регистрация / вход

Понятие фонетики в русском языке

Министерство среднего и профессионального образования Реферат Фонетика Содержание Применение фонетики Понятие фонетики …...

Министерство среднего и профессионального

образования

Реферат

Фонетика

Содержание

1. Применение фонетики ………………………………………………………………3

2. Понятие фонетики …………………………………………………………………...5

3. Фраза ………………………………………………………………………………….5

4. Фонема ………………………………………………………………………………..6

5. История ……………………………………………………………………………….6

6. Воспроизведениезвуков …………………………………………………………...10

7. Звуки ………………………………………………………………………………...10

8. Согласные ………………………………………………………………………........13

9. Гласные ………………………………………………………………………………17

10. Фонетическая транскрипция ………………………………………………………17

11. Слог ………………………………………………………………………………....17

12. Ударение ……………………………………………………………………………18

13. Чередование звуков …………………………………………………………..……20

14. Говорим правильно…………………………………………………………………20

15. Благозвучность русского языка……………………………………………………21

16. Родник языка ……………………………………………………………………….22

Список литературы …………………………………………………………………….24

1. Применение фонетики

Мы живем в мире звуков. Проснувшись утром, слышим тиканье часов, плеск воды в умывальнике, пыхтенье чайника на плите. Выходим из дома – нас окружают голоса улицы: чириканье воробьев, шум ветра, шуршание шин по асфальту, звон трамваев. Но вот у вас за спиной раздался голос прохожего: «Скажите, пожалуйста, который час?» Вы посмотрели на часы и ответили. Каким же образом из потока звуков вы уловили те, которые передали вам определенную информацию? Чем отличаются они (звуки речи) от других?

В языке все: части слов, слова, словосочетания, предложения – имеет звуковое выражение. Не случайно в школе обучение языку начинается с того, что детей знакомят со звуками и буквами.

Звуковую сторону речи изучает фонетика. Она входит и в школьный курс языка.

Можно ли при общении обойтись без звуков речи? Вероятно, кто-нибудь ответит на этот вопрос утвердительно и назовет используемые в процессе общения жесты, мимику; возможно, кто-то вспомнит о различных сигналах (например, о световых, которые подает светофор), о языке свиста или даже о восточном «языке цветов».

Кроме языка слов есть и другие средства общения, но все они весьма ограничены в своих возможностях. Попытайтесь, например, с их помощью передать содержание хотя бы одной фразы из повести К. Паустовского «Мещерская сторона»: Ночная бабочка, похожая на комок серого шелка-сырца, садится на раскрытую книгу и оставляет на странице тончайшую блестящую пыль. Из этой попытки ничего не получится. А звуковая речь дает возможность выражать все разнообразие наших мыслей и чувств.

Для того чтобы быстро и легко понимать друг друга, мы должны правильно говорить: существуют нормы, правила произношения, которые учитывают закономерности звуковой стороны языка. Очевидно, вывод ясен: без звуков речи в общении обойтись нельзя.

Русский язык хорошо справляется с обязанностью быть средством общения: он неисчерпаемо богат. Задумались ли вы над тем, в чем проявляется богатство нашего языка? Если вы ответите, что оно заключается в богатстве словаря, в отточенности синонимических средств, в многообразии синтаксических конструкций, то будете правы. Однако не забудем и о звуковой стороне речи. Красота и благозвучие русского языка связаны, например, с чередованием звонких и глухих согласных, с тем, что есть еще и мягкие, которые для слуха особенно приятны. Очень активны и гласные в нашей речи: хотя их всего шесть, они постоянно сопутствуют согласным, не допуская обычно их большого стечения.

Мелодичность русского языка отмечали многие писатели. К. Паустовский в «Книге скитаний» рассказывает:

…В Арле, на бульваре Де-Лисс в вечернем пустом кафе нас еще раз убедил в красоте нашего языка кельнер-«гарсон» средних лет – типичный арлезианец с насмешливыми глазами.

Он долго почтительно стоял невдалеке от нашего столика, слушал разговор, потом подошел и спросил, на каком языке мы разговариваем.

- А почему вы это спрашиваете? – спросили мы в свою очередь гарсона.

- Какой-то, - ответил он, - необыкновенно красивый язык…

Язык нужен везде: и в бытовом общении, и на производстве, и в науке. В современную эпоху научно-технической революции широко внедряется в производство автоматизация, развивается робототехника, решаются вопросы управления техникой с помощью речевых команд.

В книге Л.Р. Зиндера «общая фонетика» производятся интересные размышления по поводу общения человека с машиной. Человек подает машине команду в виде речевых сигналов и даже учит ее воспринимать обычную речь: машина должна распознавать звуки речи, «знать» о возможностях их сочетаемости и взаимозаменяемости. «Научит» этому машину без обращения к фонетике нельзя. Следовательно, к НТР фонетика имеет самое непосредственное отношение.

Фонетика нужна врачам-логопедам: они учат детей правильно выговаривать звуки. Многие дети долго не могут выговаривать [р] и [ш], заменяют их другими звуками. Чтобы научить ребенка произносить трудный для него звук, надо знать, как этот звук производится (как работает при этом произносительный аппарат). Только на основе фонетических знаний можно научить звуковой речи глухонемых детей (они ведь не слышат окружающих и потому сами не заговорят); понимать речь собеседника глухонемых детей учат по движению губ.

Задумаемся над вопросом, как соотносится устная сторона нашей речи с письменной. В школе изучается орфография, которая прежде всего показывает, как с помощью букв отражается звуковой состав значащих частей слов ( корней, приставок, суффиксов, окончаний). Почему, например, в слове гора мы пишем букву о, хотя слышим звук, близкий к [а]? Почему в слове дуб пишем букву б, хотя слышим звук [п]? На эти «почему» ответит любой школьник, если только он учил правила орфографии. И в правописании нужна фонетика!

Фонетическая осведомленность необходима при создании письменности для бесписьменных народов. В нашей стране в 20-30 годы началось создание более чем пятидесяти алфавитов. И первый этап этой работы был связан с фонетикой: надо было услышать в звучащей речи все типичные для данного языка звуки-смыслоразличители, подобрать для них графическое изображение (буквы), составить алфавит, разобрать правила правописания и т.д.

Нужна ли фонетика в кинематографии? Отвечаем снова утвердительно.

Кто такой аэт? Это автор экранного текста. В дублированных, например иностранных, фильмах звучит русская речь; французские, немецкие, польские и другие зарубежные артисты в действительности говорят на своем языке, а для удобства зрителей русские артисты-дублеры произносят текст по-русски. Задача аэта так перевести текст, чтобы он не только был точным по содержанию, по эмоционально-стилитической окраске, но и фонетически сходен с первоисточником. Фразы (иноязычная и русская) должны совпадать по длине, звуки должны быть сходными по артикуляции (то есть по движению произносительных органов, - в первую очередь губ). Например, один из героев немецкого фильма произносит глагол fallen (фален), который в словаре переводится как «разрушиться» и «падать». Какой из этих синонимов по фонетическим признакам больше подойдет для дублера? Рассуждаем: у глагола fallen два слога, у глагола рушиться их три (слово длиннее немецкого на один слог). Кроме того, немецкий глагол начинается губным (губно-зубным) согласным [ф] – на экране будет видно сближение губ (точнее прикасание верхних зубов к нижней губе); начальный звук [р] в русском глаголе не губной, а язычный. Значит, глагол рушиться для экранного текста не подойдет. Второй синоним (падать) более удобен для такого перевода: в нем два глагола и начальный звук тоже губной, да и ударный гласный (в первом слоге) один и тот же – [а].

Вот так примерно рассуждает аэт, а для подобных выводов, согласитесь, нужно основательное значение фонетики.

Теперь ясно, что знания фонетики применяют во многих сферах нашей жизни.

2. Понятие фонетики

Ф о н е т и к а(греч. phonē - звук). это раздел науки о языке, изучающий его звуковой строй. Фонетика изучает звуки, фонемы, слоги, ударение и интонацию. При изучении фонетики принимается во внимание как акустический аспект (ведь звук речи, как и любой другой звук, имеет свои физические характеристики), так и артикуляционный (сосредоточивающийся на способах образования звуков речи).

Без произнесения и восприятия по слуху звуков, составляющих звуковую оболочку слов, речевое общение невозможно. С другой стороны, для речевого общения чрезвычайно важно различение произносимого слова среди других, сходных по звучанию. Поэтому в фонетической системе языка необходимы средства, служащие для передачи и различения значимых единиц речи - слов, их форм, словосочетаний и предложений.

К фонетическим средствам русского языка с разграничительной функцией относятся звуки, ударение (словесное и фразовое) и интонация, часто выступающие совместно или комбинированно.

Звуки речи имеют различное качество и потому служат в языке средством для различения слов. Часто слова различаются всего лишь одним звуком, наличием лишнего звука по сравнению с другим словом, порядком следования звуков (ср.: галка - галька, бой - вой, рот - крот, нос - сон).

Словесное ударение разграничивает слова и формы слов, одинаковые по звуковому составу (ср.: клубы - клубы, дыры - дыры, руки - руки).

Фразовое ударение различает предложения по значению при одинаковом составе и порядке слов (ср.: Снег идет и Снег идет).

Интонация различает предложения с одинаковым составом слов (при одинаковом месте фразовых ударений) (ср.: Снег тает и Снег тает?).

Звуки и словесное ударение как разграничители значимых элементов речи (слов и их форм) связаны с лексикой и морфологией, а фразовое ударение и интонация - с синтаксисом.

Со стороны ритмико-интонационной наша речь представляет речевой поток, или цепь звучаний. Эта цепь членится на звенья, или фонетические единицы речи: фразы, такты, фонетические слова, слоги и звуки.

3. Фраза

Ф р а з а - это самая крупная фонетическая единица, законченное по смыслу высказывание, объединенное особой интонацией и отделенное от других фраз паузой.

Ф р а з а – это законченное по смыслу высказывание, объединенное особой интонацией. Если вы сказали товарищу: «Завтра утром пойдем на каток», то вы произнесли фразу. Высказанная вами мысль вполне понятна и интонационно оформлена: к середине фразы ваш голос повысился, а к концу понизился, и там, где кончилось повышение тона, вы сделали паузу.

Пауза разделила фразы на речевые такты, которую в свою очередь состоят из фонетических слов. Фонетическое слово часто соответствует «обычному», но может включить в себя и два «обычных» слова, если одно из них не имеет ударения. Значит, в речевом такте столько фонетических слов, сколько ударений. В той фразе, которую вы произнесли, пять «обычных» слов и только четыре фонетических, потому что предлог на не имеет своего ударения и произносится слитно с именем существительным каток.

Речевой такт (или синтагма) чаще всего состоит из нескольких слов, объединенных одним ударением.

Речевой такт делится на фонетические слова, т.е. самостоятельные слова вместе с примыкающими к ним безударными служебными словами и частицами.

Слова членятся на собственно фонетические единицы - слоги, а последние - на звуки.

4. Фонема

Наименьшей единицей языка является ф о н е м а. Эта единица представлена в речи рядом позиционно чередующихся звуков, обусловленных фонетическими позициями, и служит для отождествления и различия морфем и слов.

В русском языке 5 гласных и 36 согласных фонем.

Гласные фонемы характеризуются по степени редукции (количественное и качественное изменение в зависимости от ударения).

Каждое фонетическое слово состоит из слогов, а слог из звуков: одного (если это гласный), двух или нескольких (но непременно один из них будет гласным).

Артикуляционная характеристика гласных звуков строится на трех основных признаках: участии губ (лабиализованность), степени подъема языка по отношению к небу, степени продвинутости языка вперед или отодвинутости назад.

Согласные фонемы характеризуются по твердости/мягкости и по звонкости/глухости. Выделяют парные: твердые/мягкие и глухие/звонкие согласные. Парой по данному признаку именуют две языковые единицы, различающиеся только по этому признаку.

5. История

Многие явления в современном языке на первый взгляд кажутся загадочными, не поддающимися объяснению. В корне слова со н стоит беглый согласный [о]: сна – сно видение. То же самое происходит и в слове де нь: дня – дне вной. Почему и куда гласные «убегают»? Ух о – но уш и, ног а – нож ка, рук а – руч ка. Что заставляет одну согласную меняться на другую? Бывают и другие чередования: время – времени , имя – имени , снять – снимать , мять – мнет , начать – начнет . Здесь совсем странно: гласный меняется на согласный, а один звук – на два других.

Разгадку нужно искать в истории языка. Памятники письменности свидетельствуют, например, что современные беглые гласные, - это отражения, рефлексы (от лат. reflexus – «обратное движение», «поворот») особых гласных звуков древнего языка, не сохранившихся в современном. Историю звуков языка изучает историческая фонетика.

В праславянском языке, предке древнерусского и современного, было 11 гласных фонем. Кроме общих с современным русским языком а, е, о, у, и, ы (два последних гласных в современном языке образуют одну фонему, а в праславянском и раннедревнерусском это еще были две разные фонемы) существовали: два носовых гласных (носовые е и о ), два редуцированных (ъ «ер» и ь «ерь»), гласный «ять».

Представить себе, как произносились носовые гласные в праславянском языке, легко тому, кто знает французский или польский: в этих языках тоже есть носовые гласные. Они произносятся, например, во французских словах temps– «время», rien – «никогда», montre– «наручные часы». Носовые гласные были и в старославянском. Кирилл, составляя славянскую азбуку, ввел для их обозначения специальные буквы – «юсы». В кириллице было два «юса»: «юс малый», обозначавший носовой е , и «юс большой», обозначавший носовой звук о .

Судьба носовых гласных в славянских языках складывалась по-разному. В диалектах восточных славян они исчезли очень рано – еще до появления в 11 веке первых памятников письменности. Но пропали они не бесследно: носовой е перешел в [а], смягчив предшествующий согласный, а носовой о – в [у]. Так, звук [а] в словах грязь, мять, вянуть, жать и многих других восходит к праславянскому носовому е, а [у] в словах мудрый, суд, внутренний, ловлю, поющий и других восходит к праславянскому носовому о.

Откуда ученые знают, когда были утрачены носовые гласные? По самым старым рукописям, написанным на Руси, видно, что книжники читали букву «юс малый» как [а], а «юс большой» как [у]. Позже, в 12 веке, буква «юс большой» выходит из употребления.

Как образовались носовые гласные, нам рассказывают чередования в суффиксах существительных на –мя: время – времени, имя – имени. У этих слов есть суффикс –мя-//-мен-, который на конце слова оканчивается на –я (окончание при этом нулевое), а если за ним идет гласный окончания, то он оканчивается на –ен-. Когда-то в праславянском языке суффикс имел единый вид: -мен-. Затем начал действовать закон открытого слога. По этому закону в языке могли быть только слоги, оканчивающиеся на гласный, но не на согласный. Закону открытого слога противоречили и последние слоги форм вре-мен, и-мен. Сочетание ен в этих формах слилось в один носовой гласный, и тогда все слоги стали открытыми. Позже, в раннем древнерусском языке, носовой е превратился в а, и получились наши современные формы – время, имя. А в формах имени, времени не было необходимости преобразовывать сочетания –ен-, поскольку все слоги в них и так были открытыми. В образовании носовых гласных из сочетаний «гласный + носовой согласный н, м» в положении перед согласным говорят и чередования в корнях глаголов: взять – возьму, начать – начну, жать – жну, жать – жму, распять – распну (а,я здесь восходит к носовому е).

Изменение (ослабление) гласных звуков в безударном положении называется редукцией, а безударные гласные - редуцированными гласными. Различают позицию безударных гласных в первом предударном слоге (слабая позиция первой степени) и позицию безударных гласных в остальных безударных слогах (слабая позиция второй степени). Гласные в слабой позиции второй степени подвергаются большей редукции, чем гласные в слабой позиции первой степени.В раннедревнерусском языке (и еще раньше – в праславянском) были два рудуцированных (от лат. reductio – «возвращение», «отодвигание назад»), или сверхкратких гласных. Их обозначали буквами «ер» и «ерь». Редуцированный гласный «ерь», видимо, произносился, как звук, средний между современными [и] и [е] (примерно как первый гласный в слове человек), а редуцированный «ер» - как звук, средний между [ы] и [а] (приблизительно как первый гласный в слове молодежь). Несмотря на свою краткость, редуцированные были полноценными гласными, в частности они могли образовывать слоги.

Редуцированные гласные часто встречались в словах древнерусского языка, а также старословянского и их общего предка – праславянского. Редуцированные отличались от остальных гласных следующим: их произношение (длительность) зависело от того, что следовало за слогом с редуцированным. Принято различать так называемые сильные и слабые позиции редуцированных. В древнерусском языке слабыми (в них редуцированные произносили с меньшей длительностью) были позиции: на конце слова; перед слогом с любым гласным, кроме редуцированного, и перед слогом с редуцированным в сильной позиции. Сильным (в них редуцированные имели большую длительность) были позиции: перед слогом с редуцированным в слабой позиции и в сочетании со звуками р и л между согласными.

В древнюю эпоху существования славянских языков (когда они уже выделились из праславянского) начался процесс падения редуцированных. В слабых позициях редуцированные исчезли, в сильной – продолжали произноситься. С течением времени они совпадали в звучании с уже имеющимися в языке гласными. В древнерусском гласный ъ в сильной позиции совпал с о, а ь – с е.

Наследие редуцированных в современном русском языке – беглые гласные. Например, в древнерусском языке форма именительного падежа единственного числа слова сон содержала две буквы ъ: сънъ. Конечный ъ находился в слабой позиции, корневой ъ – сильной. После падения редуцированных получается сън, затем сон. А в форме родительного падежа этого слова корневой ъ стоит в слабой позиции – значит, после падения редуцированных получается сна. Так чередование сильного и слабого ъ и ь преобразовалось в чередование гласного (о,е или и) с нулем звука: возникли беглые гласные.

Падение редуцированных без преувеличения можно назвать главным событием в истории славянских (в том числе и русского) языков послеславянского времени. Благодаря ему не только уменьшилось число гласных в языке и появились беглые гласные. После падения редуцированных в древнерусском языке изменилась структура слога: если до него все (или почти все) слоги были открытыми, то теперь появилось большое количество закрытых слогов. Коренным образом изменилась и система согласных звуков. Это изменение наметилось еще до падения редуцированных: твердые согласные стали мягкими перед гласными переднего ряда. Однако «новые мягкие» не были еще полноценными согласными фонемами, так как их мягкость определялась тем, что за ними шел гласный переднего ряда. После падения конечных редуцированных мягкие согласные оказались на конце слова. Теперь их мягкость уже не была обусловлена передним рядом следующего гласного (ведь гласного уже никакого не было: [кост’ь], [сол’ь], [осм’ь] превратились в [кост’], [сол’], [осм’]). Поэтому после падения редуцированных мягкие согласные стали самостоятельными фонемами, способными различать слова: мя[т] - мя[т’], ме[л] - ме[л’]. Значит, наша современная система согласных с парами по твердости/мягкости сформировалась уже в конце 11 века.

Количество согласных в русском языке после падения редуцированных и появления мягких согласных фонем, парных твердым, сильно возросло. Количество гласных, наоборот, уменьшилось, и не только потому, что из системы звуков были «вычеркнуты» редуцированные. Появление парных по твердости/мягкости согласных фонем изменило отношения гласных и и ы . Теперь они объединились в одну фонему, став «заместителем» друг друга в разных фонетических позициях: и бывает только в начале слова и после мягкого согласного, ы – только после твердого. Это еще одна особенность современного русского литературного языка, сформировавшаяся после падения редуцированных гласных.

Еще одна утрата была связана с исчезновением фонемы «ять». В старой русской орфографии была буква «ять», обозначавшая звук [е] русского литературного языка. Буква «ять» по традиции писалась во многих русских словах, в которых она встречается и в древнейших славянских рукописях. Орфографическая реформа 1918 г. устранила «ять» из русского алфавита как избыточную: ведь в алфавите есть буква е, которая тоже обозначает звук [е].

Между тем в древнерусском языке буква «ять» обозначала особый звук, отличный от [е]. Полагают, что «ять» в древнерусских диалектах был звуком верхне-среднего подъема [е] (как первый звук в слове эти) или дифтонгом (сочетанием звуков) [ие].

Реформа, устранившая букву «еть», очень облегчила жизнь школьников: ведь в литературном языке всего пять гласных фонем, и теперь не надо было учить наизусть список слов, в которых пишется «ять». Зато хуже стало тем, кто произносит особую фонему «ять»: им приходится одной буквой передавать две разные фонемы (как если бы москвичам предложили такое правило графики: звуки [и], [э] передавать одной буквой е).

Если число гласных в истории русского языка уменьшалось, то число согласных, наоборот, увеличивалось. Это происходило за счет появления новых мягких согласных фонем (этот процесс начался еще в праславянском языке).

Первоначально в праславянском языке был всего один мягкий согласный – j . Затем, еще на очень раннем этапе жизни праславянского, изменились законы сочетаемости звуков: заднеязычные согласные к, г, х не могли больше сочетаться с гласными переднего ряда. Поэтому во всех словах, где были сочетания типа ки, ги, хи, заднеязычные смягчились и перешли шипящие: к в ч, г в ж, х в ш. Это изменение лингвисты называют первым переходным смягчением заднеязычных согласных (первой палатализацией). Так появились три мягкие согласные фонемы. Их рефлексы мы находим в словах широкий, жена, чистый, а также час, чудо, жало (в трех последних словах гласные непереднего ряда после шипящих образовались позже из гласных переднего ряда). После смягчения заднеязычных в языке появились чередования заднеязычных согласных с шипящими: могу- можешь, пеку – печет, рука – рученька – ручка, овраг – овражек, сухой – сушить. Эти чередования пронизывают всю систему согласных современных славянских языков.

С первым переходным смягчением связаны чередования и в словах отец- отечество, огурец – огурчик, князь – княжеский.

Спустя некоторое время после первого переходного смягчения заднеязычных согласных в православянском языке появились новые гласные переднего ряда «ять» и и , образовавшиеся из дифтонгов. Опять возникли сочетания заднеязычных согласных с гласными переднего ряда, а язык по-прежнему стремился от них избавиться. Заднеязычные перед «ять» и и смягчились, но перешли уже не в шипящие, а в свистящие звуки: к в ц, г в з, а х в с. Это изменение называется вторым переходным смягчение заднеязычных согласных (второй палатализацией). Его результаты мы видим в словах серый, седой, целый, цена, зеница, царь и др. Так появились еще три мягкие согласные фонемы.

Третье переходное смягчение заднеязычных согласных (третья палатализация) дало те же результаты в праславянских диалектах, что и второе. Однако позиции, в которых оно происходило, были другими: заднеязычный согласный смягчался под влиянием предшествующих ему гласных переднего ряда и сочетания -ьр-. Результаты третьего смягчения задненебных встречаем в русских словах лестница, лицо, овца, отец, месяц, заяц, мерцать; польза, нельзя, князь, стезя; весь (местоимение).

В языке Древнего Новгорода, который сформировался на основе племенных диалектов словен, второго переходного смягчения не происходило. Эти диалекты в эпоху образования новых «ять» и и «не имели ничего проще» сочетаний заднеязычных согласных с гласными переднего ряда.

В древнерусском языке уже не было запрещено сочетания типа Ки, ги, хи. В 14 веке в большинстве диалектов старые сочетания кы, гы, хы переходят в Ки, ги, хи. Это правило сочетаемости звуков сохраняется и в наши дни. В современном языке сочетания кы, гы, хы встречаются в заимствованиях типа Кыргызстан, а также на стыках морфем.

Мягкие согласные образовались в позднем праславянском языке и в результате слияния твердых согласных с последующим j .При этом появились новые мягкие фонемы <н>,<л>,<р> из сочетаний нj, лj, рj; сочетания твердых зубных согласных с j тоже превратились в мягкие (шипящие) звуки, но все они уже были в языке и раньше. Эти фонетические изменения привели к появлению таких чередований: вязать – вяжу, писать – пишу, искать – ищу, свет – свеча, ловить – ловля, вопить – вопль, плакать – плачь. Слияние согласных с последующим j довершило образование мягких согласных в позднепраславянский период.

Дальнейшая история мягких согласных, возникших в праславянском языке – это история отвердения шипящих и ц. Об их былой мягкости напоминают правила русской графики.

6. Воспроизведение звуков

Чтобы человек видел, природа дала ему глаза, чтобы слышал – уши, чтобы двигался – ноги и т.д. А вот органов, специально предназначенных для производства звуков, у нас нет: все те части организма, с помощью которых мы говорим, выполняют эту работу «по совместительству».

Как явление природы звуки речи ничем не отличаются от любых других звуков. Все они возникают в результате колебания какого-либо тела: струны музыкального инструмента, крыши под струями дождя, голосовых связок человека и т.д. Колеблющееся тело образует упругие волны, которые передаются через окружающую среду и достигают нашего уха.

Чтобы голосовые связки колебались и производили звук, в первую очередь необходима воздушная струя. Человек создает ее, выдыхая воздух из легких. Сначала поток воздуха попадает в дыхательное горло – трахею, а затем в гортань. В гортани между хрящами натянуты голосовые связки – мускулистые пленки, идущие поперек гортани, они могут быть расслаблены (как при обычном дыхании), а могут быть напряжены и сдвинуты. В последнем случае струя воздуха, пробиваясь в узкую щель между связками, заставляет их дрожать. В результате этого колебания образуется голос – так же, как звук от гитарной струны.

Пройдя гортань, струя воздуха попадает в глотку, которая переходит в две полости – ротовую и носовую. Эти полости при образовании звуков речи выполняют роль резонаторов. Они разделены небом; оно спереди твердое, а в задней части – мягкое и оканчивается маленьким язычком. Мягкое небо вместе с маленьким язычком называют небной занавеской. Если она приподнята, то воздух идет через рот. А если опущена и закрывает вход в ротовую полость, воздух выходит через нос.

Ротовая полость может менять свою форму и объем благодаря движениям языка, губ и нижней челюсти. Это меняет характер звука, подобно тому, как разные резонаторы дают разный звук. Носовая полость изменять объем и форму не может. Только пройдя ротовую или носовую полости, звук получает окончательную окраску, приобретает характерный тембр, свойственный именно этому звуку и отличающий его от любого другого. Органы, с помощью которых человек говорит, вместе составляют речевой аппарат. Движения и положения органов речи, необходимые для того, чтобы произнести звук, называют артикуляцией (от лат. Artikulare – «членораздельно выговаривать»).

Для того, чтобы сформировался совершенный, практичный произносительный аппарат у человека, понадобились тысячелетия! Ведь и у высокоразвитых животных есть легкие, язык, губы, зубы, но только человек приспособил их для производства речи, для формирования языка как средства человеческого общения.

Ф. Энгельс в работе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека» показал, что в процессе коллективного труда у предков человека появилась «потребность что-то сказать друг другу»; эта потребность привела формирующихся людей к поискам средства общения: речевым органом стал голосовой аппарат, который на протяжении длительного периода совершенствовался в процессе своей работы.

7. Звуки

Только с помощью букв русского алфавита невозможно точно отразить произношение: звуков в языке больше, чем букв в алфавите. Поэтому в транскрипции используются специальные знаки или буквы из других алфавитов. Запись устной речи в полном соответствии с ее звучанием не может быть осуществлена обычным орфографическим письмом. При орфографическом письме отсутствует полное соответствие между звуками и буквами, в графике отсутствуют знаки, необходимые для записи всех звуков устной речи.

Сколько звуков в русском языке? Ответ зависит от того, с какой точностью считать. Если несколько человек произнесут одно и тоже слово, звуки будут хоть и похожими, но все-таки немного разными, поскольку у каждого человека есть индивидуальные особенности речи. Даже одно и то же слово человек произносит всякий раз по-другому: то чуть быстрее, то медленнее, то тише, то громче и т.д. Каждый звук чем-то отличается от любого другого. Это звуки речи, т.е. конкретные звуки, произнесенные конкретным человеком в конкретной ситуации.

Кратчайшая, минимальная, нечленимая звуковая единица, которая выделяется при последовательном звуковом членении слова, называется з в у к о м речи. Традиционной классификацией звуков речи является разделение их на гласные и согласные.

Из чего же состоят звуки? На этот вопрос ответить нельзя, потому что звуки речи – это далее не делимая, то есть кратчайшая единица в звуковом потоке речи.

Звуков речи много, и характеризуются они с разных позиций. Они могут изучаться физикой наряду с множеством других звуков – музыкальных и немузыкальных. Разнообразны звуки речи и с точки зрения их артикуляции (артикуляция – это работа органов речи, направленная на производство звука). И, наконец, рассматривают отношение звуков к смысловой стороне речи, их способность различать слова, например такие: дом – дым, ком – сом, том – ток.

Звук может выступать в роли смыслоразличителя. Вот и появилось его отношение к смысловой стороне речи! Учение об этой особенности звуков было создано в прошлом веке в России; тогда появился термин фонема. Самое короткое ее определение выглядит так: фонема – это звук, выступающий в роли смыслоразличителя. Раздел языкознания, в котором рассматривается фонема, называется фонологией.

У каждого человека есть некоторые особенности его собственного «речевого аппарата», потому каждый из нас произносит звуки несколько «на свой лад»: басом или тенором, звонко или приглушенно и т.д. Да и один и тот же человек в разных ситуациях произносит звуки по-разному. Ответ «да!» может быть повторен в течение жизни одним лицом тысячи раз и всякий раз [а] в этом слове отличается от всех других [а], произнесенных в этом же слове: окажется отличной громкость, длительность, интонирование звука, тембр его тоже не абсолютно одинаков от одного произнесения к другому. Различие часто ничтожное, но оно всегда есть, а иногда оно и значительно.

Однако все подобные звуковые оттенки не служат для различения звуковых оболочек языковых единиц: слово да, произнесенное громко или тихо, высоким или низким голосом, все равно останется для нас словом да.

Значит, понятие звук в общем-то не имеет постоянного отношения к смысловой стороне нашей речи. Нужно специально рассматривать звуки с точки зрения их способности быть смыслоразличителями, выделять те из них, которые могут выполнять эту роль.

Получается, что фонема – это звук речи, но не каждый звук речи – фонема. Говоря о смыслоразличительной функции звука, имеют в виду не любые, а «типовые» звуки – звукотипы, которые и названы фонемами.

Звуки, окружающие нас, могут быть разными. Играет скрипка, звучит труба, звенит хрустальный бокал: это музыкальные звуки, возникшие при гармоническом, равномерном колебании. Такой звук называется тоном. Ветер шуршит сухой листвой. Человек кашляет. Мотор работает. Это уже совсем другие звуки – немузыкальные, шум.

Звуки речи, как и все остальные звуки, состоят из тона или шума. Во всех языках мира звуки делятся на две большие группы: гласные – тоновые, и согласные – шумные. Гласные образуются благодаря колебанию голосовых связок, когда струя воздуха проходит через гортань. В образовании согласных участвует шум, возникающий при преодолении воздушной струей препятствий (трение о зубы, размыкание губ и т.д.). Голосовые связки могут участвовать в образовании согласных, а могут бездействовать.

Однако это не единственное отличие гласных и согласных. Когда произносят гласные, воздух выходит свободно, не встречая препятствий на своем пути, а когда произносят согласные – на пути струи воздуха образуется преграда. Поэтому при артикуляции согласных воздушная струя значительно сильнее – ведь нужно преодолеть препятствие. Чтобы громче произнести гласный, надо шире раскрыть рот, а если мы хотим, чтобы громче звучал согласный, необходимо максимально сблизить органы речи. Вот почему гласные называют ртораскрывателями, а согласные – ртосмыкателями.

Звук речи – это «воспринимаемое слухом физическое явление, вызываемое колебательным движением частиц воздуха или другой упругой среды» (так определяется звук в «Школьном толковом словаре русского языка» М. С. Лапатухина, Е. В. Скорлуповской, Г. П. Снетовой). Звуки речи изучает акустика (один из разделов физики), различая тоны и шумы. Тон (музыкальный звук) образуется в результате ритмических колебаний воздуха (мы слышим «пение» скрипки, флейты и т. д.), а а шум возникает как следствие неритмических колебаний (шелест сухих листьев, грохот падающих камней, скрежет железа).

В образовании звуков речи участвуют тоны и шумы. Музыкальный тон (голос) образуется ритмическими движениями голосовых связок: они дрожат, подобно струнам.

Шум образуется в ротовой полости, когда выдыхаемый воздух преодолевает преграды, прорываясь или «протираясь» сквозь них: [с-с-с, ш-ш-ш, ф-ф-ф, б, д, г].

Самые звучные, самые музыкальные – гласные звуки: они состоят только из голоса. Если приложить палец к гортани и произнести гласный звук [а, о, у, и, ы, э] – то почувствуешь, как дрожат голосовые связки. Гласные звуки настолько музыкальны, что их можно петь.

Согласные по степени звучности делятся на звонкие и глухие: в образовании глухих согласных есть шум, и голос. Правда, звонкие тоже неодинаковы по степени звучности; сравните, например, [б] и [м] : в звуке [б] шума больше, чем голоса, а в звуке [м] – наоборот.

Согласные звуки, в образовании которых голос преобладает над шумом, называют сонорными; их в русском языке девять: м, м’, н, н’, л, л’, р, р’, й. Сонорные звуки, подобно гласным, можно «тянуть», а при желании и «петь», как, например, делают некоторые исполнители одного из старинных романсов, передавая монотонное гудение колокола.

Если бы звуки речи расположились на воображаемой лестнице в зависимости от возрастания звучности, то на верхней ступеньке оказались бы гласные, а на нижней – глухие согласные.

Вот так характеризуются звуки с позиций физики. Кроме того, физика изучает высоту тона, который зависит от частоты колебаний голосовых связок, а также длительность и тембр звучания (тембр – это своеобразная окраска звука, обусловленная осложнением основного тона дополнительными тонами). Но самое главное то, что физика показала различие между звуками гласными и согласными.

А теперь дело за ф и з и о л о г и е й. Она поможет нам пойти дальше по пути исследования звуков речи. Чем отличаются гласные друг от друга? Почему каждый согласный звук выдуляется среди своих «собратьев»? На эти вопросы нам поможет ответить артикуляционная (иначе физиологическая) классификация звуков речи, которая учитывает работу речевого аппарата, выполняемую при образовании членораздельных звуков.

В Малом академическом словаре русского языка среди нескольких значений слова звук отмечается, что это «членораздельный элемент человеческой произносительной речи». Почему же членораздельными называют только звуки человеческой речи? Разве звуки, издаваемые животными, не являются отчетливыми, ясными? Любой ребенок скажет, что, например, кошка мяукает ( кричит «Мяу!»), корова мычит («Му-у!»), а петух поет всем известное «Ку-ка-ре-ку». Но все это «выдумки» человека. Это он «переложил» на свой язык нечленораздельное «мяуканье», «тявканье», «мычанье» животных. В самом деле: ведь корова вовсе не «произносит» звуки [м] и [у], эти звуки свойственны человеческой речи, и человек их использовал для того, чтобы показать, как он слышит «мычание» коровы. Вот почему крики одних и тех же представителей животного мира нередко у разных народов передаются по-разному. Оказывается, например, что во Франции петух поет «Ки-ри-ко-ко», в Англии утка не «крякает», а кричит «Куэн, куэн!», - хотя во всех странах и петухи, и утки кричат одинаково… нечленораздельно.

Итак: только человек может произносить членораздельные звуки, которые образуются в результате искусной работы речевого аппарата.

8. Согласные

Согласные звуки отличаются от гласных наличием шумов, которые образуются в полости рта при произнесении.

Согласные различаются:

1) по участию шума и голоса,

2) по месту образования шума,

3) по способу образования шума,

4) по отсутствию или наличию мягкости.

Участие шума и голоса . По участию шума и голоса согласные делятся на шумные и сонорные. Сонорными называются согласные, образуемые при помощи голоса и незначительного шума: [м], [м'], [н], [н'], [л], [л'], [р], [р']. Шумные согласные делятся на звонкие и глухие. Шумными звонкими согласными являются [б], [б'], [в], [в'], [г], [г'], [д], [д'], [ж], ['], [з], [з'], [j], [γ], [γ'], [], [], образуемые шумом с участием голоса. К шумным глухим согласным относятся: [п], [п'], [ф], [ф'], [к], [к'], [т], [т'], [с], [с'], [ш], ['], [х], [х'], [ц], [ч], образуемые только при помощи одного шума, без участия голоса.

Место образования шума . В зависимости от того, какой активный орган речи (нижняя губа или язык) доминирует при образовании звука, согласные делятся на губные и язычные. Если учитывать пассивный орган, по отношению к которому артикулирует губа или язык, согласные могут быть губно-губными [б], [п] [м] и губно-зубными [в], [ф]. Язычные делятся на переднеязычные, среднеязычные и заднеязычные. Переднеязычные могут быть зубными [т], [д], [с], [з], [ц], [н], [л] и нёбно-зубными [ч], [ш], [ж], [р]; среднеязычные - средненёбными [j]; заднеязычные - задненёбными [г], [к], [х].

Способы образования шума . В зависимости от различия способов образования шума согласные делятся на смычные [б], [п], [д], [т], [г], [к], щелевые [в], [ф], [с], [з], [ш], [ж], [j], [х], аффрикаты [ц], [ч], смычно-проходные: носовые [н], [м], боковые, или ротовые, [л] и дрожащие (вибранты) [р].

Твердость и мягкость согласных . Отсутствие или наличие мягкости (палатализации) обусловливает твердость и мягкость согласных. Палатализация (лат. palatum - твердое нёбо) является результатом средненёбной артикуляции языка, дополняющей основную артикуляцию согласного звука. Звуки, образуемые с такой дополнительной артикуляцией, называются мягкими, а образуемые без нее - твердыми.

Характерной особенностью системы согласных является наличие в ней пар звуков, соотносительных по глухости-звонкости и по твердости-мягкости. Соотносительность парных звуков заключается в том, что в одних фонетических условиях (перед гласными) они различаются как два разных звука, а в других условиях (в конце слова) не различаются и совпадают в своем звучании. Ср.: роза - роса и роз - рос [рос - рос]. Так выступают в указанных позициях парные согласные [б] - [п], [в] - [ф], [д] - [т], [з] - [с], [ж] - [ш], [г] - [к], которые, следовательно, образуют соотносительные пары согласных по глухости-звонкости.

Соотносительный ряд глухих и звонких согласных представлен 12 парами звуков. Парные согласные различаются наличием голоса (звонкие) или отсутствием его (глухие). Звуки [л], [л'], [м], [м'], [н], [н'], [р], [р'] [j] - внепарные звонкие, [х], [ц], [ч'] - внепарные глухие.

([], [] - долгие шипящие, парные по глухости-звонкости; ср. [дро'и], ['и]).

Твердость и мягкость согласных, подобно глухости-звонкости, в одних позициях различается, а в других не различается, что приводит к наличию в системе согласных соотносительного ряда твердых и мягких звуков. Так, перед гласным [о] различаются [л] - [л'] (ср.: лот - лёд [лот - л'от], а перед звуком [е] не различаются не только [л] - [л'], но и другие парные твердые-мягкие звуки (ср.: [л'ес], [в'ес], [б'ес] и т.д.).

Фонетический закон конца слова . Шумный звонкий согласный на конце слова оглушается, т.е. произносится как соответствующий ему парный глухой. Такое произношение приводит к образованию омофонов: порог - порок, молод - молот, коз - кос и т.п. В словах с двумя согласными на конце слова оба согласные оглушаются: груздь - грусть [rpyc'т'], подъезд - подъест [пΛдjeст] и т.п.

Оглушение конечного звонкого происходит в следующих условиях:

1) перед паузой: [пр'ишол поjьст] (пришел поезд);

2) перед следующим словом (без паузы) с начальным не только глухим, но и гласным, сонорным, а также [j] и [в]: [праф он], [сат наш], [слап jа], [рот ваш] (прав он, сад наш, слаб я, род ваш). Сонорные согласные не подвергаются оглушению: сор, мол, ком, он.

Ассимиляция согласных по звонкости и глухости . Сочетания согласных, из которых один глухой, а другой звонкий, не свойственны русскому языку. Поэтому, если в слове оказываются рядом два разных по звонкости согласных, происходит уподобление первого согласного второму. Такое изменение согласных звуков называется регрессивной ассимиляцией.

В силу этого закона звонкие согласные перед глухими переходят в парные глухие, а глухие в том же положении - в звонкие. Озвончение глухих согласных встречается реже, чем оглушение звонких; переход звонких в глухие создает омофоны: [душкъ - душкъ] (дужка - душка), [в'ие с'ти - в'ие с'т'и] (везти - вести), [фп'ьр'ие м'ешку - фп'ьр'ие м'ешку] (вперемежку - вперемешку).

Перед сонорными, а также перед [j] и [в] глухие остаются без изменения: трут, плут, [Λтjест] (отъезд), свой, твой.

Звонкие и глухие согласные ассимилируются при наличии следующих условий:

1) на стыке морфем: [пΛхоткъ] (походка), [збор] (сбор);

2) на стыке предлогов со словом: [гд'елу] (к делу), [зд'елъм] (с делом);

3) на стыке слова с частицей: [гот-ть] (год-то), [добы] (дочь бы);

4) на стыке знаменательных слов, произносимых без паузы: [рок-кΛзы] (рог козы), [рас-п'ат'] (раз пять).

Ассимиляция согласных по мягкости . Твердые и мягкие согласные представлены 12 парами звуков. По образованию они различаются отсутствием или наличием палатализации, которая заключается в дополнительной артикуляции (средняя часть спинки языка высоко поднимается к соответствующей части нёба).

Ассимиляция по мягкости имеет регрессивный характер: согласный смягчается, уподобляясь последующему мягкому согласному. В указанном положении не все согласные, парные по твердости-мягкости, смягчаются и не все мягкие согласные вызывают смягчение предыдущего звука.

Все согласные, парные по твердости-мягкости, смягчаются в следующих слабых позициях:

1) перед гласным звуком [е]; [б'ел], [в'ес], [м'ел], [с'ел] (бел, вес, мел, сел) и т.п.;

2) перед [и]: [м'ил], [п'ил'и] (мил, пили).

Перед непарными [ж], [ш], [ц] мягкие согласные невозможны за исключением [л], [л'] (ср. конце - кольце).

Наиболее подвержены смягчению зубные [з], [с], [н], [р], [д], [т] и губные [б], [п], [м], [в], [ф]. Не смягчаются перед мягкими согласными [г], [к], [х], а также [л]: глюкоза, ключ, хлеб, наполню, молчу т.п. Смягчение происходит внутри слова, но отсутствует перед мягким согласным следующего слова ([вот - л'ес]; ср. [Λор]) и перед частицей ([рос-л'и]; ср. [рΛсли]) (вот лес, оттёр, рос ли, росли).

Согласные [з] и [с] смягчаются перед мягкими [т'], [д'], [с'], [н'], [л']: [м'êс'т'], [в'ие з'д'е], [ф-ка'ь], [казн'] (месть, везде, в кассе, казнь). Смягчение [з], [с] происходит также на конце приставок и созвучных с ними предлогов перед мягкими губными: [ръз'д'ие л'ит'], [ръс'т'ие нут'], [б'ъез'-н'ие во), [б'ие с'-с'ил] (разделить, растянуть, без него, без сил). Перед мягкими губными смягчение [з], [с], [д], [т] возможно внутри корня и на конце приставок на -з, а также в приставке с- и в созвучном с ней предлоге: [с'м'ех], [з'в'êр], [д'в'êр|, [т'в'êр], [с'п'êт'], [с'-н'им], [ис'-пêч'], [рΛз'д'êт'] (смех, зверь, дверь, Тверь, спеть, с ним, испечь, раздеть).

Губные перед мягкими зубными не смягчаются: [пт'êн'ч'ьк], [н'ефт'], [вз'ат'] (птенчик, нефть, взять).

Указанные случаи ассимилятивной мягкости согласных показывают, что действие ассимиляции в современном русском литературном языке не всегда отличается строгой последовательностью.

Ассимиляция согласных по твердости . Ассимиляция согласных по твердости осуществляется на стыке корня и суффикса, начинающегося твердым согласным: слесарь - слесарный, секретарь - секретарский и т.п. Перед губным [б] ассимиляция по твердости не происходит: [прΛс'ит'] - [проз'бъ], [мъллт'ит'] - [мълΛд'ба] (просить - просьба, молотить - молотьба) и т.д. Ассимиляции не подвергается [л']: [пол'ь] - [зΛпол'ныj] (поле, запольный).

Ассимиляция зубных перед шипящими . Этот вид ассимиляции распространяется на зубные [з], [с] в положении перед шипящими (передненёбными) [ш], [ж], [ч], [ш] и заключается в полном уподоблении зубных [з], [с] последующему шипящему.

Полная ассимиляция [з], [с] происходит: 1) на стыке морфем: [ат'], [рΛат'] (сжать, разжать); [ыт'], [рΛыт'] (сшить, расшить); ['от], [рΛ'от] (счет, расчет); [рΛзно'ик], [изво'ик] (разносчик, извозчик);2) на стыке предлога и слова: [аръм], [аръм] (с жаром, с шаром); [бие аръ], [бие аръ] (без жара, без шара).

Сочетание зж внутри корня, а также сочетание жж (всегда внутри корня) обращаются в долгий мягкий [ж']: [по'] (позже), [jê'у] (езжу); [во'и], [дро'и] (вожжи, дрожжи). Факультативно в этих случаях может произноситься долгий твердый [ж].

Разновидностью этой ассимиляции является ассимиляция зубных [д], [т] следующими за ними [ч], [ц], в результате чего получаются долгие [], []: [Λ'от] (отчет), (фкраъ] (вкратце).

Упрощение сочетаний согласных . Согласные [д], [т] в сочетаниях из нескольких согласных между гласными не произносятся. Такое упрощение групп согласных последовательно наблюдается в сочетаниях: стн, здн, стл, нтск, стск, вств, рдц, лнц: [усны], [познъ], [ш'ие сливы], [г'иганск'и], [ч'уствъ], [сердцъ], [сонцъ] (устный, поздно, счастливый, гигантский, чувство, сердце, солнце).

Сокращение групп одинаковых согласных . При стечении трех одинаковых согласных на стыке предлога или приставки со следующим словом, а также на стыке корня и суффикса согласные сокращаются до двух: [раор'ит'] (раз+ссорить), [ылкъ] (с ссылкой), [кΛлоы] (колонна+н+ый); [Λдеки] (Одесса+ск+ий).

В фонетической системе современного русского литературного языка есть два долгих согласных звука - мягкие шипящие ['] и ['] (дрожжи, щи). Эти долгие шипящие звуки не противопоставлены звукам [ш], [ж], которые являются непарными твердыми. Как правило, долгие согласные в русском языке образуются лишь на стыках морфем и являются сочетанием звуков. Например, в слове рассудок [рΛудък] долгий звук [] возник на стыке приставки раз- и корня суд-, ср.: [пΛ'елкъ], [ыл], [лö'ик] (подделка, сшил, летчик). Возникающие в указанных случаях звуки не могут быть определены как долгие, так как они лишены различительной функции, не противопоставлены кратким звукам. По существу, такие «долгие» звуки являются не долгими, а двойными.

Случаи долгих согласных (ссора, дрожжи и др.) в корнях русских слов единичны. Слова с двойными согласными в корнях обычно являются иноязычными (телеграмма, гамма, антенна и т.п.). Такие слова в живом произношении утрачивают долготу гласных, что нередко находит отражение и в современной орфографии (литература, атака, коридор и т.п.).

Гласные звуки отличаются от согласных наличием голоса - музыкального тона и отсутствием шума.

Существующая классификация гласных учитывает следующие условия образования гласных: 1) степень подъема языка, 2) место подъема языка и 3) участие или неучастие губ. Самым существенным из этих условий является положение языка, изменяющее форму и объем полости рта, от состояния которых и зависит качество гласного.

По степени вертикального подъема языка различаются гласные трех степеней подъема: гласные верхнего подъема [и], [ы], [у]; гласные среднего подъема э [е], [о]; гласный нижнего подъема [а].

Движение языка по горизонтали приводит к образованию гласных трех рядов: гласные переднего ряда [и], э [е]; гласные среднего ряда [ы], [а] и гласные заднего ряда [у], [о].

Участие или неучастие губ в образовании гласных является основой для деления гласных на лабиализованные (сгубленные) [о], [у] и нелабиализованные (неогубленные) [а], э [е], [и], [ы].

9. Гласные

Гласных звуков в русском языке шесть: а, о, у, и, ы, э.

Когда произносится [и], язык продвинут вперед и поднят вверх; губы растянуты. Когда звучит [э], язык тоже продвинут вперед и поднят вверх, но не до конца: точнее – он приподнят, губы растянуты. Если мы произносим [ы], язык напрягается и поднимается вверх в средней части; губы не округляются. Когда же образуется [о], губы округлены, язык в своей задней части приподнят.

Таким образом, гласные характеризуются по месту образования (в зависимости от горизонтального движения языка различают гласные переднего, среднего и заднего ряда); по способу образования, что зависит от его вертикального движения (бывают гласные верхнего, среднего и нижнего подъема). Кроме того, по участию губ гласные делятся на огубленные (когда мы произносим [о] и [у], губы округляются) и неогубленные.

Редукция гласных . Изменение (ослабление) гласных звуков в безударном положении называется редукцией, а безударные гласные - редуцированными гласными. Различают позицию безударных гласных в первом предударном слоге (слабая позиция первой степени) и позицию безударных гласных в остальных безударных слогах (слабая позиция второй степени). Гласные в слабой позиции второй степени подвергаются большей редукции, чем гласные в слабой позиции первой степени.

Гласные в слабой позиции первой степени: [вΛлы] (валы); [валы] (волы); [б'ие да] (беда) и т.п.

Гласные в слабой позиции второй степени: [пърлвос] (паровоз); [къръгΛнда] (Караганда); [кълъкΛла] (колокола); [п'ьл'ие на] (пелена); [голъс] (голос), [возглъс] (возглас) и т.п.

10. Фонетическая транскрипция.

Чтобы изучать звучащую речь, ее нужно как можно точнее зафиксировать. Казалось бы, для этой цели уже есть буквы, которые и предназначены для передачи на письме произношения. Но русское письмо устроено таким образом, что часто буква обозначает совсем не тот звук, который произносится. В слове вода, например, пишется буква о, а произносится звук [а]; в слове год на месте буквы д слышится звук [т]. Эта особенность русского письма – одна из причин, по которой мы «не слышим» некоторых звуков. Люди так привыкают к буквенному образу слов, что уже «не верят своим ушам».

Для записи произношения была разработана специальная система, называемая фонетической транскрипцией . Чтобы показать, что используется фонетическая запись, а не обычная буквенная, пишутся квадратные скобки.

Как же удается фиксировать произношение в транскрипции? Дело в том, что в транскрипции мы записываем не конкретные звуки речи, а звуки языка – единицы, объединяющие множество звуков речи, разных, но похожих. При этом мы не обращаем внимания на небольшие различия между ними. Звук языка – это некий эталон звука.

Мягкость – это наложение на основную артикуляцию звука дополнительной (йотовой). Звонкость – наличие тона в звуке, глухость – его отсутствие.

11. Слог

Слог – это сочетание звуков, произносимых одним толчком выдыхаемого воздуха. Вместе с тем слог – это совокупность разных по степени звучности (сонорности) звуков, а самый звучный звук именуется слоговым. Количество слоговых звуков в слове определяет количество слогов.

Слог стремится к возрастанию звучности. По степени звучности звуки делятся на шумные глухие согласные, шумные звонкие, сонорные и гласные.

С точки зрения образования, со стороны физиологической, слог представляет собой звук или несколько звуков, произносимых одним выдыхательным толчком.

С точки зрения звучности, со стороны акустической, слог - это звуковой отрезок речи, в котором один звук выделяется наибольшей звучностью в сравнении с соседними - предшествующим и последующим. Гласные звуки, как наиболее звучные, обычно являются слоговыми, а согласные - неслоговыми, но сонорные (р, л, м, н), как наиболее звучные из согласных, могут образовать слог. Слоги разделяются на открытые и закрытые в зависимости от положения в них слогового звука. Открытым называется слог, оканчивающийся слогообразующим звуком: ва-та. Закрытым называется слог, оканчивающийся неслоговым звуком: там, лай. Неприкрытым называется слог, начинающийся на гласный звук: а-орта. Прикрытым называется слог, начинающийся на согласный звук: ба-тон.

Строение слога в русском языке подчиняется закону восходящей звучности. Это значит, что звуки в слоге располагаются от наименее звучного к наиболее звучному.

Закон восходящей звучности можно иллюстрировать на приводимых ниже словах, если звучность условно обозначить цифрами: 3 - гласные, 2 - сонорные согласные, 7 - шумные согласные. Во-да: 1-3/1-3; ло-дка: 2-3/1-1-3; ма-сло: 2-3/1-2-3; вол-на: 1-3-2/2-3. В приведенных примерах основной закон слогораздела реализуется в начале неначального слога.

Начальный и конечный слоги в русском языке строятся по тому же принципу нарастающей звучности. Например: ле-то: 2-3/1-3; сте-кло: 1-3/1-2-3.

Слогораздел при сочетании знаменательных слов обычно сохраняется в том виде, какой свойствен каждому входящему в состав словосочетания слову: нас Турции - нас-Тур-ци-и; настурции (цветы) - на-стур-ци-и.

Частной закономерностью слогораздела на стыке морфем является невозможность произнесения, во-первых, более двух одинаковых согласных между гласными и, во-вторых, одинаковых согласных перед третьим (иным) согласным в пределах одного слога. Это чаще наблюдается на стыке корня и суффикса и реже - на стыке приставки и корня или предлога и слова. Например: одессит [о/де/сит]; искусство [и/ску/ство]; расстаться [ра/стать/ся]; с стены [сте/ны], поэтому чаще - [со/сте/ны].

12. Ударение

Ударение – выделение какого-либо слога в слове. Ударный слог выделен своей длительностью и силой.

В речевом потоке различается ударение фразовое, тактовое и словесное.

Словесным ударением называется выделение при произношении одного из слогов двусложного или многосложного слова. Словесное ударение является одним из основных внешних признаков самостоятельного слова. Служебные слова и частицы обычно не имеют ударения и примыкают к самостоятельным словам, составляя с ними одно фонетическое слово: [под-горой], [на-стороне], [вот-те-раз].

Русскому языку свойственно силовое (динамическое) ударение, при котором ударный слог выделяется по сравнению с неударными большей напряженностью артикуляции, в особенности гласного звука. Ударный гласный всегда является более долгим, чем соответствующий ему безударный звук. Русское ударение разноместное: оно может падать на любой слог (выход, выходит, выходить). Разноместность ударения используется в русском языке для различения омографов и их грамматических форм (орган - орган) и отдельных форм различных слов (мою - мою), а в некоторых случаях служит средством лексической дифференциации слова (хаос - хаос) или придает слову стилистическую окраску (молодец - молодец). Подвижность и неподвижность ударения служит дополнительным средством при образовании форм одного и того же слова: ударение или остается на одном и том же месте слова (огород, -а, -у, -ом, -е, -ы, -ов и т.д.), или переходит с одной части слова на другую (город, -а, -у, -ом, -е; -а, -ов и т.д.). Подвижность ударения обеспечивает различение грамматических форм (купите - купите, ноги - ноги и т.п.).

В отдельных случаях различие в месте словесного ударения теряет всякое значение: ср.: творог и творог, иначе и иначе, обух и обух и т.п.

Слова могут быть безударными и слабоударяемыми. Обычно лишены ударения служебные слова и частицы, однако они иногда принимают на себя ударение, так что предлог со следующим за ним самостоятельным словом имеет одно ударение: [на-зиму], [за-город], [под-вечер].

Слабоударяемыми могут быть двусложные и трехсложные предлоги и союзы, простые числительные в сочетании с существительными, связки быть и стать, некоторые из вводных слов.

Некоторые категории слов имеют помимо основного добавочное, побочное ударение, которое обычно находится на первом месте, а основное - на втором, например: дрêвнерусский. К таким словам относятся слова:

1) многосложные, а также сложные по составу (самолётостроение),

2) сложносокращенные (гôстелецентр),

3) слова с приставками после-, сверх-, архи-, транс-, анти- и др. (трâнсатлантический, послеоктябрьский),

4) некоторые иноязычные слова (пôстскриптум, пôстфактум).

Тактовым ударением называется выделение в произношении более важного в смысловом отношении слова в пределах речевого такта. Например: Брожу ли я | вдоль улиц шумных, | вхожу ль | во многолюдный храм, | сижу ль | меж юношей безумных, | я предаюсь | моим мечтам (П.).

Фразовым ударением называется выделение в произношении наиболее важного в смысловом отношении слова в пределах высказывания (фразы); таким ударением является одно из тактовых. В приведенном выше примере фразовое ударение падает на слово мечтам.

Тактовое и фразовое ударение называют также логическим.

Ударение выполняет две функции:

1) выделения слов из общего речевого потока.

2) различения омографов. В русском языке ударение может падать на любой слог слова. К тому же оно подвижно, т.е. в разных формах слова ударение может падать на любой слог.

В многосложных словах может появляться второстепенное ударение. Место ударения в слове диктует орфоэпия.

Фонетическое слово – это группа слогов, связанных общим ударением. Фонетическое слово может не равняться лексическому. Безударное слово, примыкающее к ударному сзади, называется энклитикой .

Существует вариантность ударения. Причины вариантности ударения разные. Одна из важнейших причин – контакты с другими языками. Например, когда-то слово паспорт, пришедшее к нам из французского языка (а в этом языке, как известно, ударение постоянное – на последнем слоге), имело ударный гласный [о]. Освоенное русским языком, имя существительное паспорт изменило «местоположение» ударения, которое переместилось на гласный [а] в первом слоге.

Вариантность ударения проявляется и в специально-профессиональной сфере. Моряки, например, произносят слова компас и рапорт с ударением на последнем слоге.

Основным «двигателем» ударения являются причины чисто языковые, и особенно действенной оказывается аналогия. Например, глагол вихриться (как и существительное вихрь) первоначально имел ударение на первом [и], а затем по аналогии с такими глаголами, как змеиться, кружиться, «переставить» свое ударение на соседний слог.

Вариантные (старые) ударные позиции слов сохраняет поэзия; от ударения зависит размер стиха, и перенос его «ломает» стихотворную строчку. Поэтому произносим мы стихи с учетом произношения, свойственного их автору.

13. Чередование звуков

В связи с наличием сильных и слабых звуков в фонетической системе русского литературного языка имеются позиционные чередования звуков. Наряду с позиционными чередованиями, или фонетическими, имеется другой вид чередований, называемых историческими.

Позиционные чередования звуков обусловлены фонетически, т.е. вызываются действующими в современном языке фонетическими законами, например редукцией в области гласных и ассимиляцией в области согласных. Исторические чередования не обусловлены фонетически и представляют собой пережитки фонетических процессов, которые действовали в более ранние эпохи развития русского языка. Таково, например, чередование [г] // [ж] в корне бег-. В словах бега - бежать чередование звуков [г] // [ж] фонетически не обусловлено, так как эти звуки находятся в тождественной позиции, и чередование является историческим.

Исторические чередования по своим функциям в современном языке неодинаковы. Особо важной является роль исторических чередований при формообразовании и словообразовании. Отсюда следует, что исторические чередования изучаются в грамматике и исторической фонетике.

14. Говорим правильно

Что значит – говорить правильно?

Прежде всего следует четко произносить звуки; так, чтобы шипящие действительно шипели, свистящие свистели, взрывные взрывались, а дрожащие вибрировали, как им положено. Иначе говоря, необходимо выработать хорошую дикцию.

Если нечеткая дикция связана с недостаточной разработанностью речевого аппарата, то обращаются к логопеду, который «ставит» произношение трудных звуков. Логопед часто помогает детям, которые еще не научились хорошо говорить, - как, например, персонажи стихотворения В. Суслова:

Мимо сада не спеша

Шли четыре малыша.

- Поиграем, что ли в пятки?

- Луссе в мясик на плоссядке!

- Вот пвидумав! Под говою

Вучше в вунки поиграть!..

«В пятки»?

«В вунки»?

Что такое?!

Ничего не разобрать!

Первый малыш не выговаривает [р], второй – шипящие звуки, а для третьего трудны [р] и [л].

Для того, чтобы тренировать детей в произношении трудных звуков, используют скороговорки. Например такие:

Я жук, я жук! Я тут живу.

Всю жизнь жужжу: ж-ж-ж…

Дождик, дождик, что ты льешь,

Погулять нам не даешь?!

У реки, у пруда

Расцвела резеда.

Русский народ придумал их много.

Нечеткая речь иногда связана с неряшливостью просторечья. Такое неуважительное отношение к речи непростительно.

Действительно, четкая дикция очень важна для хорошей речи.

Но бывает и так, что человек с хорошей дикцией говорит неправильно, потому что не соблюдает правил литературного произношения.

15. Благозвучность русского языка

Русский язык благозвучен. Что это значит?

Как можно определить благозвучие вообще – применительно к любому языку?

Справедливым считается, что благозвучие предполагает сочетания звуков, удобные для произношения и приятные для слуха. Еще древнегреческий философ Аристотель говорил: «…Написание должно быть удобочитаемо и удобопроизносимо, что одно и то же».

Представление о благозвучии опирается на фонетические особенности языка. Для русского языка это связано прежде всего с тем, что ему не свойственно нагромождение согласных и скопление гласных звуков. Хотя гласных у нас только шесть, а согласных в шесть раз больше, их активность в речи почти одинакова: определенно, что гласных в речевом потоке примерно 42%. Согласные звуки достаточно равномерно перемежаются гласными, чем достигается гармоническая соразмерность русской речи.

Морфологический принцип орфографии в русском языке главный. А какой же принцип является второстепенным? Морфологическому принципу противопоставлен фонетический, который обязывает нас писать различно одну и ту же морфему, если она в разных условиях звучит по-разному. В результате на письме появляются варианты одной и той же морфемы. Вот приставки на -з: из-, воз-, без- и другие. Они пишутся то с буквой з, то с буквой с (в соответствии с их звучанием). Например, в словах безоглядный (перед гласным), безмерный (перед сонорным), безболезненный (перед звонким согласным) в конце приставки слышится звонкий звук [з] – он и обозначается на письме. А в словах бесполезный, бессловесный (перед глухим) слышится глухой [с] и пишется буква с. Однако подобных вариантов написаний в русском языке сравнительно не много.

16. Родник языка

Как же возникло важное и нужное свойство звуков речи – их содержательность? Чтобы проследить за этим процессом, нужно углубиться в самые истоки языка, теряющиеся в смутных далях времени.

Язык человека, конечно, возникал не на пустом месте, его историками были сигнальные крики тех животных, которым судьбой было уготовано стать людьми. Но ведь их крики уже были значимыми: одни означали тревогу, другие – призыв, третьи – сигнализировали о пище, как и сейчас у животных. Значит, содержательность звуковых сигналов возникла еще раньше. Откуда она взялась? Очевидно, выросла из содержательности звуков природы.

Звуки природы не звучат сами по себе, они сопровождают какие-то явления: извержение вулканов или бег воды по камням, сверкание молнии или трепетание листьев на ветру. «Предчеловек» был почти полностью зависим от природы. Одни ее проявления угрожали его жизни, были опасными, страшными; другие, напротив, были безопасными, приятными, успокаивающими.

И вот что любопытно: опасные, устрашающие явления природы сопровождаются, как правило, звуками одного акустического типа, а безопасные – прямо противоположного. Извержение вулкана сопровождаются низкими, сильными, немелодичными (грохочущими, шумными) звуками. Рычание и рев хищных зверей раскаты грома, грохот горного обвала, шум урагана и шторма –все это звуки того же акустического типа. А с другой стороны, пение птиц, журчание ручья, звон капели, крики мелких животных – звуки другого рода: высокие, негромкие, мелодичные. Быстрые действия и движения сопровождаются краткими, резкими звуками, медленные – протяженными, плавными.

Связь «явление – звук» реализуются многократно. Как же должна реагировать высшая нервная деятельность любого существа на воздействие этих двух постоянно связанных факторов? Несомненно, должна ответить образованием условного рефлекса. По Павлову. Звенит звонок – собаке дают пищу. И так несколько раз. Наконец, достаточно только звонка, чтобы у собаки началось выделение желудочного сока. Но ведь звук нельзя съесть. Собака реагирует на звук, как на само явление, как на пищу.

Точно такой же рефлекс выработан в нас великим экспериментатором – природой: на звуки мы реагируем, как на явления, этими звуками сопровождаемые. Причем на разные звуки - как на разные явления. На низкие, шумные и громкие звуки - как на опасные, страшные, тревожные явления; на высокие, негромкие, мелодичные звуки – как на приятные, безопасные явления. Вот где была заложена первоначальная возможность наделить звук значением: в восприятии животного и человека устанавливаются связи между типами звучания и типами предметов, явлений и действий. Да так прочно устанавливаются! Иногда даже вопреки всякой логике. Скажем, от ворона и филина никакого вреда человеку – одна только польза. Но в людском поверии «ворон беду накаркает», а филин совсем уж жуткая птица, и в любой сказке от него только зло. За что же их не любят? А за то, что крики их – звуки низкие, громкие, немелодичные. Звуки страха и опасности. Вот и сделали из них пугала ни за что на про что. Эти рефлексы стали уже безусловными, они живут в нас и сейчас.

Для нас создана природой первоначальная «отприродная» содержательность звуков. Целая область нашей духовной жизни основана на этой содержательности – музыка. В ней нет ничего, кроме звуков, но кто скажет, что звуки музыки незначимы для нас, бессодержательны? Какие тонкие движения души, какие сложные и сильные чувства выражает музыка! Часто даже слово не может в этом соперничать.

Но вернемся к нашему «предчеловеку» Он-то тоже произносил звуки. Распространялись ли и на них выявленные нами рефлекторные связи? А почему же нет? Ведь это тоже звуки. среди них были, конечно, низкие и высокие, громкие и тихие. мелодичные и шумные. А поскольку акустические характеристики уже обладали определенной содержательностью, то «отприродная» содержательность и становится значимостью звукового сигнала. Здесь пробивается первый росток значения. Ведь звук теперь не обязательно должен связываться со звучащим предметом. Произнесенный звук имеет собственную содержательность, и это позволяет указать данным звукам на любой предмет, соответствующий такой содержательности, независимо от того, звучит сам предмет, или нет.

С течением времени, в процессе развития и «человеческой» организации звуковых сигналов, звуковых знаков начинают формироваться по-настоящему языковые типы значений. Постепенно все более четко формируются части речи, и они начинают вбирать в себя, начинают оформлять в себе все более конкретные, все более специфические значимости звучания в соответствии с акустическими характеристиками каждого отдельного звука речи. Скажем, гласные оказываются более мелодичными и поэтому в общем более приятными, чем согласные. Шумные согласные вроде Х, Ш, Ж оказываются более «страшными», чем звонкие, такие, как Б, Д, Г, взрывные (К, Г, Б,П) – более «быстрыми», чем фрикативные (Ф, Ш, С), и т.д.

К тому же эти значимости поддерживаются еще и произносительной мотивировкой, которая оказалась сходной с акустической. Например, громкие звуки уже по своим акустическим свойствам приобретают значимость «сильные, агрессивные», а тут еще и артикуляция помогает им: их произношение требует более энергичной работы речевого аппарата, и это добавляет им «силы». Взрывные, такие, как Б, Г, К, или дрожащие звуки, такие как Р, требуют быстрой работы органов речи, и это поддерживает уже существующую у них значимость «взрывной, дрожащей» - значит, «быстрый, активный».

Так возникает и постепенно закрепляется в языке фонетическая значимость. Она еще не соотносится с предметом или понятием, а имеет довольно расплывчатый характер. такую содержательность можно описать только с помощью признаков: «страшное» звучание, «нежное» звучание, «быстрое» звучание и т.п. Именно такой фонетико-признаковой значимостью, вероятнее всего обладали первоначальный комплексы звуков, которые еще нельзя назвать словами. Следы этого этапа развития языка сохранились, пожалуй, только в междометиях и экспрессивных выкриках вроде Ах!, Ух!, Ой!, Ха! и т.п.

Список литературы:

Большая школьная энциклопедия, русское энциклопедическое товарищество, Москва 2004

Валгина И.С., Розенталь Д.Э., Фомиан М.И. - Современный русский язык. Учебник под редакцией Н.С. Валгиной 6-е изд., переработанное и дополненное. Москва, Логос, 2002 г.

Постникова И.И., Подгаецкая И.М. - Фонетика - это интересно

Журавлев А.П. - Звук и смысл

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий