование процессов понимания (анализа) дискурса. В науке о дискурсе выделяются две различные группы работ – те, которые исследуют построение дискурса (например, выбор лексического средства при назывании некоторого объекта), и те, которые исследуют понимание дискурса адресатом (например, вопрос о том, как слушающий понимает лексические средства, местоимения и соотносит их с теми или иными объектами). Кроме того, есть еще третья перспектива – рассмотрение процесса языкового общения с позиций самого текста, возникающего в процессе дискурса (например, местоимения в тексте можно рассматривать безотносительно к процессам их порождения говорящим и понимания адресатом, просто как структурные сущности, находящиеся в некоторых отношениях с другими частями текста).

Текст – объединенная смысловой связью последовательность знаковых единиц, основными свойствами которой являются связность и цельность. Правильность построения вербального текста, который может быть устным и письменным, связана с соответствием требованию "текстуальности" – внешней связности, внутренней осмысленности, возможности своевременного восприятия, осуществления необходимых условий коммуникации и т.д.

Для обоих видов текста – письменного и устного – существенным является вопрос об их идентичности, о так называемой каноничной форме, исследуемой особой отраслью филологии – текстологией. Правильность восприятия текста обеспечивается не только языковыми единицами и их соединениями, но и необходимым общим фондом знаний, коммуникативным фоном, поэтому восприятие текста связывается с пресуппозициями.

Уточняя понятия текста и дискурса, современные исследователи подчеркивают, что текст как языковой материал не всегда представляет собой связную речь, т.е. дискурс. Не всякий текст является дискурсом, но дискурс всегда является текстом, и обратное неверно. Поскольку всякий дискурс есть текст, постольку теория дискурса разделила с лингвистикой текста все вопросы, касающиеся сущностных свойств текста как языковой единицы высшего порядка (текст и дискурс характеризуются общими свойствами завершенности, цельности, связности и др.), а также вопросы, связанные с единицами дискурса, его структурой и способами сегментации. Стремясь дифференцировать понятие "дискурс" и понятие "текст", теория дискурса всегда подчеркивала деятельностный, динамический аспект языка: понятие "дискурс" отличается от текста тем, что оно представляет язык как процесс, учитывающий воздействие экстралингвистических факторов в акте коммуникации, и как результат, представленный в виде фиксированного текста.

Заключение

Таким образом, монолог и диалог - две основные разновидности речи, различающиеся по количеству участников акта общения.

Монолог (от греч. monos – один и l о g о s – слово, речь) – это развернутая форма речи, осуществляемая одним говорящим (пишущим), которая не предполагает ответного словесного реплицирования слушающего (читающего) во время ее осуществления.

Диалог (от греч. dialogos – разговор, беседа) – это форма речи, протекающая между двумя коммуникаторами, которая представляет собой обмен репликами-высказываниями и зависит, как правило, от речевой ситуации. Разговор нескольких лиц называется полилогом .

Тесно связан с понятием речи термин «дискурс». Так, дискурс (франц. discour - речь) - в широком смысле слова представляет собой сложное единство языковой практики и экстралингвистических факторов (значимое поведение, манифестирующееся в доступных чувственному восприятию формах), необходимых для понимания текста, т.е. дающих представление об участниках коммуникации, их установках и целях, условиях производства и восприятия сообщения.

Чрезвычайно близко к понятию дискурса и понятие «диалог». Дискурс, как и любой коммуникативный акт, предполагает наличие двух фундаментальных ролей – говорящего (автора) и адресата. При этом роли говорящего и адресата могут поочередно перераспределяться между лицами – участниками дискурса; в этом случае говорят о диалоге. Если же на протяжении дискурса (или значительной части дискурса) роль говорящего закреплена за одним и тем же лицом, такой дискурс считается монологом, однако неверно считать, что монолог – это дискурс с единственным участником: при монологе адресат также необходим. В сущности, монолог – это просто частный случай диалога , хотя традиционно диалог и монолог резко противопоставлялись.

Список литературы

1. Арутюнова Н.Д.Дискурс // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990.

2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. - М.: Советская Энциклопедия, 1969.

3. Бабенко, Л.Г., Васильев, И.Е., Казарин, Ю.В.Лингвистический анализ удожественного текста. – М.: Флинта, 2005.

4. Бахтин М.М. План доработки книги «Проблемы поэтики Достоевского»// Контекст. – М., 1976.

5. Большой энциклопедический словарь. – М., 1991. Т.1.

6. БСЭ. – М., 1974. Т.16.

7. Виноградов В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика. – М., 1963.

8. Гальперин, И.Р.Текст как объект лингвистического исследования. – М.: КомКнига, 2005.

9. Кубрякова, Е.С.Текст и его понимание // Русский текст. – 1994. – № 2.

10. Леонтьев А.А. Функции и формы речи // Основы теории речевой деятельности / Отв. ред. А.А. Леонтьев. – М.: Наука, 1974.

11. Лингвистический энциклопедический словарь под ред. В.Н. Ярцевой. – М.: Большая Российская Энциклопедия, 2002.

12. ЛЭС - Лингвистический энциклопедический словарь. - М.: Сов. энциклопедии, 1990.

13. Мiхневiч А.Е. Дыялог i маналог // Буларуская мова. Энцыклапедыя. Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 1994.

14. Николаева Т.М. Функции частиц в высказывании (На материале славянских языков). – М., 1985.

15. Почепцов Г.Г. Теория коммуникации. – М.: Ваклер, 2003.

16. Смирнов И.П. Порождение интертекста (Элементы интертекстуального анализа с примерами из творчества Б.Л.Пастернака). – Спб.: Языковой центр. - Изд. 2-е, 1995.

17. Супрун А.Е. Лекции по лингвистике: Учебное пособие. – Минск: Изд-во БГУ им. В.И. Ленина, 1980.

18. Тураева, З.Я.Лингвистика текста. – М.: Просвещение, 1986.

19. Шейгал Е.И. Семиотика политического дискурса; диссертация доктора филологических наук: 10.02.01 / Е.И. Шейгал. – Волгоград, 2000.

20. Щерба Л. Избранные работы по русскому языку. – М., 1957.

21. Якубинский Л.П. Язык и его функционирование. – М.: Наука, 1986.

22. Benveniste, E. On Discourse / E. Benveniste// The Theoretical Essays: Film, Linguistics, Literature. – Manchester: Manchester Univ. Press, 1985.

23. Teun van Dijk. Ideology: A Multidisciplinary Approach. – London: Sage, 1998.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий