регистрация / вход

Творчество Антуана Ватто

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ИЭКОНОМИКИ Алтайский институт экономики КУРСОВАЯ РАБОТА Тема: Творчество Антуана Ватто Дисциплина: Мировая культура и искусство

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ИЭКОНОМИКИ

Алтайский институт экономики

КУРСОВАЯ РАБОТА

Тема: Творчество Антуана Ватто

Дисциплина: Мировая культура и искусство

Выполнил студент:

Михайлик Алексей Леонидович

№ гр.6511/1-1

Проверил:

Мягких Светлана Валерьевна

Барнаул – 2008


Содержание:

Введение

1. Жизнь и творчество

2. Капризница

Заключение

Иллюстрации

Литература


Введение

Великое достоинство творений знаменитого французского художника Жана Антуана Ватто состоит в том, что они вдохновляют на разумные беседы, на серьёзные и задушевные разговоры; они рождают в нашем воображении вереницы зыбких образов, подобные гирляндам, которые разъединяются и соединяются вновь, навевают медлительные грёзы, будят смутное и лёгкое любопытство, побуждающее нас интересоваться всем, ничего не исчерпывая до конца; они воскрешают дорогие воспоминания, помогают забыть о низменных заботах и с волнением заглянуть в собственную душу.

Эта тема актуальна тем, что она показывает место художественного искусства Франции конца 17 – начала 18 веков, помогает узнать о жизни и творчестве художников того времени, в данном случае Жана Антуана Ватто. Через эту тему показывается жизнь Антуана Ватто, как одного из крупнейших художников рококо и создателя своего типа картин «галантное празднество». Для этого нужно проанализировать его биографию, выявить сущность картин, особенно его личного направления в искусстве.

Как увидеть человека сквозь созданные им картины и рисунки, как разгадать его судьбу с помощью дюжины страниц? Что, наконец, сделало художника бессмертным?

Нетрудно понять, что в прошлом веке Ватто стал кумиром тех, кто восхищался восемнадцатым столетием, с его циничной и прихотливой одухотворенностью, изощренностью мысли и горькой иронией. Естественно и то, что наш склонный к анализу век не хочет видеть в этом художнике только певца галантных празднеств и различать в искусстве его глубину и серьёзность.


1. Жизнь и творчество

(1684–1721) Жан Антуан Ватто (Watteau, Jean-Antoine) (рис.1) (1684 - 1721 гг.), французский живописец (рис.1), один из крупнейших художников рококо. Его имя в основном ассоциируется с типом картины, который он сам изобрёл, - "галантное празднество", где изысканно одетые молодые люди предаются веселью в восхитительной, романтической пасторальной обстановке. Картины Ватто крайне искусственны (любовные театральные сцены), но под их фривольностью подчас скрывается чувство меланхолии, отражающее убеждение художника в том, что все радости плоти преходящи. Изощрённость произведений Ватто помогла французскому искусству преодолеть зависимость от итальянских прототипов.

Родился 10 октября 1684 года в маленьком северофранцузском городке Валансьене. Его отец Жан Филипп Ватто был кровельщиком и плотником. Первые уроки живописного ремесла мальчик получил от местного престарелого живописца Жерэна. Однако учеба длилась недолго: скряга отец не захотел платить шесть турских ливров в год за учебу.

Около 1700 года Антуан ушел из родного города в Париж, сопровождая театрального художника Метейе. Он нанимается в живописную мастерскую на мосту Нотр-Дам, владелец которой организовал массовое изготовление и выгодный сбыт дешевых религиозных картинок. За тупую и изнурительную работу Ватто получал ничтожную плату и «тарелку супу ежедневно».

Антуану повезло встретиться с Жаном Мариэттом, торговцем картин и знатоком живописи. В доме Мариэттов он встретил своего первого настоящего учителя – Клода Жилло. У него молодой художник научился любить театр, которому впоследствии посвятил большую часть своего творчества. В мастерской Жилло Ватто провел около четырех лет. Причина расставания учителя и ученика до конца не ясна, но, как свидетельствуют некоторые современники, она заключалась в том, что старый мастер "позавидовал таланту Ватто".

Первая самостоятельная картина Ватто написана по мольеровским мотивам – это «Сатира на врачей». Она имеет и второе весьма характерное название, раскрывающее ее содержание: «Что я вам сделал, проклятые убийцы?»

В 1708 году Ватто уходит от Жилло и поступает помощником к художнику-декоратору Клоду Одрану. Считается, что именно Жилло познакомил своего "протеже" с Клодом Одраном, ставшим вторым наставником Ватто. Одран был не только преуспевающим художником, но и хранителем Люксембургского дворца. Последнее обстоятельство дало молодому Ватто возможность познакомиться с шедеврами мирового искусства - в частности, с рубенсовской "галереей Медичи" ("Жизнь Марии Медичи"). Колорит и свободный стиль Рубенса оказали большое влияние на живописца, хотя, конечно же, по духу Рубенс не был "его" художником. Вместе с учителем Антуан много работает над орнаментальными росписями, приобретая свойственную ему в дальнейшем легкость и точность рисунка. Одновременно он продолжает копировать и изучать произведения старых мастеров.

Приблизительно в 1709 году Антуан Ватто, решив стать самостоятельным живописцем, ушел от своего наставника. В этом же году он попытался завоевать Римскую премию Королевской академии. Но его работа на библейский сюжет, представленная в академию, заняла лишь второе место, и поехать в Италию художнику не удалось. Вторую попытку получить Римскую премию Ватто предпринял через три года, но и она оказалась неудачной. Увидеть Рим ему было не суждено.

А пока, в 1709 году, он стоял на перепутье. После ухода от Одрана и провала на конкурсе Королевской академии Ватто задумал поселиться в провинции и вернулся в свой родной Валансьен. Но уже через год он срывается с места и вновь едет в столицу уже как крупный, творчески зрелый мастер. Основная тематика, которой он в это время посвящает свои произведения, – военная.

«В его очень небольших, подчеркнуто камерных картинах мы видим переход войск в непогоду, краткий отдых солдат, опять переход под дождем и ветром, усталую толпу новобранцев, – пишет И.С. Немилова. – "Тягости войны" и "Военный роздых" относятся к числу лучших картин этой серии. В первой из них можно оценить мастерство художника в передаче состояния природы, внезапного вихря, гонящего клочья облаков, сгибающего деревья и раздувающего плащи всадников. Небольшие фигурки людей как будто не могут противостоять непогоде. Беспокойство пронизывает всю картину.

Вторая сцена рисует настроение диаметрально противоположное: люди, измученные военной жизнью, наслаждаются отдыхом, одни блаженно растянулись под деревьями, другие закусывают в палатке маркитантки. Мягкое освещение летнего дня подчеркивает спокойствие обстановки».

Военные сцены выдвинули Ватто в число художников, пользующихся успехом. Особенным спросом картины пользовались у участников фламандских походов.

По приезде из Валансьенна Ватто поселился у торговца рамами и картинами Пьера Сируа, через него он познакомился с Пьером Кроза, королевским казначеем, миллионером и тонким знатоком искусства. В 1712 году становится кандидатом в члены Королевской академии живописи и ваяния, представив академическому жюри несколько "костюмированных галантных сцен".

Весьма любопытны обстоятельства приема Ватто в "полные члены" Королевской академии. Всем академикам было ясно, что работы художника нельзя вписать в рамки какого-либо из уже существующих жанров, что самый его стиль отвергает возможность такого "вписыванья". И потому академия приняла беспрецедентное решение: Ватто позволили самостоятельно выбрать сюжет для картины, которую нужно было представить при переходе из кандидатов в действительные академики. Обыкновенно на написание такой картины отпускалось два года. Наш герой закончил свою работу только через пять лет. К этому времени Ватто уже обрел известность и даже славу - заказы сыпались на него один за другим (возможно, поэтому он так долго писал "академическую работу").

Современники отмечают, что даже на пике своей популярности Ватто оставался замкнутым и несколько загадочным в этой своей замкнутости человеком. Он не слишком интересовался материальным успехом и брался только за те заказы, которые были ему интересны. Друзья называли его "холодным" и "бесстрастным". Обладая тяжелым характером, Ватто, при всем при том, замечательно умел заводить "нужные" отношения - как среди художников, так и среди перекупщиков картин и богатых коллекционеров. Последним нужно отдать должное: они терпеливо сносили все странности художника и покровительствовали ему, несмотря на трудности, связанные с этим покровительством.

Жизнь Ватто прошла в постоянных переездах - кажется, что он словно боялся укорениться где-нибудь на одном месте, привыкнуть к нему. Вероятно, в 1714 году Ватто принял предложение Кроза поселиться в его парижском особняке. Там художник мог наслаждаться созерцанием великолепной коллекции картин, скульптур, рисунков, резных камней, там мог работать, не думая о хлебе насущном. Затем переехал в его же, Кроза, загородное поместье. Здесь, в прелестном местечке близ Монморанси, художник смог познакомиться с блестящей коллекцией полотен старых мастеров, собранной хозяином поместья. Здесь же началась и его трепетная любовь к природе. Именно с этого момента пейзаж начинает занимать все более важное место в картинах Ватто.

Одновременно с военной тематикой в творчество Ватто начинают прочно входить темы, связанные с жизнью театра и актеров. Художник сам создает мизансцены, декорации заменяет пейзажным фоном. Иногда это одинокая фигура музыканта, певца или танцора на фоне пейзажа: «Финетта»,

«Безразличный» (обе – 1716–1717), иногда – несколько артистов или друзей художника в театральных костюмах: «В одежде Мецетена» (1710-е годы), «Актеры итальянской комедии» (около 1712).

Живя у Кроза, художник мог наблюдать театральные постановки на лоне природы, модные в то время в столице развлечения вельмож, концерты, пантомимы, маскарады. Этими впечатлениями навеяны самые поэтические произведения Ватто – «Галантные празднества».

Как отмечает Н.Л. Мальцева: «"Галантные празднества" Ватто проникнуты скрытым, едва ощутимым душевным движением, противоречивыми настроениями, в них звучат то нежные, то лукаво-иронические, то печальные интонации, то поэтическая мечта о недосягаемом прекрасном, то неверие в искренность героев. Сюжетные ситуации и переживания героев даются в органической связи с природой. На нее переносится ощущение быстротечности жизни, непрочности ее счастливых мгновений, свойственное и его героям, среди которых нет волевых натур.

В картине "Общество в парке" нарядные девушки и юноши мирно беседуют, точно зачарованные поэтической красотой природы, созвучной их настроению. В пейзаже царит задумчивая тишина, и персонажам Ватто не свойственны бурные проявления чувств. Сосредоточенные в себе, они движутся в замедленном ритме, по едва заметным полуулыбкам, взглядам, незавершенным движениям можно лишь догадываться об их переживаниях».

Мастер был весьма признателен своему покровителю за оказанное гостеприимство, но, верный своему правилу нигде "не приживаться" (а также, вероятно, не желая злоупотреблять гостеприимством Кроза), вскоре покинул Монморанси и вернулся в Париж. 28 августа 1717 года Ватто, наконец, представил в Королевскую академию свою вступительную работу – картину "Паломничество на остров Киферу". Полотно сыграло свою роль, художник был принят в действительные члены академии как "мастер галантной живописи".

Образ произведения чрезвычайно музыкален. Кажется, в композиции картины исполняется какой-то медленный танец, в ритме которого дамы и кавалеры движутся по склону холма к ладье, которая должна доставить их на Киферу.

Каждый жест, поворот головы, выражение лиц передают тончайшие оттенки переживаний. Художник не стремится к индивидуализации образов, его герои и героини внешне похожи. Лирик по преимуществу, он ставит своей задачей воссоздать мир эмоций, показать их зарождение и развитие, их тончайшие нюансы.

К 1718 году относится великолепная картина Ватто – «Капризница» (рис.2), чрезвычайно показательная для мастера утонченной эмоциональностью образа, точным и изысканным рисунком, гармонией колорита.

В конце 1719 года Ватто едет в Англию проконсультироваться с тамошними медицинскими светилами относительно мучившей его чахотки. Здесь он вновь пишет театр – картину «Итальянские актеры», одну из последних своих театральных композиций. Актеры стоят перед зрителями, будто прощаясь с ними, словно отдавая последний поклон после последнего акта живописной пьесы художника.

«Итальянские актеры» были куплены у Ватто лечившим его доктором Мидом. Лечение не помогло. Ватто вернулся в Париж летом 1720 года безнадежно больным.

Примерно в это же время Ватто начинает проявлять несвойственный ему прежде интерес к деньгам и оказывается втянутым в две самые громкие аферы своего времени. В 1720 году он вкладывает значительную сумму в акции Лондонской компании южных морей, которые молниеносно вознеслись до небес и также молниеносно лопнули. Чуть позже художника соблазнил неслыханными барышами некий мошенник, предлагавший вкладывать деньги в безвестную "судоходную компанию" на Миссисипи. На этом предприятии Ватто потерял остатки своих сбережений, и ему пришлось с удвоенной энергией приняться за работу.

После возвращения из Англии он пишет одну из самых знаменитых своих картин - вывеску для лавки перекупщика картин Жерсена (так называемую "Вывеску Жерсена"). В последний год жизни он создал свои самые значительные картины: «Жилля», «Портрет скульптора Патера» и свои самые лучшие рисунки.

Одиночество, печаль, неудовлетворенность с особенной силой воплощены художником в образе «Жилля» (рис.3) (около 1720). Напряженно-неподвижная поза, безвольно опущенные руки, бледное лицо, грустный взгляд убедительно раскрывают состояние его души, в которой живут одиночество, печаль, неудовлетворенность.

Итальянский искусствовед Г. Фосси считает, что «"Жилль" – одна из самых загадочных картин всей мировой живописи: кто этот юноша в маске, с кукольным взглядом, с висящими, как у марионетки, руками, но живыми, чувствительными ладонями? И что за люди сидят у его ног, на что смотрят они, над чем смеются и чему удивляются, притаившись за поросшим травой пригорком, удаленные таким образом эмоционально от недостижимого манекена, единственной фигуры, на которой останавливается глаз зрителя? А осел? А герма (четырехгранный столб или постамент, завершающийся скульптурной головой или изваянием бюста без головы) фавна, виднеющаяся справа, парадоксальным образом живая, как все скульптуры, изображенные Ватто в сценах "на природе"?»

Блестящий финал творчества Ватто – «Вывеска Жерсена». Ее счастливый владелец удостоверил, что «написана она была за неделю, да и то художник работал только по утрам; хрупкое здоровье, или, лучше сказать, слабость не позволяла ему работать дольше». За семь коротких сеансов художник создал настоящий шедевр!

Впервые в живописи Ватто мир искусства отделился от мира реального, и реальные люди из плоти и крови впервые показаны в прямом взаимодействии с выдуманным, живописным миром.

«Все соединилось в этой причудливой картине, где привычные границы жанров разрушены с той же царственной уверенностью, что и сама передняя стена жерсеновской лавки, – пишет Ю.М. Герман. – Обыденный труд упаковщиков, нежность влюбленных, невзначай входящих в магазин, смешное кокетство любителей, гордых своей причастностью к профессиональным тайнам, трогательное внимание к искусству тех, кто и в самом деле способен им восхищаться.

При этом все в картине кажется настолько естественным, настолько само собою происходящим, что трудно увидеть за этой простотой безошибочный и совершенный композиционный расчет.

Ничего случайного нет в этой работе Ватто. И даже собака на мостовой помогает уравновесить картину, поскольку правая группа глубже левой и кажется потому легче».

Здоровье Ватто, между тем, все более и более ухудшалось. После краткого периода улучшения (эти "улучшения" - одно из самых коварных свойств чахотки) болезнь взяла свое. В середине июля 1721 года живописец скончался в курортном городке Ножан-сюр-Марн близ Парижа на руках Жерсена, своего последнего заказчика, тоскуя о том, что не может вернуться в родной Валансьен.

«Он кончил свою жизнь с кистью в руках», – написал о нем один из друзей. Умер Ватто в Ножан-сюр-Марн 18 июля 1721.,прожил на свете всего 37 лет...

Ватто был, по большому счету, самоучкой. Но при этом он не испытывал обычных для дилетантов (даже и для очень талантливых дилетантов) затруднений. В частности, он всегда делал прекрасные, очень точные наброски. Ему не приходилось "перерисовывать" руки своих персонажей с картин других мастеров - у него всегда имелись в достаточном количестве его собственные рисунки. Кроме портретных набросков, мастер часто делал пейзажные зарисовки. Особенно много таких зарисовок относится к тому периоду, когда он жил в поместье Кроза неподалеку от Монморанси. Все свои наброски (выполненные, как правило, мелом - черным, красным и белым) Ватто аккуратно сохранял, подшивая в альбомы.

Он был одним из самых известных и оригинальных французских художников 18 в., который на основе традиций фламандского и голландского искусства создал новый стиль – рококо. В зрелые годы Ватто изучал живопись Рубенса, в частности цикл его картин, посвященных Марии Медичи и украшавших стены Люксембургского дворца. Среди рисунков художника сохранилось несколько набросков с этих панно. В основе любимой темы Ватто – изображения галантных празднеств – лежит картина Рубенса «Сады Любви».

Другой столь же важный источник творчества Ватто – рисунки венецианских мастеров из коллекции его друга и покровителя Пьера Кроза. Особенно сильное впечатление произвели на художника работы Тициана и Паоло Веронезе, а также пейзажные рисунки Доменико Кампаньолы. Работы парижских учителей Ватто, Жилло и Одрана, стали для него образцами утонченного вкуса, проявившегося в создании изысканных арабесок из фигур и растений, отразивших художественные пристрастия – начала 18 в. В изображении театральных сценок он был последователем Жилло.

В стиле Ватто чувствуются все эти источники, однако, в очень оригинальном сплаве. Его ранние работы – сцены в тавернах, изображения бивуаков и военных лагерей, написанные во фламандской традиции, – обладают качествами, предвосхищающими зрелый стиль мастера. Однако сюжеты, наиболее полно отвечающие вкусу самого Ватто, – это образы персонажей итальянской комедии (Жиль, Лувр; Мецетен, Нью-Йорк, музей Метрополитен) и галантные празднества. Жанр галантных празднеств представляет собой сценки с модно одетыми дамами и изящными кавалерами на фоне природы. Однако Ватто наполняет их чувством тоски по недостижимому миру мечты. Даже костюмы – изящные вариации на темы современной моды – являются плодом фантазии художника.

Одна из самых знаменитых картин Ватто, выдающийся пример взаимопроникновения и перевоплощения театра и реальности, – Паломничество на остров Киферу (1717), одна версия которой находится в Лувре, а другая – в Берлине, в замке Шарлоттенбург. Сюжет картины заимствован из пьесы 18 в. и представлен как галантное празднество, происходящее в саду перед статуей Венеры, с золотой ладьей и резвящимися амурами на заднем плане, что свидетельствует о приготовлениях к путешествию на остров богини любви. Кавалеры и дамы отправляются на остров любви; как будто на наших глазах любовь зарождается, движения полны неуверенности, взгляды - сомнений, затем любовное чувство растет.

Театральность характерна для всего искусства XVIII в., и для Ватто особенно. Он не скрывает театрального приема в композиции: действие разыгрывается на переднем плане, который выглядит как площадка сцены; он всегда пишет кулисы - обрамление этой главной сцены; как в театре, располагает группы фигур, освещая их искусственным светом рампы. Искусство театра не только было модно в век Ватто, театром была вся жизнь общества, которое пишет художник.

Чувственная сторона сюжета приглушена и смягчена. В высочайшем художественном мастерстве передачи фактуры тканей Ватто является наследником живописных традиций Рубенса и Веронезе, однако мазок у него более тонкий и текучий. Легкие и изящные фигурки персонажей Ватто кажутся почти бестелесными. В отличие от объединенных в мощном движении пышнотелых персонажей Садов Любви Рубенса, они свободно размещены в пространстве картины, образуя волнистую линию, направленную поперек картинной плоскости и удаляющуюся вглубь, по направлению к кораблю.

Почти все картины Ватто небольшого размера. Это типичные образцы стиля рококо. В них ритмическая организация фигур и предметов обстановки обладает красотой и вычурностью декоративных арабесок, ставших особенно модными в эту эпоху. Здесь декоративный эффект возникает из легких и сложных по рисунку круглящихся линий, образованных фигурами персонажей и листвой деревьев. Мечтательная красота и лиризм произведений Ватто остались неповторимыми в истории европейского искусства; его ученики и последователи Никола Ланкре и Жан Батист Патер изображали мир театра и сценки галантных празднеств гораздо более прозаично, чем их учитель.

Ватто никогда не датировал свои картины, да и названий сам им не давал.

Почти все они были придуманы его заказчиками и друзьями - и уже после смерти мастера. Поэтому они не могут прояснить для нас смысла, вложенного в картину автором. Ранние работы Ватто, за редким исключением, бесследно пропали.

Творческие устремления Ватто положили начало новому этапу в развитии французской живописи, графики и декоративного искусства. Ещё с ранних лет, следуя характерным мотивам жанровой живописи 17 века, Ватто обращался к изображению современной ему жизни ("Бивак", Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва: "Савояр с сурком", 1716, Эрмитаж, Ленинград), в которое вносил особую интимность и лирическую взволнованность. В зрелую пору сложились особые, связанные общим содержанием типы сюжетов - театральные сцены и "галантные празднества". Важную роль в творческом методе Ватто играло поэтическое воображение; внутренняя жизнь его персонажей раскрывается в особой сфере влечения в мир мечты, причудливо переплетающегося с обращением к лирической отзывчивости зрителя. Ватто впервые воссоздал в искусстве мир тончайших душевных состояний, нередко окрашенных иронией и горечью, порожденных ощущением несоответствия мечты и реальности. Персонажи картин Ватто - постоянно повторяющиеся типы, но за их галантной игрой, под маской актёра кроется бесконечное многообразие оттенков поэтического чувства. В лирических сценах Ватто, чаще всего представляющих группы фигур на лоне природы, тончайшим градациям чувств созвучна эмоциональность пейзажа. Группы и персонажи многофигурных сцен развивают в различных вариациях общую лирическую тему. Певучесть и прихотливость композиционного ритма проявляется в тонко уловленных движениях и жестах. Богатство эмоциональных оттенков воплотилось в изысканной нежности цветовых сочетаний, трепетной игре красочных нюансов, вибрирующих, изменчивых мазков.

Расцвет творчества Ватто был непродолжителен. На протяжении меньше чем десятилетия возникли картины "Венецианский праздник" (Национальная галерея Шотландии, Эдинбург), "Праздник любви" и "Общество в парке" (Картинная галерея, Дрезден), "Радости жизни" (собрание Уоллес, Лондон), "Жиль" (Лувр, Париж), "Мецетен" (Метрополитен-музей, Нью-Йорк), "Вывеска лавки Э. Ф. Жерсена" (Картинная галерея, Берлин-Далем). Ватто не датировал свои картины, но, очевидно, его живопись эволюционировала от сравнительно тёмной гаммы ранних сцен солдатской жизни (около 1709 года и позже) к просветлённому золотистому колориту "Паломничества на остров Киферу" (рис.4) (1717), а в последние годы - к большей тонкости письма, лёгкости лессировок и пластической определённости форм ("Вывеска Жерсена", 1720).

Поэтическое очарование отличает и рисунки Ватто, выполненные обычно сангиной либо в три цвета (итальянский карандаш, сангина, мел) и свидетельствующие о его острой наблюдательности и глубоком изучении натуры. В рисунках запечатлены разнообразные типы французского общества, переданы тончайшие оттенки эмоций; лёгкие штрихи и волнистые линии воссоздают нюансы пластической формы, движение света, впечатление воздушной среды.

Мастерство Ватто-рисовальщика - было оценено еще при его жизни. Интересно, что его сохранившиеся рисунки издали даже раньше, чем гравюры, сделанные с его самых популярных картин, - вскоре после смерти художника.

Возвращаясь к Ватто-живописцу, отметим его особенное умение передавать фактуру ткани, а также удивительную способность писать лица своих персонажей живыми, на глазах меняющими выражение. Чудесные тонкость и изящество полотен мастера тем более замечательны, что он никогда не отделывал их, попросту не имея на это терпения. Ватто писал "взахлеб". Из-за своей торопливости он часто совершал технические промахи - перегружал кисть краской или же писал второй слой картины по еще непросохшему первому слою. Но эта же стремительность придавала его работам и неповторимое очарование.

Колорит Ватто - одно из сильнейших качеств его дарования - построен на тонких нюансах серых, коричневых, бледно-сиреневых, желто-розовых (всегда смешанных) тонов. В картинах Ватто никогда нет чистого тона. Как в цвете даны все оттенки тонов, так и в изображении Ватто даны все тончайшие оттенки любовного чувства.

Знаменитые братья Гонкуры писали о художнике в 1856 году: «Ватто – великий поэт восемнадцатого века. Шедевры мечты и поэзии, сотворенные его разумом, до краев заполнены необыкновенным жизненным изяществом… Ватто, словно вновь возрождает красоту. Однако это не та красота античности, что заключена в совершенстве мраморной Галатеи или материальном воплощении обольстительных Венер, и не средневековое очарование строгости и твердости. На картинах Ватто красота есть красота: это то, что окутывает женщину облаком привлекательности, ее очарование, самая суть физической красоты. Это нечто едва уловимое, что кажется улыбкой черт, душой форм, духовным лицом материи».

Художник умер очень молодым. Нельзя сказать, что он не ожидал смерти, но у него, как у всякого чахоточного больного, была надежда если не на полное выздоровление, то на "отсрочку". Поэтому ни одну из его картин мы не можем рассматривать как "завещание" (хотя некоторые черты его есть в "Вывеске Жерсена").

Трудно представить в каком направлении развивался бы дар Ватто, если бы судьба отвела ему еще несколько лет жизни. Можно лишь предполагать, что, скорее всего, живописец все более приближался бы к реализму (но "реалистом вполне" так и не стал бы никогда - не таков был его душевный склад). По крайней мере, последние работы мастера обнаруживают внимание к детали, к повседневности.

"Посмертная судьба" Ватто сложилась довольно удачно. Уже вскоре после его кончины были изданы, как уже говорилось, его рисунки, а затем и гравюры с его картин. Несколько не повезло ему с непосредственными последователями - они не обладали достаточными способностями и уж конечно не могли претендовать на глубину и выразительность, присущие стилю Ватто. Пожалуй, одним из талантливейших учеников мастера можно считать Гейнсборо, хотя он и не работал в "галантном жанре".
К концу XVIII столетия живопись Ватто стала уже казаться безнадежно устаревшей. У творческой молодежи появились новые ориентиры (например, героические полотна Давида), и почтения к старым мастерам она не испытывала.

Известно, что парижские студенты однажды даже закидали хлебными шариками картины Ватто. Вновь интерес к галантной живописи Ватто пробудился в XIX веке, с нарождением нового художественного направления - романтизма.

Антуан Ватто, художник, проживший всего 37 лет и всего два столетия в 18 веке, оказался способен одарить зрителя очень сильными и глубокими ощущениями новой эпохи, заставить почувствовать её поэзию и красоту, исключительную цельность и многогранность. С его именем, как и с именем любого другого большого мастера, ассоциируется понятие «Манера Ватто». К искусству Антуана Ватто испытывали огромный интерес художники-романтики, восхищавшиеся его красочной чуткостью и умением передавать тонкое эмоциональное настроение каждой сцены. «Надо посмотреть ещё нескольких Ватто, чтобы изучить его приёмы <…> маленький Ватто, которого я повесил, окончательно убедил меня в превосходстве светлых тонов», - запишет в своём Дневнике Эжен Делакруа.

О судьбе самого Антуана Ватто известно немного. Он был человеком с нелёгким характером, часто менял места жительства из-за неуживчивости и внутреннего беспокойства, но имел, однако, много друзей и всего лишь раз покинул Париж, когда в 1720 году посетил Англию.

Биографы почти одинаково отзывались о нём: «Он почти всегда был задумчив, усидчивый труд положил на него отпечаток некоторой меланхоличности. В обращении его чувствовалась холодность и связанность, что порою стесняло его друзей, а иной раз его самого, единственными его недостатками были равнодушие да ещё любовь к переменам» (Жан де Жюльен).

Мы можем, однако, предположить, что он был достаточно цельной натурой не только благодаря своему выдающемуся дарованию, но и исключительному трудолюбию, и, обретя свой независимый путь, он сумел стать при жизни известным признанным мастером, гордостью Королевской Академии живописи и скульптуры, её действительным членом.

2. Капризница

Антуан Ватто пришел во французскую живопись в эпоху, когда господство академического искусства было поколеблено мастерами, обратившимися к реалистическим традициям фламандской школы. Воссозданное на картинах Ватто неповторимое своеобразие жанровых сцен основано на вдумчивом наблюдении реальной жизни: важное значение при работе над картинами имели для художника многочисленные натурные зарисовки. Однако вряд ли можно судить по произведениям Ватто о подлинном быте, нравах, повседневности и праздниках французского общества начала XVIII века.

Жизнь военных бивуаков и театральных кулис, развлечения и сердечные дела галантных кавалеров и дам, предстают в его творчестве преображенными поэтической фантазией художника. Между персонажами "Капризницы" - кавалером и дамой, по-видимому, произошла размолвка. Художник с мастерством тонкого психолога показывает, сколь разные чувства и реакции порождает у героев эта ситуация. Живопись картины, говоря словами влюбленного в искусство Ватто Александра Бенуа, "искристая, нежная по оттенкам, прозрачная по колерам, ласковая и гибкая по письму". В основе поэтики художника - его предельно личностное отношение к миру, сочетающее мечтательность, иронию, нотки грусти и разочарования, сплавленные воедино светлым поэтическим чувством.


Заключение

В этой работе была показана жизнь Антуана Ватто, как одного из крупнейших художников рококо и создателя своего типа картин «галантное празднество». Для этого проанализирована его биография, выявлена сущность картин, особенно его личного направления. Ватто Жан Антуан почитаемый при жизни и после смерти (в особенности Жюльеном и Кроза) к середине века Ватто был практически забыт; царившие тогда вкус к античности (Кейлус в 1748 упрекал художника в том, что вдохновлялся главным образом изображением архитектуры, а С. Леклерка и Б. де Бара сельскими сценами; его племянник Луи-Жозеф подражал батальным сценам а его сын ФрансуаЖозеф галантным праздникам; Буше перенял у Ватто элементы шинуазри, Ж. Ф. де Труа опубликовал иллюстрации его галантных празднеств, а молодой Ж.-Б. Удри заимствовал его театральные сюжеты (декорации для Фагона 1725: Итальянские комедианты в парке частное собрание). Искусство Ватто получило широкое распространение и в других странах: в Англии благодаря Мерсье (приблизительно до 1740) в Испании благодаря Кийару, не считая многочисленных подделок создававшихся в середине XVIII в Париже для прусского двора. Рисунки. Три самых крупных собрания рисунков Ватто (Стокгольм Британский музей Лувр) свидетельствуют о виртуозном владении сангиной и углем, которые в большинстве случаев накладывались на тонированную бумагу. Художник был и неустанным наблюдателем: женские типажи, разнообразные изящные позы, совершенство штриха и изумительное красочное решение фантазия все это делает рисунки Ватто особенно привлекательной частью его творчества. Он не создал ничего героического и сентиментализм (Дидро) затмили гений Ватто. Однако уже с 1810 интерес к Ватто начинает возрождаться во второй половине XIX в. он вновь становится популярен.

Творчество Ватто открыло новые пути к художественному познанию современной жизни, к обострённому восприятию лирических настроений и поэзии природы; по своему содержанию оно шире и богаче искусства рококо, в развитии которого наследие Ватто (особенно его орнаментальные панно) сыграло важную роль.

В его искусстве не было социальных драм, глубоких характеров, серьёзных событий. Он почти и не писал современную ему, конкретную жизнь – лишь не ясны её миражи. Более того, его персонажи однообразны: словно актёры одного и того же театра разыгрывают милые, но не затейливые пьесы единственного своего драматурга. И даже декорации меняются мало.


Иллюстрации

Рисунок 1: Автопортрет

Рисунок 2: "Капризница" 1718 Эрмитаж, Санкт-Петербург

Рисунок 3: HYPERLINK"http://smallbay.ru/images7/watteau11.jpg" \t"_blank" \o"АнтуанВатто" «Жиль» 1717-1719


Литература:

1. Герман М. Антуан Ватто, Искусство, 1984, 208с.

2. Гунст Е.А. Антуан Ватто, Искусство, 1987, 68с.

3. Немилова И.С. Антуан Ватто, Искусство, 1964, 212с.

4. Федотова Е. Белый город, Искусство, 2002, 48с.

5. Чегодаев А.Д. Антуан Ватто, Искусство, 1963, 32с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий