регистрация / вход

Условия эффективности и основные функции выборов в органы власти

Содержание Введение Условия эффективности и основные функции выборов в органы власти. Принцип выборов. Избирательные системы и избирательные компании.

Содержание

Введение 3

1. Условия эффективности и основные функции выборов в органы власти. 4

2. Принцип выборов. Избирательные системы и избирательные компании. 10

Литература 21

Введение

Выборы в органы власти составляют сердцевину демократического политического процесса и являются закономерным результатом долгого и противоречивого процесса исторического поиска обществом лучшей модели формирования и функционирования государства. Сегодня демократические выборы в органы государственной власти стали естественным процессом в политической жизни многих стран мира.

1. Условия эффективности и основные функции выборов в органы власти.

Эффективность выборов зависит от целого ряда экономических, социальных, правовых, культурных и моральных условий, отсутствие которых может превратить выборы в антисоциальный механизм. Как доказывал выдающийся русский политолог И.А.Ильин, совсем не всякий народ и не всегда способен выделить к власти лучших при помощи всенародных выборов. Во Франции в период Великой французской революции идея народного представительства стала истоком невиданного политико-юридического энтузиазма народа. Обсуждение кандидатур, составление депутатских наказов ввергло нацию в состояние хронического недосыпания. Перепоручение своей воли другому вовсе не воспринималось как ее отчуждение. Никого не тревожило, что депутат, призванный к участию в политических делах, приобретает известную долю власти и тем самым становится выше своих избирателей. Конкретным инструментам воздействия избирателей на своего депутата не придавалось значения. Однако в любом представительстве заключена возможность отчуждения. В конце 1789 года Национальное собрание отменило все “связующие инструкции” /наказы/ и право отзыва депутатов избирателями. Депутатский корпус отторг себя от уполномочившей его нации. Началось правление “именем народа, ради народа, но без народа”, получившей завершение в системе якобинского террора. Это был горький урок теории представительного правления. Поэтому не следует видеть в выборах панацею решения всех социально-политических проблем в любых общественных условиях.

Назовем некоторые из условий эффективности выборов в органы власти. В экономической области – это развитые отношения собственности, предполагающие рыночные механизмы и свободу предпринимательства. Человеку, обладающему собственностью, есть, что терять и что защищать, его способ бытия коренным образом отличается от жизни горьковского босяка. Наличие экономических интересов требует соответствующих политических механизмов их артикуляции и защиты. Как раз выборы и являются одним из такого рода механизмов, с помощью которого можно безболезненно устранить руководителей, не обеспечивших условия реализации материальных интересов большей части избирателей. На теледебатах в 1978 году кандидат в президенты США Рональд Рейган, обращаясь к телезрителям спросил, считают ли они, что живут сейчас лучше, чем четыре года назад. Если да, то они могут снова голосовать за его оппонента Джимми Картера. Если нет, то они должны согласиться, что настало время для перемен. Этот “элементарный” вопрос оказался весьма действенным средством убеждения, потому что он затрагивал материальные интересы населения.

Среди социальных факторов эффективного избирательного механизма на первом месте следует поставить существование экономически состоятельного “среднего класса”, обеспечивающего общественную стабильность. Постоянство проживания большинства населения на “своей” территории, крепость семейных устоев, прочность общественных институтов и общепризнанных социальных ценностей обеспечивают устойчивый общественный порядок. Семья, церковь, трудовой коллектив (корпорация), политическая партия и другие социальные институты позволяют в рамках конкурентной борьбы в полной мере выразить общественный интерес и определить пути его реализации.

Среди политических условий , необходимых для эффективности демократических выборов наряду с демократическими традициями следует отметить существование сильного сложившегося гражданского общества со структурированными институтами: развитую многопартийность как отражение многообразия социальных интересов, устоявшуюся законодательную базу, независимое от государства функционирование средств массовой информации.

Правовые условия демократических выборов в современном виде возникли не сразу. Первой была идея соглашения (пакта) народа о передаче государству права устанавливать порядок. (Т.Гоббс, “О гражданине”, “Левиа-фан”) и последовавшая за ней концепция общественного договора (Ж.Ж.Руссо “Об общественном договоре, или Принципы политического права”). Концепция договорных отношений общества и государственной власти была оформлена конституционными документами ряда стран того времени (США, Франция). Со временем конституция как вид договора государства с народом стал договорным документом большинства стран.

Эффективные выборы предполагают ощущение народом своей историческо-национальной общности как основы патриотизма, уважения к закону, чувства государственной ответственности. В этом залог высокой политической культуры народа, демократических традиций. Особо следует подчеркнуть необходимость общественно-политического консенсуса относительно государственного устройства общества и его основных институтов. Если одна часть общества выступает за капитализм, а другая – за социализм, то выборы лишь обострят эту борьбу, а затем перенесут ее на уровень политических институтов, что рано или поздно приведет к разрушению государства. Вот почему так важно иметь общепризнанные хотя бы на уровне политической элиты “правила игры” – законы, зафиксированные в Конституции и Избирательном кодексе.

Безусловно, избирательная система не может не учитывать и имеющийся социокультурный контекст , влияющий на политический процесс. Остановимся на этом аспекте демократичности выборов подробнее. Сегодня в России можно выделить по крайней мере три зоны, в которых господствуют различные политические субкультуры, условно подразделяющиеся на “западную”, “азиатскую” и “русскую”.

Западная субкультура охватывает столицы и крупные промышленные центры России. Ее отличительная особенность – вера в эффективность западной парламентской демократии и в возможность безболезненного перенесения либерально-демократической традиции на российскую почву. Одновременно приверженцы этой модели надеются на бескорыстную помощь западных стран при установление демократических режимов.

Азиатская субкультура господствует в автономиях Северного Кавказа, Поволжья и в ряде других. Здесь политика более отделена от повседневной жизни людей. Парламентская демократия и демократические выборы часто искажаются общинными и клановыми отношениями, формальные выборы лишь легитимизируют те решения, которые приняты старейшинами и влиятельными людьми. Поэтому демократия культивируется здесь декоративно, граждане мало влияют на тех, кто облечен властью. Политические отношения обусловлены сложной системой традиций феодального и дофеодального происхождения. Их нарушение грозит властителям отрешением от власти.

Особенности азиатской субкультуры: почтение к старшим по возрасту, особая роль религии, терпимость к коррупции в политике, отстраненность женщин от политической жизни. Избирательное поведение в рамках азиатской политической субкультуры мобилизовано высшими органами власти и влиятельными членами социальных общностей и не является автономным, совершаемым согласно свободному индивидуальному выбору как в западной политической субкультуре.

Остальную часть страны охватывает русская субкультура , носителями которой являются преимущественно сельские жители, а также избиратели средних и малых городов. Принято считать, что русская политическая субкультура является промежуточной между западной и азиатской, включая в свой состав представления и образцы поведения той и другой субкультур, сплавляя их воедино. Обратим внимание на такую характерную черту русской субкультуры как традиционная отстраненность от политики, поиск свободы от властей. Ведь русский человек всегда чувствовал свою отчужденность от власти, стремился избежать ее воздействия. Русской субкультуре свойственно противопоставление официального и неофициального, формального и неформального способов поведения в политике. При этом сама политика зачастую характеризуется как не вполне чистоплотное дело. Особая роль в этой субкультуре принадлежит интеллигенции, которая видит себя в постоянном духовном поиске, в вечной оппозиции политическому режиму, каким бы он ни был. Среди интеллигенции ценится подвижничество, моральный труд, страдание “за народ”. Именно в силу этих особенностей русской субкультуры ее носители подвержены популизму, причем как левому, так и правому. Им всегда требуется единомыслие: решение проблем “всем миром”. Русская политическая культура не терпит политической борьбы, так как это культура покоя, она приемлет движение лишь для смены одного состояния на другое. Она несет ностальгию по порядку и веру в политика-вождя, который трудным, но коротким путем всех приведет в светлое будущее. Отсюда знаменитое русское долготерпение и одновременно склонность к бунту как к кардинальному способу решения проблем в кратчайший срок. Поэтому отношение к выборам первоначально было сверхоптимистичным, что вызвало острую политическую борьбу за депутатские мандаты, массовое участие и большие надежды на решение социальных и экономических проблем политическими средствами. Однако по прошествии некоторого времени, когда выяснилось, что депутаты не в состоянии решить непосильные для них задачи, интерес к политической деятельности и доверие к выборам упали.

Противоречивость русской политической субкультуры состоит еще и в том, что в ней сосуществуют определенные демократическими и авторитарные традиции. Вместе с демократическими традициями в русской политический субкультуре с сочетается мессианская вера во всесильного политического лидера (царя, вождя, президента), способного спасти Отечество. Напомним, что политический строй древней Руси характеризовался своеобразным сочетанием двух начал: княжеского и демократического – вечевого. Русский князь был правителем, главой войска, высшим судьей, но его власть ограничивалась народным собранием /вече/. Народ сажал князя, и снимал в случае, если его правление вызывало недовольство и злоупотребления.

В ряде случаев, как в Новгородской республике вече становилось верховным органом власти. Оно избирало руководителей правительства, решало вопросы внутреннего управления и внешних связей, приглашало князя начальником вооруженных сил. Это же относилось и древнему Пскову. Вечевой строй русских земель был подорван монгольским нашествием.

В XVI веке в Московском царстве начинают собираться земские соборы – своеобразные совещания царя с выборными от населения людьми. В 1598 году Россия на Земском соборе впервые избрала себе монарха – царя Бориса Годунова. В 1613 г. Земский собор избрал нового царя – Михаила Романова. До 1653 г. земские соборы собирались регулярно, были представительными и ограничивали самодержавную власть.

Путь к созданию представительных органов власти парламентского типа в России начинается в 1906 году после дарования российским императором жителям страны права на проведение выборов в Государственную думу. Эти выборы, проводились по квотной системе с цензами, ограничивающими избирательные права более половины взрослого населения страны и чередовались с периодическими разгонами парламента самодержавием. Такой исторический генезис русской политической культуры не мог не проявиться и в сегодняшних условиях.

Если сопоставить условия демократичности с российской действительностью, то можно сказать, что сегодня происходит процесс созревания достаточных условий для полноценных выборов в органы власти.

2. Принцип выборов. Избирательные системы и избирательные компании.

Демократические выборы определяются целым рядом принципов – своего рода общепризнанных норм, имеющих безусловную ценность, которые и делают их механизмом представительства. Эти принципы определяются избирательным законодательством, основная задача которого обеспечить одно из важнейших прав человека – право на голосование или право голоса .

Сам термин “голосование” – очень древний. Он пришел к нам из античной Спарты, где высший орган государственной власти (герусия) формировался в ходе общего собрания (апеллы) общими выкриками, то есть выбранным членом герусии становился тот спартиад, за которого громче всех кричали – голосовали собравшиеся. Из античных Афин до нас дошло и понятие “урна”. Именно в урну опускали древние афиняне свои черные или белые камни-бюллетени в ходе голосования. Отсюда же пошло и выражение “подкинуть черный шар”, как синоним понятию “проголосовать против”: черный камень в Афинах обозначал голосование против.

Право голоса – это самое основное право, без которого все остальные права не имеют смысла. Отрицание общечеловеческой самоценности демократических выборов свидетельствует об авторитарных или тоталитарных устремлениях социально-политических сил претендующих на власть, что в полной мере подтвердилось в практике российского большевизма. Теоретически эта позиция была обоснована В.И. Лениным, который с пренебрежением относился к представительной демократии и ее институтам, доказывая полную зависимость последних от частных интересов господствующего класса. Практически это нашло свое отражение в разгоне большевиками Учредительного собрания – представительного органа власти, избранного демократическим путем. Последствия “необольшевизма” проявились в 1993 -1994 году при ликвидации в России советов – представительных органов власти избранных демократическим путем. Идея разгона советов довольно долго витала в умах многих политиков из окружения президента. В конце концов она была реализована. Приводимые обоснования этого шага весьма похожи на ленинскую аргументацию.

В конституциях стран с парламентской демократией закрепляется прежде всего сам принцип выборности представительных органов и неотъемлемое право народа на их формирование. В самих текстах конституций, как правило, раскрывается содержание принципа всеобщности выборов. Принцип всеобщности означает, что все жители имеют право на активное, в качестве избирателей и пассивное, в качестве кандидатов в органы власти, участие в выборах. Исключения определяются целым рядом цензов: возрастным, ограничивающим возраст избирателей совершеннолетием, а возраст кандидатов – более высоким уровнем; цензом недееспособности, ограничивающим право для участия в выборах психически больных граждан, о чем должно быть судебное решение. Существуют моральные цензы, которые ограничивают права и отстраняют от участия в выборах лиц, содержащихся по приговору суда в местах лишения свободы.

Общепринято, что другие цензы ограничивают или нарушают принцип всеобщности выборов.

Советскому законодательному праву известен еще целый ряд сословно-классовых цензов, ограничивающих избирательную активность определенных классов и сословий. Их перечень и содержание были различными на различных этапах развития государства.

Половой ценз долгое время ограничивал участие женщин в выборах (в некоторых мусульманских странах ограничивает до сих пор). Имущественный ценз ограничивает активность малоимущих граждан. Ценз оседлости ограничивает электоральную активность мигрантов, поскольку в ряде стран используются цензы оседлости, требующие проживания в течении определенного времени на территории избирательного округа .

Непременный принцип современных демократических выборов – равное избирательное право . Его практическое воплощение заключается в том, что в законодательный орган избираются депутаты, каждый из которых представляет одинаковое число граждан, а каждый избиратель в одинаковой степени влияет на общее электоральное решение. Обеспечить соблюдение этого принципа далеко не просто. Соблюдение этого принципа во многом зависит от правильной “нарезки” избирательных округов.

В США считается приемлемым, если на выборах в Конгресс разница в количестве жителей округов составляет 2 %. В России, в соответствии с федеральным законом по выборам депутатов Госдумы, допускается различие в избирательных округах в пределах одного субъекта федерации в 20%, а в труднодоступных и отдаленных районах – 30%. Особая строгость в соблюдении правил “нарезки” избирательных округов порождена вполне обоснованными опасениями, что неправильная “нарезка” может стать эффективным способом для манипулирования голосами избирателей. Подобная тактика была широко распространена в США и даже получила особое название “джерримендеринг” по имени губернатора Массачусетса Э.Джерри, который в начале прошлого века выкраивал избирательные округа самой причудливой формы для обеспечения победы своим сторонникам.

Принцип равного избирательного права имеет еще некоторые весьма важные преломления: равенство возможностей кандидатов при выдвижении, которое обеспечивается необходимым числом подписей, собранных в поддержку кандидата и равенство возможностей кандидатов при проведении предвыборной агитации. Последнее требование соблюсти непросто, поскольку материальные возможности кандидатов неравны, а формы контроля – несовершенны. Поэтому в некоторых странах используют исключительно государственное финансирование избирательных кампаний, которое обеспечивает равенство материальных условий кандидатов.

Иногда используется вынужденное нарушение принципа равенства для расширения избирательных прав отдельных категорий граждан путем введения специальных квот. При этом осуществляется передача части мест в органах государственной власти определенным слоям населения, например расовые квоты при выборах парламентов ЮАР или Зимбабве гарантируют определенную часть мест представителям расовых меньшинств. Отчасти это относится и к России: национальные округа имеют право избирать депутата в Госдуму, несмотря на то, что численность населения в несколько раз меньше, чем в одномандатных округах других субъектов Федерации.

Следующий принцип – непосредственность выборов . Сущность этого принципа, конституированного в большинстве стран с развитой парламентской демократией, заключается в том, что избиратели прямо (без посредников, делегатов или представителей) избирают членов парламента, президента, представителей других органов политической власти. Следует различать формально непрямые выборы, когда выборщики однозначно исполняют волю избирателей и непрямыми по существу, когда выборщики голосуют по своему усмотрению. Формально непрямые выборы, например при выборах президента США, практически ничем не отличаются от прямых, поскольку избранные на них выборщики обязаны точно выполнить решение своих избирателей.

Широко используемые ранее косвенные выборы существенно уменьшали демократизм избирательных процедур. Прежде всего их использование неизбежно связано с ограничением у значительной части избирателей возможности лично участвовать в организации и проведении выборов, непосредственно влияя на их ход и результаты. Непрямые выборы способствуют такому явлению как абсентеизм – отказ от участия в выборах, безразличие, равнодушие людей к выдвинутым кандидатам и их программам. Кроме того, использование непрямых выборов усиливает возможность искажения реального соотношения политических сил в сторону укрепления позиций наиболее влиятельной из них, поскольку голоса сторонников противоположных сил, составляющих меньшинство, теряются по несколько раз на каждом более высоком уровне выборов. “В большинстве случаев косвенные выборы дают преувеличенное представление о степени влияния господствующей партии и являются средством подавления партий сравнительно менее многочисленных”. Прямые выборы создают возможности, действительно, всеобщего участия в них избирателей и обеспечивают в полной мере легитимизацию избирательной кампании.

Другим важнейшим принципом демократических выборов является состязательность : участие в выборах конкурирующих партий, движений, кандидатов, представляющих различные социальные группы. Политические партии, выражающие интересы различных социальных общностей, стремятся включить посредством выборов различные социальные слои и группы в политическую систему. Состояние многопартийности, естественное для стран с развитой демократией, обеспечивает мирное соревнование социальных интересов. При этом важнейшим механизмом примирения конфликтов являются выборы представителей в органы власти, организация и проведение которых для политических партий – главное направление их деятельности. Только начиная с 1993 года принцип состязательности был закреплен в России законодательно.

Принципом, относящимся к процедуре голосования, признанным во всех демократических государствах, является тайное голосование . Этот принцип обеспечивается различными способами технического характера, уменьшающими вероятность внешнего влияния на избирателя. За нарушение принципа тайного голосования законом предусмотрены жесткие меры наказания.

К принципам демократических выборов следует отнести возможность общественного контроля за выборами. Присутствие наблюдателей, как иностранных, так и национальных, может повысить авторитетность избирательного процесса для государств, в которых проводятся выборы.

В некоторых странах, например на Филиппинах, участие в выборах является не правом, а обязанностью граждан, а неявка на избирательный участок без уважительных причин может караться административным, или даже уголовным наказанием. Но в демократических странах действует принцип свободы выборов и добровольного участия в них граждан . Этот принцип означает, что никто не вправе оказывать воздействие на гражданина с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, а также никто не может повлиять на его свободное волеизъявление.

К принципам демократических выборов относятся так же принцип равенства возможностей в предвыборной борьбе .Он обеспечивается созданием условий, при которых различие материальных возможностей не может предоставить кому-либо из кандидатов преимущества и требует создания избирательной системы не допускающей результатов выборов, получение которых может быть осуществлено недемократическим путем (в результате подкупа, угроз, фальсификаций). И еще один принцип – ограничение срока выборов , недопущение отмены или переноса выборов, если это не предусмотрено правовыми нормами. Выборы теряют свои функции, если их проведение будет зависеть от произвола отдельных лиц. Периодичность же выборов, позволяет избирателям производить изменения политической элиты в соответствии со своими интересами.

К моменту утверждения всеобщего избирательного права в промышленно развитых странах сложились две основные избирательные системы – мажоритарная и пропорциональная. Вначале наибольшее распространение получила мажоритарная избирательная система. Сущность ее заключается в том, что депутатские места в каждом округе достаются кандидату, который собрал установленное большинство голосов, а остальные кандидаты, как и стоящие за ними политические силы, не набравшие нужного количества голосов, остаются непредставленными в органах власти. Мажоритарная система бывает трех видов в зависимости от того, какого большинства для избрания депутатов требует закон – относительного, абсолютного (50% + 1 голос) или квалифицированного (2/3, 3/4 от общего числа поданных голосов).

Мажоритарная система имеет ряд, казалось бы, неоспоримых положительных свойств. Во-первых, она способствует возникновению между депутатами и избирателями прочных, непосредственных связей, часто имеющие личностный характер. Депутат хорошо знает свой избирательный округ, проблемы и интересы его жителей. Избиратели имеют достаточно полное представление о кандидате, его политических взглядах, поведении, чертах характера и т.д. Прочные личные связи депутата в своем избирательном округе укрепляют его положение в парламенте, препятствуют влиянию на него внешних факторов, в том числе и давления различных теневых структур.

Во-вторых, мажоритарная система, укрепляя позиции наиболее сильного политического течения, создает условия для возникновения устойчивой расстановки сил в законодательных органах, способствуя вытеснению из парламентских структур мелких и средних по влиянию партий, что стимулирует образование двух– или трехпартийных политических систем. Сильные позиции лидирующей в парламенте партии позволяют сформировать стабильное правительство, способное проводить эффективный и последовательный политический курс.

К недостаткам мажоритарной избирательной системы относится, прежде всего то, она не отражает реальную расстановку социально-политических сил в стране. Многие влиятельные политические партии и организации вытесняются за пределы парламента, что приводит к активизации внепарламентских методов политической борьбы. В России в 1991-1993 годах, политические силы непредставленные в парламенте оказались в структурах исполнительной власти. Тем самым была блокирована возможность политического консенсуса, как важнейшего фактора стабильности в обществе. Конфликт между пропрезидентскими и пропарламентскими силами показал отсутствие в обществе устойчивой модели политического поведения, ориентированный на достижение согласия. Нетерпимость на психологическом уровне легко перерастет в диктат на уровне политическом в силу отсутствия общепризнанных правил политических взаимодействий. Представительная власть не смогла создать пространства достижения компромисса между политическими силами различных ориентаций и тем самым оказалась не способна выполнить свою основополагающую миссию легитимной защиты общества от диктата. Особенно опасно то, что действия непредставленного в парламенте меньшинства оказались весьма разрушительными для политической системы в целом. Таким образом, мажоритарная избирательная система создает возможность для доминирования в поведении политических субъектов частных интересов в ущерб общенациональным. Тем самым ослабляется значение парламента и правительства, как общенациональных, общегосударственных органов.

Мажоритарная система создает благоприятные условия для манипулирования политической волей избирателей, используя “джерримендеринг” или “избирательную географию”, когда результаты выборов в большой мере зависят от умелой “нарезки” избирательных округов. Эта возможность, кстати, достаточно широко использовалась партийно-номенклатурной элитой на выборах народных депутатов СССР и РСФСР в 1989 и 1990 гг., а также этнократическими элитами на выборах в органы власти в республиках России в 1994-1995 гг. для обеспечения доминирования законодательных органах представителей так называемых титульных наций.

Рассмотрим два способа осуществления подобной манипуляции.

1. Известно, что городские округа в результате “нарезки” были более многочисленными, чем сельские. В результате сельское население, обладающее более консервативными политическими установками, смогло направить в представительные органы власти большее число депутатов, чем аналогичное число жителей городов.

2. Используя при “нарезке” избирательных округов данные предыдущих выборов, правящее большинство может выделить территорию, на которой противостоящая партия пользуется подавляющим влиянием. Эта территория оформляется в отдельный округ. На других территориях влияние этой партии будет минимизировано.

Для наглядности рассмотрим такую ситуацию. Имеется три избирательных округа по 100 тыс. избирателей в каждом. В них баллотируются кандидаты от партий А, Б, В. Ставится цель – ослабить партию А и усилить партию Б, для чего создается избирательный округ “1”, где партия А имеет неоспоримое преимущество. Выборы в округе “1” дают следующие результаты: кандидат партии А получает 90 тыс. голосов, кандидат партии Б – 2 тыс. голосов, кандидат партии В – 8 тыс. голосов. В округах “2” и “3” побеждает кандидат от партии Б, он набирает 34 тыс. голосов, а кандидаты от партий А и В по 33 тыс. голосов. В результате партия А, собрав в трех округах 150 тыс. голосов, получает одно место в парламенте, партия Б, собрав 70 тыс. голосов, получает два места, а партия В, собрав 74 тыс. голосов, – ни одного места в парламенте. Таким образом, мажоритарная избирательная система делает возможной ситуацию, когда значительное число избирателей остается без своего представителя в парламенте (до 1/2 избирателей), и партия, завоевавшая голосов меньше, чем конкурент, получает большую часть мест в парламенте.

Пропорциональная избирательная система основана на том, что мандаты распределяются между партиями в соответствии с числом голосов, поданных за каждую из них. В прошлом левые партии противопоставляли пропорциональную избирательную систему мажоритарной, как более демократическую. Пропорциональная система имеет следующие модификации:

– пропорциональная система на общенациональном уровне, когда избирательные округа не вычленяются и избиратели голосуют за политические партии в масштабе всей страны;

– пропорциональная система в многомандатных округах, когда избиратели голосуют за представителей партии в масштабах округа, при этом места в парламенте распределяются в зависимости от влияния партии в округе.

Очевидны положительные качества пропорциональной избирательной системы: она обеспечивает справедливое представительство политических сил на парламентском уровне. В результате при принятии парламентских решений в большей мере учитываются интересы отдельных социальных и политических групп. Пропорциональная система, выявляя сложность и многоцветие политической палитры, способствует созданию эффективных обратных связей между гражданским обществом и государством, стимулирует развитие плюрализма в политической системе.

Отрицательные качества пропорциональной системы являются продолжением ее достоинств. Ослабевает связь между избирателями и парламентариями, поскольку голосование идет за партии, а не за конкретных лиц. Списки кандидатов составляются чаще всего административно-канцелярским путем, что усиливает зависимость кандидатов от партийно-аппаратных структур. Отсюда появляется возможность бюрократических решений и махинаций, подрывающих доверие населения к представительным органам и политическим партиям.

Недостатком пропорциональной системы является и то, что обеспечивая представительство в парламенте политических сил, не обладающих поддержкой в рамках всей страны, создаются сложности при формировании правительства. Отсутствие доминирующей политической партии делает неизбежным появление коалиций партий, политические программы которых страдают эклектичностью и неопределенностью, ибо создаются на основании компромиссов партий с различными целевыми установками. Поскольку такие компромиссы непрочны, то и действия правительств отличаются непоследовательностью и противоречивостью. По малозначительным причинам такие коалиции распадаются, возникает парламентская нестабильность. Это позволило известному политическому деятелю Франции Мишелю Рокару сформулировать следующую оценку избирательных систем: “Мажоритарная система слишком груба, пропорциональная – слишком опасна”.

Для преодоления недостатков мажоритарной и пропорциональной избирательных систем создаются разного рода смешанные избирательные системы :

– Определяется нижний предел для ограничения представительства мелких партий – избирательный метр. Пример: бундестаг ФРГ, где представительство ограничено для партий, набравших менее 5 % голосов. Таким образом, исключается участие мелких партий, что создает условия для создания более стабильного правительства, хотя благодаря этому ограничению от парламентского представительства может отсекаться до 2 млн. граждан ФРГ. По такому же принципу осуществляется ограничение избранных партий избирательных блоков и объединений в России.

– Вместо многомандатных создаются маломандатные округа. Право на участие в выборах предоставляется 4-5 партиям, причем в качестве победителей могут рассматриваться только 2-3 партии. Такая система способствует созданию устойчивых партийных блоков весьма эффективных для проведения избирательных кампаний и завоевания политической власти, а также создает условия для отсечения крупных партий, оппозиционных официальному курсу.

– В списки кандидатов вносятся не партии, а их представители, поэтому при голосовании происходит отбор прежде всего персоналий, а не только выбор партийной программы.

В масштабе страны создается система, при которой часть депутатских мандатов завоевываются на основе принципов мажоритарной системы, а другая часть – распределяется в зависимости от голосования по партийным спискам. Таким способом удается избежать существенных недостатков как пропорциональной, так и мажоритарной избирательной системы и в полной мере использовать их достоинства. Именно такая система в наибольшей степени соответствует особенностям современной России: сохранению привычки избирателей к мажоритарной системе и одновременно развитию в стране многопартийности.

Литература:

1. Законодательная база выборов представительной власти. / Россия: партии, выборы, власть. Под ред. Краснова Б.И. М., 1996.

2. Избирательное право и принципы его реализации. / Россия: партии, выборы, власть. Под ред. Краснова Б.И. М., 1996.

3. На пути к выборам-95. Технология успеха (общая редакция М.Н.Анохина, Ю.И.Матвиенко). М., 1995.

4. Поведение избирателя и электоральная политика в России. // Полис . 1995. № 5.

5. Федеральный закон “О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации”. М.: Известия, 1995

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий