регистрация / вход

История сестринского дела в России

История ухода за больными и ранеными на Руси началась в эпоху Петра I (1803 год). В то время была создана служба «сердобольных вдов» при воспитательных домах Петербурга и Москвы. В это же время в Москве и Петербурге при воспитательных домах создаются «вдовьи дома» для призрения неимущих. Первым организатором службы сестринской помощи в России был X.

История сестринского дела в России

История ухода за больными и ранеными на Руси началась в эпоху Петра I (1803 год). В то время была создана служба «сердобольных вдов» при воспитательных домах Петербурга и Москвы. В это же время в Москве и Петербурге при воспитательных домах создаются «вдовьи дома» для призрения неимущих. Первым организатором службы сестринской помощи в России был X. Опель. Его первое руководство по уходу за больными на русском языке было опубликовано в 1822 году. В данном руководстве впервые давались основы деонтологии и требования к нравственным качествам ухаживающего персонала.

В 1814 г. по распоряжению императрицы Марии Фёдоровны из Петербургского «вдовьего дома» на добровольных началах были приглашены и направлены в больницу женщины для «прямого назначения» ходить и смотреть за больными.

После годичного испытания 12 марта 1815 г. 16 из 24 вдов были приведены к присяге, и императрица на каждую посвящённую вложила особый знак - «Золотой Крест», на одной из сторон которого было написано «сердолюбие». В 1818 г. в Москве был создан Институт сердобольных вдов, а при больницах стали организовывать специальные курсы сиделок. С этого времени в России начинается специальная подготовка женского медицинского персонала. Преподавание велось по учебнику Х. Опеля.

В 1844 году в Санкт-Петербурге по инициативе великой княгини Александры Николаевны и принцессы Терезии Ольденбургской была основана первая в России Свято-Троицкая община сестер милосердия. В общине не только ухаживали, воспитывали, но и обучали сестер милосердия гигиеническим правилам ухода за больными и некоторым лечебным процедурам.

В общину принимались, согласно Уставу, вдовы и девицы 20 - 40 лет всех сословий и вероисповедания, но с 1855 года - только православные. Всем поступившим давался годичный испытательный срок, затем проходила церемония принятия в сестры милосердия в торжественной обстановке. После литургии, совершенной митрополитом Санкт-Петербургским, на каждую принимаемую в сестры возлагался золотой крест с изображением на одной стороне Пресвятой Богородицы с надписью «Всех скорбящих радость», а на другой - с надписью «Милосердие». Принимаемая в сестры произносила присягу, в которой были следующие слова: «...буду тщательно наблюдать все, что по наставлению врачей будет полезным и нужным для восстановления здоровья вверенных моему попечению болящих; все же вредное для них и запрещенное врачами всемерно удалять от них».

По Уставу сестры милосердия не должны были иметь ни собственной одежды, ни мебели, ни собственных денег. «Все, что может за свои услуги сестра получить подарками или деньгами - говорилось в Уставе, - принадлежит общине. Если имелись нарушения, сестра исключалась из общины по Уставу, но в истории общины не было такого случая.

«Если сестра удовлетворяет своему назначению, - она есть друг его семьи, она облегчает физические страдания, она же успокаивает порой и душевные муки, она нередко посвящается больным в самые интимные его заботы и скорби, она записывает его предсмертные распоряжения, напутствует его в вечность, принимает его последний вдох. Сколько нужно для этого терпения, находчивости, скромности, твердой веры и горячей любви. Есть глубокий смысл в требовании безвозмездности труда сестры милосердия, ибо за оказание ею услуг нет и не может быть земной платы».

Историограф общины (1864 г.)

В 1847 г. звание сестёр милосердия было присвоено первым 10 женщинам, получившим подготовку к общине. Община существовала на средства благотворительных организаций. Однако свои требования за больными в России предъявила Крымская война 1853-1856 гг.

Сестры милосердия принимали участие во всех событиях, связанны с военными действиями начиная с Крымской войны (1853-1856 гг.), до этого времени во время военных действий в войсковых перевязочных пунктах или лазаретах трудились только мужчины, как врачи, так и младший персонал.

Идея помогать раненым с помощью женского милосердия и участия принадлежит Великой Княжне Елене Павловне, супруге Великого Князя Михаила Павловича, брата Императора Николая I. Иностранка по происхождению, принцесса из Штутгарта, прибыла в Россию юной, но уже успевшей получить блестящее образование в Париже. Знавшая несколько языков, знакомая с литературой, естественными науками и математикой, она в короткий срок также выучила русский язык и Историю Карамзина - язык и историю той страны, в которой ей предстояло жить. Получив после венчания титул Великой Княгини и православное имя, Елена Павловна всей душой обратилась к своей новой Родине - России. Показав себя на редкость добросердечной и отзывчивой на чужие беды и страдания, стал первой ревнительницей и преемницей в деле попечения благотоворительных заведений, завещанных ей Императрицей Марией Федоровной. Княгиня отличалась незаурядным умом, прозорливостью, увлеченностью и кипучей энергией и уж если начинала какое-либо дело, то непременно доводила его до конца. Будучи очень скромной в своих личных потребностях, Елена Павловна неустанно занималась благотворительностью, которая поглощала большую часть ее собственных средств. В то время, когда об учреждении Общества Красного Креста еще никто и не помышлял, в голове Великой Княжны уже созрела человеколюбивая мысль о нем. Толчком тому явились военные события в Крыму.

Осада Севастополя обнажила самое печальное состояние организации медицинской помощи в российской армии. Опытного медицинского персонала катастрофически не хватало. И Елена Павловна решилась обратиться к русским женщинам за помощью - отдать защитникам Севастополя свою заботу и свой бескорыстный труд. Ее поддержал известный хирург Н.И. Пирогов, но военное управление встретила эту идею весьма неохотно и недоверчиво (уж если самому Пирогову понадобилось несколько месяцев, чтобы убедить военных чиновников в своей необходимости на передовой...). Тогда взгляд на военное дело был сильно отличен от современного и круг военного звания очень замкнут. Присутствие женщин у постели офицера, а тем более солдата, воспринималось как непростительное вольнодумство. Солдат выполнял свой долг и должен был умирать по форме - навытяжку, а его страдания мало кому приходило в голову обсуждать. Сам главнокомандующий А.С. Меньшиков встретил затею Елены Павловны и Пирогова крайне недоброжелательно и даже грубо, поинтересовавшись: «не открыть ли сразу же при фронте и венерологическое отделение...». В такой ситуации дело могли спасти только такая сильная воля и убежденность, какие были у Великой Княжны Елены Павловны. И она, сумев таки убедить Императора Николая I, человека далеко не мягкого, в необходимости этих мер, 25 октября 1854 года учреждает Крестовоздвиженскую общину Сестер милосердия о раненых и больных, с последующей их отправкой на театр военных действий в Севастополь.

Нужно сказать, что на призыв Великой Княжны отозвались очень многие женщины, причем из разных сословий (в том числе и из высших слоев общества). Быстро обученная и испытанная первая группа Сестер (28 человек), получив из рук Елены Павловны кресты на голубой ленте и ее благословение всеми силами служить своим братьям во Христе, отправилась в Севастополь к Н.И. Пирогову. Сама Великая Княгиня, оставаясь в Петербурге, отдалась неутомимой деятельности по устройству складов в нижних этажах Михайловского дворца для медикаментов и вещей, купленных на свои средства, а также по доставке их в Крым. За первым отрядом «добровольных помощниц» последовали еще несколько (в общей сложности в Крымской кампании приняли участие около 250 Сестер милосердия!). А спустя некоторое время уже не только больные и раненые отозвались о самоотверженном труде Сестер, но и все военные начальники, ранее так пренебрежительно отвергавшие их помощь. Это вызвало во всем обществе небывалый подъем и ревностное желание действовать на пользу раненым и больным чем можно. В Морское министерство и к Великой Княгине стали стекаться со всех сторон приношения деньгами и вещами; явилось еще много желающих вступить в ряды Сестер милосердия. В простых коричневых платьях и таких же накидках, на шее - голубая лента и крест с Распятием, в клеенчатых фартуках, за поясом которых инструмент - ножницы, пинцеты и спринцовки, в простых ботинках (а то и в сапогах), самоотверженно сменившие домашний уют и достаток на бомбежки, холод, холеру и тиф, кровь и гной - эти женщины посвятили себя милосердию не на словах. Они делали все: готовили еду, перевязывали, ассистировали на операциях, кормили и поили лежачих, мыли их и одевали, писали письма, занимались постелями и одеждой, медикаментами и процедурами - по 18-20 часов в сутки. Ранения были тяжелыми: от пуль, осколков ядер и мин, от штыков; в зимнее время - обморожения, в летнее - дизентерия и лихорадки, холера и сыпной тиф. Врачи только удивлялись их мужеству, выносливости, неутомимости и буквально преклонялись перед ними. А уж раненные вовсе в них души не чаяли, называя ласково «сестричками» за их нежную заботу, сердечное сочувствие, за слова утешения и поддержки. Врожденная женская чистоплотность, аккуратность, ловкость, а также благотворное нравственное влияние делали их уход идеальным. На перевязочных пунктах близ линии фронта и в полевых лазаретах осажденного Севастополя словно Божий Дар были эти благодеяния женского ухода - то, о чем раньше никто и не помышлял. Были среди них и те, кто добровольно ходил помогать прямо на передовую.

Вплоть до окончания войны сестры милосердия были в госпиталях не только Севастополя, но и Симферополя, Бахчисарая, Евпатории, Перекопа и других городах. И никому уже не приходило в голову шутить и видеть их голубую ленту лишь украшением «в цвет голубых глазок», как когда-то в начале. Их было много, одна из них - лучшая помощница хирурга Н.И. Пирогова - Екатерина Бакунина (ей было 42 года). Родом из дворян, дочь губернатора Санкт-Петербурга, внучатая племянница М.И. Кутузова на деле оказалась идеальной Сестрой милосердия и ассистенткой в сложнейших операциях многих защитников Севастополя. В 1856 году Великая Княгиня Елена Павловна назначает ее главной - сестрой-настоятельницей, - и в этой должности она продолжает трудиться и после войны уже в С.-Петербурге в Кресто-воздвиженской общине. В 1877-78 гг. Е. Бакунина ездила уже с отрядом Красного Креста на Кавказский фронт, где также самоотверженно и энергично трудилась. А в своем имении устроила бесплатную больницу для крестьян со всей округи и была попечительницей земских больниц Тверской губернии. Именем Екатерины Бакуниной в 1954 году названа одна из улиц Нахимовского района Севастополя.

«Много было в ту войну патриоток, жертвовавших своим имуществом, но не много было пожертвовавших самими собой. Тут нужно было не только сострадание, но и самоотверженность, великодушие, твердость характера и помощь Божия. Ни разные лишения военного времени, ни ненастная погода, ни зной лета, ни гром орудий и осколки, ни ежедневные смерти, ни холерные и тифозные испарения, ничто не могло их удержать от добросовестного исполнения святого своего долга...».

из журнала «Русская старина»

Примером героизма в этой войне является Даша Севастопольская (Михайлова), первая в России сестра милосердия, которая безвозмездно помогала раненым и больным. Ее почин - помощь раненым в боях под Севастополем - считается официально признанным самым первым - с 8 сентября 1854 года (то есть за два месяца до приезда русских сестер милосердия из С.- Петербурга и сестер из Англии вместе с Флоренс Найтингейл).

Оборона Севастополя в период Крымской войны 1853-56 гг. вошла в историю города одной из самых ее героических страниц. Наряду с регулярными войсками в боях принимали участие жители осажденного города. Среди них была и одна из самых первых русских сестер милосердия - Даша Севастопольская. Была эта молодая женщина круглой сиротой, дочерью убитого в Синопском сражении матроса Лаврентия Михайлова. Некого было ей спрашивать, поэтому и решила сама помочь «браткам», чем может: продала свой дом, что стоял на окраине Севастополя, купила лошадь, бочонок спирту, бинтов, пластырей и иных медикаментов; оделась в матросский бушлат, сапоги и белую фуражку и отправилась за нашим отрядом на Альму, где ожидалось большое сражение. Пехота добродушно подшучивала над такой «морской кавалерией», но уже через день, когда полетела картечь да осколки ядер по рукам и ногам и «все разбитое, но еще живое» потянулось к тем кустам, где «пацаненок» в белой фуражке разложил свое нехитрое хозяйство. Засучив рукава, проворный «мальчишка» обмывал и бинтовал раны, нацеживая раненому чарку, чтобы унять боль. Изумленно глядели перевязанные усачи, угадывая все же в ловких, мягких руках и ласковом взгляде женщину: «Это же Ангел слетел сюда от престола Господня!». Всю войну пробыла Даша сестрой милосердия (среди других женщин-сестер ее видел позднее и Н. Пирогов). О ее самоотверженности и мужестве было доложено самому Государю Императору, и 16 ноября 1856 года Дарье Михайловой была вручена заслуженная награда: золотая медаль «За усердие!» на Владимирской ленте, а также 500 рублей серебром (по выходе замуж было также обещана 1 тыс. руб. на обзаведение, и в последствии она получила эти немалые по тем временам деньги). В тот день Даша Севастопольская стала первой в России женщиной из народа, получившей высокую награду. После войны Даша вышла замуж за рядового Максима Хворостова и действительно получила тысячу рублей, на которые купила трактир на Бельбеке, а затем уехала с мужем в Николаев. Позже она вернулась в свой родной город, где и жила до конца своих дней. Была похоронена в 1910 г. на кладбище юго-западнее Малахова кургана. В 1954 году, в дату столетия Обороны Севастополя, одна из улиц города - Четвертая, - была названа именем Даши Севастопольской, а в 2005 г. ей был поставлен памятник как героине Крымской войны и первой сестре милосердия.

В ночь на 28 августа 1855 г. русская армия вынуждена была оставить Севастополь. Несмотря на поражение, Императором Александром I было принято решение достойно отметить высокий героизм защитников города - впервые в истории России была учреждена медаль не «за победу» или «за взятие», а «За защиту Севастополя». Ею были награждены все участники обороны города, длившейся с 13 сентября 1854 г. по 27 августа 1855 г. Особым местом в указе было отмечено право на эту награду женщин, «которые несли службу в госпиталях или во время обороны Севастополя и оказали особенные услуги». Кроме того, по просьбе Великой Княгини Елены Павловны были вычеканены специальные 7 золотых и 145 серебряных медалей для выдачи сестрам милосердия в память об их служении. На одной стороне этих медалей перечислялись пункты в Крыму и Южной России, где сестры оказывали помощь раненым: «Севастополь, Перекоп, Бельбек, Бахчисарай, Симферополь, Херсон, Николаев». Для сестер же, работавших на Балтийском театре военных действий, предназначались медали с надписью: «Финляндия, Выборг, Свеаборг и Або». Чуть позже было выпущено еще 6 золотых и 200 серебряных медалей для Крымских сестер милосердия. Эту награду получили не только сестры Кресто-воздвиженской общины, но и Одесской общины Сердобольных Вдов, а также жительницы Севастополя. На этих медалях было отчеканено просто: «Крым - 1854 - 1855 - 1856 гг.». Сестры милосердия вернулись в С.-Петербург, и многие продолжили свою деятельность уже в мирной жизни. На частные пожертвования еще несколько общин, подобных Кресто-воздвиженской, возникли в Москве и С.- Петербурге, и лишь в 1868 г. Министром внутренних дел, в рамках государственной программы, было принято решение открыть ряд заведений по подготовке Сестер и Братьев милосердия. Это решение совпало с учреждением Общества Красного Креста, в ведении которого все подобные заведения стали состоять. Великая Княгиня Елена Павловна приняла в этом самое деятельное участие.

Сестры милосердия принимали так же участие в русско-турецкой войне (миссия Красного креста в Яссах 1877-1878 гг.), в Русско-японской войне (1904-1905 гг.), первой мировой войне (1914-1918 гг.).

Расцвет христианской женской медицинской помощи связан с образованием в 1854 году Кресто-Воздвиженской общины, организованной сестрой императора Николая I - великой княгиней Еленой Павловной. Во время Крымской войны (1853-1856 гг.) Эта община попала в непосредственное подчинение Н. И. Пирогову, который оценил способности таких сестер милосердия, как Е. Карцева, В. Щедрина, А. Стахович, Е. Меркулова, Е. Бакунина.

Н.И. Пирогов внес понятие о специализации в работе сестер общины: появились «хозяйки», «аптекарши», перевязочные и операционные сестры, появилось понятие «старшая медсестра» вместо должности «главной начальницы».

Пирогов Н. И. отстоял идею введения женского труда в госпиталях (до этого уход осуществляли в большей степени мужчины).

Н.И. Пирогов назначил Е. Бакунину старшей медсестрой Кресто - Воздвиженской общины. Она была твердо убеждена, что не религиозные, а моральные принципы важны в уходе за больными и ранеными. С ней не была согласна великая княгиня Елена Павловна и Е. Бакуниной пришлось расстаться в 1860 году с Кресто - Воздвиженской общиной, которая в дальнейшем стала прообразом РОКК (Российского Общества Красного Креста), созданного в Петербурге в 1867 году (его первоначальное название "Российское общество попечения о раненых и больных воинах", переименованного в РОКК в 1876 году).

Е.М. Бакунина считается родоначальницей сестринской службы и сельской медицины в России.

Основные принципы формирования общин сестер милосердия были сформулированы только к 70-м годам позапрошлого столетия.

Общины имели свой устав, утвержденный местным архиереем. В общины принимались физически здоровые и нравственно безупречные женщины в возрасте 20-45 лет. Престарелым сестрам обеспечивался пожизненный должный уход.

Среди крупных общин можно назвать Покровскую общину в Москве (1872 г.), Иверскую, Александровскую и Марфо-Мариинскую (основатель - княгиня Елизавета Федоровна-преподобномученица, впоследствии канонизирована Русской Православной Церковью).

Россия присоединилась к Женевской конвенции в 1867 г., и тогда же было создано общество попечения о раненых и больных войнах. С 1871 г. женщинам было разрешено работать в госпиталях и в мирное время. В 1897 г. Российское общество Красного Креста учредило в Петербурге институт, целью которого была подготовка мужчин для ухода за ранеными и больными. Срок обучения в институте составлял 2 года.

После революции в России существовало 109 общин и около 10000 сестер милосердия. Общество Красного Креста после революции претерпело ликвидацию, признание в 1921 году и возрождение в 1925 году. В 1938 году имущество Красного Креста передано различным наркоматам. Тем не менее, деятельность общества в тридцатые годы была кипучей. Появились отряды ГСО (готов к санитарной обороне) для взрослых и БГСО (будь готов к санитарной обороне) для детей. Возникли санитарные дружины, санпосты, население обучалось элементам ухода, оказанию доврачебной помощи.

Сёстры милосердия сыграли большую роль в уходе за ранеными и больными в Красной Армии и в борьбе с эпидемиями в годы гражданской войны. К 1940 г. обеспеченность средними медицинскими кадрами, по сравнению с 1913 г., возросла в 8 раз. В 1942 г. начинает выходить журнал «Медицинская сестра». В пятидесятые годы медицинские школы были реорганизованы в медицинские училища, создана система среднего специального образования.

В 1993 была создана и принята философия сестринского дела. В 1994 г. создана Ассоциация Медицинских сестёр России, принимающая участие в работе Международного Совета сестёр.

В 1995 г. впервые в России Г.М. Перфильева, инициатор создания факультета высшего сестринского образования в Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, защитила докторскую диссертацию на тему: «Сестринское дело в России».

История сестринского дела за рубежом

Основоположницей сестринского дела в мире является Флоренс Найтингейл (1820-1910 гг.), английская сестра милосердия, итальянка по происхождению (г. Флоренция), получившая образование в Германии в школе медсестер, основанной Ф. Флендером в 1836 году. Флоренс Найтингейл в 20 лет решила стать сестрой милосердия, но женщины ее круга не могли думать о профессии сестры и только в 33 года она осуществила свою мечту и стала ею. Работая в больнице, она понимала, что необходима школа для подготовки сестер.

Во время Крымской войны, которую вела Россия с Англией, Францией, Италией и Турцией в течение двух лет Флоренс Найтингейл вместе с 38 сестрами работала в Скутари, в Турции в бараке, где находилось 2300 раненных и больных. Выхаживая их, она добилась снижения смертности с 42 до 2% .

После Крымской войны за свои деньги Ф. Найтингейл в 1856 году поставила на высокой горе под Балаклавой в Крыму большой крест из белого мрамора в память о погибших солдатах, врачах и сестрах.

26 июня 1860 года была открыта Найтингельская испытательная школа для сестер милосердия при больнице святого Фомы в Лондоне. По окончании ее сестры давали клятву Ф. Найтингейл.

Обязательство Флоренс Найтингейл

"Я, торжественно перед Богом и в присутствии этого собрания даю обязательство:

Провести мою жизнь в чистоте и верно служить моей профессии. Я буду воздерживаться от всего, что влечет за собой вред и гибель и не стану брать или сознательно давать вредоносное лекарство. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы поддержать и возвысить уровень моей профессии, а также обещаю держать в тайне все личные вопросы, относящиеся к моему ведению и семейные обстоятельства пациентов, ставшие мне известны в ходе моей практики.

С верностью я стану стремиться помогать врачу в его работе и посвящу себя благополучию тех, кто доверился моей заботе".

В своих «Записках об уходе» Ф. Найтингейл дала определение сестринского дела, показала его отличие от врачебного дела, она создала модель сестринского дела, т. е. теорию, которую преподавали в первых сестринских школах Европы и Америки. Имя Ф. Найтингейл стало символом милосердия в западных странах.

Каждые 2 года Международный комитет Красного Креста присуждает в день ее рождения (12 мая) 50 медалей ее имени. Это высшая награда для медицинских сестер, активистов Красного Креста. В положении об этой медали говорится, что дается она «не для увенчания карьеры, а для того, чтобы отметить выдающиеся действия и признать исключительно моральные качества награждаемых». В настоящее время эту медаль имеет около 1000 человек.

В 1863 году в Швейцарии был организован Международный комитет помощи раненым, который в последствии переименован в 1876 году в Международный комитет Красного Креста. В этом же году возник и Российский комитет Красного Креста.

Международный комитет Красного Креста (МККК) - это частное независимое швейцарское объединение, но по характеру своей миссии закрепленной в Женевских конвенциях, является международной организацией. Его штаб-квартира находится в Женеве.

Сегодня, помимо МККК, существуют национальные общества Красного Креста и Красного полумесяца.

За свою деятельность МККК был удостоен четырех Нобелевских премий, Анри Дюнан, основатель МККК, получил первую Нобелевскую премию мира. За период с 1919-1944 гг., МККК награждался за гуманитарную деятельность в период мировых войн, а в 1963 году вместе с Лигой общества Красного Креста и Красного Полумесяца - к столетнему юбилею движения. В качестве отличительного знака был выбран швейцарский флаг на белом фоне, в дальнейшем появился красный крест на белом фоне, как негатив швейцарского флага.

Красный Полумесяц является мусульманским аналогом Красного Креста. Представители других религий отнеслись к этой проблеме спокойно, никого из них не возмущала эмблема с христианским символом. Существует и другая эмблема - Красный Крест на белом фоне и вывернутый наизнанку полумесяц. Это эмблема Международной Федерации, созданной в 1919 году по инициативе Англии, Франции и США, в ней работают представители всех стран мира (раньше она называлась Лигой обществ Красного Креста и Красного Полумесяца). Федерация работает оперативно, на добровольных началах, особенно во время стихийных бедствий или вооруженных конфликтов. Зарплату получают только «штатные единицы» - командир отряда и его заместители.

Понятие сестринский процесс впервые появилось в начале 50-х годов в США. В 1955 г. в журнале "Новости общественного здравоохранения" была напечатана статья Лидии Холл "Качество сестринского ухода", в которой исследовательница дала свое описание сестринского процесса. Однако, предложенное ею, толкование не получило общего одобрения среди медсестер. В профессиональной сестринской литературе все чаще встречались новые определения и толкования сестринского процесса.

В основу процесса, представленного в 60-е годы Сестринской школой Йельского университета, был положен системный подход к оказанию сестринской помощи, ориентированной на потребности пациента. Согласно утверждению наиболее известной и популярной исследовательницы этого периода Вирджинии Хендерсон, все люди, как здоровые, так и больные, имеют определенные жизненные потребности.

К потребностям Хендерсон отнесла пищу, жилище, одежду, любовь, признание окружающих, востребованность, чувство принадлежности к человеческому сообществу и одновременно чувство своей независимости от других. Она детально разработала положения об основных действиях медсестры по удовлетворению потребностей пациента.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий