регистрация / вход

Семья и семейная обрядность у англичан в XIX веке

Общие сведения об англичанах. Характер их семейно-брачных отношений в XIX в. Влияние церкви на характер свадьбы и брачного союза. Социальные группы брачующихся, выборы брачного партнера. Взаимоотношения детей и родителей. Свадебные обряды и гадания.

Институт иностранных языков

Факультет “языки и культуры”

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема: Семья и семейная обрядность у англичан в XIX веке

Москва, 2010 г.


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ О СЕМЬЕ И БРАКЕ В АНГЛИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

1.1 Общие сведения об англичанах

1.2 Семейно-брачные отношения англичан

1.3 Гражданское законоведение

1.4 Влияние церкви на характер свадьбы и брачного союза

1.5 Брачный возраст

ГЛАВА 2. СЕМЕЙНАЯ ОБРЯДНОСТЬ

2.1 Социальные группы брачующихся, выборы брачного партнера

2.2 Взаимоотношения детей и родителей

2.3 Обряды

2.4 Гадания

2.6 Гадания на суженного

2.7 Свадьба

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Для всестороннего изучения жизни и быта народов необходимо раскрытие семейно-брачных отношений, т.к. семья является производственной единицей общества. “В семье не только удовлетворяются, но отчасти и формируются материальные потребности человека, создаются и поддерживаются определенные бытовые традиции, осуществляется взаимопомощь в ведении домашнего хозяйства” [1] .

Семья включает и духовные отношения, т.е. правовые отношения, которые складываются в процессе усвоения культурных достижений общества.

Таким образом, семья является связывающим звеном во взаимоотношениях между индивидуальной и общественной жизнью людей.

Тема моей работы: семья и семейный быт англичан в XIX веке.

Цель курсовой работы - раскрыть характер семейно-брачных отношений у англичан в XIX веке.

Актуальность темы состоит в том, что по данному вопросу практически нет никаких исследований.

Для раскрытия своей темы мною была использована литература:

Народы мира. Страны Зарубежной Европы. -М., 1966.

Очерки общей этнографии. / Под ред. С.П. Толстова. -М.

Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. / Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1999.

Народы Зарубежной Европы. Т.2. “Народы центральной и юго-восточной Европы”. А.Г. Харчев.

Семья и брак В СССР. -М., 1964.

Macfarlane A. Family life of Ralph Josselin. Cambridge, 1970.

Жизнь европейских народов. Е.Н. Водовозова. Т. 2. Жители Севера. -Санкт-Петербург, 1889.

Cumberland letters, 1711-1784, 1912.

Luttrell N.A. Brief Relation of State affairs Oxford, 1857, vol. 6.

К сожалению, ни в одной из этих работ нет полного описания анализа интересующего нас вопроса, поэтому я поставила перед собой задачу раскрыть и описать семейные отношения и традиции англичан в XIX веке.


ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ О СЕМЬЕ И БРАКЕ В АНГЛИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ

1.1 Общие сведения об англичанах

Англия - страна, входящая в состав Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии. Англия находится в Западной Европе на Британских островах, которые омываются Атлантическим океаном. Англия расположена в юго-восточной части Британских островов и омывается проливом Ла-Манш или Английским каналом.

Англичане, самоназвание “инглиш”, это основное население Великобритании. Его численность составляет 47720 тыс. человек

Название страны произошло от древне-германского племени англов, населявших эту территорию с V-VI вв. н. э. Англичане относятся в основном к атланто-балтийской расе большой европеоидной расе. Говорят на британском варианте английского языка западно-германской подгруппы германской группы индоевропейской семьи.

Большая часть верующих протестанты - англичане, есть также католики и др.

Как сообщают письменные источники, в первые века нашей эры Британские острова заселяли преимущественно кельтские племена, которые были частью многочисленного кельтского населения, расселившегося в то время на обширных пространствах Западной Европы. Большую часть Британии и Шотландии занимали бритты.

Некоторое влияние на развитие экономической и культурной жизни Британских островов оказало римское государство в I - IV вв. н. э. В начале V века римские легионы были выведены из Британии, и на некоторое время кельты восстановили свою независимость.

С V века началось вторжение на Британские острова западно-германских племен - англов, саксов, фризов и ютов, постепенно ассимилировавших. Заметный след в этногенезе английских и шотландских народов оставили племена скандинавов (даны и норвежцы), неоднократно предпринимавшие набеги на Британию в течении VII - IX вв.

Важной вехой в этнической истории Британских остров было вторжение в 1066 г. норманов из Северной Франции (Нормандия), во главе с нормандским герцогом Вильгельмом, который впоследствии был провозглашен королем Англии под именем Вильгельма I завоевателя.

В течение почти двух столетий после нормандского завоевания в Англии двуязычие: простой народ говорил на различных диалектах англосаксонского языка, а крупная феодальная знать, королевский двор - по-французски.

Постепенно эти два языка сближались, и на основе старого англосакс-языка под очень сильным влиянием французского шло формирование - нового, английского языка. В развитии единого английского литературного языка заметную роль сыграли произведения выдающегося писателя Джефри Чосера (XV в.), это ярко выражено в сего серии “Кентерберийских рассказов”.

После буржуазной революции 1688 г. Англия встала на капиталистический путь развития, исчезли феодальные пережитки и превратилась в буржуазную страну с ограниченной властью монарха.

Занимались англичане в основном животноводчеством и земледелием. Наиболее многочисленными были отдельные фермерские хозяйства.

С развитием мануфактуры Англия к XIX в. превратилась в промышленную страну. Эти факторы в значительной степени определили все стороны жизни англичан: из быт, материальную и духовную культуру.


1.2 Семейно-брачные отношения англичан

Брак (marriage) - одно из важнейших форм человеческих взаимоотношений, прошедшая очень сложный и долгий путь развития. Как и всякое общественное явление, становление института брака происходило под влиянием господствующих у англичан в то или иное время социально-экономических отношений, и естественно, что брак приобретал ту форму, которая более отвечала их требованиям.

При исследовании данной проблемы были использованы многообразные по характеру материалы - от статистических и правовых данных до весьма разнородных сведений из традиционного бытоописания и фольклористики. Особую группу материалов составили мемуарные и литературные источники, по которым можно восстановить картину семейной жизни англичан XVI - XIX вв.

Английская буржуазная революция середины XVII века расчистила путь для быстрого развития производительных сил Великобритании. Революция утвердила буржуазную поземельную собственность, ускорила образование общеанглийского рынка. Ограбление английского крестьянства, приток богатств из колоний, прибыли полученные от торговли, привели к накоплению капиталов, которые в значительной мере вкладывались в промышленность, что способствовало ускорению капиталистического развития Великобритании. В английской деревне продолжался так называемый аграрный переворот, который характеризовался массовой насильственной экспроприацией крестьянства, сосредоточением земли в руках аристократии и джентри, появлением большого числа капиталистических фермеров.

В результате аграрного переворота крестьянство в Великобритании во второй половине XVIII века исчезло как класс. Обезземеление крестьянства привело к резкому сокращению численности сельского населения в этой стране.

С 60-х годов XVIII века в Великобритании начался громкий переворот, который вступил в завершающуюся стадию в 30-40 гг. XIX века. Великобритания все больше превращалась в индустрию “мастерскую мира”. В 50-60 гг. XIX века происходит расцвет промышленности капитализма. В начале XX века Великобритания была одной из самых развитых в экономическом отношении держав мира.

Естественно, что с исчезновением крестьянства, как класса, с разрушением общинных устоев, с развитием капиталистических отношений и, как следствие того, проникновением новой идеологии во все сферы жизни английского общества, в том числе в отрасль религиозных верований, разрушались и традиционные старинные свадебные обряды и обычаи.

1.3 Гражданское законоведение

Гражданские законоведы признавали две формы заключения брачного контракта (marriagecontract) без церковного оформления брака: derverbadeFuturo и derverbadepraesenti.

Контракт derverbadeFuturo органом устное обещание жениться в будущем и мог быть расторгнут при обоюдном согласии партнеров. Если же партнеры вступили в супружеские отношения, то считалось, что брак должен был обязательно рано или поздно заключен. Для лиц католического вероисповедания этот контракт был действителен в первой его части. Из этой формы в последствии развились как помолвка (engagement, enment, betrothal), так и “отложенный брак” (delayedmarriage), функционировавшие на равных в Англии на протяжении XIX века. “Отложенный брак” заключался до помолвки. По существу это был ранний этап той же помолвки. При контракте (derverbadepraesenti) пара при свидетелях обменивалась фразами: “Я беру тебя в жены”, и “Я беру тебя в мужья” (ldotakethetomywifa. ldotakethetomyhusband).

Несмотря на борьбу церкви против остатков старины, в XVIII - XIX вв. вхождение в брачное состояние заключало много форм: письменную, закрепленную юридически; контракт между родными, оговаривавший финансовые условия и касавшийся приданного (weddingneeds); устные обещания партнеров в присутствии свидетелей; церковное венчание, при котором публично удостоверялось обоюдное согласие вступавших в брак и союз получал формальное благословение; секс - осуществление брачных отношений. Все эти формы существовали и как последовательные ступени, и обособленно одна от другой. Такая сложная, неупорядоченная картина различных форм заключения брачных союзов создавала возможность обойти дорогостоящее венчание в церкви.

Наиболее известным местом в Лондоне, куда стекались желавшие заключить быстрые и дешевые браки являлись Флит-стрит, где уже в первой половине XVIII веке были развешаны доски с рекламным объявлением “Браки заключаются здесь”. Зазывалы приглашали прохожих: “Сэр, не изволите ли зайти и жениться”. Флит-стрит с практикуемой системой брачных лицензий (marriagelicence) дала начало знаменитому в брачном деле XIX века учреждению Докторс Коммонс. Так назывался ряд зданий, принадлежавших начиная с XVIII века корпорации юристов, которые вели семейные, наследственные и другие дела клиентов в уездном суде. В зданиях Докторс Коммонс находилась также канцелярия генерального викария (заменителя лондонского епископа), выдавшего лицензию-свидетельство об освобождении вступавших в брак от оглашения в церкви. Эта система, действующая до 1857 г. (в этот год произошло упразднение Д. Кс), характеризовалась всеми чертами Флит-стрит и гражданских законодательных органов.


1.4 Влияние церкви на характер свадьбы и брачного союза

В духовной сфере огромное влияние на развитие формы заключения брака (toconfrontamarriage) у англичан оказал господствующий у них на протяжении веков протестантизм. Будучи одним из важнейших государственных институтов, английская церковь уже в XVI в. прочно захватила в свои руки решение вопросов, связанных с этой областью жизни англичан.

Первоначально, до XVIII века, и католическая и английская церковь рассматривали брачный контракт derverbadepraesenti без церковного оформления брака, при котором пара при свидетелях обменивалась фразами: “Я беру тебя в жены” и “Я беру тебя в мужья” (ldofakethetomywife. ldotakethemyhusband), как окончательное обязательство, которое уже нельзя было нарушить ни при каких обстоятельствах, и признавали эту форму заключения брачного союза такой же действительной, как и обряд венчания в церкви (marriageceremony, weffing).

В XVIII в. церковь постановила, что венчание в церкви признается незаконным, если будет доказано, что одним из партнеров до этого был заключен устный контракт (derverbadeprasenti) с другим лицом.

Таким образом, она решительно вступила против двоеженства (бигамии), которая из-за многообразия форм заключения брачного союза стало сущим бичем в Англии XVIII в. В то же время церковь признала также незаконным венчание в церкви, если при контракте derverbadeFuturo до свадьбы партнеры вступили в супружеские отношения. Церковь пыталась искоренить даже воспоминание об обычае “пробного брака”, который к XVI в. трансформировался в одно из выражений контракта perverbadeFuturo.

До 1754 г. немного более половины населения заключала браки строго соответственно правилам и каноническим законам, и из них же половина совершала это, уже фактически вступив в супружеские отношения.

Созданию подобной ситуации способствовала сама церковь. В XVIII - XIX в. священники, служившие в дистриктах, свободных от высшего церковного надзора, нередко за гонорар совершали обряд бракосочетания (не задавая никаких вопросов, часто ночью и в местах, отдаленных от проживания самих вступавших в брак), несмотря на постановление церковных канонов от 1604 г. Эти каноны оговаривали, что венчание в церкви должно происходить между 8 утра и 12 часами дня по месту жительства одного из партнеров и после троекратного на протяжении трех недель оглашения в церкви. Каноны запрещали заключать брак лицам в возрасте ниже 21 года без согласия родителей или опекунов.

Даже Лондонские церкви, например: церковь св. Джеймса на Панкрасе, специализировалась на таких “быстрых браках”.

Не приходится говорить о твердом определении брака, если церковные каноны толковали одно, а церковные суды совершали другое. С 1754 г. в Англии действовало положение, по которому только венчание в церкви устанавливало полную законность брачного союза при записи в приходской метрической книге с подписями обоих партнеров; все браки, заключенные в других местах, назывались недействительными; браки лиц в возрасте до 21 года, заключенные без согласия опекунов или родителей, также считались недействительными; сам контроль над соблюдением постановления был передан от церковных судов к светским.

Таким образом, публичная регистрация брака становилась теперь основной частью церемонии, что несколько затрудняло двоеженство. Кто желал заключить тайный или быстрый брак предпринимали длительное и дорогостоящее путешествие в Шотландию в Гретна Грин [2] .

Еще один фактор, стоящий на пути свободного заключения брака, является вопрос о вероисповедания. Жесткие границы были проведены между католиками и протестантами. Католикам следовало сочетаться браком с католиками, протестантам - с протестантами. Лица с различными вероисповеданиями редко заключали браки; в этих случаях даже в XIX в. от них отворачивались и родные, и друзья. Заключение таких браков проходило без церемоний в церкви.

Учитывая главенствующее положение в стране английской церкви, представлявшую государственную религию, католики имели меньше возможностей найти партнера. Католики нередко прибегали к заключению национально-смешанных браков. Чем ниже по своему социальному положению стоял католик, тем легче ему было найти себе партнера среди лиц своей национальности, поскольку они не только представляли собой большинство среди тех же католиков, но и были в меньшей степени, чем аристократы и средняя буржуазия, стеснены рамками социально-экономической эндогамии.

Идея социальной и брачной жизни в Англии пережила трансформацию. Впервые обход от двух обоснований брачной жизни - пресечение прелюбодеяния и порождения законных детей - открыто объявил архиепископ Гранмер.

У пуритан “товарищеский брак” (companiatemarriage) рассматривается как священный контракт с обоюдными обязательствами вступавших в него. “Святое супружество” (holymarriage) было постоянной темой английских протестантов-проповедников; любовь может быть сохранена лишь при строгой умеренности в проявлении чувств. При господстве в стране коммерческого духа любовь в конечном итого сводилась к финансовой сделке, при которой жених и невеста “покупались” и “продавались” без их согласия. Пуритане выдвинули тезис о том, что эта привязанность, если ее не было у вступающих в брак по воле родителей, может развиться после заключения брачного союза, причем развить ее должны сами супруги.


1.5 Брачный возраст

В 1604 году был установлен возраст для вступления в брак не ниже 21 года для жениха и невест. Это постановление церкви шло вразрез с каноническими правилами западной церкви, по которой возраст вступающих в брак англичан-протестантов для мужчин был 14 лет, для женщин - 12 лет. Браки, заключенные лицами моложе 21 года, признавались “несовершенными” (imperfect) и недействительными на протяжении последующих 7 лет. Из подобных браков развилась форма “условного брака” (arrangedmarriage). Однако установление возраста вступления в брак независимо от вышеприведенных постановлений в каждом конкретном случае определялось рядом обстоятельств социально-экономического характера.

Майорат, т.е. наследование по старшинству с одной стороны, и порядок вступления в брак детей по старшинству - с другой (направлен в А. На сохранение хозяйства), оставляли за ранними брачными узами младших сыновей и дочерей [3] . Младшие сыновья в подобной ситуации лишь откладывали свою свадьбу на неопределенный долгий срок для накопления необходимых при вступлении в брак материальных средств; в отношении дочерей перед семьями стояла задача непременно выдать их замуж. И если, несмотря на растущее оскуднение в среде зажиточных слоев, в конце XVI в. менее 5% дочерей не было выдано замуж, то уже в XVII в. незамужних дочерей, достигших 50 лет, насчитывалось 15%, а в XVIII в. - 25%. В XIX в. этот процент стал еще выше. Например, в г. Личфилд к концу XVII столетия около 10% всех женщин старше 30 лет были еще незамужем... в середине XIX в. уже насчитывалось 30%.

Наряду с ростом числа незамужних женщин, на протяжении ряда вв. происходил и рост числа мужчин, либо очень поздно вступивших в брак, либо вообще оставшихся одинокими. Тенденция повышения процента незамужних женщин и неженатых мужчин и установления возрастного лица вступления в брак с XVI по XIX вв. в Англии взаимосвязаны. В конце XVI в. средний возраст вступления в брак дочерей - около 20 лет; на исходе XVII в. и до начала XIX в. он вырос до 22-23 лет у зажиточных слоев, у людей, менее зажиточных, т.е. у рабочих сельского населения повысился с 24 лет в XVI в. до 27 лет к середине XIX в. Всего годом ниже был возрастной ценз для дочерей йоменов, землевладельцев и владельцев лавок, т.е. представителей мелкой буржуазии.

Средний возраст вступления в брак наследников сквайров был около 21 года в начале XVI в., 22 года - в конце XVI в. и 24-26 лет - в XVII и начале XVIII вв. В конце XVIII в. и до середины XIX в. он колебался в пределах 27-29 лет, оставаясь таким вплоть до конца XIX в.

У лиц, находившихся на более низкой, чем среднезажиточное население, социальные ступени, можно выделить свою модель вступления в брак. Начиная с XV в. возрастной ценз указанной категории лиц рос непрерывно, дойдя в XIX в. в среднем для мужчин - от 26 до 30 лет и для женщин - от 24 до 27 лет. Такой поздний возраст вступления в брак объясняется в первую очередь социально-экономическими причинами. Так же, как и младшим сыновьям более или менее зажиточных родителей, лицам из мало или необеспеченной группы населения следовало накопить достаточно средств в целях приобретения обстановки и жилья для будущей семьи, включая, естественно, и необходимый доход от какого-нибудь занятия, чтобы содержать семью.

В Англии было принято, что новобрачные сразу после свадьбы (wetting) поселялись отдельно от родителей; это требовало дополнительных средств для приобретения жилища для новой семьи.

Поздний возраст вступления в брак был связан также с отсутствием в Англии в рассматриваемый период сложных семей, а следовательно, и обычая сонаследования или выделения наследнику какой-нибудь доли в имуществе при жизни владельца. Для лиц, занятых в сельском хозяйстве, особенно характерен высокий брачный возраст. Как и фермеры, на вступление в брак в более позднем возрасте обрекались и лица, обучавшиеся с раннего возраста какому-то ремеслу или работавшие слугами в богатых домах.

С начала XVII в. до начала XIX в. действовал акт о детях бедных родителей, в соответствии с которым их принудительно отдавали в обучение; длившееся от 10 до 24 лет. Тем самым возможность вступить в брак для них отсрочивалась. В то же время рабочие и крестьяне, занятые в рассеянной ткацкой мануфактуре, заключали ранние браки в целях использования дарового труда жены и детей и получения приданного(cowry, trousseau- платье, белье, мебель со стороны невесты).

Закреплению традиции дифференциации брачного возраста у разных социальных слоев способствовали различные мероприятия властей. Так, например, местные власти всячески препятствовали сооружению новых домов на невозделанной земле в закрытых сельских приходах и рассматривали поселившихся лиц как незаконно вселившихся. Кроме того, городские власти не предоставляли новым жильцам право пользования привилегиями гражданства данного города.

Одним из факторов, резко повысивший средний брачный возраст женщин до 30 лет и мужчин до 38 лет у бедного населения, являлись последствия голода 1848 г.

Непосредственной отсрочной брака было также постановление муниципального совета Лондона от 1556 г. (просуществовавшее до середины XIX в.), которое повлияло на выработку закона о совершеннолетии, действующего и поныне. Муниципальный совет, обеспокоенный ростом бедности и усмотревший одну из причин этого роста в “сверхбыстрых браках и сверхскоро основанных домашних хозяйствах молодоженов”, устанавливал, что никто, будучи полноправным гражданином, не может вступить в Лондоне в брак раньше 24 лет. Еще одним из факторов, способствовавших установлению традиции позднего вступления в брак, было весьма распространенное мнение о вредных для здоровья последствиях ранних браков.

В начале XIX в. возник другой фактор, обостривший ситуацию, девочек рождалось больше, нежели мальчиков. К 1851 году женщин в стране было на 65300 человек больше, чем мужчин. Тем самым началась “погоня” за мужчинами. В городе функционировали самые настоящие национальные “брачные” ярмарки, где устанавливались собрания, балы и т.п., что способствовало сближению и знакомству молодых людей.

Затруднения на брачном рынке, возникшие в Англии, начиная с XVII в. вызывались еще и постоянным наплывом значительного числа лиц, желавших вступить в брак во второй, третий раз. Это явление было не только результатом коммерческой основы брака, но и очень коротким сроком продолжительности каждого брака.

Продолжительность брака

В Англии средняя продолжительность брака как в неимущих слоях, так и среди жителей колебалась в XVII - XIX вв. от 17 до 20 лет.

Таким образом, семья XVIII - XIX вв. была очень нестабильна, около 50% всех супругов (spouses) жили вместе только год или два после того, как их дети покидали дом. 1/4 всех браков были повторными. Многие браки были заключены отцами маленьких детей, чьи жены умерли при родах и которые срочно нуждались в няньке, кухарки и сексуальной партнерше. Кроме того, женщины у бедных слоев населения, потерявших своих мужей (husband) , не смогли часто найти нового партнера.

Обнищание основной массы населения приводило к “разгрузке” брачного рынка, этот процесс продолжался вплоть до конца XIX в. Это было общество с большим количеством сирот и детей, имевших одного родителя (1/3 детей до 14 лет в XVII - XIX вв.).

Исходя из выше изложенного, можно заключить, что ряд аспектов семейной жизни у англичан XVI - XIX вв. - заключение поздних браков и их ранний распад, а также многочисленные повторные браки способствовали нарушению выработанной веками брачной традиции и обрядности у населения. Глубокое расхождение в возрасте вступавших в брак (от 10 лет при старшинстве мужчин в XVII - XVIII вв., до 4,5 лет в XIX в.) [4] также не способствовало сохранению брачных традиций.

Поздние браки

Заключение поздних браков зависимо от эндогамии, проявляемой в социально-экономической, профессиональной - бытовой и локальной сферах. Большинство браков заключалось между выходцами из семей со схожими экономическими ресурсами. Так, например, в XVII в. 9% заключенных в Ланкашире браков джентри были внутри только этого круга. В Кенте с XVII в. до середины XIX в. более 2/3 джентри и земледельцев женились на девушках своего круга. У ремесленников и мастеров эндогамия (профессиональная) менее проявлялась, однако пятой части торговцев мануфактурой, портных, мясников, сапожников и матросов женились на дочерях лиц той же профессии [5] .

Границы заключения брака

Границы заключения брака были узки. В XVII в. 60% сквайров из Ланкашира выбирали невест из своих графств. В целом число вступавших в брак внутри одного региона, например, в Нортгемптоншире, в далеком Нортумберпенде, в графстве Гертфордишр близком к Лондону снизилось с 70% в XVI в. до 40% в XIX в.


ГЛАВА 2. СЕМЕЙНАЯ ОБРЯДНОСТЬ

В английском обществе XIX в. существовало предубеждение против выхода девушек замуж за лиц не своей национальности. Национально-смешанные браки встречались в среде католиков, выходцев из аристократии и крупных или среднебуржуазных семей. В целом английское общество XIX в. состояло из семей с однородным национальным составом. Выбор брачного партнера, коммерческая сторона предбрачных отношений.

2.1 Социальные группы брачующихся, выборы брачного партнера

При заключении брачных союзов общество делилось на социальные, разделенные по экономическому доходу, группы и профессионально-бытовые группы, из которых люди могли переходить при повышении или понижении своего статуса. Перемещение в нижнюю группу при заключении брака являлось вынужденной мерой, например, с потерей прежнего экономического положения.

Каждая общественная группа выдвигала определенные мотивы при заключении брака, на формирование которых повлияли идеологические и философско-религиозные разработки этики поведения в этой области человеческих взаимоотношений.

В XVII - XIX вв. у слоев с достаточным доходом появилось два мотива или отношения к браку: коммерческая основа брака и любовь вступающих в брачный союз. У группы населения, стоящей ниже средней буржуазии, где экономическое давление родителей на детей было ввиду невысоких доходов более слабым, уже с конца XIX в. наблюдалось падение патриархального авторитета. В этих семьях общества дети рано покидали дом и устремлялись на заработки. Родители оказались неспособными контролировать брак.

У фермеров, где крестьянский сын ожидал земельное наследство, или у сыновей ремесленников, надеявшихся получить в свою собственность инструменты, или у сыновей лавочников - в ожидании лавки и т.п. - дети старались следовать родительским советам и указаниям, даже если они не совпадали с их собственными желаниями. Прочие же уже с XVIII в. избирали партнеров сами.

Нередко самостоятельности в выборе брачного партнера способствовало получение наследства от побочных родственников, которое сразу давало экономическую независимость от родителей. Например, в 30-е годы XIX в. некий Уильям Коул был шокирован женитьбой своего крестника на Мисс Плюмтри, получившей наследство от своей тетки. Девушка не только не поставила в известность своих родителей, но и, что было самым ужасным, “сама сделала предложение” [6] . В этом и других случаях, описание которых приводятся в художественной литературе с начала XVIII в., характерен один и тот же сюжет: дети, ставшие экономически самостоятельными, не прислушивались к советам и указаниям родителей. Более того, к середине XIX в. традиционная роль мужчин и женщин в процессе заключения брачного союза начала сменяться. С одной стороны, женщины предлагали сами себя и свои средства будущему партнеру в брачной жизни, с другой - мужчины стремились путем брачного союза поправить свое материальное положение [7] .

Отношение к добрачному сожительству у англичан в XIX в. было отрицательным. Со временем к нему стали относиться более спокойно, т.к. в средних и бедных слоях общества оценка этого уже зависела не только от мнения родителей, но и от самих брачующихся. Сложнее обстояло дело с нарушением ранее заключенного брачного контракта, обиженная сторона могла вручить иск в суде к разорвавшему контракт, требуя денежного возмещения.

Брачные планы в тех слоях общества, которые имели крупную или среднюю собственность, строились в основном родителями. В случае неисполнения детьми своего долга, особенно когда ими замешаны крупные финансовые расчеты, в ход пускались самые крайние меры. Детям, жившим отдельно, посылались письма с угрозами лишения наследства; в своем же доме их могли подвергнуть длительному заточению, или телесным наказаниям. Те, кто послушно избирал своего брачного партнера, обращались за указанием не только к родителям, но и даже начальника по службе [8] .

Зачастую дети, которые воспитывались в домах своих родственников при живом овдовевшем отце в XVII - XIX вв., становились перед трудно решаемой задачей: слушать отца или мать, от которого они жили отдельно, но ожидали наследства, или слушать тех, в доме которых они выросли. В таки случаях мотивом принятия решения являлись финансовые расчеты: у кого больше наследуемого имущества, какие прибыли принесет брачный партнер и т.п. О любви не могло быть и речи. Лишь один повод мог выдвигаться со стороны детей - иное вероисповедание [9] .

В фермерских зажиточных кругах с XVI по XIX вв. существовал строгий контроль родителей или опекунов над выбором детьми брачного партнера. Наиболее ясно он прослеживался, например по таким прижизненным завещаниям: “Моей дочери Мерджери я даю 60 овец, при браке с Эдвардом, сыном Рейпольда Шэфту из Токерингтона”.

В неимущих слоях общества свобода выбора брачного партнера до начала XX в. была неограниченная, т.к. не было экономической власти родителей, они рано покидали дом. Но им следовало приобрести какую-либо профессию и накопить достаточно средств для поддержания будущей семьи.

Свобода выбора брачного партнера в XVIII - XIX вв. относилась больше к мужчинам, нежели к женщинам. Дочерей воспитавших в строго английских традициях и послушании было первым долгом. Если невеста ненавидела жениха, ей внушали, что ее долг “подчиниться” (submit, obey) - слово, которое и поныне звучит из уст женщин в Великобритании при венчании в церкви.

Уже однако в XIX в. встречались браки социально-смешанного характера. Обедневшие джентри роднились со средней и мелкой буржуазией, а наоборот, последние брали в жены девушек из более аристократического слоя общества. “Нестандартные” браки чаще всего случались при полной обеспеченности одного из партнеров [10] .

В браке коммерческого типа семейная жизнь нередко не складывалась. В основном были недовольны жены по разным причинам, в крайних случаях это приводило к заключению повторных браков, не дожидаясь смерти мужа [11] . В семьях, где средства ограничены, мужчина становился деспотом.

В глухих местах Англии, еде сохранились воспоминания о традиционном отношении к браку, в XVIII - XIX вв. люди старались сохранить их.

Развитие капиталистических отношений, поздний возраст вступления в брак, коммерческая сторона предбрачных отношений - привели к тому, что в XIX веке традиционный свадебный обряд полностью исчез.

2.2 Взаимоотношения детей и родителей

В отношениях между родителями и детьми сохраняется много патриархального, но на фоне этого не мало внесено в семейную жизнь здоровых элементов. Характерная черта отношений между детьми и их родителями - это полнейшая самостоятельность детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, т.е. совершеннолетия. Родители не стремятся подавить в детях общественных инстинктов, а, наоборот, стараются развить их всеми силами. Редко в английской семье можно встреть избалованных до уродливости детей, или самодуров отцов, которые, настаивая на своем условии, могут испортить жизнь всему семейству.

В свободное время от занятий норовят порезвиться, пошуметь или поиграть. Родитель старается дать ребенку отличное физическое воспитание, его с детства начинают закалять к житейским невзгодам и суровой атмосфере страны. Ребенку позволяется много плавать, упражняться в гимнастике, лазить по высоким деревьям, мастерски кататься на лошади с самого детства - одна из важных задач для отца физического развития своего ребенка. Английские дети - это голубоглазые херувиши, откормленные, как бульдоги в барском доме [12] .

Взаимоотношения между родителями и детьми характерны для консервативной Англии. Достигнув совершеннолетнего возраста, у детей начинается новый период в жизни, при этом покидая ил нет родительский дом, они стремительно “бросаются” в омут взрослой жизни с целью заработать денег. Лишь вступив в самостоятельную жизнь, юноши и девушки, не жалея своих сил, стараются добывать как можно больше денег. Они любят деньги не ради денег, не ради того, чтобы обеспечить свое будущее, а чтобы в свое удовольствие пожить в настоящем. Хорошо жить, есть, иметь собственную, комфортабельно обставленную, квартиру и добрую жену - мечта юноши [13] . В Англии издавна было принято, что англичанин получает такое воспитание, которое дает им возможность сначала самостоятельно заработать свой насущный хлеб, а уже потом также самостоятельно устроить роскошную и комфортабельную обстановку. Родительская совесть абсолютно спокойна по отношению к детям, это его выбор передать ли своему сыну прекрасно устроенное имение, в свою очередь тоже полученное им от отца, или решительно, ничего не оставить: как бы ни были велики деньги, которые он зарабатывает, он не копит их ради детей, а усиливает роскошь и комфорт своей обстановки [14] . Однако, в случае внезапной смерти отца, дети по закону получают приличный куш из какого-нибудь страхового агентства, в которое при жизни отец аккуратно вносил проценты. Англичанин убежден, что деньги изнеживают человека именно в ту пору, когда он только и должен думать о том, как бы больше приобрести новых познаний, как бы лучше устроить свое гнездышко. Пока юноша не устроился, не обзавелся собственным домом и женой, он должен во всем себе отказывать, должен копить, пока не скопит достаточно, чтобы иметь возможность жениться [15] .

Для английской семьи характерен тот факт, что прежде всего отец заботится о том, чтобы поскорее поставить сына на ноги, для чего очень важно, воспитать сына здоровым и выносливым, и дать ему превосходные научные познания. С достижением сына 19-20 лет, отец объявляет сыну, что с этого момента он совершенно свободен и сам должен думать о себе. Учитывая подобную ситуацию, случается и такое, что даже в очень богатых семьях, не только юношам, но и девушкам с 18-19 лет приходится самим заботиться о себе, молодые люди, жившие в родительском доме с замечательной роскошью, в 19-20 лет безропотно отправляются, иногда в другую часть света, самостоятельно зарабатывать себе на жизнь. Девушки идут гувернантками в Америку, в Индию, в Новую Зеландию; юноши точно также в разные концы света, например, конторщиками, управляющими ферм, корреспондентами, служащими в ту или другую банкирскую контору. Чтобы понять в полной мере характер англичанина, его предприимчивость, решимость, непреклонную жизненную волю, которую он успевает так рано развить в себе, можно посмотреть на английских юношей накануне их разлуки с родительским домом. Этот момент замечательно описан в книге Е.Н. Водовозовой “Жизнь европейских народов”: “Дети получают от родителей небольшую сумму денег для проезда и скромной жизни в новом месте месяца на два, на три. “Первый год в конторе”, говорит один из юношей, и мне обещали платить 100 фунтов, следовательно, уже тогда можно будет отложить фунтов 20. Второй год удваивают жалованье тем молодым людям, которые умеют обратить на себя внимание, следовательно на второй год я смогу отложить 100 фунтов. Да, я непременно должен откладывать, говорит он, что-то вспомнив и краснея, даже и в таком случае, если мне придется самому стричь овец, рубить дрова, таскать воду. Таким образом через пять, шесть лет я приобрету капитал в тысячу фунтов. Я вернусь в Лондон, по моим расчетам, когда мне будет 27 лет; мисс Мери будет уже тогда 24 года...” глаза его при этом блестят мужеством и счастьем. При этом такие слова не являются бредом: все его мечты сбываются еще раньше” [16] . Но главным образом, самой характерной чертой английской семьи является именно это подготовленность к тяжелой работе, ко всякому практическому делу, несмотря на комфортабельную обстановку и роскошь в родительском доме.

2.3 Обряды

Традиционная свадебная обрядность наблюдалась у лиц, вступавших в брак в относительно молодом возрасте и наследовавших родительское имущество.

Помолвка соблюдалась во всех слоях английского общества, хотя период между помолвкой (engagement, enment), на котором происходит обручение (betrothal) молодых, и свадьбой длится очень долго, нередко до 7-8 лет.

2.4 Гадания

В более чистом виде и почти повсеместно сохранились не свадебные обряды, а предбрачные поверья и обычаи у молодежи, проживавшей в одном коллективе и на одном месте. Наиболее ярко данные обычаи проявлялись в гаданиях и поверьях, приуроченным к определенным дням. В канун дня св. Агнессы (20-21 января), являющейся патронессой молодых девушек, в Дербишире, Йоркшире, Дюргейме, Норфолке, Нортумберленде, Линкольншире и в других английских графствах девушки гадали на “полное молчание”, родниковую воду, чулки и подвязки, сложенные крест-накрест, на ботинки, поставленные носками к постели (“идя и приходя” - going and coming), на булавки и ветви различных растений, на песни под яблоней и сеяние злаков в полночь и т.п. [17] .

Особо следует выделить гадание на “немой пирог”. Воздерживаясь от еды и разговоров, девушки ночью, в канун дня св. Агнессы, делали так называемый “немой пирог” (dumb-cake) из муки, соли и воды в равных пропорциях. После выпечки каждая девушка брала половину пирога и, идя спиной вперед к постели, поедала пирог, надеясь во сне увидеть своего будущего мужа. Нередко “немой пирог” заменяли вареным яйцом с солью вместо желтка [18] .

Подвязки посылались в подарок и в канун дня св. Валентина (13-14 февраля), покровителя всех влюбленных. В этот день девушка, повстречав первого мужчину, верила, что он станет ее супругом. Уже в XV - XVI вв. в Англии полагали, что в указанный день люди, как и птицы, выбирают себе брачных партнеров. Начиная с XIX в. в Норфолке, Терфордшире, Линкольншире, Нортумберленде и Йоркшире парни посылали девушкам так называемые Валентины, т.е. подарки в виде изящных безделушек, к которым прикладывали такого рода стихи:

Если Вы любите меня, любите меня верно;

Пришлите мне ленту и пусть она будет голубой.

Если Вы ненавидите меня, так дайте знать мне;

Пошлите мне ленту и пусть она будет зеленой.

В Дербешире и Ланкошире сельские парни и девушки, собравшись вместе, устраивали жеребьевку, по которой на год назначались “мнимые супруги”, после чего день заканчивался танцами и угощениями. Эти пары должны были целый год ходить друг с другом [19] . В этот день был и другой обычай: рассеивали коноплю в полночь на приходском кладбище или по пути с него домой, произнося при этом соответственно строки, в надежде увидеть, как сзади будущий муж будет скирдовать скошенную траву (Дербишир и Девоншир).

Гадания с травой на суженного предпринимались и в канун дня св. Давида (1 марта). Накануне дня св. Марка (24 апреля) следовал третий цикл гаданий: с чашкой и водой, а также с сорочкой (Норфолк); заглядывание в полночь в окна церкви, держа в руках пучок травы, сорванной на церковном дворе (Линкольншир); поджидание суженного или суженой в полночь на гумне, гадания со свечой (Дербишир), гадания с оловянными горшочками, идя спиной вперед; гадание под названием “ужин наблюдения” (supper-watching); хождение к роднику спиной вперед и др. [20] .

В отдельный разряд следует отнести гадания с подвязками и ботинками (“идущими и приходящими”), с шалфеем листовым (Линкольншир), с сеянием конопли (Норфолк и Суффолк). Такие мотивы гадания, как подвязки и яйцо, являются чертой предсвадебного и свадебного обрядов. Их происхождение теряется в далеком прошлом. Голубой цвет, является традиционно излюбленным цветом надежды у англичан, и голубые с зеленым ленты как мотив свадебного украшения органически вошли в традиционную свадьбу. Хождение спиной вперед, кольцо во время бега вокруг стога, манипуляции с растениями “ведьм”, сев как символ плодородия и сбор урожая “призраком” - супругом сочетают в себе и отголоски языческих верований, и символику церковного венчания. Яблоня и листочки вечнозеленых растений как символы “древа жизни” непосредственно отражали веру в плодовитость, а “немой пирог” как еще незрелый плод (добрачное состояние) созревает в подлинно вкусное блюдо, являющееся неотъемлемой частью свадебного пиршества. “Мнимые супруги” - это отзвуки старинного обычая пробного брака [21] .

2.6 Гадания на суженного

Практиковались гадания на суженого (premised husband) или суженную (promised wise) и в канун мая (30 апреля), хотя и не в таком количестве и разнообразии, как в канун дней св. Агнессы, св. Валентина и св. Марка: на пучках боярышника, на полную Луну. В канун солнцестояния гадали на яблочную кожуру, на угольках, на обувь в виде Т, на заячью капусту, а также на сеяние конопли и на горящие вязанки ясеневых прутьев. Примечательным в этом цикле гаданий является гадание на угольках, отражающее древнее народное поверье в огни св. Бельтана, в честь которого костры горели по всей Англии в XIX в.

Все перечисленные виды гадания отражали пережитки дохристианских верований англичан, одновременно часть из них являлась и своевременным типом ухаживания. Так, необычной формой ухаживания был старинный обычай “связанный в узел”, наблюдавшийся в XIX в. у валийцев и англичан, проживавших на границе с Уэльсом. Одетых юношу и девушку связывали веревкой с закрепленным узлом и укладывали в постель. Если один из них не желал связать свою жизнь с другим, он развязывал ночью этот узел, а если узел к утру оказывался неразвязанным, то молодых людей признавали потенциальными женихом и невестой. В XIX в. матери, как правило, надевали на девушку так называемый чулок для ухаживания (counting-stocking), крепко стягивающий вместе ноги девушки. Вплоть до конца XIX в. в деревушках эти “чулки” передавались по наследству [22] . В этом интенсивном типе ухаживания нашел отражение обычай пробного брака в Англии и в Уэльсе, причем “чулки для ухаживания” появились, очевидно, значительно позже, чем сам обычай, с запрещением церковью в начале XVII в. добрачных половых отношений после заключения брачного контракта.

2.7 Свадьба

Выбор дня и месяца свадьбы (marriage, nuptial, wedding) не был безразличен для англичан в XIX в. Его придерживались даже те, кто не устраивал свадьбу как таковую, а просто регистрировал брак в гражданских учреждениях или венчался в церкви со скромным угощением.

Май считался не удачным для свадьбы. В XIX столетии в Чешире, Дербишире, Девоншире, Терефордшире, Ланкашире, Линкольншире, Норфолке, Нортумберненде, Стаффордшире, Суффолке и Йоркшире в ходу были поговорки: “Браки в мае не счастливы” и “Вступать в брак в мае - навсегда раскаяться”. Вступать в брак в великий пост также предвещали неудачу. Наиболее благоприятными для этого дела временем считалась неделя после троицына дня. Самым неудачным днем для заключения свадьбы была среда [23] .

Перед днем свадьбы на особом столбе развешивали объявления. Но в XIX в. столбы встречались уже редко, что указывает на сужение круга гостей, и следовательно, на постепенное снижение старинного обряда, в котором некогда участвовало все село, к простому угощению. В редких случаях невеста с женихом проезжали через село на телеге, влекомой быками, у которых рога были увиты лентами, и приглашали всех на свадьбу. Друзья и доброжелатели в это время складывали в телегу свои дары, как правило, необходимые для домашнего хозяйства. На севере Англии дары доставляли во время свадьбы; приглашенные ехали верхом с тяжелыми седельными вьюками, набитыми мукой, битой домашней птицей, яйцами, беконом и маслом. Дополнительно молодой паре подносились на тарелке деньги, собранные приглашенными, в сумме около 200 фунтов. Иногда предметы обстановки и домашнего хозяйства приносились в качестве дара до свадьбы.Традиции правили всем свадебным днем (wedding-day). По пути следования свадебного поезда (marriage (meptial procession) разбрасывали цветы (болотный ирис, розмарин, ноготки). Нередко путь усеивали тростником, ракитником, а также пшеницей [24] . В свадебный поезд входили также родители, подружки невесты (best maids, bridesmaids) - обычно ее сестра, близкие родственники и подруги, - а также сестра жениха, и его дружки (best men, bridesmen), родственники и друзья жениха и невеста. Подружки невесты (около 6 часов) были одеты в платья, фасон и цвет которых выбирала сама невеста, а ее матери следовало оплатить их стоимостью. Среди подружек всегда имелась главная (best maid) , которая несла букет невесты и в ходе церемонии венчания располагалась позади нее. Дружок (best man) жениха (брат, родственники или его друг) морально поддерживал его до свадьбы, платил гонорар священнику и чаевые церковнослужителям, а также вручал кольца жениху в церкви. Он должен был ухаживать за подружками невесты во время угощения и отвечать за произносимые тосты.

Шаферы (best men, bridesmen) стояли внутри церкви и спрашивали каждого из гостей: “ невеста или жених?” Друзей невесты они помещали налево от придела, друзей жениха - направо. Также они проделывали во время рассаживания гостей за столом. Шаферы раздавали в церкви бланки с текстом проповедей, если они не были разложены на церковных скамьях. Отца невесты, если его не было на церемонии, мог заменить его брат, близкий родственник или даже друг. Почетная роль посаженного отца (sponsor at wedding) доставалась отцу жениха, он подводил невесту к алтарю, отвечал на некоторые вопросы священника во время венчания, управлял всей свадьбой.

Все эти лица собирались в доме брачующихся, главная подружка невесты украшала входную дверь цветами и веточками мирта из букета невесты. Если этим занималась сама невеста, то считалось, что ее семейная жизнь будет неудачной. В церковь нередко отправлялись в сопровождении музыкантов, наигрывавших на скрипках и дудках с пением. Исполнялись многоголосые свадебные песни, наименование которых сохранилось еще со времен поселения на Британских островах англо-саксов, - “brydsang”. Вперемежку с песнями, в которых неоднократно упоминалась подвязка из туалета невесты, представители мужского пола, сопровождавшие свадебный поезд к церкви, усердно стреляли из ружей, что, по народным верованиям, отпугивало злую силу, и она не могла навредить новобрачным, по ходу продвижения свадебного поезда устраивали состязания в скачках на лошадях. Иногда свадебный поезд трижды огибал по часовой стрелке - на счастье - церковь. Считалось очень неудачным, если во время венчания начинался бой часов. Поэтому предпочитали немного подождать перед входом, пока они не пробьют. При прибытии к церкви и перед входом в нее прежде соблюдалось много старинных обычаев: жених и невеста перепрыгивали через скамью, поставленную поперек входа в церковь, что символизировало удачное преодоление ими всех преград в их будущей семейной жизни. При этом невеста как будто невзначай теряла с ноги подвязку, которую немедленно подхватывали молодые мужчины и с триумфом шли вокруг церкви. В Сомерсете на пути свадебного поезда протягивали веревку, украшали цветами, или запирали перед ним церковные ворота. В этих случаях жених должен был выкупить путь деньгами. В Беркшире верили, что тот из молодых, кто первым поставит ногу на крутую церковную ступень, будет в дальнейшем властвовать в доме [25] .

Венчание (wedding, marriage ceremony) должно было состояться в течение трех месяцев после оглашения в церкви, украшенной белыми цветами и синим орнаментом в середине восточного окна. Группа лиц со стороны невесты располагалась на левом крыле, со стороны жениха - на правом; подруги и друзья - на обоих флангах. После церемонии венчания новобрачные (the young couple) торжественно спускались со ступеней алтаря и в сопровождении родителей, ближайших родственников, шаферов, подружек невесты шли в ризницу подписывать свидетельство (marriage lines - церковное, certificate of marriage - гражданское) [26] .

Вместе с этим уже в XX в. одновременно существовала и неполная церемония, вызванная теми или иными обстоятельствами, что, например, описано в романе Чарльза Диккенса “Большие надежды”. На венчание Уэммика с мисс Скиффинс присутствовал лишь отец жениха, исполнявший роль посаженного отца, друг Уэммика в качестве шафера, а также маленькая привратница в детском чепчике, притворявшаяся закадычной подругой мисс Скиффинс [27] .

Венчание происходило обычно между 8 часами утра до 18 часов вечера в отделе записи актов гражданского состояния в здании регистрации в присутствии уполномоченного лица. Уведомление об этом давалось одному из партнеров, если жених и невеста проживали в различных округах, и именно тому, кто сделал заявление. Регистрация брака в этом случае происходила в регистратуре подавшего заявление и должна была состояться в течение 21 дня после того, как получено уведомление. Такая церемония характеризовалась скучным и торопливым обрядом, и многие девушки мечтали о “белой свадьбе”, т.е. о венчании в церкви [28] .

Обряд церковного венчания у католиков в противоположность протестантам был первым и необходимым условием заключения брака. Обряд у католиков в целом мало отличался от того же обряда от протестантов. В некоторых местностях, например, в Девоне молодые направлялись после венчания к своему дому, получали от какой-нибудь старухи в дар корзину с орехами (“изобилие орехов - изобилие колыбелей”). В сельских свадьбах Шропшира до конца 40-х годов XIX в. на церковные ворота подвешивались собранные по всему селу серебряные ложки, высокие пивные кружки с крышками (тэнкеды), часы и украшения, перезвон всех этих вещей предвещал паре обилие детей. На свадьбах в Ноттингемшире молодых осыпали пшеницей, весело крича: “Хлеб для жизни и пудинг навсегда!” Символом счастья также являлись ботинки. На одной из свадеб в 1860 г. в Рестершире брат невесты по пути следования домой из церкви швырнул на дорогу из свадебного экипажа огромный старый башмак, и подруги невесты, не жалея своих красивых платьев, ринулись за ним на пыльную дорогу. Та, кто первая схватила башмак, первой и выйдет замуж. Такой ботинок обычно висел в доме на белой атласной ленте.

Свадьбы севера Англии были отмечены более буйным весельем с состязаниями молодых парней из-за приносящей счастье подвязки невесты. Этот обычай дожил до 40-х годов XIX в. Мужчины после венчания садились на своих коней и бешено скакали к дому новобрачных, там около дверей победитель ожидал на коленях свой приз. Новобрачная, подняв подол платья и обнажив ногу, протягивала ее победителю, желая ему и его возлюбленной при этом счастья в будущем. Нередко состязались из-за чашки с бульоном, приправленным овощами, иногда - из-за поцелуя с новобрачной. Все эти игры сопровождались стрельбой из ружей [29] . В свадебном застолье (bridal) главная роль отводилась пирогу (bride’s cake; wedding cake; bride cake). В Суссексе, например, в пирог помещали жареную курицу, наполненную сваренными в крутую яйцами. Свадьба никогда не кончалась без пирога, и это было обычным по всей Англии.

Такой пирог невесте следовало разрезать самой. Иногда, впрочем, после пирога напивались позита - горячего напитка из молока, вина и пряностей. Его подавали в огромном котле, на дно которого клали обручальное кольцо; достигший его первым из присутствующих холостых мужчин по поверию женится первым. После окончания застолья, которое могла продолжаться еще несколько дней, но не больше недели и на средства самих приглашенных, новобрачная первая переступила порог своего нового дома.

В Девоне порог поливали кипятком и новобрачная на счастье смачивала в нем свои туфли. При входе в дом с фасада она попадала в комнату, где находился камин - символ ее роли в доме как хранительницы очага и хозяйки. Если новобрачная спотыкалась, то это рассматривалось как зловещая примета, и поэтому во многих местах Англии ее проносили над порогом. Затем подружки сопровождали ее в спальню и укладывали в постель. Их обязанностью было следить за тем, чтобы в постели не оказалось иглы, булавки и острые предметы. Они могли принести новобрачным несчастье [30] .

На этом, собственно, и кончался весь свадебный цикл; на молодоженах (newly - married couple) лежала только моральная обязанность - одарить впоследствии тех, кто в будущем сам будет вступать в брак и кто принес им на свадьбу подарки. Буквально на следующий день после свадьбы они начинали жить отдельной семьей.

Описанная выше свадьба уже почти полностью исчезла в Англии к середине XIX века. Лица из среднезажиточного строя, так же как и самые бедные (а они составляли большую часть населения), предпочитали обходиться без того дорогостоящего обряда. В лучшем случае они венчались в церкви в присутствии очень тесного круга лиц, а застолье - чаще всего это был завтрак, - устраивали где-нибудь в приличной кухмистерской или кафе [31] .

Помимо оплаты самого обряда венчания жених должен был оплатить цветы в церкви, угощение, кольцо, лицензию, гонорары священнику, органисту и хору, чаевые священнослужителям, листы, на которых печатался текст службы, включая гимны и псалмы, букеты для матерей - своей и невесты, а также букеты для невесты и ее подружек, бутоньерки шаферов (wedding-favours), мелкие подарки подружкам невесты. Кроме того, он должен дать во время помолвки своей невесте кольцо на память с полудрагоценным камнем (engagement rind), стоимость которого колебалась в пределах пяти фунтов. Оно надевалось на безымянный палец левой руки и после свадьбы его носили вместе с обручальным кольцом (wedding-ring)[32] .

На всем протяжении XIX века наиболее обычным для невест являлся белый цвет подвенечного платья (wedding-dress). С 1840 г. по 1880-е годы носили платье с высоким воротником. Материал подбирали преимущественно плотный - тяжелый шелк, бархат, атлас. На него нашивали белые кружева, женщины вступившие в брак повторно и вдовы, вновь выходившие замуж, одевались в платья, соответствующие той моде, которая господствовала в данное время, или очень часто надевали голубое платье, что соблюдалось и в начале XX века.

Мужчины с 20 годов XIX века для церемонии надевали сюртуки с длинными фалдами и короткой талией, голубого цвета, узкие из трико панталоны, не доходящие немного до щиколотки, черные чулки и лакированные башмаки; с 30-х годов длинные черные штаны со штрипками и фраки из черного сатина с белыми жилетками. В 50-е годы мужчины вместо фрака надевают пиджак [33] .

Разведенные венчались в особых церквях; они не имел право носить и обручальные кольца [34] . Лица из малообеспеченных слоев населения также из экономии предпочитали регистрировать брак и даже венчаться в церкви в своей лучшей повседневной одежде. Но во всех слоях общества было общепринято по случаю помолвки или заключения брачного союза надевать (как женщины, так и мужчины) белые перчатки [35] .


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в курсовой работе представлена подробная и всесторонняя характеристика семейно-брачных отношений у англичан в XIX веке.

Для наиболее полного и всестороннего раскрытии заданной темы в работе с учетом исторических событий приведены общие сведения об англичанах, рассмотрены и проанализированы основные положения семейно-брачных отношений, которые существовали в английском обществе в XIX веке. Описаны формы заключения брачного контракта, влияние церкви на характер свадьбы и брачного союза, а также всесторонне рассмотрены правила и традиции о брачном возрасте, в том числе продолжительность брака, границы заключения брака.

При рассмотрении семейной обрядности в Англии, установлено, что одной из особенностей в обществе XIX века было существование предубеждения против выхода девушек замуж за лиц не своей национальности. Национально-смешанные браки встречались в среде католиков, выходцев из аристократии и крупных или среднебуржуазных семей. В целом английское общество XIX в. состояло из семей с однородным национальным составом. Характерная черта отношений между детьми и их родителями - это полнейшая самостоятельность детей, достигших восемнадцатилетнего возраста, т.е. совершеннолетия.

В семейные отношениях и традициях англичан в XIX веке существовали свадебные обряды, гадания, предбрачные поверья и обычаи.

Можно сделать вывод о том, что брак - это одна из важнейших форм человеческих взаимоотношений, прошедшая очень сложный и долгий путь развития в английском обществе. Как и всякое официальное явление, становление института брака происходило под влиянием господствовавших у англичан в то или иное время социально-экономических отношений, и естественно, что брак приобретал ту форму, которая более отвечала их требованиям.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Народы мира. Страны Зарубежной Европы. -М., 1966.

2. Очерки общей этнографии. / Под ред. С.П. Толстова. -М.

3. Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. / Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990.

4. Народы Зарубежной Европы. Т.2. “Народы центральной и юго-восточной Европы”. А.Г. Харчев.

5. Семья и брак В СССР. -М., 1964.

6. Macfarlane A. Family life of Ralph Josselin. Cambridge, 1970.

7. Жизнь европейских народов. Е.Н. Водовозова. Т. 2. Жители Севера. - Санкт-Петербург, 1889.

8. Cumberland letters, 1711-1784, 1912.

9. Luttrell N.A. Brief Relation of State affairs Oxford, 1857, vol. 6.


[1] А.Г. Харчев. Семья и брак в СССР. -М., 1964, с. 3.

[2] Cobett W. Op. cit. p. 2.

[3] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[4] :Banks J.A. Prosperity and Parenthhood. l., 1954, p. 48.

[5] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. / Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[6] Macfarlane A. Family life of Ralph Josselin. Cambridge, 1970 P. 95-97, 122-125.

[7] Cumberland letters, 1711-1784 l. 1912. P. 180,186,215.

[8] Cuttrell N.A. Brief Relation of State Affairs/ Oxford, 1857. vol. 6. p. 38.

[9] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[10] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[11] Там же, с.

[12] Водовозова Е.Н. Жизнь европейских народов. Т. 2. Жители Севера. - Санкт-Петербург, 1889, с. 71.

[13] Там же, с. 72.

[14] Водовозова Е.Н. Жизнь европейских народов. Т. 2. Жители Севера. - Санкт-Петербург, 1889, с. 72.

[15] Там же.

[16] Водовозова Е.Н. Жизнь европейских народов. Т. 2. Жители Севера. - Санкт-Петербург, 1889, с. 73.

[17] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[18] Там же, с.

[19] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[20] Там же, с.

[21] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[22] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[23] Там же, с.

[24] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1999, с.

[25] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[26] Там же, с.

[27] Там же, с.

[28] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[29] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[30] Там же, с.

[31] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1999, с.

[32] Там же, с.

[33] Брак у народов Северной и Северо-Западной Европы. /Под ред. Ю.В. Иванова, М.С. Кашуба. -М., 1990, с.

[34] Там же, с.

[35] Там же, с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий