регистрация / вход

Идеология, структура и деятельность ливанской организации "Хизбаллах" на Ближнем Востоке

История деятельности ливанской исламской организации "Хизбаллах" как ведущей силы сопротивления израильской оккупации в Ливане. Отражение влияния идеологической основы на структуре организации. Лидеры "Хизбаллах" – последователи Аятоллы Хомейни.

Реферат: Идеология, структура и деятельность ливанской организации "Хизбаллах" на Ближнем Востоке


Сейчас, когда проблема терроризма не сходит со страниц периодических изданий, весь мир внимательно следит за развертыванием антитеррористической кампании США. Американскими спецслужбами опубликован новый список 22 террористических групп, большинство из которых исламского толка. Принимаются меры в отношении стран, поддерживающих терроризм, в частности против Ирана, отнесенного президентом Бушем к числу стран "оси зла". Одновременно мы стали свидетелями очередного обострения палестино-израильского конфликта, где многочисленные исламские движения обвиняются в препятствовании процессу мирного урегулирования. Безусловно, понятию экстремизма трудно дать однозначное определение. При этом следует, во-первых, не полагаться только на сообщения о террактах, ежедневно появляющиеся в СМИ, и, во-вторых, понять соотношение между средствами и подлинными целями тех, кто стоит за подобными группами.

Данная статья посвящена "Хизбаллах", ливанской исламской организации, чья деятельность является отражением глубинных процессов, протекающих как в Ливане, так и на Ближнем Востоке в целом. "Хизбаллах" известна на Западе только как террористическая организация, могущая в определенных случаях считаться тождественной "Аль-Каиде". Еще в октябре 1999 г. Госдепартамент США отнес "Хизбаллах" к категории 28 наиболее опасных зарубежных террористических организаций. Действительно, первые шаги движения на пути его становления говорят сами за себя: взрывы казарм американских войск в Бейруте, захват базы ливанской армии в Баальбеке, угон самолетов и взятие заложников в 80-е гг. Однако подобные устрашающие по замыслу их организаторов действия относятся скорее к PR-акциям, призванным привлечь внимание к главной ливанской проблеме того времени - оккупации Израилем южной части страны. Несмотря на дословный перевод названия - "Партия Аллаха", деятельность "Хизбаллах" не сводится к претворению в жизнь каких-то религиозных принципов, а направлена на противостояние Израилю и имеет скорее политические цели. Арабское слово "Хизб" не совсем соответствует русскому переводу "партия" и подразумевает скорее движение, политическое течение. Поэтому, считаясь организацией ливанских шиитов (и ее возникновение, действительно, имело место в шиитской среде), "Хизбаллах" называет своей целью выражение интересов всего ливанского народа. К сфере деятельности движения относится проведение социальной политики - восстановление пострадавших от израильской оккупации зданий, строительство школ, больниц, супермаркетов. Члены "Хизбаллах" являются также депутатами в ливанском парламенте.

Несомненно, Израилю выгодно доказать экстремистский характер "Хизбаллах", для того чтобы придать легитимность своим действиям. Поэтому самое распространенное определение для нее, встречающееся на израильских Интернет-сайтах, звучит примерно как "террористическая исламистская организация шиитского толка, находящаяся под контролем Сирии и Ирана". В нескольких словах нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть правильность подобных утверждений. Масштабы влияния этой организации на Ближнем Востоке довольно значительны. Главным результатом ее деятельности стал вывод Израилем в одностороннем порядке своих войск с территории южного Ливана после почти 20 лет оккупации. Иран оказывает финансовую помощь "Хизбаллах" в целях распространения собственного идеологического влияния. Сирия же видит в организации орудие давления в переговорах с Израилем для возврата Голанских высот в границах 1967 г. Палестинцы рассчитывают на помощь "Хизбаллах" в поддержке новой волны интифады, начатой в сентябре 2000 г. От решения палестинской проблемы зависит судьба около 400 тысяч беженцев, находящихся в лагерях на территории Ливана.

Что представляет собой "Хизбаллах" на самом деле, и каковы ее собственные интересы на Ближнем Востоке? Ответить на этот вопрос достаточно сложно, поскольку с момента своего создания "Хизбаллах" пережила ряд переломных моментов, отразившихся на ее деятельности. История движения тесно связана с историей Ливана, начиная с конца 70-х гг., когда в условиях отсутствия твердой государственной власти, разгула анархии, часть ливанских мусульман, разочарованная в способности своих партий выработать эффективный план урегулирования внутреннего кризиса, увидела путь решения проблем в возврате к истинному исламу. Вторжение Израиля на территорию Ливана в 1982 г. стало главным толчком для формирования "Хизбаллах" как движения сопротивления. Подписание Таифского соглашения способствовало включению организации в политическую жизнь Ливана. Вывод израильских войск в 2000 г. явился еще одним переломным моментом, поставив вопрос о перспективах движения и его дальнейших целях. Правда, ее лидеры считают оккупированные земли освобожденными не полностью, указывая на спорный участок земель на границе Израиля, Ливана и Сирии (мазариа Шебаа), и заявляют о своей готовности продолжать борьбу вплоть до полного освобождения Ливана. Если "Хизбаллах" и дальше будет продолжать атаки на израильские войска на границе, то этим она рискует спровоцировать ответные действия, в ходе которых пострадают мирные жители (что явно повлечет за собой потерю поддержки "Хизбаллах" среди населения).

Есть и другой вариант для организации - переключиться на чисто политическую деятельность. В мирных условиях она сохранит свой статус партии сопротивления, но население уже не будет так же, как и раньше, нуждаться в ее деятельности. Однако, по словам одного из членов организации Муххамеда Раада, неопределенность (ваадих) является своего рода позицией "Хизбаллах", рассчитанной на то, что Израилю будет нелегко предсказать дальнейшие ее шаги. Можно лишь отметить, что со своей ролью "Хизбаллах" справляется прекрасно, поскольку, несмотря на огромное количество книг и статей, посвященных этому движению, его феномен по-прежнему вызывает все новые вопросы. При этом не вызывает сомнения одна из главных особенностей движения - способность гибко реагировать на ситуацию, что позволяет ему сохранять политический вес в условиях быстро меняющейся политической среды. Является ли "Хизбаллах" марионеткой в руках внешних сил или просто подстраивается под обстоятельства, осуществляя собственные цели? Для ответа на эти вопросы предлагается рассмотреть предпосылки возникновения движения, трудности на пути его становления и роль в процессах, протекающих на Ближнем Востоке в настоящее время.

"Хизбаллах" известна как ведущая сила сопротивления израильской оккупации в Ливане. Однако это событие, равно как и еще один внешний фактор - Исламская революция в Иране, лишь послужило катализатором тех процессов, которые протекали в шиитской общине Ливана.

На основе существовавшей тогда системы конфессионального представительства, отдававшей преимущества христианам-маронитам и мусульманам-суннитам, шииты оказались лишены политического влияния в Ливане. Активизации некогда пассивной шиитской общины способствовала деятельность Сайда Мусы ас-Садра, который возглавил так называемое "Движение обездоленных", а в 1974 г. перед началом гражданской войны в Ливане создал движение "Полки исламского сопротивления", впоследствии ставшее известным, как "Амаль". Имеет смысл сказать несколько слов о деятельности "Амаль", поскольку она играла значительную роль в процессах, сопровождавших становление "Хизбаллах". Хотя в ходе войны этому движению не удалось в значительной мере проявить себя, позднее несколько событий способствовало увеличению его политического влияния. Во-первых, таинственное исчезновение Мусы ас-Садра во время его визита в Ливию позволило, согласно шиитской доктрине, считать его новым Сокрытым Имамом3 . Кроме того, накалившаяся обстановка на юге Ливана, когда в ходе столкновений между израильской и палестинской сторонами страдало местное население, увеличила потребность в боеспособных формированиях для защиты ливанцев. Еще в марте 1978 г. израильская армия провела операцию "Литани", в результате которой была оккупирована часть страны, превращенная в 1985 г. в так называемую "зону безопасности", задуманную как препятствие для проникновения в Израиль палестинских партизан. В 1982 г. Израиль, в рамках уже другой операции "Мир в Галилее", вторгся в Ливан, расширив площадь оккупированной территории до Бейрута. США, Франция, Италия, Великобритания послали в Ливан для обеспечения безопасности в регионе межнациональный контингент вооруженных сил, который был впоследствии в 1984 г. частично выведен. Под давлением образовавшихся сил ливанского сопротивления Израиль освободил центральные районы Ливана, но усилил свое присутствие в его южной части, сохранив таким образом контроль над 10% ливанской территории.

Еще одним фактором послужила и Исламская революция в Иране, а также поддержка "Амаль" Сирией, для которой движение стало единственным на тот момент проводником влияния в Ливане. Однако после исчезновения ас-Садра во время его поездки в Ливию пост руководителя "Амаль" занял Набих Берри, юрист, человек светский и не пользующийся таким харизматическим влиянием, как его предшественник. Это назначение ознаменовало собой дальнейший поворот движения к политической деятельности. Более того, создаваемая как альтернатива существующей власти, "Амаль" со временем превратилась в силу, могущую быть отождествленной с этой властью. В частности, Набих Берри не выражал открытого протеста деятельности президента Башира Гамаиля, проводящего курс на сотрудничество с Западом, а главное, - с Израилем. Эта политика "Амаль" способствовала потере авторитета движения среди той части шиитского населения, которая требовала радикальных мер - вывода израильских войск и межнационального контингента западных держав. Сирия также не поддержала все более склонявшуюся к прозападной ориентации "Амаль". Политика Набиха Берри как лидера движения не вызвала одобрения и у иранского духовенства.

Подобная ситуация создала как нельзя более благоприятные предпосылки для появления "Хизбаллах". "Хизбаллах", первоначально выделившаяся как часть "Амаль", имеет приблизительно похожие условия возникновения (кризисная среда и внешние факторы). В 60-е гг. в Неджефе (Ирак) сложился кружок студентов-шиитов, наставником в котором одно время был и будущий аятолла Хомейни. Члены этой организации впоследствии образовали "Партию призыва" ("Ад-Даава"), куда вошли современные лидеры "Хизбаллах": С. Туфейли, Х. Курани, М. Фадлалла. В начале 80-х гг. эта группа пыталась самостоятельно организовать и возглавить борьбу с израильской оккупацией юга Ливана, но была отодвинута на второй план людьми, присланными из Тегерана. В 1982 г. Иран через территорию Сирии направил в страну около 3 тыс. бойцов из элитных подразделений КСИР, в задачу которых входило оказание поддержки шиитскому движению в Ливане (в действительности, лидеры ИРИ преследовали еще и идею создания в Ливане исламской республики по своему типу). Так или иначе, поддержка шиитского населения, в особенности его наиболее радикальной части, была необходима. В итоге состав образовавшейся тогда в 1982 г. в долине Бекаа "Хизбаллах" включал в себя членов "Ад-Даавы", наиболее радикальное крыло "Амаль" во главе с Хусейном Мусави, а также частицы различных религиозных и военных образований. Хотя, по словам нынешнего генсека X. Насраллы, только что созданная "Хизбаллах" была чисто ливанской организацией, у нее все же осталась репутация проиранской группировки.

После вывода с большей части территории Ливана в 1985 г. израильских войск "Хизбаллах" при активной поддержке бойцов КСИР приступила к созданию собственных арсеналов оружия. Она также смогла за сравнительно короткий срок привлечь значительное число новых членов, существенно расширив социальную базу поддержки организации в шиитской среде Ливана за счет денежных пожертвований, поставок местному населению продовольствия, медикаментов и т.д. Одновременно бойцам организации, действовавшим до этого только в долине Бекаа, удалось закрепиться в шиитских общинах южных и западных округов Бейрута, а также на юге Ливана. Первоначально число жертв "Хизбаллах" в столкновениях с АЮЛ было огромным, но начиная с конца 80-х гг. соотношения потерь израильских сил и сторонников "Хизбаллах" изменилось с 1: 5 до 1: 2.

Подъем движения сопротивления произошел стихийно в социально неоднородной среде под влиянием внешних факторов, поэтому четкая идеологическая программа была выработана не сразу. Главной целью созданной организации было оказание сопротивления израильской армии, чтобы добиться освобождения оккупированных территорий.16 февраля 1985 г. было выпущено "Открытое письмо "Хизбаллах" к угнетенным в Ливане и во всем мире". В этом документе были изложены цели "Хизбаллах":

1 - "положить конец любому присутствию иностранных оккупантов";

2 - "предать фалангистов правосудию за преступления против мусульман и христиан";

3 - призвать население к "выбору Исламского правительства, которое одно способно гарантировать правосудие и свободу для всех".

Провозглашались основные враги - Израиль, привлекший на свою сторону США и западные страны, а также сотрудничающая с ними Национальная Комиссия Спасения, в состав которой входит и лидер "Амаль" Набих Берри. Свою оппозиционную деятельность "Хизбаллах" мотивировала двумя факторами: несовершенством политической системы в Ливане и необходимостью "противостоять главному врагу Ислама - мировому империализму".

Единственным эффективным средством борьбы в данной ситуации, по мнению "Хизбаллах", являются насильственные методы, свои действия она сравнивает с борьбой французского народа против нацистской оккупации и с борьбой американцев против колонизаторов за независимость7 . Что касается отношений с Израилем, то первоначально ему не только отказывалось в праве на существование, "Хизбаллах" даже обвиняла в предательстве интересов Ливана всякое движение, желающее выступить посредником в возможных переговорах с израильской стороной. В отношении самого Ливана, точнее, его государственного устройства, "Хизбаллах" придерживалась радикальных взглядов. В отличие от "Амаль", не имевшей ничего против системы конфессионального представительства и выступающей лишь за ее реформирование, "Хизбаллах" отвергала систему, как изжившую себя, и считала любые попытки реформ малоэффективными. В тот момент радикализм движения, показавшего готовность до конца отстаивать свои позиции, произвел гораздо более благоприятное впечатление на фоне конформизма "Амаль", что позволило заручиться поддержкой Сирии и Ирана и ливанских шиитов. Еще одним важным моментом "Открытого письма" было подчеркивание особой роли ислама, что потом позволило причислить "Хизбаллах" к движениям фундаменталистского толка. Да, действительно, в 80-е гг. на завершающем этапе "холодной войны" "Хизбаллах" предлагала ислам как альтернативу капитализму Запада и социализму Востока. Кроме того, это согласовывалось с внешнеполитической линией ИРИ, которую "Хизбаллах" в "Открытом письме" называла примером для своих действий. Преследовала ли организация цель создания исламской республики в Ливане, из-за чего ее стали обвинять в радикализме? Несомненно, в "Открытом письме" есть указания в пользу этого утверждения, например, в манифесте говорилось о желании "Хизбаллах" видеть Ливан частью политической карты мира, противостоящей Америке и мировому сионизму, страной, управляемой на основе справедливых принципов ислама.

Этот момент в позиции "Хизбаллах" выражен несколько двусмысленно. Первоначально "Хизбаллах" наряду с "Амаль" была известна только как выразительница интересов ливанских шиитов. Само возникновение организации обязано множеству связей с шиизмом. Неджеф, не случайно ставший местом встречи будущих лидеров "Хизбаллах", является известным центром шиизма. Шейх Фадлалла, один из основателей организации и ее духовный лидер (Аль-муршид аль-рухи), является выпускником духовной школы Неджефа. Сейчас шейх, официально не имеющий ни одной должности в "Хизбаллах", тем не менее является связующим звеном организации с шиитской общиной Ливана и клерикальным руководством Ирана. Через него осуществляется вся идеологическая политика движения - манифесты и программы "Хизбаллах", обоснование правоты своих действий, исходя из религиозных текстов. В качестве примера можно привести 1996 г., когда во время израильской операции "Гроздья гнева" снаряд попал на базу ООН в Кане, что привело к гибели более 100 мирных жителей. Кладбище, где были похоронены жертвы, стало местом паломничества большинства ливанцев. "Хизбаллах" назвала Кану "второй Кербелой". Кроме того, Фадлалла учитывает и интересы христиан, представляющих по-прежнему одну из влиятельных политических сил Ливана. К ним "Хизбаллах" обращается и в "Открытом письме". В послании к Папе Римскому в 1997 г. от "Хизбаллах" говорится о единой для мусульман и христиан цели - создании общества благоденствия на основе следования религиозным нормам.

Лидеры "Хизбаллах" признают себя последователями идей Аятоллы Хомейни, однако при этом делают значительную оговорку - деятельность их движения осуществляется не в интересах Ирана, а в интересах ислама в целом. Ислам многолик, всеобъемлющ, он управляет иранским режимом, равно как и всем миром. Деятельность "Хизбаллах" направлена как раз на воплощение этого статуса ислама и ни в коей мере не подчинена никаким установкам, - так утверждается в манифесте. Более того, движение подчеркивает, что не намерено навязывать ислам силой, как это произошло с маронитским христианством.

Влияние идеологической основы отразилось в структуре организации. Лидеры "Хизбаллах" подчеркивают, что их движение куда шире просто партии в обычном смысле слова, и всякий мусульманин (шиит либо суннит) может считать себя его членом. Не случайно в "Открытом письме" приводятся ссылки на Коран, а также на Сунну. Внутренняя структура призвана подчеркнуть руководящий характер уламы и роль духовенства, что воплощает характерные черты хомейнизма. Духовным лидером движения считается шейх Муххамед Хусейн Фадлалла, главный муджахид шиитской общины, получивший в свое время звание аятоллы из рук самого Хомейни, который занимал руководящее место в иерархии духовных руководителей (ныне эту роль играет его преемник Хаменеи). Главным органом считается Консультативный Совет (Маджлис аш-Шура), который возглавляет Генеральный Секретарь. Консультативный Совет состоит из 12 религиозных, политических и военных деятелей. При разногласиях внутри этого органа вопрос передается на решение в Тегеран. Фетва аятоллы имеет огромное влияние.

Повседневное руководство осуществляет Политбюро во главе с Председателем. Консультативному Совету подчинен ряд исполнительных комитетов, ответственных за политическую и организационную деятельность. Следующими ступенями в иерархии "Хизбаллах" являются военный аппарат и аппарат пропаганды, которые стали играть более значимую роль в организации после подписания Таифского соглашения. Разделение полномочий на духовные и светские (Духовный лидер, Генеральный Секретарь) позволило "Хизбаллах" более гибко реагировать на ситуацию, в отличие от "Амаль", где смена лидера (назначение Н. Берри на место исчезнувшего муллы ас-Садра) повлекла за собой смену курса движения. Размежевание полномочий внутри "Хизбаллах" произошло в 1985 г., когда шейх Фадлалла, первый генсек "Хизбаллах", после совершения на него покушения израильскими спецслужбами покинул все посты в организации, оставшись только ее духовным лидером. Разделение власти в руководстве ИРИ между Аятоллой и президентом произошло только в 1989 г. после смерти аятоллы Хомейни. Поэтому сейчас общие черты в структуре органов власти в ИРИ и внутри "Хизбаллах" дали повод израильским аналитикам считать это еще одним доказательством контроля Ирана над ливанской организацией.

хизбаллах ливанская исламская хомейни

По ходу становления "Хизбаллах" испытывала ряд проблем. Во-первых, противоречия между умеренным и радикальным течениями внутри движения. Кроме того, распространению движения препятствовали и его шиитские корни, так как в политической жизни Ливана влияние шиитов было весьма скромным. К тому же не все в шиитской общине поддерживали "Хизбаллах", число ее сторонников было меньше, чем у "Амаль". Поэтому для разрешения проблемы в идеологии подчеркивалась роль ислама как фактора, примиряющего все интересы. В 80-е гг., когда "Хизбаллах" упрочила свою репутацию движения сопротивления, эти акценты отпали. Но в 1989 г. с подписанием Таифского соглашения "Хизбаллах" пришлось снова утверждать себя и приспосабливаться к условиям в принципиально новой политической обстановке.

22 октября 1989 г. ливанское Национальное собрание (в своем довоенном составе) собралось в Таифе (Саудовская Аравия) для подписания Устава о Национальном примирении, так называемое Таифское соглашение. Ливан провозглашался целостным государством с единым центром, и гражданская война объявлялась законченной. Подчеркивалась необходимость разоружения всех вооруженных формирований и выполнения резолюции ООН 425 о выводе израильских войск. Второй важный момент касался реформы системы конфессионального представительства. Распределение парламентских мест изменилось до равного соотношения между христианами-маронитами и мусульманами. Говорилось даже о перспективе отмены конфессионализма вообще. Но, пожалуй, наиболее ощутимым для Ливана последствием договора стало узаконенное теперь вмешательство Сирии в его внутренние дела. Сирии предоставлялась главная роль в контроле за осуществлением Таифского соглашения. Кроме того, несмотря на обязательство Дамаска вывести войска из восточной части Ливана, в договоре не предусматривались четкие сроки такого вывода. Правительство Ливана, еще неустойчиво держащее власть, ничего не могло возразить, т.к. Сирия способствовала окончанию затяжного внутреннего конфликта, и сирийские войска на ливанской территории гарантировали мир и спокойствие.

Для "Хизбаллах" Таифское соглашение имело как положительное, так и отрицательное значение. Вначале лидеры движения наотрез отказались принять его, понимая, что установление мира в регионе автоматически повлечет за собой прекращение деятельности "Хизбаллах". Однако вскоре движение оценило преимущества следования политике Дамаска. В то время как все вооруженные формирования, по крайней мере, официально объявили о своем разоружении, "Хизбаллах" сохранила свой статус. Надо заметить, что этому способствовало соглашение между Сирией и Ираном за спиной ливанского правительства, позволившее "Хизбаллах" продолжать борьбу до тех пор, пока Израиль сохраняет оккупированные территории. Сирия обязалась выступить в качестве гаранта, в обмен на выдачу американских заложников, захваченных в Ливане10 . "Хизбаллах" не могла не учитывать роли Сирии в политической жизни Ливана. С одной стороны, Сирия оказывала поддержку "Хизбаллах" в ходе кровопролитных столкновений с "Амаль", едва не приведших к гибели движения. Однако Дамаск не упускал случая продемонстрировать и свою силу. Например, еще в 1987 г. сирийские войска ворвались в тренировочные лагеря "Хизбаллах" в южных районах Бейрута, в результате чего погибло 22 человека. Кроме того, очевидно, что Дамаск только как противовес "Хизбаллах" сохранил "Амаль", хотя это движение с точки зрения сирийских интересов не представляло никакого веса. Возможность при случае одергивать "Хизбаллах" демонстрировалась Сирией как главный козырь в игре на ближневосточных противоречиях.

В то же время подписание Таифского соглашения стало предпосылкой вовлечения "Хизбаллах" в политическую жизнь Ливана. Приняв участие в первых после установления мира в Ливане парламентских выборах 1992 г., "Хизбаллах" получила 8 из 128 мест (при этом по системе конфессионального представительства на долю шиитов приходилось 19 мест). Говоря об успехе движения на выборах, следует, однако, заметить, что, во-первых, первый назначенный послевоенный кабинет считался на 90% просирийским, включая и президента, и премьер-министра, и председателя парламента. Во-вторых, помимо сирийского военного присутствия на влияние Дамаска указывали и изменения в выборном законодательстве. В частности, число мест в парламенте было увеличено со 108 до 128 за счет районов, находящихся под сирийским контролем, а это как раз места наибольшего представительства "Хизбаллах" - дахийя (пригороды Бейрута, населенные в основном шиитами), северное Бекаа и Баальбек, а также южный Ливан, включая и Набатию (центр изучения шиизма в стране). Кроме того, мера, лишающая ливанцев, покинувших страну, права голоса, затронула преимущественно христианскую общину. Злоупотребления и нарушения законности в проведении предвыборной кампании привели к абсентеизму ливанцев (в основном христиан), недовольных сирийским присутствием в стране. Итоги Таифского соглашения, так и не изменившего самую суть конфессионализма, явно шли вразрез с идеологическими установками "Хизбаллах" 1985 г. Поэтому вопрос об участии движения в парламентских выборах 1992 г. вызвал острые противоречия в его руководящем составе. Радикально настроенная часть, возглавляемая бывшим генсеком С. Туфейли, даже призывала к поджогу избирательных участков, т.к. решение об участии "Хизбаллах" в выборах не было подтверждено фетвой из Ирана. Однако, включившись в политическую жизнь Ливана, "Хизбаллах" все же не повторила судьбу "Амаль" в начале 80-х гг., сохранив свой многоуровневый характер.

В целом следование Таифскому соглашению для "Хизбаллах" обернулось необходимостью придерживаться созданного Сирией нового порядка. Первыми действиями на пути к трансформации движения стали: прекращение столкновений с "Амаль" (при посредничестве Сирии), продолжение атак на израильские силы (что было выгодно Сирии) и вступление в политическую систему Ливана (право участвовать в выборах при условиях, созданных Сирией). Как бы то ни было, успех "Хизбаллах" на выборах позволил ей в союзе с четырьмя депутатами-суннитами и двумя депутатами-маронитами сформировать Блок сторонников Сопротивления, способный влиять на деятельность ливанского парламента. В качестве примера можно привести такие действия, как отказы от постановки вопроса о доверии парламенту в 1992 и 1995 гг. и от поддержки бюджетного плана на 1996 г., который был расценен как "антисоциальный". Кроме того, за время работы в парламенте "Хизбаллах" редко поднимала вопросы, касающиеся религиозных или этнических споров, больше обращая внимание на социальные программы и проблему освобождения южного Ливана. Сложившуюся репутацию движения сопротивления "Хизбаллах" использовала в ходе выборов в парламент 1996 г., что доказывает предвыборная программа с обещаниями продолжить борьбу с Армией Южного Ливана и листовки, распространяемые в дахийя, с изображением боевиков-шахидов, пожертвовавших жизнью ради освобождения Ливана.

Параллельно организация занималась социальными вопросами, что было особенно заметно на фоне послевоенной разрухи, коррупции и полного бессилия государства. Причем в отличие от "Амаль", "Хизбаллах" отказалась от сотрудничества с государством, в котором, впрочем, особенно и не было потребности при наличии таких спонсоров, как Иран. За последние несколько лет "Хизбаллах" потратила 2 млрд. долл., пришедших из Тегерана, на восстановление юга Ливана после двух крупномасштабных операций израильских сил. Новое лицо движения отразилось и в его структуре. Джихад аль-Бина, Священный Орган по Реконструкции в составе "Хизбаллах" оказывает финансовую помощь в восстановлении жилых домов и деловых центров, получивших повреждения в ходе боевых действий на юге Ливана. Фонд шахидов оказывает помощь семьям погибших сторонников движения. Сейчас в ведении "Хизбаллах" находятся 9 школ, 3 больницы, 13 стоматологических клиник. В больницах и клиниках, хотя и построенных в местах проживания шиитов, дешевые услуги оказываются представителям любой конфессии, равно как и школы "Хизбаллах" пользуются популярностью у всего населения Ливана.

Изменения, вызванные новыми условиями после Таифского соглашения, затронули деятельность как военного аппарата, так отдела пропаганды. Пропагандистская деятельность движения приобрела новый оттенок. "Хизбаллах" извлекла необходимые уроки из партизанской войны и умеет использовать в своих интересах прессу. Шейх Насралла создал свою собственную пресс-службу. Передачи телевизионной станции организации "Аль-Манар" доступны через спутник и соседним государствам. "Аль-Манар" недавно заняла третье место в ливанской рейтинговой таблице, что неудивительно: помимо репортажей о боевых действиях на юге (Насралла издал указ, согласно которому каждый отряд должен сопровождать телеоператор), станция передает также детские программы, "мыльные оперы" и спортивные передачи. В распоряжении организации также два Интернет-сайта, радиостанция "Ан-Нур", еженедельный журнал "Аль-Ахд". Еще одной чертой движения, характерной больше для политической партии, стало создание специального отдела международных связей, занимающегося созданием определенного имиджа движения за рубежом. Каждые две недели отдел выпускает информационные бюллетени "Аль-Маокиф", где отражаются мнения лидеров движения о текущих событиях.

Наряду с этим руководство "Хизбаллах", не желающей более быть отождествляемой с террористической организацией, проводило в жизнь и другие реформы. В 1992 г. боевое ядро военного крыла "Хизбаллах" было выделено в самостоятельную, формально не связанную с организацией единицу. Это позволило сохранить военное крыло "Хизбаллах" в качестве серьезного рычага воздействия на последующие изменения внутренней и внешней ситуации. Больше известная под общим названием "Исламское Сопротивление" ("The Islamic Resistance"), эта группа представляет собой хорошо организованную и законспирированную вооруженную структуру общей численностью от 300 до 500 профессиональных бойцов, прошедших специальную подготовку в Иране. Проблема вмешательства Сирии и Ирана в военное руководство ИС остается спорной, очевидно, эти страны просто заинтересованы в деятельности "Исламского Сопротивления" по проведению боевых операций против Израиля, не особо вникая в детали планирования. Надо сказать, что "Хизбаллах" так и не удалось избавиться от репутации террористической исламистской группировки, несмотря на то, что лидеры организации отрицают свою причастность к наиболее громким за последние десятилетия акциям, в том числе и с участием "камикадзе". По статистике израильских спецслужб, в 1991 г. "Хизбаллах" несла ответственность за 52 нападения, в 1992 г. - за 63. В 1993 г. было проведено 158 вооруженных операций, с последующим увеличением их числа в 1994 г. до 184 и в 1995 г. до 34413 . Однако нельзя целиком доверять этим источникам, поскольку большинство террактов было ответной реакцией на действия израильских сил. В частности, взрыв израильского представительства в Буэнос-Айрисе в 1992 г. произошел сразу после организации покушения спецслужб АЮЛ на генсека "Хизбаллах" Аббаса Мусави, погибшего вместе с женой и сыном. Другая операция АЮЛ - расстрел более сотни мирных жителей близ базы ООН в Кане - вызвала бурю негодования у ливанского населения. Однако тактика движения - постоянное нанесение ударов по позициям АЮЛ - выполнила цель доказать Израилю неэффективность "зоны безопасности" и вынудила поднять вопрос о выводе войск.

Решение тогдашнего израильского премьера Эхуда Барака о выводе войск с территории южного Ливана 24 мая 2000 г. имело весьма противоречивые последствия. С одной стороны, "Хизбаллах" могла считать это своей победой. Авторитет движения на Ближнем Востоке чрезвычайно возрос. В то же время, "Хизбаллах" лишилась прежних мотивов ведения боевых действий, так как оставшись просто политической и благотворительной организацией, она неизбежно потеряется среди таких крупных движений, как "Амаль". Тем более "Хизбаллах", считающаяся защитницей интересов ливанских шиитов, как уже отмечалось, вовсе не пользуется их единодушной поддержкой. Каким же образом движению удалось мотивировать продолжение боевых действий? Несомненно, для этого была необходима поддержка не только извне. Посол Ливана в России Бутрос Ассакер14 приводит следующие условия, выдвигаемые ливанской стороной, для заключения мирного договора между Ливаном и Израилем:

полное освобождение всех ливанских территорий;

освобождение всех ливанских военнопленных;

Израиль должен вернуть Сирии Голанские высоты в границах 1967 г.

Израиль должен выполнить все обязательства перед палестинцами, в том числе провозглашение независимости государства Палестина со столицей в Иерусалиме. А также Израиль должен разрешить вернуться всем палестинским беженцам на родину.

Готовность Бейрута отстаивать сирийские интересы объясняется не только политическим влиянием Дамаска. Ради благоприятного исхода переговоров с Израилем Сирия готова поделиться с Ливаном частью оспариваемых территорий. Так, по утверждению сирийского руководства, в 1951 г. Ливану был передан участок земель, примыкающий к Голанским высотам (мазариа Шебаа, известный в Израиле как Хар Дов). В доказательство Сирия приводит карты ливанской армии 1961 и 1966 гг., где специально обозначены несколько ферм Шебаа, включая Зебдин, Фашкоул, Моугр Шебаа и Рамта. Президент Сирии Башар Асад заявляет о своей готовности предоставить эти карты СБ ООН. Данная ситуация позволила "Хизбаллах" обосновать свои действия. Вскоре после вывода израильских войск лидеры движения заявили о продолжении борьбы, ссылаясь на свои первоначальные цели, записанные в "Открытом письме" - не складывать оружия, пока не будет освобождена последняя пядь ливанской земли. По оценкам международных экспертов, этот участок является частью бывшей сирийской территории. В своем докладе в январе 2000 г. по поводу ситуации на юге Ливана после вывода израильских войск Совет Безопасности ООН выразил недовольство по поводу вспышек насилия в районе так называемой "голубой линии" (место расположения ферм Шебаа). Обоснованность претензий "Хизбаллах" стоит под вопросом; и Израиль, в целом выполнив резолюцию 425 ООН, вполне может сомневаться, что "Хизбаллах" прекратит свои действия вдоль израильских границ после освобождения Шебаа. Территориальная принадлежность большинства приграничных районов на стыке Сирии, Ливана и Израиля остается спорной с 1948 г. Сирия же, как никто другой, заинтересована в эскалации военных действий против Израиля.

Помимо этого, причины зависимости Ливана от сирийских действий лежат еще в экономической сфере. Ливан нуждается в поставках сирийской нефти, и через территорию Сирии до Бейрута проходят нефтепроводы из Саудовской Аравии. Для "Хизбаллах" же территория Сирии является тем транзитом, через который проходит военная и материальная помощь, которую движение получает из Тегерана. Поэтому в поисках альтернативного канала переправки оружия и боеприпасов еще в конце 1980-х - начале 1990-х гг. движение распространило свою деятельность на территорию Турции.

Есть еще одна проблема, для решения которой ливанское правительство заинтересовано в помощи "Хизбаллах", - проблема палестинских беженцев. В ливанских лагерях для палестинских беженцев находится сейчас около 400 тысяч человек, что во многом препятствует установлению спокойствия в стране. Еще в конце 70-х гг. столкновения палестинских беженцев, прибывших в Ливан из-за очередного обострения арабо-израильского конфликта, стали одной из предпосылок начала гражданской войны в Ливане. Лидеры "Хизбаллах" говорят, что не будет мира с Израилем, пока все палестинцы не вернутся на родину. Тем более, что от пребывания беженцев в Ливане больше всего пострадала шиитская община.

В этой ситуации совпадение усиления активности "Хизбаллах" с новой волной палестинской интифады явно не случайно. В октябре 2000 г. боевики движения захватили в заложники четырех израильских солдат. Однако впоследствии "Хизбаллах" сменила политику, пытаясь распространить свое влияние на Палестинскую Автономию. Отношения между "Хамас" и "Хизбаллах" оставались напряженными до начала 90-х гг., когда активисты "Хамас", высланные Израилем в Ливан, установили тесные контакты с ливанским движением. Тактика "Хизбаллах" сейчас используется палестинцами благодаря тому авторитету, который сложился у организации после вывода израильских войск. "Хизбаллах" тренирует бойцов "Хамас", которые затем проводят свою деятельность на палестинской территории уже под флагом "Хизбаллах". Бросается в глаза и другая сторона вопроса - возросший интерес Ирана к палестинской проблеме. В 1998 г. следствием визита лидера "Хамас" шейха Ахмеда Ясина в Тегеран стали две тенденции - рост влияния Ирана в Палестинской Автономии и улучшение отношений между "Хизбаллах" и некоторыми палестинскими группами (включая и некоторые подразделения ФАТАХ) в ливанских лагерях для беженцев. Действия "Хизбаллах" в поддержку новой интифады выгодны ее государствам-покровителям. Сирия продолжает давление на Израиль, ослабленный усилением интифады. Иран использует ситуацию для распространения своей идеологии и на суннитскую часть мусульман. Что касается "Хизбаллах", то она продолжает борьбу теперь уже под лозунгами уничтожения "Сионистского дьявола", и ее авторитет в глазах исламского мира продолжает расти.

Однако положение Израиля, вставшего перед опасностью открытия второго фронта, изменилось после террактов в США 11 сентября 2001 г. Американские силы в рамках осуществления антитеррористической операции пришли на помощь Израилю. "Хизбаллах" была внесена в список 22 иностранных террористических группировок, подлежащих финансовой блокаде и, в конечном счете, уничтожению. В ноябре 2001 г. США обратились к ливанскому правительству с требованием заморозить счета "Хизбаллах", на что последовал отрицательный ответ. В качестве объяснения Ливан дал понять, что рассматривает организацию скорее как движение сопротивления, и предложил разграничить организации, подобные "Хизбаллах", от других террористических групп. Так или иначе, администрация Буша предоставила "Хизбаллах" еще один удобный повод не складывать оружие.

В январе 2002 г. шейх Насралла стал инициатором проведения конференции, в которой приняли участие представители Ливана, Палестинской Автономии, Судана, ОАЭ, Марокко, Алжира и Иордании. На конференции было объявлено о поддержке действий террористов-камикадзе против Израиля. Более того, участники конференции осудили действия США, объявивших одной из целей антитеррористической кампании уничтожение исламистских организаций. В данной ситуации вновь всплыло имя Бен Ладена, в связях с которым теперь обвиняют "Хизбаллах". В качестве доказательств приводится заимствование тактики "Хизбаллах" активистами "Аль-Каиды". Всплывают давно забытые примеры террактов, совершенных "Хизбаллах" против посольства США в Бейруте в 1983 г., и взрыв казарм американских военно-морских сил, подчеркивается их взаимосвязь с терактами против американских посольств в Кении и Танзании в 1992 г., за которые взял на себя ответственность Бен Ладен. Администрация Буша также приводит доказательства связей между "Аль-Каидой" и Иранским Департаментом разведки и безопасности в 1995 и 1996 гг.

В данной ситуации можно сделать следующие выводы. Если "Хизбаллах" является средством осуществления интересов Сирии и Ирана, то она вынуждена будет продолжать вести боевые действия. Вывод израильских войск с юга Ливана не изменил ситуацию, так как еще в 2000 г. МИД ИРИ вновь заявило о своей поддержке ливанского движения и о готовности оказывать военную и другую помощь (опять через территорию Сирии). Однако следование прежнему курсу противостояния сионизму выгодно и "Хизбаллах", приобретающей сторонников за пределами Ливана. От действий ИС зависят все социальные шиитские организации внутри движения (получающие финансовую помощь от Ирана) и политическое представительство в парламенте (имеющее поддержку Сирии и ливанского правительства) 16 . Однако такую зависимость можно назвать двусторонней, так как сейчас уже будет трудно найти или создать за короткие сроки столь разноуровневую организацию, как "Хизбаллах". Ясно одно, окончательная трансформация движения просто в политическую партию или социальную организацию (о чем велись обсуждения еще с момента подписания Таифского соглашения) произойдет только после стабилизации ситуации на Ближнем Востоке. Исходя из условий для перемирия, которые выдвигают участники конфликта Сирия, Ливан, Израиль, Палестинская Автономия, произойдет это еще очень не скоро.

Список использованной литературы

1. 1. Бакун Л. Южный Ливан: после того, как ушел последний солдат // Азия и Африка сегодня. - 2000, № 12.

2. 2. Гасратян С.М., Агавельян Ю.В. Отношения Израиля с Ливаном - религиозно-политические проблемы // Ближний Восток и современность. Выпуск 10. - М., 2001.

3. 3. Исламизм и экстремизм на Ближнем Востоке / Институт изучения Ближнего Востока и Израиля. - М., 2001.

4. 4. Поляков К.И., Хасянов А.Ж. Арабский Восток и проблема терроризма // Независимая газета, 07.10.1999.

5. 5. Риедов В. Ливанская "Хизбалла" // Независимая газета Дипкурьер, № 9, 07.06.2001.

6. 6. Седов Ю. Юг Ливана: Аннексия под предлогом "обеспечения безопасности" // Международная жизнь. - 1987, № 3.

7. 7. Семеновых В. Хезболлах // Азия и Африка сегодня. - М., 1989, №

Интернет-сайты

8. http://hizballa.org

9. http://www.ict.org. il/

10. http://israeli-truth.org/nasralla. htm

11. http://www.almashriq. hiof. no/lebanon/300/314/314.2

12. http://www.polisci. home. mindspring.com/ptd/ptd_middle_africa/html

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий