Страховое обязательство

В соответствии со ст. 3 упомянутого Федерального закона, для некоторых страховых компаний сделаны исключения из правил, введенных этим законом, а именно:

(а) правила, установленные абзацем первым п. 3 статьи 6 Закона, в части, касающейся запрета на осуществление страхования по отдельным видам, не распространяются на страховые организации, являющиеся дочерними обществами по отношению к иностранным инвесторам на 23 ноября 1999 г., если при этом осуществление соответствующих видов страхования было разрешено им лицензиями, выданными до указанного дня;

(б) правила, установленные абзацем первым п. 4 статьи 6 Закона, не распространяются на страховые организации с иностранными инвестициями, которые были созданы до 23 ноября 1999 г.

Эти исключения из правил обусловлены тем, что, как уже было сказано, ограничение, установленное постановлением Верховного Совета РФ N 4016-1, прекратило свое действие 24 июня 1999 г., а закон, вводящий новые ограничения, вступил в силу 23 ноября 1999 г., т.е. через шесть месяцев. В течение этих шести месяцев не было никаких ограничений на создание страховых компаний с иностранными инвестициями, и некоторые такие компании были созданы и успели получить лицензии. Для этих компаний и сделаны соответствующие исключения.

Термин «дочернее общество» употребляется в статье 6 Закона практически в том же смысле, в каком он использован в п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах»[58] и в п. 2 ст. 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»,[59] а именно: общество признается дочерним по отношению к иностранному инвестору, если иностранный инвестор в силу преобладающего участия в его уставном капитале, либо в соответствии с заключенным между ними договором, либо иным образом имеет возможность определять решения, принимаемые таким обществом.

Это определение дочернего общества приведено в Положении о выдаче разрешений страховым организациям с иностранными инвестициями, утвержденном Приказом Минфина России N 50н от 16 мая 2000 г. Иностранным инвестором в соответствии с тем же Положением признается либо иностранное юридическое лицо, либо иностранный гражданин. Эти определения не противоречат законодательству и могут применяться.

Однако упомянутое Положение вводит и некоторые не предусмотренные законом ограничения возможности получения лицензии для страховых организаций с иностранными инвестициями, являющихся дочерними по отношению к иностранным инвесторам или имеющих долю иностранного капитала в уставном капитале более 49%. Например, требование пп. «д» п. 13 Положения, согласно которому к заявлению на получение лицензии иностранный инвестор должен приложить «письменное согласие соответствующего контрольного органа страны места регистрации юридического лица – иностранного инвестора на его участие в уставном капитале страховой организации на территории Российской Федерации либо заключение этого органа об отсутствии необходимости получения такого согласия, если такой порядок предусмотрен законодательством страны места регистрации иностранного инвестора». Это требование установлено органом страхового надзора с превышением полномочий, предоставленных ему законом, так как российское законодательство не упоминает о необходимости подобного согласия. Следовательно, и само требование является незаконным. Незаконным является и положение пп. «е» п. 13 Положения, которое требует от лица, претендующего на получение лицензии, представить «бухгалтерский (финансовый) отчет за предыдущий год деятельности юридического лица – иностранного инвестора, подтвержденный аудиторским заключением», и некоторые другие требования этого Положения.[60]

В пп. «г» п. 15 Положения предусмотрена возможность отказа в выдаче лицензии в случае, если к лицензии приложены не все перечисленные в п. 13 Положения документы. Отказ по этому основанию также незаконен, так как комментируемая статья предусматривает единственное основание для отказа – превышение установленной квоты участия иностранного капитала.

Все эти дополнительные требования, введенные органом страхового надзора с превышением своих полномочий, естественно, сильно затрудняют получение лицензий для страховых организаций с иностранными инвестициями. Отчасти поэтому, видимо, квота в 15% иностранного участия в совокупном капитале российских страховщиков до сих пор полностью не использована.

Страхователь – это сторона в договоре страхования. Аналогичное определение дано в ст. 929 и 934 ГК. Лицо, обязанное страховать в силу закона (при обязательном страховании), не считается страхователем до тех пор, пока договор страхования не заключен. Соответственно лицо, обязанное страховать, но не заключившее договор, не имеет прав и не несет обязанностей страхователя.

В тех видах обязательного страхования, где заключение договора страхования не предусматривается (обязательное государственное, обязательное медицинское, обязательное социальное страхование) страхователь назначается непосредственно законом.

Члены общества взаимного страхования, по существу, также могут быть отнесены к страхователям, хотя они не являются сторонами договоров страхования и не назначены страхователями в законе (ст. 968 ГК).

Кроме дефиниции, содержащейся в п. 1, статья 5 Закона определяет некоторые права и обязанности сторон договора страхования, т.е. касается вопросов, которые гораздо подробнее отрегулированы в ГК. Применяя эти правила, следует помнить, что в соответствии со ст. 4 Федерального закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» они применяются только в той части, которая не противоречит нормам второй части ГК.

В частности, норма п. 2 статьи 5 Закона вводит два правила:

- страхователю разрешается страховать не только собственный интерес, но и интерес других лиц, которые носят название застрахованных лиц;

- страховать чужой интерес можно только в пользу того лица, чей интерес застрахован.

Первое правило продолжает действовать и в настоящее время (ст. 930, 931, 934 ГК). Второе правило в настоящее время не действует, так как в ст. 931, 932, 934 ГК предусмотрена возможность страхования в пользу лица, не являющегося застрахованным. При страховании ответственности (ст. 931 и 932 ГК) – это не просто возможность, но и обязательное условие этого вида страхования.[61]

Назначение выгодоприобретателя в договоре страхования в терминах ст. 430 ГК означает заключение договора страхования в пользу третьего лица. Заключение договора в пользу третьего лица является одним из условий договора и по общему правилу подлежит согласованию сторонами. Однако п. 3 ст. 5 Закона допускает назначение и замену третьего лица страхователем в одностороннем порядке без согласия страховщика. Поскольку первая часть ГК, к которой относится ст. 430, вступила в силу после вступления в силу настоящего Закона, последнее правило не подлежит применению в соответствии со ст. 4 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

В настоящее время назначение выгодоприобретателя в договорах страхования имущества, ответственности, предпринимательского риска и личного страхования регулируется в ст. 929-934 ГК. Назначение выгодоприобретателя в договорах, для которых ГК не предусматривает специальных правил, регулируется общей нормой ст. 430 ГК, и в таких договорах выгодоприобретатель не может быть в одностороннем порядке назначен страхователем.

Возможность односторонней замены выгодоприобретателя также регулируется в ст. 956 ГК.

В договорах, для которых ГК не предусматривает специальных правил назначения выгодоприобретателя и застрахованного лица, тем не менее, выбор этих лиц не может быть полностью произвольным. Ограничения в данном случае устанавливаются одним из общих принципов гражданского права, закрепленным в п. 2 ст. 1 ГК, в котором указано, что участники гражданского оборота приобретают гражданские права в своем интересе. Этот принцип в отношении обязательств конкретизируется в ст. 307 ГК, где сказано, что обязанность должника устанавливается в пользу кредитора.

Таким образом, договор страхования, который заключается страхователем и в котором именно страхователь является кредитором в страховом обязательстве, заключается не только и не столько в интересах третьих лиц, сколько в интересах страхователя. Даже и в том случае, когда имеется застрахованное лицо, т.е. лицо, интерес которого застрахован, не являющееся страхователем, общий принцип гражданского права требует, чтобы страхователь был заинтересован в страховании интересов этого лица. Защита интересов застрахованного лица и выгодоприобретателя осуществляется лишь постольку, поскольку интерес страхователя состоит в том, чтобы был защищен интерес этих лиц.[62]

Следовательно, лицо может быть назначено выгодоприобретателем либо застрахованным лицом только в том случае, когда событие, на случай наступления которого производится страхование, причиняет вред одновременно и страхователю, и этому лицу, а исполнение страховщиком своего обязательства выгодоприобретателю должно удовлетворять в то же время и интерес страхователя, и интерес застрахованного лица. Это очень хорошо видно на примере договоров страхования ответственности. Выплата возмещения удовлетворяет интерес выгодоприобретателя – потерпевшего, но одновременно удовлетворяется и интерес страхователя или застрахованного лица, так как с него снимается ответственность за причиненный вред.