Сталин и Троцкий

Введение В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую значительную роль ни играли бы социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счете ее главным субъектом выступает личность, ибо сами эти группы, движения, партии и другие общественные и политические организации состоят из реальных личностей и только через взаимодействие их интересов и воли определяется содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Введение

В нормальном, цивилизованном обществе политика осуществляется для людей и через людей. Какую значительную роль ни играли бы социальные группы, массовые общественные движения, политические партии, в конечном счете ее главным субъектом выступает личность, ибо сами эти группы, движения, партии и другие общественные и политические организации состоят из реальных личностей и только через взаимодействие их интересов и воли определяется содержание и направленность политического процесса, всей политической жизни общества.

Достижение целей широкого политического участия людей значительно зависит от мотивов, которыми руководствуется личность в своей политической деятельности, ибо сама мотивация может оказаться с точки зрения общественных интересов настолько негативной, что не будет способствовать ни укреплению демократии в обществе, ни нравственному совершенствованию и всестороннему развитию личности.

Между тем любители иерархических структур на фундамент масс возводят этаж партий, над ним возносят постоянно сужающиеся постройки для руководителей разных рангов, а там, глядишь, готова площадка для единственного вождя. Но куда он, вознесенный на верх пирамиды способен её повести? За собой невозможно, ибо все под ним. Да и как он может вести, если его несут другие, те, кто остался под ним. Остается одно - попытаться сверху указать путь и надеяться, что массы пойдут и понесут вождя в соответствии с его указующим перстом. Увы, в возможности такой пирамиды советские люди убедились при Сталине. А ведь при ином стечении обстоятельств это могло случиться и при Троцком…

Трудно найти в отечественной истории более ненавидящую друг друга пару политиков, чем пара Сталин – Троцкий. Меж тем, как становится очевидным из анализа их политической деятельности, общего у них гораздо больше, чем отличного. Сталин зачастую делал то, о чем говорил (но не имел возможности воплотить в жизнь!) Троцкий.

Ниже постараемся разобраться, что же объединяет этих величайших политических деятелей 20 века, что лежит в основе той непримиримой ненависти, которая так далеко выплеснулась за рамки обычных отношений двух людей.

Глава I . Сталин и Троцкий до Октября

Главной отличительной чертой политической карьеры Льва Троцкого являлась его особая позиция, не совпадавшая до конца ни с одной из существовавших группировок. Как отмечал Мартов, это был «человек, который всегда приходит со своим собственным стулом». Представляется, что в этих словах точно схвачена важная особенность характера Троцкого как политика. Он обладал весьма слабым умением идти на политические и личные компромиссы, тяготел к определенной прямолинейности. Ему, в силу личных качеств, явно не хватало искусства быть дирижером «политического оркестра», которое блистательно проявилось у Ленина, в некотором смысле – у Сталина. Поэтому, в отличие от последнего, Троцкий явился признанным вождем небольшого круга единомышленников, но был неспособен создать достаточно массовую партию, поведшую бы за собой широкие народные массы. Вместе с тем с Лениным и Сталиным, как, впрочем, и с другими российскими радикалами, его сближала манера нетерпимого к оппонентам тона дискуссии.

Сталин тоже не был настоящим, подлинным вождем, но ему тем легче было в ходе событий превратиться в настоящего диктатора. Свою роль он занял не благодаря поддержке масс. Он пришел к своему безраздельному господству путем хитрых комбинаций, опираясь на кучку верных ему людей и аппарат, и с помощью одурачивания масс. Он оторван от масс, он не связан с ними, он держится не на доверии масс, а на терроризировании их.

Ленин был вождем, но не был диктатором. Сталин, наоборот, является диктатором, но не является вождем.

Какая разница между вождем и диктатором?

Подлинный вождь выдвигается прежде всего движением масс, он опирается в первую очередь на массы и на их доверие, он глубочайше связан с массами, постоянно вращается среди них, он идет во главе их, говорит им правду не обманывает их, и массы убеждаются на собственном опыте в правильности его руководства и его поддерживают. Таков был именно Ленин, отчасти – Троцкий (во многом благодаря своему ораторскому искусству). Диктатор, наоборот, большей частью приходит к власти или через подавление революции, или после спада волны революции, или через внутренние комбинации правящей клики, или через дворцовый переворот, опираясь на государственный или партийный аппарат, армию, полицию. Диктатор опирается в основном не на массы, а на свою верную клику, на армию, на государственный или партийный аппарат; он не связан с массами, он не вращается среди них, он может с ними заигрывать и льстить им, но он обманывает массы, он правит не потому, что массы ему доверяют, а чаще всего вопреки этому. Политика диктатора – это политика внутренних закулисных комбинаций, политика подбора лично ему верных людей, политика оправдания, защиты и возвеличивания его господства.

Первая российская революция стала важным этапом в политической биографии Троцкого. Из способного социал-демократического публициста, знакомого лишь узкому кругу людей, он превратился в одногоиз известных своими теоретическими трудами и практической работой деятелей дореволюционной России, которому предстояла новая эмиграция с неопределенными надеждами на будущее.

Эти годы стали временем наиболее резких споров и взаимных обвинений Троцкого и Ленина. Объяснялось это в первую очередь тем обстоятельством, что после отступления революции 1905—1907 гг. в российской социал-демократии выделяются несколько течений, боровшихся за влияние в местных организациях и среди промышленных рабочих: «ликвидаторы» во главе с П. Б. Аксельродом и А. Н. Потресовым, «отзовисты», руководимые А. А. Богдановым и А. В. Луначарским, меньшевики-партийцы, руководимые Г. В. Плехановым, большевики-ленинцы и «внефрак-ционный» социал-демократ Троцкий, национальные социал-демократические организации Латвии, Польши, Литвы и Кавказа, Бунд. Они по-разному оценивали первоочередные задачи рабочего движения и тактику борьбы.

Ленин прежде всего обвинял Троцкого во фразерстве, в беспринципности, постоянных шатаниях, утверждал, что политика того срывает восстановление РСДРП. В ответ Троцкий писал, что ленинизм «несовместим с партийно-политической организацией рабочих, но зато великолепно расцветает на навозе фракционных межеваний». Отсюда и взаимная крепость выражений. В январе 1911 г. в неопубликованной заметке Ленин употребляет сочетание «Иудушка Троцкий». В письме к Н.С. Чхеидзе Троцкий писал о склоке, «которую... разжигает сих дел мастер Ленин, этот профессиональный эксплуататор всякой отсталости в русском рабочем движении».

О Сталине за весь предреволюционный период за пределами Кавказа или, вернее, нескольких мест на Кавказе никто ничего не знает. Правда, и он появляется на Лондонском съезде 1907 года с сомнительным и непризнанным съездом мандатом. Сталин за время съезда не произносит ни слова и, в отличие от Зиновьева, который на этом съезде избирается в Центральный Комитет, покидает съезд с такой же неизвестностью, как и прибыл на него.

Начавшиеся сразу после восхождения Сталина попытки изобразить его как одного из наиболее выдающихся вождей революционного движения не находят ни малейшей опоры в фактах. Политическое развитие Сталина имело крайне медленный характер. В нем, во всяком случае, не было тех черт «вундеркинда», которыми хотят его наделить некоторые биографы (и которым, несомненно, обладал Троцкий). В то время, как Зиновьев вошел в Центральный Комитет 26-ти лет, а Рыков на два года раньше, когда ему не было еще 24-х лет, Сталину было 33 года, когда его впервые кооптировали в руководящее учреждение партии.

Годы второй российской революции (1917— 1920) стали наиболее замечательным временем для Троцкого-политика, государственного деятеля, вождя. Именно они навсегда вписали его имя в анналы истории.

Необходимо было определить свою политическую позицию. Уже вечером в день приезда Троцкий выступал на общем собрании Петросовета. Обсуждался вопрос о создании коалиционного правительства. Против были большевики. Троцкий сказал: «Русская революция — это пролог к революции мировой... Я считаю, что вхождение в министерство опасно... Я думаю, что следующий ваш шаг — это будет передача власти всецело в руки Советов рабочих и солдатских депутатов». Из этого видно, что он сразу поддержал важнейшие лозунги большевиков. Троцкий скоро становится одним из любимых ораторов на рабочих и солдатских митингах, в знаменитом цирке «Модерн», где собирались тысячи людей.

На первом заседании VI съезда большевиков, он вместе с Лениным, Зиновьевым и Каменевым был избран почетным председателем. Признанием новой роли Троцкого стало отношение к нему Ленина. Сам Троцкий писал: «Отношение Ленина ко мне в течение 1917 г. проходило через несколько стадий. Ленин встретил меня сдержанно и выжидательно. Июльские дни нас сразу сблизили». Действительно, 1 ноября, во время прений в Петроградском комитете партии, Ленин назвал Троцкого «лучшим большевиком» за его позицию по вопросу переговоров с меньшевиками и эсерами.

10 октября на заседании ЦК Троцкий голосовал за решение об организации восстания в ближайшее время. Именно при Петроградском Совете был создан Военно-революционный комитет — легальный штаб восстания. Вместе с тем Троцкий связывал проведение восстания с началом работы II Всероссийского съезда Советов, что отличалось от позиции Ленина, настаивавшего на восстании до съезда. В конечном счете восстание началось 24 октября, а решающие события развернулись 25 октября, вдень открытая съезда Советов. Вспоминая об этом дне, Бухарин писал: «25 октября Троцкий, блестящий и мужественный трибун восстания, неутомимый и пламенный проповедник революции, от имени ВРК объявил в Петроградском Совете под гром аплодисментов собравшихся, что «Временное правительство больше не существует». На заседании ЦК в ночь на 25-е при обсуждении нового правительства было принято предложение Троцкого называться не министрами, а народными комиссарами. 26 октября Троцкий сделал доклад о составе правительства на заседании съезда. Сам он стал наркомом по иностранным делам.

Относительно его прямых обязанностей — наркома иностранных дел — Троцкий признавал впоследствии, что «дело все же оказалось несколько сложнее, чем я предполагал». Надеждана близкую европейскую революцию порождала уверенность, что дипломатическая работа для Советской республики — лишь кратковременный эпизод. Отсюда знаменитая фраза Троцкого: «Вот издам несколько революционных прокламаций к народам и закрою лавочку».

Вскоре в большевистском руководстве вспыхнули острые разногласия по вопросу заключения сепаратного мира на тяжелейших условиях с германской стороны. Если Ленин обосновал необходимость мира на любых условиях, то «левые коммунисты» агитировали за революционную войну. С особой позицией выступил Троцкий, выдвинув лозунг «Ни мира, ни войны», который означал прекращение войны, отказ от подписания мира и демобилизацию армии. Расчет был на скорую революцию в Германии и Австро-Венгрии и неспособность Германии провести крупномасштабное наступление.

После переговоров, завершившихся подписанием мирного договора, Троцкий уходит с поста наркома по иностранным делам и тут же получает новое назначение. 13 марта он становится народным комиссаром по военным делам, сменив на этом посту И. И. Подвойского. 6 апреля он возглавил и Наркомат по морским делам, а 6 сентября Троцкий стал председателем Реввоенсовета республики, созданного для руководства армией, флотом и всеми учреждениями военного и морского ведомств. Эти посты он занимал до 26 января 1925 г. В условиях жесточайшей гражданской войны, охватившей всю огромную территорию бывшей Российской империи, деятельность его безусловно имела решающее значение. Именно эти годы поставили Троцкого рядом с Лениным в сознании многих людей, сделали его имя по-настоящему известным каждому жителю страны.

В литературе и публицистике о деятельности Троцкого в годы гражданской войны создано немало стереотипов. В основном они сводятся к его жестокости, использованию террора и расстрелов, заградотрядов и концлагерей. Не собираясь оправдывать руководителя Красной Армии, потому что все это правда, вместе с тем попытаемся избавиться от некоторых упрощенных оценок.

Как же случилось, что человек, никогда не служивший в армии, не имевший военного образования, не только оказался в роли верховного военачальника, но и, при всех своих недостатках, справился с этой задачей. Прежде всего напомним, что Троцкий был политическим руководителем, предоставившим решение военных задач профессионалам — Вацетису, С. С. Каменеву и другим. Главные же проблемы, которые решал он, — создание постоянной армиии ее аппарата, привлечение специалистов, офицеров и генералов царской армии, борьба с «партизанщиной» и установление железной дисциплины (безоговорочное подчинение приказам).

Послереволюционная реальность все более рушила первоначальные иллюзии большевиков о мирной передаче власти: стачка служащих и интеллигенции, не желавших признавать новую власть, взаимные жестокости во время боев в Москве и при подавлении выступления юнкеров в Петрограде, успех эсеров при выборах в Учредительное собрание, «самостийность» мест, не желавших выполнять распоряжения центральной власти, нарастающая волна анархии и разложения с их «пьяными бунтами» и бессмысленными убийствами, обоюдные расстрелы пленных на Дону и Кубани, жесточайшее подавление финляндской революции в мае 1918 г. — все это ставило вопрос: как удержать власть, как обуздать стихию? К этому добавлялась общая усталость от войны, справедливое раздражение крестьянства продовольственной политикой Советской власти, произволом многих ее представителей на местах. Гражданская война приобретала огромные масштабы, затяжной характер и невиданную жестокость. Достаточно сказать,что в 1919—1920 гг. в Красной Армии насчитывались сотни тысяч дезертиров. Реальной была и проблема мятежей, измены отдельных лиц и целых воинских частей. Например, за девять дней (с 26 июня по 4 июля 1918 г.) на сторону противника перебежали один за другим трое командующих 2-й армией на Восточном фронте. Это, безусловно, случай уникальный, но весьма показательный. В феврале 1918 г. отказался выполнять приказы матросский отряд, выехавший на фронт под Нарву, а командир его, нарком П. Е. Дыбенко, не смог восстановить порядок.

В этих условиях большевики берут из истории опыт якобинцев. Репрессии становятся неотъемлемым элементом политики, в первую очередь военной. Сам Троцкий был убежден в необходимости этого. Через много лет он писал: «Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы людей на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока гордые своей техникой, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади.». Представляется, что будь Троцкий на месте Сталина в 37-м году – репрессии неминуемо повторились бы (а возможно, и в большем масштабе).

Вместе с тем Троцкий настаивал на том, что все репрессии должны проводиться в судебном порядке, напоминая о недопустимости самосудов в отношении пленных. В приказе от 10 декабря 1918 г. указывалось: «Строжайше запрещаю расстреливать пленных рядовых казаков». Это не было лишь фразой для внешнего пользования. В мае 1919 г. Троцкий писал Реввоенсовету 2-й армии: «Разумеется, в боевой обстановке, под огнем, командиры, комиссары... могут оказаться вынужденными убить наместе изменника, предателя, провокатора... Но за вычетом этого исключительного положения... расстрелы без суда... никоим образом не могут быть допущены». Однако мерой борьбы с этим в обстановке войны были те же расстрелы. В приказе № 92 по войскам Восточного фронта от 1 мая 1919 г. подчеркивалось: «Сдавшихся или захваченных в плен противников ни в коем случае не расстреливать... Самовольные расстрелы... будут беспощадно караться по законам военного времени». Кстати, здесь стоит напомнить о приказе А. В. Колчака от 27 марта 1919 г. за № 273, по которому военнопленных красноармейцев двух категорий — «добровольцев из рабочих и бывших моряков и добровольцев из крестьян-хлебопашцев» — требовалось «препроводить... в тюрьмы и лагеря... для последующего предания их... военно-полевому суду за государственную измену».

Крупнейшей заслугой Троцкого стало привлечение военных специалистов. В годы гражданской воины в Красной Армии служила почти треть офицерского корпуса, 82 процента командующих армиями и фронтами имели военное образование. Он подчеркивал, что «на одного изменника приходится сотня надежных, на одного перебежчика — два-три убитых». Эти годы, безусловно, стали временем наиболее дружной работы Ленина и Троцкого. На VIII съезде партии, в отсутствие Троцкого, который срочно выехал на Восточный фронт, Ленин, отвечая ораторам из «Военной оппозиции», говорил: «Если вы... можете Троцкому ставить обвинения в том, что он не проводит политику ЦК, — это сумасшедшее обвинение. Вы ни тени доводов не приведете». В июле 1919 г., желая поддержать Троцкого в условиях споров в партийном руководстве и даже попытки Троцкого подать в отставку, Ленин на чистом бланке написал следующий текст: «Товарищи! Зная строгий характер распоряжений Троцкого, я настолько убежден, в абсолютной степени убежден в правильности, целесообразности и необходимости для пользы дела даваемого тов. Троцким распоряжения, что поддерживаю это распоряжение всецело. В. Ульянов-Ленин». Наконец, 17 октября 1919 г., когда Троцкий находился в Петрограде, отбивавшем атаки Юденича, Ленин в письме к нему, прилагая воззвание, заметил: «Спешил — вышло плохо. Лучше поставьте мою подпись под Вашим». По словам Горького, Ленин однажды сказал: «А вот указали бы другого человека, который способен почти в год организовать почти образцовую армию, да еще завоевать уважение военных специалистов».

Глава II. Великое противостояние

В начале 20-х годов обостряются отношения Троцкого и Сталина. Вынужденный в военном отношении подчиняться Троцкому как член Реввоенсовета ряда фронтов, но равный ему в партийных и государственных должностях (оба с марта 1919 г. были членами Политбюро ЦК, с 26 октября 1917 г. — наркомами) Сталин с его самолюбием пытался вмешиваться в военные решения. Не менее самолюбивый и стремившийся приучить подчиненных к беспрекословному исполнению приказов, Лев Давидович не склонен был терпеть подобные вещи. В роли арбитра уже в 1918 г. приходилось выступать Ленину. Он стремился наладить их нормальную совместную работу.

В это время Троцкий, безусловно, оценивался как «второй человек» в руководстве после Ленина. Сам он достаточно благосклонно воспринимал стремление части печати и окружающих сформировать культ его личности. В 1922 г. в параграфе 41 Политического устава Красной Армии была помещена его биография. Параграф заканчивался словами: «Тов. Троцкий — вождь и организатор Красной Армии. Стоя во главе Красной Армии, тов. Троцкий ведет ее к победе над всеми врагами Советской республики». Одним из первых переименованных населенных пунктов стала Гатчина, получившая название «Троцк».

После смерти Ленина в партии вспыхнул конфликт, центральными фигурами которого оказались Троцкий и Сталин. В апреле 1922 года, сразу после XI съезда партии, пленум ЦК избрал Иосифа Виссарионовича Генеральным секретарем РКП (б). А если выразиться точнее (как сказал Ленин в своем письме о Сталине), тот «стал» генсеком. Эту фразу Владимира Ильича нельзя опустить, так как сразу после «выборов» Сталина не было найдено никаких протоколов соответствующих заседаний, о том, кто голосовал «за», кто «против», и было ли голосование вообще. И хотя эта административная, в общем-то, должность не давала каких-то особых прав, она открывала путь к большой власти... От человека, который готовил вопросы для Политбюро, а потом контролировал осуществление решений, зависело многое. Да и не все текущие вопросы выносились на обсуждение, их можно было решать в рабочем порядке. И Генеральный секретарь Сталин умело этим пользовался...

Во вспыхнувшем конфликте Сталина поддерживали Каменев и Зиновьев. Столкновения проявились еще при обсуждении последних ленинских работ. Именно Троцкого просил Ленин о защите монополии внешней торговли на пленуме ЦК, о поддержке группы грузинских коммунистов против линии Сталина-Орджоникидзе. Надо сказать, что сам Троцкий реагировал на эти просьбы достаточно уклончиво, ссылаясь на нездоровье. Эта позиция проявилась и в подписании им вместе с другими членами Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК 25 января 1923 г. (на другой день после публикации ленинской статьи «Как нам реорганизовать Рабкрин», вызвавшей недовольство аппаратчиков) секретного циркуляра губкомам партии, в котором подчеркивались болезнь Ленина и его отход от повседневной партийной жизни.

Между тем в партии разворачивалась дискуссия. Учитывая авторитет Троцкого, Политбюро предложило создать согласительную комиссию для разработки резолюции о партийном строительстве. 5 декабря комиссия в составе Зиновьева, Сталина и Троцкого после долгих споров приняла согласованный текст. Несмотря на болезнь (простудился на охоте в конце октября и проболел до весны 1924 г.), Троцкий опубликовал в «Правде» четыре статьи под общим названием «Новый курс». Здесь он развивал свои мысли о проблеме внутрипартийной демократии в условиях советской системы, пытаясь опереться на резолюцию Политбюро. Признавая необходимость недопущения других партий в период диктатуры пролетариата, Троцкий вместе с тем доказывал, что сам запрет фракции не решает существо вопроса. Главную опасность он видел в бюрократизме, в аппаратном режиме, поэтому настаивал на том, что «руководящие партийные органы» должны прислушиваться «к голосу широких партийных масс, не считать всякую критику проявлением фракционности», что не партия для аппарата, а аппарат «ею избирается и от нее не должен отрываться».

Новый этап дискуссии вспыхнул осенью 1924г.,после выхода в свет третьего тома сочинений Троцкого, где были собраны статьи и речи 1917 г., а в качестве предисловия предлагалась статья «Уроки Октября». Автор доказывал свое единство с Лениным в тот период, а главными противниками в партии называл Каменева и Зиновьева.

Безусловно, эта историческая работа имела «прозрачную» политическую сверхзадачу. Поэтому немедленно после ее выхода из печати началась широкомасштабная кампания, в которой подавляющее большинство участников интересовало не выяснение исторической истины, а возможность нанести ответный удар. Особенно усердствовали Каменев и Зиновьев. Они организовывали требования исключить Троцкого из руководящих органов и даже из партии. Против этого выступил Сталин, «гений аппаратных игр», представший перед партией в ореоле миротворца и получавший политическую выгоду от взаимных обвинений трех других партийных вождей. В январе 1925 г. Троцкий согласился подать заявление пленуму ЦК об освобождении его «от обязанностей председателя Революционного военного совета». Троцкий был снят с поста наркомвоенмора и председателя Реввоенсовета, Его сторонник К. Б. Радек прокомментировал дискуссии шутливой эпиграммой: «Опасные делишки — писать в России книжки. Ты, Лева, тиснул зря «Уроки Октября». В мае 1925 г. Троцкого сделали председателем концессионного комитета, председателем научно-технического управления ВСНХ.

Но жизнь готовила еще один поворот. Одержав победу, раскалывается «тройка». Сталин поддерживает в это время Бухарина, считавшего возможными новые уступки крестьянству, преимущественное развитие в ближайшие годы легкой промышленности. Каменев и Зиновьев обвиняют их, прежде всего Бухарина, в недооценке «кулацкой опасности», в «правом уклоне». Вместе с тем они ставят под сомнение возможность победы социализма в одной стране, «последовательно социалистический» характер государственных предприятий, вспоминают о требовании Ленина снять Сталина с поста генсека. Открытое столкновение происходит в декабре 1925 г. на XIV съезде ВКП(б).

Теперь Сталин меняется. Сначала осторожно, а потом все смелее и смелее сбрасывая с себя маску "скромного" старого большевика, которого партия "заставила" нести тяжелое бремя генсека, он все более явно проявлял стремление пробраться в пантеон великих людей, не брезгуя никакими средствами. Уже свой пятидесятилетний юбилей он превратил в настоящее "коронование на царство". Тысячи самых подлых, гнусных, холуйски-раболепных резолюций, приветствий от масс, состряпанных вымуштрованным партийным, профсоюзным и советским аппаратом, адресованных "дорогому вождю", "лучшему ученику Ленина", "гениальному теоретику". Десятки статей в "Правде", в которых многие авторы объявляли себя учениками Сталина –таков основной фон юбилея.

Наконец, "историческая" статья Сталина в "Пролетарской революции" окончательно и со всем цинизмом обнаруживает его истинные намерения. Переделать историю так, чтобы Сталин занял в ней "подобающее" ему место великого человека – вот сокровенный смысл статьи Сталина.

Как Луи Бонапарт клялся перед палатой в верности конституции и одновременно подготовлял провозглашение себя императором, так и Сталин в борьбе с Троцким, а потом и с Зиновьевым и Каменевым заявлял, что он борется за коллективное руководство партии, что "руководить партией вне коллегии нельзя, что "руководить партией без Рыкова, Бухарина, Томского невозможно", что "крови Бухарина мы вам не дадим", что "политика отсечения противна нам", и одновременно подготовлял бескровный переворот, производя отсечение одной группы за другой и подбирая в аппарат ЦК и в секретари губкомов и обкомов лично верных ему людей.

Постепенно организационные меры в отношении Троцкого становились все жестче. 23 октября 1926 г. объединенный Пленум ЦК и ЦКК вывел его из состава Политбюро, где тот давно уже не играл активной роли. Ровно через год новый пленум исключил Троцкого и Зиновьева из членов ЦК. К борьбе с оппозицией Сталин привлекает органы ОГПУ.

14 ноября 1927 г. Троцкий и Зиновьев были исключены из партии. Через пять дней покончил самоубийством многолетний друг Троцкого А. А. Иоффе. На его похоронах на Новодевичьем кладбище Троцкий произнес последнюю публичную речь. Со 2 по 19 декабря проходил XV съезд ВКП(б). Выступления представителей оппозиции — Раковского, Каменева, Муралова — сопровождались неумолчным шумом зала, негодующими выкриками. Парадокс состоял в том, что завтрашние антисталинцы, такие как А. И. Рыков, М. Н. Рютин, предлагали выбросить оппозицию в «мусорную яму истории», угрожали «в ближайшее время... увеличить... население тюрем». Съезд исключил из партии около ста ведущих оппозиционеров, дав сигнал к расправе на местах. В различные города страны были высланы крупнейшие деятели оппозиции. Оправдалось предсказание одного из сторонников Троцкого (расстрелянного в августе 1936 г.) С. В. Мрачковского: «Сталин обманет, а Зиновьев убежит». Уже через несколько месяцев Каменев и Зиновьев полностью признали свою вину перед партией и были возвращены в Москву. Их примеру последовали и многие другие. Это не спасло их всех от новых поношений в ближайшие годы, а затем и уничтожения.

Наряду с некоторыми другими несгибаемыми оставался Троцкий. 17 января 1928 г. его с женой и сыновьями доставили на Ярославский вокзал.Поокружной дороге поезд вышел на среднеазиатское направление. Конечной целью была Алма-Ата. Здесь Троцкий провел около года. В январе 1930 г. его знакомят с постановлением коллегии ОГПУ (от 18 января 1929 г.), которое предусматривало высылку Троцкого из СССР за провоцирование антисоветских выступлений и подготовку вооруженной борьбы против Советской власти.

Между тем Сталин предпринимает новый этап политических репрессий. Начавшись в 1928 г. прежде всего с ударов по старой интеллигенции, теперь репрессии все сильнее обрушиваются на бывшую партийную оппозицию. Троцкий, его деятельность становятся для ОГПУ—НКВД необходимым компонентом для предъявляемых обвинений. Всех арестованных обвиняли, как правило, в «троцкизме», в пропаганде его идей, связях с Троцким, выполнении его указаний, замыслах контрреволюционного переворота. В советской печати Троцкий становится зловещим символом самых гнусных замыслов империализма и фашизма в отношении СССР. Политики, журналисты, карикатуристы соревнуются между собой в поисках самых уничижительных эпитетов, должных показать ничтожество и черноту души Троцкого. Нет преступления, в котором бы его не обвинили. К этой травле привлекаются зарубежные коммунистические партии, используются дипломатические каналы. В 1932 г. Троцкого лишают советского гражданства.

Все 30-е годы Троцкий не прекращал политической деятельности в тех пределах, которые были ему доступны. Прежде всего это была литературная работа. Как журналист и публицист он был необычайно плодовит. Кроме автобиографической книги «Моя жизнь» он пишет «Что же такое перманентная революция?» (вышла в 1930 г. в Берлине). Тогда же выходит двухтомная «История русской революции». Появляются работы «Сталинская школа фальсификаций», «Преданная революция», «Их мораль и наша», биографии Ленина и Сталина. С 1929 г. выходит «Бюллетень оппозиции», с которым он постоянно сотрудничает.

Если в 1932 г. он писал, что главное — «убрать Сталина», то в 1936 г. приходит к выводу, что проблема гораздо серьезнее: «Устранение Сталина лично означало бы сегодня не что иное, как замену его одним из кагановичей, которого советская печать в кратчайший срок превратила бы в гениальнейшего из гениальных». И далее: «Дело идет... о том, чтобы изменить самые методы управления хозяйством и руководства культурой», подчеркивая необходимость «второй... революции». Он указывал на то, что «сталинизм и фашизм, несмотря на глубокое различие социальных основ, представляют собой симметричные явления».

Между тем вокруг Троцкого кольцо сжималось все плотнее. Думается, что сам он был в определенной степени нужен Сталину в период «большого террора». Нужен как символ Дьявола, Сатаны. Зато люди, близкие Троцкому, гибли один за другим.

Около 18 часов 20 минут 28 мая Жак Морнар (Рамон Меркадер) пришел к Троцкому с исправленным текстом своей статьи, которую показывал ему за несколько дней до этого. Троцкий запретил охране обыскивать приходивших знакомых. Когда Лев Давидович сел за письменный стол, Жак выхватил из-под плаща укороченный ледоруб и ударил хозяина дома по голове. Троцкого отвезли в госпиталь, где он умер 21 августа 1940 г. в 19 часов 25 минут.

На 61-м году закончился жизненный путь Троцкого, но остались его книги, его идеи, его последователи. Его имя еще долго будет привлекать внимание историков, философов, экономистов. О нем будут спорить.

Таков в самом сжатом виде политический путь Троцкого и созданного им течения—троцкизма. Троцкий— одна из самых противоречивых фигур в истории российского и международного революционного движения, революционер, партийный и государственный деятель первого в мире государства трудящихся. Что поучительного в его многогранном и далеко не однозначном опыте? Там, где Троцкий проявлял себя как признанный лидер масс, ответственный руководитель партии и Советскою государства, его деятельность нам близка и понятна. Там же, где он линии партии, ленинизму противопоставлял собственные концепции и личные амбиции, его дороги расходились с партией. Такова логика исторического развития.

Заключение

В чем сущность беспринципного политиканства? В том, что по одному вопросу сегодня придерживаются одних убеждений, а назавтра (при той же обстановке и условиях или при изменившихся, но не оправдывающих в действительности такого изменения политического поведения, – в интересах отдельного лица или клики) – прямо противоположных. Сегодня доказывается одно, а назавтра по тому же вопросу, при тех же условиях – другое. При этом беспринципный политикан и в том и в другом случае считает себя правым и последовательным. Он спекулирует на том, что массы сегодня часто забывают о том, что им говорилось и обещалось вчера, а назавтра забудут то, что им говорилось сегодня. Если же массы замечают трюк, то беспринципный политикан свой переход на другую точку зрения старается обосновать тем, что теперь якобы политическая и экономическая обстановка, соотношение классовых сил радикально изменились, и поэтому нужны другая политика, тактика, стратегия и прочее.

Изменение политики, тактики и стратегии выводит из действительного изменения социально-экономической обстановки и соотношения классовых сил. Беспринципный политикан, если даже он и прикрывает беспринципное политиканство марксистко-ленинской фразеологией, наоборот, изменению своего личного поведения или поведения группы, партии подчиняет анализ и освещение социально-классовой обстановки. Таков был, несомненно, Сталин, такова вся клика вождей и теоретиков его окружения. В этом и представляется его главное отличие от Троцкого – политика, который всю свою карьеру был самоуверен и независим.


Литература

1. Л.Д. Троцкий Сталинская школа фальсификации. М., Новость, 1990.

2. Покровский М.Н. Октябрьская революция. М., 1990.

3. Водолазов Г. Выбор истории и история против альтернатив. И.Бухарин против Л.Троцкого. М., 1988

4. Андреев С.С. Политические авторитеты и политическое лидерство. //

Социально-политический журнал.-1993.- 1/2

5. Токер Роберт. Сталин. Путь к власти, 1879-1929: История и личность:

пер. с англ. – М.: Прогресс, 1991.