регистрация / вход

Современная инновационная политика России

Ежегодная Всероссийская Олимпиада развития Народного хозяйства России Введение Научно-технический прогресс, признанный во всем мире в качестве главного фактора экономического развития, в литературе связывается с термином инновационного процесса. Это понятие состоит в получении новшества и простирается от зарождения идеи до ее коммерческой реализации, охватывая при этом весь комплекс отношений: производства, обмена, потребления.

Введение

Научно-технический прогресс, признанный во всем мире в качестве главного фактора экономического развития, в литературе связывается с термином инновационного процесса. Это понятие состоит в получении новшества и простирается от зарождения идеи до ее коммерческой реализации, охватывая при этом весь комплекс отношений: производства, обмена, потребления.

Существует множество форм управления инновациями на самых разных уровнях: от подразделений корпораций до государства, в целом призванного в современных условиях осуществлять специальную экономическую политику.

Государственная инновационная политика - деятельность федеральных органов и органов субъектов Федерации по определению приоритетов инновационной стратегии, регулированию инновационной деятельности, поддержке базисных и улучшающих инноваций, малого и среднего инновационного бизнеса, защите интеллектуальной собственности в процессе инновационной деятельности, охране национальных интересов при осуществлении внешнеэкономических связей в этой сфере.

В данной работе рассматривается тема "Современная инновационная политика России". Государственное регулирование экономики и инновационных процессов, как отмечают многие ученые, является одним из главных условий перевода функционирования экономики на рыночные отношения. Главная функция государства в условиях рыночных отношений - защита свободы личности, собственности и предпринимательства.

Целью работы является анализ инновационной политики России на современном этапе. Объект исследования - инновационная политика государства как основа развития инновационной сферы. Предмет исследования - государственная поддержка инновационных процессов в России, содержание и направления, проблемы и пути совершенствования инновационной политики России.

Данная работа состоит из трёх глав. В первой главе рассматривается понятие инновационной политики, её сущность, принципы. Вторая глава работы посвящена текущему состоянию инновационного процесса. В этой главе рассматривается состояние инновационной базы. В третьей главе рассматриваются особенности инновационного процесса, проблемы и пути совершенствования инновационной политики.

Глава I. Инновационная политика России

1.1 Понятие государственной инновационной политики

Инновационная политика – явление недавнее, и само это понятие в нашем обществе лишь обретает, и довольно робко, право гражданства. Обычным было употребление термина «научная политика» (то есть политика государства в области науки, что соответствует английскому sciencepolicy) и «научно-техническая политика». Очевидно, что последний термин больше близок к инновационной политике, ведь инновация завершает процесс НИОКР, и на использование его результатов государство вполне могло влиять в рамках научно-технической политики. Поэтому инновационная политика либо вовсе не выделялась из научно-технической, либо рассматривалась как её ответвление.

Место и роль инновационной политики в структуре государственного регулирования экономики определяются особенностями инновационного процесса как объекта управления. Он в большей степени, чем другие элементы НТП, связан с товарно-денежными отношениями, c последующими всеми стадиями его реализации. Это обстоятельство вполне убедительно проявляется в условиях регулируемой рыночной экономики капиталистических стран. Основная масса инновационных процессов реализуется здесь частными компаниями разного уровня и масштаба, и такие процессы выступают, понятно, не как самостоятельная цель, а как средство лучшего решения производственных и коммерческих задач компании, добивающейся высокой прибыльности.

В этих обстоятельствах инновация изначально нацелена на практический коммерческий результат. Сама идея, дающая ей толчок, имеет меркантильное содержание: это уже не результат "чистой науки", полученный университетским ученым в свободном, ничем не ограниченном творческом поиске. В практической направленности инновационной идеи и состоит ее притягательная сила для капиталистических компаний.

Приступая к разработке и осуществлению этой идеи, компании, разумеется, должны начать с авансирования денежного капитала. Существеннейшая специфика такого рода вложений состоит в том, что эта специфика связана с резко повышенной угрозой их потери: инновации носят рисковый характер. Вероятность успеха воплощения новой идеи в новом продукте достигает только 8,7%; из каждых 12 оригинальных идей только одна доходит до последней стадии массового производства и массовых продаж. Американский специалист в области инноваций Твисс отмечает, что коммерческий успех достигается лишь в 10% начатых проектов, следовательно, уровень неудачи можно оценить в 90%. Иными словами, отдача от вложения капитала в инновационный процесс имеет крайне мало общего с гарантированными выплатами ссудного процента на капитал в банке или дивиденда на акции. И потому, что такая отдача может при удачной реализации инновационного процесса оказаться сказочно большой, и потому, что может при неудаче отсутствовать вовсе, более того, погибнет и вложенный капитал.

Какие же побудительные силы заставляют предпринимателей идти на столь значительный риск? Силы эти для любой экономической системы (малая инновационная фирма; крупная корпорация; группа промышленных компаний; "объединения" промышленных фирм, университетов, правительственных лабораторий в разных комбинациях и т.д.) могут быть подразделены на внутренние и внешние либо на имеющие объективную и субъективную природу. Так, к числу внутренних побудительных мотивов инновационной активности можно отнести необходимость замены устаревшего оборудования (объективная причина) или стремление группы талантливых инженеров реализовать свой творческий потенциал (субъективная причина). Набор внутренних побудительных мотивов инновационной активности индивидуален для каждой отдельной компании и в некоторых случаях играет решающую роль в том, чтобы предпринять решение об инновационном процессе. Так, для только что созданной малой фирмы рождение и освоение новшества может быть единственной возможностью завоевать место на рынке. Однако зачастую внутренние причины оказываются недостаточно весомыми. Многим компаниям свойствен довольно устойчивый консерватизм в инновационной политике. Так, крупные монополии, добившиеся преобладания на рынке, обычно не имеют внутренних побудительных мотивов к риску, связанному с инновациями. Тут решающим стимулом могут выступить причины внешнего характера, в частности, обусловленные соответствующими мерами экономической политики государства.

1.2 Сущность и принципы государственной инновационной политики РФ

Государственная инновационная политика – это составная часть социально-экономической политики, которая выражает отношение государства к инновационной деятельности, определяет цели, направления, формы деятельности органов государственной власти РФ в области науки, техники и реализации достижений науки и техники. Инновационная политика представляется в разрабатываемых правительством Российской Федерации концепции социально-экономического развития Российской Федерации на долгосрочную перспективу и программе социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу.

Государственная инновационная политика РФ формируется и осуществляется исходя из следующих основных принципов:

- признание приоритетного значения инновационной деятельности для повышения эффективности уровня технологического развития общественного производства, конкурентоспособности наукоемкой продукции, качества жизни населения и экономической безопасности;

- обеспечение государственного регулирования инновационной деятельности в сочетании с эффективным функционированием конкурентного механизма в инновационной сфере;

- концентрация государственных ресурсов на создании и распространении базисных инноваций, обеспечивающих прогрессивные структурные сдвиги в экономике;

- создание условий для развития рыночных отношений в инновационной сфере и пресечение недобросовестной конкуренции в процессе инновационной деятельности;

- создание благоприятного инвестиционного климата при осуществлении инновационной деятельности;

- активизация международного сотрудничества РФ в инновационной сфере;

- укрепление обороноспособности и обеспечение национальной безопасности государства в результате осуществления инновационной деятельности.

Формирование и осуществление государственной инновационной политики Российской Федерации обеспечивают органы государственной исполнительной власти Российской Федерации, назначаемые Правительством Российской Федерации. Инновационная политика субъектов Российской Федерации формируется и реализуется органами государственной власти субъектов Российской Федерации с учетом государственной инновационной политики Российской Федерации и интересов регионов. К разработке и реализации государственной инновационной политики могут привлекаться общественные объединения, действующие в пределах полномочий, установленных законодательством Российской Федерации.

Политика в области инновационной деятельности как элемент системы государственного регулирования имеет:

1) четко определенные цели и приоритетные направления инновационной деятельности;

2) органы управления, реализующие функции, которые обеспечивают достижение сформулированных целей;

3) информационную систему, формирующую информационный образ объекта регулирования, достаточную для реализации функций управления;

4) инструменты регулирования и поддержки, с помощью которых органы государственного управления воздействуют на предприятия и среду в рамках выполнения своих функций.

Глава II. Текущее состояние инновационного процесса и перспективы его развития

2.1 Состояние инновационной базы

Не смотря на то что, в настоящей исторической перспективе наблюдаются положительные макроэкономические тенденции, общий уровень экономики страны похож, всё ещё, на колониальную экономику развивающихся стран, имеющих ресурсную ориентацию. Правда, в отличие от этих стран, Россия располагает весьма значительными мощностями в обрабатывающей промышленности и в сфере обороны.

После изменения государственного строя в 1991 году и ускоренного перехода России к рынку состояние и изменения технологической структуры экономики страны практически не интересовали государственную власть. Неудивительно, что промышленно развитые государства стали воспринимать нас как развивающуюся страну.

В результате замедлилось обновление производственных мощностей, нарушились кооперационные связи. Если принять во внимание, что переход к рынку сопровождался практически насильственной приватизацией, то становится ясно, почему в России в два раза сократился ВВП, резко снизились объемы промышленного производства. Целесообразно оценить деятельность хозяйствующих субъектов, направленную на выполнение задач, сформулированных президентом России в Послании Федеральному Собранию, с учетом их научно-технического потенциала. Показатели в основном неутешительные: численность специалистов, занятых научно-техническими исследованиями и разработками составляет 895 тысяч человек, по данным на 2003 год. Из них исследователей - 428 300 человек. В сравнении с советскими временами число исследователей сократилось более чем на 400 000 человек, то есть в 1,9 раза. Важно учесть, что численность КБ уменьшилась в 2,9 раза, а проектных и проектно-конструкторских организаций - в 6,2 раза.

Основные виды технологической инновационной деятельности организаций составляют (по данным на 2004 год):

- 25,8% - приобретение и освоение машин и оборудования, имеющих отношение к технологическим инновациям;

- 15,3% - производственное проектирование, другие виды подготовки производства для выпуска новых продуктов, внедрения услуг или методов их производства (передачи);

- 13,5% - исследование и разработка новых продуктов, услуг и методов их производства, новых производственных процессов;

- 11,2% - приобретение программных средств;

- 9,9% - обучение и подготовка персонала, связанная с технологическими инновациями;

- 7,8% - маркетинговые исследования в области технологических инноваций;

- 6,5% - приобретение технологических инноваций;

- 10,0% - прочие технологические инновации.

Статистические данные позволяют выявить распределение затрат на исследования и разработки в общем объеме отгруженной продукции (по данным на 2008 год), а именно:

- 64,4% организаций расходуют на исследования и разработки до 1% от общего объема отгруженной продукции;

- 14,7% организаций - 4% и более;

- 11,7% организаций - 1-2%;

- 9,3% организаций - 2-4%.

Налицо значительное отставание производства по комплексу высоких технологий и снижение средней квалификации научно-технического и производственного персонала.

В результате проведенных рядом специалистов исследований были выявлены основные факторы, препятствующие инновациям в России (по данным на 2008 год) и доли их влияния на данный процесс:

- Недостаточность денежных средств – 40%;

- Низкий уровень научно-технического потенциала – 27%;

- Недостаток финансовой поддержки государства – 17%;

- Высокая стоимость технологических инноваций – 16%.


Глава III. Механизмы реализации государственной инновационной стратегии

3.1 Особенности инновационного процесса в российской экономике

Инновационная деятельность на уровне страны реализуется в рамках национальной инновационной системы (НИС), ориентирован­ной на содействие развитию передовых техноло­гий, НИОКР, повышения качества человеческого капитала. Построение постиндустриальных сис­тем, как показывает опыт развитых стран, начина­ется с формирования НИС, в основе которых — получение и использование новых знаний. Общие методологические принципы НИС сформированы большой группой западных экономистов (К. Фримен, Б. Лундвадл, Р. Нельсон, Ф. Хайека) еще в 80 - 90-х гг. XX в.

Рассматривая особенности инновационного процесса, не будут зат­рагиваться такие дискуссионные вопросы, как суще­ствование самой инновационной системы в Рос­сии, определение и характеристики ее подсистем (в частности, выделяются подсистемы: макроэконо­мическая политика, законодательство, образова­ние, инфраструктура, рынок, производство, сис­тема генерации и распространения знаний)[1] .

По большинству показателей, характеризую­щих уровень развития научно-технического про­гресса (НТП), Россия уступает не только развитым странам, но и наиболее динамично развивающим­ся экономикам Индии и Китая. При этом отмечается тот факт, что если по показателям наукоемкости Россия относительно сопоставима с ин­новационными и наиболее динамично развиваю­щимися экономиками, то по показателям наукоотдачи Россия значительно отстает от этих стран. Так, по числу инженеров и ученых Российская Федерация уступает лишь США, в то же время следует отметить недостаточ­ное финансирование НИОКР, низкую производи­тельность труда и как следствие — незначительный объем выпускаемой высокотехнологичной продук­ции. Согласно официальным данным, в среднем инновациями занимаются 10 % промышленных предприятий. Сопоставимые показатели для раз­витых стран – 25% - 30 %.

Однако уровень и эффективность проводимых в России исследований и разработок не так низки, как можно судить по статистическим данным. По оценкам отдельных экспертов, значительное чис­ло отечественных научных достижений (изобрете­ния, «ноу-хау») продаются зарубежным ТНК и фирмам по лицензиям и соглашениям, не контро­лируемым государством[2] . Всего же на продажах лицензий Россия получает десятки миллионов дол­ларов, в то время как развитые страны — сотни; в 2006 г. процент поступлений от продажи лицензий составил всего 0,15% от уровня США.

Так же замечена диспропорция в рас­пределении затрат на исследования и разработки по источникам финансирования. В российской экономике роль промышленности в финансиро­вании технологических инноваций составляет всего 30 %, тогда как в развитых странах и стра­нах Юго-Восточной Азии этот показатель при­мерно в два раза выше, Разработка более 50 % инноваций в России происходит за счет прави­тельственных учреждений, которые не занимают­ся их практическим внедрением и освоением. Поэтому лишь от 1% до 5% (по разным оценкам) отечественных НИОКР используются в промышленном производстве. Согласно данным ОЭСР Россия в 2006 г. финансировала НИОКР на сумму 11 624 млн. дол. (по ППС), что составляет лишь 4 % от показателя США (282 000 млн. дол.) и 1,8 % пока­зателя в целом по странам ОЭСР (645 410 млн. дол.). Ежегодные темпы роста валовых внутренних инвестиций на исследования и разработки в Рос­сии составляют чуть более 4 % за пе­риод 1993 — 2004 гг., что в целом соот­ветствует уровню стран ОЭСР(4,6 %). Однако, как свидетельствует мировой опыт, страны «догоняющего развития» в целом дол­жны иметь более высокие темпы роста ВВП инве­стиционной и инновационной активности. Поэто­му в данном случае такой показатель свидетельству­ет о достаточно «вялой» инвестиционной деятель­ности в инновационной сфере. Примечателен опыт Сингапура: ежегодные темпы роста внутренних ин­вестиций в НИОКР составляют более 15 % (1994-2004 гг.) - или Израиля - 12,5 %.

В то время как в российской экономике рост определяется индустриально - сырьевым добываю­щим укладом, в развитых странах активно исполь­зуются достижения пятого и прорабатываются на­правления перехода к шестому (новейшему) техно­логическому укладу. Анализ производства отече­ственной промышленной продукции по видам сви­детельствует, что в последние годы увеличивается выпуск продукции, фундаментально проработанной еще в начале прошлого века: грузовые и пассажир­ские вагоны, электродвигатели, стальные трубы, ав­томобильные шины, нефть, картон, бензин и т.д[3] . В группе потребительских товаров наблюдается рост выпуска бытовой техники (телевизоры, холодиль­ники, стиральные машины). Однако она фактически не производится в России, а собирается из иностранных комплектующих. Кроме того, подавляющая часть этой техники давно устарела в развитых странах. В то же время основой американской эко­номики являются высокотехнологичные индустри­альные комплексы: электронной техники, ракетно-космической техники, ВПК, биотехнологий; япон­ской — цифровые технологии. Интенсивно осваи­вает собственное производство высоких технологий (начиная с микропроцессоров) Китай.

Сравнительно низкий технологический уровень российской экономики обусловлен не только значи­тельным объемом устаревших производственных фондов, но и недостаточным финансированием рос­сийского инновационного сектора. В результате сни­жается качество образования, происходит отток на­учных работников за рубеж («утечка мозгов»), утрата целыми отраслями и секторами квалифицированных специалистов. Продолжается также старение науч­ных и научно-технических кадров, углубляется раз­рыв между начальной и конечной стадиями иннова­ционного цикла. Кроме того, следует отметить на­личие незагруженных производственных мощностей в высокотехнологичном комплексе (ВТК). Средне­годовые мощности в авиапроме используются — на 15 %, в промышленности средств связи — на 17,6 %, в ракетно-космической индустрии — на 21,3 %, в электронной промышленности — на 20,5 %. При со­хранении данной тенденции технологическое отста­вание России неизбежно возрастает.

В структуре отечественного экспорта товаров и услуг на долю промышленных товаров, включая военную технику, приходится лишь 10%, в то вре­мя как сырьевые товары в среднем составляют око­ло 80 %[4] . Российский импорт в основном состав­ляют товары длительного пользования и товары повседневного спроса.

Структура экспорта подтверждает низкий технико-экономический уровень отечественного производства, углубление инновационного отставания производства от общемировых тенденций. Во мно­гих странах основа экономического роста — это производство и экспорт высокотехнологичных и наукоемких продуктов. Так, свыше 50 % объема эк­спорта Финляндии, Израиля и других развитых стран составляет наукоемкая продукция. В Индии свыше 10 % экспорта приходится на программное обеспечение.

Крайне низкую технико-экономическую ха­рактеристику основного капитала предприятий характеризует показатель возрастной структуры оборудования. Средний возраст оборудо­вания 18 — 20 лет. В ближайшее время из оборота в промышленности должно быть выведено и заме­нено на новое 62 % основных фондов, а в пищевой промышленности — более 75 %. Отсутствие воз­можностей замены оборудования неизбежно уве­личивает срок его использования.

За последние два года 83 % машин и оборудо­вания списывалось из-за физической изношенно­сти и только 12 % — вследствие своей неэффектив­ности. Несмотря на это, инвестиционный спрос предъявляется в основном на компоненты техни­ческого оборудования, которые можно заменить без долгосрочных капиталовложений в производ­ственные фонды, т. е. за счет оборотного капита­ла. За последние четыре года в среднем 20 % обще­го объема инвестиций в основной капитал состав­ляют затраты на капитальный ремонт. Такая прак­тика в долгосрочной перспективе приведет к эко­номической и технологической стагнации.

Абсолютные преимущества российской эконо­мики не ограничиваются только богатыми запаса­ми природных ресурсов. Следует отметить достаточ­но высокий общий образовательный уровень насе­ления. Россия занимает лидирующее положение на международном рынке ядерных технологий, косми­ческой техники и услуг; продукции ВПК. Так, доля нашей страны на мировом рынке оборудования и услуг для строительства АЭС составляет 11%, пере­работки ядерных отходов – 8-9 %, коммерческих космических запусков—11%. Имеются уникальные и конкурентоспособные на мировом рынке разработки и технологии в области химической про­мышленности, медицины, военной техники.

В конце 2005 г. несколько ведущих мировых венчурных фондов (MenloVenlures, InsightVenturePartners и др.) начали осуществлять финансирова­ние ряда российских компаний. Иностранные ана­литики считают, что Россия наравне с Индией и Китаем конкурентоспособна на инновационных рынках США и Европы. На конец 2007 г. инвести­ции в российские технологии составили более 40 млн. дол., что более чем в три раза превышает по­казатель 2003 г. Среди наиболее привле­кательных отраслей для венчурных инвестиций вы­ступают следующие: программное обеспечение (17,8 млн. дол.), медицина и биотехнологии (10,4 млн. дол.), телекоммуникации (4 млн. дол.), элект­роника (2,8 млн. дол.), Интернет (0,8 млн. дол.).

Инновационную активность в российской эко­номике, согласно исследованиям сотрудников Ин­ститута статистических исследований и экономики знаний ВШЭ, определяют три отрасли: металлур­гия, химическая и машиностроение (на их долю приходится до 70 % инновационно активных предприятий). По словам главы Министерства образования и науки РФ Л. Фурсенко, к основным инновационным отраслям российской экономики относятся: биотехнологии, космические и атомные технологии, научное приборостроение, машино­строение и энергетическое машиностроение.

В целом в российской промышленности доля предприятий, занимающихся инновационной деятельностью, составляла: в 2006 г. — менее 10 % (дан­ные ВШЭ); в 1 -м полугодии 2008 г. — 48 %". Следует отметить, что «инновационные» предприятия отлича­ют более высокие показатели производительности тру­да, состояние портфеля заказов. Сравним с аналогич­ным показателем в ЕС — 50 % и США — 70 %.

Если рассмотреть потоки иностранных инвес­тиций по отраслям экономики, то становится очевидным, что на долю «инновационных» отраслей приходится незначительная часть иност­ранного финансирования. В 2007 г из всего объема производственных инвестиций наибольшая доля — 36,5 % (2,77 млрд. дол.) была направлена па разви­тие ТЭК, наименьшая — в машиностроение и ме­таллообработку (7,896 млрд. дол). В целом, иностранные ин­вестиции как источник финансирования инноваци­онной деятельности по-прежнему не имеют широ­кого распространения на предприятиях обрабаты­вающих отраслей промышленности.

Относительно инновационной деятельности предприятий необходимо отметить тот факт, что даже те предприятия, которые причисляются к ин­новационно активным, сокращают долю «принци­пиально новой и усовершенствованной продук­ции» в общем объеме производства. В целом по промышленности ее доля снизилась в последние годы до 8 %. Как показывают социологические оп­росы, только пятая часть инновационно активных предприятий в промышленности осуществляет но­вовведения в сфере технологии производства. Ос­тальные инновации приходятся на инфраструкту­ру, организационную и маркетинговую деятель­ность предприятия, которые связаны с минималь­ной наукоёмкостью[5] .

Большая часть финансирования технологических инноваций осуществляется за счёт собственных средств предприятий (более 80 % по данным ВШЭ), остальноефинансируется за счет государства (2-3 %) и прочихисточников (кредиты банков, иностранные инвести­ции). Учитывая современное состояние капитальной базыбольшинства предприятий, можно предположить, что «инновационная» дея­тельность предприятий преимущественно связана не с внедрением принципиально ноной продукции, а «улучшением» существующего капитала (его ре­монт, замена недорогими и соответственно низко эффективными аналогами и т.д.).

Основным получателем бюджетных средств выступают машиностроительные предприятия — 77 % от общего объема ассигнований федерально­го бюджета на инновации (по данным за 2007 г.). Средства внебюджетных фондов также сконцент­рированы преимущественно в машиностроении — 68 %. В последние годы четко прослеживается тен­денция увеличения расходов федерального бюдже­та на оборону: в реальном выражении эти расходы в 2006 г. увеличились практически на 1/3 по срав­нению с 2003 г. Например, на закупку и разработ­ку новой военной техники выделялось 1,4 млрд. руб. по текущему валютному курсу.

Для развития отечественной инновационной системы огромное значение имеет законодатель­ная база. В 2004 году был принят закон о ком­мерческой тайне, юридически закрепивший режим «ноу-хау» и имеющий принципиальное значение для капитализации интеллектуальной собственно­сти. Согласно принятому закону интеллектуальная собственность охраняется в режиме коммерческой тайны. По сравнению с патентованием режим ком­мерческой тайны предпочтителен в тех случаях, когда неясна схема коммерциализации изобрете­ния, идеи. Таким образом, все незапатентованные разработки и научные исследования, переведенные в разряд «ноу-хау», охраняются указанным зако­ном. Особенно данное положение актуально для различного рода государственных учреждений, в которых в течение долгих лет изобретения и раз­работки, не представляющие собой «государствен­ную тайну», бесконтрольно продавались сотрудниками «на сторону».

По инициативе Министерства образования и науки, Министерства финансов и Федеральной службы по интеллектуальной собственности так же составлен документ, согласно которому все права па новую интеллектуальную собственность, созданную за счет государства и не относящуюся к вопросам национальной безопасности, безвозмез­дно передаются разработчику и ставятся им на ба­ланс. Данный документ представляет собой аналог американского закона «Байя-Доула» (принят в 1980 г). Опыт США показывает, что до принятия в 1980 г. закона «Байя-Доула», только 4 % из принад­лежащих правительству патентов были востребо­ваны промышленностью. После передачи прав собственности на результаты НИОКР университе­там и другим организациям академического секто­ра науки было создано свыше 2 тыс. фирм, занима­ющихся коммерческой деятельностью, количество патентов, востребованных промышленностью, вы­росло в 10 раз, увеличились и налоговые поступле­ния от этой деятельности. Кроме того, в американ­ской экономике было создано свыше 260 тыс. новых рабочих мест. Примером США воспользовались и другие страны, например Англия, Франция.

При построении эффективной национальной инновационной системы следует учитывать и значительную дифференциацию российских регионов по уровню социально-экономического развития. Представляется, что в каждом регионе целесооб­разно разработать свою инновационную систему, которая будет формироваться на основе научного потенциала региона, наличия ресурсов, кадров, инфраструктуры и т.д. А совокупность региональ­ных систем, объединенных единой целью (устой­чивое развитие страны на основе достижений «инновационной экономики), и действующих в рамках государственной экономической политики и законодательства, будет составлять инновационную систему страны вцелом. На сегодняшний день, в стране наблюдается значительная межрегиональ­ная асимметрия экономических и социальных по­казателей. В последние годы первая десятка регионов (Москва, Самарская обл. и др.) обеспечила более половины суммарного объе­ма валового регионального продукта (ВРП) всех российских регионов, а последние десять регионов (Республика Mapий Эл, Читинская обл.. Респуб­лика Дагестан и др.) —около 1 %. В наиболее деп­рессивных регионах более половины жителей на­ходятся за чертой бедности: Республика Ингуше­тия — более 85 %. Ивановская область — до 70%, Республика Калмыкия — более 50 % населения и т.д. Уровень безработицы в благополучных регио­нах составляет 1 — 2 %,а по регионам с самым низ­ким уровнем развития этот показатель колеблется от 10 до 12 % и более. Существуют объективные причины дифференциации в уровне социально-экономического развития регионов. Это, в первую очередь, концентрация всех ресурсов в наиболее благоприятных для вложения капитала регионах, где развита инфраструктура, производительные силы, т. е. где издержки для бизнеса минимальны. Напротив, для регионов с низким уровнем разви­тия характерны отток капитала и снижение в це­лом инвестиционной активности.

Рассмотренные характеристики инновацион­ной деятельности в России представляют далеко не полный перечень существующих преимуществ и проблем на пути создания и развития эффектив­ной национальной инновационной системы.

3.2 Стратегические направления развития конкурентоспособной инновационной системы российской экономики

Стратегические направления развития конкурентоспособной инновационной системы российской экономики. Инновационная система страны соответствует её уровню социально-экономического развития и обусловлена многими объективными предпосылками: наличие основных факторов производства, инфраструктура, политическая система, законодательство, уровень образования населения, степень открытости экономики, эффективность функционирования рыночных институтов и т.д. Исходя их этого НИС отдельных стран существенно отличаются друг от друга, что проявляется в выборе приоритетов и задач инновационного развития, механизмах взаимодействия частного и государственного сектора, значении крупного и ма­лого бизнеса, соотношении фундаментальных и прикладных исследований и разработок, динами­ке развития и отраслевой структуре инновацион­ной деятельности.

В общем случае можно выделить несколько основных моделей инновационных систем:

- европейско-американская, основанная на преимущественном развитии и использовании собственного научно-технологического потенци­ала для генерирования инновационного продукта;

- японская, основанная на стратегии «ис­пользования» зарубежного научно-технического потенциала, доработке новых знаний и внедрении нововведений в экономику;

- для моделей инновационных систем новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии (Юж­ная Корея, Тайвань, Сингапур, Гонконг) характер­ны следующие признаки: благоприятный инвести­ционный климат; высокие темпы развития науки и инноваций, что обеспечивает потребности экспортноориентированных отраслей, производящих технически сложные товары (электронику и авто­мобили); широкий доступ населения к различным формам образования.

Несмотря на различия в моделях НИС, тем не менее, следует отметить, что объединяющей чертой для них выступает лидерство государства, определяющее и обеспечивающее три приоритета: развитие науки; развитие образования; развитие наукоемкого производства. Государство должно играть активную и прямую роль в поддержке фун­даментальных исследований. В сфере прикладных исследований и разработок приоритет отдается частным компаниям.

Анализ предпосылок и ограничений российс­кой инновационной системы позволяет опреде­лить следующие ее особенности:

- значительное государственное финансиро­вание;

- либерализация внешнеэкономических связей (в том числе перспектива вступления России в ВТО);

- отсутствие развитой производственной базы;

- высокая инвестиционная привлекатель­ность России для иностранных компаний наряду с отсутствием эффективных механизмов привлече­ния в значительных масштабах прямых иностран­ных инвестиций.

Указанные факторы предопределяют выбор модели инновационного развития страны. Рас­смотренные инновационные модели (европейско-американская, японская, модели НИС, характер­ные для ведущих «инновационных» экономик мира), не подходят России в «чистом» виде.

Европейско-американская модель требует значительных финансовых вложений на всех стадиях инновационного процесса, заинтересованности со стороны национальных предприятий в осуществ­лении инноваций. Основу данной модели составляют исследовательские базы предприятий и вузов, развитое партнерство между государством, бизне­сом и академическими кругами. В России же скла­дывается прямо противоположная ситуация, пре­ломить которую вряд ли удастся даже в среднесроч­ной перспективе. Так, «производственная» наука финансирует около 6 % исследований и разрабо­ток, и только 40 % вузов занимаются исследова­тельскими работами. Следует прибавить и ограни­ченное финансирование инновационной деятель­ности из остальных источников.

Не подходит России и японская модель, осно­ванная на использовании и внедрении зарубежно­го научно-технического потенциала с последую­щим его наращиванием внутри страны. Основным ограничением здесь выступает конкурентная стра­тегия развитых стран (реализуемая через полити­ку своих ТНК), направленная на завоевание рос­сийского рынка, сохранение технологической от­сталости экономики России. В условиях открытой экономики российский инновационный бизнес не способен конкурировать с крупными иностранны­ми компаниями, имеющими не только значитель­ный опыт в данной сфере, но и ресурсы.

Представляется, что для России, с учетом объективных тенденций ее экономики, более при­емлема модель, основанная на использовании соб­ственного научно-технического потенциала с при­влечением иностранных инвестиций и технологий. Формирование и развитие эффективного иннова­ционного сектора должны осуществляться с при­влечением передовых достижений науки и техни­ки, включающих как отечественные изобретения (в случае их конкурентоспособности с другими странами), так и иностранные «ноу-хау» (превос­ходящие по уровню и эффективности применения отечественные научно-технические возможности). Использование данной модели предполагает реализацию следующих действий:

- улучшение инвестиционного климата как на уровне национальной экономики в целом, так и на уровне регионов, в том числе за счет сниже­ния уровня бюрократизации, повышения прозрач­ности деятельности компаний, ограничения моно­польного давления крупных ФПГ и т.д.;

- расширение масштабов импортозамещения через создание совместных предприятий (предусматривающих рост прямых иностранных инвестиций с передачей России новых технологий) не только в отраслях пищевой промышленности, сферы услуг, но и в секторах, производящих потребитель­ские товары длительного пользования; привлече­ние в страну крупного наукоемкого зарубежного капитала; стимулирование импорта высокотехно­логичного оборудования (например, путем сниже­ния ввозных таможенных пошлин);

- увеличение затрат на проведение отече­ственных НИОКР и подготовку высококвалифицированных кадров;

- рост выпуска конкурентоспособной продук­ции на основе высокоэффективных инновацион­ных проектов, связанных с использованием име­ющегося внутреннего и зарубежного научно-тех­нического потенциала;

- повышение производительности труда, в том числе посредством роста инвестиций в чело­веческий капитал;

- активная интеграция России в международ­ный технологический обмен с учетом ее научно-технических и производственных возможностей (на­пример, возможно развитие отношений с ТНК раз­витых стран посредством продажи им отечествен­ных научно-технических достижений на взаимовы­годных условиях; обмен патентами, идеями и т.д.);

- снижение доли традиционных сырьевых и энергетических ресурсов в экспорте России (в том числе за счет увеличения экспорта сырья высокой степени переработки) и рост высокотехнологичных конечных продуктов.

Реализация модели инновационной системы российской экономики предполагает стимулиро­вание инновационных процессов, ускорение про­движения нововведений во всех ее секторах. В дан­ном случае необходима поддержка отечественной науки и передовых научных школ, ориентирован­ных на потребности экономики. Такая поддержка должна осуществляться с участием как государства (адресное финансирование по приоритетным на­правлениям, реформирование высшей школы, в том числе системы финансирования вузов, и т.д.), так и производственного сектора. Например, пре­доставление различного рода льгот (налоговых, административных), создание «особых экономи­ческих зон» для предприятий, осуществляющих инновационную деятельность.

Перспективным является и развитие крупных холдингов (интегрированных бизнес-групп, кор­пораций), способных брать на себя масштабные финансовые и технологические риски инвестирования в новые технологии и объединяющих в единый экономико-технологический комплекс предприятия с единой научно-технической базой, высокотехнологичные специализированные не­большие фирмы. В свою очередь, эти механиз­мы предполагают институциональные усовершен­ствования, прежде всего, упрощение процедуры корпоративных слияний (поглощений).

Формирование сильного инновационного сек­тора в отечественной экономике требует стимули­рования инновационной деятельности предприя­тий и расширения спроса на научные разработки. Поэтому целесообразны институциональные действия, которые поощряли бы инвестиции в новые знания и технологии. Так, в Китае, общая ставка налога на добавленную стоимость составляет 18 %, а для компаний в секторе информационных тех­нологий — всего 6 %. Помимо налоговых префе­ренций необходим эффективный институт защи­ты интеллектуальной собственности, позволяю­щий защищать и даже страховать инвестиции в науку и новые технологии.

В определенной корректировке нуждается и таможенная политика. В настоящее время отече­ственные производители импортируют до 80 — 90 % сырья, комплектующих и оборудования. При этом следует отметить достаточно высокий тариф на импорт оборудования (5 — 15 %) и НДС. В дан­ном случае обоснованна мера по отмене или сни­жению таможенной ставки на технологическое оборудование, аналогов которому не производит­ся внутри России и которое представляет страте­гический интерес для развития национального ин­новационного сектора. Данная норма будет спо­собствовать модернизации производства в целом ряде отраслей: легкой промышленности, деревооб­рабатывающей и т.д. Для сравнения, в ряде разви­тых стран установлены нулевые ввозные пошлины на импорт оборудования и комплектующих.

Создание нововведений должно происходитьс учётом реального спроса и общественных потребностей, в контексте необходимости перехода отечественной экономики к новейшему технологическому укладу. Очевидно, что осуществить крупномасштабную модернизацию российской промышленности на основе пятого и шестого технологического уклада в ближайшей перспективе вряд ли возможно. Здесь наиболее уместна программа двухэтапной модернизации: концентрация ресурсов и человеческого капитала на крупномасштабном ос­воении технологии пятого уклада (в среднесрочной перспективе) с постепенным наращиванием пред­посылок для «прорыва» в шестой технологическийуклад (в долгосрочной).

Еще одно направление активизации иннова­ционной деятельности — развитие инновацион­ной инфраструктуры (развитие наукоградов, тех­нопарков вокруг университетских образовательных центров, создание венчурных фондов), обеспечи­вающей введение результатов научной деятельно­сти в хозяйственный оборот. Например, планиру­ется принять закон о технопарках, согласно кото­рому будут предложены определенные налоговые льготы инновационным предприятиям, функцио­нирующим на их территориях.

Эффективность инновационной модели во многом зависит от роли и степени взаимосвязи между всеми субъектами экономики. Распределе­ние «обязанностей» между субъектами, определе­ние границ их сотрудничества в преодолении тех или иных ограничений способно в решающей сте­пени повлиять на эффективность инновационной системы. Безусловно, важной и определяющей при этом является роль государства, которая должна сводиться не к тотальному контролю, а к разработ­ке четкой и последовательной политики в этой сфере, взаимоувязке экономических и социальных интересов, достижению единой направленности стратегии инновационного развития страны.

Таким образом, достижение устойчивого эко­номического роста, повышение уровня и качества жизни населения, сокращение социально-эконо­мического и технологического остывания от раз­витых стран возможно лишь в рамках реализации «инновационного» сценария развития отечествен­ной экономики.

3.3 Проблемы и пути совершенствования инновационной политики

Одним из важнейших стратегических приоритетов социально-экономического развития России является формирование национальной инновационной системы (НИС). Как и в большинстве развитых стран, и нашей стране идет активный поиск эффективного подхода, ко­торый бы, с одной стороны, опирался на всесторон­ний анализ и понимание глобальных инновационных процессов, особенностей развития высокотехнологич­ных мировых рынков, характера конкуренции на них. С другой стороны, подход к формированию НИС Рос­сии, конечно же, должен всесторонне учитывать текущее состояние инновационной сферы в нашей стране, ее сильные и слабые стороны, тот социально-экономиче­ский контекст, в котором предстоит осуществить переход к инновационной экономике, основанной на знаниях.

Текущее состояние и динамику развития нашей страны в терминах инновационной экономики можно характеризовать значениями многих показателей [например, существует система индикаторов, разра­ботанная ОЭСР, или система показателей Мирового банка для оценивания состояния и уровня развития экономики, основанной на знаниях)1 . Но, пожалуй, та­кой показатель, как доля страны на мировых рынках высокотехнологичной продукции, наиболее полно и интегрально характеризует результативность на­циональной инновационной системы. Значение этого показателя для России в настоящее время оценивает­ся экспертами на уровне 0,3-0,5%, что более чем на два порядка меньше, чем значение этого показателя для США (30-40% по оценкам различных экспертов).

Среди основных факторов, определяющих уро­вень развития инновационной среды в различных сферах, выделяют такие, как условия развития малого бизнеса, уровень коррупции, доступность венчурного капитала, степень защищенности от криминала и про­извола чиновников, уровень исполнимости контрак­тов. По большинству индексов, рассчитываемых наоснове этих показателей различными организациями, Россия находится в последней трети списка стран, по которым проводились измерения[6] .

Безусловно, такое состояние инновационной сферы не соответствует инновационному потенциалу нашей страны, что, в свою очередь, подчеркивает необходи­мость кардинального пересмотра национальной инно­вационной стратегии, поиска более эффективного подхода к государственному управлению инновацион­ной сферой.

Несмотря на активные инициативы по поиску эф­фективного подхода к государственному управлению развитием инновационной сферы в нашей стране, представляется, что в настоящее время трудно гово­рить о наличии достаточно четко определенной госу­дарственной инновационной стратегии. Инструмента­рий разработки и реализации инновационной полити­ки как на федеральном, так и на региональном уровне нередко носит аdhос характер, слабо теоретически осмыслен и практически обоснован.

В течение последнего десятилетия предпринято немало попыток усовершенствовать нормативную базу разработки и реализации государственной ин­новационной политики. Еще в 1996 г. был принят Федеральный закон № 127-ФЗ «О науке и государ­ственной научно-технической политике». В 1999 г. Государственная Дума приняла Закон «Об инноваци­онной деятельности и о государственной инновацион­ной политике», позже одобренный Советом Федера­ции, однако этот закон был отклонен Президентом РФ. В первой половине 2006 г. проект федерального закона «О государственной инновационной полити­ке» был внесен в Государственную Думу, но пока не утвержден ею.

Стратегическое значение имеет концептуальный документ «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», подготовленный в 2002 г[7] . В этом документе аргументировано на осно­ве всестороннего анализа преимуществ и ключевых проблем текущего состояния инновационной сферы в нашей стране выделены стратегические приоритеты государственной инновационной политики. Вместе с тем практическая реализуемость выработанной и сформулированной в этом документе государственной политики ставится под сомнение, поскольку не предло­жены механизмы осуществления данной политики.

Таким образом, последние годы в нашей стране предпринимаются активные попытки сформировать государственную инновационную политику, но в ходе реализации этой задачи возникает целый ряд проблем, решение которых представляется чрезвы­чайно актуальным и важным этапом совершенство­вания государственного управления инновацион­ной сферой.

К числу таких проблем, во-первых, следует отнести выработку механизмов, позволяющих системно увя­зать государственную политику управления развити­ем национальной инновационной системы и регио­нальных инновационных систем. В настоящее время фактически все регионы (субъекты РФ) ведут активные работы по формированию своей региональной инно­вационной системы (РИС). Но что и каким образом обеспечивает соответствие суммарного результата осуществления региональных политик целям и зада­чам национальной инновационной политики? Или дру­гими словами, можно ли говорить о декомпозициистратегических целей и задач национальной инновационной системы на региональном уровне?

Представляется, что положительного ответа этот вопрос в настоящее время нет. Стратегические инициативы по развитию инновационной деятельности на национальном и региональном уровнях оченьслабо взаимосвязаны. А ведь для такой страны, как Россия, - это один из ключевых вопросов государственного управления.

Действительно, в малых странах стратегия построения конкурентного преимущества в глобальной инновационной сфере, как правило, строится на национальном уровне. При этом методологической основой выработки стратегии развития НИС этих стран нередко является развитие отраслевых кластеров. Такой подход вряд ли может быть эффективным для такой страны, как Рос­сийская Федерация. Широкое разнообразие социаль­но-экономических, климатических, природных, социаль­но-культурных, технологических и других контекстов в различных частях России делает необходимым «смеще­ние» стратегической задачи построения конкурентно­го преимущества в глобальной инновационной эко­номике на региональный уровень. Другими словами если провести аналогию с корпоративным управлени­ем, то разработку государственной стратегии развития крупной НИС можно сравнить с разработкой корпо­ративной стратегии крупной диверсифицированной компании, основной проблемой которой является пор­тфельная увязка стратегий бизнес-единиц. А разра­ботку стратегии региональной инновационной систе­мы можно сопоставить с выработкой стратегии бизнес-единицы, основной задачей которой является постро­ение конкурентного преимущества.

Отсутствие механизмов, обеспечивающих системную интеграцию государственных стратегическихинициатив в инновационной сфере на национальном и региональном уровнях, препятствует целенаправленномуразвитию и достижению стратегических це­пей развития НИС России.

Представляется важным отметить, что проблемы, связанные с государственным стратегическим управлением инновационной сферой, наиболее остро стоят на этапе реализации стратегии. Несовершенство методов разработки государственной инновационной политики существенно усугубляется проблемами, связанными с осуществлением, реализацией выработанной стратегии.

Конечно, можно спорить о том, стоит ли добиваться прекрасного выполнения, условно говоря, весьма несовершенной стратегии. Другими словами стоит ли жёстко и четко следовать дорожной карте, которая лишь в первом приближении, а иногда и ошибочно отражает нужный маршрут? Ответ на этот вопрос непрост и неоднозначен

Вместе с тем сегодня уже можно говорить об острой необходимости совершенствования ряда механизмов осуществления государственной инновационной стратегии, поскольку улучшение практики государственного управления в этих вопросах, безусловно, будет способствовать улучшению инновационного климата в нашей стране.

Основным подходом к реализации государствен­ной инновационной политики в нашей стране является программно-целевое управление.

С одной стороны, как известно, программно-целе­вой подход имеет достаточно длительную и богатую историю применения в отечественной практике госу­дарственного управления. Его можно рассматривать в качестве методологической основы советской систе­мы планирования, а к первым попыткам использовать программно-целевой подход в отечественном плани­ровании можно отнести такие стратегические иници­ативы, предпринятые еще в 20-30-е годы прошлого века как план ГОЭЛРО, создание Урало-Кузнецкогокомбината и многие другие. С другой стороны, можносказать, что в новых социально-экономических условиях современной России программно-целевой подход переживает второе рождение.

Действительно, при сохранении методологической преемственности сами механизмы программно-целевого подхода кардинально изменились. В качестве существенного изменения следует отметитьразвитие конкурсных механизмов при разработке и реализации целевых программ.

С принятием Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для госу­дарственных и муниципальных нужд» в нашей стране фактически был восстановлен институт государствен­ных закупок. Основная цель государственных закупок заключается в получении для государственных нужд товаров, работ и услуг на наиболее выгодных условиях, при поддержке конкуренции, через справедливый и понятный всем участникам процесс. Согласно этому закону размещение государственного заказа может осуществляться различными способами (путем прове­дения торгов в форме конкурса, аукциона, в том числе аукциона в электронной форме, путем запроса коти­ровок и др.). Что же касается государственных закупок результатов инновационной деятельности в целом и государственных заказов в рамках нцелевых программ в частности, то основным способом размещении заказа является проведение конкурса.

Хотя при разработке нормативной базы размеще­ния государственного заказа преследовались цели экономии бюджетных средств, развития конкуренции, снижения уровня коррупции, повышения инвестици­онного потенциала, реализации принципа социальной ответственности перед обществом, практика приме­нения этих механизмов в инновационной сфере не­редко приводит к противоположным результатам, что, в свою очередь, превращается в тормоз и препятствие на пути реализации государственной инновационной политики.

Во-первых, следует отметить, что существующая практика определения победителей в конкурсах на выполнение инновационных проектов в рамках целе­вых программ нередко ставит в неравные условия те коллективы, которые действительно ориентированы на качественное и инновационное решение актуаль­ных программных проблем. Так, при оценке и сопо­ставлении заявок на участие в конкурсе в рамках це­левых программ в качестве критериев для определе­ния победителя применяются такие основные характеристики, как функциональные характеристики (по­требительские свойства) или качественные характе­ристики товара, качество работ, услуг; расходы на эксплуатацию товара; расходы на техническое обслуживание товара, сроки (периоды) поставки товара, выполнения работ, оказания услуг; срок предоставления гарантии качество товара, работ, услуг, объём предоставления гарантий качества товара, работ, услуг; цена контракта. Кроме того, при проведении конкурса на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских или технологических работ для определения лучших условий исполнения кон­тракта обычно учитывается также такой критерий оценки заявок на участие в конкурсе, как квалифика­ция участников конкурса.

Однако влияние этих критериев на интегральную оценку, выявляющую победителя, существенно разли­чается. С одной стороны, не вызывает сомнения, что по мере увеличения инновационности, сложности, комп­лексности и нестандартности выполняемых в рамках проекта работ вес неценовых критериев при оценива­нии заявок должен увеличиваться, и напротив, возрас­тание веса ценового балла должно происходить с уве­личением степени стандартности выполняемых работ. Другими словами, чем выше степень инновационности проектов, выполняемых за счет средств государствен­ных целевых программ, тем должен быть выше вес каче­ственных неценовых показателей, используемых при оценке конкурирующих заявок.

Представляется, что такое доминирование цено­вого показателя для сложных, комплексных, высокотех­нологичных проектов, характеризующихся высоким уровнем инновационности, может быть целесообраз­ным только при условии полной и всесторонней оцен­ки и контроля качества результатов, получаемых в рам­ках таких проектов. Может ли в условиях становления системы государственных закупок такой контроль ка­чества быть обеспечен и гарантирован? большин­ством специалистов этот вопрос воспринимается как риторический.

На практике эта, казалось бы, несущественная особенность механизмов реализации государствен­ной инновационной политики порой приводит к весь­ма неутешительным результатам. Так, коллективы, не способные конкурировать по качеству, путем своего рода демпинга получают возможность выигрывать кон­курсы на получение государственных заказов на разработку и реализацию инновационных проектов, влия­ющих на успех государственной инновационной поли­тики.

Например, в 2008 г. нередко победителями кон­курсов в рамках Федеральной целевой программы развития образования становились организации, взявшие на себя обязательства в конкурсной заявке выполнить инновационный проект за 25-30% его на­чальной стартовой цены. Можно ли качественно вы­полнить работу за 30% ее стоимости, при условии, что начальная стартовая цена государственного заказа рассчитывается корректно?

Опасность этой ситуации заключается не только в том, что государственные заказы, качественное выпол­нение которых предполагает достижение целей разви­тия инновационной сферы, получают организации, ко­торые порой не располагают достаточными интеллек­туальными и другими ресурсами, необходимым опытом. Представляется, что наибольший ущерб при этом несёт государство от того, что коллективы, действительно способные качественно осуществить соответствующие работы, лишаются возможности и средств развивать соответствующие направления своей инновационной деятельности.

Более того, такая ситуация приводит, к своего рода, дискриминации крупных государственных научно-исследовательских, образовательных и других организаций ведущих инновационную деятельность. Действительно, часто среди «демпингующих» организаций, встречаются общества с ограниченной ответственностью и другие малые организации различных организационно-правовых форм. В отличие от крупных государственных организаций, которые «не могут себе позволить» попасть в реестр недобросовестных поставщиков, малые негосударственные организации часто идут на такай риск, поскольку риски издержек, связанных с «вынужденной перерегистрацией», могут компенсироваться возможными выгодами от получения государственного заказа.

Определенная дискриминация государственных инновационных организаций просматривается и в практике применения таких инструментов, как обеспечение заявки. Таким образом, существующие механизмы реализации государственной инновационной политики на основе программно-целевого подхода нуждаются в значительной доработке.

Важной составляющей государственной инновационной политики являются инициативы по развитию инновационной инфраструктуры. Текущее состояние российской инновационной инфраструктуры характеризуется наличием ряда проблем, которые препятствуют эффективному развитию национальной инновационной системы. Так, существующая инновационная инфраструктура не способствует развитию кооперационных связей между субъектами инновационной системы: малые и средние инновационные компании крайне недостаточно интегрированы в инновационные сети; не развиты кооперационные связи, позволяющие формировать инновационные цепочки «наука и образование _ инновационный малый и средний бизнес — крупный бизнес», что препятствует диффузии знаний, их распространению из сектора исследований и разработок, капитализации знаний российской экономике. Без повышения эффективности инновационной инфраструктуры невозможно обеспечение трансфера результатов сектора исследований и разработок в российскую и глобальную экономику, развитие предпринимательства в инновационной сфере[8] .

В последние годы в нашей стране уделяется повышенное внимание развитию всех основных институтов инновационной инфраструктуры, призванных способствовать, помогать и содействовать осуществлению инновационной деятельности, включая финансовые, информационные, технопарковые и другие институты. Что касается технопарковой инфраструктуры, то следует отметить следующую особенность их развития в нашей стране. Если в большинстве стран развитие инкубаторов, технологических (научных, исследовательских) парков, технополисов (наукоградов, «городов мозгов») шло именно в такой логической последовательности — от наиболее простых форм к более сложным и комплексным, то в России наблюдается обратная очередность. Еще в советское время было создано немало технополисов, научных городков (часть из которых после принятия Федерального закона от 7 апреля 1999 г. № 70-ФЗ «О статусе наукограда Российской Федерации» получили этот статус), ЗАТО. В 90-х годах прошлого века стали активно создаваться технопарки, и только в последние годы в рамках государственной инновационной политики стали уделять внимание развитию самой элементарной формы технопарковых структур — инкубаторам. Однако, по-видимому, к этой ситуации вполне применим известный принцип — лучше поздно, чем никогда. Развитие «начинки» более комплексных технопарковых структур позволит эффективнее реализовывать механизмы содействия инновационной деятельности.

Ключевое значение для реализации государственной стратегии развития национальной инновационной системы имеет информационная составляющая инновационной инфраструктуры. Ее вполне можно назвать «кровеносной системой» инновационной деятельности.

Целая система мероприятий и инициатив разработана в последние годы в рамках политики развития информационной инфраструктуры в нашей стране. К ним в первую очередь следует отнести разработку федерального портала по научной и инновационной деятельности. Несмотря на достигнутые результаты в этой области, уровень информационной поддержки инновационной деятельности еще уступает лучшей мировой практике. Особого внимания в этой связи заслуживают подход и механизмы реализации информационной поддержки инновационной деятельности в ЕС. С целью улучшения инновационного климата и интеграции национальных информационных систем стран — членов ЕС был разработан европейский гиперпортал CORDIS. CORDIS — это информационная система, объединяющая одним интерфейсом целый набор инструментов управления инновационной деятельностью в ЕС. Так, на основе CORDIS осуществляется информационная поддержка рамочных программ — главного финансового инструмента ЕС в области научно-исследовательской и других видов инновационной деятельности.

В структуру гиперпортала СОКЭ15 включен и Европейский инновационный порталCORDIS, основными задачами которого явля­ются:

- информирование об инновационной политике в Европе;

- предоставление организациям прямого доступа к инновационным услугам;

- информирование и предоставление доступа к результатам европейских рамочных программ;

- обучение в области инновационной деятель­ности;

- интеграция национальных и региональных инно­вационных порталов Европы.

Представляется, что этот опыт может стать основой для развития системного интегрированного подхода к информационной поддержке инновационной деятель­ности в нашей стране.Говоря о государственной политике в области раз­вития финансовой составляющей инновационной инфраструктуры в нашей стране, необходимо отметить создание ОАО «Российская венчурная компа­ния» (ОАО «РВК»), так называемого Фонда фондов. Эта компания создана в соответствии с Распоряжени­ем Правительства РФ от 7 июня 2006 г. № 838-р с целью стимулирования создания в России собствен­ной индустрии венчурного инвестирования, развития инновационных отраслей экономики и продвижения на международный рынок российских наукоемких тех­нологических продуктов. Уставный капитал РВК в на­стоящее время составляет более 28 млрд руб. При создании РВК ей отведена роль государственного фонда венчурных фондов, через который будут осуще­ствляться государственное стимулирование венчур­ных инвестиций и финансовая поддержка высокотехнологического сектора в целом.

Заключение

Необходимо отметить, что для стабильного функционирования инновационной системы прежде всего необходимо сформировать законодательную базу, потому что любой рядовой исследователь или инноватор, вкладывающий свои деньги и ресурсы в инновационные разработки, должен быть уверен в защищённости своих прав на изобретение и на получение соответствующего дохода от его использования третьими лицами. В этом направлении предприняты серьёзные шаги, что отражено в принятии 4 части Гражданского кодекса.

Многое делается и в направлении переориентации национальной экономики с сырьевой на производственную. Правительство ясно понимает, что «сырьевое благополучие» играет большую роль в финансовом благополучии, однако его роль нельзя переоценивать, так как вскоре конъюнктура рынка нефти изменится и будет необходимо изыскивать новые источники финансирования возросших потребностей. Поэтому уже сейчас из средств внебюджетных фондов начинается создание инфраструктуры будущей инновационной системы, которая послужит базой для переориентации экономики.

Пока у нас ещё остаётся определённый запас в ряде отраслей, особенно ВПК, и по некоторым отдельным разработкам в области электроники и космоса. Однако в современном мире скорость, с которой этот запас тает, внушает серьёзные опасения за отечественные перспективы. В мире скорость научных исследований растёт с каждым годом, причём широкое распространение получила специализация и привлечение крупного бизнеса к фундаментальным разработкам. В нашей стране это посыл был принят, и в разработке планов на техническое развитие и перевооружение фигурируют чёткие направления развития науки. Хотя на организационном уровне ощущается нехватка кадров и понимания роли инноваций на местах. Особенно это касается муниципалитетов. Несколько хуже у нас обстоят дела с привлечением крупного бизнеса в сферу инноваций.

Российская венчурная компания – это шаг правительства в направлении привлечения крупного бизнеса в инновации. Государство предлагает в управление свои деньги, то есть деньги налогоплательщиков, конечно, при этом сохраняя права на плоды венчурных проектов. Дело ещё и в том, что ранее было проблематично консолидировать инвестиционные усилия на заданном направлении, теперь же государство как бы говорит - «Вот вам, пожалуйста деньги, только разработайте то, что мне надо». Как минусы, можно отметить не прозрачность распределения прибыли и рисков по проектам, а так же не проработанные методы контроля за направлениями расходования средств фондов.

Технопарки, наукограды и академгородки пока не имеют серьезного влияния на инновационные процессы в РФ в силу различных причин. Технопраки ещё не успели себя показать: пока строятся и, надо сказать, весьма активно. Их роль в становлении инновационной системы в официальных документах правительства очень велика. Можно сделать вывод о том, что правительство возлагает серьёзные надежды на технопарки.

А вот с наукоградами всё гораздо хуже. И в первую очередь в связи с проблемами политического характера. Их будущее хотя и туманно, но всё-таки закреплено в соответствующих документах. Исходя из текущей ситуации, можно сделать вывод, что государство не ставит программу развития наукоградов в статус приоритетной.

Во–первых, деньги выделяются немалые, но, не дотягивают до уровня мировых лидеров. На нанотехнологии (а это один из приоритетных проектов), в рамках данной программы, планируется израсходовать 4,4 млрд. руб. за 6 лет, то есть около 27 млн. долларов в год. Для сравнения: одна полноценная лаборатория, занимающаяся исследованиями в этой области, требует финансирования в объеме около 200 млн. долларов. Еще одно сравнение. В 2006 году свой план вложений в инновационные технологии обнародовала компания General Motors. Объем инвестиций – 15 млрд. долларов в течении 5ти лет. Одна компания тратит на исследования втрое больше, чем все наше государство. В целом позитивная динамика в этом направлении есть. Недостаток финансирования возможно частично покрыть за счёт образования целевых фондов, совместных предприятий и концентрации усилий на узких, наиболее эффективных направлениях. Во-вторых, в нашей инновационной системе отсутствуют крупные высокотехнологичные фирмы, которые способны брать на себя решение финансовых и технологических задач. На Западе, несмотря на развитие малого бизнеса и огромную роль государства, ключевым звеном в создании инноваций остается крупное предпринимательство, поскольку именно здесь возможна наиболее полная реализация инновационных стимулов за счет выхода на рынки и получения сверхприбыли.

Библиографический список

1. Письмо Президента РФ «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу» от 30 марта 2002 г. №576.

2. Федеральный закон «О статусе наукограда Российской Федерации» от 7 апреля 1999 года № 70-ФЗ с внесенными изменениями Федеральным законом от 22 августа 2004 г. № 122-ФЗ;

3. Балацкий Е., Лапин В. Инновационный центр промышленности. Экономист, - 2006. - №1, с.15.

    Барышева А.В., Балдин К.В., Галдицкая С.Н., Ищенко М.М., Передеряев И.И. Инновации: Учебное пособие. – М.: Издательство-торговая корпорация «Дашко и К», 2007. – 382 с.

5. Брич А. Путь России к процветанию в постиндустриальном мире // Вопросы экономики, - 2006. - №5 с.7.

6. Бурмистрова Т., Федотов А. Новая научно-техническая политика: контуры формирования и реализация.//"Экономист", 1992 г., №2 с.34-36.

7. Волынец-Руссет Э.Я. Внешнеэкономический бюллетень, - 2006. - №5 с.2.

  1. Горохов М.Ю., Малев В.В. Бизнес-планирование и инвестиционный анализ. - М.: изд. Филинъ, 2006. – с.42-47.
  2. Гончаров В.В. Новые прогрессивные формы организации в промышленности. - М.: изд. МНИИПУ, 2008. – с.54-55.

10. Губанов С. Рост без развития (анализ итогов I полугодия) // Экономист – 2006. - №9 с.3

11. Иванова В.В. «Актуальные проблемы формирования российской инновационной системы» – М.: Издательство-торговая корпорация «Дашко и К»

12. Ионов М. Регулирование инвестиционной и инновационной деятельности // "Экономист", 2004. - №7 с.145-149.

13. Логинов В., Курнышева И. Возможности и перспективы научно-технического развития // "Экономист", 2007. - №11 с.34-37.

14. Медынский В.Г, Шаршукова Л.Г. Инновационная политика. - М.: изд. ИНФРА, 2004. – с.22-24.

  1. Халтурин Р.А. Инновационный менеджмент. Учебник, 5-е изд. – СПб.: Питер, 2007. – 236 с.
  2. http://sci-innov.ru/ - Федеральный портал по научной и инновационной деятельности

[1] Иванова В.В. статья «Актуальные проблемы формирования российской инновационной системы», с.3

[2] Волынец-Руссет Э.Я. Внешнеэкономический бюллетень, 2006, №5

[3] Губанов С. Рост без развития (анализ итогов I полугодия), Экономист, 2006, №9, с.3

[4] Брич А. Путь России к процветанию в постиндустриальном мире. Вопросы экономики, 2006, №5, с.7

[5] Балацкий Е., Лапин В. Инновационный центр промышленности. Экономист, 2006, №1, с.15

[6] Колесов М. Экономика знаний. Коллективная монография.

[7] Письмо Президента РФ от 30 марта 2002 №576 «Основы политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу»

[8] Сурин А.В., Молчанова О.П. Инновационный менеджмент

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий