регистрация / вход

Эволюция и естественный отбор

МОУ гимназии № 16 Реферат на тему: Эволюция. Естественный отбор. Выполнила: Ученица 9’’A’ класса Свиридюк Маргарита Проверила:

МОУ гимназии № 16

Реферат

на тему:

Эволюция. Естественный отбор.

Выполнила:

Ученица 9’’A’ класса

Свиридюк Маргарита

Проверила:

Алекперова С.М.

Тюмень 2003г.

План

1. План стр №3

2. Эволюция стр №4

3. Жан Батист Ламарк стр №6

4. Чарлз Дарвин стр №8

5. Список литературы стр №13

ЭВОЛЮЦИЯ

На протяжении тысячелетий людям казалось очевидным, что живая природа была создана такой, какой мы её знаем сейчас, и всегда оставалась неизменной. Но уже в глубокой древности высказывались догадки о постепенном изменении, развитии (эволюции) живой природы. Одним из предтеч эволюционных идей можно назвать древнегреческого философа Гераклита (VI-V вв. до.н.э), который сформулировал положение о постоянно происходящих в природе изменениях ("всё течёт, всё изменяется"). Другой древнегреческий мыслитель Эмпедокл в V в. до.н.э выдвинул, вероятно, одну из древнейших теорий эволюции. Он считал, что вначале на свет появились разрозненные части различных организмов (головы, туловища, ноги). Они соединялись между собой в самых невероятных сочетаниях. Так появились, в частности, кентавры (мифические полулюди-полукони). Позднее будто бы все нежизнеспособные комбинации погибли. Конвергенция (схождение признаков) в ходе эволюции у не родственных животных, ведущих сходный образ жизни (сверху вниз): ихтиозавр, дельфин, акула. Великий древнегреческий учёный Аристотель выстроил все известные ему организмы в ряд по мере их усложнения. В XVIII в. эту идею развил

швейцарский натуралист Шарль Бонне, создав учение о "лестнице природы". На первой ступени "лестницы" находились "тонкие материи" огонь, воздух, вода, земля; на следующих - растения и животные по степени сложности их строения, на одной из верхних ступеней человек, а ещё выше небесное воинство и Бог. Правда, о возможности перехода "со ступени на ступень" речи, конечно, не шло, и к эволюции эта система имеет ещё весьма отдалённое отношение. Первую последовательную теорию эволюции живых организмов разработал французский учёный Жан Батист Ламарк в книге "Философия зоологии", вышедшей в 1809 г. Ламарк предположил, что в течение жизни каждая особь изменяется, приспосабливается к окружающей среде. Приобретённые ею на протяжении всей жизни новые признаки передаются потомству. Так из поколения в поколение накапливаются изменения. Но рассуждения Ламарка содержали ошибку, которая заключалась в простом факте: приобретённые признаки не наследуются. В конце XIX в. немецкий биолог Август Вейсман поставил известный эксперимент - на протяжении 22 поколений отрезал хвосты подопытным мышам. И всё равно новорождённые мышата имели хвосты ничуть не короче, чем их предки. Английский учёный Чарлз Дарвин в отличие от Ламарка обратил внимание на то, что хотя любое живое существо изменяется в течение жизни, но и рождаются особи одного вида неодинаковыми. Дарвин писал, что опытный фермер различает каждую из овец даже в большом по численности стаде. Например, шерсть их может быть светлее или темнее, гуще или реже и т.п. В обычных условиях среды такие различия несущественны. Но при перемене условий жизни эти мелкие наследственные изменения могут давать преимущества их обладателям. Среди множества бесполезных и вредных изменений могут встречаться и полезные. Рассуждая таким образом, Дарвин пришёл к идее естественного отбора. Особи с полезными отличиями лучше выживают и размножаются, передают свои признаки потомству. Поэтому в следующем поколении процент таких особей станет больше, через поколение ещё больше и т.д. Таков механизм эволюции. Дарвин писал: «Можно сказать, что естественный отбор ежедневно и ежечасно расследует по всему свету мельчайшие изменения, отбрасывая дурные» сохраняя и слагая хорошие, работая неслышно и невидимо...» Эволюция разных видов идёт с разной скоростью. К примеру, беспозвоночные, относящиеся к типу плеченогих, почти не изменились за последние 440 млн. лет. А в роде Человек, по данным палеонтологов, за последние 2 млн. лет возникло и вымерло несколько видов. Конечно, взгляды на теорию эволюции не остались неизменными со времён Дарвина. К примеру, Дарвин счёл очень серьёзным возражение против своей теории, выдвинутое английским инженером Ф. Дженкином (оно получило название «кошмара Дженкина»). Дженкин рассуждал так: допустим, у одной особи случайно появился какой-то полезный признак. Но у её потомства этот признак «разбавится» ровно вдвое, у следующего поколения ещё более уменьшится, пока совершенно не «растворится» и не будет утрачен. В то время считалось (так думал и Дарвин), что у потомства признаки родителей могут сливаться (скажем, у белых и чёрных мышей родится потомство серого цвета). Это распространённое заблуждение опровергли только открытия Грегора Менделя, которые Дарвину ещё не были известны. В своей аргументации Дарвин опирался на множество примеров искусственного, проводимого человеком отбора (с помощью которого были созданы многие породы домашних животных и культурных растений). Но Дарвин не сумел представить ни одного убедительного примера происходящего в природе естественного отбора. Такие примеры были описаны учёными только в XX в. Самый известный из этих примеров с бабочкой берёзовой пяденицей в Англии. Осматривая в 1950 г. коллекции бабочек, собранные за предшествующие сто лет, биологи обнаружили, что бабочки с чёрными крыльями встречались всё чаще, а с серыми всё реже. Оказывается, днём пяденицы неподвижно сидят на стволах деревьев, полагаясь на свою маскирующую окраску. В XIX в. серая окраска превосходно скрывала бабочек на фоне лишайников, которыми были покрыты деревья. Но по мере того как загрязнение воздуха в Англии усиливалось, лишайники вымирали, а стволы становились чёрными от копоти. На тёмном фоне серые бабочки стали заметными для своих главных врагов — птиц. Чёрная же форма оказалась хорошо замаскированной. В результате соотношение чёрных и серых бабочек неуклонно изменялось в пользу чёрных. (Отметим, что единицей эволюции всегда является не особь, а популяция, т.е. группа особей (в данном случае — пядениц), обитающих рядом друг с другом и скрещивающихся между собой.) Ещё более яркий пример естественного отбора — возникновение устойчивости к ядохимикатам у насекомых. Профессор Кэролл Уильяме писал, что в начале 40-х гг. XX в. «в руках человека оказалось мощное оружие. Это был ядохимикат ДДТ, который, как всемогущий ангел-мститель, обрушивался на вредных насекомых. После первого же соприкосновения с ним комары, мухи, почти все насекомые срывались в штопор, падали, час-другой жужжали, лёжа на спине, а потом погибали». Первые сообщения об устойчивости насекомых к ДДТ появились в 1947 г. и касались комнатной мухи. Из полчищь вредных насекомых систематически выживали лишь немногие, случайно оказавшиеся более устойчивыми к яду. Но каждый следующий год в живых оставалось всё более и более стойкое потомство. «Несколько лет спустя, — писал Уильяме, — комары, блохи, мухи и другие насекомые уже перестали обращать внимание на ДДТ. Скоро они начали его усваивать, потом полюбили». Такая устойчивость была обнаружена более чем у 200 видов насекомых, и список этот продолжал расти. Совершенно аналогична история «привыкания» болезнетворных бактерий к антибиотикам и многим другим лекарствам.

ЖАН БАТИСТ ЛАМАРК

Жан Батист Пьер Антуан де Моне, шевалье де Ламарк, родился 1 августа 1744 г. в местечке Базантен, в семье небогатых дворян. Родители хотели сделать его священником, но в 16 лет Ламарк оставил иезуитский колледж и пошёл добровольцем в действующую армию. В сражениях он проявил незаурядную храбрость и дослужился до звания офицера. Ещё в возрасте 24 лет Ламарк оставил военную службу, что и приехал в Париж, чтобы учиться медицине. Во время обучения его увлекли естественные науки, особенно ботаника. Таланта и старания молодому учёному было не занимать, и в 1787г он выпустил трёхтомный труд «Французская флора». Книга принесла ему известность, он вошел в число крупнейших французских ботаников. Пять лет спустя Ламарка избрали членом Парижской академии наук. В 1789-1794 гг. во Франции разразилась великая революция, которую Ламарк встретил с одобрением. Она коренным образом изменила судьбу большинства французов. Грозный 1793 год резко изменил и судьбу самого Ламарка. Старые учреждения закрывались или преобразовывались. Королевский ботанический сад, гдеработал Ламарк, был преобразован в Музей естественной истории. Ламарку предложили оставить занятия ботаникой и возглавить кафедру «естественной истории насекомых и червей». Теперь бы её назвали кафедрой зоологии беспозвоночных. Нелегко было почти 50-летнему человеку менять специальность, но упорство учёного помогло преодолеть все трудности. Ламарк стал таким же знатоком в области зоологии, каким был в области ботаники. Ламарк увлечённо взялся за изучение беспозвоночных животных (кстати, именно он в 1796 г. предложил назвать их «беспозвоночными»). С 1815 по 1822 г. выходил в свет капитальный семи томный труд Ламарка «Естественная история беспозвоночных». В нём он описал все известные в то время роды и виды беспозвоночных. Линней разделил их только на два класса (червей и насекомых), Ламарк же выделил среди них 10 классов. (Современные учёные, заметим, выделяют среди беспозвоночных более 30 типов.) Ламарк ввёл в обращение и ещё один термин, ставший общепринятым, — «биология» (в 1802 г.).Но самым важным трудом Ламарка стала книга «Философия зоологии», вышедшая в 1809 г. В ней он изложил свою теорию эволюции живого мира. Всех животных Ламарк распределил по шести ступеням, уровням (или, как он говорил, градациям) по сложности их организации. Дальше всего от человека стоят инфузории, ближе всего к нему — млекопитающие. При этом всему живому присуще стремление развиваться от простого к сложному, продвигаться по «ступеням» вверх. В живом мире постоянно происходит плавная эволюция. Исходя из этого, Ламарк пришёл к выводу, что видов в природе на самом деле не существует, есть только отдельные особи. Ламарк последовательно применил в своей теории знаменитый принцип Лейбница: «Природа не делает скачков». Отрицая существование видов, Ламарк ссылался на свой огромный опыт систематика: «Только тот, кто долго и усиленно занимался определением видов и обращался к богатым коллекциям, может знать, до какой степени виды сливаются одни с другими. Я спрашиваю, какой опытный зоолог или ботаник не убеждён в основательности только что сказанного мною? Поднимитесь до рыб, рептилий, птиц, даже до млекопитающих, и вы увидите повсюду постепенные переходы между соседними видами и даже родами». Почему же человек не замечает постоянного превращения одних видов в другие? Ламарк отвечал на этот вопрос так: «Допустим, что человеческая жизнь длится не более одной секунды, в этом случае ни один человек, занявшийся созерцанием часовой стрелки, не увидит, как она выходит из своего положения». Даже через десятки поколений её движение не будет заметным! Совершенствуясь, организмы вынуждены приспосабливаться к условиям внешней среды. Как это происходит согласно теории Ламарка?

Для объяснения этого учёный сформулировал несколько «законов». Прежде всего это «закон упражнения и не упражнения органов». Наибольшую известность из примеров, приведённых Ламарком, приобрёл пример с жирафами. Жирафам приходится постоянно вытягивать шею, чтобы дотянуться до листьев, растущих у над головой. Поэтому их шеи становятся длиннее, вытягиваются. Муравьеду, чтобы ловить муравьев в глубине муравейника, приходиться постоянно вытягивать язык, и тот становиться длинным и тонким. С другой стороны, кроту под землёй глаза только мешают, и они постепенно исчезают. Если орган часто упражняется, он развивается. Если орган не упражняется, он постепенно отмирает. Другой «закон» Ламарка — «закон наследования приобретённых признаков». Полезные признаки, приобретённые животным, по мнению Ламарка, передаются потомству. Жирафы передали потомкам вытянутую шею, муравьеды унаследовали длинный язык, и т.д. Как же восприняли современники теорию Ламарка? Одни учёные оставили «Философию зоологии» без всякого внимания, другие принялись разносить её в пух и в прах. Ламарк преподнёс свою книгу в подарок французскому императору Наполеону Бонапарту, но тот так отругал её. Пожилой учёный не смог удержаться от слез. Даже Чарлз Дарвин первоначально весьма резко отзывался о книге Ламарка: «Да сохранит меня небо от глупого ламарковского "стремления к прогрессу", "приспособления вследствие хотения животных"; «Ламарк повредил вопросу своим нелепым, хотя и умным трудом». Но тем не менее возрождение ламаркинизма началось именно с появлением эволюционной теории Дарвина в 1859 г. Весьма символично, что Дарвин родился в тот самый год, когда во Франции была напечатана книга Ламарка. Ламаркисты создали целую научную школу, дополняя дарвиновскую идею отбора и «выживания наиболее приспособленного» более благородным, с человеческой точки зрения, «стремлением к прогрессу» в живой природе. Скончался Ламарк в бедности и безвестности, дожив до 85 лет, 18 декабря 1829 г. До последнего его часа с ним оставалась дочь Корнелия, писавшая под диктовку ослепшего отца. В 1909 г., в столетнюю годовщину выхода в свет «Философии зоологии», в Париже был торжественно открыт памятник Ламарку. На одном из барельефов памятника изображён Ламарк в старости, потерявший зрение. Он сидит в кресле, а его дочь, стоя рядом, говорит ему: «Потомство будет восхищаться Вами, отец, оно отомстит за Вас».

ЧАРЛЗ ДАРВИН

Английский учёный Чарлз Дарвин сумел создать теорию развития живого мира, ставшую основой биологической науки XX столетия. Родился Чарлз Дарвин 12 февраля 1809 г. в Английском городе Шрусбери в семье врача. В своей Автобиографии» Дарвин вспоминал: «Уже ко времени посещения школы мой вкус к естественной истории и в особенности к собиранию колекций ясно выразился. Я старался разобраться в названиях растений и собирал всякую всячину: раковины, печати, монеты и минералы». Но о карьере натуралиста он долгое время не помышлял. Обучаясь в университетах Эдинбурга и Кембриджа, сначала он готовился стать медиком, а затем, изменив свои намерения, — священником. Когда подумаешь, как свирепо нападали на меня позднее сторонники церкви, просто смешно вспомнить, что я сам когда-то имел намерения сделаться пастором», — писал Дарвин. Случай определил весь ход его дальнейшей жизни. Осенью 1831 г. ему предложили совершить кругосветное путешествие на военном корабле «Бигль» («Ищейка») в качестве натуралиста. Путешествие длилось целых пять лет. «Роскошные картины тропической растительности» и теперь стоят перед моими глазами. Величественные пустыни Патагонии, увенчанные горными лесами Огненной Земли, произвели на меня неизгладимое впечатление. Зрелище нагого дикаря в его родной стране — событие, которого не забудешь во всю свою жизнь», — рассказывал он. Дневник путешествия на корабле "Бигль", опубликованный Дарвином в 1839 г., читается как увлекательный роман. Вот как Дарвин, к примеру, красочно описывает жизнь дикарей, которых он наблюдал на Огненной Земле: «Ночью пять, шесть человеческих существ, голых и незащищённых от ветра и дождя в этом бурном климате, спят на мокрой земле, свернувшись наподобие зверей! В часы отлива, зимой и летом, днём и ночью они должны идти к скалам собирать себе моллюсков на пропитание. Если удаётся убить тюленя или найти плывучий разложившийся труп кита, то это уже праздник, и к такой ужасной пище присоединяются немного безвкусных ягод и грибов». Во время путешествия Дарвин столкнулся с многими фактами, которые заставили его подвергнуть сомнению господствовавшую тогда идею вечности и неизменности видов. В Южной Америке он нашёл в земле скелеты вымерших гигантских ленивцев и броненосцев. Натуралиста навёл на размышления тот факт, что в тех же местах он встретил почти точные, только сильно уменьшенные, их живые копии. Невольно появлялось предположение о родстве ныне живущих и вымерших видов.Много интересного Дарвин обнаружил на Галапагосских островах в Тихом океане. Эти острова населены очень своеобразными, нигде больше не встречающимися видами животных. Например, на одном из островов водится крыса, настолько отличающаяся от обыкновенных крыс, что ей было дано особое название. «Но так как она принадлежит к группе крыс Старого вета и так как на остров заходили корабли в продолжение последних полутораста лет, я едва ли могу усомниться в том, что эта крыса есть не более как разновидность, произведённая особенностями нового климата, пищи и почвы, влиянию которых она была подвержена», — заметил Дарвин.

Но особенно поразили его вьюрки (родичи наших снегирей и зябликов), открытые им на Галапагосских островах (позднее этих вьюрков назвали дарвиновыми). Дарвин нашёл у них не менее шести уровней постепенного уменьшения клюва. «Видя такую постепенность, можно в самом деле предположить, что один вид был взят природой и видоизменён для различных целей», -писал он. На борт корабля Дарвин ступил, нисколько не сомневаясь в вечности и неизменности видов. Сходя на берег при возвращении на родину, он уже был глубоко убеждён в том, что виды могут изменяться, порождать другие виды. Путешествие подсказало Дарвину и правильный ответ на вопрос о происхождении коралловых рифов.

Путешествие на «Бигле» оказалось последней дальней поездкой Дарвина. Серьёзная болезнь навсегда лишила учёного возможности покидать Великобританию. В 1842 г. Дарвин купил небольшое имение в деревне Даун, в шестнадцати милях от Лондона, и прожил там вместе с семьёй до конца своих дней. Дарвин так и не получил полного биологического образования. Чтобы восполнить этот пробел с помощью самообразования, он взялся за написание двухтомного труда об усоногих раках, на который потратил 8 лет жизни. Дети учёного настолько привыкли к ежедневной работе отца с усоногими раками, что, спрашивав детей одного из гостей Дарвина: «А когда ваш папа занимается усоногими рачками?» Известный романист Бульвер-Литтон в одном из своих произведений высмеял Дарвина, изобразив его под именем профессора Лонга, написавшего двухтомное сочинение чудовищного объёма о ракушках. Дарвин вернулся из путешествия на «Бигле» убеждённым сторонником изменчивости видов. Но как объяснить изумительную приспособленность организмов к их образу жизни? Дарвина не устраивал механизм изменчивости, предложенный Ламарком. И не видя такого механизма, он считал почти бесполезным «нагромождать косвенные свидетельства в пользу изменчивости видов». Дарвин стал раздумывать над вопросом, каков механизм изменения животных и растений «приручённых» человеком? Он скоро понял, что ключ к пониманию этого — в искусственном отборе. Человек отбирает лучшие породы. Но кто бы мог производить такой отбор в природе? Это оставалось для Дарвина загадкой.

И вот в 1838 г. он «ради развлечения» прочитал труд экономиста Томаса Мальтуса «О народонаселении». Согласно Мальтусу, человек (как и всё живое — растения и животные) по своей природе склонен к безграничному размножению. Рост средств к существованию не может за ним поспеть. Естественные следствия этого нищета, голод, болезни. Дарвин был сразу поражён мыслью о том, что такой закон должен действовать для всех живыхсуществ. Он приводил такой пример: даже пара слонов, которые размножаются медленнее остальных животных, за 750 лет могла бы дать потомство в 19млн. особей.Выживают, конечно, не все потомки, а только самые приспособленные. При этих условиях полезные изменения будут закрепляться, а вредные — уничтожаться. Позднее Дарвин писал даже, что его теория — «это учение Мальтуса, распространённое на оба царства — животных и растений». Но в 1838 г. учёный так опасался начать подгонять факты к заранее готовой теории, что решил в течение нескольких лет не делать даже наброска своих мыслей. Но в 1842 г. он написал свой первый очерк об эволюции. За два года он разросся с 35 до 230 страниц. А в общей сложности Дарвин писал главный труд своей жизни более 20 лет. Предшественник Дарвина Ламарк считал, что организмы изменяются не случайно, а в определённом направлении. По Ламарку, например, если климат становится холоднее, у всех зверей начинает отрастать более длинная шерсть, которая передаётся потомству. Дарвин, напротив считал, что важнее всего случайные, неопределённые изменения. Среди зверей могут быть особи с густой и с редкой шерстью. Но при похолодании климата выживут и дадут потомство особи с густой шерстью. Так действует естественный отбор. Дарвин считал, что предела изменчивости видов нет. Но почему потомки одной особи делятся на группы, которые всё сильнее отличаются друг от друга и дают начало новым семействам, отрядам, классам. Дарвин долго размышлял над этим опросом. Очевидно, что каждый вид стремится распространиться как можно шире. Например, если есть возможность, одни и те же животные будут искать себе пищу и на земле, и в водоёмах, и на деревьях и т.д. Но постепенно водная разновидность начнёт всё больше отличаться от древесной, а обе они от наземной. Каждая из них приспосабливаться к своему образу жизни. А исходная форма исчезнет, т.к. ни в воде, ни на земле, ни на деревьях не сможет выдержать соревнования с ними. Значит, именно стремление вида распространиться как можно шире причина того, что в ходе естественного отбора признаки неотвратимо расходятся. Дарвин задумал трёх-четырёхтомный труд о происхождении видов и начал работать над ним. Планы были нарушены самым неожиданным образом. В начале лета 1858 г. молодой натуралист Альфред Уоллес прислал Дарвину на рецензию очерк. В нём (поразительное совпадение!) вкратце излагалась та же теория, что и в будущей книге Дарвина. Уоллес написал свой очерк за три дня. Друзья Дарвина настаивали, чтобы очерк Уоллесалеса и краткое извлечение из рукописи Дарвина были опубликованы одновременно. Дарвин рассказывал: «Сначала я не соглашался, думая, что Уоллес сочтёт мой поступок не имеющим оправданий. Я скорее согласился бы сжечь всю свою книгу, чем дать ему или кому-нибудь другому повод думать, будто я низко поступил. В то время я ещё не знал, какой это благородный, великодушный человек». (Уоллес полностью отказывался от приоритета в пользу Дарвина. Позднее он написал книгу под названием «Дарвинизм», откуда и пошло это слово.) Очерк Уоллеса и выдержки из работы Дарвина были напечатаны одновременно и не произвели никакого впечатления. Единственный печатный отзыв, написанный одним профессором, снисходительно гласил: «Всё новое в этих работах неверно, а всё верное — не ново». «Всё это только доказывает, что всякая новая мысль должна быть подробно разъяснена, чтобы привлечь всеобщее внимание», — так писал по этому поводу Дарвин. Год спустя был издан главный труд всей жизни Дарвина. Назван он был по традиции той эпохи многословно: «Происхождение видов путём естественного отбора или выживание благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь». В первый же день, 24 ноября 1859 г., разошёлся весь тираж книги 1250 экземпляров, что по тем временам для научного труда было неслыханно. Дарвин писал: «Иногда высказывалось мнение, что успех книги доказывал то, что «вопрос уже носился в воздухе» и что «умы были к нему подготовлены». Но я не раз прощупывал мнения многих натуралистов и не встретил ни одного, который сомневался бы в постоянстве видов. Раза два или три пытался я объяснять очень способным людям, что я разумею под естественным отбором, но совершенно безуспешно». В «Происхождении видов» Дарвин не стал подробно останавливаться на происхождении человека. В 1871 г. он выпустил отдельную работу «Происхождение человека и половой отбор», где рассмотрел этот вопрос. Выдвинутая в учении Дарвина идея о происхождении человека от животных всегда встречала наибольшие возражения. Один из друзей учёного после выхода книги адресовал ему письмо, подписанное так: «Ваш старый друг, а ныне потомок обезьяны». Сам Дарвин писал об этом: «С сожалением думаю я, что главный вывод этого сочинения о том, что человек происходит от менее совершенной органической формы, придётся многим не по вкусу. Но ведь невозможно отрицать, что мы произошли от дикарей». Дарвин вновь вспоминает свою встречу с дикарями Огненной Земли и продолжает: «Первая мысль, пришедшая мне в голову, была — таковы были наши предки....Что касается меня, то я также готов вести свою родословную от той героической маленькой обезьянки, которая бросилась на самого страшного своего врага, чтобы спасти жизнь своему сторожу; или от той старой обезьяны, которая спустилась с гор и с торжеством унесла своего маленького товарища, отбив его у целой своры озадаченных собак, как и от этого дикаря». В 1872 г. вышла книга «.Выражение эмоций у человека и животных», выросшая из одной главы труда «Происхождение человека и половой отбор». В первый же день разошлось 5 тыс. экземпляров книги. Любопытно, что заметки для этой работы Дарвин начал делать ещё в 1839 г., наблюдая за выражением эмоций у родившегося тогда его первого ребёнка. Скончался Чарлз Дарвин в возрасте 73 лет, 19 апреля 1882 г. Перед смертью он произнёс: «Я ничуть не боюсь умереть». Он был похоронен в Вестминстерском аббатстве, рядом с могилой Исаака Ньютона. Судьба его учения заслуживает отдельного рассказа. Непримиримыми противниками дарвинизма всегда оставались многие религиозные деятели. Но сам автор «Происхождения видов» не находил коренного противоречия между своими научными взглядам и религиозными воззрениями. Вот как он заканчивает этот основной труд своей жизни: «Любопытно стоять на густо заросшем берегу покрытом многочисленными, разнообразными растениями, с птицами, поющими в кустах, порхающими вокруг насекомыми, с червями, ползающими в сырой земле, и думать, что все эти прекрасно построенные формы были созданы благодаря законам, действующим и теперь вокруг нас. Из свирепствующей среди природы войны, из голода и смерти непосредственно вытекает самый высокий результат, который я в состоянии себе представить, — образование высших форм животной жизни. Есть величие в этом воззрении, по которому жизнь, с её различными проявлениями, Творец первоначально вдохнул в одну или ограниченное число форм. И из такого простого начала возникли несметные формы, изумительно совершенные и прекрасные».

Список литературы

Энциклопедия для детей издание 1996года, авторы Светлана Исмайлова и Александр Майсурян.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему