Великий чайный путь

Великий чайный путь, пролегавший в ХVI-ХIХ веках между Азией и Европой, по объемам торгового оборота считался вторым после Великого шелкового пути. География чайного пути была весьма обширна и охватывала значительные территории.

Борсук О. А.

Чай был известен в Китае почти 5000 лет, где долгое время был своеобразным напитком-лекарством, а также напитком, сопровождающим культовые ритуалы. Сведения о производстве чая сохранялись в секрете: его выращивали на секретных плантациях, а способы возделывания, рецепты приготовления были государственной тайной. Чай разделил затворническую судьбу шелка, пороха, бумаги, фарфора, компаса, сейсмографа и других восточных изобретений, которые оставались для остального мира долгое время неизвестными. Лишь к IX веку чай превратился в национальный напиток китайцев, а в XVI веке стал известен в странах Европы, после чего его стали вывозить за границы Китая по всему миру.

Великий чайный путь, пролегавший в ХVI-ХIХ веках между Азией и Европой, по объемам торгового оборота считался вторым после Великого шелкового пути. География чайного пути была весьма обширна и охватывала значительные территории Китая, Монголии, России. Вместе с чаем перевозились и многие другие товары, поэтому чайный путь, который действовал более 200 лет, был не только торговой дорогой — он способствовал экономическому развитию и культурному обновлению многих стран.

Протяженность главного сухопутного пути из Москвы до Пекина составляла по одним данным 8332 версты по другим 8839 верст без учета ответвления «Иркутск - Аляска». Путь начинался в китайском городе Ухань и разделялся на множество дорог, волоков, речных путей - маршруты проходили через более чем сто пятьдесят городов Китая, Монголии и России. В строительство дорог вкладывались немалые деньги государственной казны и купцов. На многих участках эти дороги представляли собой сложные и дорогостоящие инженерные сооружения.

Пожалуй, главный сухопутный, караванный путь шел через Пекин, Ургу (ныне Улан-Батор), Маймачен (ныне Алтан — Булан), Троицко-Савск (ныне Кяхта), Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ), Слюдянку, Иркутск, Красноярск, Омск, Тюмень, Екатеринбург, Кунгур, Ирбит, Нижний Новгород, Кострому, Ярославль, Москву, Петербург. Из Москвы радиальные пути шли на юг, север и запад страны.

Водно-сухопутный маршрут шел по р. Янцзы до Шанхая, далее на Порт-Артур (ныне Луйшунь), Владивосток, Нерчинск. В Верхнеудинске (Улан-Удэ) оба маршрута соединялись. В России чайный путь шел по рекам и речным долинам.

В районе Байкала действовали сухопутные пути через хребет Хамар-Дабан (Удингиновский, Ивановский, Хамар-Дабанский, Игумновский тракты, Кругобайкальский путь) и водный — через озеро Байкал и по реке Селенга.

Некоторое количество чая перевозили по маршруту Великого шелкового пути через Среднюю Азию, откуда он с караванами бухарских купцов попадал в Астрахань и Казань. Этот путь, возможно, начал функционировать даже раньше, чем Великий чайный путь.

Позже часть чая стали переправлять в Россию морским путем через Суэцкий канал и Одессу. В Приморье чай доставляли через Владивосток.

Сведения о Китае в Руси появились только в XV веке: сведения о существовании Китая и о возможности проникнуть туда из Индии сухим путем привез русский купец Афанасий Никитин.

Первые же контакты с Китаем состоялись на реке Амур и они были далеко не мирными. Официальные отношения между Россией и Китаем устанавливаются с 1689 г., когда был подписан первый русско-китайский Нерчинский договор, определивший отношения Русского государства с маньчжурской Цинской империей.

В 1725 г. Китай было направлено посольство во главе с графом Саввой Лукичом Рагузинским-Вячеславовичем. Непростые двух летние переговоры завершились подписанием Буринского договора об установлении границы вблизи будущего города Кяхта, а также Кяхтинского договора, определившего политические и торговые отношения между странами.

По обе стороны границы началось строительство торговых центров. В России – Троицко-Савска, около которого образовалась торговая слобода Кяхта, в Китае – город Маймачен.

Возникший интенсивный товарообмен между странами продолжался более двухсот лет. Караванный путь чая южных и срединных областей Китая, через степи и пустыни Центральной Азии подходил к границе России и пересекал ее с востока до запада. Чай перевозился во вьюках на лошадях и верблюдах, степенно вышагивающих через пустынные области северного Китая и Монголии.

Русские чаеторговцы

В 1787 г. в России была основана первая компания торгующая чаем — «Перлов с сыновьями». Несколько позже появляется особый клан торговцев чаем — «чайники». С этого времени чай начинают продавать не только в столицах, но и по всей России.

В конце XVIII и в первой половине XIX вв. чай был весьма дорог, да и малоизвестен простому народу, ибо продавался, в основном, в аптеках, как «пользительная» лекарственная трава. А компания Перловых стала продавать чай в розницу и дешевле, чем другие чаеторговцы, да и купить его было возможно столько, сколько захочет покупатель, «даже на копейку». Москва становится чайной столицей и в этом была немалая заслуга купцов Перловых. Не только дворянское и купеческое сословия потребляли чай, но и рабочий люд полюбил этот напиток. Основными видами в то время были китайские черные (байховые), цветочные и зеленые чаи. Первый фирменный магазин Перловых открылся в 1823 г. на Ильинке, потом несколько чайных лавок открыли и в Торговых рядах на Красной площади. Даже в суровый для Москвы 1812 г. перловские лавки не работали только три месяца.

На столетии чайной фирмы, 1 января 1887 г., прошли всемосковские торжества. Протоиерей Петр Казанский отметил в обращении к Перловым: «Столетний юбилей частных дел — явление слишком редкое в нашем Отечестве...Столетие вашего дела могло быть только плодом ревностного служения этому делу, служения честного соединенного с исполнением обязанностей общественных, заповедей Божьих...»

Родом Перловы происходили из посадских людей Рогожской слободы. В середине XVIII в. родоначальник династии Иван Михайлович записался в купеческую гильдию, а его сын Алексей, тот самый, который открыл чайные лавки, в 1807 г. принял фамилию Перлов.

По указу Александра III в год столетия фирмы Перловых им было пожаловано дворянство: «во внимание к 100-летней деятельности рода московских купцов Перловых на поприще торговли и в воздаянии их заслуг». Фамильным символом стал чайный куст, украсивший нашлемник герба, шесть крупных жемчужин ознаменовали фамилию, а девиз был избран: «Честь в труде».

С 60-х гг. XIX в. Перловы наладили торговые связи и с Лондонским чайным рынком, куда через только что открытый Суэцкий канал поступал индийский чай.

За более чем столетнюю торговлю Перловы стали «чайными королями» России, сопоставимыми по уровню с Рябушинскими, Морозовыми, Прохоровыми, Боткиными, Абрикосовыми. Перловы получили и звание Поставщиков Двора с правом изображения государственного герба на этикетках и надписи «придворный поставщик». А кроме Российского двора, Перловы удостоились почетного звания поставщика двора императора Австрийского, короля Румынского, князя Черногорского и Великого Герцога Нассауского.

В конце XIX в. Перловы имели 88 магазинов в России и Европе, а в одной только Москве — четырнадцать магазинов на центральных улицах, где торговали еще сахаром и кофе. Ныне от всего этого могущества остался только легендарный магазин в китайском стиле на Мясницкой улице.

После смерти Василия Алексеевича в 1869 г. владение на 1-й Мещанской вместе с фамильной фирмой перешло к его старшему сыну Семену, а младший, Сергей Васильевич, получил тот самый дом на Мясницкой. Так появились две родственные, но конкурирующие фирмы Перловых.

В 1890 г. Сергей Перлов пригласил архитектора Клейна перестроить и его дом на Мясницкой. Клейн снес старые постройки и построил новый трехэтажный дом, удобный и просторный, подходящий для хозяина.

Весной 1896 г. Москва готовилась к коронации Николая II. На торжества ожидали прибытия и канцлера Китайской империи Ли-Хунь-Чжана. Его особенно ждали московские чаеторговцы, надеясь заключить с ним выгодные контракты о поставке китайского чая, который более всего предпочитали москвичи. Ждали его и Перловы — семейная конкуренция обострилась до предела. Каждый старался для привлечения столь высокого гостя оказать ему должные знаки внимания. На 1-й Мещанской здание декорировали в китайском стиле, задрапировали фасад материями с иероглифами, означавшими «добро пожаловать», водрузили государственный флаг Китая и одели служащих в яркие красные и желтые рубашки — в тон китайским национальным цветам.

Сергей Перлов решил превратить свой дом на Мясницкой в декоративную китайскую пагоду. Тогда-то он и пригласил архитектора Карла Гиппиуса, непревзойденного мастера декоративной отделки зданий. Не тронув самого дома, Гиппиус переделал его фасад и интерьер магазина в причудливом китайском стиле. Так на фасаде появились змейки, дракончики, зонтики, восточные фонарики, орнаменты, а увенчала «чайный домик» миниатюрная башенка в виде пагоды.

Страстно увлекавшийся искусством Поднебесной, Сергей Перлов разместил в жилых апартаментах свою коллекцию китайской живописи и фарфора.

Однако Ли- Хунь - Чжан, как и намеревался, принял предложение В. Перлова и остановился в его доме на 1-й Мещанской улице. Тем не менее, в выигрыше оказался конкурент В. Перлова: экзотический наряд дома на Мясницкой стал великолепной рекламой для фирмы. «Чай – Кофе» на Мясницкой и по сей день остается для москвичей чайно-кофейным магазином №1.

В советские годы здание не ремонтировалось, сильно обветшало и грозило погибнуть. В те же самые годы после падения СССР многие наследники владельцев знаменитых предприятий пытались вернуть фамильную собственность, но поскольку закон о реституции отсутствует, выиграть дела никому не удалось.

И тогда, представители трех дореволюционных династий — Пороховщиковы, Муравьевы-Апостолы и Перловы предложили городу сдать их бывшую фамильную собственность им в аренду на 49 лет.

От лица Перловых к мэру Москвы Юрию Лужкову обратилась правнучка создателя дома на Мясницкой Жанна Юрьевна Киртбая. Идея восстановить дом принадлежала ее отцу, но в то время о дореволюционных чаеторговцах Перловых даже в семье вспоминали вполголоса.

Отец, доктор технических наук, много раз водил ее к фамильному дому, мечтая о его возрождении. Он и разработал программу восстановления памятника, но не дожил до начала ее осуществления. И когда согласие властей на передачу дома в аренду было получено, этим занялась его дочь. Она возглавила созданное ЗАО «Перловы и Ко» и поставила грандиозную задачу: восстановить исторический облик здания таким, каким он был при Сергее Перлове.

Изначально здание было отдано Перловым в аренду на 49 лет, чтобы они нашли инвестора, восстановили и отреставрировали памятник, а потом управляли бы его эксплуатацией. Однако пока искали инвестора и собирали необходимые документы, сроки вышли, и пришлось начинать все сначала. И тогда Жанна Киртбая обратилась за помощью к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Во внимание к заслугам Перловых и их благотворительности во благо Церкви, Его Святейшество написал мэру Москвы ходатайство о том, чтобы Перловым отдали это здание в аренду на законных основаниях. В ответ было получено согласие: Перловым предоставили приоритетное право на конкурсе при прочих равных условиях. И с аукциона фирма Перловых выкупила право арендовать это здание с обязательством его восстановить и с последующим переводом в собственность без дополнительных платежей, но только когда выйдут нормативные документы о приватизации памятников федерального значения. Хотя ныне дом переведен в московскую собственность, он остается памятником архитектуры.

Грандиозная задача — восстановление исторического облика здания была решена.

После длительной реставрации, в которой принимали участие китайские специалисты, дом, его деревянный декор были полностью восстановлены и вновь москвичи и гости столицы могут любоваться его потрясающими внешним и внутренним убранствами.

На всем протяжении чайного пути в России до сих пор сохранились купеческие здания чаеторговцев в Кяхте и Иркутске, Екатеринбурге, а также еще один «чайный дом» купцов Кузнецовых на Садовом кольце в Москве.

Секреты производство и хранения

Китайцы с глубокой древности научились хранить чай годами, выдерживать его, чтобы он, подобно хорошему вину, приобретал утонченный аромат и особую крепость. Чай, когда-то перевозимый из Китая через Монголию в Россию на верблюдах и лошадях, достигал потребителя иногда спустя годы после изготовления, но от этого он не только не становился хуже, но, наоборот, приобретал такое высокое качество, что ценился на мировом рынке значительно выше, ч чаев, ввозимых в Европу морским путем. Это «караванный чай» транспортировали в деревянных ящиках, сделанных из особой, хорошо просушенной и лишенной запаха древесины (дерево альбиция) , выложенных внутри оловянными листами, а снаружи покрытых плотным слоем водонепроницаемого лака. Сверх того, ящики оклеивали бумагой бумагой, помещали в двойные бамбуковые плетенки, а затем обшивали кожами или шкурами, шерстью наружу так, что места швов перекрывали дважды. Эта хотя и весьма примитивная и громоздкая, но тем не менее исключительно надежная герметизация давала возможность чаю без всякого ущерба для его качества находиться в неблагоприятных условиях пути до 18 (иногда и более) месяцев, не считая дальнейшего пребывания на чайных складах и в магазинах.

Привезенный в Россию «караванный» чай, в Иркутске сортировался по сортам и видам, развешивался и расфасовывался в небольшие упаковки. Чай старались защитить от влаги вощеной бумагой, позже — фольгой. Для оленеводов, охотников, рыбаков начали изготавливать прессованные плитки черного чая: компактные, занимающие мало места в походной суме или рюкзаке.

Резкое удешевление китайского чая произошло в начале XX в., когда начала полностью функционировать Транссибирская магистраль — железная дорога, соединявшая Сибирь и Дальний Восток с Петербургом. Благодаря скорости доставки, чай в России значительно дешевеет, а его употребление становится массовым.

Чаеразвесочные фабрики в Иркутске, Екатеринбурге, Москве выдавали огромное количество упаковок чая в розницу. Естественно, что желание «подзаработать» на продаже чая в России привело недобросовестных торговцев к фальсификации чаев.

Российскую фальсификацию чаев можно разделить на два основных вида. Первый — использование для фальсификации настоящего чая природных растительных продуктов местного происхождения. Второй — подкрашивание и химическая обработка, а также вторичная переработка спитого чая. Основным сырьем для подделки чая служили: кипрей, морковь, отдельные виды кавказской лавровишни, в Сибири — бадан. Все эти подделки, как правило, легко различимы при первой же заварке чая, ибо не дают характерного чайного вкуса, не говоря уже об аромате, а только имитируют «чайную» окраску настоя, причем, всегда очень интенсивную, чем и подкупают нетребовательного, бедного и невежественного потребителя. Для здоровья такие подделки чаще всего не представляют никакой опасности. Хотя, собирая большое количество кипрея или бадана в качестве чайного сырья, сборщики захватывали и другие растения — попутчики-сорняки, которые могли быть и чрезвычайно ядовиты. Не сортируя, не отсеивая собранное, ибо это невыгодно из-за потери времени, изготовители суррогатного чая порой невольно, создавали довольно ядовитые смеси, являющиеся причиной отравления, а иногда и смерти потребителей.

Вот почему, даже, казалось бы, «безобидную» фальсификацию чая с использованием натурального растительного сырья, все равно расценивали как мошенничество, опасное для здоровья, и до 1941 г. преследовали по закону. В 1930-е гг. «чайных» мошенников показательно судили, как злостных вредителей. В 80-е гг. XX столетия, в период перестройки, в народе вновь заговорили о необходимости ввести наказание за производство отвратительного чая, особенно тех сортов, которые были «акклиматизированы» в СССР (Грузинский и Краснодарский чай).

Особенности заварки

История чая, его свойство и употребление великолепно изложены в книгах В.В. Похлебкина, выдержавших не одно издание. В них подробно рассказывается о сортах чая, истории употребления напитка и, главное, о способах его приготовления.

Так, в Сибири, а также в степной зоне юго-востока нашей страны чай употребляют с молоком. Сначала в чашку наливается молоко, затем кипяток, а позже — кладется заварка. Казалось бы, какая принципиальная разница, что за чем добавлять? А оказалось, что разница есть. Сибирским краеведом С.А. Гурулевым в статье «Чай по-сибирски» объясняются физические закономерности, которые создают уникальность вкуса «сибирского» чая. Станислав Андреевич сделал предположение, что вкусовые качества молока повышаются под влиянием теплового воздействия и механического перемешивания. Таким образом, обычный чай с молоком начинает казаться чаем со сливками. Вместе с тем молоко смягчает действие кофеина и других алкалоидов, в то время как танин чая делает слизистую оболочку желудка менее восприимчивой к отрицательным явлениям брожения цельного молока. Так чай помогает молоку, а молоко - чаю.

В Агинских степях Забайкалья буряты в морозные и ветреные дни в чай с молоком, почти кипящий, добавляют бараний жир и соль. После такого напитка, ощущаешь прилив тепла во всем теле, и суровость погодных условий как бы смягчается.

Плиточный черный чай крепко заваренный — любимый напиток в центральной и северной Якутии, гостя обычно спрашивают: «Вам какой чай — густой, да?».

Очень трудно переоценить роль воды при заваривании чая. Если чайник является «отцом» чая, то вода по праву считается его «матерью». Сами же китайцы писали об этой связке так: «Чай является духом воды, тогда как вода является телом чая. В плохой воде не проявится дух, плохой же чай изуродует тело». Также часто говорят: «Нелегко заполучить хороший чай, но найти прекрасный родник еще сложнее». Вывод напрашивается сам собою: чтобы насладиться хорошим напитком, мало иметь хороший чай, необходимо наличие хорошей воды!

На востоке, в Японии и Китае, существуют целые церемонии чаепития, которые устраиваются в специальных павильонах и обставляются большим количеством ритуалов. В России же чай употребляется без церемоний, но в значительных количествах. Замечательные художники В. Перов и Б. Кустодиев запечатлели такие чаепития в своих картинах «Чаепитие в Мытищах» и «В трактире». На полотнах мастеров запечатлено, как купцы пили чай «с полотенчиком», до 15-20 стаканов за раз, вытирая обильный пот, наслаждаясь ароматом горячего напитка. В трактирах, а позже в чайных, которые предшествовали общепитовским столовым и кафе, в селах и крупных деревнях, путникам и ямщикам-извозчикам предлагался чай. Шустрые половые-ярославцы (официанты) разносили заварные чайники, а на столах кипели разномастные самовары. Наиболее известными самоварами были баташовские из Тулы, объемом от 5-10 литров до 5-ведерных в 50-60 литров.

Сложившиеся в народе пословицы и поговорки отражают его отношение к древнему китайскому напитку, который превратился в подлинно народный напиток, притом такой, отсутствие которого стало просто немыслимым в российском обществе. «Чай — это долгий разговор добрых людей», «Где есть чай, там и под елью рай», «От чая лиха не бывает», «Выпьешь чайку — позабудешь тоску».

«Великий чайный путь» сегодня

Сегодня география «Великого чайного пути» - это огромная сеть торговых путей, связывающая многие страны, по которым кроме других товаров, перевозят и чай.

Сейчас многие дороги исторического «Великого чайного пути» превратились в автомобильные и железнодорожные магистрали, по которым идут товарные потоки и осуществляются туристские перевозки. Часть дорог заброшена и представляет интерес в основном для туристов. Это самый длинный сухопутный туристский маршрут, позволяющий пересечь Евразию и посетить многие страны, путешествие по нему дает возможность глубже узнать древнюю, уникальную культуру чая и заново открыть многое из того, что забыто. Маршрут становится популярным и привлекает все большее количество путешественников.