регистрация / вход

Политическая элита Казахстана

«Медицинский Университет Астана» Кафедра: _ РЕФЕРАТ по политологии Тема: Политическая элита и ее роль в политике. Проблемы формирования политической элиты в Республике Казахстан.

«Медицинский Университет Астана»

Кафедра:_________________________________________________

РЕФЕРАТ

по политологии

Тема: Политическая элита и ее роль в политике. Проблемы формирования политической элиты в Республике Казахстан.

Работа выполнена студентом:

Сулейменова М.С.

Факультет: Общая медицина

Группа: 137

Работу принял:

Дата сдачи:

Оценка:

План:

Введение

I. Этапы развития политической элиты Казахстана

II. Общая характеристика современной политической элиты Казахстана

III. Уровень конфликтогенного потенциала внутри политической элиты Казахстана

IV. Три модели смены элит на постсоветском пространстве

V. Условия необходимые для эффективной реализации любой политической реформы

VI. Варианты политического развития Казахстана

Заключение

VII. Список литературы

Введение

Как объясняют различные исследователи понятие «политическая элита»?

В последние десятилетия термин «элита» не только прочно вошел в научный

социологический и политологический язык, но и вышел далеко за его пределы, став общеупотребительным. Этот термин происходит от латинского eligere и французского elite — лучший, отборный, избранный. Начиная с XVII века он употреблялся для обозначения товаров наивысшего качества, а затем и для наименования «избранных людей», прежде всего высшей знати. В Англии, как свидетельствует Оксфордский словарь 1823г., этот термин стал применяться к высшим социальным группам в системе иерархизированного общества. Затем понятие стали использовать в генетике, биологии и других естественнонаучных дисциплинах. В общественных науках термин «элита» не применялся широко до конца XIX — начала XX вв. (т.е. до появления работ В. Парето), а в США — даже до 30-х годов нашего столетия. Если попытаться рассмотреть различные современные точки зрения на понятие «элита» , то получится довольно пестрая картина. Элитой именуются: 1) получившие наивысший индекс в области их

деятельности (В. Парето); 2) наиболее активные в политическом отношении люди, ориентированные на власть — организованное меньшинство общества (Г. Моска); 3) лица, пользующиеся в обществе наибольшим престижем, богатством, статусом (Г. Лассуэлл); 4) люди, обладающие интеллектуальным и моральным превосходством над массой безотносительно к своему статусу (Ж. Боден); 5) наивысшим чувством ответственности (X. Ортега и Гассет); 6) лица, обладающие позициями власти (А. Этциони); 7) формальной властью в организациях и институтах, определяющих социальную жизнь (Т. Дай); 8) меньшинство, осуществляющее наиболее важные функции в обществе, имеющее наибольший вес и влияние (С. Келлер); 9) «боговдохновенные» (которые откликнулись на «Высший призыв» (Л. Фрейнд); 10) харизматические личности (М. Вебер); 11) творческое меньшинство, противостоящее нетворческому большинству (А. Тойнби); 12) сравнительно небольшие группы, состоящие из лиц, занимающих ведущие позиции в политической, экономической, культурной жизни общества (соответственно политическая, экономическая, культурная элиты) — сторонники теории элитного плюрализма; 13) наиболее квалифицированные специалисты менеджеры и высшие служащие в системе бюрократического управления (представителя технологического детерминизма) и многие другие определения.

Широкое хождение приобрел и термин «субэлита» , сторонники которого отстаивают пирамидальную модель общества, а также «контрэлита» — для обозначения лидеров социальных низов.

Этапы развития политической элиты Казахстана


Политические риски в Казахстане ·

Условно в своем развитии политическая элита Казахстана прошла несколько этапов:

1991–1994 гг.
Доминирование советской партийно-хозяйственной номенклатуры и групп давления. Процесс перераспределение государственной собственности. Высокий уровень коррупции на всех уровнях государственной власти.

1994–2001 гг.
Приход во власть представителей бизнес-элиты. Начало трений и конфронтации между старой номенклатурой и новой политической элитой. Президент выстраивает новую систему сохранения баланса между группами давления при параллельном усилении своей власти.

2001–2003 гг.
Первое нарушение баланса между элитными группировками, которое привело к расколу политической элиты. Причины:
1. Чрезмерный рост влияния некоторых членов семьи президента, что вызвало недовольство у некоторой части политической и бизнес-элиты.
2. Диспропорции между быстрыми темпами экономического развития и закрытой политической системой. Результат: ограниченные возможности для бизнес-элиты участвовать в легитимной борьбе за власть.

2003–2005 гг.
Восстановление президентом баланса сил внутри политической элиты Казахстана в преддверии президентских выборов. Активизация деятельности контр-элиты в рамках оппозиционной Демократической коалиции «За справедливый Казахстан».

2006 г.
Важный период с точки зрения определения дальнейших перспектив политического развития страны после президентских выборов. Разработка общенациональной программы политических реформ в Казахстане, инициированная властью, должна показать границы возможных изменений в политической системе страны в плане ее дальнейшей либерализации. Это также важно в преддверии обсуждения кандидатуры Казахстана на пост председателя ОБСЕ в 2009 году. С другой стороны, 2006 год является переломным для казахстанской оппозиции, которая либо преодолеет внутренние разногласия и начнет готовиться к парламентским выборам 2009 года, либо будет отодвинута на периферию политической жизни в результате новых внутренних конфликтов и расколов.

Стоит отметить, что парламентские выборы 2004 г. подняли на уровень широкого общественного обсуждения вопрос политического реформирования страны, который спровоцировал конкуренцию власти и оппозиции за перехват стратегической инициативы в определении темпов и рамок этой реформы.

Но выборы, к сожалению, не решили своей главной задачи, а именно: создание основы для консолидации элиты и общества. Наоборот, линия разлома после выборов стала проходить и увеличиваться не только между властью и разношерстной оппозицией, но и внутри политической элиты. Неожиданный для многих демарш уже бывшего спикера нижней палаты Парламента и одного из лидеров победившей на выборах пропрезидентской партии «Отан» Жармахана Туякбая, обвинившего власти в фальсификации результатов выборов, является лишь очередным звеном в цепи событий, которые начались в 2001 г. До Жармахана Туякбая аналогичную траекторию проделал другой бывший «член президентской команды» – Заманбек Нуркадилов и руководители демократической партии «Ак Жол». А еще раньше премьер-министр Акежан Кажегельдин, который, по сути, и открыл страницу «великого исхода из-под президентской власти», чтобы играть против этой самой власти.

Общая характеристика современной политической элиты Казахстана:

  • закрытость и огромная дистанцированность (экономическая, политическая, информационная и ментальная) от населения;
  • элита функционирует в рамках строгой иерархии, где нередко понятие профессионализма оттесняется и заменяется понятиями личной преданности и кровного родства. В меньшей степени это характерно для бизнес-элиты;
  • правящая элита не является монолитной, наоборот, она пребывает в состоянии перманентных противоречий, вследствие чего внутри нее образуются разнообразные блоки на основе совпадающих интересов и текущей конъюнктуры;
  • основная борьба в среде элиты идет не за право распространить свои идеалы на государственное и общественное развитие, а за право распространить свое влияние на главу государства и остальные элитные группировки, и уже посредством этого – на государственное и общественное развитие;
  • гарантом стабильности внутри политической элиты является лишь президент страны.

Уровень конфликтогенного потенциала внутри политической элиты Казахстана


На данный момент в политической элите Казахстана сохраняется конфликтогенный потенциал, который способен вызвать новые столкновения между различными элитными группами, что повысит уровень политического риска в Казахстане.
К возможным причинам новых конфликтов можно отнести следующие:

Объективные причины:

    • отсутствие прочного баланса между элитными группами;
    • сокращение возможностей для реализации своих экономических амбиций;
    • нескоординированная кадровая политика;
    • объективный процесс взросления элиты, которая требует больше свободы для своих действий.

Субъективные причины:

    • муссирование слухов о досрочной передаче президентской власти, обсуждение списка возможных преемников;
    • состояние постоянного психологического напряжения внутри политической элиты по поводу слишком частых кадровых изменений;
    • усталость от слишком долгого пребывания у власти только лишь одной группы.

В отличие от России, где был период сильного влияния олигархов на процесс принятия политических решений, в Казахстане никогда не ослаблялась жесткая президентская вертикаль, которая долгое время держала бизнес-элиту под жестким контролем. И любая попытка вырваться из-под президентской опеки обычно каралась достаточно жестко. В этой связи вспоминается небезызвестное заявление, с которым к стране обратились представители крупнейших банков страны во время IV Конгресса финансистов Казахстана. Ключевым пунктом этого заявления был тезис о том, что банки страны считают недопустимым свое участие в деятельности и финансировании политических партий. Не случайно также, что данное заявление появилось в ожидании президентских выборов. Для руководства страны было важным, чтобы крупный бизнес страны желательно добровольно и публично очертил границу своей компетенции, которая замыкается только на экономической сфере. Думается, что многих в политической и бизнес элите Казахстана, в том числе и ФПГ насторожила ситуация в Грузии, на Украине и в Кыргызстане, где жесткое противостояние между властью и оппозицией сначала привела к политическому кризису, а потом стала угрожать экономической безопасности страны, в том числе ударяя по интересам самого бизнеса.

Но, несмотря на сам факт появления заявления казахстанских банкиров, все-таки существуют определенные сомнения по поводу его прочности. Единственным гарантом соблюдения озвученных принципов может быть только страх бизнес-элиты перед возможными санкциями со стороны власти и нежелание превращаться в казахстанских «Ходорковских», «Березовских» и «Гусинских». Хотя, даже это не гарантирует от участия крупного бизнеса в политических играх, особенно в период смены власти. Сейчас же элиту пока устраивает Назарбаев, как гарант сохранения баланса сил внутри политической системы страны. Но, судя по всему, глава государства хорошо осознает ту опасность, которую могут представлять для него растущие амбиции «мегахолдингов».

В очередной раз президент напомнил о том, кто определяет правила политической игры в Казахстане, во время открытия первой сессии парламента третьего созыва. Тогда глава государства упомянул о «десяти мега-холдингах», которые контролируют 80% всего ВВП Казахстана и мешают транспарентности, а также конкурентности на внутреннем рынке. А некоторые из них, по словам президента, рвутся к власти. Данное заявление можно было рассматривать, как предупреждение всем тем, кто начинает переходить границы дозволенного и нарушать правила игры, установленные главой государства.

Естественно, возникает вопрос, кого в первую очередь имел в виду президент, говоря о казахстанских ФПГ? Чтобы ответить на него, необходимо, следует знать, что основные ФПГ, действующие в увязке с правящей элитой Казахстана, входят либо в «ближнее», либо в «дальнее окружение» Президента. Необходимо отметить, что эти два основных блока не существуют независимо и изолированно друг от друга. Наоборот, между ними идет постоянный и разнонаправленный процесс, как партнерства, так и конкуренции, переходящей в противостояние.

На этом фоне, интересно решение президента о создании холдинговой компании по управлению государственными активами в первом полугодии 2006 года. Скорее всего, было три основные причины, которые легли в основу этой инициативы: внутриэлитная, политическая и экономическая. С точки зрения внутриэлитного расклада сил, контроль над этим мегахолдингом окажется в руках одной из групп, которая естественным образом будет связана с окружением президента и его семьей. Что касается политической составляющей, то решение о создании мегахолдинга могло быть связано с превентивными шагами со стороны президента, который стал опасаться чрезмерного усиления финансового влияния со стороны крупных национальных компаний. Как показал пример соседней России, это рано или поздно могло бы превратить эти структуры в политических игроков, что чревато серьезными проблемами для власти. По поводу экономической причины появления данной президентской инициативы можно сказать, что появление таких финансово-экономических гигантов является объективным процессом консолидации крупного бизнеса в условиях глобализации и усиления конкуренции. Аналогичные процессы были в США и ЕС. В той же России, идет процесс наращивания мощи компании «Газпром», которая собирается выйти на рынок нефтедобычи и энергетики.

По поводу процесса смены элит, можно сказать, что на данный момент на постсоветском пространстве существуют три модели:

1. Российская (преемник)

2. Азербайджанская (династийная форма передачи власти)

3. Украинская (победа контр-элиты)
Грузинская (победа контр-элиты)
Кыргызская (победа контр-элиты)

Для Казахстана, скорее всего, будет более приемлема российская модель передачи власти, так как именно она позволит сохранить политическую стабильность в стране. Хотя, как ни печально, но вопрос о «преемнике» это «проклятие» всех политических систем, чья перспектива зависит от одного человека или узкой группы лиц. В связи с этим вспоминается одна интересная беседа на данную тему с экспертом грузинского фонда по стратегическим и международным исследованиям Арчилом Гегешидзе. На вопрос о наличии возможного преемника у Саакашвили, он заявил, что может быть после грузинской революции, и возникло много разочарований, но одним из главных ее достижений было то, что вопрос о преемнике умер вместе со сменой власти. При Шеварднадзе этот вопрос был важен, сейчас уже нет. Поэтому следующий президент, после Саакашвили придет к власти только через демократические процедуры, через выборы. Хотелось бы верить, что когда-нибудь такое можно будет сказать и по отношению к Казахстану.

Но, кроме поиска оптимальной модели преемственности власти, политической элите Казахстана необходимо ответить еще на один вопрос. Речь идет о начале проведения политических реформ. Здесь имеются четыре проблемы:

1. Стратегическая инициатива по проведению реформы находится в руках президента. В таких условиях, как говорят политологи, многое зависит от того, кто ближе к президентскому «уху». К сожалению, казахстанских «консерваторов» и «ястребов» вокруг этого уха больше, чем либералов и сторонников «политического диалога». Немаловажным для президента является сохранение «политического лица», чтобы инициирование политических реформ не стали рассматривать как уступку международному и внутреннему давлению.

2. В понятие «политическая реформа» разные политические силы Казахстана вкладывают свой смысл. Нет общеполитического консенсуса по основным направлениям ее проведения. По-разному же видятся и темпы ее осуществления.

3. В Казахстане пока нет авторитетной политической силы, которая могла бы стать легитимным партнером власти в разработке и реализации политических реформ. Такой силой может выступить только полноценная демократическая коалиция, создание которой в казахстанских политических условиях возможно, но маловероятно.

4. Гипертрофированная персонификация власти в Казахстане, как и в других странах Центральной Азии, увеличивает угрозу для их внутриполитической обстановки. Самым негативным вариантом для некоторых стран региона может быть обострение борьбы политических, финансовых и клановых группировок за освободившийся пост руководителя страны вплоть до внутриполитического вооруженного конфликта. Все это может оказать негативное влияние и на региональную стабильность в целом.

Но, несмотря на наличие этих проблем, Казахстан уже созрел для политических реформ, потому что другой разумной альтернативы нет.

Для эффективной реализации любой политической реформы необходимы три условия:

  • экономическая база, ибо в бедном государстве проведение политических реформ скорее приводит к неудачам, чем к успехам;
  • политическая воля, которая определяется не конъюнктурными интересами, а стратегическими целями политического развития;
  • последовательность, так как политические реформы это долгосрочный проект.

Из этих трех условий в Казахстане в наличии пока только одно – благоприятные экономические условия, на фоне которых контрастирует неблагоприятный политический пейзаж.

И если эти реформы проводить, то они должны идти под знаком шести П:

1. правовое поле;

2. парламентская реформа;

3. партийная реформа;

4. процесс децентрализации;

5. последовательность;

6. политическая преемственность.

Правовое поле

Политические реформы невозможны без специальной правовой основы. Действующая ныне Конституция уже не соответствует современным политическим реалиям, и внесение изменений в нее должно стать делом ближайшего будущего.

Парламентская реформа

Одной из главных целей политической реформы является создание работающей системы сдержек и противовесов, что невозможно осуществить без повышения роли парламента в системе государственной власти. В частности, речь идет об участии парламента в формировании правительства.

При этом нельзя исключать, что конечной целью парламентской реформы в перспективе может быть создание однопалатного парламента. Это не самоцель, но нынешнее деление высшего законодательного органа на две палаты в унитарном государстве является, скорее, «политической страховкой» для власти, чем реальным вкладом в совершенствование законотворческого механизма. По сути, из шести полномочий, которые находятся в исключительном ведении Сената по Конституции, именно самый последний определяет смысл существования верхней палаты в глазах власти. Это пункт о рассмотрении возбужденного Мажилисом вопроса об отрешении от должности Президента Республики и вынесение его результатов на рассмотрение совместного заседания палат. В то же время речь здесь не идет о создании парламентской системы, для которой пока не созрели ни благоприятные политические условия, ни партийная система.

Партийная реформа

Реформирование партийной системы только началось, но, к сожалению, с самого начала в этом процессе превалировали искусственные ограничители партийного поля, а не объективные законы расширения политического участия через партийные каналы. Партийная система пока является придатком политической системы, с которым правящая элита не знает, что делать. Запрещать вроде бы поздно, а поощрять партийную активность чревато. Такая ситуация определяет ограниченные способности и нереализованные возможности казахстанских политических партий участвовать в разработке программы политических реформ. Основная цель партийной реформы – создание эффективных каналов влияния партий на политический процесс:

· через парламент;

· через механизм циркуляции политической элиты;

· через активное взаимодействие с другими институтами гражданского общества, чей потенциал сейчас не реализован.

Процесс децентрализации

· центр–регионы. Введение механизма выборности акимов;

· местное самоуправление;

· бюджетная децентрализация.

Политическая последовательность

· определение приоритетов;

· наличие политического консенсуса по основным направлениям;

· партнерство;

· снижение внутреннего и внешнего фактора давления на власть, так как политические реформы под давлением обычно неэффективны.

Политическая преемственность

Одной из конечных целей политической реформы является снижение личностного фактора в обеспечении стабильности и устойчивости политической системы:

· развитие механизма циркуляции политической элиты через партийные каналы;

· партнерские отношения с оппозицией, как с полноправным участником политического процесса, а не как с декорацией;

· политический консенсус по стратегическим вопросам экономического и политического развития между основными политическими силами.

Необходимо создать оптимальный механизм баланса между сильной президентской властью, сильным гражданским обществом и полиархией. Но всего этого можно достичь только при реализации вышеупомянутых инициатив.

По сути, на современном этапе политического развития Казахстан должен найти ответы на два актуальных вопроса:

1. К какому из трех типов относится авторитарная политическая система Казахстана?

· мобилизационный;

· консервативный;

· модернизирующийся (способной к политическим реформам).

2. К чему приведет чрезмерная концентрация власти у президента: к авторитаризму ради авторитаризма или к авторитаризму ради модернизации?

Именно выборы являются той самой иммунной системой государственного организма, которая защищает его от политических болезней, хотя некоторые из них уже присутствуют в Казахстане. Но честные выборы невозможны без наличия соответствующих избирательной и партийной систем. По сути, начало создания этих взаимосвязанных систем и будет первым признаком политической модернизации, которая является самым оптимальным вариантом дальнейшего развития политической системы Казахстана. Для нас мог бы быть полезен опыт некоторых новых индустриальных стран (Таиланда, отчасти Южной Кореи, Тайваня, Бразилии), где авторитарная модернизация проводилась с учетом мнения оппозиции, которая в определенной мере входила в правящий (модернизаторский) блок. И если история – это политика, которую уже нельзя исправить, то политика – это история, которую еще можно исправить. Печальной альтернативой может быть лишь консервация существующих политических отношений, что, со стратегической точки зрения, может привести к негативным политическим последствиям. К тому же консервация породит другую опасность, о которой, к сожалению, многие забывают и которая характерна для большинства авторитарных систем. Речь идет о процессе отложенной социализации, что приводит к отсутствию эффективных механизмов вхождения молодого поколения в политическую жизнь страны. В результате возникает либо абсентеизм, либо радикализм, что, кстати, уже можно наблюдать у некоторых наших соседей по Центральной Азии.

Исходя из вышеизложенного, у Казахстана есть два возможных варианта политического развития:

Оптимальный вариант

  • политическая модернизация;
  • появление новых каналов рекрутирования политической элиты;
  • повышение количества и качества существующих точек доступа к процессу принятия политических решений;
  • проведение четкой границы между бизнесом и политикой;
  • введение института выборности местных руководителей;
  • рост среднего класса;
  • более активное вхождение Казахстана в мировое экономическое и политическое пространство, что автоматически повышает требования к государственному управлению;
  • становление электоральной формы поддержки институтов власти;
  • формирование эффективного механизма преемственности власти;
  • диверсификация экономики (1) низкая цена на сырье + хорошее управление; 2) хорошая цена на сырье + хорошее управление).

Результат:

снижение уровня политических и инвестиционных рисков в Казахстане. Смягчение перехода от состояния «стабильная нестабильность» к состоянию «стабильное развитие».

По поводу политических партий можно сказать, что их превращение в реальный инструмент представительства социальных интересов возможен при четырех условиях:
1) реформирование избирательной системы;
2) повышение функциональной роли парламента;
3) развитие плюралистического информационного пространства;
4) сокращение сферы влияния элитных групп давления.

В последнем утверждении нет ничего парадоксального, так как опыт других стран показал, что при слабой партийной системе действуют достаточно мощные и активные лоббистские группы, и наоборот. Поэтому неудивительно, что группы давления в Казахстане часто имеют гораздо больше влияния на процесс принятия политических решений, чем наши эрзац-партии. Частично сложившуюся ситуацию сможет исправить принятие закона «О деятельности лоббистских организаций», который, с одной стороны, расширит круг политических акторов за счет НПО, с другой стороны – попытается взять под правовой контроль функционирование внутриэлитных групп давления.

Негативный вариант

  • сохранение закрытой политической системы;
  • олигархическая форма корпоративизма;
  • доминирующая роль политической элиты в отношениях с бизнесом. Новая конфронтация между бизнес-элитой и номенклатурными группами давления;
  • ограниченное количество точек доступа к процессу принятия политических решений;
  • ограниченные каналы рекрутирования политической элиты;
  • сохранение сырьевой ориентации (1)низкая цена на сырье + плохое управление; 2) хорошая цена на сырье + плохое управление).

Результат:

высокий уровень политических и инвестиционных рисков в стране. Политический и экономический кризис. Насильственная смена политической элиты с непредсказуемыми последствиями.

Заключение

Нынешняя модель управления во многом несовершенна, она нуждается в определенной модернизации, постоянном реформировании, перестройке с учетом воздействия внешних факторов. Однако, не стоит забывать, что независимости Казахстана со всеми его институтами государственности и опытом реформ всего лишь 19 лет, и переходный период отнюдь не закончен. Сильная президентская власть, которая является одновременно вершиной и основанием государственной пирамиды, источником реформаторского и консервативного подходов, на сегодняшний день безальтернативна; тем более, что нынешняя политическая система находится на высшей точке своего развития.

Одним из основных препятствий к системному реформированию является то, что сегодня и власть, и силы, поддерживающие и противостоящие ей, неразрывно связаны друг с другом. Над каждой стороной довлеет совместное прошлое - оно дает право контрэлите критиковать власти, и при этом оно же дает власти полное моральное право вытаскивать из архивов аналогичные прецеденты из жизни оппозиции, как "конструктивной", так и "радикальной". И все же, нынешняя власть, в отличие от многочисленных "демократов", выражающих узкогрупповые сомнительные интересы, реализует политику, направленную на решение общегосударственных задач, синтезируя различные точки зрения и реагируя на изменения внешней среды.

Говоря же о стратегических задачах власти по отношению к элите следует отметить, что количественный и качественный состав нынешней элиты принимается властью как данность (такая же как и сама власть), однако отнюдь не в качестве идеальной модели. Власть посредством тщательной селекции и, одновременно, смелых экспериментов поэтапно готовит новую генерацию казахстанских политиков, чиновников, менеджеров - тех, кому предстоит через 5-10 лет управлять страной, придя на смену как нынешней политической и деловой элите, которая к тому времени окончательно утратит свой как конструктивный, так и деструктивный потенциал. Переходный период в Казахстане может быть завершен лишь при условии существенного качественного и, что принципиально, персонального обновления правящей элиты.

Список литературы:

Для подготовки данной работы использованы материалы с сайта http:/www. Referats. political/

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий