Проникновение северных дендрофильных видов птиц в глубь пустынь Казахстана

Из 22 видов неморальных и лесоcтепных птиц, проникающих по долине р. Урал с севера далеко в глубь пустынь Казахстана, 10 видов в основном лесостепного генезиса.

В.П. Белик

г. Ростов-на-Дону

Из 22 видов неморальных и лесоcтепных птиц, проникающих по долине р. Урал с севера далеко в глубь пустынь Казахстана, 10 видов в основном лесостепного генезиса — орлан-белохвост (Haliaeetusalbicilla), кобчик (Falcovespertinus), серая куропатка (Perdixperdix), обыкновенная горлица (Streptopeliaturtur), чернолобый сорокопут (Laniusminor), иволга (Oriolusoriolus), сорока (Picapica), грач (Corvusfrugilegus), серая ворона (Corvuscornix) — судя по данным В.Н. Бостанжогло (1911), Н.П. Дубинина (1953, Дубинин, Торопанова, 1956) и моим наблюдениям 1987–1991 гг., уже давно достигли Каспийского моря, гнездясь по крайней мере в дельте Урала или в районе г. Гурьева. Мною, в частности, в разное время были найдены здесь гнезда или выводки кобчика, серой куропатки, иволги, сороки, грача, серой вороны. Кроме того, здесь же регулярно регистрировались территориальные токовавшие чеглоки, обыкновенные горлицы, чернолобые сорокопуты.

Еще два вида — обыкновенный козодой (Caprimulgus europaeus) и славка-завирушка (Sylvia curruca) — в Гурьевской области представлены пустынными формами, обитающими среди древесно-кустарниковой растительности в низовьях Урала, но их лесные северные подвиды сюда, по-видимому, не проникают, останавливаясь у южных границ Уральской области (Дубинин, 1953; Дубинин, Торопанова, 1956; Корелов, 1970, 1972). У остальных 10 видов границы ареалов пульсируют вдоль долины нижнего Урала, причем в последние десятилетия многие из них начали здесь активное расселение на юг, в пустынную зону (Дубинин, 1953; Дубинин, Торопанова, 1956; Губин и др., 1977). Мои наблюдения, проведенные во время нескольких экскурсий в районе г. Индерборский — а. Будене в 150 км к северу от г. Гурьева (2–3.08.1988), между с. Орлик и с. Зеленое в 120 км от Гурьева (2.08.1987) и между а. Алга и а. Бесекти в 20 км от Гурьева (19.07.1987), а также в окрестностях самого Гурьева (1987, 1988, 1991 гг.) и в левобережной дельте Урала (26.05–12.06.1987 и 2–15.07.1991), позволяют дополнить имеющиеся сведения и уточнить современные границы распространения этих птиц в долине р. Урал.

Следует заметить, что обыкновенная сплюшка (Otus scops), приведенная для Гурьевской области А.Ф. Ковшарем (1988), мною здесь ни разу не отмечалась. Не наблюдал я и садовой овсянки (Emberiza hortulana), найденной Н.П. Дубининым (1953, 1956) по Уралу на юг до а. Джонголсай. У г. Гурьева она сейчас явно отсутствует, а выше по Уралу во время моих работ в 1987–1988 гг. овсянки уже не регистрировались в связи с прекращением токования и очень скрытным поведением. Но в середине мая 1996 г. этих птиц не удалось обнаружить и севернее, у а. Базартобе. Лишь у п. Чапаево 23.05.1996 г. встречены 2 поющие птицы, а многочисленными они стали только между с. Коловертное и с. Янайкино. По всей видимости, садовые овсянки оставили субоптимальную часть ареала на Урале в связи с депрессией численности, наблюдающейся у них в последние десятилетия почти по всей Южной Европе (Kutzenberger, 1994; мои данные по степному Подонью).

Кроме того, вместо орлана-долгохвоста (Haliaeetus leucoryphus), которого вероятно по ошибке приводил в качестве многочисленной птицы Н.П. Дубинин (1953, 1956), сейчас на Нижнем Урале почти повсеместно встречается орлан-белохвост. Последний вид вовсе не отмечен здесь указанным исследователем, но несомненно гнездился в 1950 г. в районах его работ (Корелов, 1962). Мною орланы-белохвосты наблюдались в дельте на взморье, где 09.06.1987 г. была отмечена пара территориальных взрослых птиц и одиночный старый орлан, державшийся в нескольких километрах восточнее. Осенью 1990 г. там же, примерно в 10 км к югу от а. Таскала (Алгабас), на невысоком деревянном тригопункте у самого берега моря было найдено старое гнездо размером около 120 х 80 см в диаметре и 25 см высотой, принадлежавшее, возможно, орланам и существовавшее, судя по опросным данным, по крайней мере с середины 1980-х гг.

Взрослый орлан-белохвост встречен мною также 3.08.1988 г. в пойменном лесу у а. Будене, а 2.08.1988 г. там же наблюдалась и молодая птица, несомненно — из местного выводка. По сведениям зоолога Б.В. Трощенко (Гурьевская противочумная станция), в 1978 и 1988 гг. два жилых гнезда орланов-белохвостов были найдены у с. Карманово в 85 км к северу от г. Гурьева и у с. Орлик, где птицы поселились среди цапельника, полностью разогнав там колонию цапель.

Еще более обычен орлан-белохвост в Уральской области. В 1996 г. в окрестностях п. Чапаево 23.05. найдены 2 его старых гнезда, принадлежавшие, по-видимому, одной паре. А на левобережье Урала между с. Янайкино и с. Коловертное, где 8–9.05. было найдено 2 жилых и 3 старых гнезда белохвостов, держалось до 5 пар на 25 км2 поймы. О гнездовании белохвоста на Нижнем Урале в последние десятилетия сообщают и другие авторы (Шевченко и др., 1978; Молодовский, Сошникова, 1984; Березовиков и др., 1992, 1994; Дебело и др., 1994; Сараев, 1994).

Информация о распространении остальных дендрофильных видов птиц в долине нижнего Урала приводится ниже.

Орел-карлик (Hieraaetuspennatus). Днем 2.08.1987 г. птица светлой фазы окраски парила высоко над пойменным лесом у с.Орлик, уйдя затем далеко на север. В бассейне р. Урал карлик несколько раз отмечался в прошлом столетии (Эверсманн, 1866; Карелин, 1875; Зарудный, 1888), после чего надолго исчез отсюда (Корелов, 1962). В последнее время встречи с ним здесь участились (Давыгора, 1985; Абдуршин, 1989; моя встреча явно территориальной птицы в верховьях р. Калдыгайты 14.05.1996 г.). Поэтому, учитывая ряд других находок этого вида в изолированных лесных массивах Северного Казахстана и соседних регионов (Варшавский и др., 1977; Мальцева, 1983; Соломатин, 1986; Антончикова, 1991; Белянкин, Ильяшенко, 1991; Мосейкин, 1991 и др.), можно предполагать, что в азиатской лесостепи началось восстановление его ареала, оставленного, по-видимому, в недавнем прошлом (Корелов, 1962; Белик, 1992).

Вяхирь (Columbapalumbus). В начале XX в. гнездился только до с. Краснояр (Бостанжогло, 1911), а к середине столетия он расселился на юг до а. Джонголсай (Дубинин, Торопанова, 1956). В 1987 г. вяхири были многочисленны уже в старых пойменных ветлянниках у а. Алга, а 13.07.1991 г. токовавшие птицы отмечены в 10 км к северу от г. Гурьева.

Ушастая сова (Asio otus). В середине XX в. гнездилась по Уралу на юг до с. Калмыково — с. Харькин (Дубинин, Торопанова, 1956). В 1988 г. жилое гнездо ушастой совы, устроенное в свежем сорочьем гнезде, было найдено в старом парке на северной окраине г. Гурьева. В нем с 15 по 27.04 наблюдалась сидевшая на кладке самка.

Пестрый дятел (Dendrocoposmajor). В 1907 г. В.Н.Бостанжогло (1911) нашел дятла лишь выше с. Горяченское. Н.П. Дубинин (1953, 1956) в 1950–1951 гг. проследил его на юг до с. Харькин, а в 1987–1988 гг. он гнездился уже в Гурьевской области. Здесь 3.08.1988 г. птицы были нередки у а. Будене, а 2.08.1987 г. они не-однократно отмечались у с. Зеленое, где был встречен и выводок слетков, которых еще кормил самец. 19.07.1987 г. молодая птица наблюдалась также у а. Алга, но принимая во внимание, что молодняк дятлов начинает послегнездовые кочевки в начале июля (Белик, 1990), нельзя исключать, что это была уже дисперсировавшая особь.

Обыкновенный жулан (Lanius collurio). В XIX в. был обычен по всему Среднему Уралу (Зарудный, 1888), а на Нижнем Урале в 1907 г. прослежен вниз до с. Калмыково (Бостанжогло, 1911). Но в середине нынешнего столетия птицы, по-видимому, исчезли отсюда, так что Н.П. Дубинин (1953, 1956) за три года работ на Нижнем и Среднем Урале смог обнаружить лишь одну пару, гнездившуюся в 1951 г. между с. Коловертное и с. Бударино. Однако в 1970-е гг. жуланы вновь оказались обычны в пойменных лесах несколько выше г. Уральска (Левин, Губин, 1985), а мною они изредка отмечались 2–3.08.1988 г. в пойме Урала у а. Будене. Их гнездование здесь подтвердить не удалось, но судя по поведению птиц, оно было вполне возможно. Следует отметить также встречу пары жуланов — самца и самки — 26.07.1987 г. в зарослях тамариска в приморской зоне примерно в 50 км к востоку от г. Гурьва. Птицы держались на небольшом постоянном участке, но характер их пребывания тоже остался неясен.

Обыкновенная лазоревка (Parus caeruleus). В XIX в. птицы, возможно, изредка гнездились лишь на Среднем Урале (Зарудный, 1888, 1897). На Нижнем Урале их впервые отметил Н.П. Дубинин (1953, 1956), нашедший в 1950 г. 1–2 пары между с. Коловертное и с. Бударино. Но в 1951 г. он проследил лазоревок на юг уже до с. Горяченское — с. Мергенево, при значительном увеличении численности птиц на предыдущем стационаре. В 1987 г. кочевавшая стайка, по-видимому — местный выводок, державшийся с выводком больших синиц, наблюдался мною в районе с. Зеленое.

Большая синица (Parus major). В начале XX в. на Нижнем Урале не гнездилась (Бостанжогло, 1911), заселяя лишь пойменные леса Среднего Урала (Зарудный, 1888). В 1950 г. Н.П. Дубинин (1953, 1956) встретил синицу лишь однажды в районе с. Коловертное, но в 1951 г. они были здесь уже вполне обычны. В 1975 г. жилое гнездо большой синицы было найдено в 60 км к северу от г. Гурьева (Губин и др., 1977), а в 1987 г. выводок несамостоятельных слетков был встречен мною 2.08 у с. Зеленое.

Зяблик (Fringillacoelebs). В начале XX в. на Нижнем Урале не гнездился, заселяя лишь леса Среднего Урала (Зарудный, 1888; Бостанжогло, 1911). Но в середине нынешнего столетия зяблик был уже нередок у г. Уральска, причем в 1950 г. он спускался на юг до с. Коловертное — с. Бударино, а в 1951 г. был прослежен до с. Горяченское — с. Мергенево. В 1987 г. поющий самец встречен 2.08 в пойменном лесу в районе с.Зеленое.

* * *

Анализ расселения рассмотренных птиц, идущего вдоль поймы р. Урал на юг, показывает, что его средняя скорость у разных видов составляет примерно 2–6 км/год. Минимальна и относительно постоянна она у вяхиря (1–3 км/год) и у пестрого дятла (2–4 км/год), тогда как у большой синицы во второй половине XX в. она резко увеличилась: с 2 до 14 км/год. Заметное увеличение скорости расселения отмечено также у лазоревки и зяблика, у которых в первой половине XX в. она составляла 2–3 км/год, а сейчас достигла 5–6 км/год.

Расселение птиц, судя по наблюдениям Н.П. Дубинина (1953, 1956) за лазоревкой и зябликом, нередко идет скачками — сразу на большие расстояния (до 100–150 км/год), которые преодолеваются, как отмечал А.Н. Формозов (1959), вероятно в благоприятные по синоптическим условиям годы. И хотя в дальнейшем, в неблагоприятные периоды, ареалы могут временно отступать назад (Дубинин, Торопанова, 1956), всё же при сохранении общей тенденции их прирост в течение многих лет постепенно суммируется, создавая картину то более, то менее быстрой экспансии отдельных видов.

Причины наблюдающегося расселения выяснить до конца не удается. Оно, возможно, индуцируется климатическими перестройками последних столетий и десятилетий, в частности — нынешней выраженной мезофилизацией степного климата. Последняя благоприятно сказывается на репродуктивном потенциале северных популяций дендрофильных птиц, создавая тем самым у них избыточный иммиграционный фонд. Подтверждается это и фауногенетическим составом отмеченных иммигрантов, среди которых значительную часть составляют мезофильные неморальные виды (дятел, синицы, зяблик), отличающиеся, правда, повышенной, по сравнению с большинством других неморальных птиц, экологической пластичностью. Но в основе расселения, как мне представляется, лежит всё же, по-видимому, естественное стремление животных к заполнению фаунистического вакуума, образовавшегося в биоценозах Палеарктики в результате каких-то глобальных экологических катаклизмов прошлого, как например, в период плейстоценового похолодания, в “Малый ледниковый период", а быть может, как в случае с орлом-карликом или с жуланом, и в совсем недавнее время.

Процессы массовых подвижек границ ареалов у птиц удалось зафиксировать лишь сравнительно недавно, с появлением надежных, точно датированных реперов в фаунистике и с накоплением новых фактических материалов (Дубинин, 1953; Дубинин, Торопанова, 1956; Формозов, 1959; Варшавский, 1965; Портенко, 1974 и др.). Но расселение птиц в Палеарктике протекало, несомненно, в течение всего голоцена. О масштабности этого процесса в исторический период свидетельствуют, в частности, некоторые “модельные” виды — кольчатая горлица (Streptopelia decaocto), овсянка-дубровник (Emberiza aureola), зеленая пеночка (Phylloscopus trochiloides) и др., а также анализ региональных авифаунистических списков XIX в. и повсеместность данного явления в настоящее время. Сейчас, например, расширение ареалов птиц, идущее в самых разных направлениях, наблюдется как в лесной, так и в пустынно-степной зонах, в южных горах и других регионах Палеарктики (Сыроечковский, 1960; Гынгазов, 1962; Флинт, Чугунов, 1962; Корелов, 1964; Варшавский, 1965; Мальчевский, Пукинский, 1983; Белик, 1985; Давыгора, 1990; Леонович, 1991; Белик, Москаленко, 1993 и мн. др.).

Таким образом, вслед за А.Н. Криштофовичем можно говорить поэтому, вероятно, о резкой ненасыщенности как палеарктической флоры, так и ее фауны, о “...глубоком несоответствии ее современного состава...тому составу, который явился бы тут климаксом” (Криштофович, 1959, с.251). И наблюдающееся сейчас широкое расселение птиц в какой-то мере, возможно, и являет собой процесс постепенного насыщения палеарктической авифауны, заполнение пустующих пока экологических ниш. Подтверждает это предположение и та легкость, с какой новые виды зачастую внедряются в уже сложившиеся биоценозы.

Список литературы

Абдуршин Э.В. (1989): Встреча орла-карлика в среднем течении р. Илек. - Распространение и фауна птиц Урала: Мат-лы к регион. конф. Краткие сообщ. Оренбург. 3.

Антончикова Ю.В. (1991): Материалы по биологии орла-карлика.- Мат-лы 10-й Всес. орнитол. конф. Минск: Навука i тэхнiка. 2 (1): 27-28.

Белик В.П. (1985): Вопросы формирования орнитофауны искусственных лесов степного Предкавказья и сопредельных территорий. - Автореф. дисс. ... канд. биол. наук. Киев. 1-23.

Белик В.П. (1990): Дятловые птицы Ростовской области. - Малоизуч. птицы Сев. Кавказа: Мат-лы науч.-практ. конф. Ставрополь. 6-29.

Белик В.П. (1992): Фауногенетическая структура и связи западнопалеарктической орнитофауны. - Кавказ. орнитол. вестн. Ставрополь. 3: 19-52.

Белик В.П., Москаленко В.М. (1993): Авифаунистические раритеты Сумского Полесья. 1. Passeriformes. - Беркут. 2: 4-11.

Белянкин А.Ф., Ильяшенко В.Б. (1991): Редкие хищные птицы долины средней Томи. - Мат-лы 10-й Всес. орнитол. конф. Минск: Навука i тэхнiка. 2 (1): 55-56.

Березовский Н.Н., Гисцов А.П., Коваленко А.В. (1992): Орлан-белохвост в долине р. Урал и северо-восточном Прикаспии. - Редкие виды растений и животных Оренбург. обл.: Информ. мат-лы. Оренбург. 22-25.

Березовский Н.Н., Гисцов А.П., Грачев А.В. (1994): Орлан-белохвост в северо-восточном Прикаспии. - Selevinia. 2 (2): 89-90.

Бостанжогло В.Н. (1911): Орнитологическая фауна Арало-Каспийских степей. - Мат-лы к познанию фауны и флоры Росс. имп. Отд. зоол. 11: 1-410.

Варшавский С.Н. (1965): Ландшафты и фаунистические комплексы наземных позвоночных Северного Приаралья в связи с их значением в природной очаговости чумы. - Доклад ... докт. биол. наук по совокупности опубл. работ. Саратов. 1-76.

Варшавский С.Н., Варшавский Б.С., Гарбузов В.К. (1977): Некоторые редкие и исчезающие птицы Северного Прикаспия. - Редкие и исчезающие звери и птицы Казахстана. Алма-Ата: Наука. 146-153.

Губин Б.М., Гаврилов Э.И., Хроков В.В. (1977): Орнитологические находки в низовьях Урала. - Миграции птиц в Азии. Новосибирск: Наука. 209-211.

Гынгазов А.М. (1962): Новые данные о распространении птиц в Западной Сибири.- Орнитология. М.: МГУ. 4: 154-159.

Давыгора А.В. (1985): Эколого-фаунистическая характеристика хищных птиц степей юго-западного Предуралья. - Автореф. ... канд. биол. наук. М. 1-16.

Давыгора А.В. (1989): Многолетние изменения популяций хищных птиц степей Предуралья. - Распространение и фауна птиц Урала: Информ. мат-лы. Свердловск. 38-40.

Давыгора А.В. (1990): Современная аридизация климата и некоторые изменения авифауны степей Предуралья за последнее столетие. - Животн. мир Южного Урала. Оренбург. 64-67.

Дебело П.В., Шевченко В.Л., Джубанов А.А., Пешков С.М., Саргенгалиев К.А. (1994): Орлан-белохвост в Северном Прикаспии. - Соврем. орнитология. 1992. М.: Наука. 107-112.

Дубинин Н.П. (1953): Птицы лесов нижней части долины реки Урал.М.: АН СССР. 1: 1-127.

Дубинин Н.П., Торопанова Т.А. (1956): Птицы лесов долины р. Урал. М.: АН СССР. 2-3: 1-307.

Зарудный Н.А. (1888): Орнитологическая фауна Оренбургского края. - Зап. Акад. наук. 57 (прил. 1): 1-338.

Зарудный Н.А. (1897): Дополнения к “Орнитологической фауне Оренбургского края”. - Мат-лы к познанию фауны и флоры Росс. имп. 3: 171-312.

Карелин Г.С. (1875): Разбор статьи А. Рябинина “Естественные произведения земель Уральского казачьего войска”, извлеченной из книги его: Материалы для географии и статистики России. Уральское казачье войско. СПб., 2 часть, 1866. - Тр. СПб Об-ва естествоиспыт. 6: 297-298.

Ковшарь А.Ф. (1988): Мир птиц Казахстана. Алма-Ата: Мектеп. 1-272.

Корелов М.Н. (1962): Отряд Хищные птицы - Falconiformes. - Птицы Казахстана. Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР. 2: 448-707.

Корелов М.Н. (1964): Изменения границ ареалов южных видов птиц в Северном Тянь-Шане. - Тр. Ин-та зоол. АН Каз.ССР.24: 142-156.

Корелов М.Н. (1970): Отряд Козодои - Caprimulgi. - Птицы Казахстана. Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР. 3: 22-37.

Корелов М.Н. (1972): Род Славка - Sylvia.- Птицы Казахстана. Алма-Ата: Изд-во АН Каз. ССР. 4: 153-205.

Криштофович А.Н. (1959): Эволюция растительного покрова в геологическом прошлом и ее основные факторы. - Избр. труды. М.-Л.: АН СССР. 1: 200-262.

Левин А.С., Губин Б.М. (1985): Биология птиц интразонального леса: На примере воробьиных в пойме Урала. - Алма-Ата: Наука. 1-247.

Леонович В.В. (1991): О характере расселения некоторых видов птиц: птицы-“выскочки”. - Мат-лы 10-й Всес. орнитол.конф. Минск: Навука i тэхнiка. 2 (2): 32-33.

Мальцева С.М. (1983): Гнездование орла-карлика в Каркаралинских горах (Центральный Казахстан). - Экология хищных птиц. М.: Наука. 80-82.

Мальчевский А.С., Пукинский Ю.Б. (1983): Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий: История, биология, охрана. Л.: ЛГУ. 2: 1-504.

Молодовский А.В., Сошникова Е.А. (1984): Летнее нахождение редких видов дневных хищных птиц в среднем и нижнем течении р. Урал. - Орнитология. М.: МГУ. 19: 183-184.

Мосейкин В.Н. (1991): Редкие гнездящиеся виды хищных птиц Волго-Уральского междуречья. - Мат-лы 10-й Всес. орнитол.конф. Минск: Навука i тэхнiка. 2 (2): 93-94.

Портенко Л.А. (1974): Изменчивость ареалов птиц. - Орнитология. М.: МГУ. 11: 143-149.

Сараев Ф.А. (1994): Заметки о редких птицах северо-восточного Прикаспия. - Selevinia. 2 (2): 96-97.

Соломатин А.О. (1986): Краткое сообщение об орле-карлике в Баянаульских горах. - Редкие животные Казахстана: Мат-лы ко второму изданию Красной книги Каз. ССР. Алма-Ата: Наука. 114-115.

Сыроечковский Е.Е. (1960): Изменение ареалов птиц в Средней Сибири в результате потепления климата и воздействия человека. - Орнитология. М.: МГУ. 3: 212-218.

Флинт В.Е., Чугунов Ю.Д. (1962): Материалы по распространению некоторых птиц Туркмении. - Орнитология. М.: МГУ. 5: 175-176.

Формозов А.Н. (1959): О движении и колебании границ распространения млекопитающих и птиц. - География населения наземн.животных и методы его изучения. М.: АН СССР. 172-194.

Шевченко В.Л., Гаврилов Э.И., Наглов В.А. и др. (1978): Об орнитофауне Волжско-Уральского междуречья (хищные птицы и совы). - Биология птиц в Казахстане. Алма-Ата: Наука. 99-114.

Эверсманн Э.А. (1866): Естественная история Оренбургского края. Т. 3: Естественная история птиц Оренбургского края. Казань. 1-621.

Kutzenberger H. (1994): Ortolan Bunting. - Birds in Europe: Their Conserv. Status. Cambridge: BirdLife International. 432-433.