регистрация / вход

Жизнь и творчество Марка Порция Катона

Омский Государственный педагогический университет Реферат на тему: «Жизнь и творчество Марка Порция Катона» Выполнила: Десятниченко Анастасия, студентка 109 группы

Омский Государственный

педагогический университет

Реферат на тему: «Жизнь и творчество Марка Порция Катона»

Выполнила: Десятниченко Анастасия,

студентка 109 группы

факультета иностранных языков

Проверила: Малиновская Елена Васильевна,

доцент кафедры французского языка

Омск 2010

Введение

Политическая арена

Речи

«О земледелии»

«Начала»

Культурное наследие. Заключение

Библиография

3

4

7

8

17

19

20

Содержание:

Введение

Марк Порций Катон Старший или, как называли его по высшей должности Римской республики, – Цензор является одной из самых интересных фигур в Римской истории.

Катон Старший, Марк Порций, писатель, основоположник римской литературной прозы и видный государственный деятель древнего Рима, родился в 234 г. до н. э.. Относился к крупным землевладельцам и, являясь римским сенатором, отстаивал интересы своего сословия, а также интересы крупных торговцев и аристократов, занимавшихся предпринимательской деятельностью. В 20 лет он был военным трибуном. В 198 г. — претором в Сардинии. В 150 г.— консулом. Был участником 2-й Пунической войны. В 195 г. до н. э., будучи консулом, покорил большую часть Испании; в 191 г., как легат, одержал победу над Антиохом Сирийским при Фермопилах; как цензор (184г.) ревниво оберегал древнеримскую строгость нравов; был непримиримым врагом карфагенян и заключал каждую свою речь словами: «Ceterum censeo Carthaginem esse delendam» («И все же, я полагаю, Карфаген должен быть разрушен»).

В конце жизни был цензором, что по функциям соответствовало статусу современного министра финансов. Катон являлся убежденным сторонником новых территориальных присоединений к Римской республике, прежде всего за счет земель соседнего Карфагена.

Катон был первым римским историком, писавшим на латинском языке. Автор «Начал» (труда, освещавшего историю Рима от основания города до 2-й Пунической войны), множества речей и писем, собрания изречений знаменитых людей и др. сочинений, дошедших лишь в отрывках. Он составил подобие энциклопедии, написанной в форме наставлений сыну Марку (не сохранилась). Полностью сохранился его трактат «О земледелии» (160г.), содержащий сведения об организации рабовладельческого поместья, о развитии виноделия, садоводства, оливководства в Италии, а также о древних обычаях и суевериях.

Умер в 148 г. до н. э.

Политическая арена

К сожалению, до нас дошло немного сведений античных авторов, которые бы сообщали о жизни и деятельности Катона Цензора. Из сообщений современников Катона имеются лишь отрывки из «Всемирной истории» Полибия, который находился в Риме во время политической деятельности Катона Старшего. Лишь в сокращенном варианте до нас дошла биография Катона, составленная Корнелием Непотом. К этим сведениям о Катоне и его политической деятельности вносит добавление диалог Цицерона «О старости», в котором главным героем выступает Катон. Но надо учитывать то обстоятельство, что во времена Цицерона Катон является идеализированной фигурой.

Тит Ливии о Катоне Цензоре[1] :

"Он принадлежал к числу тех людей, которые силой ума и энергией пробивают себе дорогу в жизни, даже не имея знатных предков. Он умел одинаково безупречно вести и свои личные, и государственные дела, зная толк и в политике, и в сельском хозяйстве. Вершины почестей одни достигают знанием права, другие - красноречием, третьи - славой военных подвигов; Катон же с равным успехом подвизался на каждом из перечисленных поприщ. Что бы он ни делал, можно было подумать, что именно для этого он и рожден. Как рядовой солдат, он во многих боях проявил выдающуюся храбрость, а позднее, уже в качестве командующего, обнаружил незаурядный талант полководца. Он был известен как крупный законовед, искушенный в любых юридических тонкостях, и как блестящий оратор, чье красноречие живет, увековеченное в произведениях самых разных жанров. Сохранилось много его речей, как обвинительных, так и защитительных: он умел своих противников доводить до изнеможения, не только обвиняя, но и защищаясь. Многочисленные враги преследовали его, но и он неутомимо отвечал им тем же, так что знать причиняла ему много неприятностей, но и он ей доставил хлопот не меньше. Надо признать, он отличался тяжелым нравом, был слишком откровенен и резок в речах, но зато недоступен для подкупа и лести, нелицеприятен и исключительно честен. Закаленный в постоянных трудах и опасностях, он обладал поистине железным здоровьем, сломить которое не смогла даже старость".

Корнелий Непот о Катоне Цензоре[2] :

"Во всяком деле он проявлял исключительное рвение, так что был и умелым земледельцем, и опытным правоведом, и великим полководцем, и отменным оратором, и усерднейшим писателем. Страсть к чтению проявилась у него в позднем возрасте, однако он настолько преуспел в занятиях, что трудно было сыскать какие-нибудь события из греческой или италийской истории, которые бы он не знал. С молодых лет он сочинял речи, в старости начал писать исторический труд, насчитывающий семь книг".

Катон Старший был незаурядным политиком и полководцем, оратором и писателем. Одним из первых Катон переносит политическую борьбу на арену судебного поединка, что в дальнейшем стало обычным явлением в римской политической практике. В деле судебного поединка и ораторского искусства Катон достиг совершенства, – он не проиграл не одного своего дела. Однако в отношении политической деятельности и политической идеологии Катона Старшего среди многих исследователей и интересующихся политической историей Рима сложилось давнее предубеждение, что Катон был самым злостным римским «пуританином», гонителем всего нового, лицемером и невеждой. Однако этот взгляд односторонен и несет в себе следы предвзятости. Другие исследователи видят в Катоне и приверженца «старой сенатской республики» , и «идола италийских пахарей» . Часть историков вообще отвергает существование какой-либо программы в политике Катона и его противников. Другие усматривают в политической борьбе первой половины II в. до н.э. только борьбу «эллинофобов» и «эллинофилов». Все эти мнения и выводы, иногда противоречащие показаниям античных историков, настраивают на критический лад, и требует более тщательного изучения политической жизни Рима того времени и политической биографии самого Катона Цензора. Именно через призму жизни и политической деятельности Катона Старшего можно изучить особенности политической жизни Рима и становления политической идеологии в Риме.

Во внутренней политике у Катона было три направления: политико-административное, культурное и экономическое. Первое включало в себя борьбу со злоупотреблениями магистратов, особенно в недавно созданных провинциях, что приводило к восстаниям и недовольствам провинциалов. Катон, осознавая превосходство эллинской культуры и искусства над римско-латинским, старался создать оригинальные научные и художественные произведения на латинском языке, покровительствовал талантливому латинскому поэту Эннию. В связи с экономической политикой Катона необходимо, подробно остановиться на мероприятиях проведенных Катоном совместно с Валерием Флакком во время их цензуры в 184 г. до Р.Х. и их последователями. С самого начала своего цензорства Катон проводит проверку сенатского и всаднического сословия. Борясь с все разрастающимся своеволием высших должностных лиц в. Многие представители римского нобилитета, захватывая земли на ager publicus и наживая богатства в провинциях, стремились к бесконтрольной власти в сенате. В связи с этим он предпринимал и следующие меры. Он ограничивал потребление предметов роскоши, причем те, которые поступали в Рим из других стран, куда утекало римское золото. Он боролся с незаконной оккупацией ager publicus, разрушая здания, выходившие за пределы частных земель. Интересна и другая мера Катона, направленная против наживы на откупах - он поднял до предела цену откупов государственных налогов. Эти меры были предприняты не только для борьбы с нобилитетом, но и для развития средних поместий. По этому поводу надо заметить, что сам Катон в своем «Земледелии» часто упоминает сдачу в подряд части сельскохозяйственных и строительных работ. Поэтому именно таким хозяевам было выгодно сокращение платы за подряды. Авторы законов о роскоши могли, помимо прочих соображений, помогать обеспечивать сбыт более дешевым местным продуктам. Таким образом, цензорство Катона и последующие законодательные акты должны были послужить развитию местного италийского земледелия, которое было разрушено за годы войны с Ганнибалом. Причем больше всего пострадали мелкие и средние землевладельцы.

Во внешней политики Катон имел свою определенную программу, которая была им сформулирована в его речах. Основными пунктами этой программы являлось поддержание правовых норм в отношении союзников, замена клиентелы на провинциальное управление и уничтожение Карфагенской державы.

Мысли Катона Старшего и основы его политики были поддержаны последующими поколениями римских политиков. Позже Катон сближается с частью римского нобилитета, которая так же стремилась сохранить свободное италийское крестьянство, как опору римского государства и армии. А так же, сохраняя среднее поместное хозяйство, противодействовать росту крупных земельных владений. Так Катон связывает семейными узами себя с домом Сципиона Эмилиана и другими знатными родами. Именно из этой прореформаторской среды вышли братья Гракхи. Последователем политической идеологии Катона Старшего являлся и Цицерон, который следовал Катоновским заповедям и даже пытался идеализировать образ сурового Цензора. Многие идеи Катона нашли свое воплощение и в императорскую эпоху[3] .

Речи

Красноречие было теснейшим образом связано с политическою и вообще гражданскою жизнью в Риме и потому существовало в Риме с древнейших времен государства; но только с Катоном оно становится искусством, для которого требуется правильная подготовка. Несмотря на свою нелюбовь к грекам, Катон изучил по их книгам теорию красноречия и составил первую римскую риторику. Как этим руководством, так в особенности своими речами, где теория ораторского искусства прилагалась к делу, Катон обнаружил огромное влияние на красноречие своего времени, равно как и на последующих ораторов. После него осталось множество речей, сказанных в сенате, в народных собраниях и в судах. Во времена Цицерона их обращалось в публике более 150, и знаменитый оратор, изучивший их внимательно, говорит, что в них находятся все достоинства, какие требуются от оратора. Если этих речей в классический век красноречия уже не читали, то только потому, что этому мешал их устаревший язык. Цицерон сравнивает Катона как оратора с греческим оратором Лисием, находя между ними особенное сходство в остроте, изяществе и краткости. По силе и язвительности, какая иногда проявлялась в речах Катона, Плутарх сравнивает этого патриарха римского красноречия даже с Демосфеном. В пример этой силы и язвительности можно привести сохранившейся у Геллия отрывок, где, нападая на присвоивших себе общественные деньги полководцев, Катон говорит: «Воры, обокравшие частных лиц, проводят жизнь в острогах и цепях, а общественные воры — в золоте и пурпуре»[4] .

Как образец искусной постройки речей Катона могут быть указаны сохраненные тем же Геллием отрывки из речи его в защиту родосцев, которым жадные до наживы сенаторы хотели было под пустым предлогом объявить войну, тогда как здравые политические соображения требовали поддержания мирных отношений с дружественным Риму богатым островом.. Вообще речи Катона до нас не дошли, а сохранившиеся в виде цитат у древних писателей отрывки относятся приблизительно к 93 речам и собраны у Мейера, в его «Oratorum Romanorum fragmenta»[5] .

Катон стал автором прозаического сочинения «Об обычаях» (Carmen de moribus). Он также создавал пособия по различным вопросам, важным для помещика и гражданина – Медицинские записки (Commentarius de medicina), Заметки о гражданском праве (Commentarii iuris civilis), О военном деле (De re militari). Однако ничего из этих сочинений не сохранилось. История оставила нам только сочинение «О земледелии».

«О земледелии»[6]

Дошло до нас — хотя, как все заставляет думать, далеко не в подлинном виде — лишь сочинение «О земледелии» («De agri cultura»). В этом сочинении даны первые в собственной римской историографии попытки систематизировать правила регламентирующие проведение земледельческих работ, садоводству, огородничеству, скотоводству, виноделию и проч., причём сообщаются и практические наставления, до медицинских рецептов и слов для заговоров включительно. В нём полностью разбирается феномен товарной рабовладельческой виллы.

Произведение «De agricultura», является самым ранним из дошедших до нас прозаических произведений на латинском языке. Для современных исследователей этот трактат один из важнейших источников по истории сельского хозяйства и рабства в Италии в конце III – первой половине II вв. до н.э. Именно поэтому не прекращается полемика споры по поводу времени создания, авторства и направленности данного произведения. На сегодняшний момент не на все эти вопросы дан окончательный ответ.

Прежде чем разбирать трактат самого Катона рассмотрим, что говорили о его «Земледелии» античные авторы. Все сообщения античных авторов о трактате Катона можно разделить на две части. Первая – это литературно-исторические труды, которые в той или иной мере рассказывали о биографии Катона. В данной связи можно говорить в основном о произведениях Цицерона, Корнелия Непота, Плутарха. Ко второй группе относятся авторы сельскохозяйственных трактатов, и авторы, затрагивавшие в своих трудах вопросы земледелия и сельского хозяйства. К этой группе относятся Варрон, Колумелла и Плиний Старший. Цицерон и Корнелий Непот почти ничего не говорят о единственном сохранившемся трактате Катона. Больше таких сведений в катоновской биографии Плутарха. Он указывает на одну очень интересную деталь, что для Катона земледелие было отдыхом и развлечением. Правда не указывает, к какому периоду жизни Катона относится это высказывание. Скорее всего, эти слова можно отнести к последним периодам жизни сурового цензора, так как Плутарх говорит о том, что в молодости Катон сам возделывал свое поле. Больше информации можно получить из источников второй группы. Первым по времени из дошедших до нас является произведение Марка Теренция Варрона (116-27 гг. до н.э.), который был крупнейшим и наиболее плодовитым римским ученым-энциклопедистом. Одним из его произведений является трактат «О сельском хозяйстве» («De re rustica»), в котором он использовал многие советы Катона. Варрон, стремившийся к созданию научного агрономического трактата, распределил советы Катона в соответствии со своим планом между несколькими главами и снабдил рядом справок ученого характера (лингвистическими, естественнонаучными, этнографическими). Сам он критиковал труд Катона вместе с трактатом Сазерны за то, что они в своих трактатах давали «домоводческие» советы, которыми явно пренебрегал. Плиний Старший подчеркнуто восхищавшийся стариной, видел в Катоне учителя сельскохозяйственной мудрости. Колумелла римский писатель и агроном, живший в I в., написавший 12 книг о сельском хозяйстве, также широко использовал советы Катона. Античные авторы, таим образом, предают свое мнение о хозяйстве Катона (в том числе и о самом «Земледелии»), дают его описание, что позволяет проводить параллели между сообщениями авторов и самим «Земледелием» и определять целостность самого произведения Катона. Надо отметить, что среди историков в отношении авторства рассматриваемого трактата не было единого мнения. Существовало мнение, что «Земледелие» не что иное как компиляция из неоднородных и часто видоизмененных фрагментов сочинения Катона. Однако против такой трактовки говорит то, что античные авторы после Катона не упоминают ни о каких обработках и компиляциях. Тексты цитат у античных писателей вполне совпадают с соответствующими местами книги.

Переходя к анализу самого произведения Катона, наметим те проблемы, которые ставились исследователями и до конца не разрешены до сих пор. Важными вопросами в исследовании данного трактата являются: датировка трактата, источники Катона, на основе которых он создавал свое произведение и целенаправленности трактата, то есть, для кого и зачем было написано «Земледелие», и благодаря этому определить, что представляет собой весь трактат.

Рассмотрим, какими источниками пользовался Марк Порций Катон для написания «Земледелия. Сам автор нигде прямо не ссылается на использованные им источники, но при критике устоявшихся представлений италийских земледельцев и предложении новых способов ведения хозяйства он, по-видимому, опирается на передовой агрономический опыт, который мог быть им почерпнут как из трудов предшественников, так и из личных наблюдений на Сицилии, в Греции и Африке. Известен ряд трудов по сельскому хозяйству как греческих, так и негреческих. Несомненно, что Катон, хорошо знавший греческий язык и ориентировавшийся в греческой литературе, знакомый с греческими философскими учениями (например, с пифагорейским), посетивший Грецию, Сицилию и Африку, мог пользоваться сочинениями Демокрита, Ксенофонта, Аристотеля, Теофраста, ГиеронаII Сицилийского, Аттала III Пергамского и др. О письменных источниках Марка Порция можно говорить лишь гипотетически. Он не указывает на свои источники (как говорилось выше), и только однажды называет жителя Нолы Мания Перценния, эллинизированного кампанца, как человека сведущего в сельском хозяйстве.

Другим немаловажным источником для создания произведения являются его личные наблюдения и собственный опыт ведения хозяйства. Среди исследователей нет определённого мнения в отношении того, в какой степени Катон при составлении трактата использовал собственный опыт. Т. Франк считал, что Катон при создании трактата опирался главным образом на свой опыт. М.Е. Сергеенко полагала, что трактат содержит не только практические советы опытного земледельца, но и является ценным теоретическим обобщением опыта и наблюдений в области сельского хозяйства нескольких поколений. Изучая трактат можно прийти к выводу, что Катон в полной мере использовал свой личный опыт ведения хозяйства. «Хозяин, пришел в усадьбу и помолившись домашнему лару, должен обойти поместье, если можно, в тот же самый день, а если не в тот же самый день, то на следующий. Когда он увидел, как поместье обработано, какие работы сделаны и какие не сделаны, он должен на следующий день позвать вилика и спросить, что из работ сделано, что остается; выполнены ли работы достаточно своевременно, может ли он выполнить остальные, а также сколько получено вина, хлеба и всего прочего. Когда он это узнает, ему следует заняться расчетом уроков и дней. Если он не видит работы, а вилик говорит, что рабы сбежали, что они повинности исполняли, то когда он привел эти причины и множество других, — верни его к расчету работ и дневных уроков. Если стояла дождливая погода, то вот работы, которые можно делать и в ливень: мыть долии и осмаливать их, прибирать усадьбу, переносить хлеб, выносить навоз наружу, устраивать навозную кучу,6 очищать зерно, починять веревки, плести новые; рабам надлежало в это же время заняться починкой своих одеял и плащей. По праздникам можно было чистить старые канавы, прокладывать общественную дорогу, вырезать колючие кусты, вскапывать огород, обкашивать луга, резать веники, вырывать колючую траву, обталкивать полбу," наводить чистоту. Когда рабы болели, им не следовало давать такой паек»[7] .

Примеры отношений хозяина к вилику и обязанности последнего, обращения с рабами,- все эти советы построены на личном опыте и прекрасно иллюстрированы, иногда в таких советах даже Катон переходит к повествованию от первого лица: «…уговариваю его соблюдать и исполнять и слову хозяина повиноваться »[8] . На личном опыте построены и советы по оборудованию усадьбы и выборе места для организации имения, или, например, советы по виноделию: «Если хочешь приготовить косское вино, то возьми воды в открытом море, когда море спокойно и нет ветра, за 70 дней до сбора винограда, — притом из такого места, куда не доходит пресная вода. Начерпав морской воды, влей ее в долий, но не наливай дополна: пусть доверху нехватает 5 квадранталов. Закрой долий крышкой, но оставь продушину. Когда пройдет 30 дней, перелей потихоньку воду в другой долий, не замутив ее; то, что осело на дне, оставь. Через 20 дней перелей воду таким же образом в другой долий: там и оставь до сбора винограда. Из каких гроздьев хочешь приготовить косское вино, те оставь в винограднике и дай им хорошенько выспеть; когда пройдет дождь и после него подсохнет, тогда собери их и положи на два-три дня на солнце на открытом воздухе, если не будет дождей. Если будет дождь, разложи их под крышей на плетенках, а если где окажутся испорченные ягоды, то оборви их. Тогда возьми морской воды, о которой сказано выше, и влей в пятидесятиамфорный долий 10 квадранталов морской воды. Тогда нарви с веток ягод несортового винограда и наложи его в этот долий дополна. Подави виноград руками, чтобы он пропитался морской водой. Наполнивши долий, закрой его крышкой, но оставь продушину. Когда пройдет три

дня, вынь виноград из долия, выжми его в давильне и с \ей это вино в чистые, вымытые и сухие долии.

Чтобы вино имело хороший запах, сделай так: возьми осмоленную черепицу, рассыпь по ней горячей золы и подкури на ней донника, шпажника и той ттальмы, которую держат у себя торговцы благовониями. Спусти ее в долий и закрой его, чтобы запах не вышел раньше, чем ты вольешь вино. Сделай это накануне того дня, когда будешь разливать вино.

Как можно скорее разлей вино из чана по долиям; перед тем как замазать, дай им постоять 15 дней открытыми и потом замажь, оставив отдушину. Через 40 дней разлей по амфорам и добавь в каждую амфору по одному секстарию сапы. Амфоры не наливай слишком полными, а только до нижнего конца ручек; поставь амфоры на солнце, на таком месте, где нет гравы, и закрой амфоры, чтобы в них не попала вода. Не оставляй на солнце дольше четырех лет. Через четыре года уставь их «в клинья» тесно друг около друга.

Если ты хочешь приготовить вино, которое исправляет желудок, то после сбора винограда, когда окапывают воронками лозы, окопав, отметь столько лоз, сколько, по-твоему, тебе для этого хватит. Корни у них кругом обрежь и обчисть. Истолки в ступке корней черной чемерицы; эти корни положи вокруг лозы и обложи корни лозы старым навозом, старой золой и вдвое большим количеством земли. Сверху набросай земли.

Виноград этот собирай отдельно. Если хочешь сохранить это послабляющее вино, пока оно состарится, храни его отдельно, чтобы не смешать с другим вином. Возьми киаф этого вина, смешай с водой и выпей до обеда…»[9] , кулинарные: «…Пирог для жертвоприношения делай таким образом: 2 фунта творогу хорошенько разотри в кадушке. Хорошенько растерши, положи туда фунт муки из siligo или, если хочешь, чтобы тесто было нежнее, то полфунта белой муки лучшего качества и хорошенько перемешай ее с творогом. Положи туда одно яйцо и хорошенько перемешай все вместе. Сделай из этого хлеб, положи его на лавровые листья и пеки потихоньку на горячем очаге под глиняной крышкой.

Обертух делай так: 2 фунта муки из siligo, чтобы сделать испод; для слоев 4 фунта муки и 2 фунта полбяной крупы первого сорта. Крупу всыпь в воду. Когда она совсем размокнет, переложи в чистую кадушку и хорошенько просуши. Затем вымеси руками, хорошо вымесив, всыпь туда постепенно 4 фунта муки: из этого и делай слои. Сложи их в плетушку, чтобы они высохли. Когда они высохнут, сложи их, не испачкав.

Когда делаешь отдельные слои, то, раскатав их, потрогай про асленной тряпочкой, оботри кругом и помасли. Когда слои готовы, хорошенько накали очаг, где будешь печь, и глиняную покрышку. Потом высыпь 2 фунта муки и замешай ее. Из нее сделай тонкий испод. Положи в воду 14 фунтов овечьего творогу, не кислого и совсем свежего. Вымочи его; воду меняй трижды. Вынь, потихоньку отожми досуха руками; совсем сухим положи в кадушку. Когда отожмешь весь творог, вымеси его руками в чистой кадушке и разомни как можно мельче. Затем возьми чистое мучное сито и протри творог через это сито в кадушку. Потом подложи 4'/г фунта хорошего меду. Хорошенько перемешай его вместе с творогом. Потом на чистой доске, величиною в один фут, уложи «пояс», подложи под него лавровых промасленных листьев и начинай слоить. Сначала клади отдельные слои во всю величину испода, затем смазывай каждый слой из кадушки; слои добавляй по одному и смазывай их, пока не истратишь всего творога с медом- Сверху наложи еще несколько слоев, потом стяни края испода, укрась пирог, обмети очаг 5 и в меру нагрей его. Поставь пирог, покрой его горячей покрышкой и покрой ее сверху и вокруг горячими углями. Смотри, испеки хорошенько и не торопясь. Открывай посмотреть два-три раза. Когда пирог испечется, вынь его и смажь медом. Это будет обертух в полмодия.

Витушку делай так. Возьми всего по пропорции, тебе желательной, и делай все, как для обертуха, только тесто разделывай по-другому. На исподе хорошенько смажь слои медом. Затем свей их, как веревку, положи на испод, а плотно- плотно заложи простыми кусками теста. Все остальное делай, как для обертуха, и так же пеки.

Scriblita делай так. Испод, слои и творог приготовляй, как для обертуха, только без меду.

Пряженцы делай так. Смешай таким же образом творог с полбяной крупой. Из этого наделай пряженцев такой величины, какой хочешь. Налей в горячий котелок жиру. Вари по одной штуке или по две; часто поворачивай двумя палочками; когда сварится, вынь, смажь медом, посыпь маком и так подавай.

Хворост делай так же, как пряженцы, только должна быть миска с дыркой в дне. Через нее и лей тесто в горячий жир. Делай хворост в виде витушки: ворочай двумя палочками и вынимай ими. Так же смажь и не слишком подрумянивай. Подавай с медом и сыченым вином… »[10] и медицинские советы: «…Болезнь суставов ничто не изгоняет так, как сырая капуста, если ты будешь есть ее так: нарежешь ее, нарежешь туда руты, сухого кориандру, наскоблишь ассафетиды, польешь капусту уксусом с медом и посолишь. Если ты будешь употреблять такое кушанье, то можешь быть уверен во всех своих членах. Оно ничего не стоит, а если бы и стоило, то здоровья ради следовало бы его испробовать. Есть его следует утром натощак. Если кто страдает бессонницей или старческой слабостью, то ты вылечишь его этим же самым лекарством. Давай человеку натощак жареную горячую капусту с маслом, слегка ее посолив. Чем больше будет он ее есть, тем скорее поправится от этой болезни.

Тех, кто страдает коликами, лечи так. Хорошенько вымочи капусту, потом положи ее в горшок, хорошенько вскипяти. Когда она совершенно сварится, слей воду. Подбавь туда как следует масла, немножко соли, тмина и мелкой ячной муки. Потом хорошенько вскипяти. Когда закипит, выложи в миску. Дай больному есть, если он может, без хлеба; если не может, дай ему одного хлеба: пусть макает. Если лихорадки у больного нет, дай ему выпить красного вина: он скоро поправится. И если когда понадобится, то вот чем можно вылечить человека, страдающего слабостью. Пусть он ест капусту, как сказано выше.

Ты вылечишь ею таких больных, которых отчаялся вылечить. Если ты хочешь очистить больного этим очистительным, то лечи его так: давай ему семь дней это лекарство в жидкостях. Когда он захочет есть, дай ему жаркого. Если он не хочет есть, дай ему вареной капусты и хлеба; пусть он пьет слабое разведенное вино; в бане моется редко, но натирается. Человек, очистивший себя таким образом, будет пользоваться длительным здоровьем и если заболеет, то только по своей вине.

Если у кого-нибудь есть застарелая или свежая язва, то, натерши эту капусту, полей ее водой и приложи к язве: вылечишь.

Если есть свищ, всунь в него катышек из капусты; если катышек не входит, разведи его в воде, влей ее в пузырь, пузырь завяжи на тростинку и дави на пузырь, чтобы он вошел в свищ: это скоро вылечит. Прикладывай этой капусты, натерши ее с медом, ко всем язвам, застарелым и свежим: вылечит.»[11] , причем последняя категория основана на опыте не только самого Катона, но и опыте предков. Очень интересна в плане личного опыта глава 135, где Катон дает советы по покупке вещей для организации хозяйства и называет даже имена мастеров, у которых следует заказывать давильни (135,3), кроме того, он называет конкретные места, где можно купить вещи необходимые для хозяйства. К личному опыту непосредственно примыкает другой немаловажный источник трактата - хозяйственные записи. Этот источник представлен списками оборудования виноградника и оливкового сада в главах 10,11,12,13. Рассматривая данные главы легко заметить, что под рукой автора находились описи имущества имений с виноградником, оливковым садом, давильни, план дома или опись такого плана. По этому поводу можно отметить следующую деталь: указанное в главах 10 и 11 число рабов могло изменяться, например, в давильне появляется отдельный раб надсмотрщик за производством масла или раб – смотритель (epistates).

Катон советовал подыскивать среди рабов надзирателя (вилика) и ключницу. «Вот обязанности вилика. Он должен завести хороший порядок, соблюдать праздники; чужого в руки не брать; свое охранять тщательно. Он разбирает споры рабов; если кто в чем провинился, он хорошенько наказывает виноватого, смотря по проступку.

(2) Рабам не должно быть плохо: они не должны мерзнуть и голодать. У вилика они всегда в работе: так он их легче удержит от дурного и от воровства. Если вилик не захочет, чтобы рабы вели себя плохо, они себя плохо вести не будут. Если же он это будет терпеть, хозяин не должен оставлять этого безнаказанным. За заслугу он благодарит, чтобы и остальным хотелось вести себя правильно. Вилик не должен слоняться без дела; он всегда трезв и никуда не ходит на обед. Рабы у него в работе; он следит за тем, чтобы удалось то, что приказал хозяин. (3) Пусть он не считает себя умнее хозяина. Друзей хозяина он считает друзьями себе; слушается того, кому приказано. Жертвоприношения он совершает только в Компиталии,1 на перекрестке или на очаге. Без приказа хозяина он никому не поверит в долг; что поверил хозяин, то он истребует. Семян для посева, съестных припасов, полбы, вина и масла он никому не одолжит»[12] .

Работая, он узнает, что у рабов «на уме, и они будут покладистее в работе »[13] .

Катон писал, что управляющий поместьем должен следить за тем, чтобы рабы постоянно были заняты изнурительным трудом, тогда они будут здоровее и охотнее будут идти отдыхать после дневной работы. «Труд удерживает раба от воровства», рассуждает далее Катон, а потому и в праздники рабы должны быть заняты делом: ремонтировать дороги, чинить постройки, возделывать сады.

Каждый раб получал в поместье «задание» - работу определенного вида и ее объем. Подобные «уроки» были стандартными и варьировались в зависимости от местности и личных качеств раба.

По данным римских агрономов, раб обрабатывал мотыгой от 1/4 до 3/4 югера в день, косил 1 югер, пахал по тяжелой земле югер за три дня, а по легкой – двое суток. Система «уроков» позволяла рабовладельцу установить, как шла работа в его отсутствие. Рабы должны были работать в дождь и даже по праздникам.

Катон устанавливал даже сезонные нормы натурального довольствия рабам, рассчитывал норму соли, определял образцы одежды. Практика ведения рабовладельческого хозяйства показывала, что, непрерывно занимая рабов, необходимо было сокращать и нормы их довольствия.

Помимо рабов Катон предусматривал использование работников, нанятых за деньги или долю урожая. Они могли собирать упавшие маслины и виноград, косить сено. Однако вилику давалась инструкция не задерживать наемных работников в поместье более одного дня.

Как экономист-практик, Катон пытался установить оптимальные пропорции «элементов» производства специализирующихся рабовладельческих хозяйств. По его мнению, оливковую виллу в 240 югеров могли обслуживать 13 работников (вилик, ключница, 5 работников, 3 пахаря, погонщик ослов, свинопас и овчар). Катон скрупулезно перечислял весь набор инструментов и предметов домашнего обихода, вплоть до лоскутных одеял рабов. В винодельческом хозяйстве в 100 югеров может трудиться 16 работников. При этом средства производства и предметы быта представлены гораздо шире, чем в других виллах. Виноградарство было более интенсивным типом агрикультуры.

Значительное внимание Катона к набору средств производства и даже бытовых предметов объясняется стремлением автора повысить доходность имения. Пригородное имение, по его мнению, хозяин «должен устроить и засадить так, чтобы оно было как можно прибыльнее».

Катон первым в экономической мысли Древнего Рима осветил проблему эффективности рабовладельческого хозяйства, связав ее с организацией производства и обмена. Уже в самом начале трактата Катон предостерегает землевладельца от «большого оборудования». Катон стремился достичь соответствующего эффекта через регламентацию не только средств труда, но и самого процесса производства. Огромная роль отводилась хозяину поместья, который должен хорошо знать календарь земледельческих работ и все необходимые агротехнические приемы. Таким образом, рентабельность подневольного труда ставилась в зависимость от множества факторов.

Автор также включает в свой трактат юридические документы, связанные с функционированием рабовладельческой виллы. Сам он, как сообщают античные источники, много занимался юридическими вопросами и активно выступал в суде. Катон приводит в тексте трактата образцы договоров, в основном они касаются подряда, продажи продукции или сдачи пастбищ или стада в аренду. По сути дела перед нами формы контрактов между землевладельцем и подрядчиком, либо покупателем, в таких контрактах оговариваются все варианты и казусы, которые могут возникнуть при исполнении контракта (при сдаче в подряд строительства дома особо оговаривается случай попадания в усадьбу молнии). Возможно, форма контракта была известна читателям «Земледелия», и Катон дает лишь наставления хозяину, которые касаются специальных условий по данному подряду. Таким образом, Катон на основе достижений современной ему агрономической науки, собственных знаний, хозяйственных записей и юридических документов создал для своих читателей краткое пособие (инструкцию), которое охватывало все аспекты землевладения и земледелия – агрономические, хозяйственно-организационные, юридические, домоводческие.

«Начала»[14]

Уже в старости, около 168 г., Катон приступил к обработке истории Рима, которую довел до 149 г. Не сохранившееся произведение носило довольно своеобразное название – Начала (Origines). Оно содержало 7 книг, из которых первая была посвящена легендарной истории Рима от основания Энеем в 751 г. до н.э. до падения царской власти, а книги II-III излагали легенды об основании других италийских городов. Катон положил начало и римской историографии. Предшествовавшие ему римские историки писали по-гречески. Изданное Катоном в семи книгах сочинение «Origines»— не только первое историческое сочинение на латинском языке, но и необыкновенно важно для знакомства с римскою и вообще с древнеиталийскою историей. Оно было написано по источникам, которыми потом уже мало пользовались римские анналисты и историки. Тут были приняты во внимание древние фасты, местные летописи разных италийских городов; это была вообще история насколько возможно документальная, и римские писатели от Корнелия Непота до Сервия единогласно говорят о необыкновенной тщательности автора её в собрании материалов. Написана она была Катоном в старости. Хронологически она обнимала шесть столетий (до 603 г от основания Рима), а название свое, «Начала», получила от того, что в ней две книги (вторая и третья) были посвящены происхождению разных городов Италии. Так, по крайней мере, объясняет это название Корнелий Непот. Эти две книги, равно как и первая, говорившая о Риме царского периода, были, без сомнения, самыми ценными для римских историков. От «Начал» до нас также дошли только отрывки, которые лучше всего изданы Герм. Петером в его «Historicorum Romanorum reliquiae».

Легендарный материал Катон дополнял обильными географо-этнографическими сведениями. Оставшиеся книги, своеобразие которых видно даже из фрагментов, содержали историю Рима. IV книга описывала Пунические войны, книга V, вероятно, македонские войны, книга VI – войны с Антиохом III Великим и книга VII – войны в Испании.

Данный труд положил начало римской историографии. Предшествовавшие ему римские историки писали по-гречески. Изданное Катонном сочинение стало первым историческим трудом на латинском языке и важнейшим источником римской и в целом с древнеиталийской историей. Оно было написано по материалам, которыми потом уже не пользовались римские историки.

В сочинении «Начала» наиболее полно отразилось своеобразие речи Катона. Как указал Гелий – «Все это, быть может, и можно было бы изложить более стройно и благозвучно, но выразительней и живее – невозможно».

Свое название – «Начала», труд получил от того, что в нем две книги (вторая и третья) были посвящены происхождению разных городов Италии. По крайней мере, так объясняет это название Корнелий Непот. Эти две книги, как и первая, говорившая о Риме царского периода, были самыми ценными для римских историков.

От «Начал» до нас также дошли только отрывки, которые изданы Герм.Петером в его работе «Historicorum Romanorum reliquiae».

Как следует из истории, речи и историческое сочинение под заглавием «Origines» стали наиболее видными продуктами литературной деятельности Катона, в то же время, по словам Цицерона, не было ничего, «чего бы не исследовал и не знал и о чем бы потом не писал Катон».

На протяжении всей своей политической деятельности Катон придерживался определенной политической линии, которая заключалась в борьбе с неограниченной властью нобилитета, развитии собственной римской культуры, поддержки среднепоместного и крестьянского производителя.

Из-за ненависти к аристократическим родам, представители которых управляли римской политикой, Катон не приводит в Началах ни одного имени. Это была история Рима, предназначенная для римлян; исторические события Катон оценивал по-своему. С политической и общественной деятельностью связаны речи Катона; их было чрезвычайно много. Язык Катона был весьма разнообразен. В специальных сочинениях он не слишком отклонялся от бытовой латыни, но, все же, следы заведомой стилизации носят фрагменты Начал и речей,- их язык несколько архаизирован и возвышен, особенно в речах. Стилю Катона подражал Саллюстий. За исключением периода повышенного интереса к староримской литературе в правление Адриана, который ценил Катона выше, чем Цицерона, влияние его творчества на историю римской литературы очень незначительно. Из его наследия быстрее всего устарели речи, что вполне понятно, хотя предостережение Квинтилиана, чтобы юноши не читали Катона, наводит на мысль, что обаяние этих речей и тогда было немалым.

Культурное наследие. Заключение

В римской литературе он имеет значение ещё большее, чем в государственной жизни. Он может быть назван основателем римской прозаической литературы, которой он дал образцы и в красноречии, и в истории, и в разных других видах, будучи бесспорно самым крупным прозаическим писателем в течение всего VI столетия Рима, с началом которого возникла вообще римская словесность.

«Rem tene, verba sequentur» («Овладей делом, слова найдутся»)

Речи и историческое сочинение под заглавием «Origines» были наиболее видными продуктами литературной деятельности Катона; но, по словам Цицерона, не было ничего, «чего бы не исследовал и не знал и о чём бы потом не писал Катон».

Вообще речи Катона до нас не дошли, а сохранившиеся в виде цитат у древних писателей отрывки относятся приблизительно к 93 речам и собраны у Мейера, в его «Oratorum Romanorum fragmenta».

Катона можно по праву назвать первым римским энциклопедистом, предшественником Цицерона, Варрона, Плиния Старшего. Среди его трудов древними авторами упоминаются трактаты о праве, о военном деле, о сельском хозяйстве (единственное произведение Катона дошедшее до нас целиком). В его труде главными действующими лицами были не полководцы и политики, а народы Италии. Такая позиция вполне согласуется с тем, что Катон – один из первых провинциалов, достигших столь высокого положения в Римском государстве.

Речи и историческое сочинение под заглавием «Origines» были наиболее видными продуктами литературной деятельности Катона.

Он стал основоположником римской прозаической литературы, создав множество произведений. Катона, в сущности, является одним из крупнейших писателей с начала истории появления римской словесности.

Его называли «новым человеком», подчеркивая низкий статус происхождения. А на самом деле, он стал новым, революционным правителем, привнесшим в систему правления того периода совершенно новые приемы и требования. Катон умел смотреть в будущее. Несмотря на то, что он отрицательно относился к греческой цивилизации, Катон проницательно усвоил все лучшее в ней, и попытался передать свои знания и знания предков последующим поколениям.

Библиография:

1. Зедергольм А.К. : «О жизни и сочинениях Катона Старшего», М., 1857

2. Мейер «Oratorum Romanorum fragmenta» ,Црх, 1872, 2-е изд.

3. Модестов В. И. «Лекции по истории римской литературы», СПб, изд. 1888

4. Осокина И. статья «Марк Порций Катон Старший. Жизнь и деятельность», ж. «Историк», 2003

5. Петер Герм. «Historicorum Romanorum reliquiae», Лпц, 1870

6. Семёнов В.В. статья «Некоторые аспекты создания «De agri cultura» Марка Порция Катона Старшего», Студенческое Научное Общество- публикации

7. Семёнов В.В., статья «Политика и идеология в Римской республике в первой половине II в. до н.э.», Студенческое Научное Общество- публикации

8. Сергеенко М.Е. , комментарии к изданию русского перевода «Земледелия» Катона, к главе 151: Марк Порций Катон. Земледелие, М., 1998

9. Тиханович Ю.Н., Козленко А.В. «350 великих. Краткое жизнеописание правителей и полководцев древности. Древний Восток; Древняя Греция; Древний Рим» Минск, 2005

10. Щерба Л.В. «Избранные статьи», (Катон Старший. Земледелие), М., 2006


[1] Тиханович Ю.Н., Козленко А.В. «350 великих. Краткое жизнеописание правителей и полководцев древности. Древний Восток; Древняя Греция; Древний Рим» Минск, 2005.

[2] См. сноска 1

[3] Семёнов В.В., статья «Политика и идеология в Римской республике в первой половине II в. до н.э.», Студенческое Научное Общество- публикации

[4] Сборник афоризмов, 5-ое издание,2001

[5] Мейер «Oratorum Romanorum fragmenta» (Црх, 1872, 2-е изд.).

[6] Зедергольм А.К. : «О жизни и сочинениях Катона Старшего», М., 1857, стр.103

[7] Сергеенко М.Е. , комментарии к изданию русского перевода «Земледелия» Катона, к главе 151: Марк Порций Катон. Земледелие, М., 1998. Стр. 211.

[8] Сергеенко М.Е. , комментарии к изданию русского перевода «Земледелия» Катона, к главе 151: Марк Порций Катон. Земледелие, М., 1998. Стр. 142.

[9] Сергеенко М.Е. , комментарии к изданию русского перевода «Земледелия» Катона, к главе 151: Марк Порций Катон. Земледелие, М., 1998,стр.17-18, 64-66

[10] Сергеенко М.Е. , комментарии к изданию русского перевода «Земледелия» Катона, к главе 151: Марк Порций Катон. Земледелие, М., 1998,стр.15-16, 95

[11] Сергеенко М.Е. , комментарии к изданию русского перевода «Земледелия» Катона, к главе 151: Марк Порций Катон. Земледелие, М., 1998 ,стр. 74-82; 84-86; 156-160; 162

[12] Щерба Л.В. «Избранные статьи», (Катон Старший. Земледелие), М., 2006, стр. 7

[13] Щерба Л.В. «Избранные статьи», (Катон Старший. Земледелие), М., 2006, стр.3

[14] Модестов В. И. «Лекции по истории римской литературы», СПб, изд. 1888, стр. 144—145

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий