регистрация / вход

Канон врачебной науки и фармация Ибн Сины

Жизненный путь Ибн-Сины как великого арабского доктора, его вклад в науку. Фармация Ибн-Сины. Исследование наследия данного доктора, его влияние на последующее развитие восточной и западноевропейской прогрессивной философии, медицины и других наук.

Введение

Имя Абу Али ибн Сины (Авиценна) прочно вошло в историю мировой культуры. Он внес богатейший вклад непреходящей ценности в развитие общественной мысли человечества, мировой цивилизации.

По решению ЮНЕСКО в 1980 г. широко отмечено 1000-летие со дня рождения Ибн Сины. Научное наследие Ибн Сины огромно, но наиболее ярко талант Ибн Сины раскрылся в области философии и медицины.

Изучение медицинского наследия Ибн Сины и состояния медицины Средней Азии прошлых веков, отраженное в сочинениях предшественников Ибн Сины, его учеников и врачей более позднего времени, позволяет показать вклад народов Средней Азии в мировую культуру. Тщательное изучение медицинских взглядов Ибн Сины на основе анализа «Канона врачебной науки» и других его сочинений, ставших доступными благодаря переводам на русский, узбекский, таджикский языки, позволяет убедиться в том, что Ибн Сина не был только собирателем научных знаний античной и восточной медицины, но выдающимся целителем своей эпохи.

Выбранная нами тема является актуальной, так как «Канон врачебной науки», самое выдающееся произведение Ибн Сины, до сих пор читают все, кто выбрал медицину своей профессией.

Цель работы – изучить основные понятия, касающиеся фармации Ибн Сины.

Задачи курсовой работы – рассмотреть основные этапы жизненного пути Авиценны, изучить его духовное и медицинское наследие, а также особенности учения Ибн Сины о назначении и применении лекарств.

1. Жизненный путь Ибн-Сины

Духовная и материальная культура народов Средней Азии и Ирана того времени развивалась на базе местных традиций, обогащенных культурными достижениями других народов. Значительное развитие при саманидах получила литература и поэзия. Создавали свои произведения мастер сатиры Шахид Балхи, лирик Хосравани, поэт Дакики (ум. 977), Фирдоуси, поэтесса Рабиа, слагал стихи Рудаки (860–940) и др.

Однако годы жизни и творчества Ибн Сины хронологически совпали со временем, которое в политическом отношении отмечено в истории Средней Азии и Ирана особым драматизмом. Саманидское государство, охватывавшее в пору своего расцвета практически всю Среднюю Азию, значительную часть Афганистана и Ирана, быстро клонилось к упадку. Его сотрясали крестьянские восстания и феодальные смуты. Крупные феодалы лишь формально считались подданными сидевшего на Бухарском престоле саманида Абул Касыма Нуха (976–999), фактически они действовали как самостоятельные правители.

В Хорасане усиливалось давление со стороны Бундов. В этой обстановке всеобщей разрухи с северо-востока на Саманидское государство началось наступление объединившихся тюркских племен во главе династии, получившей в исторической литературе название Илеков, или Караханидов. После окончательного падения династии саманидов (999) Караханидское государство охватило Семиречье, долину Зарафшана и прилегающие области, а также Восточный Туркестан. Южная часть Средней Азии находилась под властью Газне-видского государства, достигшего наибольшего расцвета при султане Махмуде Газневи (970–1030). Его владения, простиравшиеся на огромной территории включали Афганистан, часть северной Индии восточный и часть западного Ирана, юг Средней Азии и Хорезма. В Хорезме в конце X– начале XI в. правила династия мамунидов. В 1017 г. Хорезм был присоединен к Газневидскому государству.

Такова социально-политическая и культурная обстановка, в которой пришлось жить и творить Ибн Сине.

Биография Ибн Сины[1] , составленная им самим и продолженная его учеником Абу Убайдом Джузджани, дошла до нас в четырех редакциях: Абул Хасана Байхаки (ум. около 1160), Кифти (ум 1172) Усайбии (ум. 1203) и Ибн Халликана (1256–1274).

Ибн Сина родился 16 августа 980 г. в селении Афшана близ Бухары. Отец его Абдуллах, уроженец города Балха, переехал в Бухару во времена правления Нуха ибн Мансура Самани. Мать Ибн Сины, Сита-рабану, была из Афшаны, которое в X в. было небольшим, но сильно укрепленным селением, славившимся еженедельным базаром. По-видимому, уровень культурной жизни в ней был высок. Отец Ибн Сины занимал видное место среди знати Афшаны. В семье было двое сыновей: Хусейн (собственное имя Ибн Сины) и Махмуд – младший брат Ибн Сины. В 986 г. семья Абдуллаха переезжает в Бухару, где Ибн Сину отдают в школу.

Бухара в X в. была не только одним из многолюдных торговых городов своего времени, но и крупнейшим культурным центром Востока, «где можно было встретить представителей и сторонников всех течений тогдашней интеллектуальной жизни: от самых правоверных (следовательно, реакционных) мусульманских верований до самых крайних шиитских воззрений, от философских течений, в той или иной ^мере связанных с исламом, до самых нигилистических теорий, ересей и толков, ничего общего фактически с исламом не имевших. Все это диспутировало между собою, волновалось и доходило до ожесточенных, даже кровавых столкновений на идеологической почве.

В юные годы Ибн Сина сначала с помощью учителей, а затем самостоятельно стал изучать математику, геометрию, законоведение, логику, физику, естествознание, философию и другие науки по произведениям древнегреческих и восточных авторов. В своей автобиографии он рассказывает, как штудировал «Исагогу» – сочинение по логике древнегреческого философа неоплатоника Порфирия Тира (232–364), «Начало» – произведение древнегреческого математика Евклида (III в. до н.э.), «Альмагест» – сочинение Птолемея по астрономии, «Метафизику» Аристотеля, комментарий Фараби к «Метафизике» – «Цели метафизики» и др.

Первыми наставниками Ибн Сины были Махмуд Массох, известный бухарский ученый Исмаил Захид. У них Ибн Сина обучился «индийскому счету», законоведению. Философию, логику он начал изучать под руководством философа Абу Абдуллаха Натили, но вскоре превзошел учителя. Рассказывая о процессе изучения «Альмагеста», Ибн Сина в биографии о своем наставнике пишет: «…Сколько было сложных фигур, которых он не знал до тех пор, пока я не изложил и не объяснил ему!»[2] Однако путь познания наук, как признает Ибн Сина, был тяжел и тернист. Особенно большие трудности он встретил при изучении «Метафизики» Аристотеля. Арабские тексты сочинений древнегреческих ученых не всегда были доступными для понимания, так как они, искаженные вымыслами переводчиков, были известны в передаче неоплатоников. Кроме того, переводы на арабский язык были сделаны не непосредственно с греческого, а с переводов на сирийский сред-неперсидский и другие языки.

Как рассказывает сам Ибн Сина, «Метафизику» Аристотеля он читал сорок раз, текст книги знал наизусть, но приходил в отчаяние из-за того, что никак не мог вникнуть в сущность идей Аристотеля. По счастливой случайности Ибн Сине удалось приобрести на книжном базаре Бухары комментарии Фараби к «Метафизике» Аристотеля, ознакомившись с которыми он понял смысл учения Аристотеля.

Когда Ибн Сине исполнилось 16 лет, он приступил к изучению медицины. В занятиях по медицине ему помогал известный бухарский врач ученый Абу Мансур Камари – один из придворных врачей эмира. В своей биографии Ибн Сина пишет: «…Я увлекся наукой врачевания и стал читать книги, написанные о ней… За короткое время я настолько овладел ею, что даже самые превосходные мужи медицины стали. учиться у меня науке врачевания. Благодаря приобретенному опыту, передо мною открылись неописуемые врата врачевания». Таковы сведения документального источника автобиографии Ибн Сины.

К 18 годам Ибн Сина завершил изучение всех наук и стал достаточно искусным врачом, приобрел популярность и пользовался большим авторитетом среди врачей Бухары. Об этом он так писал в своей автобиографии: «Правителем Бухары в то время был Нух ибн Мансур. Однажды он заболел, и врачи оказались не в состоянии исцелить его. Поскольку мое имя было известно в их среде благодаря начитанности, они упомянули ему обо мне и попросили его вызвать меня»[3] .

Несомненно, что в формировании Ибн Сины как ученого-медика большую роль играли его поразительные трудолюбие и трудоспособность, настойчивость, упорство. и любовь к знаниям, активность в преодолении трудностей и особенно глубокое знание философии и логики. Об этом свидетельствуют строки из его автобиографии – «Полтора года я учился еще усерднее и снова прошел логику и все философские науки. Во все это время я с ночи до утра не спал и с утра до ночи не отдыхал и кроме умственной работы ничем не занимался Если я… на мгновение забывался сном, то во сне я видел эти самые научные проблемы, и часто бывало, что во сне спадал покров с трудных вопросов и мне удавалось разрешить их».

Так упорно работал 16–18-летний юноша. Результаты такого труда в последующем отразились на его творческой деятельности как ученого-медика. В частности, различные проблемы медицинской науки он постоянно стремился рассматривать с широких философских позиций, строить рассуждения и выводы в строгой логической системе

Таким образом, годы, проведенные Ибн Синой в Бухаре, оказались благоприятными для самостоятельного изучения наук. Он довольно рано оказался подготовленным к большой творческой деятельности. В молодом ученом уже пробудился мыслитель-энциклопедист.

Но относительно спокойная научная и творческая деятельность Ибн Сины была нарушена. В конце X в. политическая обстановка в стране осложнилась. После того как Илек-хан Наср занял Бухару (999), в ней на несколько лет установилась анархия, никто не мог быть спокоен ни за свое имущество, ни за свою жизнь. Ибн Сине пришлось покинуть Бухару и в 1002 г. переехать в столицу Хорезма – Гургандж. Там его принял под свое покровительство Хорезмшах Али ибн Мамун и назначил (месячное) жалованье.

В период правления Мамуна Гургандж переживал пору расцвета. Он был одним из узловых пунктов торговых путей, ведущих из приволжских областей, городов Мавераннахра, Китая, Индии и др Оживленную торговлю население Гурганджа вело и с соседними племенами

Обстановка в столице Хорезма в тот период для ученых была более благоприятной, чем в Бухаре. Хорезмшах Мамун поощрял развитие наук и искусств. При дворце шаха находились многие известные тогда ученые, поэты, художники и музыканты. В знаменитой «Академии Мамуна» объединились блестящие ученые во главе с Беруни Ученые Хорезма приветливо встретили Ибн Сину. Здесь в тесном кругу с великим ученым и мыслителем Беруни, медиком Абу Сахлем Масихи, математиком и астрономом Абу Насром ибн Ираком и другими видными учеными он мог вникать в суть различных философских вопросов и вести научные споры.

Научные диспуты и беседы с виднейшими представителями среднеазиатской культуры и науки помогли Ибн Сине углубить свои знания по ряду областей науки, особенно по медицине.

Как подлинный ученый – энциклопедист Ибн Сина с большим успехом работал почти во всех областях знания. В источниках упоминается свыше 450 названий его сочинений, а число дошедших до нас трудов около 240. Они охватывают такие области науки, как философия, медицина, логика, психология, «физика» (т.е. естествознание), астрономия, математика, музыка, химия, этика, литература, языкознание и др.

Однако Ибн Сина прославился главным образом благодаря своим трудам по философии и медицине. Из числа дошедших до нас филосовских трудов ученого упомянем «Книгу исцеления» («Китаб аш-шифа»), «Книгу спасения» («Китаб ан-наджат»), «Указания и наставления» («Ал-ишарат ва-т-танбихат») и «Книгу знания» («Да-ниш-наме»).

Ибн Сина использовал все ценное, что было выработано его предшественниками в области естествознания и философии и создал философию, ставшую вершиной развития теоретической мысли в странах Ближнего и Среднего Востока в эпоху раннего средневековья. Несмотря на противоречивость отдельных положений, философское учение Ибн Сины в условиях феодализма сыграло прогрессивную роль. В нем отчетливо выступает материалистическая тенденция, стремление противопоставить религии научные познания, основанные на опыте и логических доказательствах.

Определенный интерес представляют работы Ибн Сины по психологии. В этом вопросе он сделал большой шаг к материализму, ибо впервые пытался увязать отдельные виды психической деятельности человека с определенными частями головного мозга.

Общественно-политические взгляды великого философа свидетельствуют о том, что и в этой области он придерживался прогрессивных идеалов. Ибн Сина выступал за идеальное государство, население которого должно состоять из правителей, производителей и войска, и каждый должен заниматься полезной работой.

Ибн Сина с успехом занимался и другими науками. Он обладал широкими для своего времени познаниями в области химии, и ему приписываются несколько химических работ. Ибн Сина во многом содействовал последующему развитию химии, главным образом благодаря критике основного принципа алхимии, а именно, возможности превращения неблагородных металлов в благородные.

В области геологии он высказал оригинальную, близкую современной научной теории точку зрения на горообразование. По его мнению, горы образовались в результате 2 факторов: 1 – поднятие земной коры во время сильных землетрясений, 2 – действие потока воды, которая в поисках пути делает большие углубления в долинах и этим самым обусловливает образование больших возвышенностей.

Ибн Сина много занимался и вопросами ботаники, ибо как врач, он не мог не уделять должного внимания изучению растений, имеющих целебные свойства. Карл Линней (1707–17078), учитывая заслуги Ибн Сины в области этой науки, назвал вечнозеленое тропическое растение его именем – Авиценния.

Особенно велики заслуги Ибн Сины в области медицины. Его справедливо считают одним из величайших ученых медиков в истории человечества. По содержанию его труды можно разделить (за исключением «Канона») условно на три группы:

1) труды общего характера, в которых освещаются те или иные разделы медицины и некоторые ее теоретические вопросы;

2) труды о заболеваниях какого-либо одного органа или об одной конкретной болезни, например, о заболеваниях сердца и средствах его лечения, о болезни толстой кишки (куландж), о расстройствах функции половых органов;

3) труды по лекарствоведению.

Однако главным медицинским трудом Ибн Сины, принесшим ему многовековую славу во всем культурном мире, является «Канон врачебной науки». Это подлинно медицинская энциклопедия, в которой с логической стройностью излагается все, что относится к профилактике и лечению болезней. В «Каноне врачебной науки», а также в ряде специальных работ по лекарствоведению («Книга о лекарствах при сердечных болезнях», «О свойствах цикория», «О свойствах уксуса – лида» и др.). Ибн Сина не только объединил разрозненный опыт прошлого и дополнил его результатами собственных наблюдений, но и сформировал ряд принципиальных положений рациональной формации. Если Ибн Аббаз (930–994) указывал на благоприятные условия проверки действия в больнице, то Ибн Сина предлагает систему их испытания, включающую наблюдение за их действием у постели больного, постановку опытов на животных и даже некоторое подобие клинического испытания. При этом Ибн Сина считает наиболее надежным экспериментальный путь проверки действия лекарственных средств и предлагает «условия», обеспечивающие «чистоту эксперимента». В «Каноне врачебной науки» содержаться указания на необходимость выявления побочного действия лекарств, на наличие взаимного усиления их и взаимного ослабления действия лекарственных средств при их совместном назначении.

Ибн Сина связывал развитие рациональной фармации с применением лекарственных средств, полученных химическим путем. Эта идея, которую разделяли некоторые арабские и среднеазиатские ученые и врачи (Джабир ибн Хайян; Рази, Бируни и др.), была в дальнейшем развита алхимиками средневековой Европы, а также врачами эпохи Возрождения и Нового времени. Ибн Сина описал много новых лекарственных средств растительного, животного и минерального происхождения. В частности, с его именем связывают первое применение ртути, которая в 10 в. добывалась в окрестностях Бухары, для лечения сифилиса. Им же как побочное действие ртути описаны проявления ртутного стоматита. Из перечня лекарственных средств, приложенного к Книге второй «Канона врачебной науки», около 150 значились в первых восьми изданиях русской фармакопеи.

2. Наследие Ибн-Сины и его влияние на последующее развитие науки

ибн сина доктор медицина

Ибн Сина обогатил сокровищницу человеческих знаний многими передовыми для того времени идеями и оказал громадное влияние на последующее развитие восточной и западноевропейской прогрессивной философии, медицины и других наук. Наследие Ибн Сины в течение многих веков привлекало внимание исследователей разных стран мира.

В своих философско-энциклопедических сочинениях «Справедливость» и «Восточная философия», «Книга исцеления», «Книга спасения», «Книга указаний и наставлений», «Книга знаний» и других Ибн Сина сумел преодолеть груз идеалистических традиций ислама. В противоположность религиозным легендам о сотворении мира Ибн Сина создает философскую систему, положившую в основу происхождения мира «те состояния бытия, которые происходят из самого бытия и неотъемлемо присущи ему»[4] . Ибн Сина верит в объективное существование материи, ее бесконечность, несотворимость и вечность.

В трудах Ибн Сины объяснены образование гор, долин, ущелий, возникновение пустынь, причины землетрясений, лунного и солнечного затмения, природа теплоты, света, радуги, небесных явлений и др. Доказывая их объективный, закономерный характер, он подрывал суеверные представления. Ибн Сина объявляет астрологию лженаукой. В книге «Опровержение приговоров звезд» он пишет: «Если бы астрология была наукой, то как же это? Ведь она чистейшая ложь и откровенный вздор!»[5] Большой вклад внес Ибн Сина в развитие геологии и минералогии. Геолого-минералогические воззрения ученого излагаются в «Книге исцеления», «Книге знания» и др. Он высказывал мысль, что горообразование связано с землетрясениями, происхождение которых объяснял глубинными геологическими перемещениями. В горообразовании значительную роль играет и вода, размывающая землю и способствующая образованию ущелий и горных плато. Ибн Сина писал, что современные населенные области в прошлом были необитаемы и были дном моря. Об этом свидетельствуют камни, в которых находят части водяных животных, раковины и др. Эти высказывания Ибн Сины шли вразрез с существовавшими в то время представлениями о Земле, как результате единовременного творения.

Взгляды Ибн Сины на воспитание и образование молодого поколения были прогрессивны в свое время и довольно близки к современным. Он один из первых ученых на Востоке дал стройную систему и описание приемов воспитания. Этому посвящены отдельные главы трактата «Тадбир ул-Манзил», «Канона врачебной науки», философского труда «Аш-Шифа», «Урджуза фит-тиб» и др. По убеждению Ибн Сины, воспитание ребенка должно начинаться с младенческого возраста, все внимание воспитателя должно быть обращено «на улучшение характера ребенка, на надлежащую направленность ухода, на то, чтобы всегда было налицо то, что он желает и к чему стремится, и не допускалось бы в его присутствии ничего такого, чего он не любит… от воспитания зависит как его нравственное, так и физическое здоровье» (Р, 1, 311).

Большое внимание Ибн Сина уделяет постановке правильного школьного воспитания, обращая серьезное внимание на личность воспитателя, участвующего в формировании характера будущего гражданина. По его мнению, в школе должны преподавать только хорошие учителя. Учитель должен быть мужественным, честным и сердечным человеком, хорошо знающим методы воспитания и правила морали. Нельзя допускать, чтобы ребенок учился в одиночку. Дети должны общаться друг с другом, заимствовать друг у друга хорошие манеры.

Ибн Сина по праву считается одним из основоположников химии. Он обладал широкими познаниями в этой науке, написал ряд работ, сам проводил опыты. Он часто первый высказывал правильные и вошедшие впоследствии в науку взгляды. Ибн Сина занимал правильную позицию в спорах о возможности превращения металлов. Он высмеивал поиски «философского камня», при помощи которого, якобы, можно изменять вид металла и получать благородные металлы из неблагородных.

Широкую известность получило поэтическое творчество Ибн Сины. Литературно-поэтические взгляды мыслителя нашли отражение в его трактатах по поэтике и музыке. Художественные и философские повести Ибн Сины «Живой сын Бодрствующего», «Птицы» и др.) оказали большое влияние на последующее развитие литературы народов Востока.

Мотивы его художественно-философских повестей можно обнаружить и в «Божественной комедии» Данте, упоминавшего Ибн Сину как выдающегося мыслителя. Восхваление разума и знаний, высоких идеалов гуманизма и дружбы, критика отрицательных черт морали феодального общества, невежества и ханжества составляли содержание его яркой поэзии.

Ибн Сина понимал великую эстетическую силу подлинной красоты. Он возвеличивал музыку как искусство, способное облагораживать человека, поднимать его дух. Ибн Сина устанавливает зависимость эмоционального состояния человека от определенных свойств исполняемой музыки. По его мнению, звуки, соединенные в гармоничную композицию, могут возвысить душу человека, поднять ее от слабости к силе, и наоборот, музыка, лишенная гармоничности, способна привести человека в состояние душевного упадка.

Наиболее богатое творческое наследие Ибн Сина оставил в области медицины. Общее число медицинских сочинений Ибн Сины, по данным различных источников, равно 55. Считается, что 31 из них бесспорно написано Ибн Синой, 12 относят к сочинениям приписываемым Ибн Сине, 12 описываются как сочинения, приписываемые Ибн Сине, не дошедшие до нас или не включенные в специальные каталоги как явные апокрифы.

3. Фармация Ибн-Сины

Самым известной из всех работ Авиценны, безусловно, является его знаменитый «Канон врачебной науки». Вторая и пятая книги «Канона» посвящены вопросам лекарственной терапии. Во второй книге описаны 811 простых лекарств растительного, минерального и животного происхождения, в пятой – приготовление сложных лекарств и лекарственных форм (порошки, лепешечки, отвары, соки, настои, мази, сиропы, варенья, пилюли, масла и др.) и их применение при различных заболеваниях.

Учение Ибн Сины о назначении и применении лекарств имеет ряд особенностей. Интересна мысль о необходимости назначать лекарства индивидуально: «Лекарство бывает более горячим, если его давать Амру, и менее горячим, если его давать Зайду».

Утверждение о том, что одно и то же лекарство по-разному действует на разных больных, неслучайно, оно логично вытекает из учения Ибн Сины о строении человеческого тела. «Тебе должно знать, что каждый отдельный человек обладает особой натурой, присущей ему лично. Редко бывает или совсем невозможно, чтобы кто-нибудь имел одинаковую с ним натуру». Это принципиальное и основное требование, наложившее отпечаток на всю систему медицинских взглядов Ибн Сины, сохраняет свое значение и в настоящее время.

Знание свойств и действия лекарств рассматривается как важное предварительное условие их приготовления и практического использования.

Этому вопросу посвящен специальный раздел, начинающийся словами: «Свойства лекарств познаются двумя путями: путем сравнения и путем испытания. Поговорим сперва об испытании и скажем: испытание приводит к достоверному познанию свойств лекарства только после соблюдения (известных) условий».

Об этом утверждении Ибн Сины Б.Д. Петров справедливо говорил: «Здесь все заслуживает внимания: и то, что указывается на два главных пути – эксперимент и умозаключение, и то, что эксперимент ставится на первое место. Эксперимент трактуется как критерий практики». Далее приводятся условия успеха эксперимента: «Первое из этих условий (лекарство должно быть) свободно от всякого приобретенного качества. Например, вода по естеству холодна, поэтому, если испытывают воду, не нужно ее подогревать. Второе условие состоит в том, чтобы болезнь, на которой испытывают лекарство, была простая, так как, если болезнь сложная, то тут имеются два явления, требующие двух противоположных способов лечения. В-третьих, лекарство следует испытывать при двух противоположных (болезнях). В-четвертых,… следует сначала испытывать лекарство против самой слабой болезни и понемногу переходить к более сильным, чтобы узнать силу лекарства… В-пятых, (следует) учитывать время, когда проявляется действие и влияние лекарства». Побочные действия лекарства также надо учитывать.

Наконец, «требуется, чтобы опыт производился на теле человека, ибо, если опыт производится не на теле (человека), возможны различия по двум причинам. Первая – та, что лекарство может быть горячим по отношению к телу человека и холодным к телу (например) льва или коня, если оно горячее человека и холоднее коня и льва. Похоже, я полагаю, что ревень (например) очень холоден по отношению к коню, тогда как по отношению к человеку он горяч. Вторая причина та, что лакарство может обладать (лечебным) свойством по отношению к одному из двух тел и не иметь этого свойства по отношению к другому. Таков, например, аконит, ибо этому растению присуще ядовитое свойство по отношению к человеческому телу, а по отношению к телу скворцов его нет».

В трудах восточных врачей более позднего периода эти правила приводятся полностью, лишь с некоторыми дополнениями и уточнениями. Так, в руководство по лекарствоведению XVIII в. включено требование, «чтобы опыт производился на человеке» и уточнение: «испытывать следует на юноше уравновешенной натуры, здравого ума и с нормальной чувствительностью».

Условия, выдвигаемые Ибн Синой, показывают глубокое понимание им законов фармакодинамики, и что путь для нахождения истины был ему достаточно ясен. Многообразие условий, мотивировки, выдвигаемые для обоснования каждого условия, раскрывают ход мысли ученого. Высказывания Ибн Сины, помогающие понять систему его клинического мышления, во многом сохраняют значение до настоящего времени.

Ибн Сина выдвигает три основных правила лечения при помощи лекарства.

Первое правило («выбор лекарства по качеству») исходит из основного терапевтического принципа древних врачей «лечить противоположным» и предусматривает выбор лекарства, натура которого противоположна натуре болезни. Например, при горячей болезни следует выбрать лекарство с холодной натурой, при холодной болезни, наоборот – горячее лекарство и др.

Так, Ибн Сина об этом говорил: «Что касается правила выбора по качеству лекарств вообще, то выбор пойдет по правильному пути при распознавании рода заболевания. Поистине, когда будет понятно качество болезни, нужно выбрать лекарство с противодействующим качеством, ибо болезнь лечится противодействием, а здоровье сохраняется при помощи того, что способствует ему»[6] .

Второе правило («выбор лекарств по количеству») предусматривает, с одной стороны, определение степени (в количественном выражении) теплоты, холодности, влажности и сухости лекарства соответственно роду болезни, с другой, – установление дозы лекарств из текста «Канона» следует, что Ибн Сина понимал, как сложно выполнить это правило и установить какой-либо один критерий.

Ибн Сина указывал, что при определении дозы (третье правило ) лекарства врач должен исходить из предшествующего опыта, учитывать анатомо-физиологические особенности пораженного органа, индивидуальные особенности больного (пол, возраст, привычки, профессию) и различные внешние факторы (время года, климат, страну и др.) Он писал: «Количественное измерение (лекарства) в двух отношениях (то есть выбор лекарства соответствующей степени по качеству и собственно дозы) взятое в целом, производится путем домысла при помощи врачебного искусства, (основываясь) на естестве органа, степени заболевания и таких моментах, которые требуют для себя соответствия и сообразности; (эти моменты) суть – пол, возраст, привычка, сезон, страна, профессия, сила и наружность».

Необходимость знания особенностей анатомического строения и топографии пораженного органа («природного устройства и его положения») Ибн Сина объяснял тем, что «одни органы от создания имеют удобные каналы… (и др.)…..и поэтому излишки удаляются из них при помощи легких и умеренных лекарств; другие же такими не бывают и тогда возникает необходимость в сильных лекарствах».

Кроме того, эти знания необходимы также для выяснения соучастия в болезненном процессе соседних органов, так как от этого зависит выбор лекарства и его доза. «Пользуясь определением соучастия (в заболевании другого) органа, для тебя самое важное – возможность (выбора), привлечения и направления лекарства (к нему). Например, если дурной сок находится в выпуклой части печени то мы выводим его вместе с мочой, а если находится в углубленной части печени, то выводим его при помощи слабительного, потому что выпуклая часть печени соучаствует с мочеиспускательными органами а ее вогнутая часть – с кишечником»[7] .

Ибн Сина правильно представлял, что введенные в организм лекарственные вещества раньше, чем успевают оказать свое действие претерпевают ряд изменений, в частности инактивируются задерживаются в различных органах и вследствие этого оказывают различный терапевтический эффект в зависимости от пути его введения в организм.

Поэтому выбор пути введения лекарства имеет важное значение в лечебной практике. В зависимости от локализации процесса Ибн Сина рекомендует обращать внимание на следующее: «его отдаленность и близость (в отношении места введения лекарства); определение того что нужно смешать с лекарством, чтобы оно быстро проникло до (больного) органа; определение того, с какой стороны лекарство доходит до пораженного органа». Относительно «отдаленности или близости» пораженного органа от места введения лекарства Ибн Сина писал: «Если он близок как, например, желудок, то умеренные лекарства доходят до него в кратчайший срок и делают там свое дело при сохранении своей силы. Но если орган удален, как например, легкие, то сила умеренных лекарств до того, как она дойдет (до органа), теряется и поэтому возникает необходимость в увеличении силы (лекарства)».

Правильной является также мысль Ибн Сины о возможности усиления направленного терапевтического эффекта лекарства путем добавления к нему другого вещества с целью повышения концентрации основного действующего начала в том или другом органе. Так, поясняя вышеприведенное положение об определении того, «что нужно смешать с лекарством, чтобы оно быстро проникло до больного органа», Ибн Сина указывал: «Например, к лекарствам для мочеиспускательных органов добавляется мочегонное, а к сердечным – шафран».

По поводу третьего обстоятельства («определение того, с какой стороны доходит лекарство»), на которое рекомендовал обратить внимание Ибн Сина, он писал: «…Если мы знаем, что имеется язва в нижних кишках, то вводим лекарства через клизму, а если подозревают, что язва в верхних кишках, то вводим лекарство через питье»[8] .

Имеет значение и форма лекарства, в которой оно употребляется. Для отдельных заболеваний Ибн Сина рекомендовал применять лекарства в подходящей для него форме. Так, «для применения грудных лекарств существует особая форма: в большинстве случаев их следует применять в виде пилюль и лекарств для лизания, которые держат во рту, понемногу проглатывая то, что растворяется, чтобы продлить время их прохождения поблизости от трубки (трахеи)». При заболеваниях печени лекарство рекомендовалось мелко толочь, чтобы вещество стало «еще более редким и оно полнее проникло в печень». Целесообразность такой рекомендации очевидна, если вспомнить, что нередко при заболеваниях печени нарушается деятельность желудочно-кишечного тракта, изменяются скорость продвижения пищи через кишечник и его всасывательная функция.

Таким образом, при рассмотрении вопроса об изменения действия лекарства при растирании и измельчении Ибн Сина вплотную подходит к современному учению о дисперсности лекарственных средств и повышении их всасывательной способности в связи с увеличенной поверхностью препарата.

Среди общих правил медикаментозной терапии привлекает внимание «правило распределения времени приема лекарств» (третье правило), Ибн Сина как врач и ученый разрешает эти вопросы исключительно на основе опыта и данных о строении и функциях организма, не прибегая к помощи астрологии и других идеалистических теорий и рассуждений.

Историческое значение правил выбора и назначения лекарств Ибн Сины, прогрессивный характер их становятся еще более очевидными, если вспомнить что до Ибн Сины и после него лечебные назначения делали, руководствуясь сновидениями, или эффект лекарства связывали с волей бога, а назначение лекарства сопровождали астрологическими рассуждениями.

Гален в числе других правил, которыми, как он считал, следует руководствоваться при выборе способов и методов лечения, выделяет также «показания, выводимые из сновидений».

Али ибнАббас свои лечебные рекомендации очень часто заканчивает словами «…указанные (лекарства) будут полезными, если (это) пожелает аллах всевышний».

Известный врач XVIII в. Сайд Мухаммад Хусайн полагал, что поскольку лекарственные вещества находятся под влиянием семи планет, применять их нужно в соответствующие дни влияния той или иной планеты: только тогда лекарство окажется эффективным. В книге «Карабадини Кабир» в большой главе «Изложение некоторых дел, относящихся к астрономии и естествознанию» он приводит обширные астрологические таблицы применения различных лекарств в соответствии с состоянием «семи планет» (Сатурн, Юпитер, Марс, Солнце, Венера Меркурий, Луна). Специальная глава об астрологии и астрологические таблицы даны также в медицинском сочинении известного арабского врача XVI в. Давуда Антаки (1542–1599).

Среди многочисленных терапевтических примеров Ибн Сины значительное место занимает наружное применение лекарств. Исследователи истории медицины наружное применение лекарств считают отличительной особенностью лечебной практики медицины Востока по сравнению с античной.

Наружно Ибн Сина применял лекарства в основном в виде повязок Состав лекарств довольно сложный, некоторые содержат от 5 до 19 ингредиентов и более. Основную часть лекарственных повязок составляют растения или их продукты, содержащие эфирные масла. К ним относятся камфора, «фиалковый корень», копытень, плоды лавра, мирра сумбул нарцисс, полынь цитварная, шафран, розовое масло, сададж, сандал, сатар, масло хны, укропа, ромашки, белой лилии, мастикового дерева, касатика («фиалкового корня») и др.

Кроме того, в состав некоторых лекарственных повязок входят средства, обладающие свойством снижать восприятие боли (амом и др.). Многие из лекарственных средств в недавнем прошлом (50–60 лет назад), а некоторые в настоящее время широко применяются в медицинской практике, в том числе в виде наружного кожно-раздражающего средства.

Все эфирные масла хорошо всасываются кожей, оказывают раздражающее действие на пути введения и при выделении, расслабляют гладкую мускулатуру, в той или иной степени действуют антисептически Всасываясь в кровь, эфирные масла возбуждают центральную нервную систему особенно дыхательный и сосудодвигательный центры. Они обладают также жаропонижающим и анальгезирующим свойствами. Не останавливаясь на теориях, объясняющих механизм действия кожно-раздражающих веществ и влияния раздражения кожи на состояние внутренних органов, отметим, что раздражение кожных рецепторов в ряде случаев оказывает весьма благотворное влияние на течение воспалительных процессов во внутренних органах.

Н.П. Кравков в руководстве по фармакологии отмечал, что благотворное влияние раздражения кожи, даже незначительного участка, на болезненные процессы (например, воспалительные, ревматические, невралгические) в отдаленных от места раздражения органах и тканях не вызывает сомнений. Н.П. Кравков считал, что его можно объяснить рефлекторным влиянием местного раздражения кожи на отдаленные органы.

Важное место среди методов лечения занимают кровопускания. «Кровопускания и так называемые местные кровоизвлечения (главным образом пиявки)… постоянно фигурируют в разных частях света и у разных народов на протяжении всего развития медицины». Они были популярными до середины XIX в. Кровопускания не всегда и не везде пользовались одинаковой популярностью, и хотя их эмпирически применяют уже в древнейшие времена, но сознательно квалифицировать их как специальный метод противовоспалительной терапии начал Парацельс. Кровопускания и пиявки широко использовались в древней Индии, древней Греции. Гиппократ предостерегал против чересчур энергично «очищающего» лечения при всех без разбора воспалительных заболеваниях, справедливо указывая, что «…при кровопусканиях и при очищениях необходимы осторожность и умеренность».

Хотя Ибн Сина и рекомендовал кровопускания при различных заболеваниях, но не применял его так огульно, как в последующие века. Он считал кровь одной из самых важных жидкостей человеческого тела, основным веществом, необходимым для питания органов и тканей организма, без которой жизнь становится невозможной. Поэтому он указывал на необходимость беречь ее. При кровопускании Ибн Сина требовал соблюдения соответствующих правил, условий, учета показаний и противопоказаний. Одним из главных противопоказаний он считал общее ослабление организма, учитывал степень переполнения, возраст больного и другие индивидуальные особенности его. Так, в разделе «Канона», посвященном кровопусканиям, помимо показаний к ним, приводятся многочисленные условия, не позволяющие превратить этот метод в панацею, как это представлялось некоторым врачам до и после Ибн Сины. Он писал: «Прежде всего тебе надлежит посмотреть, какова степень переполнения, каковы состояние сил и возраст больного, время года и пр. обстоятельства, и решить, позволяют ли они сделать кровопускание… Если силы значительны, то берешь сколько нужно крови за один раз, а если нет – делишь и дробишь ее на несколько раз». Сообразуясь с этими правилами, он рекомендует производить кровопускание при воспалении печени.

Согласно учению Ибн Сины кровопускание можно делать и с правой и с левой стороны тела – это определяется целью, которая преследуется при кровоизвлечении. Так, при пневмонии Ибн Сина рекомендует вначале кровопускание делать на стороне тела, противоположной воспалению. При этом, по представлению Ибн Сины, оно должно способствовать ослаблению воспаления в пораженном органе путем отлива, отвлечения крови из пораженного органа в другое место. Но через несколько дней у того же больного следует сделать повторное кровопускание, но уже с целью извлечения патологически измененного вещества (крови), но не с целью отвлечения и ослабления воспаления[9] .

Таким образом, ценным в учении Ибн Сины следует считать то, что к лечению он подходит не с позиций голого эмпиризма, а старается обосновать его с точки зрения особенностей анатомического строения и функции органа, общей патологии и патогенеза заболевания.

Заключение

Являясь порождением древней высокоразвитой культуры, среднеазиатская медицина в значительной степени определила уровень и своеобразие медицины арабского Востока. Обобщающие энциклопедические труды среднеазиатских врачей во многом способствовали сохранению и развитию достижений медицины древности (античной, эллинистической, индийской, иранской, среднеазиатской), осмыслению и синтезу их богатого практического опыта и теоретических концепций. Подобно обобщающим трудам арабских врачей, некоторые среднеазиатские медицинские энциклопедические труды были переведены на европейские языки и сыграли важную роль в развитии медицины в Европе. Это прежде всего относится к «Канону врачебной науки» Ибн Сины, несомненно, являвшемуся самой популярной из медицинских книг, созданных на Востоке.

На протяжении нескольких веков «Канон» служил основным учебным пособием в европейских университетах, оказав огромное влияние на уровень специальных знаний врачей средневековой Европы.

Передовые среднеазиатские ученые – философы, врачи, естествоиспытатели явились провозвестниками ряда новых идей, получивших признание и развитие лишь несколько веков спустя. К ним относятся попытки внедрения экспериментального метода в патологию и лекарствоведение, утверждение естественно-научной сущности медицины как области научной и практической деятельности, идеи связи медицины с химией, взаимосвязи организма с окружающей средой и роли этой среды в патологии, неразрывной связи психического и телесного, предположение Ибн Сины о невидимых существах, могущих вызывать лихорадочные заболевания и распространяться через воздух, воду и почву, и др. Передовые врачи и ученые Средней Азии активно выступали против царивших в современной им медицине суеверий, отвергали астральные представления, магическую цифрологию, целебные свойства драгоценных камней, заговоров, амулетов, противопоставляя рациональные средства диагностики, терапии и гигиены. Однако все их усилия остались по преимуществу «гласом вопиющего в пустыне». Большинство представителей медицинских профессий охотно применяли, а иногда и предпочитали магические и мистические приемы методам рациональной диагностики и терапии, по большей части предоставляя судьбу своих пациентов воле аллаха. Причины, не позволявшие врачам мусульманского Востока изучать анатомию человека, хорошо известны, а гуморолистические концепции, содержащие элементы диалектики и материалистическое, хотя и эклектическое, объяснение жизнедеятельности и механизмов развития патологических процессов, неизмеримо прогрессивнее «медицины пророка». Эпоха не позволила им «перешагнуть через себя». И, если для истории медицины наиболее выдающимися достижениями крупнейших врачей Средней Азии являются прежде всего их неоцененные новые идеи, значительно опережавшие свое время, то для современников и ближайших потомков наиболее существенными и значимыми были их достижения в области практической медицины – диагностики, клиники, лечения, гигиены.

Творчество Ибн Сины занимает особое место в истории культуры. Крупнейший врач и мыслитель своего времени, он был признан уже современниками, и присвоенный ему еще при жизни почетный титул «шейх-арраис» (наставник ученых) сопровождал его имя в течение многих веков. Философские и естественнонаучные сочинения Ибн Сины пользовались широкой известностью в странах Востока и Западной Европы, несмотря на то, что основное его философское произведение «Книга исцеления» было объявлено еретическим и сожжено в Багдаде в 1160 г. Обессмертивший его имя «Канон врачебной науки» многократно переводился на многие европейские языки, около 30 раз издавался на латинском языке и более 500 лет служил обязательным руководством по медицине для европейских университетов и медицинских школ арабского Востока.

«Канон врачебной науки» – главный медицинский труд Ибн Сины, подлинная медицинская энциклопедия в которой в логически стройной системе с исчерпывающей полнотой изложено все относящееся к профилактике, распознаванию и лечению болезней.

На протяжении веков «Канон» оставался непревзойденным и вплоть до XVII в служил главным медицинским руководством в университетах Европы. На Востоке его влияние сохранилось до более поздних времен. Ибн Сина разделил «Канон» на пять книг.

В первой книге дается систематическое изложение общих вопросов врачебной науки Она состоит из четырех частей: в первой приведены определение понятий медицины, задачи медицины, анатомия и физиология; во второй – учение о причинах, проявлениях, классификации болезней симптоматологии, семиотике, общей диагностике; в третьей – о сохранении здоровья (общая и частная гигиена); в четвертой – об общих способах лечения (общая терапия).

Вторая книга «Канона» – своего рода энциклопедия лекарственных средств. В ней объединен фармакологический опыт медицины древнего Рима Греции, Ирана, Индии и Средней Азии. Описаны 811 лекарственных средств растительного, минерального и животного происхождения Из них более 150 значились в первых восьми изданиях.

В третьей книге рассказывается о частных или «местных», болезнях человеческого организма (частная патология и терапия). Она состоит из 22 частей: «Болезни головы и мозга болезни нервов; состояние и болезни глаза; различные состояния носа; различные состояния зубов; различные состояния десен и губ; различные состояния горла; различные состояния легких и груди; различные состояния сердца; женская гигиена; различные состояния пищевода и желудка; о печени и ее состояниях; различные состояния желчного пузыря и селезенки – различные состояния кишок и заднего прохода; болезни заднего прохода; различные состояния почек; различные состояния мочевого пузыря; различные состояния органов размножения у мужчин; различные состояния матки; заболевания внешних и конечных органов».

Четвертая книга «Канона» посвящена хирургии (лечению вывихов и переломов) общему учению о лихорадках и кризисах при болезнях; в ней говорится и об «опухолях», гнойных воспалениях кожной клетчатки («флегмона»), нарывах, «роже», омертвениях органов (гангрена), отеках, золотухе, язвах, ожоге, контузиях, о потере крови и раке, а также о хронических и острых заразных болезнях: оспе, кори, проказе, чуме, бешенстве.

В книге освещаются основные вопросы учения о ядах (токсикология), разбираются кожные заболевания и вопросы сохранения красоты тела (косметика). Ибн Сина предлагает лекарства для укрепления волос (с указанием, как их окрашивать), средства против загара и раздражения кожи, рекомендует средства от излишней полноты и худобы.

Книга пятая представляет собой фармакопею. В ней излагаются способы изготовления и применения лекарств сложного состава. Состоит из двух статей (или глав): о сложных лекарствах, включаемых в фармакопеи; испытанные лекарства для каждого отдельного заболевания.


Список литературы

1. Абдуллаев А.А. Роль ученых Хорезма в становлении Ибн Сины. Учителя Абу Али ибн Сины. – Клин, «Медицина», 1978.

2. Абу Али Ибн Сина. Канон врачебной науки, Ташкент. Издательство «Фан», 1994.

3. Авиценна в зарубежных изданиях. Указатель литературы. Ташкент, 1980

4. Азимджанова С.А. Изучение наследия Ибн Сины в Узбекистане. – Ташкент, 1987.

5. Аренде А.К. Восточные предшественники Ибн Сины и значение их трудов для изучения «Канона врачебной науки» Ибн Сины. – В кн.: Материалы 1-й Всесоюзной конференции востоковедов. Ташкент, 1958.

6. Арзуметов Ю.С. Семиотика и диагностика заболеваний печени по «Канону врачебной науки» Абу Али Ибн Сины. – В кн.: Вопросы биологии и краевой медицины Ташкент, 1960.

7. Арзуметов Ю.С. Трактат Ибн Сины «Адвийат улкалбийа» – первый средневековый труд о средствах лечения невротических состояний. 1968.

8. Арзуметов Ю.С. Ибн Сина о методах приготовления лекарств. – Медицинский журнал Узбекистана, 1968.

9. Арзуметов Ю.С. «Канон врачебной науки» Ибн Сины в истории гепатологии. – Ташкент: Медицина УзССР, 1980.

10.Арзуметов Ю.С. Ибн Сина – врач, энциклопедист и некоторые основы его учения о здоровье и болезни. М., 1980.

11.Аскаров А.А. Абу Али ибн Сина как терапевт. Ташкент, 1954

12.Ахмедов Б.А. Эпоха Ибн Сины. – В кн.: Абу Али ибн Сина к 1000-летию со дня рождения. – Ташкент, 1980.

13.Борисов А.Я. Авиценна как врач и философ. Изд. АН СССР, отд. обществ, наук, 1948, №1–2.

14.Вахабова Б. Рукописи произведений Ибн Сины в собрании института востоковедения АН УзССР. – Ташкент: Фан, 1982.

15.Вороновский Д.Г. Канон медицинских знаний Ибн Сины. – В кн.: Ибн Сина. Материалы научной сессии АН УзССР, Ташкент, 1953.

16.Гинцбург И.И. Арабская медицина в произведениях Авиценны «Канон» и «Урджуза» по еврейским рукописям института востоковедения АН СССР. – В кн.: Труды АН СССР, сер. XXXVI, М. – Л., 1979.

17.Григорян С.Н. Из истории философии Средней Азии и Ирана VII–XII вв. М., 2001.

18.Заблудовский П.Е. История отечественной медицины. М., 1990.

19.Завадовский Ю.Н. Абу Али ибн Сина. Жизнь и творчество. По таджикско-персидским и арабским источникам. Душанбе, 1980.

20.Ибн Сина. Материалы научной сессии Ан УзССР, посвященной 1000-летнему юбилею Ибн Сины. Ташкент, 1953.

21.История медицины (Материалы к курсу истории медицины). Под ред. Б.Д. Петрова. М., 1954, т. 1.


[1] Болтаев М. Н. Абу Али ибн Сина, М., 1980.

[2] Ибн-Сина. Жизнеописание, М., с. 48.

[3] Ибн-Сина. Жизнеописание, М., с. 50-52.

[4] Завадовский Ю. Н. Абу Али ибн Сина. Жизнь и творчество. По таджикско-персидским и арабским источникам. Душанбе, 1980

[5] Азимджанова С. А. Изучение наследия Ибн Сины. Ташкент, 1989.

[6] Абу Али Ибн Сина Канон врачебной науки, Ташкент. Издательство “Фан”, 1994.

[7] Абу Али Ибн Сина Канон врачебной науки, Ташкент. Издательство “Фан”, 1994.

[8] Абу Али Ибн Сина. Канон врачебной науки, Ташкент. Издательство “Фан”, 1994.

[9] Арзуметов Ю. С. Ибн Сина о методах приготовления лекарств. — Медицинский журнал Узбекистана, 1968.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий