регистрация / вход

История гигиены

Предпосылками возникновения данной науки и учебной дисциплины явились потребности научного обоснованного объяснения природы, здоровья и болезней не только отдельного человека, но и населения: групп людей, и их сообществ, общественного здоровья, и применении полученных при изучении здоровья знаний в его охране и улучшении, эффективной организации медицинской помощи.

Предпосылками возникновения данной науки и учебной дисциплины явились потребности научного обоснованного объяснения природы, здоровья и болезней не только отдельного человека, но и населения: групп людей, и их сообществ, общественного здоровья, и применении полученных при изучении здоровья знаний в его охране и улучшении, эффективной организации медицинской помощи.

Наиболее массовыми заболеваниями вплоть до XIX века были, а в развивающихся странах остаются до сих пор инфекционные и паразитарные болезни, а также травмы, повреждения, несчастные случаи. Они привлекли главное внимание при попытках организованно воздействовать на здоровье населения, управления им со стороны отдельных правительств, государств. Борьба с инфекционными заболеваниями была основой общественных (государственных) мер или социальной политики в области медицины. Вся история врачевания, начиная с рабовладельческой эпохи, вся история цивилизованной медицины свидетельствует о неустанных попытках лечения и, что особенно важно, предотвращения массовых, инфекционных паразитарных, прежде всего, особо опасных эпидемических заболеваний вплоть до эмпирических вакцинаций, установления карантина и других довольно эффективных мер. Однако, не раскрыв научной основы нельзя было рассчитывать на кардинальный успех в борьбе с ними. Никакие казавшиеся бесспорными, незыблемыми теории происхождения этих болезней вроде представления о «миазмах», «монадах», даже «контагиях», не говоря уже о космических и иных силах не способны раскрыть их истинные причины до тех пор, пока не наступила эра бактериологии, когда с помощью микроскопа были обнаружены микроорганизмы-возбудители инфекционных заболеваний, пока это великое открытие XIX века не положило начало учению об иммунитете и на его основе – вакцинации и другим действенным шагам лечения и предупреждения массовых инфекционных заболеваний.

Однако одного этого обстоятельства для успешной борьбы с массовыми болезнями оказалось недостаточно. Требовались условия для реализации эффективных мер в массовом масштабе, по отношению ко всему населению или к его отдельным группам – социальным, профессиональным. Требовалась достаточно сильная государственная структура, способная управлять общественным здоровьем (массовыми заболеваниями и повреждениями), опирающаяся на научные данные.

Только капиталистическое общество получило возможность организованной борьбы с массовыми заболеваниями, возможность создания служб охраны здоровья населения с использованием достижений науки, раскрывающей природу болезней, управления организованного, направленного воздействия на общественное здоровье. Другое дело, в какой мере капиталистическое государство использовало эти возможности, кому и как оказывалась организованная медицинская помощь, включая санитарно-противоэпидемические, профилактические меры.

Немаловажным фактором возникновения потребности в науке и практике здравоохранения было общественное и особенно революционное движение трудящихся за социальные и политические права, среди которых на одно из первых мест всегда выдвигалось право на охрану здоровья.

Начатое с первой четверти столетия так называемое чартистское движение пролетариата Англии за свои социальные пава вылилось в массовые выступления трудящихся, особенно в течение и после революций в Европе в 1830 и 1848 годах и в последующие годы. В середине и к концу века правительства ряда европейских стран были вынуждены осуществить реформы и принять законы о социальной помощи работающим, в том числе о страховании и охране здоровья. Учреждались государственные общенациональные службы и органы управления общественным здоровьем, среди них земская и фабрично-заводская медицина в России. Трудами политологов и экономистов были созданы получившие широкое распространение демографические и социологические учения, в том числе концепции народонаселения Т. Мальтуса, А.Ж. Гобино, Ф. Гальтона и др. Произошло становление статистики как науки, исследованиями Ж.Бартильона и других выдающихся ученых были созданы классификации и номенклатуры болезней, повреждений и т.п.

Вторая половина XIX века – период возникновения и развития материалистической науки о законах бытия, природы и общества, создания революционных социал-демократических, коммунистических партий в том числе РСДРП и других общественных движений в России .

В этот период под влиянием социально-экономических изменений и научно-технического прогресса четко проявились закономерности и тенденции развития и формирования науки и, прежде всего, ее дифференциации. Во второй половине XIX века формируется целый «букет» научных дисциплин, в том числе ряд медицинских: невропатология, офтальмология, педиатрия, патологическая физиология, гистология, эмбриология человека. Среди новых наук и учебных дисциплин – экспериментальная гигиена, которая разрабатывает учение о влиянии на организм физических, химических, биологических факторов внешней среды. Однако некоторые ее первые представители не ограничиваются лишь исследованием природных факторов – в поле их внимания попадает человек не только как биологическая особь, но и как существо социальное, живущее в мире человеческих, общественных отношений, которые влияют на здоровье и патологию. Возникает интерес к изучению социальных условий, факторов, процессов по отношению к здоровью человека и его воспроизводству. Создается предпосылка для формирования и исследования, так сказать социальной, общественной стороны гигиены. Именно в начале ХХ века обозначается новая наука об общественном здоровье и здравоохранении.

До формирования данной науки эпизодически, в отдельных учреждениях, чаще всего в высших учебных заведениях, на медицинских факультетах университетов благодаря инициативе ряда ученых преподавателей гигиены, микробиологии, даже физиологии, клинических дисциплин, осознававших значение общественных факторов для здоровья и борьбы за его охрану и укрепление, не без труда и сопротивления со стороны представителей администрации и официальной медицины создаются курсы, учебные программы, лаборатории по общественной гигиене, превентивной медицине, общественному здоровью, с медицинской статистикой, иногда политэкономией и другими разделами общественных и медицинских наук. Хотя призывы к изучению и преподаванию этих курсов раздавались ранее, лишь во второй половине XIX века предприняты первые попытки организации подобных курсов. Так, в Казанском университете в 60-х годах проф. А.В. Петров читал студентам лекции по общественному здоровью, общественной гигиене; в 70-х годах там же проф. А.П. Песков читал курс медицинской географии и медицинской статистики, по существу общественной гигиены. В последующем подобные курсы были введены на медицинских факультетах университетов и в других высших учебных заведениях Москвы, Петербурга, Киева, Харькова. Однако это были лишь первые прообразы специальных учебных и научных учреждений по данному предмету. Они были эпизодическими, непостоянными, обычно входили в состав других дисциплин.

Начало же данной науки как самостоятельной дисциплины положили первые десятилетия ХХ века. Сначала в Германии, а затем и в других странах сформировалась дисциплина, названная социальной гигиеной.

В самом начале ХХ века молодой врач Альфред Гротьян с 1903 г. стал издавать журнал по социальной гигиене, в 1905 году основал в Берлине научное общество по социальной гигиене и медицинской статистике, а в 1912 году добился доцентуры и в 1920 году – учреждения кафедры социальной гигиены в Берлинском университете.

Вслед за кафедрой А. Гротьяна стали создаваться аналогичные подразделения в Германии и других странах. Их руководители, занимающиеся проблемами общественного здоровья и медицинской статистики сосредоточили свое внимание на социальных условиях и факторах, определяющих здоровье населения, на разработке предложений и требований по государственной охране здоровья населения, прежде всего, трудящихся, по осуществлению социальной, государственной политики, включая эффективное медицинское (санитарное) законодательство, страхование здоровья, социальное обеспечения. Они встали на путь реформ не только самой гигиены с ее техническим, экспериментально-физиологическим, санитарным направлением, но и всего дела охраны здоровья населения, организации медицинской помощи.

Социальная гигиена в СССР начинает свою историю с организации в 1918 году музея социальной гигиены Народного комиссариата здравоохранения РСФСР, директором которого был известный гигиенист проф. А.В. Мольков. Музей, а с 1920 года – институт социальной гигиены стал центром формирования данной дисциплины в новых политических условиях. Советской социальной гигиене предстояло извлечь все прогрессивное из своих предшественниц – прежде всего общественной гигиены России, тех первых учреждений, которые создавались до революции, социальной гигиены А. Гротьяна, А. Фишера и других представителей за рубежом.

Немаловажным условием становления социальной гигиены в СССР стала ее органическая связь с практикой, строительством нового общества и государства. Этому способствовало то, что в числе первых социал-гигиенистов, теоретиков, ученых были первые организаторы охраны здоровья народа и прежде всего Николай Александрович Семашко – первый нарком здравоохранения, и его заместитель – Зиновий Петрович Соловьев.

В 1922 году Н.А. Семашко при поддержке З.П. Соловьева, А.В. Молькова, Л.Н. Сысина, С.И. Каплуна и других авторитетных ученых и деятелей общественной гигиены организовал при I Московском университете кафедру социальной гигиены с клиникой профессиональных болезней. Тогда была единая и для других высших медицинских учебных заведений Москвы кафедра (в том числе II Московского университета). Она занималась преподаванием вопросов гигиены, эпидемиологии и др. В последующем кафедра социальной гигиены дала путевку в жизнь отдельным гигиеническим дисциплинам, кафедрам, курсам, институтам – общей и коммунальной гигиены (проф. А.Н. Сысин), профессиональной гигиены (проф. С.И. Каплун), гигиены воспитания, или школы гигиены (А.В. Мольков), по существу и истории медицины (проф. И.Д. Страшун) и др. Через год, в феврале 1923 года, З.П. Соловьев и его сотрудники создали кафедру социальной гигиены на медицинском факультете II Московского университета, образованного на базе бывших Высших женских курсов. С этого времени и в других университетских центрах стали открываться кафедры социальной гигиены и организовываться научно-исследовательские лаборатории и институты по данному предмету (социальной гигиене, социальной гигиене и санитарной статистике и т.п.), возглавляемые известными учеными и организаторами здравоохранения З.Г. Френкелем (Ленинград), Т.Я. Ткачевым (Воронеж), А.М. Дыхно (Смоленск), С.С. Каганом (Киев), М.Г. Гуревичем (Харьков), М.И. Барсуковым (Минск) и др.

Уже в 1922 году была разработана первая учебная программа по социальной гигиене, вскоре изданы первые учебники и учебные пособия (З.Г. Френкель, 1923; Т.Я. Ткачев, 1924; коллектив авторов под редакцией А.В. Молькова, 1927 и др.) В 20-х годах вышли в переводе на русский язык научные труды и учебные пособия А. Фишера, А. Гротьяна и других зарубежных социал-гигиенистов. С 1922 по 1930 годы издавался научный журнал «Социальная гигиена», освещавший проблемы строительства советского здравоохранения и ряд других вопросов. В первые годы в советской высшей медицинской школе не было соответствующих кафедр и курсов, и их преподаванием занимались кафедры и институты социальной гигиены.

Однако встречались и трудности. Формирование социальной гигиены встречало сопротивление консервативной профессуры, ряда бывших членов Общества русских врачей в память Н.И. Пирогова. Тенденция на соединение марксизма с медициной, гигиеной, социологией провоцировала оппозицию; против социальной гигиены и ее представителей нередко выступали члены различных обществ, в том числе стоящие на односторонних механистических либо даже виталистических позициях. Однако особенно тяжелый урон понесла медицинская наука и вместе с нею социальная гигиена вследствие репрессий конца 20 - 30-х годов в период культа личности Сталина. Вследствие режима сверхсекретности социальная гигиена была лишена информации. Дело доходило до того, что даже общепринятые во всем мире статистические сведения о демографических процессах – смертности, составе населения, заболеваемости, плодовитости и др. закрывались. Такое положение сохранилось и в последующие годы. Например, были закрыты сведения о детской смертности и ее структуре, инфекционной, психической заболеваемости, травматизме, даже о числе врачей по специальностям и др. В это время (конец 20-х – начало 30-х годов) были расформированы, закрыты институты социальной гигиены, существовавшие почти во всех республиках. Началось сверху наступление на формальную генетику, экспериментальную биологию, возглавляемые такими замечательными учеными, как профессора Н.К. Кольцов и Н.И. Вавилов.

Но все же социальная гигиена выжила и продвигалась вперед. Были созданы получившие широкую известность руководства, учебники. Монографии, в том числе по санитарной статистике (П.И. Куркин, С.А. Томилин, С.А. Новосельский, П.И. Кувшинников, Г.А. Баткис, Б.Я Смулевич, В.В. Паевский, А.М. Мерков, А.Я. Боярский), разработаны и усовершенствованы методы социально-гигиенических, медико-демографических, эпидемиологических исследований, на основе которых с использованием выборочного метода на преимущественно региональных и местных материалах получены важные результаты о тенденциях, изменениях общественного здоровья, используемые в совершенствовании организации медицинской помощи населению.

Однако эта прикладная, нормативная сторона социальной гигиены была признана руководящими инстанциями недостаточной, особенно в период подстегивания коллективизации и индустриализации, требующих немедленных организационных решений. В 1941 году, накануне ВОВ, кафедры социальной гигиены приказом наркома здравоохранения Г.А. Митерева были переименованы в кафедры организации здравоохранения. Это решение сузило теоретическую базу предмета, ограничило исследования социальных проблем здравоохранения, и без того находящиеся в зажатом, сдавленном официальными ограничениями и запретами состоянии, нанесло ущерб процессу преподавания и воспитанию студентов, принизило престиж нашей науки, все в большей мере становящейся прислужницей администрации здравоохранения. Было еще много драматических событий, которые самым пагубным образом сказались на развитии медицинской науки и здравоохранения и их престиже, нашу дисциплину не обошла эта судьба, заставляя ее быть послушной исполнительницей командно-административных решений, толкая на догматические, нередко далекие от подлинной науки, недостаточно проверенные и взвешенные рекомендации и выводы.

Чего стоит, например, огульная критика медицинских социологии, социологии здоровья, социальной биологии и других направлений, школ и концепций зарубежных социал-гигиенистов.

Однако нельзя было отбрасывать и то ценное, что накопила, чего добилась наша дисциплина, изучая нормативные, прикладные вопросы, проблемы организации, управления, в широком смысле – менеджмента в здравоохранении. Сотрудниками института организации здравоохранения им. Н.А. Семашко, созданного в 1946 году, было предложено восстановить прежнее название «социальная гигиена» и оставить новое – «организация здравоохранения». Такое решение примеряло сторонников двух точек зрения. В 1966 году министр здравоохранения СССР Б.В. Петровский подписал приказ о преобразовании кафедр и Института им. Н.А. Семашко в кафедры и Институт социальной гигиены и организации здравоохранения.

Постепенно был снят гриф секретности со статистических сведений. Стало выполняться множество научных исследований по здоровью населения, новым формам организации медицинской помощи. Выходили в свет учебники и руководства получившие известность и за рубежом (учебник Г.А. Баткиса и Л.Г. Лекарева, лекции С.Я. Фрейдлина, Ю.П. Лисицина, руководства Е. Белицкой, группы авторов под ред. Ю.П. Лисицина и др.). Этому сначала способствовали начатая с 1985 году перестройка, гласность, падение «железного занавеса», развитие международного сотрудничества.

Однако начавшаяся перестройка экономики и всех структур государства и общества, распад СССР отрицательно сказались на обеспечении бюджетными средствами здравоохранения и особенно медицинской науки и медицинского образования. Усугубился «остаточный принцип финансирования», сократилось число публикаций, научных исследований и научно-исследовательских институтов, был нанесен ущерб научному престижу и научному потенциалу многих учреждений, в том числе медицинских, ослабли связи с учеными бывших советских республик, подорвалась деятельность научных обществ.

В данный момент дисциплина переживает трудный период своей истории. В тяжелых материальных условиях предпринимаются попытки сохранить научный и кадровый потенциал, продолжать научные исследования и преподавание предмета.

В 1999 году было решено переименовать дисциплину на «общественное здоровье и здравоохранение» в соответствии с двумя основными составными частями ее и с учетом ее назначения и истории развития.

Список использованной литературы

1. Г.И. Румянцев, М.П. Воронцов, Общая гигиена, М., 1990

2. .Д. Зверев, Книга для чтения по анатомии, физиологии и гигиене человека, М.,1983.

3. А.А. Минх, Общая гигиена., М., 1984.

4. Б.В. Петровский, Популярная медицинская энциклопедия, М., 1987

5. www.yandex.ru

6. www.google.ru

7. www.referat.su

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий