регистрация / вход

Ближнее зарубежье – сфера жизненных интересов России

Украина. Белоруссия. Латвия.

Выпускная квалификационная работа по программе «Бакалавр»

Выполнил студент 4 курса ФП 2 ак. группы Чижов Антон

Московский Государственный институт международных отношений МГИМО (У) МИД РФ

Факультет Политологии, Кафедра сравнительной политологии

Москва, 2005

Введение

Актуальность и цели: С распадом Советского Союза и выходом 15 бывших советских республик, равно как и почти десятка других государств Центральной и Восточной Европы, из «социалистического лагеря» по континенту прокатилась небывалая волна «парадов суверенитетов», которая была еще и тем примечательна, что все его участники смогли пережить этот мучительный процесс в течение двух-пяти лет. Казалось бы, по прошествии этого времени на востоке Европы должны были появиться стабильные демократические режимы с регулярной сменой властных элит в ходе прямых, всеобщих, тайных и равных выборов. Как показала практика, все обстоит тем сложнее, насколько превратней была историческая судьба у новых государств. Более всего болезненно этот процесс трансформации переживали Украина и Беларусь, народы, находящиеся в ближайшем родстве с основным этносом, проживавшим на территории Советского Союза и многими в советских республиках, как например, в Латвии и Эстонии, принимавшимся практически в штыки – русским народом. Налицо были две разные картины мира: одна предполагала тесные многовековые родственные связи, другая – желание освободиться и жить самостоятельно. Надо сказать, что и у России были схемы того же рода: одна такая же, как в первом случае, а другая – совершенно иная, постимперская, оставшаяся в наследство от советской империи, при всей условности, даже скорее рудиментарности и атавистичности форм. Из-за этого и у той и у другой стороны в ходе взаимодействия возникало и возникает множество проблем, однако вряд ли возможно произвести текущую редакцию такого рода стереотипов, удалив ненужные, мешающие жить и создав новые, сугубо добрососедские и терпимые друг к другу.

Необходимо принимать во внимание, что такие страны, как Украина, Белоруссия, и Латвия являются ближайшими соседями Российской Федерации на европейском направлении, следовательно, входят в сферу её жизненных интересов, будь то экономические выгоды или политическая стабильность. Укрепление межгосударственных отношений может оказать благотворное влияние на развитие молодых демократий, в то время как обострение противоречий и намеренная эскалация конфликтных ситуации может привести к непредсказуемым губительным результатам внутри посткоммунистических стан.

Выбранные для анализа в данной работе государства (Украина, Белоруссия, Латвия) являются яркими примерами крайне полярного отношения к России. В Украине недавно прошла, так называемая, «оранжевая революция», что, несомненно, отразилось на проводимой в отношении Российской Федерации политике – на данный момент довольно трудно определить как поведет себя это государство, следовательно, российским политикам и дипломатам предстоит нелегкая задача по урегулированию возникших конфликтов и проблем и налаживанию дружественных отношений между нашими странами, дабы не потерять в лице Украины важного стратегического и экономического партнера.

Что касается Белоруссии, то, пожалуй, можно утверждать, что эта страна в долгой перспективе остается, несмотря на редко возникающие несогласованности, одним из приоритетных союзников России на постсоветском пространстве. Из этого следует, что необходимо разработать и всесторонне проанализировать возможные пути совместного развития, дабы наиболее эффективно использовать данное взаимовыгодное сотрудничество. Представляется разумным выработать варианты решения возникших проблем между Россией и Белоруссией, если таковые обнаружатся в ходе данного анализа.

Следующий не малоинтересный для России блок стран представляют Латвия, Литва и Эстония. Представляется возможным объединить эти государства в один блок, так как они во многом выбрали схожий путь развития после распада Советского Союза. С определенной долей уверенности можно утверждать, что свои интересы они в первую очередь связывают с развитием процесса европейской интеграции и укрепление трансатлантических отношений. Российскую Федерацию не может не беспокоить такое развитие событий, хотя бы в силу того, что на территории этих стран проживает огромное количество российских граждан, защита интересов и свобод которых в последнее время требует все большего внимания со стороны российских властей.

Таким образом, страны ближнего зарубежья за последнее десятилетие превратились в некий «оазис холодной войны», за который идет хоть и не открытая, но постоянная борьба между США и Европейскими государствами с одной стороны и Российской Федерацией с другой. И в большей мере от того, как успешно Россия сумеет построить свою кампанию на этом рубеже, зависит не только её экономическое благополучие, но и её политические значимость и вес во всем мире.

Исследование состоит из трех глав, посвященных анализу, диагностике, прогнозированию и составлению практически-политических рекомендаций по каждому из основных аспектов внутриполитической и внешнеполитической жизни исследуемых стран в свете представительства российских интересов

Задачи:

определить структуру, содержание, ключевых акторов, основные факторы, особенности динамики и новейшего развития политической системы стран ближнего зарубежья;

сформулировать гипотезы возможного развития событий на межгосударственном уровне и оценить их с точки зрения возможности увеличения представительства, сохранения status quo или нанесения ущерба национальным интересам России и её интересам в частности;

с помощью выбранного методологического подхода и методов сбора данных и обработки информации структурировать проблемно-политическую ситуацию (ППС);

на основе верифицированных гипотез сделать выводы о развитии ситуации и о возможных изменениях в уровне представительства интересов России в странах ближнего зарубежья;

дать практические рекомендации с целью максимального учета интересов России в странах ближнего зарубежья.

Украина

Целью данной главы является, показать, что представляет собой современная политическая система Украины, каковы возможные точки влияния на эти расклады в пользу максимально полного представительства российских интересов в Украине и каковы возможные варианты развития событий в среднесрочной перспективе, а также каковы возможности и вызовы для России при реализации подобных сценариев

Ситуация, создавшаяся с началом президентской предвыборной гонки в Украине в июле пошлого года и достигшая кульминации в последних числах ноября в ходе второго тура, а затем выплеснувшаяся на улицы Киева и других городов страны в форме массовых протестов против официальных результатов и нарушений, допущенных в ходе голосования, на первый взгляд имеет мало общего с описанной выше логикой суверенизации постсоветских государств. Темнее менее, что многие проблемы новейшего развития украинской политической системы лежат именно в ее плоскости.

Приходится признавать, что Россия сделала «ставку» на победу Виктора Януковича и проиграла, проиграла в силу множества факторов – это и политическая пассивность восточной части населения Украины, и успешные действия европейских государств и США в оказании поддержки Виктору Ющенко, и неумелые попытки России и украинского правительства стабилизировать ситуацию и т.д. Как бы то ни было, Российской Федерации теперь приходится работать и сотрудничать с правительством настроенного скорее проевропейски, нежели пророссийски, В. Ющенко, выстраивая совершенно новую модель взаимоотношений между нашими государствами.

В результате целой серии просчетов и поражений Россия существенно осложнила свое положение, прежде всего в публичном пространстве украинской политики. Любые заявления российских политиков, неважно, призывающих ли к защите русскоговорящего населения (Лужков) или заявляющих о неприкосновенности украинского суверенитета (Путин, Грызлов), вызывают реакцию близкую к аллергической у самых разных слоев украинского общества. Тем не менее, существует целый ряд факторов, доказывающих принципиальную возможность реализации стратегии взаимодействия на среднем и низовом уровне, так, например:

- Команда Ющенко достаточно разношерстна, в ней присутствует довольно серьезный пророссийский компонент (харьковская группа, отчасти киевская группа), влияние же радикально настроенной части команды не является решающим.

- Ющенко – уроженец города Сумы Восточной Украины, православный по вероисповеданию. Более того, ни в его предвыборной программе, ни в его высказываниях на протяжении всех выступлений на Майдане не прозвучало ни одного антироссийского высказывания.

- В компанию Ющенко были сделаны существенные инвестиции со стороны российских кампаний, большая часть которых, скорее, относится к среднему бизнесу. Значит, скорее всего, существует достаточно отлаженная система связи между российской и украинской стороной, по крайней мере, на уровне бизнеса, и, вполне вероятно, по этим каналам велись значимые переговоры, позволившие событиям на Майдане не превратиться в антироссийскую истерию.

Следующая группа факторов связана с анализом внутриукраинской политической реальности. Этот анализ необходимо проделать, так как в среде российских политиков и экспертов очень распространено мышление об украинском политическом процессе по аналогии с российским, как если бы украинские политики подражали российским. Во многом это связано с определенной инерцией постсоветского мышления, отказывающегося рассматривать страны СНГ как самостоятельные государства.

Итак, это следующие факторы:

- В Украине, в отличие от России в 1993 году, не было расстрела парламента, что с самого начала задало совершенно иные условия формирования партийной системы. Последнее привело к тому, что, во-первых, иначе пошел процесс рекрутирования новых элит, а во-вторых, роль такого института как парламент и специфические для этого института функции совсем не по-российски зазвучали в украинской политической жизни.

- Украина имеет вполне уникальный для стран СНГ опыт бескровной и демократической смены первой волны доставшихся в наследство от СССР лидеров. Имеются в виду президентские выборы 1994 года, на которых Л. Кучма победил Л. Кравчука. Пусть Кучма принадлежал, по сути, к тем же элитам, сам опыт смены власти отныне стал актуальной реальностью любых украинских выборов.

- Особо стоит отметить, что наложение двух вышеперечисленных логик означает малую вероятность того, что «оранжевая революция» может перерасти в гражданскую войну и/или распад страны, как бы то не мерещилось, как фактически свершившаяся ситуация таким близким к Администрации Президента комментаторам, как, например, М. Леонтьев. Так или иначе, налицо наличие целого ряда практик, препятствующих реализации катастрофического сценария, что лишь подтверждает следующий параграф:

Еще одной определяющей логикой внутриполитической ситуации в Украине стало то, что почти естественным образом (аналогично дела обстояли и в СССР) там сложились, по крайней мере, три полюса власти: Запад, Восток и Центр. Причем залогом самосохранения, выживания и утверждения власти Центра стала его способность играть по правилам сдержек и противовесов между интересами двух других полюсов. Это в свою очередь способствовало развитию совершенно особой, предрасположенной к поиску компромиссов, политической культуры Центра. Его способность выступать арбитром, а также заинтересованность в его включении в переговоры со стороны Запада и Востока в полной мере продемонстрировали все последние события. Кучма, выждав «майдановскую паузу», выступил как единственно возможная третья сила разрешения конфликта, грозившего, по мнению некоторых российских политиков, вылиться в гражданскую войну; при этом Кучма обеспечил себе максимально возможное публичное прикрытие в лице институтов «цивилизованного сообщества». В частности, так удалось добиться публичной (а не теневой, фактически уже существовавшей) интернационализации кризиса, а также того, что победа Ющенко и его коалиции поддержки стали не только головной болью «режима Кучмы», но и предметом особой озабоченности европейской бюрократии. Показателен в этом ключе всплеск, ранее немыслимый, публикаций в европейской прессе, о том, стоит ли рассматривать Украину, наряду с Румынией и Турцией, в качестве первоочередного претендента на вступление в ЕС.

В российской политической элите, тем не менее, до недавнего времени, главенствовал стереотип, что нынешний президент Украины Виктор Ющенко не является сторонником вступления в какие-либо союзы с Россией, что приоритетным направлением для его внешней политики станет евроинтеграция, а также сотрудничество с НАТО. Судя по всему, несмотря на то, что темпы развития экономики Украины в последние годы являются самыми высокими в мире, европейские государства не спешат ускорять процесс вступления Украины в Европейский Союз. Вместе с тем, на данном этапе, подобные отношения предполагают оказание странами ЕС экономической помощи Украине, а, следовательно, являются более выгодными для последней. Тем не менее, несмотря на то, что Украина явно выигрывает от евроориентированности своей внешней политики, не стоит забывать, о том, что она все-таки является значительно более слабым партнером в подобном союзе. Именно по этой причине, Украина вынуждена искать альтернативных союзников, кем, в свою очередь, и является Россия. Более того, зависимость Украины от поставок российских энергоносителей, так или иначе, заставляет ее правительство прислушиваться к мнению Кремля. Как доказательство неизбежности такого развития ситуации можно привести подписанное восьмого мая в Москве Заявление Президента Российской Федерации и Президента Украины о создании Российско-Украинской межгосударственной Комиссии[1] , где подробно описаны сферы будущего сотрудничества России и Украины.

Итак, можно утверждать, что:

России не удалось отказаться от стереотипов советской внешней политики, равно как и от «имперского» комплекса, доставшегося в наследство СССР еще от Российской империи и многократно усиленного в ходе глобального противостояния «холодной войны». Основная часть российского истэблишмента продолжает рассматривать суверенные государства, образовавшиеся после распада Советского Союза, в качестве «сателлитов» и «стран своего лагеря». Данная логика демонстрировала свою несостоятельность на протяжении всего прошедшего десятилетия, однако продолжает оставаться определяющей в системе принятия внешнеполитических решений российскими политическими элитами. Таким образом, есть четкое свидетельство провала стратегии, избранной российским руководством для оказания поддержки подчеркнуто пророссийски настроенному кандидату на выборах в сопредельном суверенном государстве. Стратегия персонализации проектов наиболее оптимальных для России изменений в политической системе суверенного государства в том или ином лидере или той или иной элите, в соответствии с логикой «холодной войны» делающая тех, кто ее избирает, заложниками этих лидеров и элит, в очередной раз подтвердила собственную анахроничность.

Беспрецедентное для мировой политической практики решение о проведении повторного второго тура выборов в условиях неконсолидированной демократии, с одной стороны, выявило ее нынешнее состояние, как и ожидалось, весьма далекое от желаемого, а с другой – создало новый стереотип восприятия постсоветских демократий. Если до этого после событий в Грузии сформировался стереотип «парада «бархатных революций» по постсоветскому пространству с кульминацией в Минске и Москве, то новый стереотип «уместности политического торга», похоже, сформировался только сейчас. В перспективе тот же стереотип, возможно, окажется определяющим поведение государств в Молдове или той же Беларуси.

Российской элите, при всей ущербности инерционной логики бывшей «сверхдержавы» и регионального гегемона, даже принимая решения в ней, не удалось поставить на «правильную» силу. Как оказалось, хотя для того, чтобы об этом можно было с уверенностью должен пройти еще как минимум год, такой силой, хотя отнюдь не «темной лошадкой», была «днепропетровско-киевская» группировка, сосредоточившаяся вокруг уходящего президента Леонида Кучмы. Именно ее влияние и политическая воля самого Кучмы стали определяющими факторами изменения расклада сил во всей системе. Россия не поняла императива, стоявшего перед Кучмой – сохранить статус-кво в стране, и не смогла оценить степень ресурсообеспеченности стоявших за ним сил и его готовность на совершение радикальных шагов.

Россия, даже если оставить за скобками использованную ею ущербную логику и неадекватность восприятия того, чем на самом деле была и является Украина, не смогла эффективно реализовать свою стратегию, предпочтя действовать открыто и с привлечением самых влиятельных сил и фигур. России не удалось верно оценить роль укрепившихся за десятилетие связей между российскими и украинскими бизнес-кругами и элитами, в первую очередь среднего и низкого уровня. Наконец, российскому руководству удалось совершить ряд шагов, которые лишь подтолкнули западные страны и международные организации к участию в процессе на априорно антироссийских основаниях. После длительного периода времени, в течение которого Запад занимал в отношении России выжидательную, а иногда и подчеркнуто настороженную позицию, в случае с Украиной ему пришлось придумать (или вспомнить), как Россия начинает экспансию за пределы собственной территории, что не могло не привести к ответным действиям с его стороны.

России не удалось оценить способность группы Ющенко мобилизовать значительную часть своих сторонников и организовать массовые акции мирного протеста. Означает ли кризис когнитивных схем российской элиты в отношении оценки корреляций между возможной сменой элит и возможной политической мобилизацией, мы узнаем, видимо, в среднесрочной перспективе.

Российской политической элите не удалось заметить, что в странах постсоветской демократии среди элит сложился четкий запрос на парламентско-президентскую или даже парламентскую форму республики, причем запрос этот носит как целевой, так и ценностный характер.

Таким образом, можно констатировать, что Россия проиграла не только, да и не столько потому, что Запад оказался эффективнее в политическом плане, а потому что внешняя политика государства, в частности механизм определения стратегических приоритетов и тактических приемов реализации национальных интересов, требует модернизации ничуть не меньше, чем, скажем, государственный аппарат или правоохранительная система.

Прогностические вывод ы:

Представляется, что в среднесрочной перспективе России не удастся преодолеть вышеперечисленные комплексы во внешней политике, однако это не значит и того, что российская политическая элита не извлечет уроков из «украинского провала». Вместе с тем в условиях стремительно меняющегося мира времени на исправление ошибок отпущено совсем мало и зачастую совершение одних ошибок может повлечь совершение других по инерции.

«Украинский провал» отнюдь не первое поражение России во взаимодействии с западными структурами, вместе с тем недавний срыв реализации российского плана по урегулированию ситуации в Приднестровье и нынешняя конфронтация по поводу Украины означают, по всей видимости, только одно: на европейском направлении России придется и дальше сталкиваться с удвоенным сопротивлением Запада.

Кризис практик применения административного ресурса в ходе выборов, наметившийся при проведении серии голосований, например, в региональные органы власти Российской Федерации, теперь подтверждается и на примере Украины, когда сильнейшей властной коалиции не удалось использовать бюрократический аппарат до степени, достаточной для того, что ее кандидат победил в первом туре. Это, по всей видимости, значит, что в среднесрочной перспективе этим практикам будет найдена эффективная замена или же их использование окончательно примет полулегальный характер.

Что касается эволюции политической системы Украины в среднесрочной перспективе, то представляется, что процессы партийного строительства в течение 2005-начала 2006 гг. усилятся и достигнут своего пика весной 2006 г., когда в стране пройдут парламентские выборы. Вместе с тем за год вряд ли удастся разрешить противоречия, возникшие между крупнейшими финансово-промышленными группами, на одном уровне, и запросами различных социальных групп и слоев, на другом. Это означает, что процесс партийного строительства, вероятно, будет сопряжен, с одной стороны, с формированием партий, представляющих интересы ФПГ, с другой – с ростом протестного поведения и снижения доверия существующим партиям.

По-видимому, не произойдет сближения Украины и ЕС, в первую очередь, из-за отсутствия на это политической воли у структур самого Европейского Союза. Вместе с тем, страны «новой Европы» могут попытаться интенсифицировать интеграцию с Украиной в рамках таможенных или торговых соглашений с последующим использованием Украины в качестве рынка сбыта собственной продукции, поставщика дешевой рабочей силы и энергоресурсов. Россия может повлиять на это усилением двусторонней экономической и валютно-финансовой интеграции с Украиной вне поля Единого Экономического Пространства.

Практические рекомендации:

Попытаться минимизировать инерцию от провала российской стратегии поддержки Януковича, а также от кампании по дискредитации Ющенко.

Не допустить перерастания провала стратегии в формирование антироссийских стереотипов среди представителей «либеральной» и «умеренной» политических элит Украины и усиления необоснованной пророссийской риторики представителями элит во главе с Януковичем.

Извлечь максимальную выгоду, в первую очередь, для российских финансово-промышленных групп (благоприятные условия приватизационных конкурсов, дальнейшая работа по структуризации совместных рынков сбыта продукции и пр.) и русскоязычного населения в ходе торга за победу Ющенко в обмен на гарантии политического будущего Януковича.

Необходимо искать пути сотрудничества с группой Ющенко, выдвигать предложения, которые могут быть взаимовыгодны для обеих сторон. Провал кампании Януковича показал, что Россия должна проводить более осмотрительную политику в отношении Украины.

Заключить договоренности с Кучмой о том, что в случае поддержки проекта конституционной реформы с лоббированием назначения самого Кучмы на пост «сильного» премьер-министра, он выступит гарантом сохранения преемственности и дальнейшей либерализации в отношении представительства российских интересов в Украине.

Для реализации этих рекомендаций следует проводить более осторожную политику, осуществляя давление, преимущественно, через ставленников ФПГ и парламентские блоки (см Приложения 1 и 2).

России следует сменить тактику политической игры и влияния на процессы происходящие в Украине. Ей следует учесть, что в условиях, когда две основные коалиции примерно равны по силам, ситуация имеет все основания перейти в плоскость инструментального торга за самое незначительное количество ресурса, способное усилить собственную группировку и ослабить группировку противника.

Следует создавать негосударственные фонды для финансирования различных организаций и специальных акций. Через эти фонды надо оказывать финансовую, кадровую и медийную поддержку маргинальным политически силам, способным усилить основные коалиции.

Представляется разумным настаивать на наращивании российского экономического присутствия в регионе, дабы не допустить того, что украинская экономика перестанет быть зависимой от России в пользу европейских государств и США.

Важно не допустить федерализации Украины, так как это обеспечит огромную свободу для антироссийских настроенных сил, что пагубно скажется на представительстве российских интересов в регионе. К тому же, в этом случае, Россия будет восприниматься европейскими странами и США как инициатор этой федерализации.

Сформировать рабочую группу по выработке диверсифицированных пакетов условий вступления и пребывания Украины и других государств в интеграционные объединения на постсоветском пространстве (так называемая модель «разноуровневой», или «разноскоростной» интеграции).

Обеспечить продолжение работы по реализации проекта экономической интеграции с Украиной без интеграции политической (проект, альтернативный союзу России и Беларуси), а в дальнейшем с укреплением интеграционного механизма ЕЭП позиционировать его как одну из альтернатив «гармонизации экономических отношений в рамках Восточной Европы».

Необходимо наладить диалог российских и украинских бизнес-элит, а также выступить с инициативой создания фонда поддержки перспективных научных разработок.

В стратегической перспективе только совместное, основанное на консенсусе по поводу взаимных целей, интересов и устремлений видение ситуации создает подлинно долгосрочные гарантии защиты российских интересов. В самом общем смысле, это уменьшает степень зависимости российской политики от того, какая сила доминирует в Украине.

Белоруссия

Характер белорусско-российских отношений коренным образом отличается от характера отношений российско-украинских. Белоруссия остаётся единственным государством на территории СНГ, в котором сохранилось столь сильное политическое влияние России и где до сих пор существует возможность российского вмешательства во внутреннюю ситуацию. С момента обретения независимости главный вектор белорусской внешней политики ориентирован на сотрудничество с Россией до такой степени, что европейское направление, столь ярко выраженное в украинской политике, в Белоруссии воспринимается почти маргинально. Это обусловливается многими факторами. Белорусы, в отличие от украинцев, имеют более слабое национальное чувство, сильное ощущение культурной, языковой и религиозной близости с Россией, а также общей истории. Первые годы независимого существования принесли Республике Беларусь, так же, как и остальным странам Восточной Европы, снижение уровня жизни, растущее обеднение населения и всё более сильную ностальгию по советским временам. Отсутствие столь необходимых реформ, а также практически не начатая приватизация привели к тому, что сегодня в белорусской экономике ведущая роль принадлежит государству, а доля частного сектора в создании ВВП является одной из самых низких в Европе.

Новый этап в белорусской политике в отношении России начался после избрания в 1995 году президентом страны Александра Лукашенко, который сделал сближение Белоруссии с Россией главной задачей своего президентства. Начало интеграции двух стран датируется 1996 годом, когда было создано Сообщество Белоруссии и России. Позже были образованы очередные структуры – Союз Белоруссии и России в 1997 году и Союзное государство в 1999 году, которое заложило основу для создания общих государственных органов. Интеграция с Белоруссией нашла поддержку как среди практически всех политических сил в России, так и среди населения обеих странах. Особо отмечался тот факт, что объединение двух государств принесёт больше пользы, чем вреда (чего особенно опасались российские либералы, подчеркивая, что отсталая белорусская экономика будет бременем для России), а стратегически выгодное положение Белоруссии приближает Россию к Европе, предоставляя этим ряд новых геополитических возможностей. Интеграция несла в себе также пропагандистское значение в качестве первого шага на пути к возрождению супердержавы в новой форме и в качестве российского ответа на «экспансию» Запада и НАТО на Восток.

Развитию белорусско-российской интеграции способствовала политическая система, которая сложилась в Белоруссии после прихода Александра Лукашенко к власти. Он быстро проявил себя политиком с огромными амбициями, но при этом не слишком большое внимание уделял соблюдению демократических принципов. В течение нескольких лет его президентства Белоруссия превратилась в авторитарное государство, находящееся всё в более и более глубокой изоляции в Европе. Однако Лукашенко нашел поддержку в Москве, где в отличие от других стран воздерживались от критики Минска за нарушение демократических свобод и подавление оппозиции. Кремль признал Лукашенко, которого не признавали на Западе, потому что его направленная на сближение с Россией политика отвечала его интересам. В течение нескольких лет Москва приобрела реальное влияние на политическую ситуацию в Белоруссии, что подкреплялось сильной зависимостью Белоруссии от России в экономической и оборонной политике.

В то время как пропаганда трактовала интеграцию с Белоруссией как огромный успех президента Ельцина, это сближение де-факто происходило лишь на бумаге. Создаваемые постепенно новые союзные органы, по сути, не многое меняли во взаимоотношениях двух стран, а очередные соглашения просто не выполнялись. Это было связано, в том числе с тем, что стороны по-разному представляли себе интеграцию, так же как по-разному подходили к этому вопросу Борис Ельцин и Владимир Путин.

Для Ельцина наибольшее значение имела пропагандистская сторона процесса интеграции с Белоруссией. Говорилось о первом шаге к воссоединению трёх восточнославянских государств, получении дополнительных средств воздействия на развитие отношений с Украиной, «окне в Европу». Для Лукашенко, с ностальгией вспоминающего времена СССР, интеграция с Россией должна была послужить воплощению его собственных политических амбиций, но одновременно с этим он хотел сохранить суверенитет Белоруссии в Союзном государстве, и обеспечить равноправие двух стран при решении всех вопросов. Пока процессом интеграции двух стран со стороны России руководил Борис Ельцин, в отношениях между ними наблюдалось относительное единомыслие, но реально действующего союзного государства создать не удалось. После прихода к власти Владимира Путина идеологический аспект интеграции России и Белоруссии был отодвинут на второй план. Прежде всего, Путин категорически отверг идею полного равноправия обеих стран в будущем союзном государстве, которую так активно продвигал Лукашенко.

Острая дискуссия о дальнейшей судьбе интеграции и перспективах развития белорусско-российских отношений развернулась после заявления Владимира Путина, сделанного в начале июня 2002 года. Спустя несколько дней после встречи с Лукашенко в Петербурге Путин поставил под сомнение белорусский вариант интеграции, отмечая, что объединение «столь близких народов должно проводиться на безусловной основе в рамках единого государства: «Должен быть единый парламент, единое правительство, единая страна». Это действительно означало бы, что Белоруссия станет частью России. Впервые Кремль столь категорично выразил несогласие с созданием Союзного государства в форме конфедерации, как это представлялось в проекте, предлагаемым Белоруссией, которая в этом случае сохраняла бы свой суверенитет и получала право вето на российские решения. Российские СМИ, провозглашая кризис процесса белорусско-российской интеграции, одновременно подчеркивали, что нельзя говорить о равнозначности обоих участников интеграции, поскольку белорусская экономика составляет лишь небольшой процент от российской. В ответ Лукашенко назвал высказывания Путина «неуважительными» и пообещал хранить белорусский суверенитет как зеницу ока.

Два месяца спустя после критики Путиным существующей формы интеграции состоялась встреча двух президентов в Москве. Впервые за последние два года российская сторона устами своего президента провозгласила, по какой модели должен развиваться Союз России и Белоруссии. Путин, в общем и целом, повторил своё петербургское высказывание и несколько его развил, заявив, что «момент сейчас такой, что и народ, и элиты хотят объединяться» и есть только два способа воссоединить братские народы: один из них это «создание в полном смысле этого слова единого государства», т.е. семь белорусских областей фактически станут субъектами Российской Федерации, другой – что две страны создадут конфедерацию наподобие Европейского Союза. Первый вариант Путин описал весьма подробно, представив подробный календарь развития этапов интеграции, или скорее вхождения Белоруссии в состав России[2] . Лукашенко прокомментировал заявления Путина лишь после возвращения в Минск, заявив, что «это однозначно неприемлемый вариант для Белоруссии», которая «не будет становиться ещё одним регионом России».

Таким образом, впервые с начала интеграционного процесса между Белоруссией и Россией дошло до серьёзного спора по поводу формы его развития. С тех пор как Путин стал президентом России вопрос об объединении с Белоруссией потерял свой приоритетное значение, вытесненный гораздо более важным направлением, как то отношения с США, ЕС, а также с Украиной. К тому же и на уровне межличностного общения отношения Путина и Лукашенко оказались гораздо более прохладными, чем отношения Лукашенко и Ельцина. Целью прагматичной политики Путина было снижение затрат России на вложения в неэффективную белорусскую экономику при сохранении политического влияния на эту страну. Перед президентскими выборами в Белоруссии в сентябре 2001 года Кремль долго сомневался, прежде чем выразить свою поддержку Лукашенко, однако, в конце концов, решил, что нет другого реального кандидата, который лучше отвечал бы российским интересам.

В связи с развитием всё более тесных связей с Западом, авторитарный и непризнанный в Европе президент Лукашенко становился проблемой для России. В то время как Москва налаживала новые отношения с НАТО и практически отказалась от сопротивления расширению Альянса, Белоруссия продолжала вести враждебную политику в отношении Запада, вступив в конфликт с миссией ОБСЕ в Минске, была обвинена о продаже оружия «странам изгоям». После 11 сентября, в условиях серьёзного сдвига во внешнеполитическом курсе Москвы политика Минска становится всё более архаичной и несоответствующей новым политическим реалиям[3] . Режим Лукашенко становился всё более невыгодным России, а некоторые влиятельные западные издания[4] прямо призывали Россию отказаться от поддержки белорусского президента.

В опубликованном в 1997 году советом по внешней и оборонной политике докладе «Сближение России и Белоруссии» было сказано: «Ни в коем случае нельзя полагать, что для Белоруссии курс на сближение с Россией безальтернативен. Переориентация РБ на западных соседей в случае неудачи политики сближения с РФ вполне возможна»[5] . Диагноз СВОП однако не кажется правдоподобным.

Европейский вектор белорусской внешней политики с начала независимости трактовался как второстепенный на фоне приоритетного направления развития отношений с Россией и со странами СНГ. Максимальная «добавка» к этому – подтверждение необходимости поддержания хороших отношений с западными соседями - Латвией, Литвой и Польшей[6] . После 1996 года, когда президент Лукашенко изменил конституцию и распустил парламент, в отношениях Белоруссии с Европой появилась напряженность, которая привела к изоляции Белоруссии от большинства европейских государств. Белорусские власти всё чаще обвинялись в нарушении основ демократии, подавлении оппозиции и ограничении свободы прессы. Изоляцию усилил также факт непризнания европейскими государствами результатов президентских выборов в Белоруссии. В последнее время власти Белоруссии охотнее развивают отношения со странами Азии, Африки, такими как Китай, Ливия, Ирак, чем с Европой. Представляется, что до тех пор, пока против Белоруссии будут выдвигаться обвинения в нарушении демократии, то есть, иными словами, пока президентом остаётся Лукашенко, - не будет нормализация отношений ни с ЕС, ни с Польшей, ни с Литвой, которые, однако, учитывая фактор соседства, стараются поддерживать отношения с Белоруссией на низших уровнях.

Исходя из информации содержащейся на сайте белорусского МИДа, в отношениях с ЕС эта страна отдаёт инициативу сделать первый шаг Брюсселю: «Во взаимоотношениях с Европейским Союзом Беларусь готова идти так далеко, насколько ЕС в состоянии двигаться навстречу Беларуси». Ещё более удивительной кажется следующая запись, гласящая, что «Ассоциированное членство, а в перспективе и вступление в ЕС – долгосрочная стратегическая цель Беларуси»[7] . В современной политике Белоруссии не заметно, чтобы предпринимались хоть какие-то, даже минимальные, шаги для реализации этих целей. Кроме того, отношение Европы к существующему в Белоруссии режиму не оставляет этой стране другого выхода, кроме близкого союза с Россией. Несмотря на наблюдающуюся в последнее время переоценку характера российско-белорусских отношений Российская Федерация остаётся главным приоритетом во внешней политике Минска. У Белоруссии просто нет альтернативы сотрудничеству с Россией. Слабая, неэффективная экономика Белоруссии в течение длительного времени функционирует благодаря российской помощи, осуществляемой, прежде всего в форме поставок дешевого энергетического сырья и регулярно предоставляемых займов. Только в 2001-2002 годах Россия потратила на «стабилизацию» белорусской экономики около 300 млн. долларов, что фактически означает предотвращение её краха. Кроме всего этого, РФ является главным торговым партнёром Белоруссии.

В то же время и для России Белоруссия является слишком важным партнером со стратегической и геополитической точки зрения[8] , чтобы позволить ей осуществить хотя бы небольшие изменения в курсе внешней политики в невыгодную для России сторону. В качестве примера достаточно будет взглянуть на столь остро звучащую сейчас в Европе дискуссию по проблеме Калининграда. Кроме того, через Белоруссию осуществляется транзит российского сырья на Запад. Основное же вливания в белорусскую экономику Россия делает в основном за счёт низких ставок на топливо.

Кризис во взаимоотношениях двух стран можно расценить, как стремление России перехватить инициативу, так как в начале президентства Путина Россия не достаточно внимания уделяла дальнейшему развитию интеграции с Белоруссией, сосредоточив все свои усилия, прежде всего на построении новых отношений с Западом. А теперь режим Лукашенко слишком явно не соответствует новой модели российско-европейских отношений и всему комплексу политико-экономических процессов в России. Не приходится ожидать, что Лукашенко согласится на предложение Путина, потому, что это будет означать для него политическую смерть.

Можно утверждать, что Путин и Лукашенко поменялись ролями. Первый сделал умный политический ход и представил своего «белорусского коллегу» как главного виновника задержки интеграции, а себя – в качестве главного сторонника и активного участника процесса объединения. Действия Кремля скорее похожи на попытку оказать давление на Белоруссию с целью получить большее влияние как в области экономики (в преддверии ожидающейся приватизации стратегически важных белорусских предприятий), так и в политической сфере. И хотя кажется маловероятным, что Россия захочет сейчас избавиться от Лукашенко, однако представляется очевидным, что в реалиях расширения Европейского Союза Россия предпочла бы в большей, чем до сих пор степени контролировать ситуацию в стратегически важной для неё Белоруссии.

Прогностические выводы:

1. Наиболее реальным сценарием развития событий для Белоруссии представляется развитие связей политического и экономического сотрудничества с Россией, но только на основе неограниченного суверенитета ввиду того, что Александр Лукашенко выступает категорически против создания союза на основе предложений, выдвигаемых российской стороной.

Вряд ли можно рассчитывать на то, что единое государство Белоруссии и России будет создано в скором времени, если до этого вообще когда-либо дойдёт.

Точно также не стоит рассчитывать на то, что Белоруссия перенесёт приоритеты своей внешней политики с России на Европу. В этой стране не существует значительной политической силы ни среди правящих кругов, ни среди оппозиции, которая не высказывалась бы за тесное сотрудничество с Россией[9]

С определенной долей уверенности, можно утверждать, что интеграционные процессы между Россией и Белоруссией будут и далее протекать медленно и, в первую очередь, будут касаться взаимоотношений в экономической сфере.

Республика Беларусь, несмотря на постоянно возникающие мелкие конфликты и противоречия, остается в среднесрочной перспективе надежным союзником Российской Федерации на европейском направлении.

Практические рекомендации:

1. Основная суть рекомендательной части данной главы заключена в том, что российские политики должны признать необходимость форсирования процесса интеграции России и Белоруссии, дабы наиболее эффективно обеспечить защиту и продвижение российских интересов в данном регионе.

2. Кроме того, России следует вместе с Белоруссией развивать контакты с Западом[10] . Рассматривая перспективы существующего положения, надо вероятно, чтобы Белоруссия могла проводить собственную, независимую от России европейскую политику. Вместе с тем эта модель развития отношений с Россией и Европой принесла бы Белоруссии ощутимую выгоду и способствовала бы изменению представления об этой стране как о «последнем оплоте диктатуры в Европе».

3. Представляется разумным также сосредоточить усилия на организации программ в поддержку идеи объединения двух государств. В России и Белоруссии набирают темпы процессы становления национального самосознания и самоидентификации. Как показывают социологические исследования, среди молодежи гораздо больше противников Союза, нежели среди лиц среднего и старшего поколения, и эта тенденция будет, скорее всего, с каждым годом усиливаться (см. Приложения 3 и 4). Разумеется, существенную роль играет и облик нынешнего режима России, с которым мало кто хочет объединяться.

4. Следует способствовать развитию регионального сотрудничества на уровне соседствующих российских и белорусских областей, а также на уровне отдельных частных лиц.

5. Необходимо развивать сотрудничество в области оборонной политики. Учитывая осложнение геополитической обстановки России в результате расширения НАТО и возникновения потенциала угрозы в непосредственной близости от ее границ, тесное взаимодействие России и Белоруссии в области обороны позволяет обеспечивать стратегические интересы России на западном направлении.

Латвия

Данная глава посвящена рассмотрению российско-латвийских взаимоотношений, а также различных конфликтов, причин их возникновения и перспектив развития. Необходимо отметить, что страны Балтии[11] (Латвия, Литва и Эстония), в принципе, проводят сегодня схожую политику в отношении Российской Федерации, однако, не представляется возможным в данной работе проанализировать весь спектр проблем по линии Россия-Прибалтика. Поэтому представляется уместным остановиться на исследовании только одной из стран прибалтийского блока, а, именно, Латвии, как наиболее ярко выраженного примера антироссийского политического курса. Именно в этой стране наиболее активно идут процессы, которые уже на раз вынуждали российское руководство выступать с осуждением позиции Риги.

В первую очередь, следует опередить, что Прибалтика, как бы не развивалась ситуация, остается регионом, где сосредоточено множество стратегических интересов России, а современные интересы России в Латвии - это, во-первых, интересы развития межгосударственного диалога и добрососедских отношений; во-вторых, приоритет защиты прав и свобод русскоязычного населения в Латвии, к которому в Москве всегда будут относиться с особым вниманием; и, наконец, это интересы развития российского бизнеса на латвийской земле

В последнее время отношения между Латвией и Россией в своей политической составляющей достигли самой низшей отметки за последнее десятилетие. Основной конфликт между двумя государствами заключается в противоречивой трактовке истории, в частности латвийская сторона требует от России признания факта оккупации Латвии после второй мировой войны[12] , что, соответственно, вызывает крайне негативную реакцию российских граждан. Кроме того, положение русского населения в Латвии сильно осложнилось в силу проводимой латвийским правительством политики (как то преподавание в школах на латышском языке или запрет на проведение мероприятий в честь празднования 9 мая). Вероятно, такое поведение вызвано опасениями за сохранность собственной культуры и идентичности, однако это довольно остро воспринимается российскими гражданами. Лишь 16 процентов россиян заявили, что при упоминании о Латвии они испытывают положительные чувства. Противоположный ответ дали 41 процент опрошенных, и 39 процентов заявили, что не испытывают при упоминании другой страны никаких чувств. Жители Латвии при упоминании России, напротив, положительные эмоции ощущают чаще отрицательных (50 и 20 процентов соответственно). 28 процентов латышей заявили, что не испытывают при этом никаких эмоций[13] .

К тому же, латвийское правительство выдвинуло ряд претензий к России, в частности, территориальные претензии в соответствии с Рижским мирным договором от 19 августа 1920г., что значительно затруднило подписание Договора о границе и, по большому счету, противоречит установленным международным нормам. Далее Латвия требует от России денежной компенсации за годы оккупации в размере 55 миллиардов долларов. Подобные заявления ставят в тупик российских политиков и аналитиков, так как практические цели этих требований остаются непонятны.

Помимо всего прочего, ситуация осложняется ещё и тем что, Латвия теперь является членом Европейского Союза и пытается использовать данное положение в качестве дополнительного оружия против России. Вайра Вике-Фрейберга указывает на напряжение в Евросоюзе в связи с тем, что крупные страны-члены больше заботятся о хороших отношениях с Москвой, чем о бывших странах восточного блока, которые хотели бы видеть больше ясности в российской политике Евросоюза. Отношение Евросоюза к России президент Латвии называет тестом на способность ЕС вырабатывать такую общую внешнюю политику, которая определяется не только крупными странами-членами. Вряд ли госпожа Вике-Фрейберга выбрала самый удачный вопрос для игры на противопоставлении малых и крупных стран Евросоюза, но освоение за год членства Латвии в ЕС имеющихся в распоряжении малых стран-членов механизмов влияния здесь налицо.

При этом президент Латвии делает акцент на том, что Россия может пытаться получить наибольшую возможную выгоду для себя с помощью политики "разделяй и властвуй", и поэтому в отношении России для Евросоюза особенно важно проявить способность выработать общий подход.

Для России действительно решение ряда вопросов напрямую с европейскими столицами может быть удобнее или предпочтительнее. В частности, это видно на примере продвижения в решении визового вопроса. Но развитие европейской интеграции приводит к тому, что возрастает значение взаимодействия на уровне Россия-ЕС. Это отражается и в российской внешней политике. Сейчас на уровне двухсторонних российско-латвийских переговоров происходит только часть возможного сотрудничества, взаимодействие все больше развивается на региональном и многостороннем уровнях, в рамках ЕС.

Функционирование ЕС является результатом сложной многоуровневой системы взаимодействия. Тот же факт, что для решения вопросов, затрагивающих уровень Европейского Союза, необходимо сотрудничество на национальном уровне, в процессе чего естественно формирование конструктивных оппозиций, хорошо проявляется в европейской политике любой страны, в том числе Латвии.

Действительно, расширение, превратившее ЕС15 в ЕС25, оказывает влияние на процесс принятия решений в области общей внешней политики и политики безопасности ЕС, а также на механизмы согласования позиций стран-членов, где заметно, что все большая часть работы происходит в региональных группах. Вряд ли можно говорить о заметном перераспределении фактического влияния в ЕС в связи с расширением, скорее происходит изменение форматов встреч для переговоров и согласования позиций. Тем не менее, российским дипломатам приходится опасаться, что Прибалтика может стать камнем преткновения в организации сотрудничества по линии Россия – ЕС.

Что касается геополитических интересов России в Прибалтике, то нельзя не отметить, что, именно через этот регион осуществляется транзит энергоносителей. Транзит как экспорт транспортных услуг, несомненно, является важным элементом национальных экономик Латвии, Литвы и Эстонии и одним из главных элементов их позиционирования на международной арене[14] .

Старые связи и зарабатываемые на нефти средства оказывали в первые годы независимости влияние и на формирование новых отношений между Латвией и Россией. В 1992 году между правительствами двух стран было подписано соглашение о принципах торгово-экономических отношений между ними. Все последующие годы шла работа по организации Межправительственной латвийско-российской комиссии, первое заседание которой было намечено на май 1998 года.

Однако, в марте произошел инцидент с гонениями на пенсионеров у Рижской Думы, приведший к резкому ухудшению отношений между Россией и Латвией. Экономический бойкот, к которому добавился августовский кризис, тяжело ударил по внешнеторговым связям в целом и привел к ужесточению тарифной политики по транзиту со стороны россиян.

Все это заморозило межправительственное общение, и, как рассказал руководитель Торгово-экономической миссии при Посольстве РФ в Латвии Евгений Тихонов, сегодня приходится почти все начинать заново. Как и прежде, возобновились переговоры о создании межправительствнной комиссии. Однако до создания полномасштабной комиссии далеко, поскольку за эти годы многие люди, участвовавшие в ее организации, ушли. И сейчас России приходится вновь заниматься формированием рабочих групп.

В Латвии сложилась своеобразная ситуация, когда политики с удовлетворением отмечают сужение отношений с Россией и расширение связей с ЕС, оставляя за кадром, что в результате российского кризиса снизился и общий товарооборот.

Сами же предприятия, и порты в том числе, стараются разнообразить свою деятельность вне традиционной ниши транзитного бизнеса. Об этом заявил президент Ventspils nafta Игорь Скокс газете «Dienas bizness», отметив, что «такие решения легко принять, учитывая ситуацию в основном бизнесе Ventspils nafta, где помимо безжалостной конкуренции в настоящее время наблюдается и «бросающееся в глаза присутствие большой политики».

В настоящий же момент, с учетом топливно-энергетического кризиса в странах Евросоюза, сотрудничество ЕС и России обозначилось более рельефно. Ведутся интенсивные переговоры об энергоресурсах. В этой ситуации Латвия может предоставить свою транспортную инфраструктуру в интересах обеих сторон – ЕС и России, чтобы грузоотправители и грузополучатели могли использовать этот транспортный коридор.

Что касается вхождения российского капитала в предприятия, обслуживающие транзит, то можно с уверенностью констатировать, что российские нефтяные компании крайне заинтересованы в развитии сотрудничества с латвийской стороной. Однако, сложная политическая обстановка не позволяет им в полной мере реализовать свои интересы.

Еще одной немаловажной проблемой для России, затрагивающей вопросы обороны, является членство Латвии в НАТО. С одной стороны, НАТО и страны Балтии декларируют о доверии к внешней политике современной России. Можно привести в качестве примера успешное сотрудничество в рамках Совместного Постоянного Совета Россия–НАТО. Рациональная мотивация принятых решений по вопросам борьбы с терроризмом, наркотрафиком и распространением ядерных технологий, а также других реальных угроз как бы не вызывает сомнений.

С другой стороны, некоторые заявления российского МИДа ставят под сомнение принятые странами НАТО обязательства о стратегическом партнёрстве. Россия опасается, что интеграция стран Балтии в НАТО может иметь негативные последствия для обеспечения её безопасности. Это связано, прежде всего, с возможным размещением военных баз НАТО в Балтии, что предполагает заблаговременное создание инфраструктуры для развёртывания войск. Таким образом, возникают новые возможности не только для наблюдения за территорией России. Аэродромы НАТО будут приближены к городам и другим объектам на российской территории.

С точки зрения России НАТО уже предприняло явно недружественные шаги — это патрулирование воздушного пространства стран Балтии и организация разведывательных полётов из Литвы, Латвии, Эстонии вдоль российских границ. У многих политиков в России вызывают серьёзную озабоченность тот факт, что расширение альянса прошло в условиях неурегулированности проблемы ДОВСЕ – Балтия – НАТО. До сих пор Россия считает себя гарантом сохранения военного баланса в Европе.

По мнению официальных кругов Российской Федерации, после вступления семи восточно-европейских стран в НАТО на северо-западных рубежах России возникла «серая зона», не охваченная контролем над обычными вооружениями. Новые члены НАТО, прежде всего, страны Балтии, имеют юридическую возможность не присоединиться к адаптированному ДОВСЕ – Балтия – НАТО, поскольку сам Договор об обычных вооружениях в Европе ещё не действует. Учитывая, что ДОВСЕ фактически является материальной основой отношений между Россией и НАТО, неучастие государств Балтии в нём является серьёзной проблемой в работе Совета Россия – НАТО.

Согласно давней позиции НАТО и Вашингтона, ратификация ДОВСЕ членами НАТО и присоединение к нему трех балтийских государств неразделимо связано с выполнением Россией обязательств по выводу войск из Грузии и Молдавии. В настоящий момент, однако, почти с уверенностью можно сказать, что часть российских войск останется в Молдавии и Грузии еще на несколько лет. Тем не менее, Москва будет добиваться скорейшего подключения Латвии, Литвы, Эстонии и Словении к адаптированному ДОВСЕ и его ратификации в надежде ограничить количество вооруженных сил, которые союзники в случае необходимости могут ввести в Прибалтику.

Балтийские государства же полностью поддерживают позицию НАТО в том, что для ратификации ДОВСЕ необходимо, чтобы Россия полностью выполнила Стамбульские договоренности относительно Грузии и Молдавии. Точно также Прибалтика разделяет давнее мнение союзников, что преждевременная ратификация - в то время как российские войска остаются в вышеназванных странах - будет противоречить интересам и ценностям Североатлантического альянса. В настоящее время организация обсуждает решения по всему комплексу данных вопросов.

Кроме того, осложняются сами взаимоотношения между Россией и альянсом, так как Латвия теперь является полноправным членом с правом вето, а Россия может оказывать влияние только на уровне Совместного Постоянного Совета Россия – НАТО.

Прогностические выводы:

1. Скорее всего, политическая напряженность в отношениях между Россией и Латвией сохранятся в ближайшие несколько лет. Проблема недопонимания между российской и латвийской сторонами коренится в разном взгляде на возникновение латвийской государственности: Латвия считает себя восстановленным государством, в то время как российская сторона воспринимает ее как новое государство.

2. Двухсторонние российско-латвийские переговоры перейдут в новый формат многоуровневой системы сотрудничества в рамках Европейского Союза.

3. Положение русскоязычного населения в Латвии в среднесрочной перспективе не улучшится, однако, предполагается, что в случае отсутствия новых противоречий, ситуация стабилизируется и конфликт будет на некоторое время заморожен.

4. Отношения по линии Россия – НАТО не ухудшатся, так как представляется маловероятным, что страны Балтии в среднесрочной перспективе смогут набрать должный политический вес, чтобы оказывать влияние на других членов альянса. Тем не менее, проблема ДОВСЕ останется актуальной еще как минимум один год.

5. Латвия и Россия будут и далее тесно сотрудничать в экономической сфере, так как Латвия может предоставить транзитные услуги, которые в большой степени востребованы в России из-за ее бурно развивающейся нефтяной промышленности.

6. Перспективы развития российско-латвийских отношений могут, в целом, быть положительными, но только при условии конструктивного диалога сторон на всех уровнях.

Практические рекомендации:

1. Необходимо сдерживать российских политиков от резких провокационных высказываний в адрес латвийского правительства и президента Латвии, дабы не осложнять и без того напряженные отношения.

2. Возможно, следует обратиться за поддержкой к международным правозащитным организациям для более эффективной защиты прав русскоязычного населения в Латвии. Ни в коем случае нельзя вводить какие-либо экономические санкции против Латвии, так как это может негативно сказаться на отношении к России других западных государств.

3. Акцент в российско-латвийских отношениях следует переместить в основном на экономику, для чего необходимо проповедовать политику невмешательства во внутренние дела сторон.

4. Российско-латвийские отношения необходимо улучшать постепенно. В связи с этим, нужно подчеркнуть важность четырех принципиальных моментов для улучшения существующих отношений между Россией и Латвией, как способствующих формированию позитивных общеевропейских процессов, а именно:

- Взаимосвязь внутренней и внешней политики, а также экономики и политики данных государств;

- Учет объективных интересов партнеров;

- Современный подход к вопросам некоренного населения;

- Отказ от создания современных политических построений на основе предвзятых трактовок истории.

5. Необходимо искать пути сотрудничества с правительством Вайры Вике-Фрейберга, которые могут быть выгодны для обеих сторон. Россия не может позволить Латвии полностью остаться вне ее влияния, так как в данном регионе сосредоточено множество ее стратегических интересов.

Заключение

Основные результаты работы состоят в решении поставленных во введении научных задач.

- Проделана большая работа по сбору и систематизации информационных материалов, имеющих непосредственное отношение к проблематике.

- Рассмотрены основные стратегические, геополитические и экономические интересы Российской Федерации в исследуемом регионе и предложены некоторые пути более эффективной их реализации.

- Проанализированы основные факторы, влияющие на развитие отношений между Российской Федерацией и странами ближнего зарубежья, рассмотренными в данной работе, дана оценка современному состоянию этих отношений и зафиксированы основные тенденции их развития. Также проанализировано влияние других европейских государств, США и наднациональных образований на политику Украины, Белоруссии и Латвии, проводимую в отношении России.

- Проанализирован потенциал доминирующих в Украине, Белоруссии и Латвии властных элит и обозначены предполагаемые направления их будущей политической деятельности. Изучены действующие инструменты защиты и продвижения российских интересов в исследуемом регионе, а также инструменты противодействия проводимой в отношении России и нежелательной для нее политике. Даны практические рекомендации по каждой из рассмотренных стран.

На основании проведенного исследования представляется возможным сделать следующие выводы:

Россия проиграла на «украинском фронте», практически потеряв большую часть выработанных за годы после распада Советского Союза инструментов влияния на политику, проводимую этой страной. Российской элите, при всей ущербности инерционной логики бывшей «сверхдержавы» и регионального гегемона, не удалось поставить на «правильную» силу. Россия проиграла не только в силу того, что Запад оказался эффективнее в политическом плане, а потому что внешняя политика государства, в частности механизм определения стратегических приоритетов и тактических приемов реализации национальных интересов, требует модернизации ничуть не меньше, чем, скажем, государственный аппарат или правоохранительная система.

Предполагается, что России не удастся в среднесрочной перспективе преодолеть комплекс «сверхдержавы», что значительно усложнит работу российской дипломатии, в особенности в Украине. Однако, отношения между двумя государствами, так или иначе, стабилизируются ввиду тесной, в первую очередь в экономическом плане, взаимозависимости. Более того, России играет на руку определенная несогласованность украинской и западной элит, что заставляет Украину искать альтернативных партнеров в лице Кремля. Тем не менее, российским дипломатам сегодня предстоит нелегкая работа по урегулированию возникающих конфликтов между нашими государствами.

Белоруссия же в среднесрочной перспективе остается одним из самых надежных союзников Российской Федерации в ближнем зарубежье. Различные время от времени возникающие конфликты, как показывает практика, не угрожают, в целом, дружественным российско-белорусским отношениям. Интеграционные процессы между двумя странами и далее будут протекать медленно и размеренно, в первую очередь в экономической области, так как политической интеграции по-прежнему мешают излишние амбиции президента Белоруссии Александра Лукашенко и излишняя требовательность российской стороны. Кроме того, с сожалением можно констатировать, что Кремль не уделяет должного внимания развитию сотрудничества с Республикой Беларусь. России же необходимо понять, что возможностей для дальнейшего сближения двух государств в будущем может и не быть, и поэтому процесс интеграции должен быть форсирован.

Что касается стран Балтии, а в частности Латвии, то здесь ситуация обстоит гораздо сложнее. Правительство этой страны ясно дало понять, что свои интересы они в первую очередь связывают с развитием процесса европейской интеграции и укреплением трансатлантических отношений, в то время как на территории этой страны сосредоточено множество российских интересов, в особенности экономического плана. Более того, в стремлении как можно дальше отдалиться от России и ее истории Латвия сегодня проводит откровенно антироссийскую политику, что не может не беспокоить Москву, так как на территории Латвии проживает огромное количество русскоязычного населения. Положение осложняется ещё и тем, что страны Балтии теперь являются членами Европейского Союза и членами НАТО, что само по себе вызывает сложности в организации сотрудничества по линиям Россия – ЕС, Россия – НАТО и вынуждает Россию более аккуратно строить свою политику в отношении Прибалтийских государств.

Приложение 1

ФПГ в Украине на конец 2004г.

Янукович
Ющенко

«Донецкий клан»

(крупный бизнес)

«Днепропетровский» клан
Блок Юлии Тимошенко (нефтяная элита)
Российские ФПГ (ВАЗ)
ФПГ Рината Ахметова
Малый и средний бизнес Украины
Российские ФПГ
Донбасс (угольная промышленность)
МТС, предприятия металлургической промышленности, МАИР

Приложение 2

Состав Верховной Рады 2002 г. созыва (всего – 450 мест)[15]

Приложение 3

Социологический опрос среди населения Белоруссии

Вопрос: "Если бы сегодня проводился референдум по вопросу объединения Белоруссии и России, то Вы лично проголосовали бы за объединение или против объединения?"

Апрель 1997 Январь 1999 Октябрь 1999 Ноябрь 2000 Сентябрь 2003
За 62 77 68 72 66
Против 16 9 17 14 12
Не стал бы участвовать в референдуме 7 5 4 6 6
Затрудняюсь ответить 15 10 11 8 16

Приложение 4

Социологический опрос среди населения России

Если бы сегодня проводился референдум по вопросу объединения Белоруссии и России, то Вы лично проголосовали бы за объединение или против объединения?

Список литературы

Президентские выборы – 2004. Сборник аналитических статей ЦСИ «София». – Киев, 2004.

Кефели И.Ф.Судьба России в глобальной геополитике (под ред. Попова Г.Н.) Питер: 2004г.

Мошес А. Славянский треугольник. Украина и Белоруссия в российской внешней политике 90-х годов // Том 6. Pro et Contra. 2001.

Белоруссия и Украина: История и культура: Ежегодник 2003 (под ред. Флоря Б.Н.)/ Наука: 2003г.

Сидоренко С. Н. Украина - тоже Россия Издательство: Альтернатива,2005г.

Кучма Леонид. Украина не Россия. Издательство: Время, 2004 г.

Хвалей В.В., Функ Я.И. Курс правовых основ внешнеэкономической деятельности государств-участников СНГ (Россия, Беларусь, Украина) 2001г.

Кремнев П.П. Распад СССР: международно-правовые проблемы, Издательство: Зерцало-М, 2005г.

Барановский Е.Г., Владиславлева Н.Н. Методы анализа международных конфликтов. Издательство: Научная книга,2002г.

Яскевич Я.С. Основы идеологии белорусского государства: Вопросы и ответы. 2004г.

Бирюков М.М. О некоторых правовых проблемах, возникающих для России в связи с расширением ЕС\\ Государство и право. - № 7. – 2004г.

Бойцова В. Европейский союз: расширение на восток// Общественные науки и современность. – 2002г.

Воронов К. Пятое расширение ЕС: судьбоносный выбор// Мировая экономика и международные отношения. – 2002 г.

Годин Юрий, Рудков Анатолий «Отстойник незаконных иммигрантов», такую роль отводят России эксперты ЕС// Российская федерация сегодня. – 2004г.

Европейское право. Учебник для вузов / Отв. ред. Л. М. Энтин. М., 2001г.

Клемин А.В. О договорах между ЕС и Россией // Московский журнал международного права. 2002г.

Министерство иностранных дел РФ, департамент информации и печати Последствия расширения ЕС для экономики России // www.mid.ru. - 21.04.2004.

Нарочницкая Наталия Европа «Старая» и Европа «Новая»// Международная жизнь. – 2003г.

Право Европейского Союза: Учебник для вузов/ Под ред. С.Ю. Кашкина. – М.: Юристь, 2003 г.

Интернет-ресурсы:

www.novopol.ru

www.religare.ru

www.kreml.org/opinions

www.analitik.org.ua

www.russ.ru

www.open-forum.ru

www.charter97.org

www.ukraina.ru

www.ukr.ru

www.ukraine.ru

www.newsru.com

www.kommersant.ru

www.president.kremlin.ru

www.svop.ru

www.cirp.ru

www.brcinfo.ru

www.iraq-war.ru

www.rnews.ru

www.strana.ru

www.ancentr.ru

www.iamik.ru

www.pronline.ru

www.baltkurs.com

www.annews.ru

www.glavred.info

www.zavtra.ru

www.materik.ru

www.rian.ru

www.emigration.russie.ru

www.lato.lv

www.nlvp.ru


[1] Полный текст заявления выложен на сайте www.president.kremlin.ru

[2] Следует с проведения референдума об окончательном объединении двух стран на основе российской Конституции, потом могут быть проведены выборы в единый парламент и выборы единого главы государства. Этот вариант объединения Путин назвал «конкретным, ясным и понятным».

[3] Kuzio, WillLukashenkasurviveasPutinlosesinterestinunionwithBelarus?, RFE/RL, 16 июль 2002.

[4] Как, например, «Washington Post» или «Die Welt».

[5] «Сближение России и Белоруссии». Совет по внешней и оборонной политике. www.svop.ru

[6] Наличие общности Белоруссии со странами региона Центральной Европы впервые было зафиксировано преамбуле польско-белорусского Договора о добрососедстве и дружественном сотрудничестве с 23 июня 1992 года

[7] Взаимоотношения с ЕС, www.mfa.gov.by/rus/index.htm

[8] В результате интеграции с Белоруссией Россия получит ряд неоспоримых геополитических выгод: непосредственный выход к границам Центрально-европейского региона; устранение потенциальной угрозы создания так называемого Балтийско-Черноморского пояса изоляции России; укрепление позиции России в ее взаимоотношениях с государствами, блоками и союзами, и прежде всего в Европе; увеличение военных возможностей государства в области обычных вооружений за счет интеграции с белорусской армией, обладающей высокой боеспособностью; появление новых перспектив для маневра в рамках Договора ОВСЕ; вывод Калининградского особого оборонительного района из военно-стратегической изоляции.

[9] Самым лучшим комментарием к этому может послужить заявление единственного кандидата от оппозиции в президентских выборах Владимирa Гончарикa, который, комментируя критику Владимира Путина в отношении белорусско-российской интеграции, заявил, что Белоруссия и Россия должны вообще отказаться от идеи Союзного государства, но одновременно подчеркнул, что " Главное, чтобы они имели хорошие отношения в политике и экономике". Независимая газета. 2002. 14 июня

[10] Отсутствие демократизации в Белоруссии является сегодня главным препятствием для этого.

[11] Понятие "страны Балтии" вызывает к себе несколько сдержанное отношение в Литве, Латвии и Эстонии, поскольку оно не основано на общем историческом и культурном наследии, общей "балтийской идентичности" или единстве внутренних процессов в 90-е годы. Кроме того, "страны Балтии" все-таки звучит слишком похоже на "республики советской Прибалтики", что само по себе способно провоцировать негативные реакции. По сути, лишь единство политической судьбы в 1939-40, 1991 и 2002 гг. объединили три страны в одну группу. Скорее всего, в перспективе категория будет размываться.

[12] «окончание второй мировой войны для Латвии и ее балтийских соседей сменилось советской оккупацией» Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, 4 апреля 2005г. www.brcinfo.ru

[13] Данные предоставлены Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ) и латвийским центром SKDC

[14] Сегодня грузооборот во всех портах Балтийского моря составляет примерно 500 млн тонн. Через Латвию, Литву и Эстонию оборачивается около 100 млн т грузов плюс 70 млн человек в год перевозится на морских паромах. В ближайшие 10 лет, по оптимистичным прогнозам директора сектора инфраструктуры Всемирного банка Рикардо Халперина, перевозки по Балтийскому морю в целом должны вырасти втрое

[15] Нужно принимать во внимание, что график составлен в период президенства Л. Кучмы. Следовательно, объединения, обозначенные в графике, как оппозиционные, на данный момент, следует понимать, как пропрезидетские, и наоборот.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий