Мир Знаний

Барьеры коммуникации в межкультурной среде (стр. 2 из 6)

2. Понимания партнеров - представителей других культур

"Было довольно сложно, потому что…уровень английского языка тогда мне не позволял… адекватно все понимать. Вернее, общаться я могла, но было очень много терминологии в лекциях и… были сложности понимания вообще, что такое Европейский Союз и какая терминология вообще может использоваться" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

В большинстве случаев для общения с иностранцами использовался английский язык, причем он был неродным для всех участников интеракций. Респонденты оценивают это позитивно, считая, что с носителем языка возникает больше проблем.

"Обычно проблемы возникают, когда ты с носителем общаешься: у него сленг бывает или специфическое произношение. У тех же шотландцев… ты там вообще ничего не понимаешь" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"Для меня преподавание в Новосибирске - фантастический опыт…Конечно, английский [active English] студентов не совершенен, но мой английский тоже не совершенен… это создает в некотором смысле солидарность, странную солидарность. Английский - не наш родной язык, мы просто используем его - без проблем" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

Несмотря на хорошее знание языка межкультурного общения, практически все респонденты считают, что не владеют им на уровне родного. Это обстоятельство в большинстве случаев существенно не влияло на успешность контактов, так как использование таких приемов как многократное уточнение, разъяснение с помощью других выражений, использование невербального поведения помогало добиться желаемого понимания.

"Когда я не понимал чего-то, просил повторить" (студент гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

"У меня русский язык такой, какой он есть: с ошибками, акцентом и т.д. Когда не вспоминаю четко, начинаю делать так (показывает мимикой); произношу первую букву - не всегда правильно - и человек вынужден сам догадываться, о каком слове идет речь… Я очень много объясняю, жестикулируя… когда не могу найти другие слова, чтобы объяснить незнакомое слово или выражение. Начинаю жестикулировать, рисовать на доске или двигаться, изображать позу, чтобы объяснить, что означает такой глагол" (преподаватель итальянского языка Новосибирского госуниверситета, представитель Университета Милана).

При погружении в другую культурную среду оказались заметными различия в стилях устной коммуникации партнеров [15, с.223]:

1. Респонденты, проходившие стажировку в Милане, отмечают отличия итальянского языка от русского в контексте развернутого - сжатого стилей, характеризующихся разным "количеством" языковых выражений в повседневных речевых актах.

"Говорят они [итальянцы] очень громко и непрерывно абсолютно, и еще очень быстро. Поэтому первое время мы, конечно, с головной болью уже под вечер ходили, потому что такое ощущение, что вокруг кричат просто все… не замолкая ни на минуту" (студентка гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

"Они [итальянцы] очень… открытые и разговорчивые. Мы ездили в поездах: везде без конца, без умолку звонят телефоны и также в городе, без конца друг с другом они все разговаривают" (студентка экономического факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

2. Респонденты отмечают особенности устной коммуникации в рамках прямого и косвенного стилей, различающиеся способами демонстрации намерений партнеров в речевых актах. Косвенный стиль не предполагает их открытой демонстрации с помощью языка. При использовании прямого стиля в продуцируемых сообщениях отражаются действительные цели, потребности, желания индивида. Эти стилевые различия особенно заметны при сравнении вербальной коммуникации представителей России, с одной стороны, и североевропейских культур, где поощряются честность и открытость в высказываниях, с другой.

"На прямой вопрос: "Все ли вы поняли?", все [российские студенты] вежливо отвечают: "Да, да". Но это ничего не значит. Они демонстрировали только отношение, но не понимание. Было дружеское отношение, но это отношение, сопровождающееся вежливостью, ограничивало возможность определить степень возможного непонимания" (профессор Университета Утрехта, Нидерланды).

"Если им что-то нужно, они [голландцы] это скажут, четко обозначат" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

3. Оказались заметными отличия русского языка от английского, часто используемого в качестве языка межкультурного общения, по линии персонального - контекстуального стилей. Они различаются по использованию языковых конструкций, которые подчеркивают значимость либо индивида, либо его роли или статуса. Английский язык считается индивидуально ориентированным: например, равенство партнеров и симметричное распределение власти в коммуникативной ситуации подчеркивается использованием одного местоимения "you" ("ты", "Вы") при обращении к любому человеку. Контекстуально или статусно ориентированный стиль подчеркивает важность формальных отношений, характеризующихся асимметричным распределением власти; в языковых конструкциях находит отражение иерархический социальный порядок.

"У нас [в России], мне кажется, между преподавателями и студентами дистанция гораздо больше и это проявляется даже в том, что к преподавателю обращаемся по имени - отчеству и…говорят на "Вы". В западных культурах, допустим, взять английский язык, между "ты" и "Вы" вообще нет разницы - это одно и то же слово. Поскольку мы общались на английском языке, то…получалась…какая-то неоднозначность: то ли на "ты", то ли на "Вы" … В именах европейских вообще нет отчества, то есть у них есть просто имя и фамилия. Мы обращались к преподавателю по имени - то есть, даже не "мистер", там какой-то, а по имени. Это уже как-то сразу убирает дистанцию между преподавателем и студентом" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

В большинстве случаев различие стилей вербальной коммуникации не выступает барьером в межкультурных интеракциях, типичной реакцией является адаптация респондента к новой языковой ситуации, толерантность к другим стилевым характеристикам речи.

Более серьезные проблемы в межкультурной среде порождают, по мнению опрошенных, семантические барьеры [16, с.32]. Именно при столкновении с людьми из другой культуры становятся очевидными различия когнитивных схем, иногда имеющие следствием непонимание партнеров. Особенности фонетико-фонологического, морфологического, лексического, синтаксического уровней разных языков неизбежно порождает трудности перевода и воспроизводства смысла обмениваемых сообщений. Излюбленной темой многих лингвистов является описание коммуникативных неудач при общении британцев и американцев из-за разных значений, которые они приписывают совпадающим по форме словам [6, с.330-331].

Барьеры семантического характера, с которыми столкнулись опрошенные в процессе межкультурной коммуникации, обусловлены:

* Безэквивалентностью или неполной эквивалентностью лексики [10, с.50-51].

"Нам бывает сложно реальность российской жизни выразить в английском языке…они в английском языке невыразимы, или просто слов таких не знают. Они пытаются мне это объяснить - ты можешь понять, интерпретировать, но нет до конца уверенности, что правильно интерпретировал, потому что на другом языке все это" (студентка факультета журналистики Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* Разными значениями, приписываемыми "эквивалентным" словам.

"Допустим, что у нас представляют собой такие вещи как бизнес, государственная деятельность, научные исследования. Под одними и теми же словами у нас и у них подразумеваются разные вещи. Это чаще всего и было одной из причин… дисбаланса между нашим большим желанием завязать с ними контакт и их умеренным, даже скептическим отношением к тому, что мы можем предложить. Им было с нами в какой-то степени неинтересно" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Милана).

* Амбивалентностью, неоднозначностью интерпретации языковых выражений, обусловленной разными культурными традициями.

"Еще был случай с кофе. Куратор встретила меня в студенческом кафе и сказала: "Давайте с Вами поговорим, нам надо выставить оценки за мою деятельность, попьем кофе". Я говорю: "Вы знаете, я кофе не пью" (я на самом деле его не пью). На что она сказала: "Как, Вы не хотите со мной поговорить?" Мою фразу о том, что я не пью кофе, она перенесла на то, что я не хочу с ней общаться. Я сказала, что хотя я не пью кофе, я пью чай. Она купила чай, мы пошли, попили, пообщались. Было такое непонимание, не на уровне языка" (преподаватель Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Мюнхена).

* Использованием разных слов английского языка как иностранного для обозначения одного явления.

"Нас учили, что "родина" - это motherland по-английски, для них [голландцев] оказалось, что это fatherland…тоже для них английский язык неродной. И по дипломной работе, например, когда мы с научным руководителем переписывались, я называю анализ работы "analysis", а для него это непривычно. У него это слово связывалось, с литературным, языковым анализом, а в социологии для него это "evaluation" (студент гуманитарного факультета Новосибирского госуниверситета, стажировка в Университете Утрехта).

* Использованием диалектов, сленгов, идиоматических выражений.