регистрация / вход

Учение о государстве в работе Т.Гоббса Левиафан

Содержание Содержание 2 Введение 2 Учение о государстве в работе Т.Гоббса «Левиафан» 3 Заключение 11 Список литературы 13 Введение Томас Гоббс родился в семье приходского священника, окончил Оксфордский университет и долгое время состоял при семье Кавендиша, герцога Девонширского, в качестве воспитателя.

Содержание

Введение. 2

Учение о государстве в работе Т.Гоббса «Левиафан». 3

Заключение. 11

Список литературы.. 13

Введение

Томас Гоббс родился в семье приходского священника, окончил Оксфордский университет и долгое время состоял при семье Кавендиша, герцога Девонширского, в качестве воспитателя. Гоббс предпринимал длительные путешествия с этой семьей по всей Европе, что способствовало установлению его близких связей с видными европейскими учеными. Его мировоззрение складывалось под влиянием идей английской буржуазной революции и отражало развитие взглядов и интересов прогрессивного дворянства и крупной английской буржуазии.

Особое влияние на Гоббса оказали встречи и беседы с Френсисом Бэконом. Продолжая линию Бэкона, Гоббс развивал дальше принципы эмпиризма и считал главной целью философии и науки практическую выгоду. Выступая против подчинения философии теологии, Гоббс отстаивал необходимость подчинения церкви государству, уничтожив, по словам Маркса, «теистические предрассудки бэконовского материализма». Вместе с тем, он подчеркивал ценность религии как орудия упрочения государственной власти и обуздания недовольства народа.

Философия Гоббса распадается в его трудах на две основные части: философию естественную и философию гражданскую. Первая охватывает предметы и явления как продукты природы, а вторая предметы и явления, возникшие благодаря человеческой воле, в силу договора и соглашения людей. Гражданская философия включает в себя этику, исследующую способности и нравы людей, и политику, трактующую обязанности граждан.

Первая работа Гоббса “Элементы законов” вышла в 1640 году. В последующем издается философская трилогия “Основ философии”: “О теле”, “О человеке”, “О гражданине”. Однако наибольшее влияние на политико-правовую мысль Нового времени оказали именно социально-политические взгляды Гоббса, изложенные им в трактате “Левиафан, или материя, форма и власть, государства церковного и гражданского”. О революционности изложенных в нем мыслей говорит уже тот факт, что данный труд был принят настолько враждебно со стороны духовенства, что в 1682 году публично сожжен в Оксфордском университете.

Анализ основных положений данного трактата, раскрывающих идеи Томаса Гоббса о происхождении и роли государства в жизни общества, а также оценка значимости «Левиафана» для политической науки Нового времени и для всей истории политико-правовой мысли человечества является целью данной работы.

Учение о государстве в работе Т.Гоббса «Левиафан»

Самое знаменитое произведение Гоббса «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» было опубликовано в 1651 г. в Лондоне. Произведение было задумано Гоббсом как апология абсолютной власти государства. Этой цели служит уже само название книги. Государство уподобляется библейскому чудовищу, о котором в книге Иова говорится, что на свете нет ничего сильнее его. Гоббс, по его собственным словам, стремился «поднять авторитет гражданской власти», с новой силой подчеркнуть приоритет государства перед церковью и необходимость превращения религии в прерогативу государственной власти.

Если попытаться охарактеризовать внутреннюю логику философских исследований Гоббса, результатом которых явилось появление «Левиафана», то вырисовывается следующая картина.Проблема власти, проблема генезиса и сущности государственного общежития была одной из центральных философско-социологических проблем, стоявших перед передовыми мыслителями 16 - 17 века в эпоху создания национальных государств в Европе, укрепления их суверенитета и формирования государственных институтов.

В Англии в условиях революции и гражданской войны эта проблема стояла особенно остро. Не удивительно, что разработка вопросов философии и теории государства привлекала внимание Гоббса. Но он пытался, как и многие другие передовые мыслители той эпохи, объяснить сущность проблемы исходя из принципов человеческой природы и разработка вопросов по теме заставила Гоббса обратиться к изучению человека.

Теория государства Гоббса логически вытекает из его теории права и морали. Основа государства лежит в разумном стремлении людей к самосохранению и безопасности. Разум не всегда требует выполнения законов. Исполнение этих законов одними и неисполнение другими приводит первых прямо к гибели, а не самосохранению. Отсюда ясно, что для соблюдения естественных законов нужна уверенность в своей безопасности, а для достижения безопасности нет иного пути, как соединения достаточного количества людей для взаимной защиты. Для общего блага, люди, как считает Гоббс, должны договориться между собой отказаться от своих прав на все во имя мира и сохранения жизни и объединиться вместе для выполнения состоявшегося соглашения. Такой договор или такое перенесение прав и есть образование государства.

В «Левиафане» Гоббс дал развернутое определение государства: «Государство есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей, с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их для мира и общей защиты». Из этого определения следуют основные принципы договорной теории государства:

1. Государство есть единое лицо. «Тот, кто является носителем этого лица, называется сувереном, и о нем говорят, что он обладает верховной властью, а всякий другой является его поданным». Но это не означает, что во главе государства должен обязательно стоять один человек. Суверенная власть может принадлежать и «собранию людей». Но в обоих случаях власть государства едина и нераздельна, она сводит волю всех граждан «в единую волю».

2. Люди, создавшие государство путем взаимного договора, не только санкционируют все его действия, но и признают себя ответственными за эти действия.

3. Верховная власть может использовать силы и средства подданных так, как сочтет это необходимым для их мира и защиты. При этом верховная власть не несет какой-либо ответственности за свои действия перед подданными и не обязана отчитываться за эти действия перед ними.

Государство обладает наивысшей возможной властью и оно «безнаказанно может делать все, что ему угодно». Государство, по взглядам Гоббса, это - великая и могучая сила, своего рода «смертный бог», безраздельно властвующий над людьми и возвышающийся над ними. Наделяя государство неограниченной, абсолютной властью, Гоббс существенно ограничивал права подданных. И хотя люди создали эту силу для защиты своей жизни и обеспечения безопасности, т.е. в своих собственных интересах, она действует так, как считает нужным и, ни в чем не зависит от своих поданных, требует от них беспрекословного подчинения и полного послушания. Вместе с тем автор «Левиафана» считает, что если большая масса людей оказала «неправильное сопротивление верховной власти», за что каждого из них ожидает смертная казнь, то они имеют право соединиться «для взаимной помощи и защиты». Здесь Гоббс отталкивается от своего понимания естественного права, которое позволяет каждому человеку «защищать себя всеми возможными средствами».

Но, уподобляя государство Левиафану, «который является лишь искусственным человеком, хотя и более сильным, чем естественный человек, для охраны и защиты которого он создан», Гоббс подчеркивает, что всякий государственный организм может существовать только в условиях гражданского мира. Смута есть болезнь государства, а гражданская война - его смерть.

Государство, отождествленное Гоббсом с обществом и народом, рассматривается им как конгломерат людей, имеющих общие интересы и цели. Единство интересов всех граждан он считает абсолютным, постоянным фактором, цементирующим государственное устройство, скрепляющим его организацию. Гоббс при этом полностью игнорировал классовые и социальные противоречия, которые столь бурно проявили себя в эпоху английской буржуазной революции. Верховная власть, выражающая, по его мнению, общие интересы подданных, изображается как надклассовая сила. За ней он не видит ни экономических, ни политических интересов каких-либо социальных групп.

Гоббс является противником отделения исполнительной власти от законодательной. Такое разделение властей является для него единственной причиной гражданской войны, бушевавшей тогда в Англии. Государственная власть, как считает Гоббс, чтобы выполнить свое главное назначение - обеспечение мира и безопасности гражданам, - должна быть нераздельной и суверенной. Она должна стоять выше всех и не должна подлежать чьему-либо суду или контролю. Она должна быть выше всех законов, ибо все законы устанавливаются ею и только от нее получают свою силу. Какова бы ни была ее форма, она по существу своему безгранична. В республике народное собрание имеет такую же власть над подданными, как король в монархическом правлении ибо иначе будет продолжаться анархия. Отрицание абсолютной власти, происходит, по мнению Гоббса, от незнания человеческой природы и естественных законов. Из природы верховной власти вытекает, что она не может быть уничтожена волей граждан. Ибо, хотя она происходит от их свободного договора, но договаривающиеся связали свою волю не только в отношении друг к другу, но и в отношении к самой верховной власти, поэтому без согласия самой верховной власти они не могут отступиться от своего обязательства.

Гоббс различает три вида государства: монархию, демократию и аристократию. К первому виду относятся государства, в которых верховная власть принадлежит одному человеку. Ко второму - государства, в которых верховная власть принадлежит собранию, где любой из граждан имеет право голоса. Этот вид государства Гоббс называет народоправством. К третьему виду относятся государства, в которых верховная власть принадлежит собранию, где правом голоса обладают не все граждане, а лишь известная часть их. Что касается других традиционных форм правления (тирании и олигархии), то Гоббс не считает их самостоятельными видами государства. Тирания - это та же монархия, а олигархия ничем не отличается от аристократии.

Самой лучшей формой с точки зрения достижения тех средств, ради которых существует государственная власть, является, по мнению философа, монархия. На его взгляд, она наиболее приспособлена для осуществления главной цели государства - обеспечения мира и безопасности народа. Ведь люди, осуществляющие власть, тоже эгоисты, а эгоизм одного легче удовлетворить, чем эгоизм многих.

Хотя Гоббс предпочитает монархию другим формам правления, но все его абстрактные доводы равно применимы и ко всем другим формам правления, в которых есть одна верховная власть, не ограниченная юридическими правами других органов власти. Он может примириться только с парламентом, но не с системой, в которой правительственная власть разделена между королем и парламентом. Гоббс говорит, что английская гражданская война произошла потому, что власть была разделена между королем, палатой лордов и палатой общин.

Верховная власть, будь то человек или собрание лиц, называется сувереном. Власть суверена в системе Гоббса не ограничена. Он имеет право цензуры над всяким выражением общественного мнения.

Полагают, что главный интерес суверена заключается в сохранении внутреннего мира и что поэтому он не использует право цензуры, чтобы замалчивать правду, так как доктрина, противоречащая миру, не может быть истиной. Законы собственности должны быть полностью подчинены суверену, так как в естественном состоянии нет собственности и поэтому собственность создана правительством, которое может контролировать свое творение как ему угодно.

Допускается, что суверен может быть деспотичным, но даже худший деспотизм лучше, чем анархия. Кроме того, интересы суверена во многих отношениях совпадают с интересами его подданных. Он богаче, если богаче они, он в большей безопасности, если они послушны законам, и т.д. Восстание неправильно и потому, что оно обычно неудачно, и потому, что, если оно удачно, оно дает плохой пример и учит восставать других. Аристотелевское различие между тиранией и монархией отвергается, «тирания», согласно Гоббсу, это просто монархия, которую употребляющий это слово не любит.

Автором даются различные обоснования того, что правительство монарха предпочтительнее правительства собрания. Допускается, что монарх будет обычно следовать своим личным интересам, когда они сталкиваются с интересами народа, то так же может действовать и собрание. Монарх может иметь фаворитов, но они могут быть и у каждого члена собрания; поэтому общее число фаворитов при монархии, вероятно, должно быть меньше. Монарх может слушать советы от кого-нибудь и секретно, а собрание может слушать только советы от своих собственных членов и публично. Случайное отсутствие некоторых членов в собрании может быть причиной того, что другая партия получит большинство и, таким образом, произведет изменение политики. Кроме того, если собрание разделится на враждебные партии, результатом может быть гражданская война. На основании всего этого Гоббс и заключает, что монархия является наилучшей формой правления.

Во всем «Левиафане» Гоббс нигде не рассматривает возможность влияния периодических выборов для обуздания стремлений собрания пожертвовать общественными интересами ради личных интересов своих членов. По-видимому, он в действительности думает не о демократически избираемых парламентах, а об органах, подобных палате лордов в Англии. Он представляет демократию наподобие античной, предполагающей непосредственное участие каждого гражданина в законодательной и исполнительной власти.

Участие народа, согласно системе Гоббса, полностью исчерпывается первым избранием монарха. Престолонаследование должно определяться монархом, как это практиковалось в Римской империи, когда этому не мешали мятежи. Допускается, что монарх обычно изберет одного из своих детей или ближайшего родственника, если он не имеет детей, но считается, что не должно существовать таких законов, которые мешали бы ему сделать иной выбор.

Межгосударственные отношения, по Гоббсу, могут быть только отношениями соперничества и вражды. Государства представляют собой военные лагеря, защищающиеся друг от друга с помощью солдат и оружия. Такое состояние государств, подчеркивает Гоббс, следует считать естественным, «ибо они не подчинены никакой общей власти, и неустойчивый мир между ними вскоре нарушается». Очевидно, что на взгляды Гоббса большое внимание оказала эпоха, в которую он жил. В то время европейскими государствами велись беспрерывные и кровопролитные войны. Несмотря на это, были мыслители, которые в тех же исторических условиях считали войну не естественным, а противоестественным состоянием человечества.

Но каковы права государства? Государство, в силу перенесения на него прав всех обладает всеми правами, принадлежащими человеку в естественном состоянии, как мы видели безгранично, то безграничны и права государства. Нет на земле власти высшей, чем государственная власть, и нет никого, кто бы мог привлечь к ответу эту власть за ее действия, ибо с момента существования государства она обладает всеми без исключения правами всех людей, входящих в него. «Единственное право на земле есть государственный закон, а государственный закон, не что иное, как выраженная внешним образом воля государственной власти. «Так как в государстве единственным определяющим началом для воли отдельного человека становится воля государственной власти, то естественно, что подчинение этой власти должно быть безусловные. Ибо всякое сопротивление государственной власти приводило бы человека к естественному состоянию «войны против всех». Поэтому тот же самый закон, предписывающий человеку желать мира, требует абсолютного подчинения государственной власти. У Гоббса, цель государства - упразднить естественное состояние человека, и водворить порядок, при котором людям была бы обеспечена безопасность и спокойное существование.

Ясно, что при сохранении этого состояния безопасности государственная власть должна быть вооружена соответствующими правами. Эти права следующие:

- «меч справедливости», то есть право наказывать нарушителей закона, ибо без этого права безопасность не может быть обеспечена;

- «меч войны», то есть право объявления войны и заключения мира, а также установление количества вооруженных сил и денежных средств, необходимых для ведения войны, ибо безопасность граждан зависит от существования войск, сила же войск зависит от единства государства, а единство государства - от единства верховной власти;

- право суда, то есть рассмотрение случаев, где нужно приложение меча, так как без разрешения споров невозможно охранение одного гражданина от несправедливости со стороны другого гражданина;

- право установить законы о собственности, потому что до установление государственной власти каждому принадлежало право на все, что и было причиной войны против всех, но с установлением государства все должно быть определено, что кому принадлежит;

- право устанавливать подчинение власти, с помощью которых можно было бы осуществлять сбалансированное регулирование всех функций государственной власти;

- право запрещать вредные учения, ведущие к нарушению мира и спокойствия внутри государства, а также направленные на подрыв государственного единства.

Все остальные права, по мнению Гоббса, заключаются в вышеприведенных или могут быть логически выведены из них.

Если государственная власть вооружена всеми правами, принадлежащими гражданам в естественном состоянии, то зато на ней лежат и те обязанности, которые вытекают из естественных законов; а так как благо народа - высший закон, то они сводятся к повиновениям веления разума, который требует блага всех людей. А так как это благо есть, прежде всего, мир, всякий, кто нарушит мир, тем самым выступает против предписания государственной власти. Впрочем, нужно прибавить, что мир является благом, поскольку он способствует охранению жизни людей; но люди стремятся не просто к жизни, а к счастливой жизни. Следовательно, задачей власти является обеспечение не просто жизни, а счастливой жизни граждан. Но, что такое счастливая жизнь? Счастье, говорит философ, состоит в пользовании различными благами жизни, а для возможности пользования всеми этими благами жизни необходимо следующее: защита от внешних врагов, сохранение мира внутри государства, поднятие благосостояния и богатства и предоставление права каждому гражданину пользоваться свободой без ущерба для других граждан. Государственная власть, следовательно, должна обеспечивать эти четыре условия, необходимые для счастья граждан, живущих в государстве. А для того, чтобы государственная власть выполнила свои обязанности, она должна иметь определенные права.

Гоббс вручает государственной власти все права, вытекающие из ее природы: он оставляет за гражданами одно лишь право на физическую жизнь, после выборов первого монарха. Даже в духовных делах он отдает всю власть государству. Государственная власть может установить религию и обряды. Люди неверующие должны, тем не менее, подчиниться законам государства и исполнять все религиозные внешние обряды. Внутренний мир веры и мысли не доступен власти; поэтому она не может предписывать нам верить или не верить. Но если нам предписали бы, говорит Гоббс, в нехристианском государстве, например, «выражать языком или внешними знаками исповедания, противные христианству, то мы должны были бы повиниться законам государства, сохраняя в сердце своем веру в Христа».

Каковы должны быть, по теории Гоббса, взаимоотношения между государством и церковью? Гоббс полагает, что церковь есть не простое соединение верующих; соединение верующих без законного разрешения не образует еще церкви. Чтобы соединение верующих стало законным собранием, оно должно получать разрешение государственной власти: только под этим условием оно получает право издавать постановления. Следовательно, только верховная власть своим согласием превращает собрания отдельных лиц в правильное, законное собрание, в церковь. Раз церковь может образоваться только с согласия и при содействии государственной власти, ясно, что из нескольких народов, различных в политическом отношении, не может образоваться единая церковь. Каждая нация есть в тоже время и церковь и государство; разница между церковью и государством есть разница лишь по форме. Тот же союз людей есть государство, поскольку он складывается просто из людей, и церковь, поскольку он складывается из верующих людей, христиан. Из этого соотношения церкви и государства вытекает, что граждане, обязанные безусловным повиновением государственной власти в мирских делах, обязаны повиноваться церкви в духовных делах. Это повиновение должно быть полное. Ибо о догмах веры рассуждать нельзя: они обсуждению не подлежат, «их нужно принимать, - замечает очень едко Гоббс, - как пилюли врача: целиком и не разжевывая».

Соответственно, по Гоббсу религия - не как вера, а как вероисповедание - тоже всецело зависит от государства. Согласно Гоббсу религия - это суеверие, признанное государством. Притязание церкви диктовать свою волю государству Гоббс считает вредным, ведущим к анархии и возвращению общества в первоначальное состояние войны против всех.

Заключение

Подводя итог разговору о, вероятно, главном по значимости для политической науки труде Томаса Гоббса, нельзя не подчеркнуть, что именно в «Левиафане» была впервые в систематическом виде разработана светская теория политической власти, государства и права.

В трудах любого исследователя политических процессов всегда ставятся два главных вопроса: один - о лучшей форме государства, другой - о его власти. Лучшей формой государства, согласно Гоббсу, является монархия, однако важнейшая часть его доктрины заключается в утверждении того, что власть государства должна быть ничем не ограниченной, абсолютной.

Нельзя не прислушаться к мнению Бертрана Рассела, который, анализируя работу Гоббса, подчеркивает, что основание, выдвигаемое мыслителем в защиту государства, а именно, что это лишь единственная альтернатива анархии, в основном правильно. Однако государство, по справедливому замечанию Рассела, может быть настолько плохим, что временная анархия кажется предпочтительнее его сохранения, Больше того, тенденция всякого правительства к тирании не может быть распознана, если у правительства не будет страха перед восстанием. Правительства были бы хуже, чем они есть, если бы подданные полностью приобрели покорность, которую проповедовал Гоббс.

Это правильно и в сфере политики, где правительства будут пытаться, насколько это в их силах, сделать себя лично несменяемыми, это правильно и в сфере экономической, где они будут пытаться обогатить себя и своих друзей за счет общества, это правильно и в сфере интеллектуальной, где они будут подавлять каждое новое открытие или доктрину, которые, возможно, угрожают их власти. Таковы резоны размышлять не только об опасности анархии, но также и об опасности несправедливости и косности, которые связаны с всемогуществом правительства.

Заслуги Гоббса наиболее ясно выступают при сопоставлении его с более ранними политическими теоретиками. Он совершенно свободен от суеверий; он не спорит о том, что случилось с Адамом и Евой во время грехопадения. Он ясен и логичен; его этика, правильная она или неправильная, совершенно понятна и не использует каких-либо сомнительных концепций. За исключением Макиавелли, он является первым действительно современным писателем по политической теории. Там, где он не прав, он не прав из-за слишком большой упрощенности, а не потому, что основа его мыслей нереалистична и фантастична.

Однако бесспорным является и тот факт, что ряд посылов Гоббса заслуживает жесткой критики. Во-первых, он всегда рассматривает национальные интересы как целое и молчаливо допускает, что основные интересы всех граждан одинаковы. Он не понимает значения противоречий между различными классами, которые у Маркса уже выступают главной причиной социальных перемен. Это связано с признанием Гоббсом того, что интересы монарха в целом совпадают с интересами его подданных. Во время войны действительно имеется единство интересов, особенно если война жестокая, но в мирное время противоречия между интересами одного класса и интересами другого класса могут быть очень большими. Совсем не обязательно, чтобы в такой ситуации всегда было правильным считать, что лучшим путем предотвращения анархии является проповедь абсолютной власти правителя: некоторые уступки по пути разделения власти, возможно, являются единственным путем предотвращения гражданской войны. Это должно было быть очевидным Гоббсу уже из современной ему истории Англии.

Другой момент, который говорит о весьма ограниченном характере доктрины Гоббса, заключается в рассмотрении отношений между различными государствами. Содержание «Левиафана» не дает никакого основания для предположения между государствами каких-либо отношений, за исключением отношений войн и захватов, сопровождаемых редкими передышками. В соответствии с его взглядами это проистекает из отсутствия международного правительства, так как отношения между государствами находятся все еще в естественном состоянии, которое является отношением войны всех против всех. До тех пор пока существует международная анархия, далеко не очевидно, чтобы увеличение производительности в отдельном государстве было в интересах человечества, так как это увеличивает жестокость и разрушительность воин. Каждый аргумент, который он приводит в пользу правительства, насколько он правилен вообще, правилен и в отношении международного правительства.

Безусловно, есть много спорных, неоднозначных моментов в мировоззрении Гоббса, однако вряд ли можно найти другого такого теоретика государства, права, морали, который пользовался на протяжении XVII - XVIII вв. (да и более позднего периода) таким же вниманием как Томас Гоббс. Можно почти с уверенностью сказать, что практически все концепции государства и права Европы того времени складывались в значительной степени под знаком проблем, которые поднял этот великий английский мыслитель.

Список литературы

1. Антология мировой политической мысли. В 5 т. М., 1997.

2. Гоббс Т. Сочинения: в 2-х томах. М.: Мысль, 1989.

3. Мееровский Б.В. Гоббс. М.: Мысль, 1975.

4. Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. М., 2000.

5. История политических и правовых учений: Учебник для вузов. 2-е изд. / Под ред. В.С. Нерсесянца. М., 1997

6. История политических учений / Под общ. ред. О.В. Мартышина. Вып. 2. М., 1996; Вып. 3. М., 2000.

7. Рассел Б. История западной философии. Культинформпресс, 1999 г.

8. Яхьяев М.Я. Мыслители нового времени – Махачкала, 2001 г.

9. Философия: Курс лекций. М.: Изд-во РАГС, 2000.

10. Большая советская энциклопедия. – М., 1979.

11. Философский энциклопедический словарь.- М., 1989 г.

12. Социологическая энциклопедия – М., 2004.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий