Наследие М.Ю. Лермонтова

Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления великого русского поэта М.Ю. Лермонтова. Анализ прозаических произведений: "Панорама Москвы", "Княгиня Лиговская", "Я хочу рассказать вам", "Ашик – Кериб", "Герой нашего времени", "Кавказ".

Вступление

Поверь, ничтожество, есть благо

в здешнем свете.

К чему глубокие познанья,

жажда славы,

Талант и пылкая любовь

свободы,

Когда мы их употребить не можем?

Эти строки можно поставить эпиграфом ко всему творчеству Лермонтова. Каждое сказанное Лермонтовым слово не надуманно, но пережито и выстрадано.

Что такое для нас Лермонтов? Как объяснить те ощущения, когда мы открываем томики его стихов, знакомимся с действующими лицами «Героя нашего времени…»

Почему именно Лермонтов? Почему именно в его стихах, прозе каждый из нас открывает для себя свое, самое сокровенное. Почему грустный, печальный, отчаявшийся Лермонтов так нужен всем…

Извечный cпор: кто лучше – Пушкин или Лермонтов – неразрешим, потому что два великих поэта не просто разные характеры, разные личности, они – герои разного времени. Герцен – почти ровесник Лермонтова – называл «свое» поколение «отравленным с детства». Всего на пятнадцать лет раньше Лермонтова родился Пушкин, на целых пятнадцать лет он старше. Если Пушкин жил и формировался в эпоху расцвета декабризма, то Лермонтов отразил в своем творчестве эпоху последекабрьского безвременья.

Ровесники Лермонтова не могли мечтать о деятельности, потому что деятельность в эпоху Николая I сводилась к повиновению. В тринадцатые годы XIX столетия честному, умному, активному человеку некуда было приложить свои силы: всякая попытка действовать и мыслить самостоятельно пресекалась. Вот в это время в литературу вошел Лермонтов.

В юности Лермонтова не было света и веры. Он вырос в душевной пустыне, жил в ней, и сам себя на неё обрекал, и не мог из неё выбраться. Среди отчаянной пустоты той жизни, которой он жил, оставалось одно: сохранить свободу мысли и духа. Сохранить интерес к людям. Попытаться понять их души, их трагедию.

Михаил Юрьевич Лермонтов, – лирический герой почти всех своих стихов: мы все знаем его как человека – с одиночеством, бурной тоской, предчувствием ранней своей гибели – и всегда со страстной энергией, отчаянной каждой деятельности, счастья.

Он писал о себе и, в то же время, всегда готовился написать не о себе. О человеке своего поколения. О герое своего времени. И может быть, «вся его поэзия – подготовка к непостижимому подъёму на вершину его прозы», – писала М. Цветаева.

Опыты драматургии, первые прозаические произведения – это тоже подготовка, тоже наброски, эскизы, подход к будущему герою романа.

«В уме совсем я создал мир иной

И образов иных существованье.

Я цепью их связал между собой,

Я дал им вид, но не дал названья»

(«Русская мелодия» 1989 год)

Что мы знаем о прозе Лермонтова? Наиболее известное произведение М.Ю. Лермонтова – это «Герой нашего времени».

Но были и первые пробы пера в прозе – это юношеский роман «Вадим», потом был незаконченный роман «Княгиня Лиговская», прозаический отрывок «Я хочу рассказать вам», сказка «Ашик – Кериб», и, наконец, значимое в творчестве Лермонтова произведение «Герой нашего времени». Еще известен очерк «Кавказец», фантастическая повесть «Штосс»; очерк «Панорама Москвы».

Глава 1

Очерк «Панорама Москвы» – датируется 1834 году. Это первая проба пера в прозе молодого Лермонтова, которая представляет собой сочинение, выполненное по заданию преподавателя русской словесности в Школе гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров В.Т. Плаксина.

В то же время (1833–1834 гг.) Лермонтов работает над романом «Вадим». Этот роман войдет в свет под условным названием «Юношеская повесть Лермонтова» спустя 40 лет в журнале «Вестник Европы».

По справедливому замечанию А. Блока, в этом первом большом прозаическом произведении Лермонтова «содержатся глубочайшие мысли о русском народе и революции». В основу романа положены исторические события крестьянской войны под руководством Пугачева, относящиеся к лету 1774 года, когда пугачевское движение охватило ряд волжских провинций, в том числе Пензенскую губернию. Многое Лермонтов почерпнул из «рассказов бабушки». Пугачев, как действующее лицо только упоминается в романе. Главное действующее лицо – Вадим, озлобленный горбун, поступивший в услужение к своему заклятому врагу богатому помещику Палицыну. История Вадима и его сестры Ольги, взятой на воспитание Палицыным, показывается на фоне событий крестьянской войны.

В основу «Вадима», как и «Дубровского» А.С. Пушкина, автором положен один и тот же реальный случай – судебное дело «О неправильном владении поручиком Иваном Яковлевым сыном Муратовым именем, принадлежавшим гвардии подполковнику Семену Петрову сыну Крюкову…».

Помещик Борис Петрович Палицын, русский барин, владелец богатого имения, приехав однажды в монастырь к вечерне, увидел у монастырских ворот, среди нескольких увечных богомольцев, ждущих подаяния, нищего, который «неподвижно смотрел на расписные святые ворота». Остальные нищее, столпившиеся у ограды, с изумлением взирали на «горбача», на вид которому было не больше двадцати восьми лет.

Пораженный безобразием и страшной силой Вадима (так звали нищего) и, уступая просьбе последнего, Палицын берет его к себе на службу, не подозревая, что «новый холоп» – сын его врага.

Когда-то старик Палицын был добрым другом семьи Вадима. Но однажды на охоте собака отца Вадима обскакала собаку Палицына. Отец Вадима посмеялся над ним: с этой минуты началась непримиримая вражда. Всего несколько лет понадобилось богачу Палицыну, чтоб отнять родовое имение у отца Вадима, а сына его сделать тем, кем он стал сейчас…

Основу романа составляют взаимоотношения Вадима и помещика, которые развиваются в свете последних событий пугачевской войны.

Лермонтов постарался исторически достоверно передать настроения представителей различных социальных слоев того времени.

Вадим является самостоятельным опытом исторического романа о пугачевском движении – реальном событии русской действительности XVIII века. Он свидетельствует о серьезных намерениях юного автора: ведь в самом начале своего творчества он обратился к одному из труднейших видов романтики – роману историческому, к изображению народного движения.

Лермонтов оставил роман незавершенным.

Глава 2

Роман «Княгиня Лиговская» – незаконченный роман из жизни петербургского общества 1830-х годов; был начат в 1836 году. Создавался при участии ближайшего друга Лермонтова, литератора и этнографа С.А. Раевского (1808–1876), который служил в Департаменте государственных имуществ и был хорошо знаком с бытом и нравами петербургских чиновников. Беседы с ним явились для Лермонтова тем источником, откуда писатель получал фактический материал, необходимый ему для разработки сюжетной линии.

Лермонтов в своем романе переносит героев в обычную обстановку города, усадьбы. Он уделяет большое внимание не только путешествиям, которые произошли с героями, но переживанием, характерным для человека, чаще всего просвещенного молодого дворянина, и его повседневным взаимоотношением с обществом.

В своем произведении автор рассказывает о воспитании дворянской молодежи и подчеркивает разницу между «московским» и «петербургским» воспитанием.

В письме к М.А. Лопухиной из Петербурга Лермонтов писал: «…видел я образчики здешнего общества: любезнейших дам, учтивых молодых людей – все вместе они производят на меня впечатление французского сада, очень тесного и простого, но в котором с первого раза можно заблудиться, потому что хозяйские ножницы уничтожили всякое различие между деревьями…».

В этом романе впервые появляется Григорий Александрович Печорин, который во многом напоминает Печорина из романа «Герой нашего времени». В молодом герое «Княгини Лиговской» намечаются черты характера, которые потом так отчетливо обозначились в образе главного действующего лица «Героя нашего времени», – сильная воля, независимость, смелость суждений, пылкое воображение и глубокий аналитический ум. Герой живет в Петербурге; он молод, блестящ, у него большой роман со светской девушкой Лизой Негуровой, любви которой он добивается, хотя не любит ее и не собирается жениться.

Роман «Княгиня Лиговская» во многом автобиографичен; реальной основой сюжетной линии «Печорин – Негурова» послужили «петербургские» отношения Лермонтова с предметом его юношеской любви Е.А. Сушковой.

Отношения Лермонтова с В.А. Лопухиной нашли отражение во второй сюжетной линии романа, связанной с именами Печорина и Веры Лиговской. Прототипом князя Лиговского в романе явился Н.Ф. Бахметев, за которого В.А. Лопухина в 1835 году вышла замуж.

Работа над романом была прервана событиями, последовавшими за гибелью в январе 1837 года А.С. Пушкина. В 1838 году Лермонтов писал Раевскому: «Роман, который мы с тобою начали, затянулся и вряд ли кончится, ибо обстоятельства, которые составляли его основу, переменились, а я, знаешь, не могу в этом случае отступить от истины».

Образы Лиговских получили свое дальнейшее развитие в повести «Княжна Мэри».

Глава 3

Прозаический отрывок «Я хочу рассказать вам» возможно был начат до «Княгини Лиговской». Но не исключено, что он был написан в последние годы жизни Лермонтова и опубликован в литературном сборнике «Вчера и сегодня» в 1845 году. Этот небольшой рассказ начинается со знакомства с жизнью молодой женщины, которая в молодости «блистала на светских балах», а теперь «схоронила себя в деревне». Потом знакомит нас с Александром Сергеевичем Арбениным, рассказывает о его детстве…

Сведения о детстве Арбенина во многом автобиографичны, т.е. перекликаются с детством самого автора.

Так же, как и Лермонтов, Арбенин жил без матери. Описание деревенского быта, уклада жизни во многом схожи с детством автора…

Рассказ был не окончен.

Глава 4

Сказка «Ашик – Кериб» была написана в 1837 году в Закавказье: там стоял Нижегородский драгунский полк, куда Лермонтов был переведен из гвардии за стихи на смерть Пушкина. Сказка «Ашик – Кериб» представляет собой запись азербайджанского дастана об Ашик – Керибе (ашик – народный певец, музыкант; кериб – чужеземец, бедняк). Этот сюжет известен в грузинском, армянском, туркменском, узбекском, турецком вариантах.

Лермонтов называл свою сказку турецкой. Однако преобладание в тексте «Ашик – Кериба» азербайджанских языковых элементов (терминологии, диалектный форм, следов произношения) доказывает, что сказку Лермонтову рассказал азербайджанец. Примечательно, что в среде народов Закавказья азербайджанский язык называется турецким.

Эта сказка о любви бедного Ашик – Кериба к дочери богатого Тифлисского турка Магуль – Мегери; о том, как он дав обет стать богатым в течении семи лет, пошел странствовать по свету. Много приключений было с ним в пути, много испытаний пришлось ему пройти, что бы достигнуть цели и, в конце – концов, женился на любимой девушке…

Записав сказку М.Ю. Лермонтов отказался о ее дальнейшей обработки. Этим и объясняется отсутствие единообразия в передаче местных слов и выражений.

Глава 5

«Герой нашего времени» – центральное произведение, созданное в годы творческой зрелости Лермонтова.

Роман вобрал в себя весь человеческий и литературный опыт автора. Он состоит из ряда отдельных новелл, открывающегося «Беллой» и заключенного «Фаталистом».

Это не было просто случайное «собрание повестей»; это было цельное произведение, роман, построенный на объединении (в соответствии с традицией, характерной для русской прозы 1830-х годов) малых жанровых форм, отмечалось в «Отечественных записках».

Каждая из первых трех повестей: «Бэла», «Фаталист», «Тамань» – представляла собой внутреннее завершенное целое и могла быть опубликована как отдельное самостоятельное произведение. Роман же возник тогда, когда были написаны «Максим Максимыч» и «Журнал Печорина» (в который включена «Княжна Мэри») – важнейшие составные компоненты произведения. Композиция романа очень сложна. «Предисловие», появившееся во втором издании, написано от лица автора. Дальше читатель знакомится с «путевыми записками» человека, путешествующего по Кавказу. К «путевым запискам» примыкает «Журнал Печорина».

Роман Лермонтова относят к философской прозе и связывают с ее традициями, в то же время, он ищет много общего с очерковой литературой, романом-путешествием. Это произведение может быть сопоставлено с романом-исповедью. Наконец, «Герой нашего времени» предстает как цикл повестей или рассказов, объединенных одним героем и необыкновенным характером приключений, которые выпали на его долю.

Каждая повесть значима не только сама по себе, все вместе они создают образ героя того времени. Поэтому и первоначальное заглавие романа, известное по рукописи, – «Один из героев начала века». Работая над романом, Лермонтов поставил перед собой цель – создать «портрет, составленный из пороков всего поколения». В Печорине есть страдание и одиночество, опыт и зрелость, безумные надежды; в нем – раздвоенность и необъятные силы; он как «парус одинокий» «ищет бури».

Рядом с Печориным живут, страдают, любят другие герои, в которых действительность воплотилась другими сторонами. Это герои не похожи друг на друга, они представляют собой две стороны русской жизни – России народной и России образованной, обстоятельства и жизнь сталкивают их…

«История души человеческой, хотя бы самой мелкой души, едва ли не любопытнее и не полезнее истории целого народа, особенно, когда она – следствие наблюдений ума зрелого над самим собою и когда она писана без тщеславного желания возбудить участие или удивление».

«Бэла» была напечатана в «Отечественных записках» под названием «Из записок офицера о Кавказе». Белинский отмечал: «Простота и безискусственность этого рассказа – невыразимы, и каждое слово в нем так не своем месте, так богато значением. Вот такие рассказы о Кавказе, о диких горцах и отношениях к ним наших войск мы готовы читать, потому что такие рассказы знакомят нас с предметом, а не клевещут на него. Чтение прекрасной повести Лермонтова многим может быть полезно».

В «Бэле» мы узнаем о том, как Печорин задумал и учинил поверку жизнью известной романтической утопии, утверждавшей возможность обретения счастья «сыном века» в союзе с дикаркой.

Лермонтовский герой завоевывает ценой некоторых усилий доверие и любовь черкешенки. Казалось, он обретает счастье. Но скоро Печорин приходит к заключению, что человек «зрелого ума» не может обрести счастья в любви дикарки, что эта идея сама по себе не состоятельна. Для Печорина как человека развитого образованием и любовь должна иметь разумное содержание. Ему необходима не только страстная привязанность к нему любимой женщины, но и взаимопонимание, предполагающее возможность дружеского общения, дающего пищу сердцу.

«Тамань». По свидетельству мемуаристов, сюжет повести построен на действительных событиях, участником которых оказался Лермонтов во время своего пребывания в Тамани осенью 1837 года.

«Тамани» подвергается анализу другая романтическая утопия: «Тамань» развенчивает романтику разбойничьей жизни. В литературе разбойники обычно изображались как грозные мстители, поднявшиеся на борьбу с обществом во имя идеала справедливого жизнеустройства. Они презирали законы жизни, в которой господствовал культ злата, обман, насилие.

Лермонтов вводит своего героя в круг так называемых «честных контрабандистов». Первоначально Печорину представляется, что он попадает в мир, где все дышит таинственностью и возвышенной романтикой. Но очень скоро он убеждается в том, что движет этими людьми эгоизм и корыстолюбие, а жизнь их характеризует удивительная убогость стремление и отсутствие всякого духовного содержания.

«Княжна Мэри». Это центральная часть записок Печорина наиболее широко представляет современное Лермонтову «общество», быт и нравы посетителей Кавказских минеральных вод. Многие персонажи повести имели своих прототипов.

В «Княжне Мэри», единственной из «цепи повестей» в романе, в которой мы наблюдаем, казалось бы, Печорина в родной среде, обнажается «красивая пустота» искусственной жизни современного цивилизованного общества с его романтическими историями и таинственными дуэлями, ведущими людей к гибели нередко из-за ничтожного пустяка.

В этой повести мы встречаем приятеля Печорина – доктора Вернера. Вернер – двойник Печорина. Поставив его на ровне с «сыном века», Лермонтов раскрывает сложность духовной жизни своего героя, приподнимая завесу над его интеллектуальными интересами, с одной стороны, и показывая, с другой, как скептически начинает смотреть «современный человек» на науку, которая не помогла ему постигнуть цель бытия и найти свое, соответствующее его возможностям место в жизни.

В «Княгине Мэри» Печорин проверяет идею жизненной практикой. Эта идея возможности вернуться в среду, связанную с тем петербургским светским обществом, которое породило его, и обрести здесь душевный покой и счастье. Все лучшее, что сохранилось в этой среде, тянется к Печорину; дружеские контакты связывают с ним доктора Вернера, любовь юной Мэри чиста и прозрачна. Но Печорин отдает себе отчет о том, что подобное счастье не для него.

В повести «Княжна Мэри» показывается, какие повороты и наслоения возникают в поведении и психологии мятущейся одаренной личности, обреченной на жизнь одностороннюю. По воле Печорина разбито сердце Мэри, оскорблено самолюбие девушки, виновной лишь в том, что когда-то она в его присутствии отличила другого. Печорин отдает себе отчет о том, что первоначально его в «нравственного калеку». Печорин определяет свою роль в жизни, то «как жалкую роль палача или предателя», то как роль «топора в руках судьбы». Тема судьбы – одна из постоянных тем в раздумьях Печорина, введенных в контекст повести «Княжна Мэри».

В новелле «Фаталист» она становиться центральной.

«Фаталист». По утверждению биографа Лермонтова П.А. Висковатого, «Фаталист» списан с происшествия, бывшего в станице Червленной с дядей Лермонтова. Есть предположение, что в «Фаталисте» запечатлено подлинное происшествие, участниками которого были Лермонтов и его приятель А.А. Столыпин.

Вопрос о «случае», «судьбе», «предопределении», входивший в круг философских проблем, особенно интересовавших современников Лермонтова и положен в основу «Фаталиста». Сюжет новеллы трижды подтверждает реальность предопределения. Вместе с тем, фатализм не исключал для Лермонтова активного вмешательства в жизнь, но, напротив, он предполагал свободу действий, решительное вторжение в заранее определенный ход событий.

«Фаталист» – закономерный эпилог лермонтовского романа. Разуверившийся, разочаровавшийся во всем лермонтовский герой предстал перед читателем размышляющий над проблемами судьбы и смерти. Испытывая судьбу, понимаемую как власть случая, Печорин бросается в окно взять пьяного казака. Печорин сомневается в том, что смерть его – дело случая. Но в том, что жизнь его не сложилась по воле каких-то могучих обстоятельств, неподвластных человеческой воле, у него нет сомнений.

Печорин формирует новое понимание судьбы как власти исторических обстоятельств, предопределяющих жизненный путь и психологию человека его времени. Тем самым оправдывается вынесение «Фаталиста» в конец романа как новеллы, в которой жизненная трагедия героя осознается им самим в свете новых представлений, навеянных последекабрьской эпохой.

Лермонтов, несомненно, был полон внимания к необыкновенной, незаурядной личности дворянского интеллигента. Его герой необыкновенен, «странен», и все события, в которых он участвует, то же необыкновенны и странны.

Автор показывает нам «зависимость героя от вне его лежащих обстоятельств», выступающих в романе как рок, судьба, предчувствие, предсказание. Вместе с тем отношение Печорина к жизни как к игре, переживаемое им чувство обреченности, противоречивый ход раздумий героя всюду представлены в качестве философско-психологического общения жизненного опыта. У Лермонтова совершается как бы обратный ход по сравнению с последующим реалистическим романом – не действительность обусловливает противоречивость Печорина, а противоречия героя на существо жизни.

«Герой нашего времени» – значительное явление в развитии классической литературы. Это первый русский психологический роман в прозе, в котором показаны изнутри жизнь сердца и напряженная работа ума человека 30-х годов.

В.Г. Белинский писал: «Вот книга, которой суждено никогда не стареться, потому что, при самом рождении ее, она была вспрыснута живою водою поэзии! Эта старая книга всегда будет нова… Перечитывая вновь «Героя нашего времени», невольно удивляешься, как все в нем просто, легко, обыкновенно и, в то же время, так проникнуто жизненно, мысленно, так широко, глубоко, возвышенно…».

Глава 6

У Лермонтова был еще очерк «Кавказец».

Написан в 1841 году. В очерке изображен кавказский армейский офицер, каких часто можно встретить в Дагестане и Чечне. Его возможный прототип – Павел Петрович Шан – Гирей, родственник Лермонтова, штабс-капитан в отставке; служил на Кавказе при А.П. Ермолове.

Герой очерка «Кавказец» в литературном отношении – это дальнейшее развитие образа Максима Максимыча из «Героя нашего времени».

Повесть «Штосс» датируется серединой марта – началом апреля 1841 года. В альбоме Лермонтова 1840–1841 годов сохранился набросок плана повести, оканчивавшейся трагически. «Штосс» – последнее произведение Лермонтова; представляет собой опыт фантастической повести из современной жизни. Именно фантастический мир своего героя Лермонтов ставит в центр повествования, подчеркивая тем самым его первостепенное значение.

Заключение

Наследие Лермонтова не только исторический документ, только летопись отошедшей в прошлое эпохи. Для нас творчество великого поэта – живой родник, неисчерпаемое богатство. Поэт вышел за пределы своего времени. Его слово «звучит как колокол на башне вечевой во дни торжеств и бед народных…».

Лермонтов как бы вобрал в свое творчество типичные романтические настроения эпохи, проникся ими, но подчинил эти настроения личной, глубоко индивидуальной жизненной позиции.

Все романтики того времени противопоставляли личность враждебной действительности, но только Лермонтов занял позицию решительного и активного протеста.

Лермонтов, так же как и Пушкин, «принадлежит к вечно живущим и движущимся явлениям, не останавливающимся на той точке, на которой застала их смерть, но продолжающим развиваться в сознании общества. Каждая эпоха произносит о них свое суждение». В.Г. Белинский.

Лермонтов близок и понятен новым поколениям. К его вечно живой поэзии, к его удивительному роману «Герой нашего времени» будут обращаться все новые и новые поколения читателей.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ