регистрация /  вход

Место и роль вооруженных сил в израильском обществе (стр. 1 из 5)

Реферат

Место и роль вооруженных сил в израильском обществе


Население Государства Израиль на собственной судьбе осознало тот неоспоримый факт, что без мощной, боеспособной армии невозможно обеспечить не только безопасность страны, но и само ее существование. С годами это убеждение переросло в устойчивый стереотип национального самосознания, национальную идею, что обусловило буквально "семейное", родственное отношение народа к своей армии как к единственной защитнице, не свойственное многим другим странам мира, сделало реальным лозунг "народ и армия едины".

Служба в вооруженных силах действительно считается священным долгом каждого гражданина Израиля, престижным видом общественной деятельности, несмотря на реальную каждодневную опасность для жизни. Лица, не служившие в армии, имеют более ограниченные возможности карьерного роста, чем их коллеги, прошедшие армейскую школу. Соответственно, к ним иное, менее уважительное отношение.

Следует отметить, что в таком небольшом государстве, как Израиль, политические и военные элиты довольно компактны и тесно связаны между собой. В отличие от многих других стран, благодаря особо благожелательному отношению населения к вооруженным силам, армейская карьера в Израиле во многих случаях служит трамплином для доступа на верхние этажи власти, как политической, так и административной. В этой связи число бывших военных в парламенте и правительстве этой страны пропорционально не меньше, чем в руководящих органах государств, где у власти стояли или стоят военные хунты.

В Израиле уровень представительства бывших военнослужащих в административных и деловых кругах весьма высок, особенно в высших эшелонах власти, среди руководителей государства, известных политических и общественных деятелей. Многие премьер-министры Израиля, за исключением Голды Меир, были боевыми генералами израильской армии, имеющими солидный военный опыт, или так или иначе были связаны с воинской службой.

Например, за последние 10 лет из пяти премьер-министров Израиля трое (И.Рабин, Э.Барак, А.Шарон) были вышедшими на пенсию генералами. За тот же период пятеро из семи министров обороны были высшими армейскими офицерами, причем некоторые только что были уволены с воинской службы. В частности, нынешний министр обороны Ш.Мофаз был назначен на эту должность через четыре месяца после увольнения из армии, а его бывший заместитель по службе генерал М.Яалон сменил его на посту начальника Генштаба ЦАХАЛ.

С точки зрения "армейских корней" нынешний состав правительства Израиля выглядит следующим образом.

Члены правительства в звании капитана и выше:

Меир Шитрит – министр без портфеля, капитан медицинской службы.

Беньямин Нетанияху – министр финансов, капитан спецназа Генштаба ЦАХАЛ.

Исраэль Кац – министр сельского хозяйства, капитан мотострелковых войск.

Ицхак Леви – замминистра в министерстве главы правительства, майор танковых войск.

Зеэв Бойм – замминистра обороны, майор танковых войск.

Узи Ландау – министр без портфеля, майор десантных войск.

Эфи Эйтам – министр строительства, бригадный генерал; последняя должность – командующий войсками ЦАХАЛ в Южном Ливане. До этого служба в подразделении коммандос ВМС ЦАХАЛ, а также в должности командира спецназа бригады "Голани".

Шауль Мофаз – министр обороны, генерал-лейтенант. Последняя должность – начальник Генштаба ЦАХАЛ.

Выходцы из спецслужб:

Михаэль Рацон – замминистра промышленности и торговли, спецназ "Эгоз".

Ципи Лавни – министр алии и абсорбции. Сотрудник МОССАД в 1980–1984 гг.

Гидеон Эзра – министр без портфеля. На службе ШАБАК в 1962–1995 гг. Последняя должность – заместитель начальника ШАБАК.

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) является неотъемлемой частью израильского общества. Поэтому неудивительно, что в ней, как в зеркале, отражаются те политические и социально-экономические процессы, которые ныне имеют место в Израиле. Интифада значительно усугубила и без того сложную экономическую ситуацию в стране, вызванную в значительной степени общим кризисом мировой экономики и экономики США, в частности, что не могло не сказаться на финансировании вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса. Внутриполитическая борьба между представителями различных партий и движений по поводу преодоления этой кризисной ситуации и мер борьбы с палестинским терроризмом, а также поиска путей окончательного мирного разрешения израильско-палестинского конфликта вызвала разногласия в обществе, породила социальное напряжение. Соответствующие настроения проявились и в израильской армии.

За последние годы существенно изменилось отношение израильского общества к вопросам безопасности государства и населения и, соответственно, к вооруженным силам и их роли и месту в общественных отношениях. Раньше армия несла практически всю полноту ответственности за безопасность страны в противостоянии внешней угрозе со стороны армий арабских стран. Сейчас с ослаблением роли внешнего фактора и возрастанием значения внутренней угрозы в виде террористической деятельности палестинцев борьба с палестинским терроризмом становится ведущей функцией вооруженных сил Израиля. Изменение профессиональных задач и функций израильской армии на фоне изменившейся внешне- и внутриполитической обстановки вызывает и соответствующее изменение отношения к ней в израильском обществе.

Военно-стратегическая обстановка на Ближнем Востоке за годы интифады "Аль-Акса" заметно изменилась. В связи со свержением диктаторского режима С. Хусейна в Ираке в результате кампании коалиционных войск, длящейся вот уже более года, исчезла бывшая вполне реальной угроза ракетного удара, в том числе и с использованием неконвенциональных боеголовок, по Израилю со стороны Ирака. Прекратилась также поддержка Ираком палестинского терроризма в отношении Израиля.

Исчезла также и явная внешняя угроза со стороны Ливии, которая (в обмен на отмену экономических санкций ООН против нее за поддержку международного терроризма) отказалась от дальнейшей разработки программ создания ОМП, демонтировала соответствующие научно-исследовательские и производственные мощности и даже уничтожила часть оборудования под наблюдением международных экспертов. Обязательство проводить мирную внешнюю политику на Ближнем Востоке было подтверждено руководителем Ливии полковником М.Каддафи во время визита премьера Великобритании Т.Блэра в Триполи в конце марта 2004 г.

Египет, хотя и остается потенциальной внешней угрозой для Израиля, в связи с изменившейся в результате иракской кампании ситуацией на Ближнем и Среднем Востоке и усилившимися здесь военно-стратегическими позициями США ныне проводит весьма сдержанную военную политику в отношении Израиля. Сирия также не представляет явной военной угрозы для Израиля, хотя ее руководство и поддерживает палестинских террористов, особенно экстремистов организации "Хезболла", базирующихся на юге Ливана. В связи с дипломатическим и экономическим давлением со стороны США и слабостью своего оборонного потенциала Сирия ограничивается лишь воинственной антиизраильской риторикой, но к реальным вооруженным акциям не прибегает даже в ответ на бомбардировку 5 октября 2003 г. израильскими ВВС учебно-тренировочной базы Айн Сахаб боевиков палестинской террористической группировки "Исламский джихад" в 15 км к северу от Дамаска.

В качестве основного фактора внешней угрозы безопасности Израиля на первый план выдвигается Иран. Для нейтрализации этого фактора израильским руководством разработано несколько сценариев. Они предусматривают ряд мер – от прямого уничтожения с воздуха иранских атомных реакторов, производящих оружейный плутоний, и мощностей по изготовлению ядерного оружия (по аналогии с соответствующей акцией в отношении Ирака в 1981 г.) до размещения оснащенных ядерными ракетами подводных лодок класса "Дельфин" у побережья Омана в радиусе досягаемости целей в Иране.

Таким образом, перспектива военного столкновения с регулярными вооруженными силами соседних стран на границах Израиля весьма маловероятна. В связи с изменением соотношения угроз и их роли в обеспечении безопасности Израиля его вооруженные силы в основном ориентируются на борьбу с внутренней угрозой – палестинским терроризмом.

Сравнение вооруженных сил Израиля с армиями других западных демократий позволяет выявить известную уникальность ЦАХАЛ. Она заключается в том, что израильская армия является, по существу, единственной в мире, вот уже десятилетиями находящейся на занятых ею территориях, принадлежащих соседнему народу, и контролирующей проживающее там население в течение всего этого времени. Эта ситуация не вызвана каким-либо произволом или агрессией со стороны вооруженных сил Израиля, а навязана постоянно действующим фактором внутренней угрозы и не может быть преодолена без его устранения.

Уникальность положения израильской армии состоит также в том, что она является частью демократического общества, практически единственного на Ближнем Востоке. Однако в силу внешних, не зависящих от нее обстоятельств пока не удается преодолеть существующее противоречие между ее демократическим характером и необходимостью длительного вооруженного присутствия на занимаемых ею палестинских территориях в качестве инструмента постоянного контроля местного населения.

В то же время войска США и других стран антисаддамовской коалиции, находящиеся в Ираке, не отрицают оккупационного характера своей миссии, но при этом подчеркивают ее временный характер. Перспектива же ухода израильских войск с удерживаемых ими территорий в обозримом будущем пока еще реально не просматривается. Дело в том, что в силу нынешнего изменения роли и характера угроз безопасности Израиля внутренняя угроза – исламский терроризм, исходящий главным образом из палестинских территорий, является ныне основной причиной присутствия ЦАХАЛ в этих районах.