регистрация / вход

Свадебные обряды в русской культуре

Свадебные обряды в русской культуре. Содержание. 1.Вступление 2. Свадебные обычаи в истории древних славян 3. 3.1.Время проведения свадеб в культуре древних славян

Свадебные обряды в русской культуре.

Содержание.

1.Вступление

2. Свадебные обычаи в истории древних славян

3. 3.1.Время проведения свадеб в культуре древних славян

3.2. «Святочные» гадания на суженого

4. Свадебные обряды на Руси

4.1. Свадебные циклы

4.2. Знакомство

4.3. Традиционные свадебные роли

4.4. Сватовство

4.5. Утро свадебного дня

4.6. Венчание

4.7. Второй и третий день свадьбы

5. Заключение

6. Список использованной литературы

1. Вступление.

Свадьба всегда считалась важным событием в жизни человека, поэтому свадебные традиции и свадебные обряды играли важную роль и исполнялись в строгой последовательности. Традиционная русская свадьба - драгоценное наследие духовной культуры нашего общества. Она отразила историю русского народа, его мировоззрение и мораль, художественно-эстетические взгляды, своеобразие общественных и семейных отношений, особенности быта, неписаные юридические законы. Свадьба являлась и является репрезентативным источником познания человека во всей многоплановости его бытия, в том числе истории обрядовой культуры.

Свадьба раскрывала величие представлений этноса о семье, жизни в ней, месте женщины-матери в семье, об отношениях внутри села и округи. Как один из самых значительных обрядов свадьба играла огромную роль в обществе. Она связывала поколения в единую нить исторического развития, являлась своеобразной формой народной памяти. Наши предки строго следовали обрядам, поэтому свадьба являлась не только праздником, но и строго регламентированным действом.

Обря́д или ритуал совокупность условных, традиционных действий, лишённых непосредственной практической целесообразности, но служащих символом определённых социальных отношений, формой их наглядного выражения и закрепления.

Обрядовое (магическое) действие являлось способом мышления наших предков, способом древнего воздействия на природу и человека. Однако обряды есть еще и могущественное средство национального воспитания и сплочения народа в одно духовное целое (обряд един и общеобязателен и, следовательно, объединяет всех живущих членов народа друг с другом). Обряд совершали так же, как его совершали деды и прадеды, следовательно, он объединял народ не только географически, но и исторически, образуя духовную связь, уходящую в глубь времен. Объединение людей в рамках своей культуры, передача, сохранение с помощью обряда этнического поведения, воспитание национальных и культурных особенностей данного человеческого коллектива - эти свойства позволили обрядам прожить века и стать важнейшим элементом народной жизни. Через них открывается духовная жизнь нации в ее историческом бытии. Особенно это касается обрядовых действий, массовых, всенародных, часто повторяющихся, сопровождающих основные этапы жизни человека. Среди подобных обрядов свадьбе принадлежит, бесспорно, самое важное место.Действительно, свадьба изначально являла собой торжественное театрализованное действо, народную драму со своими законами, устойчивым сюжетом, режиссером – дружкой, набором обязательных персонажей. Недаром до сих пор мы говорим «сыграть свадьбу». Что же такое свадьба? Говоря сухо, энциклопедично «свадьба – это торжественность и яркость, красота и артистичность, прилюдность и интимность, это торжественность, это сплав печали и веселья, древних и новых, религиозных и народных обычаев. За «смыслом» свадьбы обратимся к истории. 2. Свадебные обычаи в истории древних славян.

Первые письменные упоминания о русских свадебных обрядах зафиксированы в летописях XII века. В течение трех последних столетий по свадьбе (драматургии и поэзии) собран огромный материал, опубликованы крупные фольклорные и этнографические работы.

Наиболее ранние сведения о свадебном обряде зафиксированы в «Домострое» и в «Повести временных лет». Публикации описаний свадебного обряда стали появляться в XVIII веке (М.Д. Чулков, Н.И. Новиков). Развернутое описание свадьбы зафиксировано в изданиях XIX века, подготовленных И.М. Снегиревым «Русские простонародные праздники и суеверные обряды», много монографий об обряде проведения свадьбы можно найти у современных авторов.

Большинство свадебных традиций, таких как разбрасывание риса или преломление свадебного пирога, уходят корнями в глубокое прошлое. У многих народов жениха и невесту обсыпали зернами. Цель этогоритуала – в призвании удачи. Зерна пшеницы и риса – непременная принадлежность языческой свадьбы (у русских посыпали еще хмелем). Этим действием не только выражали надежду, что брак будет прочным, но и веру, что зерна передадут свою волшебную силу паре, на которую упадут, и молодые станут жить счастливо, сыто и богато. Ученые дали этому обычаю название «продуцирующая магия». За каждым обрядом стоит своя история. Например, обычай надевать невесте на свадьбу фату - один из древнейших. Римские невесты носили фату ещё 2000 лет назад. Фата носилась, прежде всего, как символ скромности и тайны, и только муж мог снять её после брачной церемонии. В некоторых восточных странах фату помещали между мужчиной и женщиной на всю свадебную церемонию. Делалось это для того, чтобы удостовериться, что они не увидят и не прикоснутся друг к другу до совершения брака.
Традиция же одевать на свадьбу белое и обязательно новое платье, предназначенное только для этого случая, относительно молодая - ей всего около 250 лет. Белый цвет традиционно символизирует юность и невинность, а неношеное платье символизирует вступление в новую жизнь. Раньше немногие женщины могли позволить себе такую роскошь. Кстати, раньше на Руси подвенечное платье было красным. Первая невеста, которая надела белое подвенечное платье, была Екатерина 2. Таким образом, именно она положила начало этой традиции.
Традицию обмена обручальными кольцами предположительно придумали египтяне. Круглая форма кольца - это вечность, бесконечное счастье и любовь между супругами. Кольцо, надеваемое невесте после помолвки, служило знаком ее будущих намерений и тесно связано с бытовавшим некогда обычаем купли женщины. С этого момента кольцо как бы давало знак другим мужчинам, что эта женщина уж «не продается». В 800 г. папа римский Николай объявил о праве использования колец христианами, и с того дня кольцо стало служить знаком не только материальной сделки, но и означать «верность, постоянство и целостность любви». Оно должно было напоминать людям о святости брака.

Языческие свадьбы сопровождались веселыми и шумными празднествами, непременными участниками которых были скоморохи, плясицы, дудочники, и рожечники. У русских пением сопровождался весь свадебный обряд. А в предсвадебном девишнике невеста, ее подруги и специальноприглашенные бабки старались лить слезы ручьями по всем правилам древней антипатической магии, чтобы обеспечить радостную жизнь в будущем. В свадебных песнях упоминаются языческие боги любви и радости Лада, Тур, Лель и слова, имеющие старинное происхождение: «горючь-камень», «скатерти бранные», «перепечи, гривны и каравай».

Я по бережку ходила,

По крутому гуляла,

На горюч камень ступила,

Черевичек проломила…

В Древней Руси пережитки племенных брачных обычаев сохранялись довольно долго. Даже в свадебных обрядах XI-XIII вв. "на простых людях" бытовали умыкание, вено (выкуп), вождение вокруг дуба или ракиты, "плескание водою" (как способы закрепления брака), многоженство. Христианство, став с конца Х - начала XI в. главенствующей религией, оказало большое влияние на формирование свадебного обряда. С этого времени церковные браки постепенно становятся обязательными, и венчание входит в народный свадебный обряд как его составная часть. Правда, этот процесс занял несколько веков, и лишь к XVII в. церкви удалось прочно ввести освященную религией форму брака. Под влиянием христианства постепенно стали исчезать и трансформировались старые обычаи и обряды. Так же постепенно складывались нормы брачного права. В их формировании участвовали две традиции: церковная, опиравшаяся на византийское брачное право, и народная, основывающаяся на старых брачных формах. К сожалению, не много известно о древнерусское свадебной обрядности. В русcких памятниках, повествующих о событиях Х-ХIII вв., упоминаются лишь некоторые обряды, например, разувание жениха невестой (вспомним ответ Рогнеды на сватовство князя Владимира - "не хочю розути робичича"). В летописях ХI-ХIII вв. сохранились известия о княжеских свадьбах. В "Повести временных лет" (1043г.) описываются отдельные этапы предсвадебного периода, например, предварительный брачный сговор, которому предшествовала своеобразная помолвка, сопровождаемая трапезой, во время которой ели пирог- каравай, кашу и сыр. Разрезание сыра символизировало закрепление помолвки. После этого отказ жениха от невесты считался позорящим невесту и с него брали штраф - "за сыр гривну, а сором ей три гривны, и а что потеряно, за то ей отплатити..." Во время брачного сговора ("ряды") родители договаривались ("рядились") о размерах приданого и о дне свадьбы. Но прежде необходимо было получить от жениха и невесты согласие на брак. К концу ХIII в. согласие сторон на брак стало закрепляться в брачном договоре ("ряде"), который составляли сваты или родственники после сговора. В XIV—XV вв. брачный сговор завершался уже церковным обручением, которое подтверждалось грамотой. Есть основания предполагать, что к середине XIII в. древнерусский свадебный обряд был уже достаточно развит, о чем свидетельствует встречающаяся в описаниях свадеб того времени привычная для нас свадебная терминология - женитьба, замужество, венчание, свадьба, жених, невеста, сваты и т.п.Можно лишь предположить, что в XIV в. с образованием великорусской народности складывается и развивается национальный свадебный обряд, который постепенно становится нормой для русского народа. Вместе с тем этот обряд в разных местностях со временем приобретал свои отличия и особенности, т.е. существовал в разнообразных формах. Начиная с XV в. появляются более подробные описания княжеских свадеб, позволяющие точнее определить основные черты великорусского свадебного обряда. Дошедшие до нас описания XVI в. чинов царских и княжеских свадеб помогают составить довольно полное представление об обряде, бытовавшем на Руси в то время. Кроме того, становится очевидно, что этот обряд в основном сформировался уже к середине XIV в.

Свадебный обряд носил юридический характер, например, если при сватовстве отец невесты выпивал предложенное роднёй жениха вино, это расценивалось как согласие, и в этот момент пелась определённая обрядом песня, также являющаяся юридическим фактом. У обеих сторон были закреплённые и освящённые традицией права и обязанности: выкуп, приданое, кладка и т. п.

Постепенно, с изменением мировосприятия, свадебный обряд стал осознаваться как эстетическое действие, своего рода игра. Мало кто из женихов и сегодня, перенося невесту в дом через порог на руках, знает, что это делалось с целью обмануть домового, заставить его принять девушку как новорожденного члена семьи, который в дом не входил, а в доме оказался. Но обряд этот распространён повсеместно благодаря своей красоте: мужчина демонстрирует им свою силу и любовь к молодой жене. Так и другие обряды: одни сохранились из-за поэтичности формы, другие - благодаря традиции, "деды наши так делали".

3. 3.1. Время проведения свадеб в культуре древних славян.

У древних славян-древлян, вятичей и родимичей существовал обычай похищения невест «у воды» во время праздников, посвященных богине «женитвы» Ладе, которые начинались ранней весной на Красную горку и продолжались до середины лета – дня Ивана Купалы. Там во время игр и плясок мужчины выбирали себе невест и уводили с их согласия в свои дома. Выражение «играть свадьбу» напоминает о древних играх, во время которых проходило приобретение невест. У простых поселян этот обряд сохранялся долго – вплоть до XV века.

Никогда не гулялись свадьбы во время поста, в дни больших, "двунадесятых" православных праздников. Больше всего свадеб гулялось в старину и продолжает гуляться по сей день осенью, после уборки урожая. Затем наступал филлиповский пост и надо было ждать, пока пройдут святки. После крещения и до масленичной недели снова влюблённые могли соединять свои жизни. Самой же счастливой считалась свадьба, сыгранная на Красную горку, после Пасхи, во время Фоминой недели.

3.2. «Святочные» гадания на суженого.

Раз в крещенский вечерок Девушки гадали:За ворота башмачок, Сняв с ноги, бросали…В. Жуковский

Необходимо сказать и о гаданиях, которые были распространены на Руси и которые привлекают нас сегодня. Людей всегда манила возможность прикоснуться к неведомому миру и постичь хотя бы самую малость о собственной участи. Как правило, чаще к гаданиям прибегает женский пол, стремясь узнать о замужестве и предстоящих событиях.

Для художественного искусства, особенно для поэтического творчества, народные гадания стали довольно близки и тесно связаны фольклорными жанрами, в том числе и с заговорами. Чаще всего словесная форма - это объяснение магического обряда, которая произносится людьми в течение обряда гадания, обычно в стихотворной форме, но может быть и в прозе. Таким образом, человек, который гадает, поясняет магическую суть гадания.

Секи, мати, капустку, пеки пироги.

Свят вечер.Свят вечер.

К тебе, мати, гости, ко мне женихи.

К тебе, мати, в лаптях, ко мне – в сапогах.

Кому мы поем, тому с добром,

Тому сбудется и не минуется.

«Поблюдальные» песни пели на святочные гадания с кольцами, при этом по очереди брали из накрытого скатертью блюда маленькие свертки из бумаги, в которых написаны действия, которые должны были сделать или которые произойдут в будущем.

Все гадания, как и заговоры со временем упрощались и имели только словесную форму. Для примера можно взять гадание девушками на суженого. Изначально для достоверного гадания девушкам требовалась, закрывая колодец на ночь с пятницы на субботы, произнести: «Суженый, ряженый, приходи ко мне за ключом (от колодца) коня поить». Позже стали девушки сооружать из лучинок что-то типа колодца и класть под подушку, произнося уже известную фразу. Затем ограничились обычным ключом. Наконец, стали просто произносить фразу и все.

Издавна гадания для русского народа являлись значимым обрядом. Сначала они были частью языческих священнодействий, затем постепенно стали любимым занятием накануне великих праздников. Большое число народных гаданий приходилось на Святки, пору таинственную и волшебную.

Вначале несколько слов о Святках. Эти зимние праздники, от Рождественского Сочельника до Крещения Господня (6-19 января по новому стилю), ассоциировались у наших предков с необычайным временем, когда рубеж между земным и потусторонним миром ослабевает. Считалось, что после наступления Рождества заскучавшая нечистая сила свободно разгуливает среди людей, и способна бесчинствовать до самого Крещения. Сильно злит нечисть и то, что в начале года день начинает прибавляться – как говорится, «солнце – на лето», а значит, не за горами и всеобщее весеннее возрождение. Особенно опасной считалась вторая неделя Святок – так называемые «страшные вечера». Именно в эту нехорошую пору, когда потусторонний мир совсем рядом с нами, и совершаются «страшные» гадания. «Страшные» гадания совершали исключительно в ночные часы, после полуночи, и обязательно в нежилом помещении: в бане, заброшенной избе, сарае, овине, новостройке, на перекрестке дорог, под воротами, а то и вовсе на кладбище. Ведь именно в таких, не всегда освященных местах, где нет икон и креста, обитают злые духи, которые при обращении к ним не заставляют себя долго ждать. К тому же, перед гаданием снимали с себя нательные кресты и пояса, а иногда даже читали специальные заговоры, в которых «просили» Бога отступиться от человека, и звали черта.

Самым «страшным» гаданием считалось гадание с зеркалами. Известно, что само зеркало в народе воспринималось как оккультный предмет, ведущий в потусторонний мир. Из этого зеркального коридора, освещенного по краям свечами, и должен был явиться суженый. Говорили, что внезапное потускнение зеркала предвещает его появление. Долгожданный суженый может войти к гадающей, заговорить с ней, даже достать какой-либо предмет. Девушке важно быть предельно внимательной и вовремя сказать «Чур сего места!», чтобы призрак исчез, не причинив вреда.

То же самое относится к гаданию, когда девушка приглашает суженого на ужин. Не случайно иногда даже брали с собой петуха, чтобы его своевременный крик прогнал нечистую силу. Знающие люди уверяли, что во всех этих гаданиях приходит не сам суженый, а черт, принимающий его облик. Поэтому во избежание беды запрещалось приносить на гадание колющие и режущие предметы. Не случайно и восклицание: «Чур сего места!» и «Чур меня!». Чур – это имя одного из языческих богов, который охранял человека от нечистой силы и единственный имел над ней особую власть. И зачураться означало попросить помощи у Чура.

В былые времена секреты гаданий тщательно хранились и передавались из поколения в поколение. Поэтому нередко в помощь молодым девушкам приходили любезные нянечки и старушки. Они помогали все обустроить, растолковывать результат гаданий, читали заговоры и прекращали действо в случае опасности.

Не менее захватывают другие виды «страшных» гаданий, основанных на «слушании». Так, например, было среди них такое. Несколько девушек выходили в лунную ночь послушать звуки к проруби. Железным предметом или горящей лучинкой, которой был зажжен огонь в Сочельник, очерчивали себя кругом, садились на воловью шкуру и смотрели в воду. Те, кому суждено в наступившем году выйти замуж, видели там облик будущего мужа. Иногда при этом накрывались с головой скатертью, которая тоже олицетворяла границу между мирами. Слушать ходили и в лес на перекресток дорог. Соответственно, веселое пение, смех, звон колокольчика сулили замужество, а чей-то плач, стук топора предвещали нехорошее. В этих гаданиях надлежало строго стоять в кругу, который не позволит нечистой силе переступить запретную границу и навредить гадающим.

В русском народном фольклоре есть такой жанр как святочные былички. В этих коротких поучительных историях повествуется и о «страшных» гаданиях. Например, в одной из них рассказывается, как девушки, пришедшие в баню погадать, встретили там святочниц – волосатую нечисть женского пола, неистово пляшущую и поющую без слов. Девушки побежали прочь, а святочницы, догоняя, «колупали» их (то есть рвали ногтями тело). Но сообразительные девушки вспомнили о слабости святочниц – украшениях, и сорвали с себя бусы, которые те и стали подбирать, забыв о погоне.

Надо сказать, отваживались на «страшные» гадания только единицы. Церковь до сих пор считает эти гадания большим грехом, возбраняя любые попытки заглянуть в будущее. Это неудивительно, ведь «страшные» гадания мощнее всех остальных по силе эмоционального воздействия. Впечатлительные натуры после таких щекочащих нервы попыток заглянуть в будущее нередко заболевали. Да и стоит ли вообще торопить время? «Бойся не бойся, а от участи своей не уйдешь», – говорит русская поговорка.

Гадания привлекали своей поэтичностью русских писателей и поэтов. В творчестве В. Жуковского, А. Пушкина, Л. Толстого и других мы найдем большое количество описаний русских гаданий. Приведу стихотворение А.А. Фета, описывающее «страшное гадание»:

Зеркало в зеркало, с трепетным лепетом,

Я при свечах навела;

В два ряда свет – и таинственным трепетом

Чудно горят зеркала.

Страшно припомнить душой оробелою:

Там, за спиной, нет огня...

Тяжкое что-то над шеею белою

Плавает, давит меня!

Ну как уставят гробами дубовыми

Весь этот ряд между свеч!

Ну как лохматый с глазами свинцовыми

Выглянет вдруг из-за плеч!

Ленты да радуги, ярче и жарче дня...

Дух захватило в груди...

Суженый! золото, серебро!.. Чур меня,

Чур меня – сгинь, пропади!

4. Свадебные обряды на Руси.

4.1. Свадебные циклы.

…Мой Ваня Моложе был меня, мой свет, А было мне тринадцать лет. А. С. Пушкин Как же происходило заключение браков в России? Русские женились очень рано. Этим родители пытались уберечь своих чад от соблазнов холостой жизни, были к тому и другие причины. Впрочем, и самого понятия старый холостяк в давние времена не существовало. Женитьбе могли препятствовать только болезнь или обещание уйти в монастырь. Свобода выбора при вступлении в брак практически отсутствовала. Молодые подчинялись родительской воле. При подборе супругов старшие исходили в основном из сословных и имущественных интересов, а там «стерпится, слюбится». Дети были готовы к подобному решению своей судьбы и, несмотря на внушительное число романтических историй о разбитых сердцах в отечественной литературе, браки по родительскому расчету часто оказывались счастливыми. Холостая жизнь, если судить по пословицам, особой прелести не представляла. Не женат – не человек. Холостой – полчеловека. Холостому помогай боже, а женатому хозяйка поможет. Семья воюет, а одинокий горюет. Замужняя жизнь тоже предпочиталась девичеству. Не та счастлива, которая у отца, а та счастлива, которая у мужа. С ним горе, а без него – вдвое. Хоть лыками сшит, да муж. Самым, пожалуй, трогательным в русских свадьбах было то, что «свадебные обряды изображали вступление жениха и невесты в иную жизнь и представляли как бы торжественное возведение их в новое достоинство. Они имели подобие с возведением старинных князей в достоинство их власти, а потому жених носил название князя, а невеста - княгини», - писал Костомаров об обычаях наших предков XVII – XVII веков. В последующие столетия эта традиция особенно не изменилась, и любой самый мелкий чиновник мог, пусть на короткий срок, ощутить себя владыкой, распоряжающимся свадебными чинами, как когда-то удельные князья распоряжались своими приближенными и податными людьми.Старый дореволюционный свадебный обряд состоял из трех основных циклов: предсвадебного, свадебного и послесвадебного, что было одинаково для всех сословий. При самом строгом следовании обычаям первый цикл включал сватовство, осмотр дома, девишник и мальчишник, обрядовое мытье жениха и невесты в бане (перед свадьбой).Второй цикл – сбор свадебного поезда, приезд жениха за невестой, встреча молодых в доме родителей, привоз приданого, обряды после первой брачной ночи и т. п. Центральное место занимал свадебный пир. К третьему, заключительному, циклу относились «отводины» - визиты молодых к ближайшим родственникам.

4.2. Знакомство.

В старые времена роковой вопрос «Ну где, где же познакомиться?» решался весьма просто. Существовали определенные места (для каждого сословия свои), где молодые люди могли выбрать себе будущую супругу. Горожане – выходцы из деревень присматривали себе невест на игрищах, которые устраивались в воскресные дни на заставах и пустошах. В старинных русских городах облюбовывали невест на крестных ходах. Для этого девушек на выданье одевали в лучшие наряды и в сопровождении надежных родственниц вели в известный день на условное место. В мещанской городской среде в воскресенье устраивались вечеринки. На них пели под гитару или гармонь романсы, играли в увлекательные игры, танцевали польку, кадриль и краковяк. На вечерах царила весьма лирическая атмосфера. В более культурной среде устраивались домашние вечера. На них танцевали под фортепиано вальсы и кадрили, также пелись романсы, но уже романтические, более художественные. Правила приличия соблюдались строже, чем на вечеринках. В дворянских и богатых купеческих семьях девушек с определенного возраста вывозили на танцевальные вечера и балы, сезон которых открывался с октября. Самым благодатным местом для знакомства и сватовства считалась Москва, куда осенью свозились девушки, чей возраст приближался к заветному. 4.3. Традиционные свадебные роли. Как во всяком драматическом произведении, в свадебном обряде был своя постоянный состав действующих лиц - "чинов", исполнявших определенные традицией роли. Их поведение довольно четко регламентировалось, что не исключало импровизации в рамках заданной роли. Основными, центральными фигурами были жених и невеста. Вокруг них и разворачивалось свадебное действо, хотя сами они чаще всего вели себя пассивно. Невеста должна была выражать покорность и благодарность родителям за то, что они ее "вспоили, вскормили". С момента сватовства до отъезда в церковь невеста горько оплакивала свою девичью жизнь в родительском доме и всячески выражала свое нерасположение к жениху - "чужому чужанину" и его родне - "злым чужим людям". Создаваемый невестой образ в течение свадьбы менялся. Эти изменения имели реальные основания. До отъезда со свадебным поездом к венцу невеста много плакала, ее "горе" достигало эмоциональной кульминации во время девичника и при расставании с родным домом. С момента же отъезда из дома невеста прекращала плакать. В Пермской губернии, например, отъезжая к венцу, она бросала через плечо платочек, которым утирала слезы, чтобы они остались дома.Если же невеста была сиротой, перед тем, как ехать к венцу, она обращалась к отцу с песней, начинающейся такой символической формулой-параллелью:

Не красен день без красного солнышка,

Не красна свадьба без родимой маменьки.

И далее подробно рассказывалось о том, как неуютно жилось девушке без родной матери и как тяжело ей теперь без ласкового материнского слова собираться к венцу.

Активными участниками свадьбы были родители жениха и невесты (особенно жениха), ближайшие родственники с обеих сторон, крестные родители, а также сваты, тысяцкий, брат невесты, дружка, девушки-подружки невесты (боярки) и др. Дружка (дружко) - представитель жениха. Его свадебные функции обширны и разнообразны. Он был главным распорядителем на свадьбе (эту функцию он часто делил с тысяцким), следил за тем, чтобы обычай соблюдался так, как его понимала община. Он должен был уметь балагурить и веселить участников свадьбы. Постоянная импровизация требовала от дружки ума и находчивости (существовало выражение: "выбирай такого дружку, чтобы загадки разгадывал"). По народным представлениям, дружка был наделен магической силой. По значению в свадьбе и характеру роли близка к дружке сваха. В помощь дружке избирали подружье, в помощь тысяцкому - старшего боярина и т.д. В южнорусском обряде назначались каравайницы, готовившие обрядовый каравай. В некоторых районах (главным образом северных) обязательным персонажем свадьбы был колдун, разделявший с дружкой некоторые магические функции. Кроме того, активными участниками ритуала были родственники с обеих сторон. Они участвовали в свадебной застолье и во многих обрядах, обменивались подарками, одаривали молодых и их родителей и т.п. Каждый персонаж свадьбы отличался своей одеждой или каким-то дополнительным ритуальным элементом ее. Обычно это были полотенца, ленты, платки, венки, цветы, зеленые ветки. Невеста в дни, предшествующие свадьбе и в дни самой свадьбы, несколько раз меняла одежду и головной убор, что означало перемены в ее состоянии. Жених также именовался князем молодым и затем просто молодым. Он не менял одежды, но имел свои символы — цветок или букетик на головном уборе или на груди, платок, полотенце на плечах и т.д. В день свадьбы жених и невеста одевались нарядно и по возможности во все новое. 4.4. Сватовство.

Сватовство на Руси требовало соблюдения самых разных примет, уходящих своими корнями в глубокую древность, от каждой из которых, согласно древним верованиям, всерьёз зависела дальнейшая жизнь молодожёнов. К примеру, всех собак и кошек в обязательном порядке выгоняли из дома, а после, в полном молчании, садились за стол, украшенный караваем и солью - символическим воплощением благополучия и верности. Особое внимание сватами уделяется сервировке стола и приготовленным блюдам, ведь, согласно традиции, все блюда, которые предлагаются сватам, должны быть приготовлены невестой.

Негласное сватовство, когда со стороны жениха в дом невесты приходили специально подготовленные люди, чтобы договориться о возможности породнения двух родов. Где-то это была сваха (Алтай), где-то родители жениха, или родственники-мужчины. У настоящих свах были свои секреты. Например, считалось, что до того, как у девушки спросят, согласна ли она, её обязательно нужно похлопать по левому плечу - тогда она не сможет отказать. Свату в дом заходить полагалось строго с правой ноги, обязательно пристукнув пяткой о порог. Соблюдение такой приметы считалось гарантированной защитой от отказа невесты. Как и раньше, так и сейчас, в сватовстве активно участвуют лишь самые близкие родственники и друзья.

Как правило, за сватовством следовали смотрины хозяйства жениха, особенно в том случае, если сваты приезжали из чужой деревни. Удовлетворившись результатами "домоглядства", как ещё назывались смотрины, родители невесты назначали день гласного сватовства - рукобития. "Сговор", "запой", "заручины", "просватанье" "своды" - вот далеко не все обозначения этого обряда, со временем вобравшего в себя некоторые другие.

В боярские времена сговорный день назначался родителями невесты.Родители жениха, сам жених и близкие родственники приезжали к ним в дом. Гостей с почестями принимали, кланялись друг другу до земли и усаживали на почетные места под божницей. Потом отец или родственник жениха говорил о причине приезда, а родители невесты отвечали, что приезду этому рады, после чего писалась рядная запись, где означалось, что обе стороны решили: в такое-то время жених обязывался взять за себя такую-то, а родственники ее должны выдать и дать за ней такое-то приданое. При сговоре невеста не присутствовала, но по окончании кто-нибудь из ее близких родственниц приносил жениху и его сопровождающим от имени невесты подарки. От сговора до свадьбы, как бы продолжителен ни был срок, жених невесты не видел. Сроки же были различные, в зависимости от обстоятельств. Иногда свадьбы совершались и через неделю, а порой между сговором и венчанием проходило несколько месяцев. Позднее этот обычай не видеть невесту исчез, напротив, именно после помолвки жених уже мог приезжать к невесте так часто, как захочет. До помолвки он имел право видеть свою суженую только во время смотрин.

На рукобитье приглашали родню, подруг невесты. Собственно "били по рукам", скрепляя согласие на брак, сами наречённые, и их родители. На сговоре решали вопросы организации свадьбы, распределяли свадебные чины. Жених и невеста уподоблялись князю и княгине, сама свадьба - княжескому пиру, потому и многие свадебные чины именовались подобно: большими боярами - близкая родня и почётные гости, меньшие - родня дальняя и гости попроще. Обязательно избирался дружка - часто это был не просто весельчак, балагур, а способный уберечь свадьбу от порчи знахарь; в роли свахи чаще всего выступали крёстные матери. Тысяцкий - воевода, начальник свадебного поезда - крёстный или дядька жениха. У дружки-шафера всегда был помощник - полудружье. Невесте полагалась подневестница, жениху - подженишник. Их основная роль - держать венцы над молодыми во время венчания.

Нередко на свадьбу из родни невесты выбиралась постельница, в задачи которой входило охранять от порчи постель молодых по дороге из родительского дома невесты, во время свадебного пира в доме жениха. Она же продавала постель, набивая цену порой выше, чем "стоила" невеста на бранье.

Иногда на свадьбу звали вопленницу ("вытницу", "подсказуху"), которая, как явствует из названия, выла и причитала, вводя невесту и окружающих в то особое состояние, когда голосить начинали все. Принято было у всех сословий: в день помолвки жених дарил невесте кольцо с драгоценным камнем. На второй день после сговора совершался обряд вручения невесте икон, которые вместе с ее приданым ввозились в дом жениха.

Когда о дне начала собственно свадьбы было решено (обычно выбиралось воскресенье), в доме невесты начинали собираться девушки: помогали украшать приданое, шили дары, а вечерами невесту с подругами навещала компания жениха с ним самим во главе.

Ежедневно жених дарил своей наречённой небольшие подарки. На предсвадебных вечёрках играли, пели, пили чай. Последний перед свадьбой день (вечер, неделя) назывался девичником. С утра невеста начинала причитать; девушки ещё с вечера делали "девью красоту" - украшали соломенную или льняную косу лентами, цветами. Расчёсывали волосы невесты, вечером вели её в баню, где она продолжала причитать, прощаясь с девичьей волей.

Невеста с причетами обращалась то к отцу, то к матери, то к братьям и сестрам, то к своим подругам, прося заступиться за нее, не отдавать "в злы-чужи люди", дать ей еще погулять на свободе "хоть одну зиму студеную, хоть одну весну красную, хоть одно лето теплое". Так же в форме причетов невеста прощалась с родным домом, деревней, своим девичьим головным убором и девичьей косой. Существует большое количество народных песен, которые сопровождали обряд сватовства. Вот одна из них:

Незаключение брака после помолвки считалось немыслимым. Помешать женитьбе могли только какие-нибудь чрезвычайные обстоятельства. Нарушить сговор в допетровские времена считалось оскорблением самой невесты, и в документах о помолвке даже предусматривалась изрядная сумма за отказ от брака, отмененная в 1702 г. Петром I. А у дворян отказ от данного будущему супругу слова расценивался как нарушение кодекса чести и часто заканчивался дуэлью. За оскорбленную невесту вступался чаще всего брат. 4.5. Утро свадебного дня.

Продолжались свадьбы, обычно, по три дня, но могли длиться и неделю. Утром свадебного дня жених должен был послать невесте «женихову шкатулку» с венчальными принадлежностями и другими дарами (сладостями, лентами, украшениями и т.д.) А мать передавала невесте так называемый «талисман». Талисманом могли быть драгоценности, которые становились семейной реликвией. Они очень ценились и ни при каких обстоятельствах не продавались. Невеста в свою очередь передавала их своей дочери в день ее свадьбы. По поверью, если невеста хотела быть счастливой в замужестве, на свадьбе она должна была много плакать. Вот одна из таких причитальных песен:

Перекатное красное солнышко,
Перекатная ты звезда,
За облака звезда закатилася,
Что от светлого месяца.
Перешла наша девица
Что из горницы во горницу,
Из столовыя во новую,
Перешед, она задумалась,
Что, задумавшись, заплакала.
Во слезах она слово молвила:
— Государь мой родной батюшка,
Не возможно ли того сделати,
Меня девицу не выдати?
Фактически продолжался девичник - прощание с красотой, с подругами, с родительским домом. Наряжали невесту, а в доме жениха шли свои обряды: подготовка к бранью. Свадебный возок украшался ещё с вечера; утром мать чесала сыну кудри - он ведь тоже прощался со своим холостяжеством. Чтобы уберечь парня от "сглаза", крёстная мать иногда сажала его на квашенку, крестообразно вырезала из головы по пучку волос, и подпаливала места срезов. Одевали жениха, как и невесту, во всё новое - рубаху, вышитую невестой, пояс, сотканный ею же... В древности во время бранья устраивались кулачные бои между родами жениха и невесты, в ходе которых родственники невесты, оказав символическое сопротивление родне жениха, сдавались. Во многих традициях сваха невесты перед приездом свадебного поезда мела дорогу перед домом.

Обязательным обрядом после встречи поезжан был выкуп косы и места рядом с невестою. Платил обычно дружка, необязательно деньгами, часто сладостями, девкам - по ленте. Косу продавал младший брат невесты. Перед отъездом к венцу молодых благословляли иконой и хлебом родители девушки. Отец вкладывал правую её руку в руку жениха со словами: "пой, корми, обувай, одевай, на работу посылай и в обиду не давай!" . Невеста, уходя из дому, причитала, даже если брак ей был по душе. "Наплачешься за столбом, коли не наплачешься за столом" - говорила пословица. В повозку молодоженов клались пушные шкуры, чтобы защитить их от нечистой силы.

4.6. Венчание.

Венчание у славян в дохристианский период проводилось обычно либо весной, либо осенью на фоне природы. Жених с невестой в сопровождении молодежи шли на луг или лесную поляну. Там на них надевали пышные венки из цветов, водили хороводы вокруг украшенной лентами березы, пели обрядовые песни и устраивали веселые игры. Сам обряд бракосочетания состоял в том, что жениха и невесту водили вокруг дуба, ели или раскидистого куста, о чем и говорит сохранившаяся до наших дней поговорка: «обручается, вокруг ракитного куста венчается». С приходом христианства народное венчание было заменено церковным - церемонией заключения брака по обряду православной церкви. Со времен Петра I до марта 1917 г. для всех православных жителей Российской империи считался действительным лишь брак, заключенный путем венчания. Венчание всегда проходило в храме. Венчание не может иметь место во время поста, накануне постных дней и некоторых религиозных праздников. Обряд венчания состоит из обручения и собственно венчания. Во время обручения священник при совершении установленных молитвословий спрашивает брачующихся об их добровольном согласии вступить в брак и надевает им освященные кольца. Во время венчания звучат песнопения церковного хора, священник благословляет общую чашу, а затем молодые троекратно вкушают из нее разбавленное водой вино. Священный покров и венцы возлагаются на головы жениха и невесты, священник соединяет их руки и троекратно обводит вокруг аналоя, затем молодые обмениваются обручальными кольцами. Перед поездкой в церковь жениха и невесту сажали на мех. Свахи чесали им волосы, смачивая гребень в вине или крепком меде. Затем их осыпали хмелем или зерном с деньгами, после чего зажигались богоявленской свечой брачные свечи. Вплоть до XVIII в., т. е. до петровских нововведений старые свадебные обычаи соблюдались всеми, в том числе и высшими слоями общества. С XVIII в. народный обряд начинает вытесняться в высшем обществе общеевропейским «политесом».

В средневековой Руси бывало, что жених приезжал в церковь первым и ждал свою невесту перед входом. Только, когда невесте сообщали о прибытии на место венчания жениха, она и сама отправлялась к алтарю. Так проверялась серьезность намерений жениха, а девушки, таким образом, страховали себя от получения «клейма отвергнутой невесты». Весной и осенью от свадебного поезда до церкви выстилали дорожку из цветов. А на купеческих свадьбах дорожка была ковровой и тянулась она прямо до аналоя.

К венцу ехали с песнями, возвращались вновь под песни. По дороге в дом жениха, как считалось, свадьбу можно было легко испортить недоброму человеку, поэтому дружка соблюдал все меры предосторожности: читал молитвы и заговоры, убирал с дороги камни, на которые могло быть напущено колдовство. Односельчане нередко останавливали свадебный поезд, загородив дорогу и выставив хлеб-соль. Это считалось добрым знамением, за это поезжане угощали их вином Свадебный поезд, звеня колокольчиками и усыпая мостовые лепестками, сначала проезжал по центральным улицам, затем объезжал город по кругу, и только после этого направлялся в дом, где должен был состояться бал или вечеринка со свадебным столом. Такой ритуал был необходим. С одной стороны, надо было оповестить всех, что свадьба состоялась. Таким образом, это действо получало своеобразную юридическую силу. С другой стороны, славяне всегда были верующими людьми, соблюдение традиций, примет занимало огромное место в их жизни.

Громкие звуки отпугивают нечистую силу, - и с ружьями навстречу поезду выходили парни, стреляли в воздух. И им доставалось угощение. У родного дома жениха со свитой встречала мать, одетая в вывернутый тулуп; посыпала сына с невесткой овсом, пшеном, - всё это должно было оберегать молодую пару и сулило богатство. Выходил и отец жениха, они вдвоём с матерью благословляли молодых, провожали за свадебные столы.

Позже благословляли молодых иначе: Отец держал образ, а мать – каравай хлеба и серебряную солонку. Молодые по обычаю кланялись, принимали благословение и трижды целовали поочередно отца и мать. По окончании церемонии раздавалась музыка. Гостей угощали «игристым» вином и пряником, агости, в свою очередь, одаривали молодых, складывая подарки на поднос. На поднос ставили три сосуда – с вином, медом и брагой. Тому, кто подходил с подарком, новобрачная наливала в бокал понемногу из каждого.

Свадебный пир корнями уходит в глубокую древность. Соотносительно сословию свадебный ужин устраивался с разной степенью пышности. Начинал застолье самый почетный гость – «свадебный генерал», который должен был поднять первый тост за новобрачных и крикнуть: «Горько!». На дворянские и купеческие свадьбы хозяева приглашали артистов для устройства концерта, на свадьбах у представителей среднего сословия пели под гитару, а простонародье отдавало дань жизнерадостным частушкам, порой весьма рискованного, а порой и фривольного содержания.

В определённый момент пира (везде по-разному) молодую "окручивали", "повивали", "перевязывали". Производили этот обряд обыкновенно свахи, они закрывали невесту пологом от глаз гостей, разделяли волосы надвое, укладывали на голове в виде кос, жгутов, или "рожков" и покрывали женским головным убором, разным для всех губерний. Иногда в двух соседних сёлах женские уборы отличались.

Все действия свахи, родителей, гостей обязательно сопровождались песнями. На пиру в основном пелись величальные и корильные песни; величали невесту с женихом, родню. За величание полагалось одаривать поющих, угощать. Задержка угощения - и певицы сейчас же заводили корилку тому, кого только что расписывали всеми красками. Наибольшее распространение в обрядовой (свадебной) песне имел такой способ расшифровки поэтических символов, который получил название психологического (точнее, сюжетно-образного) параллелизма. Первая параллель такой песни всегда символическая, а вторая — реальная. Примером может служить свадебная песня «Где был, где был». Песнюэту поют жениху и невесте, когда по приезде от венца их усаживают за свадебный стол:

Где был, где был,

Да сизой селезень?

Где была, где была,

Сера утица? —

Были они, были они

В разных озерах;

Ноньче они, ноньче они

На одном озере,

Зыблят песок

С одного берега.

Где был, где был,

Да Василий господин,

Где был, где был,

Да Григорьевич?

Где была, где была,

Да Ульянушка,

Где была, где была,

Да Филатьевна?

— Были они, были они

В разных городах;

Ноньче они, ноньче они

За одним столом:

Пьют и едят

С одного блюда,

Кушают

С одной ложечки.

В чем смысл употребления символов в такой параллельной композиции? Каковы их идейно-эстетические функции? Смысл их употребления в том, что они тем или иным мыслям придают поэтическую форму выражения, передают те или иные эмоции, определенное отношение к тем или иным человеческим образам. То есть они, по существу, создают поэтичность. Жених изображен сизым селезнем, а невеста серой утицей. Селезень и утица ранее одиноко плавали в разных озерах, а теперь вместе плавают в одном озере, «зыблят песок с одного берега». Песня состоит из двух самостоятельных картин, но в сознании поющих и слушающих первая и вторая картина воспринимаются не отдельно и изолированно, а одновременно, синтетически. Поющими и слушающими воспринимается главным образом вторая (человеческая) параллель, но она воспринимается опоэтизированной, эмоционально окрашенной первой параллелью.

Молодым нельзя было есть на свадебном пиру. Их роль строго регламентировалась. Они просто сидели. Считалось, что нельзя ничего кушать, потому что через пищу могли навести порчу или сглаз.

Провожали молодых на покой обычно в баню, в клеть, на сеновал и даже в хлев. Жена обязана была снять с мужа сапоги, демонстрируя свою покорность, и подать плеть. Муж в ответ должен был загодя заложить в сапоги деньги, которые шли молодой жене в знак того, что он будет содержать её, а приняв плеть, трижды слегка ударял жену - чтобы в семейной жизни больше никогда не бить.

Наутро, а иногда в тот же вечер, происходило вскрывание молодых. Тысяцкий открывал чулан или баню (ключи от спальни молодых хранились у него), и свахи шли за простыню или рубахой молодушки. Этим предметам придавалась большая магическая сила, через них невесту навсегда невесту могли сделать бесплодной, и свахи относились к своим обязанностям со всей серьёзностью. Если невеста "честная" - о дверь спальни били горшки, наряжали упряжку и ехали утром за родителями невесты (после венца на пиру у жениха их не было), приводили и начинали угощать и величать. В противном же случае лошадям привязывали вместо цветов старые веники, рваные тряпки; родителей невесты в этом случае величали так, что они частенько загодя прятались. Им подавали "на угощение" рюмку без дна.

4.7. Второй и третий день свадьбы.

На второй свадебный день все переезжали к родителям невесты, и праздник с новой силой разгорался там. Второй день свадьбы назывался "пирожными столами". Если молодая доказала свою невинность, все гости наряжались в красную одежду, повязывали красные же платки на шесты и с такими знамёнами шествовали по селу. Нередко пришедших гулять второй день встречали шуточной "баней". В этот день молодожёнов ждало множество испытаний: и сор от денег отделять, и дрова колоть в доме на полу, и гостей блинами потчевать, и дары принимать. Свадебный каравай, испечённый в доме невесты ещё до воскресенья, украшенный "шишками" из теста или фигурками птичек, на юге России ещё и свадебным деревцем, наконец разрезали и угощали гостей.

А горожане звали только близких родственников, и на обеде второго дня новобрачная делала своей новой родне подарки. После свадьбы начиналось так называемая визитная неделя. В эту неделю этикет предписывал молодоженам ездить к родным и знакомым с официальными 15- минутными визитами, а также каждодневно принимать поздравителей. По такому поводу устраивалось традиционное угощение – чай со всевозможными сладостями и десерт. Всю визитную неделю молодые обязательно рассылали «рекомендательные» письма новым родственникам и друзьям. Этим письмам придавали серьезное значение, поскольку по ним обычно составляли первое представление об уме, образованности и воспитании молодых супругов. Визитной неделей заканчивалсяцикл городской свадьбы.

На третий день свадьбы молодожены сами принимали гостей у себя дома. Молодая жена угощала гостей и одаривала каждого рушником собственной работы. Так она демонстрировала свое мастерство хозяйки. Называлось это "отводины"; молодые ходили ко всем, кто их приглашал, чтобы со всей роднёй водить "хлеб-соль". После свадьбы для молодой семьи начиналась нередко трудная жизнь. Молодуха должна была привыкать к чужим людям, к покорности, готовиться к материнству. Но на Масленку и после Пасхи о молодожёнах вновь вспоминали: молодёжь катала их с горки, обязательно стремясь опрокинуть в снег, требовали у жены выкуп за мужа, закопанного в снег (чаще всего - поцелуй). После Пасхи молодых "окликали", обряд назывался очень красиво - "вьюнины", - существовали специальные "вьюнишные" песни, за которые поющих нужно было вновь одаривать. Только после окликания, в котором участвовали только женатые члены общины, свекровка начинала нагружать невестку тяжёлой работой.

5. Заключение.

Свадьба всегда считалась важным событием в жизни человека. Поэтому свадебные традиции и свадебные обряды играли важную роль и исполнялись в строгой последовательности. На наше счастье, устойчивость народных традиций, особенно свадебных, просто поразительная, и почти в каждой семье есть свой знаток, умеющий, как поётся в белорусской свадебной песне, "порядочек повести". К сожалению, многое из исторического наследия нашего народа утеряно, но все же некоторые народные традиции дожили до наших дней. Современные люди, вступающие в брак, все-таки стараются придерживаться тех примет и традиций, которые существовали в древности, потому что наблюдения народа, складывающиеся тысячелетиями, имеют глубокую психологическую и философскую основу. Современная свадьба, безусловно, отличается от той, которая существовала в прошлом, но многое все-таки этот обряд сохранил. Это и сговор, и выкуп, и венчание. Сегодня эти этапы свадебного действа названы несколько иначе, но суть их остается неизменной, потому что во все времена важны были нравственные ценности, которые мы называем непреходящими: любовь, семья, простое человеческое счастье.

Использованная литература

1.Лазутин С.Г. Поэтика русского фольклора. Учебное пособие для студентов филологических специальностей. М., 1996г.

2. Колпакова Н.П. Лирика русской свадьбы. Л., 1973г.

3. Кулагина А.В. Русская свадьба. М., 2000

4. Костомаров Н.И., Забелин И.Е. О жизни, быте и нравах русского народа. М., 1996г.

5. Энциклопедия обрядов и обычаев «Респект» С-П., 1996г.

6. Костанян Н.Н. Русская народная словесность. М., СвР-АРГУС, 2008г.

7. Фет А.А. собрание сочинений. Т.2 М., 1996г.

8. www yarsvadba.ru

9. www spektr.info>arhives/1714

10. www RUSFOLKLOR.ru

11. Русский свадебный обряд. Википедия

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий