регистрация / вход

Типы политической власти

Демократическая власть не может возникнуть сама, она всегда воплощается в системе правовых механизмов, призванных обеспечить эффективное руководство обществом и ограничить возможность произвола политических лидеров.Понятие политического режима.

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Белгородский юридический институт

Кафедра гуманитарных и социально-экономических дисциплин

РЕФЕРАТ

Тема: Типы политической власти

ПОДГОТОВИЛ:

СТУДЕНТ 454 ГРУППЫ

ОКУНЕВ А.А.

ПРОВЕРИЛ:

Преподаватель кафедры

Путилов П.Д.

Белгород – 2008


Литература:

Основная литература:

*Перевалов В. Д. Политология. Учебник для вузов. - М., 2001.- Глава 4.

* Гаджиев К. С. Введение в политическую науку – М., 1997. – Глава 3.

*Лобанов К.Н. Политология. – Белгород, 2000. – Лекции 5,6.

Дополнительная литература:

*Бутенко А. П. От тоталитаризма к демократии: общее и специфическое // Соц.-полит. журнал. - 1996.- № 1.

*Кашников Б. Н. Демократия как возможная судьба России// Общ. науки и современность. - 1996. - № 2.

Клямкин И. М., Лапкин В. В., Пантин В. И. Между авторитаризмом и демократией//Полис.-1995.- № 2.

Модель демократии в России. Круглый стол // Полис. - 2003. - № 3.

Сартори Дж. Вертикальная демократия // Полис. - 2003. - № 2.

Урнов М. К. Освобождаясь от авторитаризма // Полис. - 2004.- № 1.


Введение

Систем ой власти, диаметрально противоположной авторитарной и тоталитарной, является демократия.

Традиционно демократия рассматривается как система народовластия. Один из самых известных американских президентов Авраам Линкольн назвал демократию такой системой, при которой власть осуществляется не только от имени народа, но и самим народом. Но сразу возникает вопрос: а может ли народ–социальный конгломерат из миллионов индивидуумов, каждый со своими интересами, пристрастиями, привычками–действительно руководить обществом?


1. Демократия.

Идея народовластия может быть воплощена только на уровне небольших территориальных общностей – коммун, муниципалитетов, общин, граждане которых решают все основные вопросы общим голосованием. Такую демократию называют непосредственной. Для того чтобы определить, где построить школу либо проводить дорогу, не требуется особых политических знаний и навыков. Однако для управления государством уже одной житейской мудрости недостаточно, требуется 'профессионализм, да и весьма накладно по каждому вопросу п роводить всеобщее голосование. Поэтому на уровне больших социальных общностей и государств единственно возможной системой демократической власти может быть представительная демократия, когда власть от имени народа осуществляется выборными либо назначенными управленцами-профессионалами. Не случайно, что и Аристотель, и Цицерон считали идеальным государственным строем симбиоз аристократии и демократии, когда государственную власть под контролем народа и от его имени представляют «лучшие» и наиболее достойные руководители.

Любая демократическая система власти сталкивается с двумя основными проблемами.

Во-первых, как обеспечить приход к власти наиболее компетентных и способных руководителей. Можно вспомнить, что Платон главным пророком демократии считал то, что при этом типе власти государством правят не самые достойные, а те, кто умеет нравиться толпе, давать ей любые о бещания .

Во вторых , как избежать узурпации власти со стороны «народных избранников». В истории можно найти немало примеров, когда демократически избранные политические лидеры вскоре устанавливали в государстве жесткую диктатуру и режим личной власти. Так, демократическая Веймарская республика в Германии превратилась в тоталитарную фашистскую диктатуру в результате победы гитлеровской партии на выборах в Рейхстаг. Поэтому в отличие от авторитаризма, где система власти, как правило, подстраивается под политического лидера, в демократии политические лидеры сами обязательно должны подстраиваться под существующую систему. Если в авторитарных системах личность верховного правителя как бы стоит над властью и законом, то в демократических она всецело подчинена им.

Демократическая власть не может возникнуть сама по себе, она всегда воплощается в целой системе правовых механизмов, призванных, с одной стороны, обеспечить эффективное руководство обществом, а с другой – максимально ограничить возможность произвола и волюнтаризма политических лидеров. От того, насколько успешно сочетаются эти два противоположных начала, зависит эффективность и устойчивость демократического правления.

Обращаясь к опыту двух старейших демократии–Великобритании и США, можно выделить, пять основных принципов организации государственной власти, реализация которых на протяжении уже более двухсот лет обеспечивает стабильность и процветание этих государств. Сегодня эти принципы стали достоянием практически всех развитых государств мира, включая те, которые никогда раньше не имели демократических традиций (например, Испания или Япония).

1. В демократическом обществе сувереном власти является народ, от имени которого выступает и действует государство. При этом государство обладает всей полнотой власти необходимой для его нормального функционирования, защиты свободы и прав граждан.

Легитимность власти, законопослушность граждан обеспечивается, прежде всего, наличием у значительной части граждан собственности, что придает им высокую социальную устойчивость. Поэтому граждане, в первую очередь, озабочены сохранением своего достатка, что делает их лояльными к власти, защищающей интересы среднего класса. На экстремистские и революционные действия идут только те социальные слои, которым «нечего терять, кроме своих цепей», а таких в развитых обществах осталось меньшинство.

Далее, легитимность гарантируется формальным и неформальным участием граждан в деятельности органов власти как на местном, так и на государственном уровне.

Легитимности служит наличие эффективной судебно-правовой системы, обеспечивающей защиту интересов государства и 'использование методов административного принуждения к нарушителям социального порядка.

2. Для предотвращения узурпации и злоупотребления властью осуществляется разделение ее основных функции – исполнительной, законодательной и судебной. Отсутствие монополии на власть одного лица либо политического института – главный организационный принцип демократической системы.

Впервые публично идею разделения власти обосновал Джон Локк. Однако наиболее полно она была разработана в трактате Иммануила Канта «Метафизика нравов». Кант справедливо замечает, что никогда еще не было такого властвующего, который отказался бы от возможности истолковать закон себе на пользу. Поэтому закон должен стоять выше властвующего, а его власть должна быть разделена на законодательную, исполнительную и судебную. Каждая из них имеет право на автономию в рамках своей компетенции. Законодательная власть принадлежит парламенту, исполнительная–правительству, судебная – народу, который через своих представителей (присяжных) решает судьбу обвиняем ого или тяжбу истца. Перед судебной (властью все равны – как простой гражданин, так и государственный институт.

Наиболее полно принцип разделения властей был осуществлен в политической системе США. Согласно Конституции две палаты конгресса контролируют и сдерживают друг друга, а вместе–президента, который, в свою очередь, обладает правом вето на решения законодателей. Верховный суд США имеет прерогативу приостанавливать и опротестовывать решения конгресса и президента.

Таким образом, ни один политический институт не имеет возможности сосредоточить всю полноту власти в своих руках. Все они находятся под взаимным контролем под контролем со стороны избирателей и независимой прессы.

3. В демократическом государстве политическая власть не распространяется на так называемые неотчуждаемые права личности , охраняющие свободу и личные права чел овека. «Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное исповедание, ограничивающих свободу слова или печати» - сказано в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. Никто не может лишаться жизни, свободы и имущества без законного судебного разбирательства, никакая частная собственность не должна отбираться для общественного пользования без справедливого вознаграждения, говорится в Конституции США. Неотчуждаемые права выступают своеобразным политическим и социальным гарантом защиты интересов личности от произвола власти. Чем более развиты и обеспечены права личности, тем более демократично общество, и наоборот. Однако при этом существует известная зависимость между уровнем социально-экономического развития общества и уровнем политической свободы личности. Нигде и никому «свобод», гарантирующих реальные права личности, не удав алось вводить «сверху» одним или несколькими политическими актами. Требуются многие годы для их утверждения в обыденн ом сознании, для формирования демократической культур ы граждан. Например, в США потребовались десят илетия, прежде чем представители негритянского населения, юридически получившие избирательные права в 1870 г . смогли реально и полностью участвовать в политическом процессе.

Естественно, что свобода и права личности не могут быть безграничными. Их ограничения связаны с необходимостью эффективного функционирования механизмов политической власти и институтов государства. Пожалуй, наиболее полно определение политической свободы и ее границ дано в упомянутой выше французской Декларации прав человека и гражданина (1789 г.): «Свобода состоит в возможности делать все, что не наносит вреда другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами»(17,ст.4).

Современная интерпретация неотчуждаемых прав личности исходит из наличия в них содержания двух сторон – социально-экономической и политической.

Социально-экономическая сторона включает в себя признание права каждого человека на собственность, на реализацию личной ини циативы и предприимчивости, на труд, жилище, отдых, на учебу, на здравоохранение и на социальную защиту тем его членам, кто не способен сам себя обеспечить. Политическая сторона включает в себя несколько компонентов:

а) гарантированность от произвольного стеснения власти и неправомочных арестов. Никто не должен быть стеснен в своих правах или осужден иначе как по решению суда властей. Сама судебная власть должна быть демократичной и принадлежать народу, который через своих представителей (суд присяжных) решает судьбу человека;

б) свободу совести–право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, право придерживаться любых идеологических воззрений и доктрин, кроме тех, что проповедуют насилие;

в) свободу собраний, политических дискуссий и демонстраций. То есть право граждан публично излагать свои политические взгляды, выступать с протестами против неправомерных действий властей или полемизировать с политическими противниками, не посягая на насильственное свержение конституционного строя;

г) право свободного передвижения внутри страны и вне ее.

4. Гарантии с вобод и прав человека об еспечиваются еще одним основополагающим принципом демократии – политическим плюрализмом и реальной много партийностью.

Политический плюрализм предполагает возможность граждан объединяться в любые политические ассоциации, партии или движения на основе их интересов, активно участвовать в легальной политической деятельности. Политический плюрализм, институированный в виде многопартийной системы, служит препятствием для монополизации власти со стороны какой-то одной партии или социальной группы, не позволяет ей установить тотальный контроль над обществом. Не случайно, что все демократические системы власти являются многопартийными. Причем не только по форме, а главным образом по реальной политической практике. Дело в том, что формальное наличие нескольких партий не говорит еще ни о чем. В ряде стран Восточной Европы в их «социалистическом» прошлом существовало несколько партий. Однако реальная власть принадлежала только одной–коммунистической (социалистической, рабочей). Остальные были придатком, камуфляжем однопартийности.

Реальная многопартийность – это, п режде всего, юридическое равноправие всех политических партий и движений. Хотя при этом и численность, и финансовые возможности, и, соответственно, политическое влияние партий может быть различным.

Наличие нескольких партий или движений, легальной политической борьбы вынуждает их контролировать и сдерживать друг друга, зорко следить, чтобы ни одна из них не получила правовых преимуще ств и не попыталась узурпировать власть.

5. И, наконец, пятый принцип, обеспечивающий функционирование демократической власти. Это–свобода печати. Наряду с разделением властей и многопартийностью свободная и независимая от государства печать выступает гарантом демократической системы.

Свобода печати, под которой понимается финансовая и цензурная независимость средств массовой информации от государственных институтов, обеспечивает постоянный контроль над властью со стороны общества. Она отнимает у правителей их главное оружие–тайну, под покровом которой власть может творить любые беззакония. Политическая цензура, ограничения свободы слова немедленно создают прецедент для нарушения законов со стороны государственной бюрократии для попрания свобод и прав граждан. Но в то же время отсутствие политической цензуры вовсе не означает, что у государства не должно быть секретов. Они есть в любом обществе. Но в демократии все государственные секреты строго регламентированы законом и весьма ограничены.

Естественн о, что помимо достоинств демократическая система имеет и целый ряд существенных недостатков.

Главный из них – недостаточно высокая оперативность и необходимость управления обществом. Институты власти, принимая те или иные решения, вынуждены много времени тратить на демократическую «процедуру» – проведение законодательных актов через парламент, их согласование, утверждение и т. д. Необходимо также постоянно сверять принимаемые политические решения с общественным мнением, с реакцией избирателей. Поэтому демократическая система власти может эффективно функционировать лишь в обществах с устоявшейся экономикой, в условиях стабильного социального и политического развития.

Вторым недостатком демократической системы является затрудненность борьбы с преступностью. Существует даже теория, что чем ниже уровень насилия со стороны государства по отношению к гражданам общества, тем он выше со стороны граждан по отношению друг к другу. Действительно, авторитарные и тоталитарные системы, беря на вооружение преступные методы и широкомасштабное насилие, могут существенно понизить уровень преступности (можно вспомнить борьбу Муссолини с мафией в Италии фактически мафиозными методами). Но при этом непременно будут исковерканы судьбы миллионов ни в чем не повинных людей.

У демократии можно найти немало других недостатков, но следует согласиться с У. Черчиллем, который сказал, что несмотря на это, все остальные системы власти гораздо хуже.

Крайней, извращенной, более гипотетической формой демократии выступает анархия. Хотя, точнее, анархию нельзя назвать системой власти, поскольку здесь принципы демократизма доводятся до крайней степени. Провозглашается полная независимость личности от всех типов экономической, социальной и политической власти. Абстрактно понимаемая свобода объявляется высшим символом и принципом жизнедеятельности общества. Хотя понятно, без системы власти высокоорганизованное общество существовать не может. Отсутствие государственной власти неминуемо породит другую, более страшную и жестокую власть – власть толпы – охлократию. (По терминологии Платона– власть, при которой стадные инстинкты разрушения и эмоции будут довлеть над разумом людей).

Идеологи анархизма П. Прудон, М. Бакунин, П. Кропоткин представляли анархию как систему самоуправляющихся общин, ведущих фактически натуральное хозяйство. Но такая система просто невозможна в условиях индустриального общества. Все попытки заменить политическую власть системой самоуправления на основе моральных ценностей неизбежно заканчивались крахом. Здесь уместно привести слова Т. Гоббса, который заметил, что некоторым людям свойственно жаловаться на стеснения и неудобства, причиняемые им властями при той или иной форме правления, однако при этом они не принимают во внимание то, что эти стеснения едва ли чувствительны по сравнению с тем разнузданным состоянием безвластия, когда люди не подчиняются законам и не признают над собой никакой принудительной власти, удерживающей их от грабежа и мести.

Помимо уже рассмотренных социальных типов власти политологи выделяют так называемые переходные типы – авторитарно-демократический и демократическо-авторитарный. Подобные типы возникают при эволюции системы власти от авторитаризма к демократии или наоборот–от демократии к авторитаризму. Как и всякое переходное состояние, данные социальные типы не могут существовать длительное время, в конце концов в обществе утверждается либо демократия, либо авторитаризм.

Переходные типы власти возникают, во-первых, в тех случаях, когда в результате чрезвычайных обстоятельств–войн, стихийных бедствий, кризисов – исполнительная власть получает дополнительные прерогативы, а функции законодательной власти временно ограничиваются. Могут ограничиваться права и свободы граждан. Как известно, все эти ограничения оговорены в конституциях и законах о чрезвычайном (военном) положении. После преодоления кризиса, восстанавливается деятельность демократических институтов в полном объеме. При этом важно, чтобы чрезвычайное или военное положение существовало строго ограниченный срок. Поскольку можно привести немало примеров, когда закон о чрезвычайном положении действовал на протяжении многих лет, а иногда десятилетий, как это было в Южной Корее, Чили или Бразилии.

Во-вторых, переходные типы власти возникают в процессе продвижения общества от авторитаризма или тоталитаризма к демократии. Понятно, что демократическая форма власти не может возникнуть сразу в одночасье. Поэтому в обществе определенный период может существовать некий авторитарно-демократический симбиоз: существуют демократические институты, избирательная система, однако вся или, точнее почти вся реальная власть находится в руках политического лидера. Однако постепенно, по мере накопления политического опыта, стабилизация социально-экономической обстановки, демократические институты получают реальную власть, происходит ее разделение по законодательным, исполнительным и судебным функциям, и в обществе тем самым утверждается полноправная демократическая система.

Вывод: Название переходных типов власти «авторитарно-демократический» или же «демократическо-авторитарный» формально зависит от конкретного соотношения демократии или авторитаризма в том или ином обществе. Хотя, конечно же, точно определенную градацию установить очень сложно. Поэтому разделение этих двух типов является довольно условным и во многом субъективным.


2. Понятие политического режима.

Из вышеуказанного следует, что социальный тип власти характеризует основные организационные принципы политического устройства общества. Однако в рамках того или иного типа власти могут применяться самые разные средства и методы для достижения политических целей государства. Для их обобщенной характеристики используется понятие «политический режим». К примеру, в нашей стране и при И. Сталине, и при Л. Брежневе власть была тоталитарной либо авторитарной.

Однако методы ее осуществления при их правлении были различными, то есть различались политические режимы.

Политический режим – это категория политической науки, в обобщенном виде характеризующая степень, формы н методы государственного принуждения в обществе.

Политические режимы различаются между собой по степени и формам государственного насилия в отношении граждан, с одной стороны, и по способам легитимации–с другой.

В самом обобщенном виде существуют два основных типа политических режимов – диктаторский и либеральный. Однако каждый из них может проявляться в нескольких разли чных видах: жестко-диктаторский, военно-диктаторский, фашистско-диктаторский, диктаторско-либеральный, либерально-плюралистический, либерально-радикальный и т. д.

Диктаторский режим. Диктатура – способ осуществления государственной власти путем п остоянной угрозы или непосредственного применения вооруженного насилия в чрезвычайных условиях развития общества.

Отличительными особенностями диктаторского режима являются, во-первых, применение вооруженной силы для поддержания социального порядка либо для установления нового социального порядка, во-вторых, подмена или уже устранение легальных институтов власти в госу дарстве и создание на их месте новых органов политического руководства, основанных на крайних формах политического принуждения.

Легитимность власти во всех диктаторских режимах достигается посредством применения вооруженной силы и постоянной угрозой политических репрессий. Чувство страха и инстинкт выживания заставляет людей придерживаться предписаний диктаторской власти. Диктаторский режим может существовать только в авторитарных либо тоталитарных системах власти. Победа диктатуры в условиях демократии означает немедленное переустройство власти на авторитарных принцип ах.

Одной из закономерностей политического развития является эволюция диктаторского режима в направлении либерализации.

Либеральный режим – способ осуществления государственной власти, основанный на признании прав и свобод граждан и отсутствии прямого вооруженного насилия.

Переход от диктатуры к либеральному режиму называют либерали зацией. Этот процесс характеризуется снижением уровня государственного принуждения, некоторым расширением политических свобод. Однако либерализацию нельзя отождествлять с демократией. Либерализация может происходить и в тоталитарной системе, как это было, например, во время хрущевской «оттепели» либо эволюции франкистского режима в Испании. Однако при этом сущностные принципы системы власти оставались неизменными.

Демократическому типу власти присущ либерально-плюралистический режим. Данный режим основывается на оптимальной децентрализации методов политического управления, на принципах политического соревнования и компромисса. Либерально-плюралистический режим признает право каждого человека придерживаться любых взглядов и проповедовать их, ему присуще уважение к и накомыслию.

Политическая практика при этом режиме осуществляется в результате постоянного соревнования, конкурентной борьбы различных социальных и политических сил, ни одна из которых не может обладать монопольным правом на власть или идеологию. В то же время при либерально - плюралистическом режиме государственная власть сохраняет сильные репрессивные функции для защиты прав и свобод каждого индивида и государственности.

Главным условием установления такого режима является наличие развитой рыночной экономики, действующей на принципах так называемого экономического либерализма. Согласно основному социологическому закону политический либерализм требует экономического либерализма, и наоборот. То есть надстроечные и базисные процессы должны развиваться в обществе адекватно.

Вывод: Именно поэтому нашей стране потребу ются многие годы, направлен ные на создание современной рыночной экономики, прежде чем мы сможем утвердить политический либерализм и развиту ю демократическу ю систему власти.


Заключение

Таким образом, можно заключить, что демократическая власть не может возникнуть сама по себе, она всегда воплощается в целой системе правовых механизмов, призванных, с одной стороны, обеспечить эффективное руководство обществом, а с другой – максимально ограничить возможность произвола и волюнтаризма политических лидеров. От того, насколько успешно сочетаются эти два противоположных начала, зависит эффективность и устойчивость демократического правления.


Список используемой литературы

*Бутенко А. П. От тоталитаризма к демократии: общее и специфическое // Соц.-полит. журнал. - 1996. - № 1.

Губин В. Д. Русская культура и феномен насилия//Вопросы философии. - 2005. - № 5.

*Налимов В. В. Власть и противостояние ей // Полис. - 2002. - № 3.

*Цыганов А. П. Политический режим // Соц.-полит. журнал. -1996.- №1.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий