Особенности воинской дисциплины и дисциплины в воинских колективах (стр. 3 из 5)

Исходной посылкой здесь является понимание того, что формирова­ние и развитие сознательной воинской дисциплины является процессом, в котором стихийность и сознательность выступают как две противопо­ложности, образующие стороны диалектического противоречия. Наличие этих сторон обусловлено гносеологической и социальной причинами.

Гносеологической[9] причиной является сложность и бесконечность по­знания воинской дисциплины как специфического явления общест­венной жизни. Ведь быстрота и глубина восприятия знаний о необхо­димости, сущности, роли и задачах дисциплины у разных воинов не­одинаковы. Индивидуальные особенности каждого военнослужащего определяет не только уровень тех знаний, которые он получает за вре­мя своей службы посредством различных форм обучения и воспита­ния, но и та информация в боннской дисциплине, которая восприни­мается в личном практическом опыте и в процессе общения с другими людьми. Поэтому степень полученных знаний о воинской дисциплине может быть различной — от смутного, искаженного или даже ошибоч­ного представления до научного знания.

Социальная причина существования противоречия стихийности и сознательности в воинской дисциплине заключается в том, что на службу в Вооруженные Силы, последовательно привлекаются новые поколения молодежи страны, т.е. их личный состав все время обновля­ется. Это означает, что у приходящих на военную службу призывников не сразу, а только в процессе обучения и воспитания формируются не­обходимые представления о дисциплине в армии и на флоте. Кроме то­го, сознательность в воинской дисциплине выражается в точном и ка­чественном выполнении военнослужащими своих служебных обязан­ностей. А для этого нужны определенные знания военной специаль­ности, практические навыки, умения. Приятные условия для формирования сознательной дисциплиниро­ванности военнослужащие, качественное изменение сознательности проявляется в повышении ее уровня у личного состава: углублении и систематизации знаний о необходимости, сущности, роли и задачах воинской дисциплины, все большей трансформации их во внутрен­нюю потребность, развитии устойчивого и инициативного характера соблюдения норм, правил поведения военнослужащих, совершенство­вании воинского мастерства.

Поскольку любое отступление от них отрицательно влияет на боеготовность и боеспособность воинских формирований, их можно квалифицировать как антиобщественное, антипатриотическое, аморальное поведение, наносящее ущерб безопасности государства. Конечно, бывают незначительные нарушения дисциплины. Но от это­го сущность нарушений или неточного соблюдения требований дисци­плины не меняется, ибо важны последствия, нанесенный ими ущерб боеготовности и боеспособности.

Безусловно, различие мотивов и целей у нарушителей дисциплины или у тех, кто не в полном объеме выполнил ее требования, неодина­ковый характер проступков и меры причиненного ими ущерба обусло­вливают и необходимость применения разных методов, форм и спосо­бов воспитательной работы.

Следует подчеркнуть, что сознательность не выступает в виде одно­го из равноценных свойств, признаков воинской дисциплины и не яв­ляется производной ОТ них, Ибо составляет внутреннюю основу суще­ствования, тот способ ее бытия, который обусловливает, делает воз­можным наличие всех других свойств, признаков, особенностей.

Именно сознательность задает и определяет качественную особен­ность дисциплины наших Внутренних войск МВД РФ, обусловливает измене­ние ее старых свойств, признаков, особенностей и возникновение но­вых. В частности, «добровольность» — это не только одна из особенно­стей (свойств) дисциплины армий, ведущих справедливую, освободительную войну. Добровольная воинская дисциплина может быть и результатом идеологической обработки и материального подку­па. Только сознательный характер дисциплины придает свойству «добро­вольности» новое качество.

Таким образом, сознательность — это атрибут дисциплины в наших Внутренних войсках МВД РФ, ее главное, определяющее свойство, которое иг­рает решающую роль в становлении и развитии нового типа воинской дисциплины. Понимание этого дает возможность верно ставить цели воспитания и определять пути их достижения.


Глава II Сущность воинской дисциплины.

Известно, что развитие военного дела требует постоянного уточ­нения ряда положений военной присяги, уставов, законов, наставле­ний и т.д. Воинская дисциплина — это особая форма воинских от­ношений, необходимых для успешной совместной деятельности, что поведение военнослужащих регулируется нормами и правилами, изло­женными в законах, воинских уставах и приказах командиров, началь­ников, отражающих особенности военной организации и требования государства к поведению личного состава[10] . С этим, как говорится, не поспоришь.

Я, полагаю, что определение сущности воинской дис­циплины в Дисциплинарном уставе как «строгое и точное соблюдение всеми военнослужащими порядка и правил, установленных законами - воинскими уставами и приказами командиров (начальников)». Совершенно неправомерно, на мой взгляд, утверждать, будто воин­ский порядок в Уставе рассматривается как нечто «существующее вне и независимо от дисциплины». Устав четко оп­ределяет, что воинская дисциплина — это «строгое и точное соблюде­ние порядка и правил…». Иначе говоря, именно дисциплина обеспечи­вает практическую реализацию установленного порядка. Следовательно, его соблюдение может осуществиться, прежде всего, в результате «ак­тивности» дисциплины. Причем, само собой разумеется, что без дисци­плины не может быть и порядка. Определение четко фиксирует, что порядок обеспечивается постоянным, целенаправленным «воздействием» дис­циплины.

Ведь в реальной жизни порядок реализуется через осуществление совокупности правил. В уставном определении воинской дисциплины порядок и правила рассматриваются как два признака воинской дис­циплины. Возможно, тут не все продумано до конца. Ведь при этом как бы игнорируется, что порядок является целью воинской дисциплины. Сама воинская дисциплина призвана, как следует из уставного опреде­ления, обеспечить создание и поддержание воинского порядка. Что же касается правил, то они представляют духовные образования, тождест­венные или близкие нормам, принципам, методам, способам дейст­вий, обеспечивающим достижение намеченной цели.

Дисциплини­рованность, как качество военнослужащего, представляет собой от­ношение его индивидуального сознания к установленной во Внутренних войсках, дисциплине и способность строить свое поведе­ние в соответствии с ее требованиями. Следовательно, «дисциплини­рованность выражает единство двух сторон — особого свойства созна­ния и определенной формы поведения». Во-первых, трудно со­гласиться, что дисциплинированность выражает лишь отношение к дисциплине. Ведь отношение к дисциплине может счи­таться признаком как дисциплинированности, так и недисциплиниро­ванности. Поэтому дисциплинированность следует рассматривать как положительное отношение к воинской дисциплине. А это есть не что иное, как способность строить свое поведение в соответствии с требо­ваниями дисциплины, т.е. дисциплинированность — не что иное, как духовная составляющая. Значит, есть основания полагать, что дисцип­линированность обладает признаком, находящимся в духовной сфере, представляя элемент сознания воина.

Тем не менее и «дисциплина воина» (личная дисциплина) также об­ладает обоими этими компонентами. Поэтому-то и нельзя согласиться с утверждением автора, что, «употребляя понятие «дисциплина воина», (личная дисциплина), мы выделяем лишь одну сторону дисциплини­рованности (соблюдение установленных норм, правил поведения), а именно, практическое поведение, выражающееся в соблюдении требо­ваний дисциплины».


2.1. Основные направления укрепления воинской дисциплины и

формирования здоровой атмосферы в воинских коллективах.

Воинская дисциплина — проблема, которой занимаются повседневно и постоянно командующий войсками округа, его заместители, военный совет, и командиры всех степеней соединений и частей округа.

Для общества наиважнейшим является то, чтобы социальные отклонения не набрали такой критической массы, которая ставит под угрозу само его существование.

Уровень преступности в регионе дислокации войск Приволжско- Ураль­ского округа остается, сожалению, высоким. Наиболее неблагополучными в криминогенном отношении являются Свердловская, Оренбургская и Перм­ская область, Республика Марий-Эл. Так, по данным ГУВД, в 2002 году на территории Свердловской области зарегистрировано 90,6 тыс. преступлений, т.е. 1987 преступлений на 100 тыс. человек (снижение на 25%), из них 1188 убийств, 2722 случая умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Од­нако реальный уровень преступности оценить сложно, так как только в Свердловской области при работе Генеральной прокуратуры РФ было выявле­но 15 тыс. скрытых от учета правонарушений. На территории региона распо­ложено 336 исправительно-трудовых учреждений, в которых отбывают нака­зание более390 тыс. заключенных. Это накладывает свой отпечаток и на уро­вень преступности в войсках округа[11] .

Проблема комплектования войск округа в настоящее время очень остра. Ана­лиз хода призывов за последние пять лет показывает, что из года в год качественная характеристика призываемого в войска округа молодого пополнения, мягко говоря, не улучшается. Остается достаточно высоким количество при­зывников, воспитывающихся в неполных семьях (30%), из них без отца — 26%, без матери 25%,и 1,4% — без обоих родителей. Во многих семьях до­ходы родителей невысоки, имеются значительные социально-бытовые проб­лемы, злоупотребление алкоголем, а потому воспитанию детей не уделяется достаточного внимания. Отсюда социально-педагогическая запущенность данной категории военнослужащих, их отчужденность от коллектива, агрес­сивность непредсказуемость поведения.

Похожие статьи