Сравнительно-правовой анализ русской правды и Средневековых правд

Министерство образования Российской Федерации Поморский государственный университет имени М.В.Ломоносова Юридический факультет Кафедра теории и истории государства и права

Министерство образования Российской Федерации

Поморский государственный университет

имени М.В.Ломоносова

Юридический факультет

Кафедра теории и истории государства и права

Пузанов Алексей Борисович

студент 13 группы

I курса дневного отделения

Курсовая работа

по курсу “История государства и права России”

по теме “Сравнительно-правовой анализ Русской Правды и законодательства средневековой Европы”

Научный руководитель:

К. И. Н., доцент Шаляпин Сергей Олегович

Архангельск-2002


Содержание

Введение 3
1. Различные взгляды об иноземном праве как источнике Русской Правды 4
2. Русская Правда и варварские правды 6
2.1 Салический закон 12
3. Русская Правда, Саксонское Зерцало и Каролина 14
4. Русская Правда и Гуталаг 20
Заключение 23
Список использованных источников 24

Введение

Это бесспорный факт, что в настоящее время имеет большое значение в жизни человека наука права. Она взяла свои истоки в незапамятные времена и постепенно развивалась, по пути изучения новых и совершенствования старых норм. У каждого государства была своя дорога. В некоторых вопросах можно проследить сходство (иногда навеянное временем) или кардинальные различия. На мой взгляд, такое сравнение необходимо не только для выявления тех или иных различий или сходств, но и для лучшего понимания норм, отраженных в правовом документе. Примеров достаточно много. Одним из таких примеров может быть Саксонская и Фризская правды, где статья из Фризской правды может пролит свет на неоднозначную статью из Саксонской правды.

В данной курсовой работе я попытаюсь произвести сравнительный анализ Русской Правды и средневековых нормативно правовых актов Европы. Русская Правда является писаным правом Древней Руси, где нашли свое отражение нормы обычного права, княжеская судебная практика. Весьма интересно провести сравнение для лучшего изучения и понимания всех статей Русской Правды. В курсовой работе я намерен сравнить Русскую правду с Салической Правдой и другими варварскими правдами, шведским Гуталагом, Саксонским Зерцалом, Каролиной.

Я думаю, что мне стоит обратить особое внимание на общественный строи. Сборники законов регулирую отношения между различными сословиями. Начиная от рабов и заканчивая правителем. Каждый класс был отражен в законе. Для каждого были предписаны свои нормы. Эти нормы мне и следует сравнить.


Различные взгляды об иноземном праве как источнике Русской Правды

В современной историографии существует различные точки зрения на происхождение и источники Русской Правды. В основном эти взгляды можно разделить на две группы. Первая группа тяготела к мнению о низком уровне общественно-экономического и правового развития Древней Руси и к норманской теории происхождения государства у славян, а другая группа – к самостоятельному развитию права у славян и антинорманской теории. Наиболее старыми являются взгляды о влияние на формирование Русской Правды законодательства Швеции и Дании. Их поддерживали: Струбе де Пьермонт в своей работе «Слово о начале и переменах Российских законов», Карамзиным, Пресняковым, Карским. Их доводы основывались на простом сравнении статей Русской правды со статьями датских и шведских законов, что в полной мере не может делать их источниками Русской Правды. Стоит также отметить, что такие яркие норманисты как Соловьев и Ключевский не поддерживали данную точку зрения. Одним из аргументов норманистов, который выдвинул Щепкин, является пене в размере 40 марок за убийство, упоминаемое в датском сборнике обычного права. Известно, что и Русская Правда имеет такой вид наказания, как уплата 40 гривен за убийство. По мнению Юшкова, прослеживается временное расхождение. Правда Ярослава возникла примерно в 30-е годы XI столетия, значит, требуется доказать, что пеня в размере 40 марок существовала у скандинавов в IX или X веке, что, фактически, не представляется возможным.

Другие исследователи придерживались мнения, что источниками Русской Правды были германские варварские правды, в частности, Салическая и Рипуарская правда. Одним из исследователей этой идей был Гетц. По его мнению, источником Древнейшей Правды была Салическая Правда. Юшков опровергает данную точку зрения: «…когда создавались отдельные пласты норм, вошедших в Русскую Правду (начиная с XI века) Салическая и Рипуарская Правды были забыты даже в странах, где они когда-то применялись в качестве действующего источника права».[1] Действительно, если принять идею Гетца, то получается, что русским законодателям приходилось специально разыскивать и переводить эти сборники. В то же время намного проще было обратиться к капитуляриям.

Максимейко также придерживался идеи влияния иноземного права на создание Русской Правды. Он считал, что источником Краткой Правды было законодательство Юстиниана. По его мнению, непосредственно само учение о праве основано на римском законодательстве. Вывод он сделал из того, что и римское и русское право базируются на обычном праве. Максимейко также утверждает, что составителями Русской Правды была заимствована система установления более тяжких и менее тяжких наказаний. Но в тоже время Максимейко не сопоставляет размера и характера наказания за различные преступления.


Русская Правда и варварские правды

В период протогосударств и формирования ранней государственности у германских племен существовал писаный закон – варварские правды. Варварские правды были записанным обычным правом, а также кодификацией прежних законов. У германских племен время появления писаного закона различно. Не смотря на общее сходство, варварские правды различаются в некоторых моментах. К сожалению, ни одна правда не дошла до наших дней. Время создания некоторых правд определяется приблизительно (от Вестготской правды – конец V века и до Саксонской правды – VIII – X века).

Большинство Варварских правд сложилось под влиянием Римского права. Другим источником варварской правды были королевские капитулярии и эдикты. Правды были записаны варварской латыни. Такая правда была узконациональна и отражала интересы определенной германской народности.

Одним из основных сходств Русской Правды и варварских правд было общественная направленность правд. Правды были адресованы в основном простым общинникам. Рабы имели место только как вещи, а высшее сословие как субъект уголовных правоотношений. Варварские правды, как и Русская Правда, ориентированы на общинный уклад. Однако общинапостепенно деформируется в соседскую. Варварские правды допускают приход «новичка», но только в том случае, если все члены общины согласны. В противном случае любой мог подать иск в суд, и уже через судебную инстанцию изгнать нового поселенца. Аналогию можно проследить и с Русской Правдой. На Руси существовала «круговая порука»: связывала всех членов общины ответственностью за своего односельчанина, например, совершившего преступление. Исходя из этого, можно предположить, что общине требовалось проверить трудоспособность и благонадежность претендента на поселение в общине.

Первоначально правом наследования обладали только мужчины (в VIвеке наследовать могли и женщины). Наследство получали самые близкие родственники до пятого колена. Наследство на Руси зависело от иерархического положения населения. К примеру, у бояр и дружинников могли наследовать дочери. Свободный смерд-общинник мог завещать свое имущество детям (землю только сыновьям). Сыновья, получившие наследство от отца, были обязаны выдать сестер замуж, которым не досталось отцовского имущества. Если смерда-общинника не было наследников, то имущество переходило к общине. Наследство делилось поровну, но младший сын имел преимуще­ство — он получал двор отца. Незаконные дети наследственных прав не имели, но если их матерью была раба-наложница, то они вместе с ней получали свободу.

Рипуарская правда (VI – VIII вв.) признает акт дарения. Первоначально дарение (donatio/thinx) – это недоразвитая форма завещания (противоречащая закрепленному в правде порядку перехода наследства). Порядок передачи имущества должен был происходить через посредника при свидетелях. Но так как право дарения вступает в конфликт с правом наследования, то оно обставлялось целым рядом ограничений. Желающий совершить акт дарения должен это сделать при свидетелях свободных людях, причем и тот, кто будет совершать акт дарения, и понятой должны быть свободными людьми. Однако правда стремилась ограничить этот акт: если у дарителя родится сын после совершения акта дарения, то получателю в лучшем случае может достаться часть, которая по наследству отходить сородичам или ближайшим родным. Даритель не может подарить имущество, которое же было даровано им другому лицу, если только это лицо не совершило против него преступления, приравненное к преступлению, за которое отец может лишить наследства сына. Однако подаренное имущество может быть продано или заложено с согласия получателя в результате хозяйственной необходимости. В Древней Руси договор дарения не имел столь сложной процедуры. Можно предположить, что он практически не имел места, или происходил без свидетелей и без определенных условий.

Семейное право по варварским правдам сохраняло общинно-родовые традиции. Брак заключался только с разрешения родителей. Жена после свадьбы переходила под власть мужа. После смерти мужа, вдова оставалась под покровительством семьи мужа. Второй муж должен был выплатить условный выкуп за такую невесту. Однако жена сохраняла определенные права в браке. У жены было имущество, пользовалась покровительством права в связи с посягательством на ее честь или безопасность.

Одним из источников Русской Правды было каноническое право. Естественно, церковь наложила отпечаток на семейный уклад Древней Руси. Первоначально, до принятия христианства, существовали языческие обычаи: кража невесты, многоженство и др. Но с принятием единой веры на Руси были запрещены все старые пережитки. С введением христиан­ства устанавливаются новые принципы семей­ного права — моногамия, бесправие вне­брачных детей, жестокие наказания за внебрачные связи, при­шед­шие к нам из Византии. Как такового развода не было. Брак совершался на всю жизнь пред лицом Бога. Лишь смерть могла разделить двух людей. Существовала еще одна возможность развода: если муж продолжительно избивал свою жену, он должен был уйти в церковь для покаяния, и, если после возвращения он продолжал издеваться над женой, брак мог быть расторгнут.

По византийскому праву существовал довольно низкий брач­ный возраст: 12-13 лет для невесты и 14-15 лет для жениха. Как и в варварском государстве, на Руси требовалось обязательно согласие родителей невесты. За­ключению брака предшествовало обручение. Брак совершали и регистрировали в церкви. Церковь взяла на себя регистрацию и дру­гих важнейших актов гражданского состояния — рождения, смерти, что давало ей не­малый доход и господство над человече­скими душами.

Франкские правды помимо свободного населения выделяли полусвободных, привилегированных и рабов. «Находившиеся в особом доверии у короля, его слуги и дружинники – антрустионы (новая знать) – обладали привилегией особой охраны их жизни, чести и телесной неприкосновенности»[2] . Особым правовым положением пользовались римляне. В тоже время галло-римское население, не пользовавшееся покровительством короля, стояло ниже свободных франков в иерархической лестнице. Совершенно бесправными были рабы. Раб приравнивался к вещи. Женитьба на рабах была запрещена законом и наказывалась. Нельзя было заключать сделки с рабами. За смерть или телесные повреждения, причиненные рабу, следовало выплатить компенсацию. Рипуарская правда упоминает о существование разрядов внутри свободных. Весьма возможно, что указывается не различия между родами, а на разницу в социальном удельном весе отдельных лиц. Но еще не сложились в оформленные сословно-юридические категории.

Носителем правовых норм и субъектом права в Саксонской правде (во всяком случаи в первой ее части) выступает нобили, т.е. знатные. Вергельд и штрафы применяются к нобилям, а у свободных вергельд не указан. Пеня за ранение лита в 12 раз меньше, чем за штраф за ранение нобиля. Можно найти еще много примеров того, что носителями права были nobiles, а не liberi. Либери упоминаются в праве очень редко, а там где употребляются либо на втором месте после нобели, либо выступают как лица, выступающие под покровительством нобилей. Вергельд саксонского либери в шесть раз меньше вергельда нобиля. Разница штрафов для нобиля и либери была ½ (12 и 6, 4 и 2, 120 и 60, 60 и 30 солидов).

Весьма интересной фигурой был лит. Лит находится в материальной зависимости от господина, об этом свидетельствует Салическая правда, где говорится, что имущество лита, освобожденного через денарий чужим лицом, отходит господину. Но стоимость лита (100 солидов) говорит о том, что лит не может быть приравнен к рабу. В главе LСалической правды лит имеет право не только заключать сделки, но и возбуждать по ним иски, следовательно, у лита была известная материальна правоспособность и самостоятельность. Причем нигде не упоминается необходимость разрешения господина. Возможно, лит сидел на чужом участке и платил натуральный взнос.

На Руси также существовали приближенные люди к князю. Просторная редакция упоминает о тиуне (княжеский или боярский приказчик, управитель), тиун огнищный (домоуправитель), конюшенный; за убийство одного из них нужно было выплатить 80 гривен. Убийство княжеского отрока или повара платы была 40 гривен. А убийство ремесленника, смерда-общинника, кормилец обошлось бы в 12 гривен. На лицо социальные различия между этими людьми. Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых. Свободными были смерды-общинники. Смерд обладал правом собственности. Он мог наследовать свое имущество своим детям. В отличие от варварских государств в Древней Руси существовало много промежуточных форм между свободными и полностью зависимыми.

Холоп был бесправным членом общества. И Русская Правда, и варварские правды указывают на то, что холоп и раб были вещами и не имели имущества. Все имущество, которым пользовался холоп или раб, принадлежало хозяину. После их смерти имущество переходило во власть господина. Холоп не мог быть свидетелем в суде и не мог самостоятельно совершать сделки.

Довольно сложной фигурой в Русской Правде является закуп. Первоначально закуп вообще не упоминался. Лишь в Просторной редакции помещен «Устав о закупах». Закуп работал на чужом участке за «купу». Он должен был отработать заем (земля, скот, зерно, деньги…). Краткая правда не упоминала о закупах, поэтому сначала не было никаких нормативов и эквивалентов. Объем работы зависел только от кредитора. Длительность срока отработки не была ограничена. В 1113 году произошло восстание закупов и Владимир Мономах принял «Устав о закупах», где были установлены предел процентов за долг. Если закуп бежит от господина, то он становится полным холопом. Но закуп мог уйти на поиски денег с разрешения господина. Если закуп бежит к князю и его судьям с жалобой на обиду со стороны своего господина, то за это его нельзя делать холопом, а нужно предоставить ему суд. Если закуп совершит преступление, то господин мог поступить двояко. Он мог заплатить за закупа, а закуп становился его холопом, либо продать закупа и заплатить штраф, а остаток оставить себе. Закуп мог выступать в суде «по малым искам» или в случае, когда не было других свидетелей («по нужде»).

Русская Правда и варварские правды преследовали несколько целей, назначая наказания за преступления. Во-первых, наказание должно было искупить вину. Во-вторых, наказание преступника было удовлетворением для родственников и сородичей. В-третьих, приговоры выносились от имени властителя, тем самым, укрепляя его власть. И на Руси, и в варварских государствах основной мерой наказания было взимание штрафа. По Русской Правде – вира, по варварским правдам – вергельд. В правдах предполагалось помощь общины по выплате штрафа. Штраф зависел от того, кто убил и кто был убит. За холопа и раба ответственность нес хозяин: он мог либо заплатить штраф, либо выдать убийцу. В последнем случае виновный подвергался пыткам и смерти. В варварских правдах очень подробно описывались разнообразные способы убийства и условия их совершения. Русская Правда менее подробно описывала все эти случаи. Варварские правды выделяют групповое преступление, которое строже карается. Эдикт Ротари называет такое действие «позорным». Наказывалось и не совершившееся преступление. Аналогию можно провести с Русской правдой: если будет вынут меч, но удар не будет произведен, то платится 1 гривна. В Русской Правде не было возрастного ограничения. А вот убийство детей и женщин каралось в правдах белее крупных наказанием. Русская Правда различала также ответственность в зависи­мости от субъективных обстоятельств преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но выделяются два вида умысла — прямой и косвенный. Это отмечается при ответст­венности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей ме­рой наказания — по­током и разграблением, убийство же «в сваде» (драке) — только вирой. По субъектив­ным обстоятельствам преступления различалась и ответственность за банкротство: пре­ступ­ным считалось только умышленное банкротство. Что касается объективной стороны состава правонарушения, то Русская Правда еще не знала преступлений, совершаемых путем бездействия.

К преступлениям против личности, по Русской Правде и варварским правдам, относились членовредительство, избиение, оскорбление. За эти преступления взимались штрафы.

И на Руси, и в варварских государствах самым распространенным преступлением была кража. На Руси наиболее тяжким видом татьбы было конокрадство из-за высокой значимости коней. В отличие от варварских правд в Русской Правде не было различения на разбой и грабеж. Варварские правды предусматривали качество и количество украденного, из закрытого или открытого помещения было украдено, со взломом или нет, в сговоре или нет.

Ни Русская Правда, ни варварские не выделяли физических и юридических лиц. Не существовало государственных преступлений. Причинение вреда правителю лишь наказывалось более суровым наказанием.

Ко времени создания правды и на Руси, и в варварских государствах уже сформировалась церковь, которая занимает особое место в государственном устройстве. Естественно, что церковные преступления карались большими штрафами и суровыми наказаниями.

Салический закон

Салическая правда стала одним из предшественников всех последующих писаных законов (конец V – начало VIв.). Особое внимание я бы хотел уделить описанию собственности по салическому закону, потому что основные правоотношения, описанные в правде, строились праве собственности. В салической правде нет однозначного термина для обозначения института собственности. Ressuae, facultuna, fortuna – т.е. с одной стороны это движимое имущество (рабы, скот…), с другой стороны все имущество (например, против допуска переселенца человек ручается в правомочности своих претензий всем своим имуществом или человек, не явившийся на королевский суд, объявлялся вне закона со всем своим имуществом), но остается только догадываться входит ли в это понятие недвижимое имущество.

Кража движимости карается штрафом, возвращением похищенного и возмещением убытка. При похищении некоторых движимых объектов (рабов, скота) применялась процедура розыска и преследования последам.

Движимое имущество отдается в залог и передается по наследству (сообразно степени родства до пятого или шестого поколения, в порядке очередности – сначала членам семьи умершего, а затем его родственникам со стороны матери и отца).

Как я указывал выше, в Русской Правде земля принадлежит общине. Салическая правда фиксирует и отражает процесс зарождения индивидуальной семейной собственности на землю. Как и на Руси, в Салической правде предполагалось не однозначное право на собственность, а принадлежность семье различных прав владения на разные луга и т.д. Это право владения ограничивалось правом на недвижимое имущество общины, племени или рода. Хотя место проживания было огорожено. Domus, casa, villa – является центральным местом целого дворохозяйства и местом совершения различного рода актов и сделок (истец со свидетелем идут к дому ответчика, кредитор к дому должника, в доме совершается акт передачи имущества аффатомия). Я уже упоминал, что кража имущества различалась. Если кража была произведена из открытой горницы, то платилось 15 солидов, а кража со взломом – 35 солидов (Русская Правда тоже упоминает «татьбу» из закрытых помещений).

Наследство недвижимости ограничено кругом прямых мужских потомков умершего (т.е. сыновья, а не братья). Постепенно происходит эволюция наследственного права. На первом этапе сородичи пользовались землей сообща. На втором - землю наследовали только сыновья. На третьем этапе круг наследников расширялся до женских потомков и боковых родственников, но притязания остальных сородичей были отменены, так как они теперь начинают выступать, как индивидуальные собственники, а сама собственность все более концентрируется в пределах одной семьи. В Древней Руси ситуация развивалась по другому пути. Община занимала главенствующее положение у смердов-общинников. Естественно, что им принадлежала земля, которую они передавали по наследству своим сыновьям, но идет процесс классового размежевания. Более удавшийся хозяин занимает новое положение в иерархической системе общества, разорившийся - становится полузависимым или зависимым. Идет постепенное закабаление смердов общинников. Общинная собственность переходит во владение к одному человеку.

В Салической правде упоминается также право передачи имущества. Однако нет статей о купле-продаже земли. Русская Правда так же не упоминает о купле-продаже земли.

Таким образом, проведя сравнительно-правовой анализ Русской Правды и варварских правд, я пришел к выводу, что эти писаные законы весьма сходны. Можно предположить, что это было продиктовано временем. Одним из источников правд был правовой обычай. Правовые обычаи не сильно различались в этих государствах. Однако было бы ошибкой полагать, что мы имеем дело с двумя одинаковыми документами. Историческое развитее, климатические условия и иные факторы повлияли на формирование правд. На мой взгляд, Русская Правда и варварские правды имеют больше сходств, чем различий.


Русская Правда, Саксонское Зерцало и Каролина.

В немецком праве в XIII – XVвеках особое место занимало «Саксонское Зерцало». Создано оно было в 1221 – 1235 году ученым судьей Эйке фон Репгофом. Не случайно упоминается в название слово «Зерцало». Оно означает «образец», и «Саксонское Зерцало» должно было стать образцовым правовым документом. Еще в стихотворном вступлении упоминается, что основой «Саксонского Зерцала» будет правовой обычай. Но не стоит полагать, что «Саксонское Зерцало» основывалось только на местных обычаях и традициях феодального права. Многие нормы были заимствованы из римского права, а также из канонического права.

«Саксонское Зерцало» состояло из двух основных частей. Первая часть – Свод Земского права. Второй частью стал свод ленного права. Первая отражает, главным образом, практику судов. Содержание «Саксонского Зерцала» охватывает гражданское, уголовное, процессуальное и частично государственное право. Земское право адресовано основной массе свободных, подсудных общинному суду.

Ленное право было основой всех имущественных отношений. Правовое положение феодала зависело от принадлежности к одному из «7 щитов». Первый «щит» принадлежал королю, второй – епископам и аббатам, а также независимым князьям и т.д. Судебные права не довались никому ниже «5 щита», а полновесная судебная юрисдикция не давалась никому ниже «4 щита». Как мною было отмечено выше, только обладание одним из щитов предоставляло возможность быть полноценным собственником ленных земель. Духовенство, незаконнорожденные, женщины и т.д. не могли считаться участниками ленного права. Они считались пожизненными держателями земли и не могли передать ее по наследству.

Русская Правда не знала такого разделения феодалов. Изначально бояре были дружинниками князя, которые за свою службу получали надел. Это было единственным способом получения земли. Со временем земля стала переходить по наследству и расширяться за счет земель смердов. Никакой деления между боярами быть не могло. К тому же, по Русской Правде передавать землю могли все свободные держатели участков. Ленников можно сравнить с дворянами, которые за несение службы получали землю, но в отличие от ленника дворянин не мог передавать землю по наследству.

По «Саксонскому Зерцалу» ленные отношения представляли своего рода договор. Получивший землю обязывался нести службу и участвовать в суде сеньора. После принесения присяги вассалу, человек получал фактическое право пользования землей. После смерти ленника его имуществе по наследству переходило его родственникам. Наследники вступали в права владения, следуя принципу майората, т.е. передача наследства в одни руки. Все наследство доставалось одному сыну, остальные сыновья должны были быть вознаграждены. Русская Правда не предполагает принципа майората. Все сыновья получают равные части от наследства, а бояре могли наследовать даже дочерям. По «Саксонскому Зерцалу» вместе с наследством на сына возлагались военно-служилые обязанности, поэтому в права наследства не могли вступать дети-калеки, уроды, слепые и т.д. сын полностью заменял отца. В течение 1 года и 6 недель он должен был принести присягу вассалу. Вассал никак не мог ограничить права собственности. Да 24 лет над ленником была опека со стороны вассала. С 12 лет он мог уже получать доход от лена, а с 13 мог быть признан полноценным собственником. По Русской Правде нет возрастного ограничения во вступление в права наследства. Князь не мог выступать опекуном. Опекунами становились либо старшие братья, либо ближайшие родственники.

Однако в соответствии с «Саксонским Зерцалом» под словом «лен» стоит понимать не только земельное владение, но и различные привилегии. Такими привилегиями могло быть право сбора таможенных пошлин, право чеканки монеты. Еще мог предоставляться судебный лен – право вершить сеньориальный суд и получать штрафы. Я уже упоминал, что судебные полномочия давались в зависимости от «щита».

Существовало также и право владения. «Саксонское Зерцало» знало и давность владения. Примерно через 30 лет владелиц превращался в собственника. Право владения признавалось и за женщинами. Супруг уже после брачной ночи дарил невесте часть имущества («утренний дар»). Однако женщины не могли наследовать.

Сеньор мог судиться со своим ленником в ленном суде. Сеньор заранее и при свидетелях извещал своего вассала о желание с ним судиться. Суд проходил в присутствие как минимум еще 7 вассалов. И по «Саксонскому Зерцалу», и по Русской Правде судебный процесс носил ярко выраженный состязательный характер: начинался по инициативе истца, стороны в нем обладали равными правами, судопроизводство было гласным и устным, значительную роль играли ордалии (испытание огнем, водой и т.д.), а также присяга. В «Зерцале» подробно описывается судебный поединок: порядок созыва на поединок, роль судьи, вооружение и одежда. Родственники не должны были помогать сражающимся. Русская Правда ничего не говорит о судебном поединке, хотя на практике он существовал.

Наиболее известным правовым памятником, освещающим вопросы уголовного права и процесса средневековья, является общегерманское уголовное уложение 1532 года «Каролина». Такое наименование это уложение получило потому, что было издано в правление германского императора Карла V. Основой документа стал «Домовой судебный устав» Бамбергского епископства от 1507 года. Этот устав был переработан и дополнен Иоганом фон Шварценбергом. В виду партикуляристских стремлений отдельных земель, восставших против издания общеимперского законодательства, в предисловии к Каролине было сказано: «Однако мы хотим при этом милостиво упомянуть, что старые, установившиеся законные и добрые обычаи уцрфюрстов, князей и сословий ни в чем не должны потерпеть умаления». Таким образом, за каждой землей было сохранено ее особое уголовно право, «Каролина» предназначалась лишь для восполнения пробелов в местных законах.

«Каролина» подразделялась на две книги. Первая книга содержала правила уголовного судопроизводства. Самое главное, что «Каролина» устанавливала основания, по которым можно было начинать конкретные, признанные правом обвинения. Вторая книга целиком была посвящена преступлениям, которые были расположены от важнейших к наиболее тяжким. Также были указаны наказания и обстоятельства отягощения, смягчения и исключения уголовной ответственности.

Главным источником при разрешении дела в суде оставался прецедент. Однако в случаи затруднения судья мог обратиться к помощи вышестоящих судов или к университетам. «Каролина» предусматривает довольно многочисленный круг преступлений: государственные (измена, мятеж, нарушение земского мира и др.), против религии (богохульство, колдовство и др.), против личности (убийство, отравление, клевета и др.), против нравственности (кровосмешение, изнасилование, двоебрачие, нарушение супружеской верности и др.), против собственности (поджог, грабеж, воровство, присвоение), а также некоторые другие виды преступных деяний. Как видно из перечисленного, «Каролина» выделяла преступления против государства, что отличает ее от Русской Правды, которая упоминает государя, как физическое лицо. Особу группу образовывали преступления против правосудия.

В Каролине получили более или менее точное определение не только отдельные преступления, но и некоторые общие понятия уголовного права: покушение, соучастие (например, пособничество), неосторожность, необходимая оборона и т.д. Детально квалифицировались разные виды пособничества: помощь до преступления – подготовкой, оружием, снаряжением, деньгами, помещением и т.п.; прямое соучастие и укрывательство. В отличие от «Каролины» Русская Правда выделяет соучастие, но не разделяет ролей соучастников на подстрекателя, исполнителя и укрывателя. Выделяла Русская Правда и смягчающие (состояние опьянения) обстоятельства и отягощающие (корыстный умысел). Знала Русская Правда и понятие рецидива.

Карательные меры Каролины отличаются большой жестокостью: значительное число преступлений наказывалось смертной казнью, причем были предусмотрены квалифицированные виды этой казни: колесование, четвертование, закапывание живым в землю, утопление, сожжение и пр. Значительное место среди наказаний занимают телесные. Нередко применялось вырывание языка и отсечение руки. Смертная производилась публично. Практиковалось изгнание из государства. При маловажных проступках практиковалось лишение чести, причем осужденного выставляли к позорному столбу или в ошейнике на публично посмеяние. Применялись штрафы. В Русской Правде не было смертной казни, но на практике она, несомненно, была. Это есть два объяснения. Во-первых, законодатель стремится ограничить кровную месть, а смертная казнь есть продолжение кровной мести. Во-вторых, отмена смертной казни была связана с принятием на Руси христианства. Высшей мерой наказания по Русской Правде был «поток и разграбление», т.е. конфискация имущества и выдача преступника с семьей «головой» (в рабство). Существовали штрафы. «Вира» поступала в княжескую казну, а родственникам выплачивалось «головничество». «Вира» была одинарная или двойная, «дикая» или «повальная». За нанесения увечий назначались «полувиры».

Большая часть статей «Каролины» посвящена вопросам судопроизводства. «Каролина» сохранила некоторые черты обвинительного процесса. Потерпевший или другой истец мог предъявить уголовный иск, а обвиняемый – оспорить и доказать его несостоятельность. Сторонам давалось право представлять документы и свидетельские показания. Пользоваться услугами юристов. Если обвинение не подтверждалось. Истец должен был «возместить ущерб, бесчестье и оплатить судебные издержки».

В целом же основной формой рассмотрения уголовных дел в «Каролине» является инквизиционный процесс. Обвинение предъявлялось судьей от лица государства «по долгу службы». Следствие велось по инициативе суда и не было ограничено сроками. Широко осуществлялись средства физического воздействия на подозреваемого, например, допрос под пыткой. При этом «Каролина» подробно регламентирует условия применения пытки. Для признания улик достаточными для применения допроса под пыткой считались показания двух «добрых» свидетелей. Главное событие, доказанное одним свидетелем, считалось полу доказательством. Ряд статей определяют порядок показывания преступления истцом, если обвиняемый не сознается. Большинство их посвящено свидетелям и свидетельским показаниям. Окончательный приговор выносился на основании собственного признания или свидетельства виновного.

Процесс делился на три стадии: дознание, общее расследование и специальное расследование.

Дознание заключалось в установлении факта совершения преступления и подозреваемого в нем лица.

Общее расследование состояло в кратком допросе арестованного об обстоятельствах дела, в целях уточнения некоторых данных о преступлении.

Специальное расследование представляло собой подробный допрос обвиняемого и свидетелей, сбор доказательств для окончательного изобличения преступника. Это расследование основывалось на теории формальных доказательств.

По Русской Правде судебный процесс делился на три стадии: «заклич», «свод», «гонение следа». На первой стадии производилось объявления в людном месте о совершение преступления. Объявлялись все подробности преступления. «Свод» проводился для уточнения обстоятельств преступления и выявления всех виновных. «Гонение следа» осуществляли потерпевшие и их родственники. На этой стадии должен был быть найден преступник.

Нельзя сказать, что германское право XIII – XVвеков стоит на более высоком уровне, чем Русская Правда. Однако некоторые нормы, освещенные в «Саксонском Зерцале» и «Каролине», не имеют аналогов в законодательстве Древней Руси. Особенно ярко это можно проследить по уголовному право. В целом же и система наказаний, и судебный процесс довольно-таки сходны.

Некоторые нормы развивались в связи с историческим развитием государств. В «Саксонском Зерцале» была отражена ленная монархия, существовавшая в тот период у германцев. С этим связанно деления феодалов на «щиты». Такого деления Русская Правда не знала. Феодальные отношения также сильно различались по двум источникам права.


Русская Правда и Гуталаг

Все шведские правды брали свое начало из обычного права (консервативное право). Во вступление к Гуталагу говорится о свержение язычества и установление христианства. По Гуталагу род (ett) состоял из ближайших родственников (sculdirmenn), членов одной и той же ветви рода (quishar) и отсальных членов рода (etarmenn). Род Готланда того периода представлял из себя патриархальную огнатическую семью. В семью входили родственники по мужской линии в пределах четырех поколений, а также их дочери, дочери их сыновей, их сестры и тетки по отцу. В род не входил ни родственники их бабок по матери, ни потомки их дочерей и внуков. Все члены рода имели взаимные права наследования имущества. Порядок наследования был следующим: главными наследниками считались дети умершего. Однако дочь не получала наследства, если был сын. Здесь можно проследить сходство с Русской Правдой. По Русской Правде наследство получали только сыновья. Как и Гуталаг, Русская Правда говорит, что братья были обязаны содержать сестер до их замужества. Однако у Гуталага есть альтернатива. Брат мог выделить дочери 1/8 земли на содержание. За женщиной присматривали родственники, т.к. женщина легкомысленна. Жена не наследовала мужу, а муж не наследовал жене. После смерти мужа жена получала из наследства только свое приданое.

Земля по Гуталагу продавалась только «по нужде». Эту «нужду» проверяли на тенге родственники и сородиче вместе с прихожанами. Если земля была куплена без такой проверки, то покупатель терял отданные деньги и должен был выплатить родственникам продавца штраф в размере 12 марок. Вместо продажи земли, нужно было заложить ее, но только с такой же проверкой, как и при продаже. Поощрялась также продаже земли родственника. Если земля продавалась дальним родственникам, а не ближним, то выплачивалось 1/8 суммы от продажи ближним, за исключением следующих случаев: если земля отдавалась в уплату вергельда, если земля шла на погашение штрафа на воровство и если земля отдавалась в качестве приданого дочери. Гуталаг жестко регулировал продажу земли. Если гут продавал землю, приносящую три марки арендой платы, то его следовало казнить, а его жена лишалась места на скамье в церкви и должна была стоять за столбом. Русская Правда не так сильно ограничивает продажу земельной собственности. Земля могла быть продана с разрешения общины. Зачастую земля продавалась из-за нехватки средств к существованию. На первую роль при покупке земель выходят бояре. Для них покупка земли являлась усилением их экономического могущества, а, следовательно, возрастание политического авторитета. Землю также покупали зажиточные крестьяне. Продаже земли никак не наказывалась церковью.

Согласно Гуталагу, если человек был бездетный и ушел в монастырь, то после его смерти 1/3 получал монастырь, а 2/3 родичи. Право собственности на землю до смерти сохранялось, но человек не мог ни продать, ни обменять ее. Без согласия родичей монастырю можно было продать 1/10 своей земли.

Отдельны статьи были посвящены движимому имуществу. Скот мог быть проверен в течение нескольких дней на ряд недостатков (у коровы нет молока, вол не тянет и т.п.). Скоту было посвящено довольно много статей. Были стать о колодце, изгороди, все эти стать регулировали неприкосновенность частной собственности.

В отличие от Русской Правды особое положение по Гуталагу занимали женщины. Причем правами обладали и женщины рабыни. Если женщину против воли трогали, то выплачивался штраф. Величина штрафа завесила от положения женщины и от части тела, которую трогали. За изнасилование также выплачивался штраф, если женщина была незамужняя. Если женщина была замужем, то насильник приговаривался к смертной казни, но мог откупиться вергельдом женщины. Женщина рассматривалась как мать детей. Если женщина была причастна к смерти новорожденного, то она платила штраф в 3 марки. Если был нанесен удар беременной, в результате чего погиб ребенок, то платилось полвергельда женщины. Женщина должна была присматривать за детьми. В течение трех лет ребенок находился под опекой матери. Если за этот период кто-либо умертвил ребенка, то платится полный вергельд. Если ребенок погиб по вине матери, то вергельд не выплачивается. Как и мужья, жены священников пользовались привилегиями. Их вергельд был больше вергельда готладки. Если муж заставал женщину с другим мужчиной, то он мог заковать любовника в колодки и в течение трех суток известить родственников пленника. Они должны были выкупить его шестью марками серебра. Иначе отрубалась рука и нога.

Русская Правда не знает такого подробного описание ран, какое дает Гуталаг. Здесь упоминаются всевозможные случаи ранения и различное оружие.

Убийство было главным преступлением и злом. В Гуталаге не смотря на признание христианства, существует кровная месть. Если человек убил человека, то он должен бежать с братьями и детьми на сорок дней в церковь от родственников убитого. После у человека было 8 дней, чтобы бежать из страны. Он мог предложить выплату вергельда только через год после совершенного злодеяния, но последнее слово было за родственниками убитого. Они или брали вергельд, или продолжали кровную месть. В этом прослеживается одно из отличий Гуталага от Русской Правды, которая не признавала кровной мести, а лишь взимались штрафы. Гуталаг упоминает и о наследование ответственности. Наследовалось и обязанность выплатить вергельд, и обязанность закончить кровную месть. Русская Правда не упоминает возрастного ценза, а вот Гуталаг уже знает понятие «несовершеннолетний». За убийство совершенное несовершеннолетним, полагалось взимать только штраф.

В Готланде самым бесправным был раб. Преступления, совершенные рабом, могли быть либо оплачены хозяином, если такая возможность была предусмотрена законом, либо раб должен был быть выдан потерпевшим (изнасилование рабом готландки).

Другим отличием Русской Правды от Гуталага был запрет азартных игр. Гуталаг запрещал играть в кости. Человек, играющий в кости, должен заплатить 3 эре приходу, если приход не возьмет, то 3 марки тингу.

Гуталаг, как и ранее рассмотренные документы, имеет ряд сходств и отличий с Русской Правдой. С одной стороны Гуталаг начинает совершенствовать уголовное право, а с другой никак не может отказаться от кровной мести. Значительную роль на становление Гуталага (равно как и Русской Правды) оказало принятие христианства. Большинство преступлений наказывались штрафом. Законодатель явно не отменяет кровную месть, но стремиться постепенно вытеснить ее штрафами. Гуталаг, на мой взгляд, является довольно гуманным. Доказательством этому являются стать о защите женщин и детей. Двоякое направление Гуталага (с одной стороны оставить не тронутыми старые обычаи, а с другой внесение требующихся временем изменения) можно объяснить нехваткой юридических знаний и опыта.

Заключение

Подводя итог проделанной мной работы, я бы хотел отметить, что все рассмотренные мной законы имеют много сходных черт. К примеру, сословное построение общества, где основную массу составляли свободные крестьяне-общинники, а меньшую часть занимал привилегированный слой. Общество, в котором были и рабы, и полусвободные. Общество, в котором главенствующее положение занимали самые состоятельные и приближенные к правителю. Именно они были отмечены законом, как личности, которым позволено много, а против которых нельзя сделать практически ничего. И именно они обладали всей полнотой прав. Самыми бесправными и притесняемыми были рабы, которые в обществе считались вещью. Вещью, которую можно было беспрепятственно продать или купить.

В уголовном праве сильное влияние ощущается от церкви. Церковь стремиться ограничить, упразднить кровную месть, как пережиток язычества. Кровная месть заменяется штрафами. Штрафы, согласно законам, шли не только в пользу потерпевших, но и отправлялись в казну и становились ощутимым дополнением к государственным средствам.

Право встает на качественно новый уровень в отличие от предшествующего законодательного закрепления обычного права. Источником законов становится государственная правовая практика. Конечно, мы не можем сравнивать описанные мной законы с современными кодексами, но ведь это только начало письменного закрепления права.

Законы были направлены не только на регулирование общественных отношений. Они были неким гарантом для правителя. Ограничивая какие-либо права, законодатель стремился обезопасить правителя от общественного недовольства и свержения. Хотя Русская Правда и не упоминает государя как юридическое лицо, но общественные недовольства имеют отражение в писаном законе (восстание закупов 1113 года).

Подводя итог работе, стоит подчеркнуть, что сборники законов стали лишь началом развития письменного права и заложили основной фундамент для совершенствования права.

Список использованных источников

1. Неусыхин А. И. Проблема европейского феодализма. – М.: Наука, 1974. – 539 с.

2. Неусыхин А. И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе. – М.: Академия наук СССР, 1956. – 422 с.

3. Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права. – М.: Тон-Приор, 1999. – 528 с.

4. Исаев И. А. История государства и права России. – М.: Юрист, 1994. – 448 с.

5. Юшков С. В. Русская Правда. Происхождение, источники, ее значение. – М.: Зерцало, 2002. – 400 с.

6. Гуревич А. Я. Проблема генезиса феодализма в западной Европе. – М.: Высшая школа, 1970. – 224 с.

7. Ковалевский С. Д. Образование классового общества и государства в Швеции. – М.: Наука, 1977. – 280 с.

8. Из ранней истории шведского народа и государства / Под ред. А. А. Сванидзе. – М.: Издательский центр Российского государственного гуманитарного университета, 1999. – 336 с.


[1] Юшков С. В. Русская Правда. Происхождение, источники, ее значение. – М.: Зерцало, 2002 – С.356.

[2] Омельченко О. А. Всеобщая история государства и права том 1 – М.: Тон-Приор, 1999 С. 246.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ