регистрация / вход

Народное художественное творчество как средство аксиологического воспитания

Смысловое содержание понятия "аксиология". Гуманистический смысл аксиологического воспитания. Опыт работы театральной студии по использованию форм приобщения детей к народно-художественному творчеству в решении задач аксиологического воспитания.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность дипломного исследования определяется тем, что одной из важнейших задач, стоящих перед нашим обществом в настоящее время, является его духовное, нравственное возрождение, которое невозможно осуществить, не осваивая культурно-исторический опыт народа, создаваемый веками, громадным количеством поколений и закрепленный в произведениях народного искусства. Еще К. Ушинский, выдвигая принципы народности, говорил о том, что «Язык есть самая живая, самая обильная и прочная связь, соединяющая отжившие, живущие и будущие поколения народа в одно великое историческое живое целое» (19; с.87). Человек, утративший свои корни, становится потерянным для общества. И ничто так не способствует формированию и развитию личности, ее творческой активности, как обращение к народным традициям, обрядам, народному творчеству, поскольку, находясь в естественной речевой обстановке, коей является для ребенка его родной язык, он легко, без особого труда, порой интуитивно осваивает его. Подтверждением тому служат слова Г.Н. Волкова: «Многогранное развитие способностей на основе активного освоения целостной культуры – вот единственный путь к творческим свершениям».

Народное творчество, включающее в себя огромное количество жанров это неоценимое богатство нашего народа, громаднейший пласт культуры, как национальной, так и мировой, показатель способностей и таланта народа. Через народное творчество ребенок не только овладевает родным языком, но и осваивает его красоту, лаконичность, приобщается к культуре своего народа, получает первые представления о ней. Она концентрирует в себе весь опыт человечества, несет в себе все формы общественного сознания, включает в себя огромное количество информации, устанавливает преемственность между прошлым и современностью. Это делает народное искусство «универсальным средством социализации, средством усвоения социальных ценностей». Поэтому чрезвычайно актуальна разработка методики использования народного творчеств в работе с детьми.

Современной педагогике присущ гуманистический подход к ребенку, поскольку гуманистические задачи являются важнейшими, поставленными самой жизнью. Роль механизма связи между практическим и познавательным подходами выполняет аксиологический или ценностный, подход, выступающим своеобразным мостом между практикой и теорией. Он позволяет, с одной стороны, изучать явление с точки зрения заложенных в них возможностей удовлетворения потребностей детей, а с другой - решать задачи гуманизации общества.

Смысл аксиологического подхода может быть раскрыт через систему аксиологических принципов, к которым относятся: равноправие в рамках единой гуманистической системы ценностей при сохранении разнообразия их культурных и этнических особенностей; равнозначность традиций и творчества, признание необходимости изучения и использования учений прошлого.

В последнее время педагоги-теоретики разрабатывающие принципы и методы аксиологического воспитания все чаще стали обращаться к опыту народной педагогики.

Идея народности воспитания была высказана еще до революции 1917 года и после была глубоко развита революционерами-демократами В.Г. Белинским, А.И. Герценом, Н.А. Добролюбовыми Н.Г. Чернышевским. Центральная идея народного воспитания была органически связана с развитием национального самосознания русского народа.

Главным помощником учителя в деле эмоционального развития личности ребенка становится сегодня искусство, прежде всего народное искусство, во множестве своих проявлений окружающее ребенка с самих ранних лет. К тому же народное искусство по своей наглядно-образной специфике зачастую доступнее восприятию ребенка, нежели искусство профессиональное.

Невозможно было бы перечислить те благотворные влияния, которые может оказать на ребенка народное искусство в процессе его воспитания и образования, в процессе нравственного формирования его личности.

Начальное изучение языка профессионального искусства, воспитание способности читать образ в памятниках архитектуры и декоративно-прикладного искусства, наконец, знание исторической ступени развития русского искусства от древнейших времен, изучение многовекового коллективного художественно-нравственного опыта, законов композиционного мышления в частности, композиции колористической, композиции на плоскости, композиции в декоративно-прикладном творчестве – все эти задачи педагог может успешно решать только на материале народного искусства.

И, наконец, русское народное искусство, сохранившее до наших дней значение живого художественного наследия, является исторической предысторией русского искусства, выражает духовную культуру нашего народа, черты национального характера, представления о нравственных идеалах людей, неразрывно связанных с родной землей и природой. И поэтому общение детей с народным искусством необходимо в нравственном становлении личности каждого из них. Опыт прошлого убедительно не раз показывал, что наш эпос является не только отражением, но и источником патриотизма.

Как это ни покажется странным на первый взгляд, но многолетняя практика подтверждает неоценимое значение народного искусства в работе учителя.

Избыток художественности, бесхитростность творческого взгляда на мир, можно усмотреть как в искусстве ранних эпох, так и в народном творчестве. Избыток художественных дарований народа выразил его лучшие чаяния, оформил и художественно, и высоконравственно по содержанию среду и быт. Это тоже формировало мир ребенка, это и есть народная педагогика – не навязчивая дидактика, а одаренность учителей, воспитывавших в детях через искусство активное отношение к окружающему миру, а главное к труду, который был жизненно необходим и который приносил свои «воздаяния», не только материальные.

Вот почему ныне невозможно переоценить значение фольклора – поэтического, музыкального, изобразительного – в воспитании наших детей. Сегодня народная культура понимается «не только как отражение, но и источник патриотизма», как критерий нашего отношения к тому, что извечно дорого народу.

Народное обучение должно носить творческий, развивающий характер. Развивающий прежде всего восприятие ребенком природы, окружающей жизни, искусства, уровня творчества. Естественно потому, что обучение это должно протекать в зоне творчества ребенка, в процессе его активной деятельности.

Перед педагогом, который использует в своей работе методику народного воспитания, всегда стоят две основные методические задачи:

· Сообщить детям эмоциональное отношение к теме, вызвать необходимость творческого состояния, закрепить навыки восприятия, сообщить необходимые знания;

· Помочь детям выразить пережитое через слово-образ, цвет-образ, рисунок.

В основе занятий может быть тот вид народного творчества, который педагогу ближе. Следует, однако, подчеркнуть, что работа с разными видами искусства становится не только педагогическим приемом, усиливающим восприятие детьми какого-то одного искусства, а необходимостью, предполагающей развитие навыков общения с детьми, хотя бы с такими основными видами искусства, как поэзия, музыка, изобразительное искусство. В связи с вышесказанным целью дипломной работы стало: разработка методики аксиологического воспитания посредством приобщения детей к народному художественногму творчеству

Объект: аксиологический подход в приобщении детей к НХТ;

Предмет: формы и методы аксиологического воспитания в процессе приобщения детей к ценностям НХТ.

Гипотеза: процесс приобщения детей к НХТ будет эффективным при:

· Использовании в образовательной деятельности детей разносторонних форм народной культуры педагогом;

· Во взаимодействии педагога и ребенка принцип диалога, субъект субъектных отношений.

· Использование часов факультатива в школьной программе

Задачи:

1. Изучить состояние исследуемой проблемы в педагогической теории школьного образования.

2. Обозначить смысловое содержание понятия «аксиология»

3. Определить задачи аксиологического воспитания в современном образовании.

4. Рассмотреть идею народности в воспитании детей.

5. Выявить гуманистический смысл воспитания.

6. Проанализировать место НХТ в воспитании детей.

7. Исследование элементов народного творчества, как форм образовательной работы.

8. Обобщающий опыт работы в этнокультурном центре.

Этапы исследования:

1. Изучение литературы по проблеме, анализ практического опыта учителей, разработка концепции проведения исследования.

2. Проведение опытно-экспериментальной работы по проблеме исследования.

3. Обработка теоретических и практических результатов исследований, литературное оформление материалов исследования, определение перспектив дальнейшего исследования по данной проблеме.

Методические исследования включали в себя анализ психолого педагогической методической литературы, проведения опытно экспериментальной работы.

ГЛАВА IАКСИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПЕДАГОГИКИ

1.1 ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ АКСИОЛОГИИ

Аксиология (от греческого axia – ценность) – философское исследование природы ценностей. Аксиология возникает в западной философии в конце 19-го начале 20 веков, как попытка разрешить некоторые сложные вопросы философии, относящиеся к общей «проблеме ценности».

Аксиологический (ценностный) подход является основой всех гуманистических концепций. В данной концепции он состоит в определении гуманистической направленности образования как социально-целостного комплекса взглядов, убеждений, идеалов, где ребенок выступает высшей ценностью. Рассматривать социальное развитие вне человека - значит отделить мышление и сознание от их гуманистического фундамента. Система ценностей, образующих аксиологический аспект педагогического сознания, включает ценности, связанные с утверждением личностью своей роли в социальной и профессиональной сфере (общественная значимость труда учителя, престижность педагогической деятельности, признание профессии ближайшим окружением); ценности, удовлетворяющие потребности в общении и расширяющие его круг (общение с детьми, коллегами, референтными лицами, переживание детской любви и привязанности, обмен духовными ценностями и т.д.); ценности, ориентирующие на саморазвитие творческой индивидуальности (возможности развития творческих профессиональных способностей, самосовершенствование и пр.); ценности, позволяющие осуществить самореализацию (творческий характер труда педагога, увлеченность профессией, возможности помощи детям и т.д.); ценности народного художественного творчества.

Аксиологический подход органически присущ гуманистической педагогике, поскольку человек рассматривается в ней, как высшая ценность общества. В центре аксиологического мышления находится концепция взаимозависимого, взаимодействующего мира. Она утверждает, что наш мир это мир целостного человека, поэтому важно видеть то общее, что не только объединяет человечество, но и характеризует каждого отдельного человека. Гуманистическая ценностная ориентация, образно говоря, - «аксиологическая пружина», которая придает активность всем остальным звеньям системы ценностей.

Гуманистическая направленность образования меняет привычные представления о его цели как формировании «систематизированных знаний, умений и навыков». Именно такое понимание цели образования послужило причиной дегуманизации, которая проявилась в искусственном разделении обучения и воспитания. В результате политизации и идеологизации учебных программ и учебников воспитательное значение знаний размытым, произошло их отчуждение. Ни средняя, ни высшая школа не стали трансляторами общечеловеческой и национальной культуры. Во многом дискредитирована идея трудового воспитания, поскольку она была лишена нравственно-эстетической стороны. Сложившаяся система образования все усилия направляла на то, чтобы приспособить воспитанников к обстоятельствам жизни, учила их мириться с якобы неизбежными трудностями, но не учила гуманизировать жизнь, изменять ее по законам красоты. Сегодня стало очевидным, что от содержания и характера направленности личности зависит решение социальных и экономических проблем, безопасность человека и даже существование всего человечества.

Идея гуманизации образования, являющаяся следствием применением аксиологического подхода в педагогике, имеет высокое философско-антропологическое и социально-политическое значение, так как от ее решения зависит стратегия общественного движения, которая может тормозить развитие человека и цивилизации, либо способствовать ему. Современная система образования может внести свой вклад в становление сущностных сил человека, его социально ценных мировоззренческих и нравственных качеств, которые необходимы в будущем. Гуманистическая философия образования направлена на благо человеку, на создание экологической и нравственной гармонии в мире.

1.2. АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАНИИ

Признание образования в качестве общечеловеческой ценности сегодня ни у кого не вызывает сомнения. Но не менее важную роль играют ценности народного художественного творчества, поскольку именно они формируют этническую детерминанту самосознания. В результате вырастает человек определенной культуры, а не существо без корней, без роду, без племени.

Реализация тех или иных ценностей приводит к функционированию различных типов образования. Первый тип характеризуется наличием адаптивной практической направленности, т.е. стремлением ограничивать содержание образовательной подготовки минимумом сведений, имеющих отношений к обеспечению жизнедеятельности человека. Второй – основан на широкой культурно-исторической ориентации. При таком типе образования предусматривается получение сведений, которые заведомо будут востребованы в непосредственной практической деятельности. Оба типа аксиологических ориентаций неадекватно соотносят реальные возможности и способности человека, потребности производства и образовательных систем.

Для преодоления недостатков первого и второго типов образования стали создаваться образовательные проекты, решающие задачи подготовки компетентного человека. Он должен понимать сложную динамику процессов социального и природного развития, воздействовать на них, адекватно ориентироваться во всех сферах социальной жизни.

Общие контуры педагогической аксиологии как междисциплинарной отрасли знания начали складываться со второй половины 80-х гг. 20 века в рамках философии образования.

С 90-х происходит ее интенсивное становление и развитие. Это обусловлено потребностью общества, которое резко повысило требования к духовному потенциалу личности. Сложившаяся мировая система образования со своими законами функционирования и развития призвана формировать у человека умение активно участвовать в происходящих процессах в условиях быстроменяющихся обстоятельств, руководствуясь в любой сфере деятельности ценностными ориентирами.

Отмечая постепенную гуманизацию общественных процессов, специалисты разных стран обращают внимание на тот факт, что школьный контекст оказывает большое влияние на изменение таких личностных характеристик, как социальная ответственность, надежность, толерантность учеников.

Специфические проблемы России в условиях перехода к демократическому обществу с рыночной экономикой заключается прежде всего в смене ценностей, социальных приоритетов, росте социальной напряженности, обусловленной расслоением общества.

Образование выступает средством трансляции культуры. При этом каждый компонент образовательной системы вносит свой вклад в решение гуманистической цели образования.

Гуманистическая цель образования требует пересмотра его содержания. Оно должно включать не только новейшую научно-техническую информацию, но и гуманитарные личностно-развивающие знания и умения, опыт творческой деятельности, эмоционально-ценностное отношение к миру и человеку в нем, а также систему нравственно-эстетических чувств, определяющих его поведение в многообразных жизненных ситуациях.

Реализация культурно-гуманистических функций образования ставит также проблему разработки и внедрения новых технологий обучения и воспитания, которые помогли бы преодолеть безличностность образования, его отчуждение от реальной жизни.

Основным смыслом этого процесса становится гармоничное развитие личности. Качество и мера этого развития выступают показателями гуманизации общества и личности.

Современность ставит перед учителями множество проблем и вопросов, связанных с управлением поведением школьников. В большинстве случаев ввиду отсутствия эффективных технологий контроля и научения, позволяющих результативно прививать нормы поведения в школе, особым "успехом" пользуется авторитарный стиль директивного назидания и запретительства. Поведение ребенка ограничивается внешними разрешениями и ограничениями, не связанными с механизмами глубинной саморегуляции активности.

Все чаще и чаще педагоги забывают о так называемой "вертикальной модели управления поведением", с которой все они были ознакомлены за время обучения в вузе. Речь идет о следующем порядке естественной организации контроля внешней активности. Поведение человека определяется движущими мотивами, которые, в свою очередь, лишь косвенно связаны с потребностями. Потребности могут рассматриваться лишь как своего рода формальная система предпочтений, реализуемая в структурах целевой матрицы. Движущие мотивы определяются взаимозависимыми целями, которые субъект (самоактивно или под давлением окружения) ставит самому себе. Сами же цели причинно определяются не столько динамикой внешней среды и сиюминутными потребностными тяготеньями, сколько укоренившейся в глубинах психики (осознаваемой в большей или меньшей степени) системой ценностей, то есть значимых смыслов и высоко актуальных отношений. Ценности же, в свою очередь, конкретизируют высшие идеалы, которые незримо присутствуют в психическом мире каждого человека, хотя детьми (да и многими взрослыми) вербализуются достаточно редко.

Вне зависимости от ясности осознания ценностей и идеалов, именно они, в конечном счете, организуют внешнюю активность индивидуума, являясь своего рода "стратегической картой" его жизненного маршрута. Таким образом, проблема управления внешним поведением естественно сводится к задаче формирования системы ценностных предпочтений и идеальных стратегий. Разрешению этой проблемы и посвящена настоящая работа, в которой излагается один из возможных подходов к стимуляции ценностного творчества детей.

Трудность воспитания как такового заключается в невозможности прямой трансляции ценностей и идеалов в психику ребенка. Эти внерациональные конструкты эффективны как регуляторы поведения лишь в том случае, если они выработаны индивидуумом самостоятельно, а не привнесены извне насильственно и механически. Современники, несмотря на многочисленные заявления прогрессистов, все же существенно отличаются от людей далекого прошлого. Последние в большей или меньшей степени были интегрированы в разветвленную и слаженно функционирующую систему социокультурных ориентаций и руководствовались развитой системой ценностных установок и идеальных стратегий. Поэтому ребенка необходимо ненасильственно приобщать к ценностям народной художественной культуры, чтобы он впитал ее, усваивал на личностном уровне.

Определение сущности педагогической аксиологии связано с развитием существующих и необходимостью построения таких представлений об образовании под аксиологическим углом его рассмотрения, которые в наибольшей степени позволили ответить на вопросы: чем является образование для личности, общества, государства?

Образование это то, что делает человека человеком, в этом его сущность.

Значимость духовной составляющей образования, понимание его как процесса передачи ценностного знания и на его основе формирования ценностного отношения, ценностного поведения человека подчеркивал еще Платон.

Ценности – специфические образования в структуре индивидуального сознания, являющиеся идеальными образцами и ориентирами деятельности личности и общества.

Педагогическая аксиология – область педагогического знания, рассматривающая образовательные ценности с позиции самоценности человека и осуществляющая ценностные подходы к образованию на основе признания ценности самого образования.

Предметом педагогической аксиологии является формирование ценностного сознания, ценностного отношения, ценностного поведения личности.

У человека мотивация социального порядка должна была так срастись с его эмоциональной структурой, что социальные факторы стали обуславливать мотивацию. Чем выше ценность цели, тем выше ее энергоуровень, следовательно, тем больше она требует энергии для ее материализации. Высвободить в доверии истинно значимые ценности, глубинные и высокоэнергетичные, которые не актуализируются из-за страха запрета или опасений вследствие труднодостижимости — значит, раскрепостить немалые запасы внутриорганизменной живой энергии — исцеление! Что-то подобное, но в более жестком, катарсическом варианте наблюдается при проработке переживаний в холотропной терапии.

Угнетение иммунитета связано с подавлением здоровой психоэмоциональной активности, характеризующимся снижением креативной продуктивности и низкой коммуникативной эффективностью. Терапевтическая результативность нерепрессивного изобретательства ценностей в ходе экспериментальных апробаций (мастерские в школах) была очевидна — снижалась заболеваемость гриппом, повышалась посещаемость занятий, возрастали показатели на уроках физкультуры (после обсуждения таких тем, как здоровье, целостность, воля, тело и т.п.).

Элементы (фокусы, узлы) символической системы в процессе воспитания не могут быть переданы прямо, то есть механически, о них можно лишь намекнуть, их можно подразумевать, на них можно указывать. Для этого и проводятся уроки ценностного изобретательства с использованием синонимических, метафорических и аллегорических рядов, связанных с тем или иным фокусом понимания.

К примеру, само слово "родина" ни о чем существенно малышу не говорит, но, будучи последовательно связываемо с десятками жизненно важных значений и терминов, со временем оно репрезентирует (представляет) целый комплекс переживаний, обладающий для человека колоссальной значимостью. Взращивание таких ценностных конгломератов и является главной задачей уроков аксиологического изобретательства.

Предлагаемая методика основана на идеях нерепрессивной педагогики, которые кратко выражаются формулой: "Все ценное для себя ребенок должен отыскать сам; педагог — консультант, но не назидатель". Как уже сказано, ценностная матрица создается индивидуумом вполне самостоятельно и спонтанно, хотя в целом этот процесс должен направляться извне и стимулироваться недирективными влияниями учителя.

Невозможно ни в двух, ни в двухстах словах рассказать ребенку о том, что для него значимо и ценно. Но в процессе доброжелательного диалога, длящегося годами, можно оказать ему помощь в углублении понимания ключевых терминов и освоении высших регистров смыслового диапазона психики.

Понятно, что предлагаемая методика фактически относится не столько к идеологическим, сколько к поэтическим и литературным дисциплинам. Аксиологическое изобретательство становится возможным лишь при активной стимуляции художничества, сказкотворчества и смыслогенерации, высокой склонностью к которым обладает практически каждый ребенок. Задача педагога — отказавшись от давления и понукания, мало-помалу вскрывать поэтический дар, живущий в сердце каждого малыша, и направлять течение творческой энергии в русло обсуждаемой жизненной ценности.

Осуществляемое на уроках ценностного изобретательства раскрепощение детей, которое происходит совершенно естественно в процессе групповой медитации, кроме всего прочего имеет немалую оздоровительную ценность. Тело и психика взаимосвязаны столь плотно, что практически любое изменение в одной из этих сфер приводит к тем или иным кооперативным изменениям в другой. Тесная обувь способствует снижению настроения, а грубый окрик порой может привести к острому респираторному заболеванию. Связи эти очень прочны, но мало кем учитываются.

Высвобождение креативного потенциала ребенка на уроках ценностного изобретательства, по нашим наблюдениям, улучшает его самочувствие и способствует повышению напряженности иммунитета. Во всяком случае, время от времени погружаясь в атмосферу доброжелательного творческого обсуждения, дети чувствуют себя настолько раскованными и свободными, что это не может не сказываться на гармонизации психофизиологических процессов регуляции гомеостаза. К тому же со временем педагоги осваивают выработанные самостоятельно техники поощрения и одобрения детского творчества, что служит дополнительным стимулом позитивной мотивации, неизменно сказывающимся не только на настроении, но и на самочувствии.

На уроках ценностного изобретательства очень важно с самого начала провозгласить отказ от нормативности в подходе к оценке тех или иных изобретенных и найденных смыслов. Креативный урок — это совместное радование в пространстве свободы, возможность самовыражения (в поиске ролевых стереотипов отыгрывание незавершенных напряжений и неосознаваемое изложение наболевшего) и поиск истины в самом себе. Урок этот не только радует и раскрепощает, но и реально энергетизирует ребенка, позволяя ему ощутить свою творческую состоятельность и жизненную полноценность.

Ребенок не должен бояться возможной неудачи в оценке материалов его спонтанности, а потому необходимо сразу утвердить принципиальную безоценочность отношений как между педагогом и детьми, так и между самими детьми. Очень важно отказаться от нарочитого стимулирования соревновательности. Скрытое позитивное мотивирование достигается переключением внимания с результата (количество найденных смыслов) на процесс (гармония атмосферы сотрудничества).

Не следует бояться, время от времени, возникающих пауз и задержек, нет никакой необходимости устанавливать жесткий ритм проведения урока и принуждать детей к более активной генерации значений. Время от времени педагог должен нарушать установившееся течение психологического времени коллектива, привлекая внимание детей к найденным неологизмам и подробно рассматривая неожиданные понимания тех или иных терминов. Очень важно сразу установить доверительные и партнерские отношения между детьми, разъяснив, что никакой такой особой цели у урока нет, а главной задачей его является достижение радости группового творчества и гармонии психоэмоциональной атмосферы.

Фактически детям предлагается исследовать уже известное, содержащее в себе нечто скрытое, тайное и неявное. При этом допускается полная свобода поиска самостоятельных объяснений и право задавать педагогу любые вопросы. Истинной целью урока является высвобождение интуиции, прояснение смыслов, сокрытых за поверхностью будничных понятий, активное выдумывание нового по поводу уже хорошо известного.

Чем не навязчивее провозглашена явная цель занятий — свобода творчества и право высказывать любую точку зрения, тем скорее будут достигнуты скрытые цели, а именно: повышение уверенности детей в себе, медитативное углубление в привычные темы, спонтанное разрешение внутриличностных конфликтов в процессе активизации интуиции, гармонизация отношений с педагогом, укрепление иммунитета как следствие снятия репрессивных ограничений, оценок и нормативов.

Детям следует предоставить право пояснять и интерпретировать собственные находки. При этом очень важно различать явные и скрытые сообщения, последние будут касаться страхов, тревог, затруднений, напряжений и опасений самого говорящего. Ввиду последнего, необходимо с самого начала оговорить обязательность охранения тайны группового обсуждения. Это создаст известную доверительность, параллельно сплачивая класс.

Излишне активных следует ненавязчиво сдерживать, мягко предоставляя возможность высказаться менее темпераментным детям. В то же время не следует забывать о неявном обучении внешне пассивных учащихся. Сам факт присутствия в классе в момент обсуждения той или иной ценностной темы уже способствует активному размышлению над поставленной жизненной проблемой, причем интенсивность внутреннего диалога слушающего весьма поверхностно связана с его активностью как выступающего. Не исключено, что отказывающиеся от открытых высказываний своих позиций дети будут усваивать тему гораздо глубже, чем те, которые будут говорить без устали.

В связи с этим следует очень осторожно подойти к поощрению лучших ответов. Скорее, необходимо установить приз (какой? об этом должен подумать весь класс) за лучший вопрос, обращенный к учителю в связи с рассматриваемой темой. Это поможет педагогу основательнее готовиться к занятиям и в то же время предоставит детям возможность достаточно активно вступать во взаимодействие с учителем.

Педагог в групповом обсуждении ценностей должен взять на себя роль группового психотерапевта, на равных сотрудничающего с детьми. Его задача сводится к буферированию конфликтов и бурных не согласий детей друг с другом, преодолению кризисов и затруднений, возникающих в процессе обсуждения, а также к наблюдению за избирательностью интереса детей, которое может дать ценную диагностическую информацию по принципу "у кого что болит, тот о том и говорит".

Не следует забывать о роли юмора в не директивном управлении творческой динамикой класса. Всеми силами следует избегать ранжирования детей по талантливости и уровню личной активности; в конечном счете, обсуждение должно носить именно терапевтический характер, что определено самой целью ценностного изобретательства (метастратегическое программирование личностной активности). Успехом урока можно считать коллективное нахождение неожиданных смыслов и значений, а также поддержание благоприятной творческой атмосферы и успешное преодоление возникших конфликтов.

Неудачи в обсуждении ценностей практически невозможны, так как нежелание детей обсуждать тот или иной вопрос как раз свидетельствует о необходимости более тонкого подхода к этому обсуждению и обязательности возвращения к этой теме вновь и вновь. Пока не достигнут взрывной эффект радования и пробуждения интуиции хотя бы у нескольких учеников в классе, урок завершенным считаться не может, а потому к нему следует возвратиться через несколько месяцев и организовать предъявляемый семантический материал по-новому, предоставляя детям следующую попытку проникновения в неосвоенную смысловую сферу.

Очень важно научиться коллекционировать "сухой остаток" урока, из найденного и обретенного, что может быть зафиксировано в слове или образе. Целесообразным можно считать создание альбома ценностных изобретений, а также ведение педагогом дневника, в котором будут фиксироваться замечания и наблюдения за поведением и раскрытием детей. Именно работа над альбомом и дневником (создание своеобразного "музея класса") позволит как педагогу, так и самим детям самостоятельно изобретать новые тематические планы обсуждений, символически представляя в темах бесед о ценностях текущие проблемы школы, проблемы класса и проблемы отдельных учеников. Таким образом, изобретение ценностей может со временем превратиться в эффективный процесс групповой психотерапии класса, что позволит решать не только воспитательные, но и сугубо организационные проблемы.

1.3. ИДЕЯ НАРОДНОСТИ В АКСИОЛОГИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ

Народная педагогика – составная и неотъемлемая часть общей духовной культуры народа. Слова великого русского педагога К. Д. Ушинского о том, что «воспитание существует в русском народе столько же веков, сколько существует сам народ», целиком относятся ко всем другим народам. Вместе с тем они предполагают, что народная педагогика возникла в глубокой древности, что она исторически предшествовала научной педагогике и влияла на её ранние формы. Анализ истории древней педагогической мысли народов Средней Азии и Казахстана показывает, что первые социальные памятники педагогики появились под прямым воздействием народной жизни, народной педагогической культуры. Справедливо утверждение историков педагогики С. Д. Бабишина и Б. Н. Шитюрова, что «древнерусские мыслители как представители официальной педагогики не могли не учитывать богатейшего опыта воспитания, накопленного соотечественниками ». От «Слова о законе и благодати» Иллариона до «Молния Даниила Заточника» наблюдаются постоянные обращения к мудрости народной педагогической мысли. Эта взаимосвязь является важнейшей чертой произведений XI – XIII в. в.

Исследователи древнерусской педагогической мысли убедительно показали взаимовлияние и взаимообусловленность официальной и народной педагогики, которые дополняют и обогащают друг друга. Если в официальной педагогики всегда ощущалась влияние церкви и идеологии господствующих классов, то народная педагогика, хоты и в известной мере подвергалась этим влияниям, в целом выражала думы и чаяния народа, его представление и воспитании и обучении молодого поколения.

Каждый народ в силу обстоятельств играет в истории свою особую роль. В каждой системе воспитания проявляется народность как основная идея воспитания, «Народ без народности – тело без души, которому остается только подвергнуться закону разложения и уничтожиться в других телах, сохранивших свою самобытность».

Народность должна быть положена у любого народа в основу воспитания, как общая его закономерность, как исходное начало любой педагогической идеи и цели воспитания.

Народ – творец истории, он развивает все жизненные процессы общества – его экономику, культуру, науку, технику.

Народность – это источник деятельности и развития, выражением стремлений народа сохранить свои национальные черты.

Народность соединяет отжившие и грядущие поколения, давая народу историческое существование. В основе идеи народного воспитания лежат понятия о человеке, каким он должен быть по понятиям того или другого народа в известный период его развития. Каждый народ имеет свой особенный идеал человека и требует от своего воспитания воспроизведение этого идеала в отдельных личностях. Говоря о роли личности в истории можно сказать, что отдельный человек, как бы талантлив он ни был, не может стоять над народом: « Как бы высоко ни был развит отдельный человек, он всегда будет стоять ниже народа». (19; с. 163).

Народный идеал нельзя искать только в прошлом, он включает в себя настоящее и устремление народа в будущее. Он всегда выражает степень самосознания народа, его совесть, взгляды на добро и зло, пороки и добродетели.

С изменением идеала во времени происходит и его переоценка. Он не статичен, в нем что-то остается от старого и всегда появляется новое, отражающее лучшие стороны нового времени. То, что казалось безукоризненным в прошлом, имеет в глазах современного человечества совершенно другую цену. (19; с.124)

Каждый народ вырабатывает свой идеал человека, и стремиться осуществить его в своем потомстве, для чего использует, прежде всего, воспитание. Нравственный идеал общества является воспитательным идеалом. Он обусловлен конкретными, общественно-историческими условиями «Есть одна только общая для всех прирожденная наклонность, на которую всегда может рассчитывать воспитание: это то, что мы называем народностью» (2, с.121). «Чем сильнее в человеке народность, тем легче ему в самом себе рассмотреть ее требования. Для того чтобы понять великого человека или сочувствовать народному писателю, необходимо носить в самом себе зародыш народности» (2, с.162). Народность должна быть положена у любого народа в основу воспитания, как общая его закономерность, как исходное начало любой педагогической идеи и цели воспитания.

Идея народности в литературе, искусстве и воспитании, как известно, получившая отражение у Радищева, обосновывалась Белинским и Герценом, Добролюбовым и Чернышевским. Народность понималась как отражение в литературе, искусстве, в воспитании национального характера, исторической самостоятельности, творческой силы и психологического склада народа, его любви к родине. «Народность – как утверждал Ушинский, является до сих пор единственным источником жизни народа в истории. В силу особенности своей идеи, вносимой в историю, народ является в ней исторической личностью… Каждому народу суждено играть в истории свою особую роль, и если он позабыл эту роль, то должен удалиться со сцены: он более не нужен» (19; с.114).

История народа, его характер определяют нравственность воспитания. Даже повторяемость истории у многих народов не меняет их особых взглядов на воспитание и образование. Истинное воспитание сохранилось в простом народе, народе-труженике и патриоте, которому дорого все родно – язык, свое устное творчество, песни, природа, героическое прошлое, стремление к свободе.

«Удивительно ли…что воспитание, созданное своим народом и основанное на народных началах, имеет ту воспитательную силу, которой нет в самых лучших системах, основанных на абстрактных идеях или заимствованных у другого народа» (19, с.161). Это высказывание К.Д. Ушинский хорошо показал на примере других стран. Анализируя систему общественного воспитания в Англии, он пришел к выводу:

«Воспитание бедного класса, на которое начали теперь обращать внимание в Англии большое внимание, не изменяет аристократического характера английского воспитания. Это не более как милостыня, бросаемая богачом бедняку, подвиг христианского милосердия, с которым английский джентльмен так умеет связать свою родовую гордость» (22; с.131).

«Англия не была исключением в постановке народного образования из числа других стран Европы. Народное образование Франции так же не может влиять на общество и служит средством для целей чуждых воспитанию и науке. Состоятельные французы отдают своих детей в воспитательные учреждения, прежде всего потому, что их пребывание в семье стесняет родителей, которым самим хочется пожить в свое удовольствие. Сами школы служат целям спекуляции. Талантливых мальчиков, на которых предвидится возможность отличиться, принимают даром в самые дорогие пансионы при коллегиях, даже готовы платить за них деньги; об остальных торгуются почти что с аукциона: «Кто возьмет меньше? Внешний блеск, тщеславие и материальная польза – характерные черты французского общественного воспитания XIX века». (19; с. 114)

Критически смотрел К.Д. Ушинский и на немецкую систему воспитания, которая, по его словам, отличалась в то время пустейшей страстью к системе, стремлением подводить все под одно отвлеченное пустое начало и все объяснять абстрактным, спекулятивным началом.

«Немецкая система воспитания, увлеченная философским развитием, направлена на преждевременное и насильственное развитие ребенка. Немецкая педагогика, отмечал он, много писала о развитии самостоятельности воспитанника, но эта самостоятельность насильственно вытягивалась хитро продуманной методой и самостоятельность превращалась в кажущуюся. Когда человек созрел и развился, когда характер его и воззрения определились, когда душа его полна уже множества обозначившихся образов, когда самостоятельная, творческая деятельность уже началась, тогда он может смело идти вперед, он найдет полезную силу и овладеет ей. Но что можно давать взрослому человеку, того нельзя давать ребенку; что может оживить одного, то убьет другого. Немецкая же педагогика сделала большую ошибку: внесла свой философский метод в ученье элементарных школ и кормит им шестилетних детей» (2, с.141).

Проанализировав системы народного воспитания Франции, Англии и Германии К.Д. Ушинский показал, что во всех этих системах много общего в содержании образования, организационных формах и методах учебно-воспитательной работы. Но не общее, по его убеждению являлось определяющим, а особенное: «Несмотря на сходство педагогических форм всех европейских народов, у каждого из них своя особенная система воспитания, своя особая цель и свои особые средства к достижению этой цели» (2, с.75). У каждого народа воспитание пошло своим особым путем.

«Смешно же было воспитывать джентльменов в Германии, Франции или России. Но во всяком общественном явлении, кроме исторической, чисто народной и потому неподражаемой стороны, есть и своя рациональная сторона, отвергать которую, только потому, что она высказывалась прежде у другого народа, было бы весьма нелогично» (22, с.144).

Совершенно ясно, что слепое подражание в воспитании одного народа другому недопустимо, но совершенно ясно, что все рациональное, что имеется в системе воспитания других народов, может быть критически использовано. Педагогические частности в воспитании могут переходить от одного народа к другому. Можно пользоваться и педагогическим опытом другого народа, опытностью государства. Но это пользование оказывается безвредным только тогда, когда основания общественного образования твердо положены самим народом. Можно и должно заимствовать орудия, средства изобретения, но нельзя заимствовать чужого характера и той системы, в которой выражается характер.

«В развитии человечества существуют общие закономерности, и они повторяются любым народом, но если бы эти закономерности точно воспроизводились всеми народами независимо от времени и места, тогда бы не было ни народов, ни наций, ни национальностей, ни племен» (19; с.119). Исторические условия жизни народов весьма различны на земном шаре и не могут не определять различий в системах народного образования разных народов.

Народная мудрость о воспитании является выражением многовековой педагогической культуры и опыта семейного воспитания народа.

В сложных взаимоотношениях с официальной педагогической доктриной народное воззрение пробивало себе дорогу, выражая мысли и чаяния народа об обучении и воспитании детей – самого дорогого своего достояния.

На путях исторического развития народ преодолел косность ложных представлений и понятий о воспитании. Основы народных воззрений на воспитание и обучение связаны своим происхождением не религии, не магии, не обряду, а трудовой производственной деятельности и житейской практике самого народа.

Если сделать сопоставительный анализ творчества великих мыслителей и народного взгляда на воспитание, то можно увидеть полное их единство, преимущественно в виде легко запоминающихся афоризмов. Образное слово, выполняя, с одной стороны, изобразительно-выразительную, с другой – информационно-коммуникативную функцию, служила в известной мере связывающим звеном между назиданиями мыслителей и богатейшими афоризмами народа.

Школьное воспитание невозможно отгородить от жизни. Она влияет на убеждения и учителей и учеников, на формирование их устремлений, определяет выбор учебного материала. Общественное воспитание не ведет за собой истории, но следует за ней. Нравственный идеал общества является и воспитательным идеалом. Как нет человека без самолюбия, так нет человека без любви к отечеству, и эта любовь дает воспитателю верный ключ к сердцу человека и могущественную опору для борьбы с его природными, личными, семейными и родовыми наклонностями. Обращаясь к народности, воспитание всегда найдет ответ и содействие в живом и сильном чувстве человека, которое действует гораздо сильнее убеждения, принятого одним умом.

Кому сегодня не безразлично, будет ли наше школьное образование иметь свои народные корни? Будет ли в школе звучать мелодия русской речи, народной песни, народного орнамента, раскрывающая ребенку красоту души своего народа, это зависит только от нас – учителей.


ГЛАВА IIНАРОДНОЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО КАК СРЕДСТВО АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ

2.1 ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ

Современность ставит перед учителями множество проблем и вопросов, связанных с управлением поведением школьников. В большинстве случаев ввиду отсутствия эффективных технологий контроля и научения, позволяющих результативно прививать нормы поведения в школе, особым успехом пользуется авторитарный стиль директивного назидания и запретительства. Поведение ребенка ограничивается внешними разрешениями и ограничениями, не связанными с механизмами глубинной саморегуляции активности.

Все чаще и чаще педагоги забывают о так называемой "вертикальной модели управления поведением", с которой все они были ознакомлены за время обучения в вузе. Речь идет о следующем порядке естественной организации контроля внешней активности. Поведение человека определяется движущими мотивами, которые, в свою очередь, лишь косвенно связаны с потребностями. Потребности могут рассматриваться лишь как своего рода формальная система предпочтений, реализуемая в структурах целевой матрицы. Движущие мотивы определяются взаимозависимыми целями, которые субъект (самоактивно или под давлением окружения) ставит самому себе. Сами же цели причинно определяются не столько динамикой внешней среды и сиюминутными потребностными тяготеньями, сколько укоренившейся в глубинах психики (осознаваемой в большей или меньшей степени) системой ценностей, то есть значимых смыслов и высоко актуальных отношений. Ценности же, в свою очередь, конкретизируют высшие идеалы, которые незримо присутствуют в психическом мире каждого человека, хотя детьми (да и многими взрослыми) вербализуются достаточно редко.

Вне зависимости от ясности осознания ценностей и идеалов, именно они, в конечном счете, организуют внешнюю активность индивидуума, являясь своего рода "стратегической картой" его жизненного маршрута. Таким образом, проблема управления внешним поведением естественно сводится к задаче формирования системы ценностных предпочтений и идеальных стратегий. Разрешению этой проблемы и посвящена настоящая работа, в которой излагается один из возможных подходов к стимуляции ценностного творчества детей.

Трудность воспитания как такового заключается в невозможности прямой трансляции ценностей и идеалов в психику ребенка. Эти внерациональные конструкты эффективны как регуляторы поведения лишь в том случае, если они выработаны индивидуумом самостоятельно, а не привнесены извне насильственно и механически. Современники, несмотря на многочисленные заявления прогрессистов, все же существенно отличаются от людей далекого прошлого. Последние в большей или меньшей степени были интегрированы в разветвленную и слаженно функционирующую систему социокультурных ориентаций и руководствовались развитой системой ценностных установок и идеальных стратегий.

Психологическая культура понимается нами как набор стратегий эффективной адаптации к значимым событиям как во внешнем, так и во внутреннем мире индивидуума. Однако никто не изолирован от себе подобных, а потому совместная адаптация групп к вероятным значимым событиям в усложнившихся условиях жизни становится все более и более значимой. Ввиду этого особенно важными становятся вопросы налаживания эффективного взаимоуправления и эффективной коммуникации. Последняя рассматривается как метафора любого значимого взаимодействия. Получается, что совместная адаптация к реальности требует налаживания высокосодержательного диалога. Последний и осваивается участниками уроков ценностного изобретательства, которые фактически представляют собой уроки эффективной коммуникации, полигон для выработки навыков адекватного взаимопонимания. Это имеет особое значение для наших современных школьных коллективов.

Группа с хорошо налаженной внутригрупповой коммуникацией становится более дифференцированной, сплоченной и успешной в деятельностном плане. Практика показывает, что истина синергична, т.е. требует взаимопомощи в проявлениях активности каждым из членов коллектива, пытающегося адекватно согласовать свое существование с динамически изменяющимися условиями жизни. Если залогом всякого успешного развития является умение эффективно утилизировать имеющиеся внешние и внутренние ресурсы, то именно уроки аксиопсихологии станут школой такого сближения с собственными возможностями. Эффективная коммуникация со сверстниками, с родителями и с самими собой является ключом к действенной кооперации, взаимовыгодному сотрудничеству и личностной эффективности.

Все проблемы обучения и воспитания связаны с неэффективной коммуникацией, в основе которой лежит недоверие творческой состоятельности ребенка и неуважения к целесообразной спонтанности его личностно мотивированного поиска интереса и смыслов. Коммуникация — чрезвычайно сложный процесс, который может быть понят как единство пяти основных типов общения: экзистенциальная коммуникация (любовь и дружба), трансцендентальная коммуникация (сотворчество смыслов), эмоциональная коммуникация (эмпатический резонанс), интеллектуальная коммуникация (взаиморефлексия) и поведенческая коммуникация (имитационное заражение). Разумеется, опытный педагог должен умело использовать все возможные каналы сообщения с учениками, не оставляя без внимания ни один из аспектов живого саморазвивающегося процесса общения.

Современная педагогика всецело ориентируется на максиму — Развлекая, обучать. Действительно, нерепрессивный, неназидательный характер преподнесения знаний (не только формальных, но именно ценностных) оказывается несравненно эффективнее менторских поучений. Обучающийся обязан испытывать уважение к самому себе, его чувство собственного достоинства должно быть бережно охраняемо педагогом. Только в этом случае интерес и к личности педагога, и к преподаваемому им будет стойким и высоким. Именно самоуважение обеспечивает доступ обучающегося к собственным психоэнергетическим ресурсам, необходимым для напряженной и эффективной работы психики. М.А. Кирьякова даже указывает на необходимость "междисциплинарного синтеза знаний о человеке как педагогической цели".

Генри Дэвид Торо отметил: "Восходит лишь та заря, к которой пробудились мы сами". Великолепный девиз для нерепрессивной педагогики, о котором, к сожалению, большинство учителей неосознанно забывают, вступая в диалог со своими подопечными. Стратегически любое образование в информационную эпоху должно складываться из выполнения трех глобальных заданий: 1) научить обучающегося получать необходимую информацию (освоение метатехнологии самообучения); 2) обучить навыкам саморегуляции и самопонимания (практическое освоение психотехнологий применение к себе "инструкций к человеческому организму"); 3) научить эффективной коммуникации и результативному проблеморазрешению (метатехнологическое искусство ТРИЗ).

Все другие задачи обучающийся сможет благодаря таким полученным умениям решать самостоятельно или в кооперации с другими. Но понятно, что ни одно из этих умений не может быть привито насильственно, репрессивно, хотя бы ввиду того, что все они требуют сугубо творческого отношения к изучаемому предмету, а творчество и несвобода — антагонистические антиподы.

Пора, наконец, понять, что для успешной адаптации человека в информационной среде постиндустриального общества вполне естественно приняться за восстановление главного в воспитании — личностной автономии, ценностной самостоятельности и субъектности, а значит — свободы, творчества и ответственности. Даже само сомнение, возникающее в позитивно организованном контексте группового творчества, становится не источником неуверенности и поводом для дезориентации, но мощным стимулом дальнейших поисков приемлемой личной позиции.

Все усилия психопедагога должны быть направлены на пробуждение интереса к внутренним видениям, повышение доверия к самим себе и создание спроса на творческую продуктивность. Педагог должен одобрять творческую самостоятельность обучающихся, поддерживать личные ориентационные поиски и всячески укреплять навыки практического самоисследования. Таким образом, он сможет продемонстрировать столь необходимое для стимуляции личностного роста внимание к самой индивидуальности ученика, повысить значимость личного мнения для группы в целом и разрешить смелый поиск личностно значимых ценностных суждений. Значение такой одобрительной поддержки переоценить практически невозможно.

Ни в коем случае нельзя передавать ценностное знание в "готовом виде". Это было возможно в относительно несложном обществе традиционного типа, но сейчас успешная адаптация к динамично изменяющимся условиям жизни достижима лишь на основе личного поиска и при полном доверии именно личному опыту, опыту реальных переживаний, достигнутых при внимательном отношении к потоку событий.

Отказ от назидающих регламентаций должен быть жестким и абсолютным. Необходимо освободить ученика от стагнирующих усредняющих нормативов и омертвляющих поучений. Психологически любое поучение возникает из-за недоверия состоятельности партнера по общению. Однако, учитывая парный, кооперативный характер любой коммуникации, педагог назидающий легко попадает в ловушку обоюдного отчуждения и его самого, и ученика от процесса общения. Недоверие ребенку спонтанно провоцирует недоверие ребенка самому себе, ибо фигура педагога все-таки является весьма значимой, пусть даже не осознаваемо. В этом случае параллельно взаимоусиливаются недоверие ребенка и самому себе, и педагогу, и недоверие наставника не только ребенку, но и самому себе. Начинается война "всех против всех", ни к каким добрым результатам не приводящая.

В современном психоанализе известна т.н. теория контроля: перед тем, как основательно довериться врачу, пациент пытается так или иначе спровоцировать его своими эпатажными заявлениями или капризным поведением с тем, чтобы выявить пределы терпимости и степень приятия, к которому психологически готов психотерапевт. Лишь после того, как эти тесты будут успешно пройдены, пациент разрешает себе довериться врачу и раскрывает свои проблемы и трудности по-настоящему. Если бы педагоги чаще задумывались о подлинных причинах провокационного в ряде случаев поведения учеников, они стали бы терпимее и зрелее в своих реакциях на банальные проверки, предпринимаемые ради установления границ доверительного общения. Не только дети, но и всякий взрослый отваживается на глубоко личностную коммуникацию лишь тогда, когда заручается гарантиями достаточной психологической безопасности, основой которой является такт и терпимость собеседника.

Чтобы приобщить ученика к искусству свободного поиска ценностей, очень важно проявлять искреннее уважение к творческим ресурсам его бессознательного, а проще говоря — проявлять элементарное доверие к его человеческой и творческой состоятельности. Современные когнитивные психологи вслед за педагогами всех стран и народов утверждают: наиболее прочно усваиваются те ценности, которые осознаны лично и приняты совершенно добровольно (Р. Чалдини).

Для того, чтобы осуществить подлинную дерепрессию индивидуальной ценностной позиции, аксиопедагог обязан вместе с учеником подвергнуть сомнению все так называемые "самоочевидные социальные истины", большинство из которых представляют собой инертные стереотипы межличностного реагирования. В этом прослеживается некая аналогия с психоаналитическим терапевтическим методом провоцирования свободных ассоциаций: в ситуации заведомой недопустимости внешней оценки и поучательного обсуждения педагогу надлежит раскрепостить действительную мощь фантазии и, простите за каламбур, высвободить естественные для каждого импульсы к свободе.

Технократическая цивилизация привыкла к дискурсивно-фрагментарному восприятия живой действительности. Задачей же психопедагога является содействие поточному, спонтанному и интуитивному освоению внутреннего и внешнего миров учеником. Многие трансперсональные психотерапевты все чаще говорят об управляемой медитации как основном инструменте педагогики. Действительно, латинское слово "meditari" означает "движение к центру". В процессе аксиоурока и ученики, и, разумеется, ведущий, должны двигаться к центру собственного существования — идти на контакт с индивидуально-значимой картиной бытия. Использование творческого ресурса воображения возможно лишь при формировании устойчивой позитивной мотивации, формулируемой кратко, но емко: "Я смогу!".

Психопедагогу надлежит сделать широкий спектр объективных явлений культуры предметом осознания и переживания как особых потребностей личности. Он должен суметь не просто преподать нечто интересно и субъективно значимое, но всемерно посодействовать формированию на их основе устойчивых жизненных ориентаций. Кстати, формирование жизненных ориентаций в известном приближении синонимично процессу личностного развития в целом. Надлежит предложить созидать, тем самым проявив недвусмысленно уважение к собеседнику. Это позволит приобрести ему уважение и к миру, и к себе. Это сообщит ему практический опыт эффективной адаптации к себе и к миру. Зрелая личностная автономия, лежащая в основе подлинного самоуважения и действительной демократии, немыслима без здравого сочетания свободы и ответственности.

Ради высвобождения синергии группового творчества необходимо предусмотрительно продемонстрировать полный отказ от иерархической парадигмы. Как взрослый, так и ребенок сможет сформулировать именно свою позицию лишь в обстановке, свободной от всяких назиданий и поучений. Только так можно содействовать развитию внутренней честности, которая, собственно, и является подлинной основой совести.

"У человека мотивация социального порядка должна была так срастись с его эмоциональной структурой, что социальные факторы стали обуславливать мотивацию". Чем выше ценность цели, тем выше ее энергоуровень, следовательно, тем больше она требует энергии для ее материализации. Высвободить в доверии истинно значимые ценности, глубинные и высокоэнергетичные, которые не актуализируются из-за страха запрета или опасений вследствие труднодостижимости — значит, раскрепостить немалые запасы внутриорганизменной живой энергии — исцеление! Что-то подобное, но в более жестком, катарсическом варианте наблюдается при проработке переживаний в холотропной терапии.

Угнетение иммунитета связано с подавлением здоровой психоэмоциональной активности, характеризующимся снижением креативной продуктивности и низкой коммуникативной эффективностью. Терапевтическая результативность нерепрессивного изобретательства ценностей в ходе экспериментальных апробаций (мастерские в школах) была очевидна — снижалась заболеваемость гриппом, повышалась посещаемость занятий, возрастали показатели на уроках физкультуры (после обсуждения таких тем, как здоровье, целостность, воля, тело и т.п.).

Элементы (фокусы, узлы) символической системы в процессе воспитания не могут быть переданы прямо, то есть механически, о них можно лишь намекнуть, их можно подразумевать, на них можно указывать. Для этого и проводятся уроки ценностного изобретательства с использованием синонимических, метафорических и аллегорических рядов, связанных с тем или иным фокусом понимания.

К примеру, само слово "родина" ни о чем существенно малышу не говорит, но, будучи последовательно связываемо с десятками жизненно важных значений и терминов, со временем оно репрезентирует (представляет) целый комплекс переживаний, обладающий для человека колоссальной значимостью. Взращивание таких ценностных конгломератов и является главной задачей уроков аксиологического изобретательства.

Предлагаемая методика основана на идеях нерепрессивной педагогики, которые кратко выражаются формулой: "Все ценное для себя ребенок должен отыскать сам; педагог — консультант, но не назидатель". Как уже сказано, ценностная матрица создается индивидуумом вполне самостоятельно и спонтанно, хотя в целом этот процесс должен направляться извне и стимулироваться недирективными влияниями учителя.

Невозможно ни в двух, ни в двухстах словах рассказать ребенку о том, что для него значимо и ценно. Но в процессе доброжелательного диалога, длящегося годами, можно оказать ему помощь в углублении понимания ключевых терминов и освоении высших регистров смыслового диапазона психики.

Понятно, что предлагаемая методика фактически относится не столько к идеологическим, сколько к поэтическим и литературным дисциплинам. Аксиологическое изобретательство становится возможным лишь при активной стимуляции художничества, сказкотворчества и смыслогенерации, высокой склонностью к которым обладает практически каждый ребенок. Задача педагога — отказавшись от давления и понукания, мало-помалу вскрывать поэтический дар, живущий в сердце каждого малыша, и направлять течение творческой энергии в русло обсуждаемой жизненной ценности.

Осуществляемое на уроках ценностного изобретательства раскрепощение детей, которое происходит совершенно естественно в процессе групповой медитации, кроме всего прочего имеет немалую оздоровительную ценность. Тело и психика взаимосвязаны столь плотно, что практически любое изменение в одной из этих сфер приводит к тем или иным кооперативным изменениям в другой. Тесная обувь способствует снижению настроения, а грубый окрик порой может привести к острому респираторному заболеванию. Связи эти очень прочны, но мало кем учитываются.

Высвобождение креативного потенциала ребенка на уроках ценностного изобретательства, по нашим наблюдениям, улучшает его самочувствие и способствует повышению напряженности иммунитета. Во всяком случае, время от времени погружаясь в атмосферу доброжелательного творческого обсуждения, дети чувствуют себя настолько раскованными и свободными, что это не может не сказываться на гармонизации психофизиологических процессов регуляции гомеостаза. К тому же со временем педагоги осваивают выработанные самостоятельно техники поощрения и одобрения детского творчества, что служит дополнительным стимулом позитивной мотивации, неизменно сказывающимся не только на настроении, но и на самочувствии.

На уроках ценностного изобретательства очень важно с самого начала провозгласить отказ от нормативности в подходе к оценке тех или иных изобретенных и найденных смыслов. Креативный урок — это совместное радование в пространстве свободы, возможность самовыражения (в поиске ролевых стереотипов отыгрывание незавершенных напряжений и неосознаваемое изложение наболевшего) и поиск истины в самом себе. Урок этот не только радует и раскрепощает, но и реально энергетизирует ребенка, позволяя ему ощутить свою творческую состоятельность и жизненную полноценность.

Ребенок не должен бояться возможной неудачи в оценке материалов его спонтанности, а потому необходимо сразу утвердить принципиальную безоценочность отношений как между педагогом и детьми, так и между самими детьми. Очень важно отказаться от нарочитого стимулирования соревновательности. Скрытое позитивное мотивирование достигается переключением внимания с результата (количество найденных смыслов) на процесс (гармония атмосферы сотрудничества).

Не следует бояться время от время возникающих пауз и задержек, нет никакой необходимости устанавливать жесткий ритм проведения урока и принуждать детей к более активной генерации значений. Время от времени педагог должен нарушать установившееся течение психологического времени коллектива, привлекая внимание детей к найденным неологизмам и подробно рассматривая неожиданные понимания тех или иных терминов. Очень важно сразу установить доверительные и партнерские отношения между детьми, разъяснив, что никакой такой особой цели у урока нет, а главной задачей его является достижение радости группового творчества и гармонии психоэмоциональной атмосферы.

Фактически детям предлагается исследовать уже известное, содержащее в себе нечто скрытое, тайное и неявное. При этом допускается полная свобода поиска самостоятельных объяснений и право задавать педагогу любые вопросы. Истинной целью урока является высвобождение интуиции, прояснение смыслов, сокрытых за поверхностью будничных понятий, активное выдумывание нового по поводу уже хорошо известного.

Чем не навязчивее провозглашена явная цель занятий — свобода творчества и право высказывать любую точку зрения, тем скорее будут достигнуты скрытые цели, а именно: повышение уверенности детей в себе, медитативное углубление в привычные темы, спонтанное разрешение внутриличностных конфликтов в процессе активизации интуиции, гармонизация отношений с педагогом, укрепление иммунитета как следствие снятия репрессивных ограничений, оценок и нормативов.

Детям следует предоставить право пояснять и интерпретировать собственные находки. При этом очень важно различать явные и скрытые сообщения, последние будут касаться страхов, тревог, затруднений, напряжений и опасений самого говорящего. Ввиду последнего, необходимо с самого начала оговорить обязательность охранения тайны группового обсуждения. Это создаст известную доверительность, параллельно сплачивая класс.

Излишне активных следует ненавязчиво сдерживать, мягко предоставляя возможность высказаться менее темпераментным детям. В то же время не следует забывать о неявном обучении внешне пассивных учащихся. Сам факт присутствия в классе в момент обсуждения той или иной ценностной темы уже способствует активному размышлению над поставленной жизненной проблемой, причем интенсивность внутреннего диалога слушающего весьма поверхностно связана с его активностью как выступающего. Не исключено, что отказывающиеся от открытых высказываний своих позиций дети будут усваивать тему гораздо глубже, чем те, которые будут говорить без устали.

В связи с этим следует очень осторожно подойти к поощрению лучших ответов. Скорее, необходимо установить приз (какой? об этом должен подумать весь класс) за лучший вопрос, обращенный к учителю в связи с рассматриваемой темой. Это поможет педагогу основательнее готовиться к занятиям и в то же время предоставит детям возможность достаточно активно вступать во взаимодействие с учителем.

Педагог в групповом обсуждении ценностей должен взять на себя роль группового психотерапевта, на равных сотрудничающего с детьми. Его задача сводится к буферированию конфликтов и бурных несогласий детей друг с другом, преодолению кризисов и затруднений, возникающих в процессе обсуждения, а также к наблюдению за избирательностью интереса детей, которое может дать ценную диагностическую информацию по принципу "у кого что болит, тот о том и говорит".

Не следует забывать о роли юмора в не директивном управлении творческой динамикой класса. Всеми силами следует избегать ранжирования детей по талантливости и уровню личной активности; в конечном счете, обсуждение должно носить именно терапевтический характер, что определено самой целью ценностного изобретательства (метастратегическое программирование личностной активности). Успехом урока можно считать коллективное нахождение неожиданных смыслов и значений, а также поддержание благоприятной творческой атмосферы и успешное преодоление возникших конфликтов.

Неудачи в обсуждении ценностей практически невозможны, так как нежелание детей обсуждать тот или иной вопрос как раз свидетельствует о необходимости более тонкого подхода к этому обсуждению и обязательности возвращения к этой теме вновь и вновь. Пока не достигнут взрывной эффект радования и пробуждения интуиции хотя бы у нескольких учеников в классе, урок завершенным считаться не может, а потому к нему следует возвратиться через несколько месяцев и организовать предъявляемый семантический материал по-новому, предоставляя детям следующую попытку проникновения в неосвоенную смысловую сферу.

Очень важно научиться коллекционировать "сухой остаток" урока, из найденного и обретенного, что может быть зафиксировано в слове или образе. Целесообразным можно считать создание альбома ценностных изобретений, а также ведение педагогом дневника, в котором будут фиксироваться замечания и наблюдения за поведением и раскрытием детей. Именно работа над альбомом и дневником (создание своеобразного "музея класса") позволит как педагогу, так и самим детям самостоятельно изобретать новые тематические планы обсуждений, символически представляя в темах бесед о ценностях текущие проблемы школы, проблемы класса и проблемы отдельных учеников.

Таким образом, изобретение ценностей может со временем превратиться в эффективный процесс групповой психотерапии класса, что позволит решать не только воспитательные, но и сугубо организационные проблемы.

Педагогами предложены следующие шаги в освоении гуманистического смысла воспитания:

1) Формирование теоретико-методологической и технологической готовности педагогов к работе в системе гуманистических отношений, постепенный отказ от стереотипов профессиональной деятельности.

2) Развитие и анализ педагогических целей учебно-воспитательных учреждений, их "очеловечивание", гуманизация, переориентация на совершенствование личностных качеств и межличностных отношений.

3) Выработка каждым учреждением своей концепции воспитания с учетом потребностей, интересов, пожеланий, учеников, и их родителей. Экспертная оценка замыслов и хода проводимой опытно - экспериментальной работы с позиции воспитательных целей.

4) Творческое освоение современных направлений, форм, технологий воспитания, обращение к опыту прошлых лет, сохранившему интересные, продуктивные варианты организации воспитательной работы.

Термин "гуманизм" очень многозначен, поскольку на протяжении истории его содержание менялось. Гуманизм (от лат. Humanus - человечный, человеческий - прежде всего означает человечность человека; любовь к людям, высокий уровень психологической терпимости (толерантности), мягкость в человеческих отношениях, уважение к личности и её достоинству. В конечном счете понятие гуманизм оформляется как система ценностных ориентаций, в центре которых лежит признание человека в качестве высшей ценности. На основе всего вышеизложенного можно дать такую обобщающую характеристику гуманизма: гуманизм - это совокупность идей и ценностей, утверждающих универсальную значимость человеческого бытия в целом и отдельной личности в частности.

При такой трактовке гуманизм как определенная система ценностных ориентаций и установок получает значение общественного идеала. Человек рассматривается как высшая цель общественного развития, в процессе которого обеспечивается создание необходимых условий для полной реализации всех его потенций, достижения гармонии в социально-экономической и духовной сфере жизни, наивысшего расцвета конкретной человеческой личности. При этом в современной трактовке гуманизма акцент делается на целостное, универсальное становление личности. Эта универсальность осмысливается как гармоническое развитие её интеллектуальных, духовно-нравственных и эстетических потенций. Таким образом, с позиций гуманизма, конечная цель воспитания состоит в том, чтобы каждый человек мог стать полноценным субъектом деятельности, познания и общения, то есть свободным, самодеятельным существом, ответственным за все происходящее в этом мире. Следовательно, мера гуманизации воспитательного процесса определяется тем, насколько этот процесс создает предпосылки для самореализации личности, раскрытия всех заложенных в ней природных задатков, её способности к свободе, ответственности и творчеству.

2.2 НХТ В АКСОЛОГИЧЕСКОМ ВОСПИТАНИИ ДУХОВНОЙ ЛИЧНОСТИ

Большой проблемой сегодняшнего дня является недостаточность воспитания нового поколения именно в эстетически - нравственном направлении. Несмотря на то, что обучению в наше время уделено много внимания появляются специализированные школы, детские сады, гимназии, колледжи и прочее.

Многие педагоги забыли, что целью является воспитание не физика, а человека. Обучение не есть ценность, а есть средство.

Воспитание развитой личности неотделимо от мира культуры. У каждого человека есть понимание значимости культуры.

Выделение в качестве первоочередной задачи восстановления механизмов преемственности в воспитании культуры заметно повышает роль традиций народного художественного творчества и как методологической основы, и как содержательной базы реализации разрабатываемых программ художественного воспитания подрастающего поколения. При этом важно подчеркнуть, что традиции местных национальных, этнических культур являются определяющими.

Специфика осуществления связи поколений в плане преемственности народной культуры заключается в воспитании культурной средой, через глубокое "погружение" в культурные отношения, наработанные и закрепленные многовековой историей общественного развития. Атмосфера многообразных культурных традиций всегда окружала человека с первых дней жизни и завершала весь его жизненный цикл. При этом народная культура выступала как синкретичная, соединяющая в единое целое всю совокупность материально-духовных связей человека с окружающим миром и неразрывно слитая со всеми сторонами его духовной и предметно-практической деятельности. В этих условиях воздействие на различные сферы сознания формирующейся личности происходило естественным путем, без диктата и навязывания, осуществлялось самой жизнью.

По мере развития эмоционально-чувственного восприятия мира ребенок познавал все более широкие грани народного искусства, приобретал необходимые знания, умения и навыки творческого самовыражения. Ко времени осознанного отношения к действительности его память была заполнена разнообразными художественными впечатлениями, образами, представлениями. Подобное воспитание давало не только разностороннюю комплексную ориентацию в культурной сфере, но и открывало простор для проявления индивидуальных интересов, склонностей, способностей. Так постепенно в сознании человека складывался культурный иммунитет, основанный на традициях определенной культуры (этнической, национальной, классовой) и органично соответствующий определенной фазе исторического и социально-экономического развития общества.

Не менее важен и содержательный пласт народной культуры, опирающийся на многовековые традиции практического преобразования окружающей действительности, развития духовной культуры и языка конкретного народа с его национальной и этнической спецификой и самобытностью. Понимание красоты мира, природы, человека, его многогранной материально-духовной деятельности через познание национального характера, непреходящих нравственных и культурных ценностей - наиболее эффективный путь полноценного художественного воспитания личности, формирования его эстетических вкусов и нравственных норм.

Синкретизм народного творчества также предполагает взаимодействие всего спектра чувств и эмоций человека в неразрывной связи с его конкретной предметно-практической и духовной деятельностью. Наблюдение обрядов и праздничных действий в народной культуре позволяет достаточно объективно проследить эту взаимосвязь. Ни один из жанров народного художественного творчества, включая декоративно-прикладное, не выступает в качестве самостоятельного, изолированного и завершенного, а составляет органичную часть единого целостного явления, действа, обряда. При этом в качестве направленных факторов эмоционально-чувственного воздействия на человека выступают не только духовные элементы художественного творчества, но и весь составляющий его комплекс, включающий среди прочего, и предметно-материальные атрибуты культуры (оформление, одежду, утварь, национальную кухню и т.д.). Комплексная организация народной культуры предусматривает свободное вхождение и самовыражение любого участника какого-либо обряда или действия, раскрепощение его творческого потенциала согласно личным интересам и способностям.

Одним из реальных путей осуществления массового художественного воcпитания детей является возрождение механизмов преемственности народной культуры. На ранних этапах развития ребенка, связанных с эмоционально-чувственным познанием мира, главное место необходимо отвести традициям художественного синкретизма. Неоценимую помощь в его внедрении могли бы оказать местные фольклорные коллективы: базой же его действия могут стать детские сады и младшие классы общеобразовательных школ. Культурно-эстетическое развитие и художественное воспитание дошкольников и младших школьников по возможности должны включать всю полноту психологических связей с окружающим миром, мобилизующих все органы чувств ребенка. На более поздних этапах жизни система детского художественного воспитания может базироваться на интегративных связях искусств, направленных на создание качественно нового уровня духовной культуры, не сводимой к простой сумме отдельных его видов. Объединяющим же началом в художественном воспитании различных возрастных групп подрастающего поколения должна стать, как и в народной культуре, художественно-творческая деятельность, реализующая интересы и способности каждого её участника.

Поэтому деятельностные формы постижения основ народной культуры следует внедрять не только в работе школ. Важно, чтобы с их помощью был образован фундаментальный пласт содержания обучения в специализированных школах - музыкальных, художественных, школах искусств. Здесь необходимо отказаться от односторонней ориентации на унифицированное изучение только академического искусства - активизировать поиск путей приобщения учащихся к народной художественной культуре с учетом, разумеется её местных, национально-этнических особенностей.

Итак, народные традиции в наше время должны занять главное место в формировании высоконравственной, культурно образованной личности. Благодаря им в доступных формах, на близком и понятном материале дети усваивают музыкально-поэтический язык своего народа, его нравы, обычаи - весь комплекс духовных ценностей.

Декоративно-прикладное творчество как часть эстетического и патриотического воспитания школьников

Разнообразные произведения декоративно-прикладного искусства, с которыми знакомятся школьники на уроках, помогают развивать в детях эстетическое отношение к действительности и любовь к родному краю. Удивительно интересны и бесконечно богаты пути эстетического воспитания детей с помощью декоративно-прикладного и народного искусства. Занятия по декоративно-прикладному искусству преследуют следующие конкретные цели и задачи:

Изучить:

- все виды резьбы по дереву (геометрическая, контурная, плоскорельефная, прорезная, накладная и карнизная);

- основы плетения из ивового прута, камыша, соломки, бересты;

- технику прорезной бересты;

- изготовление предметов быта из бересты;

- традиционное лоскутное шитье;

- плетение и ручное ткачество поясов и опоясков;

- особенности народной вышивки;

- символику и обереговое значение вышивки.

Освоить:

- приемы и технику выполнения русских узоров;

- технику плетения бисером;

- технику изготовления игрушек из соломки.

Приобрести :

- навыки и мастерство в изготовлении народной игрушки (дымковской, филимоновской, тульской);

- умения росписи по дереву (городецкая, полков-майданская, гжель);

Общими задачами воспитания и обучения декоративно-прикладному искусству являются:

- приобщение детей к народной культуре и традиционным ремеслам;

- развитие личности на основе пробуждения творческих способностей, обогащение её духовного мира;

- формирование представлений о красоте и гармонии;

- воспитание трудолюбия, уважению к людям труда и старшему поколению;

- воспитание бережного, заботливого отношения к родной природе;

- формирование специальных умений в создании произведений декоративно-прикладного творчества;

- сохранение и развитие самобытного искусства художественных традиций русского народа;

- воспитание умений общаться в коллективе на основе изучения народного прикладного искусства, его истории и традиций.

Можно выделить этапы эстетического познания учащимися народного искусства. С методической точки зрения важно, чтобы все эти этапы нашли свое отражение в учебно-воспитательной работе на уроке.

Первый этап. Эмоциональное восприятие учащимися произведения народного искусства.

Второй этап. Познание учащимися художественных качеств предметов народного творчества.

Третий этап Объяснение учащимся культурно-исторического смысла и научной ценности произведения народного творчества.

Четвертый этап. Углубление представлений учащихся о художественном образе.

Пятый этап. Сопоставление народной вещи с современными произведениями декоративно-прикладного искусства.

Шестой этап. Художественная практика детей, связанная с эстетическим освоением учащимися народного искусства.

Первый и второй этапы эстетического освоения учащимися народного искусства протекают в момент непосредственного восприятия детьми художественной вещи. Конечно, эффективнее, если это будет настоящий предмет, но можно использовать и фото, таблицы или изображение на слайде. Эстетический эффект воздействия художественной вещи можно усилить, привлекая литературные и музыкальные произведения. Исследователи народного творчества неоднократно указывали на общность художественных образов в песенном, сказочном и изобразительном творчестве народа. Так В.М. Василенко пишет: "Общий приподнятый и несколько торжественный характер крестьянского изобразительного искусства, говорящий о потребности в украшении, о некоторой своеобразной идеализации отдельных событий, предметов, может быть сопоставлен с такой же возвышенной трактовкой многих образов в фольклоре - в сказках, былинах, легендах, где герои их зовутся царями, царевичами, королевичами, со свадебными песнями, где выступают "бояре", "боярышни", "купцы", а жених с невестой величаются "князем" и "княгиней""

Эмоциональным восприятием учащимися произведения народного искусства не должен ограничиваться процесс эстетического познания школьниками художественных свойств предмета. Иногда учителю приходится преодолевать элементы субъективности в оценках. В этом плане серьезную помощь может оказать искусствоведческая литература, посвященная анализу художественного образа в декоративно-прикладном и народном искусстве. Это труды известных искусствоведов А.Б. Салтыкова, В.С. Воронова, А.К. Чеклова, В.М. Василенко, А.И. Некрасова и др. Практика работы с учителями по изучению народного творчества на уроках позволяет вычленять важные моменты для определения художественности произведения народного искусства: 1) связь между формой предмета и его назначением; 2) взаимосвязь между формой и материалом, из которого выполнена вещь; 3) связь между формой предмета и его крашением.

Третий и четвертый этапы эстетического усвоения народного творчества связаны с процессом углубления представлений учащихся о художественном образе. Учитель должен подготовить материалы, объясняющие учащимся происхождение той или иной художественной вещи. Он должен помочь детям представить художественную вещь в среде. Большинство вещей создается для того, чтобы человек не только мог любоваться красотой её формы, росписи, но и применять её в быту. Пропорции, цвет, форма художественной вещи связаны с общей обстановкой, с ансамблем того предметного мира, в котором мы живем. Если на уроке учащиеся знакомятся с художественными вещами XVIII или XIX веков, то соответственно необходимо показать ту среду, в которой жили эти вещи. На помощь учителю могут прийти многочисленные таблицы, связанные с курсом истории в средних классах.

Завершается процесс эстетического освоения учащимися народного творчества непосредственным участием детей в создании эскиза художественной вещи. В единстве эстетического познания учащихся и художественной их практике на материале народного творчества мы видим один из действенных принципов развивающего обучения на уроках изобразительного искусства.

Виды учебно-воспитательной работы, знакомящие школьников с народной художественной культурой.

Для формирования у детей способности глубоко и полно воспринимать произведения декоративно-прикладного и народного искусства можно использовать разнообразные виды учебно-воспитательной работы: сочинения (устные и письменные), анкеты, тематические и музыкальные утренники, экскурсии.

Небольшие сочинения, в которых учащиеся излагают свои знания, выражают отношение к произведениям народного творчества, могут быть заданы на разные темы. Например, в Ш классе учителя успешно проводят сочинения на тему: "Что я знаю о Хохломе" Такой вид письменной работы помогает учителю проконтролировать знания учащихся об одном из ведущих художественных народных промыслов. Сочинение может быть посвящено одному художественному предмету. Важно, чтобы ученик высказал свои отношение к форме, цвету, рассказал. Что и как он видит в произведении.

В отличие от сочинения, анкеты нацеливают учащихся на краткий ответ. В анкете, предназначенной младшему школьнику, помещен один вопрос. Характер вопросов может быть разным, важно, чтобы учитель искал эффективные и разнообразные пути познания учащимися произведений декоративно-прикладного и народного искусства.

Доступными для учащихся могут быть вопросы, в которых просят что-то перечислить, назвать, чему-то дать определение. Например, "Перечисли предметы, которые могут быть украшены узором. Назови город, село, которые прославились своими художественными промыслами. Дай определение, что такое орнамент или ритм" и т. д.

Содержание вопроса или ответа можно выразить с помощью рисунка, фотоматериалов. С этой целью можно дать, например, ученику иллюстрацию, в которой он находит среди различных деревянных матрешек семеновскую.

В зависимости от цели, анкетирование можно проводить и фронтально, и выборочно.

Анкеты, как и сочинение, - виды учебно-воспитательной работы, проводимой в классе. Внеклассные формы работы по эстетическому воспитанию детей связаны с оформлением детских праздников. Утренники или сборы, посвященные русским народным сказкам и загадкам или русским народным песням и танцам, могут стать подлинными художественными событиями в жизни ребят. В песенном и устном народном творчестве, в орнаментальных композициях, украшающих предметы быта, находит яркое отражение отношение русского человека к прекрасному в природе, складывавшееся в нелегкой борьбе и труде. Прекрасный знаток русской песенной культуры, композитор Б.В. Асафьев отмечал особую силу и жизненность, удаль в мире звуковых образов народной песни. "Всегда, когда слышишь, как русский голос бодро и волево "выносит", словно плетения корней, орнаментику мелодий, сердце говорит, что не итальянские это фиоритуры… а также отражение действительности, но иной, и ход иной поступью… И полюбил русский человек свою непокорную природу. Борясь с ней и одолевая её, вот за её упругость и непокорность. И запел, познав упорный труд"

Учитель для представления сказки, песни может использовать в оформлении костюма народный орнамент. Элементы народной росписи могут украсить бумажные ленты на фартуках или на рубахах, декоративные цветы на кокошниках и т. д.

Организация экскурсий открывает перед учителем широки простор для привлечения местного художественного материала, чтобы показать связь произведений декоративно-прикладного и народного искусства с жизнью. Объекты разнообразны: отдельные памятники народного зодчества, артели народных художественных промыслов, краеведческие музеи, фабрики по производству декоративных тканей, мебели, посуды, игрушки.

Итак, понимание красоты мира, природы, человека, его многогранной материально-духовной деятельности через познание национального характера, непреходящих нравственных и культурных ценностей - наиболее эффективный путь полноценного художественного воспитания личности, формирования его эстетических вкусов и нравственных норм.

Народные традиции в наше время должны занять главное место в формировании высоконравственной, культурно образованной личности. Благодаря им в доступных формах, на близком и понятном материале дети усваивают музыкально-поэтический язык своего народа, его нравы, обычаи - весь комплекс духовных ценностей.

2.3. ЭЛЕМЕНТЫ НАРОДНОГО ТВОРЧЕСТВА КАК СРЕДСТВО ВОСПИТАНИЯ ЦЕЛОСТНОЙ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА

Устное народное творчество таит в себе неисчерпаемые возможности для пробуждения познавательной активности, самостоятельности, яркой индивидуальности ребенка. Быстротечность и значимость первых лет жизни ребенка предъявляют особые требования педагогу, работающему с детьми раннего возраста, а именно: он должен хорошо знать возрастные особенности детей, видеть индивидуальность каждого малыша, прогнозируя зону ближайшего развития. Педагог должен знать, что дети раннего развития имеют неповторимые особенности в общем развитии и учитывать это при организации и методики ознакомления с русским фольклором. На начальном этапе знакомства с устным народным творчеством наиболее приемлемы игровые формы занятий. Педагог должен знать уровень развития своих воспитанников и преподносить произведения адекватно этому уровню, не занижая возможности детского восприятия.

Особую значимость приобретает фольклор в первые дни пребывания в школе. В период привыкания к новой обстановке он скучает по дому, маме, не всегда может общаться с другими детьми, взрослыми. Педагог может подобрать, выразительно рассказать потешку, которая поможет установить контакт с ребенком, вызвать у него положительные эмоции, симпатию к пока еще мало знакомому человеку – учителю. Учитывая, что многие народные произведения позволяют ставить любое имя, не изменяя содержание, желательно в адаптационный период использовать такие потешки.

Употребление пословиц, поговорок, тех или иных образных выражений естественно в языке взрослых; сказанные учителем при тех или иных обстоятельствах жизни ребенка, они будут выполнять свою роль. Народные выражения живы только тогда, когда употреблены к месту и времени.

От детей ни в коем случае нельзя требовать, чтобы они пользовались этими выражениями или, еще хуже, заучивали их. Мы должны быть довольны тем, что ребенок улавливает связь пословицы со своим действием: «поспешишь – людей насмешишь» - назидание. Если в языке детей промелькнет изредка поговорка, образное выражение, то это будет большой наградой учителю за его труды, но специально вызывать ребенка на это не следует.

Колыбельные песни.

Устное народное творчество заключает в себе большие поэтические ценности. Например, колыбельные песни – непременный элемент традиционного быта русского народа. Колыбельную песню напевала ребенку мать или бабушка, мерно покачивая люльку. Колыбельная не только усыпляла младенца, но и воспитывала. Она рассказывает ребенку о мире и прежде всего о животных: зверюшках и птицах, которых так любят маленькие дети, о близких ему людях. Примечательно то, что практически все члены семьи, представленные в колыбельных песнях, показаны в труде: «отец ушел за рыбою», «мать ушла пеленки мыть», «бабушка коров доить», «дедушка дрова рубить» и т.д.

Будущее ребенка тоже представляется в труде:

Когда будешь ты большой,

Будешь рыбку удить,

Да таперку ловить,

Будешь лес рубить –

Мамку с тятькой кормить.

Совсем маленького ребенка мать уже готовила к трудовой жизни, пела ему колыбельные песни о сыновней заботе, доброте.

Припевки, приговорки

Припевками, приговорками издавна пользуются в воспитании детей, особенно самых маленьких, для того чтобы привлечь их внимание, успокоить, развеселить.

Такие процессы в жизни маленького ребенка, как одевание, купание и т.д. требуют сопровождения словом, и здесь устное народное творчество незаменимо

Водичка, водичка,

Умой мое личико,

Чтобы глазоньки блестели,

Чтобы щечки краснели,

Чтоб смеялся роток,

Чтоб кусался зубок.

Девочке расчесывают волосы и заплетают косу, не каждая это любит. На это есть воспитательный стишок

Расти коса до пояса,

Не вырони ни волоса!

Все волосинки в ряд,

Расти коса не путайся,

Маму, дочка, слушайся!

Ребенок ушибся, упал, он показывает больное место, плачет. Взрослый очертит это место своей рукой и приговорить несколько раз

У кошки боли,

У собаки боли,

У Оли – не боли,

У Оли заживи.

Ласково звучащий приговор сопровождался поглаживанием, упоминание знакомых ребенку животных отвлекает внимание от боли, успокаивает его, поднимает настроение.

Можно учить детей приговаривать этим стишки самим себе. Или таким образом «лечить» плачущего товарища, сестру, брата. Это развивает в детях чувство сострадания, действенно отношение ко всему. Не обязательно бежать и жаловаться взрослому, можно помочь себе самому.

Ребенок расплакался – эмоциональное напряжение снимает стишок:

Уж ты, Катенька, не плачь,

Я куплю тебе калач,

На шею повешу,

А потом утешу.

Потешки

Стишками-потешками забавляют, потешают ребенка, когда держат его на руках. Некоторые потешки связаны с игрой. Ребенок играет всегда с удовольствием, легко включается в игру. Играя с ребенком, делают гимнастику и воспитывают его. Постепенно он выучивает стишки-потешки, сопровождающие игру, и сам произносит некоторые слова, отвечает на вопросы.

Речевое начало этих игр настолько ярко, что их можно назвать, без преувеличения, первым опытом приобщения к культуре своего народа. Сюда же можно отнести классические «ладушки-ладушки», «сорока-белобока», пальчик-мальчик» и многие другие. Так же потешки развивают не только речь ребенка, но чувство ритма.

Заклички

Как только ребенок немного подрос, стал свободно говорить, он сам, без подсказки уже начинает пользоваться народными поэтическими произведениями. Связные повествовательные тексты, например, сказки, ему еще не под силу, он может их слушать, но еще не в состоянии пересказать. А вот простые стишки, складные приговорки он легко запоминает и может применить при случае.

Таковы заклички-обращения к природе, животным с просьбой или требованием. Когда-то давно заклички были магическими формулами, своего рода заговорами, которыми древний земледелец закликал солнце, дождь и другие силы природы, чтобы дать земле тепло и влагу. Позже заклички стали детскими игровыми стихами. Дети фантазеры и выдумщики, чуткие к слову, дополняют старинные заклятия новыми строками и получаются стишки, наивные с точки зрения взрослого, но выражающие детский взгляд на мир.

Заклички дают возможность ребенку в поэтической форме выразить свое эмоциональное отношение к природе:

Дождик, дождик, пуще,

Дам тебе гущи.

Дам тебе каравай –

Весь день поливай!

Но приходит время и на сцену выходят новые, уже более сложные формы народного творчества.

Пословицы и поговорки

Приобщение ребенка к народной культуре немыслимо без знакомства с народными пословицами и поговорками. К.Д. Ушинский справедливо отмечал, что пословицы имеют большое значение при первоначальном обучении родному языку. Первые пословицы ребенок слышит в речи взрослых, при этом с самого начала для него раскрывается, прежде всего смысл пословицы, как общепринятого поучения. Смысл этот тем понятнее, что он выражен наглядно, с бесспорной очевидностью: «Не поклонясь до земли и грибка не поднимешь», «Без труда не выловишь и рыбку из пруда», «Береги нос в большой мороз».

Пословичные суждения воспринимаются ребенком в прямом значении, но их обобщающий характер в какой-то мере, доступен его пониманию: «…и грибка не поднять, если не нагнешься». Общая мысль, стоящая за этим суждением, может быть понята им как выражение необходимости труда при любом занятии, любом деле. Более общий переносной смысл пословиц ребенку становится понятен лишь с возрастом.

Народные пословицы содержат мораль, выработанную многими поколениями: «Нет друга – ищи, а нашел – береги», «Не спеши языком – торопись делом», «Кончил дело – гуляй смело», «При солнышке – тепло, при матери – добро». В приобщении ребенка к человеческой мудрости и состоит большое педагогическое значение пословиц. Пословица тем легче ложится в память, что искусная тонкая работа народа облекла наставительную мысль в краткую ритмическую форму с четким композиционным членением суждения на части.

Народные поговорки – это широко распространенные образные выражения, метко определяющие какое-либо жизненное явление. Поговорка не просто определяет явление, а дает ему выразительную эмоциональную оценку. Детская речь по своей природе очень эмоциональна, поэтому она легко сближается с народными поговорными выражениями, но точное освоение их представляет для ребенка известный труд и учитель должен следить за уместностью и правильностью употребления поговорок в речи ребенка. Поэтому правильнее всего будет употребление пословицы или поговорки в тот момент, когда налицо есть иллюстрирующие ее факты, обстоятельства – тогда скрытый в пословице смысл становится для ребенка ясен: «Вот поспешил рисовать, и плохо вышло», («поспешишь – людей насмешишь»).

Сказка

Гениальными произведениями русского народного творчества являются народные сказки. Они издавна составляют элемент народной педагогики. Исчерпывающую оценку им дал К.Д. Ушинский: «Это – первые и блестящие попытки русской народной педагогики, и я не думаю, чтобы кто-нибудь был в состоянии состязаться в этом случае с педагогическим гением народа. Народная сказка читается детьми легко уже именно потому, что во всех детских сказка беспрестанно повторяются один и те же слова и обороты. Из этих повторений, удовлетворяющих, как нельзя более, педагогическому значению рассказа слагается нечто целое, стройное, легко обозримое, полное движения, жизни и интереса». (47; с.157)

Сказки прочно вошли в детский быт. По своему содержанию сказка, особенно народная, вполне доступна маленькому ребенку, близка его мышлению, представлению. С ней ребенок встречается начиная с раннего возраста, слушая сказки, рассказываемые мамой или бабушкой, испытывает те или иные чувства, переживания. Нет, вероятно, ребенка, который без замирания сердца воспринимал бы сказку. Как правило, дети радуются удачам героя, ненавидят то плохое, с чем герой сталкивается. Сказка, часто обладает преимуществом над другими воспитательными приемами.

В русской народной сказке заключено богатое содержание и в отношении насыщенности художественной речи языковыми средствами выразительности (сравнениями, эпитетами, синонимами и другими), например, красна девица, конь – волчья сыть, травяной мешок; которые дети используют в собственной речи, что способствует не только развитию ее образности, ее обогащению, но и развитию творчества; и в отношении нравственно-эстетических аспектов раскрываемых тем и идей. В.П. Аникин указывал, что: «…сказки, своего рода, нравственный кодекс народа, их героика – это хоть и воображаемые, но примеры истинного поведения человека. Выдумка сказочника вышла из промыслов о торжестве сил жизни, труда и честности над бездельем и низостью». (57; с.65)

Сказка вводит ребенка в некоторые воображаемые обстоятельства и заставляет пережить вместе с героями такие чувства, которые оказывают влияние на всю его последующую жизнь. Ребенок с самого начала сказки встает на позицию положительного героя, вместе с ним решает поставленные задачи. Все это возбуждает творческую активность ребенка, заставляет делать выводы, которые недоступны для него в других обстоятельствах. За счет того, что ребенок входит внутрь изображаемых обстоятельств, мысленно принимает участие в действиях героев, переживает их радости и печали, у него формируется чувство меры, чувство той грани, «которую не должно переходить воображение в искусстве, и вместе с тем у него начинает складываться реалистические критерии эстетических оценок». (35; с.15)

Сказка, по мнению М. Забылина «выполняет важнейшую роль в развитии воображения – способности, без которой невозможна ни умственная деятельность ребенка в период школьного обучения, ни любая творческая деятельность взрослого». (28; с.81)

Все это указывает на большие возможности сказки, в нравственно-эстетическом воспитании детей.

В сказках содержатся правила общения людей друг с другом, правила вежливого обращения, высказывания, просьбы, уважительного отношения к старшим («поклонился в пояс», «ты бы меня прежде накормила, напоила, в бане выпарила», «Здравствуй, кумушка, хлеб да соль»).

Сказка, являясь произведением народного искусства, несет в себе богатый духовный заряд. Подчеркивая эту потенциальную возможность сказки, известный исследователь Капица Ф.С. пишет: «Сказка есть уже искусство: ибо она укрывает и являет за словами целый мир образов, а за образами она разумеет художественно и символически глубоко духовные состояния». (29; с.38)

При правильном подборе сказок, с учетом возрастных особенностей, идейно-художественной ценности произведения и правильной организации последующей деятельности детей, сказки могут оказывать огромное воспитательное воздействие на ребенка.

Сказка сохраняет в своих недрах следы древнейшего язычества, древних обычаев и обрядов. Изучение атрибутов, то есть совокупности всех внешних качеств персонажей, придающих сказке ее яркость, красоту и обаяние, дает возможность научного толкования сказки. С исторической точки зрения это означает, что волшебная сказка в своих морфологических основах представляет собой миф. «Наша деятельность в значительной мере относится к сфере риторики творчества, под которой видится непреодолимая сила воображения, запечатленная в словах, в искусстве говорить и слушать, писать и читать, как реализации вымыслов в сфере творчества, которая означает созидание с помощью воображения, обличенного в словесную форму» (10; с. 45).

Существует много теорий, рассматривающих динамику творческого процесса игры и воображения у детей.

Воображение является необходимым условием почти всякой умственной деятельности человека, выполняет важную функцию в поведении и развитии человека, становится средством расширения опыта человека.

Воображение является сложным по своему составу процессом. «То, что мы называем творчеством, есть обычный только катастрофический акт родов, явившейся в результате очень долгого внутреннего вынашивания и развития плода», - утверждает Л.С. Выготский. В самом начале процесса всегда стоят внешние и внутренние восприятия. То, что ребенок видит и слышит, является первыми опорными точками для его будущего творчества. Он накапливает материал, из которого в последствии будет строится его фантазия. Данные в действительности впечатления видоизменяются, увеличивая или уменьшая свои естественные размеры. Страсть детей к преувеличению имеет очень глубокие внутренние основания. Эти основания заключаются большей частью в том влиянии, которое оказывает ваше внутреннее чувство на внешние впечатления. Дети преувеличивают потому, что хотят видеть вещи в преувеличенном виде, потому что это соответствует их потребности, их внутреннему состоянию. Страсть детей к преувеличению прекрасно запечатлевается в сказочных образах.

Полный круг деятельности творческого воображения завершается, когда воображение воплощается, или кристаллизуется во внешних образах. Протекание этих процессов зависит от нескольких факторов.

Важнейшим фактором, как отмечает Л.С. Выготский, является потребность человека в приспособлении к окружающей среде: «В основе творчества всегда лежит неприспособленность, из которой возникают потребности, стремления и желания». (13; с.23)

Таким образом, деятельность воображения зависит от опыта, от потребностей и интересов, в которых эти потребности выражаются. Зависит оно также и от традиций, то есть от тех образцов творчества, которые влияют на человека, от окружающей среды. Воображение дает простор творческим способностям ребенка. Оно является для него как источником веселья, так и отражением его внутренней жизни: загнанных стразов, невысказанных желаний и нерешенных проблем. Кроме того, детские фантазии – это один из способов научиться как вести себя в реальном мире, происходящий в процессе проигрывания ролей.

Если мы рассмотрим классические сказки, из которых соткано детство ребенка, с точки зрения их терапевтического воздействия, то заметим ряд общих черт:

· Они воплощают в метафорической форме конфликт главного героя;

· Воплощают подсознательные процессы в образах друзей и помощников;

· Создают в образной форме аналогичные обучающие ситуации, где герой побеждает;

· Представляют метафорический кризис в контексте его обязательного разрешения, когда герой преодолевает все препятствия и побеждает;

· Дают герою осознать себя в новом качестве в результате одержанных побед;

· Завершаются торжеством, на котором все отдают должное особым заслугам героя.

Для изучения сказки важен вопрос, что делают сказочные персонажи, а вопрос кто делает и как делает – это вопросы уже только последующего изучения. Функции действующих лиц представляют собой основные части сказки. Под функцией понимается поступок действующего лица, определяемый с точки зрения его значимости для хода действия.

В основе сказки всегда лежит метафора. Метафора – это вид символического языка, который в течение многих столетий используется в целях обучения и передачи информации.

В литературных, поэтических образах, произведениях сказочников используется метафора, чтобы выразить определенную мысль в непрямой и от этого, как ни парадоксально, наиболее впечатляющей форме. Эту силу воздействия метафоры чувствуют все родители, дедушки и бабушки. Увидев погрустневшее личико ребенка, они спешат утешить его, рассказав какую-нибудь историю, с которой ребенок может интуитивно соотнести и себя.

«Сказка – ложь, да в ней намек…» - На что?

На этот вопрос невозможно ответить, оставаясь в рамках национального мышления взрослого.

Но все мы видим, как воспринимают волшебную сказку дети: молча и заворожено, не обсуждая и не критикуя. За сказочными образами стоят символы коллективного бессознательного. Эти же символы встречаются в мифах, религиях, иногда во снах.

Символы, пришедшие из глубины веков ребенку ближе и понятнее, чем взрослому. «Этот первоначальный разум» также присутствует и действует у ребенка, как эволюционные стадии человека, присутствуют в теле его эмбриона» (57; с.13). Многолетняя привычка к логическому мышлению уводит взрослого из мира символов. Это главная причина в различии восприятия народных сказок взрослым и ребенком.

Кроме того взрослый, за всю свою жизнь создал много своих индивидуальных символов, и они чаще встречаются в его бессознательном языке, чем символы коллективного бессознательного.

Таким образом, сказка для ребенка, как сновидения для взрослого, - мост между сознанием и бессознательным и помогает ему строить свое «Я», свою сознательную часть в гармонии с бессознательным.

Хаотические, не поддающиеся рациональному выражению чувства, сказка преобразует в стройные метафоры. Например, чувства маленького мальчика к своему отцу. Это любовь, когда отец с ним ласков; ненависть, когда отец на него сердится; ревность, когда мама обнимает отца.

Осознание своих негативных чувств – первый шаг к управлению ими. Второй шаг – проигрывание их, и здесь тоже может помочь сказка. Игра в сказочного героя или злодея и есть управление своей агрессией. Кроме того, игра в злодея, то есть возможность быть плохим «понарошку», а потом снова стать хорошим, показывает ребенку, что после того, как он совершит ошибку или поступит дурно, он снова может стать хорошим, что он не останется плохим навсегда.

Необходимо обратить внимание на следующий момент. Когда ребенок, слушая, повторяя или выдумывая рассказы и сказки, дает волю своим чувствам, изливает дозу природной агрессивности. Некоторые рассказы вызывают у него страх, но этот страх замешанный на удовольствии и возбуждении. Неправильно полагать, что ребенок защищен от подобных эмоций. Напротив, желание эпизодически вспоминать мрачные и будоражащие воображение ситуации – признак хорошего психологического здоровья.

Сказка близка ребенку по мироощущению, ведь у него эмоционально-чувственное восприятие мира. Ему еще не понятна логика взрослых рассуждений. А сказка и не учит напрямую. В ней есть только волшебные образы, которыми ребенок наслаждается, определяя свои симпатии.

Сказки помогают ребенку уйти от скуки обыденной жизни, почувствовать неизведанное, пережить эмоциональную встряску, поэтому дети так любят фантазировать и сочинять свои истории «Как я спасал мир».

В отличие от взрослого, ребенок не умеет еще управлять ни своим воображением, ни своими эмоциями, слаба у него и критика к проявлениям того и другого. Бедность воображения взрослых связана с излишним закреплением привычных связей, с их стереотипностью. Деятельность воображения в детстве все-таки интенсивнее, и место воображения в психической жизни ребенка значительнее, чем в жизни взрослого.

С этим особым значением воображения для жизни ребенка связана всем известная тяга детей ко всему фантастическому, любовь к сказкам и невероятным историям. Ребенок стихийно тянется к тому, что может дать новые приемы фантазирования, что помогает легче различить, что «по правде», а что «понарошку», легче установить границу между выдумкой и действительностью.

Сказочные фантазии ребенка оказывают педагогическим усилиям действенную помощь; одновременно они делают возможным глубокое проникновение во внутреннюю жизнь фантазии, с учетом которой сознательное поведение становится более понятным и благодаря этому доступным для воздействия.

народный творчество аксиология воспитание


ГЛАВА IIIОПЫТ РАБОТЫ ТЕАТРАЛЬНОЙ СТУДИИ ПО ИСПОЛЬЗОВАНИИ ФОРМ ПРИОБЩЕНИЯ ДЕТЕЙ К НХТ В РЕШЕНИИ ЗАДАЧ АКСИОЛОГИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ

3.1. ПРОВЕДЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТА

На базе средней школы в порядке эксперимента с 1 сентября 2004 года была создана театральная студия целью которого являлось приобщение детей к народной культуре через театрализованное представление. Занятия проходили за счет часов ГПД (кружковой работы). Набор желающих был среди средних и старших классов. Желание более глубокого изучения народной культуры возникло только у параллели 7-х классов. Детям был предложен тест-опросник (см. приложение стр.4) для выявления потребности изучать культуру своего народа. Из набранной группы желающих (18 человек) – 70% учащиеся класса коррекции, которые обладают недостаточно высоким уровнем знаний по общим предметам и весьма не сдержаны в поведении. По часовому плану районным управлением образования на занятия театральной студии было предложено 2 часа в неделю. Исходя из данной нагрузки я разбила занятия на теоретические и практические (1 час теории; 1 час практики), которые чередуются между собой. Таким образом, дети, получив теоретические знания, на следующем занятии успевают применить их на практике. Как показал опыт – это оказалось наиболее действенным методом по усвоению теоретического материала.

На протяжении учебного года, согласно календарно-тематическому плану (см. приложение стр. 1,2,3) мы изучили следующий материал:

1. Знакомство с культурой и бытом русского народа.

2. Знакомство с народными играми.

3. Осень – пора свадеб: знакомство с обычаями и обрядами.

4. Знакомство с традициями и обрядами зимнего цикла:

· Кузьминки – первый зимний праздник;

· Рождество (колядки)

· Святки (гадание)

5. Знакомство с традициями и обрядами весеннего цикла:

· «Масленица» (история возникновения, проведение праздника);

· «Сорока» (заклички весны);

· Пасха (беседа о празднике);

· «Ляльник» (разучивание песен, хороводов, игр)

Дети моей студии принимали участие во всех школьных праздниках: «Букваренок», «Здравствуй, Рыженькая осень», «Новый год» для начальной школы. На литературном вечере, посвященном русской культуре, дети показывали элементы святочных гаданий.

На выбор детям было предложено подготовить один из традиционных праздников русского народа, их выбор пал на «Масленицу». Подготовка к празднику начиналась задолго до его проведения.

Сценарий праздника «Масленица» предназначенный для начальной школы, стал совместным творчеством педагога и ребят. Писали мы его коллективно, обсуждая и выслушивая все предложения. Самое интересное, что дети нашли весь материал практически сами, без моей помощи. Конечно, литературу им советовала я, но выписки и предложения делали сами дети. В план мероприятий праздника входили ярмарка, театрализованное представление (см. приложение стр. 5-15), народные игры. Праздник проходил во дворе школы. Перед началом представления мы с детьми, в костюмах прошлись по дворам, окружающих нашу школу и зазывая народ на праздник. К нашему удивлению на наше приглашение откликнулось не малое количество людей.

В подготовке праздника нам оказывали помощь учителя музыки и технологии. Учитель музыки помогала разучивать песни с младшими классами, которые звучат по сценарию. На уроках технологии девочки освоили технику плетения кукол (закрутка, ступка и пр.), вышивку, народный костюм, биссероплетение и прочее прикладное творчество. Мальчики на уроке технологии били баклуши на ложки, пробовали плести лапти, выстругивали разделочные доски, некоторым детям особо удалось освоить технику резьбы по дереву. К празднику мальчики смогли сделать целый комплект резной посуды, детали к рабочим инструментам инкрустированные резьбой. Девочки плели пояса, расшивали полотенца, шили себе народные костюмы, в которых продавали свои поделки на ярмарке. На уроках изобразительного искусства дети знакомились с различными видами росписей и применяли их на практике, те доски, которые мальчики сделали на технологии, теперь расписывались различными видами росписей.

В работе с театральной студии основной упор мы делали на народные календарные праздники, поскольку это является наиболее мощным фактором положительного воздействия на эмоциональную сферу ребенка. Фольклорные праздники – возможность для детей проявить свои творческие способности в любом виде деятельности по своему выбору и на любом уровне, без излишних физических и психологических нагрузок.

3.2 Результаты и выводы эксперимента

Во время ярмарки, на которую и готовились поделки, мальчики продали все, что сделали и даже получили дополнительные заказы от покупателей на изготовление подобной посуды.

Учителя по предметам технологии и изобразительного искусства отмечают, что дети, которые посещают кружок-студию, обладают более глубоким эмоционально-образным мышлением, чем школьники, не посещающие эту студию.

На занятиях со студией основной упор делается на календарные праздники, историю их возникновения, необходимость и смысл, который придавали наши древние предки данным праздникам. Дети, которые посещают театральную студию, обладают более сильной практической подготовкой в плане театрализованного представления. Они изучили различные виды народного театра. Большое подспорье – это видеоматериал современных фольклорных коллективов, который мы просматриваем на уроках.

После года совместной работы с детьми я утвердилась во мнении необходимости введения курса фольклора факультативными часами.

В данное время действующими школьными программами предусматривается изучение народного искусства на уроках литературы и истории, но совершенно очевидно, что этого явно недостаточно, чтобы дети смогли перевести из зоны знаний в зону убеждений высказывания о фольклоре, как о начале всех искусств. Чтобы дети могли не просто услышать, а убедиться, что без народного искусства не было бы Пушкина, Глинки, Сурикова. Многое другое будет безвозвратно утрачено, если в их жизнь не войдут бабушки, сказки, рукоделие. Нравственная и художественная неполноценность ожидает таких детей. Современная педагогика едва ли не на первый план выдвигает сегодня эмоциональное развитие личности ребенка, воспитание его творческого восприятия природы, окружающей действительности, искусства. Эмоциональная насыщенность восприятия – это духовный заряд детского творчества.

Данный курс – первый шаг в приобщении школьников к народному искусству.

Работа по этой программе дала свои положительные результаты. Дети стали больше интересоваться историей своего народа, у многих проснулся интерес к теоретическому курсу общего образования, например, история, литература. Четверо ребят стали участвовать в научно-практических конференциях по истории, которые проводит школа. Большинство стало чувствовать себя увереннее при ответе у доски и на публике.

По результатам моей работы, в следующем учебном году школа планирует набрать детей в первый класс с фольклорным уклоном.

Можно сделать вывод, что в рамках программ классической общеобразовательной школы не удается в полной мере реализовать потребность детей в приобщении к народным традициям. Поэтому я предлагаю, в качестве дополнительного образования, как часы факультатива или в качестве группы продленного дня, введение начального школьного образования по народной художественной культуре.

Факультативное занятие – один из видов дифференциации обучения по интересам.

На факультативные занятия в учебном плане общеобразовательной школы выделяются специальные часы в классах средней и старшей ступени школы. В группы для изучения факультативных курсов учащиеся зачисляются по желанию, из одного или нескольких параллельных классов. Программы факультативных курсов носят ориентировочный характер. Учитель может по своему усмотрению исключить из программы или вынести на самостоятельное изучение некоторые темы. Также учителя могут составлять индивидуальные программы, которые утверждаются на педагогическом совете школы.

Цель прикладных факультативов – знакомство с важнейшими путями и методами применения знаний на практике. Важное место на факультативных занятиях отводится предметам, не входящим в учебный план, например, «Мировая художественная культура».

Факультативные занятия являются массовой формой обучения, при которой сохраняются все преимущества единой школы и в тоже время создаются условия для разграничения обучения. Таким образов факультативы решили одну острую проблему, стоящую перед педагогической наукой – неизбежность внесения нового материала в программы и необходимость предупреждения учебной перегрузки школьников. Именно разделение учебного материала на основной, обязательный для учащихся и дополнительный, рассчитанный на удовлетворение повышенных интересов отдельных школьников, позволило повысить уровень образования. Факультативным занятиям принадлежит важное место в решении образовательно-воспитательных задач. Они способствуют углублению знаний учащихся в области общественных наук, развитию гуманитарных интересов, способствуют расширению кругозора учащихся, развивают их общую культуру.

В основу методики факультатива положены следующие принципы:

1. Основы научного анализа – реализация принципов системности, полноты изложения.

2. Вариативность в тематике – содержание факультативных часов является примерным.

3. Возможность проведения учебных экскурсий, конференций, практикумов и т.д.

4. взаимосвязь между преподаванием основного предмета и факультативного курса, то есть факультативные занятия предполагают постоянное углубление и развитие знаний, полученных на основном курсе.

5. Промежуточное положение факультатива между обязательными и внеклассными занятиями. Выбор факультатива необязателен – эта черта, объединяющая его с различными формами внеклассной работы.

К настоящему времени сложилась определенная система факультативных курсов, среди которых можно выделить следующие направления:

1. Систематические факультативные курсы, имеющие тематическое и временное согласование с основным курсом.

2. Прикладные факультативные курсы, также связаны с темами основного курса, но имеют основной задачей знакомство с важнейшими путями и методами использования знаний изучаемого предмета на практике.

3. Специальные факультативные курсы, связанные с небольшим числом вопросов основного курса, имеющие важное значение или в теоретическом, или в практическом направлении.

Наиболее распространенным является курс, который дает систематическое углубленное изложение важнейших вопросов обучения. Необходимо учитывать некоторые особенности прохождения курса факультативов в школе.

Учителю предоставляется возможность углубленно рассмотреть одни темы и обзорно остановиться на других. Важным для успеха занятий является опора на основной курс. Все факультативы частично рассматривают вопросы, так или иначе изучавшиеся в основном курсе, поэтому некоторого дублирования не избежать.

Курс, который я предлагаю проводить во время часов факультатива рассчитан на несколько лет и составляет единую систему. В основу курса первого года обучения входят различные формы по приобщению к традиционной культуре, которые были освещены в данной работе:

· театр;

· народные игры;

· народные праздники;

· устное народное творчество

Соединив все формы, я выразила их в своей программе.

Занятия по этому курсу делятся на две части – теоретическую и практическую. Организация деятельности основывается на сочетании следующих принципов:

· целенаправленность (приобщение к родной культуре);

· уважение к старшим;

· сотрудничество, сотворчество;

· добровольность (не принуждать, а побуждать)

Курс состоит из двух разделов:

1 часть – теоретическая:

1. Народоведение – включает в себя следующие темы:

· Народный календарь, обычаи, обряды, быт, уклад жизни;

· Устный фольклор

2 часть – практическая:

1. Театральная студия:

· Упражнения и этюды на развитие актерских способностей;

· Проведение наиболее известных календарных традиционных праздников.

Курс фольклора должен помочь учителю и его воспитанникам осознать и общие человеческие ценности, и самобытность родной культуры. При этом надо отчетливо понимать, что приобщение детей к исторической народной памяти имеет своей целью отнюдь не бездумное возвращение к прошлому народа, в его изжитых конкретно-исторических формах.

Напротив, оно должно обеспечить жизнеспособность человека и народа на современном этапе и в будущем. Для этого требуется и бережное сохранение уже сформировавшихся традиций, и их творческое осмысление в новых условиях, и создание новых.

Такое обучение может и должно дать учащимся полный объем знаний о многообразии форм и средств выразительности традиционной культуры России.

ЦЕЛЬ КУРСА

Формирование и развитие гармоничной личности, через освоение ценностей народа нравственных и эстетических.

ЗАДАЧИ

Образовательные

познакомить детей с традиционной культурой, познакомить с народными обычаями и обрядами

Воспитательные:

эстетическое развитие, воспитание уважительного отношения к окружающей среде и людям, показать, что гармоническое соотношение сезонного труда и развлечений являлось нравственной формой в народной жизни.

Все виды и формы школьного обучения и воспитания направлены на решение больших и ответственных задач. Поэтому, приступая к подготовке факультативных занятий, нужно всегда видеть конечную цель.

Законченная, стройная система художественно-эстетического воспитания в школе – дело будущего, дело коллективного опыта, поисков, как теоретиков, специалистов, так и учителей-практиков. И в этом самом деле любой частный положительный результат, конструктивный методический прием может быть включен в систему педагогической практики. Накопленный профессиональный опыт может обогатить практику работы в общеобразовательной школе, где каждый педагог скорректирует этот опыт соответственно свои условиям, исходя из своих возможностей.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Наше современное образование должно учитывать национальные, региональные и местные культурные особенности и традиции. Именно они обеспечивают «индивидуальный характер» развития школьников в соответствии с их склонностями и интересами. Сейчас, во время все возрастающей урбанизации, стандартизации, наступления «массовой культуры» - интерес к традиционной культуре становится все более актуальным. Признаки этой проблемы налицо: размытое представление о нравственности, совести, милосердии, доброте, проявление разнообразных разрушающих и разрывающих человека религиозных сект, распространение наркомании, и т.д. общество как бы лишено идейно-духовного стержня, устойчивости. Потеряно ощущение крайне важных ориентиров. Но самое интересное, что именно в эту эпоху кризиса, как никогда возрастает интерес к своим истокам, к традиционной культуре – этой уникальной сфере духовной и материальной жизни народа, т.е. интерес к тому, что способно противостоять злу, агрессии, насилию над личностью. Об этом говорит и история: в трудные времена взоры обращаются к народу, к его культуре, в которой, как известно, гуманистическая идея утверждения духовно-здоровой жизни и ее ценности является доминирующей. Традиционная народная культура – это сложное общественное явление, в котором нашло выражение духовная и материальная жизнь народа.

Освоение народной культуры связано с практической деятельностью детей в этой области. Поэтому только цепочка действий связана с сохранением особенностей национальной культуры. Последовательные развернутые действия здесь играют значительную роль, ибо учитывают особенности развития личности ребенка на разных этапах взросления.

Как показывает опыт, запоминание, узнавание образного строя произведений на всем протяжении занятий требует длительного ряда предметных действий, развернутого ряда мыслительной деятельности. Это касается как развития эстетического восприятия, так и формирования прочих представлений о культуре своего народа.

Поставленные цели и задачи духовного развития личности ребенка требуют от учителя понимания таких важных факторов, которые с одной стороны обусловлены творческой спецификой природы народной культуры, а с другой – особенностями психического развития личности.

С этой целью приобщения школьников на национальной основе можно определить следующими задачами:

1. Содействовать целостному оптимистическому восприятию учащихся;

2. Воспитывать потребность к восприятию духовно-эстетических ценностей, заключенных в традиционной народной культуре;

3. Создавать среду общения для освоения народной культуры;

4. Способствовать формированию исторической памяти, особых навыков мышления;

5. Способствовать развитию особых качеств творческого воображения, обусловленных пониманием коллективного созидательного начала, характерного для народной культуры.

Многолетняя педагогическая практика показала со всей очевидностью, что полный успех при решении задач художественно-эстетического воспитания и образования не может быть достигнут самой по себе устной, лекционной формой занятий или системой технических и технологических советов, «натаскиваний» (практика), как бы утонченно они не были разработаны. Только в соединении, постоянном контакте внутреннего мира ребенка с подлинным искусством – будь то народное художественное творчество или произведения выдающихся мастеров – можно рассчитывать на достижение стоящих перед нами задач.

И последнее. Занимая различные позиции, пытаясь понять новый тип воспитательных отношений, педагоги признают, что они не справляются с решением воспитательных задач, что не знают до конца как преодолеть имеющиеся трудности и вывести из тупика воспитательную систему школы. Все это позволило утвердиться в необходимости нашего исследования.

Выдвинутая изначально гипотеза в процессе проведенных исследований и осуществленного эксперимента нашла свое подтверждение.

Таким образом разработанные методики аксиологического воспитания посредством приобщения детей к народному художественному творчеству можно использовать в работе и школьному педагогу, и педагогу дополнительного образования.


ЛИТЕРАТУРА

1. Аграмова Н.С., Слепцова И.С., Морозов М.А. Народные игры для детей: организация, методика, репертуар. Сборник игр и развлечений по традиционной народной культуре. М., 1995г.

2. Акимова Т.М., Архангельская В.А. Русское народное поэтическое творчество (пособие к семинарским занятиям) М., 1983г

3. Аникин В.П. и другие. Мудрость народная. Жизнь человека в русском фольклоре. М., 1991г.

4. Аникеева Н.П. Психологический климат в коллективе. М., 1989 г.

5. Аникеева Н.П. Воспитание игрой. Новосибирск 1994г.

6. Афанасьев А.Н. Древо жизни. М., 1982 г.

7. Банин А.А. Сохранение и возрождение народных традиций. М., 1994г.

8. Богатырев П.Г., Якобсон Р.О. Фольклор – как особая форма творчества, Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971г.

9. Боровиков Л.И. Педагогика Дополнительного образования. Новосибирск, 1999г.

10. Бертрам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины. Л., 1988г.

11. Величкина О., и др., Мир детства в народной культуре М.. 1992 г.

12. Виноградов Д.С. Народная педагогика. Иркутск, 1926г.

13. Виноградов Д.С. Страна детей. СПб., 1998г.

14. Волков Г.Н. Культура и детское творчество. М., 1975г.

15. Выготский Л.С. Психология искусства. М. 1997г.

16. Выготский Л.С. Воображение и творчество в детском возрасте. М., 1991г.

17. Выготский Л.С. Игра и ее роль в психическом развитии ребенка. Вопросы психологии. 1966 №6 с. 62-76.

18. Гончаров И.К. Педагогическая система К.Д. Ушинского. М., 1974г.

19. Гончаров И.К. Педагогическая система К.Д. Ушинского. М., 1974г. Белинский В.Г. статья Отечественные записки, Спб., 1940

20. Григорьев В.М. К вопросу о периодизации развития народной педагогики. М., 1991г.

21. Грибоедова Г.Н. Нравственное воспитание личности школьника: подходы к диагностике. Новокузнецк 2001г.

22. Гусев В.Е. Истоки народного театра. М., 1972г.

23. Егоров С.Ф. К.Д. Ушинский. М., 1977г.

24. Жуковская Р.И. Игра и ее педагогическое значение. Т 1. М.. 1975г.

25. Жуковская Р.И. Игровая культура русского народа. Воронеж 1976г.

26. Забелин И.Е. История русской жизни с древнейших времен. СПб, 1876г.

27. Забылин М., Русский народ: его обычаи, предания, суеверия и поэзия. М., 1880г.

28. Зеньковский В.В. Психология детства. М., 1996г.

29. Капица Ф.С. Славянские традиционные верования, праздники и ритуалы. М., 2001

30. Капица Ф.С. Детский фольклор. Л, 1928г.

31. Картавцева М., Школа Русского фольклора. М., 1994г.

32. Князева О.Л.. Маханева М.Д. Приобщение детей к истокам русской народной культуры. М. 1987г.

33. Костомаров Н.И. Домашняя жизнь и нравы русского народа. М. 1993г

34. Кузина Т.Ф., Батурина Г.И. Занимательная педагогика народов России. М., 2001г.

35. Леонтьев А.Н. Общая психология. М., 1989г.

36. Лихачев Д.С. Культура русского народа. М., 1961г.

37. Литвинова М.Ф. Русские народные подвижные игры. М., 1986г.

38. Литвин Э.С. К вопросу о русском фольклоре. М-Л., 1958г.

39. Макаренко А.С. О воспитании. М.. 1990г.

40. Мельников М.Н. Русский детский фольклор. М. 1987г.

41. Миронова Р.М. Игра в развитии активности детей. Минск, 1989г.

42. Науменко Г.М. Фольклорный праздник. М., 2000г

43. М.А. Некрасова Народное искусство в воспитании детей. Владос, 2001г.

44. Некрылова А.Ф. Русские народные игры, городские праздники и увеселения. Л., 1988г.

45. Некрылова А.Ф. Традиции русской культуры в массовых народных праздниках. Н., 1997г.

46. Мартынова А.Н. Потешки, считалки, небылицы. - состав. М., 1989г.

47. Панкееева И.А. Русские праздники и игры. М., 1999г.

48. Петров В.М. и др., Праздники, игры, забавы для детей. М., 1998г.

49. Покровский Е.А. Детские игры, преимущественно русские. М., 1895г.

50. Полунина В.Н. Искусство и дети. М., 1982 г.

51. Пропп В.Я. Русские аграрные праздники. М., 2000г.

52. Пропп В.Я. Фольклор и действительность. М., 1963г.

53. Прыгунова Е.Н., Разумова И.А. Преподавание фольклора (полный курс, поурочное планирование), СПб, 2001г.

54. Русские игры для всех возрастов. Составители Н.Будур и И. Панкеев, М., 1999г.

55. Сластенин В.А., И. Исаев, Е. Шиянов. Педагогика. М., 2003г.

56. Сластенин В.А. Трудные дети. М., 2004г.

57. Чистов А.Г. Чистый голос народа. М., 1981г.

58. Шангина И. Русские дети и их игры. СПб., 2000г

59. Шашуков Н.Л. Фольклор от самой колыбели. М., 1994г.

60. Шмаков С.А. Игры учащихся. М., 1994г.

61. Эльконин Д.Б Психология игры. М., 1998г.

62. Шангина И.И. Русские традиционные праздники. СПб., 1997г

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий