регистрация / вход

Обвиняемый

Центросоюз Российской Федерации Московский университет потребительской кооперации Саранский кооперативный институт Кафедра уголовно правовых дисциплин

Центросоюз Российской Федерации

Московский университет потребительской кооперации

Саранский кооперативный институт

Кафедра уголовно правовых дисциплин

Допущен к защите перед

Государственной аттестационной

комиссией

____________________________________

«____» ________________ 2000 года

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

на тему: «Обвиняемый – участник российского

уголовного процесса»

Научный руководитель:

Ассистент Потапкин С.И.

Исполнитель дипломной

работы: Артюхин М.В.

Саранск – 2000 год

Саранский кооперативный институт Московского университета

потребительской кооперации

Р Е Ц Е Н З И Я

на дипломную работу выпускника специального

факультета по специальности «Юриспруденция»

А.В. Артюхина на тему: «Обвиняемый – субъект

российского уголовного процесса».

1. Руководитель, дипломной работы: ассистент кафедры уголовно – правовых дисциплин Потапкин С.И.

2. Актуальность разрабатываемой темы: выбранная для исследования тема представляется весьма актуальной в свете правовой реформы, проводимой в настоящее время в России. Проблема соотношения интересов личности и государства особенно остро проявляется в сфере уголовного судопроизводства, когда в процессе привлечения граждан к уголовной ответственности ограничиваются их конституционные права и свободы. Поэтому важно, чтобы деятельность правоохранительных органов предварительного расследования четко следовала принципам законности, справедливости и гуманизма в процессе привлечения граждан к уголовной ответственности, а для этого, прежде всего, необходимо знать, как это надлежит делать по закону.

3. Объем дипломной работы: 80 страниц, количество использованных источников 101.

Правильность выбора методики исследований: работа выполнена методологически правильно, логически последовательно; при написании работы автором использовались такие методы как диалектический, логический, системный, формально-юридический и статистический, социологический метод (исследование документов).

Анализ и оценка сбора литературы: в ходе дипломного исследования автором были изучены и использованы новые издания по заданной теме (как монографии, так и журнальные статьи), материалы обобщения практики органами Министерства Юстиции РМ, Верховным Судом РФ, материалы опубликованной практики Верховного Суда РФ, руководящие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, материалы отдельных уголовных дел, находящихся как в архивах Верховного Суда РМ и Ленинского районного суда г. Саранска, так и производстве органов предварительного следствия.

4. Анализ и оценка результатов исследования, их обсуждения и выводов: автору дипломной работы удалось довольно широко рассмотреть вопросы правового статуса обвиняемых лиц, выявить проблемы, выделяемые исследователями при изучении процедуры привлечения лица в качестве обвиняемого, сделан ряд предложений по усовершенствованию законодательной регламентации и практики применения норм о привлечении лиц в качестве обвиняемых.

Недостатки дипломной работы: в целом работа выполнена в соответствии с требованиями, существенные недостатки отсутствуют.

Общая оценка дипломной работы: работа заслуживает высокой положительной оценки, а автор присвоения квалификации «Юрист» по специальности «Юриспруденция».

Рецензент: заведующий кафедрой

гражданско-правовых дисциплин,

к. п. н., ст. преподаватель М.А. Панфилов

«_________» _____________________ 2000 г.

РЕФЕРАТ

Дипломная работа содержит 79 страницы, 70 использованных источника.

Перечень ключевых слов: ответственность, обвиняемый, процесс, право, совершенствование законодательства.

Объект исследования: Виды участников уголовного процесса, обвиняемый, основание привлечения в качестве обвиняемого и порядок его привлечения, право обвиняемого на защиту.

Цель работы: Исследовать понятие обвиняемого, основание возникновения и защита обвиняемого.

Методы исследования: при написании дипломной работы использовались диалектический, сравнительно-правовой, системный методы исследования.

Полученные результаты: Проведено исследование по комплексу проблем, связанных с обвиняемым.

Степень внедрения: частично.

Эффективность: совершенствование законодательства.

Область применения: судебная система, российское законодательство.

СОДЕРЖАНИЕ

С.

ВВЕДЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 4

1. ОБВИНЯЕМЫЙ – УЧАСТНИК РОССИЙСКОГО

УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

1.1. Понятие и виды участников российского уголовного процесса . . 7

1.2. Обвиняемый – участник российского уголовного процесса, его

процессуальный статус . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11

2. ОСНОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК

ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦА В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО . . . . . 26

2.1. Основания привлечения лица в качестве обвиняемого . . . . . . . 26

2.2. Процессуальный порядок привлечения лица в качестве

обвиняемого . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 36

2.3. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого . . . . . . . . . . . 46

3. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВА ОБВИНЯЕМОГО НА ЗАЩИТУ И

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ДАННОГО

ПРИНЦИПА . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 58

3.1. Понятие обеспечения обвиняемому права на защиту . . . . . . . 58

3.2. Нарушение права обвиняемого на защиту в практике судов РФ . . 64

ЗАКЛЮЧЕНИЕ . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 69

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ . . . . . . . . . . . . . 74

ВВЕДЕНИЕ

Тема моей дипломной работы посвящена одной из центральных фигур в российском уголовном процессе – обвиняемому. Данную тему я выбрал не случайно, т. к. эта фигура самая главная, и я буду часто встречаться с ней.

Я ставил цель – более подробно, со всех сторон изучить обвиняемого – как лицо, интересы которого более всего затрагиваются в ходе уголовного судопроизводства в виду реальной угрозы применения к нему мер уголовной ответственности.

В данной дипломной работе произошел анализ вопросов раскрывающих понятие обвиняемого в российском уголовном процессе, его процессуальное положение, основания и процессуальный порядок привлечения в качестве обвиняемого, его право на защиту и правовые последствия нарушения данного права. Указанные вопросы проанализированы на основе действующего уголовно-процессуального кодекса РСФСФ, специальной литературы по данной проблеме, опубликованной практики Верховного Суда РФ за 1997 – 1999 годы, кассационной и надзорной практики Верховного Суда Республики Мордовия, а также архивных уголовных дел Ленинского районного суда г. Саранска за 1998 год и уголовных дел, находящихся на момент производства в Ленинском РОВД г. Саранска.

Обвиняемый в российском уголовном процессе – это лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено мотивированное постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

Обвиняемый – это лицо, которое обвиняется в совершении преступления, но вопрос о его виновности еще не решен, этот вопрос предстоит решить. Поэтому нельзя считать обвиняемого виновным в совершении преступления с момента привлечения его в качестве обвиняемого. К сожалению, на практике встречаются случаи, когда органы предварительного следствия и дознания обращаются с обвиняемым как уже с изобличенным преступником.

До сих пор не изжиты случаи осуждения невиновных лиц. Согласно данным отчетности Министерства Юстиции Республики Мордовия в 1998 году необоснованно было привлечено к уголовной ответственности 26 человек, за 1999 год – 23 человека, в отношении которых судами вынесены приговоры и определения о прекращении дел за отсутствием события ими состава преступления. Такие ошибки надо исправлять и искоренять, а для этого надо прежде всего исследовать всесторонне, полно и объективно все обстоятельства дела, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его.

1. Привлечение лица в качестве обвиняемого может иметь место лишь при наличии к тому достаточных оснований и в порядке установленном законом.

Актом привлечения в качестве обвиняемого является вынесение следователем мотивированного постановления. Данный акт имеет важное процессуальное значение не только для обвиняемого предусмотренного ст. 46 УПК, но и обязанностью органов дознания и предварительного следствия по их обеспечению.

2. Процессуальное привлечение лица в качестве обвиняемого, является постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Значимость данного документа для формулировки предъявления обвинения, для определения форм со стороны защиты и методов защиты недостаточно, в соответствии с этим я высказал в дипломной работе предположение о дополнении УПК РСФСР, об указании в постановлении, о привлечении в качестве обвиняемого доказательств, послуживших основанием для предъявления обвинения. Это позволит обвиняемому после ознакомления с постановлением, конкретно знать на основе каких доказательств его привлекают в качестве обвиняемого, лучшим образом организовать свою защиту от предъявленного обвинения, представить другие дополнительные доказательства в свою защиту.

Поскольку предъявление обвинения влечет за собой серьезные правовые последствия, то оно должно выполняться незамедлительно. В этой связи требует изменения и ч. 1 ст. 148 УПК РСФСФ и ее «мне кажется, необходимо изложить в следующей редакции: «Предъявление обвинения должно последовать немедленно после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода – в день привода».

Данное сближение моментов вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления обвинения позволило бы усилению гарантий прав обвиняемого на предварительном следствии, так как в таком случае обвиняемый в минимальный срок ставился бы в известность о существе обвинения и принадлежащих ему правах.

Предлагаю сократить до трех суток срок нахождения под стражей до предъявления обвинения. По действующему закону лицо может находиться под стражей до предъявления обвинения до 10 суток. Думается – этот срок слишком большой и если этот срок сократить, то повыситься ответственность органов следствия и дознания, которые избирают данную меру пресечения.

Также с учетом проведенного исследования предлагаю расширить круг процессуальных документов, вручаемых обвиняемому на предварительном следствии, дополнив их постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, копией протокола разъяснения обвиняемому его прав, постановлениями об избрании и отмене мер пресечения, об отказе в ходатайстве. Это будет способствовать усилению гарантий соблюдения прав и интересов обвиняемого.

Изучение уголовных дел показало, что в большинстве случаев лица, совершившие преступления первоначально допрашиваются как свидетели, а фактически как обвиняемый. Здесь же он предупреждается за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Предлагаю ввести иммунитет от самоизобличения и объявить материалы, полученные в результате предварительных допросов обвиняемого в качестве свидетеля, не имеющими доказательственной силы.

1. ОБВИНЯЕМЫЙ – УЧАСТНИК РОССИЙСКОГО

УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

1.1. Понятие и виды участников российского уголовного процесса

Понятие и классификация участников уголовного процесса – вопрос дискуссионный. В специальной литературе, фактически с момента принятия Уголовно-процессуального кодекса РСФСР 1960 года было высказано мнение о том, что участники уголовного процесса – это лица, защищающие свои права и интересы в уголовном деле, и что недопустимо объединять этим понятием всех участвующих в судопроизводстве лиц, поскольку их отдельные группы характеризуются различным объемом прав и обязанностей, различным назначением в процессе.1

Позднее Шпилев В.Н. подчеркнул, что указанные различия носят частичный характер и могут быть использованы для той или иной классификации участников процесса. На его взгляд то, что все они обладают процессуальными правами, несут определенные обязанности, могут вступать в процессуальные отношения и осуществлять процессуальную деятельность, является тем общим признаком, который позволяет объединить всех, лиц, участвующих в судопроизводстве, общим понятием «участники процесса».2

Алексеев Н.С., Лукашевич В.З., Элькинд П.С. считают, что законодатель не ограничивает круг участников процесса. В связи, с чем к числу участников они относят всех субъектов уголовного судопроизводства, деятельность которых и правоотношения между которыми составляют производство по уголовному делу.

В уголовно – процессуальной литературе также высказано мнение в соответствии, с которым участником процесса может быть только: обвиняемый подозреваемый, защитник, гражданский истец, гражданский ответчик, представители гражданского истца и гражданского ответчика, потерпевший и его представитель.1

По своему отношению к разрешаемым по уголовному делу вопросам каждый из них, например, обвиняемый и потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, отличаются друг от друга. Но вместе с тем их объединяет существенно общее, что и находит выражение в признании этих лиц «участниками процесса». Это общее состоит в том, что они защищают свои права и законные интересы; наделены правами, необходимыми для защиты прав и законных интересов представляемого.

Таким образом, согласно данной точки зрения, понятие «участники процесса» характеризуют особое правовое, процессуальное положение, которое занимают лица, защищающие в уголовном процессе свои права и законные интересы или права и интересы представляемого либо подзащитного, заинтересованные в определенном исходе дела и обладающие такими правами, которые дают им возможность активно воздействовать на ход и исход процесса. Все это отличает участников процесса от других субъектов, которые могут участвовать в уголовном деле.

Поддерживая данные доводы, нельзя к числу участников процесса отнести свидетелей, понятых, экспертов, переводчика, а также лиц выступающих от органов государства то есть судью, прокурора, следователя, лица производящего дознание. Свидетель, эксперт, понятой и др. выполняют в уголовном процессе некоторые права и обязанности, связанные с совершением отдельных следственных и судебных действий. Их участие в деле носит лишь кратковременный характер, и они не должны быть заинтересованными в исходе дела лицами. Отсутствие процессуального интереса характеризует процессуальный статус данных субъектов.

Действия этих лиц служат либо средством доказывания – свидетели, эксперты, либо средством обеспечения условий судоговорения – переводчики, либо средством закрепления доказательств – понятые, либо средством фиксации судебного разбирательства – секретари, либо средством сообщения специальных знаний – специалисты и т.д. Эти лица вовлекаются в производство не для охраны своих личных интересов, а для содействия в достижении задач уголовного судопроизводства. В соответствии с чем, они имеют меньший объем процессуальных прав, чем участники процесса.

Лиц, выступающих от органов государства, то есть судья, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание также нельзя отнести к участникам процесса. Орган государства в уголовно – процессуальном отношении всегда выступает одним из субъектов уголовно – процессуальной деятельности, наделенный властными полномочиями, в силу которых он совершает предписанные ему законом действия, реализует свои полномочия, включая применение государственного принуждения. Судья, прокурор, следователь, орган дознания выступают в уголовном процессе от имени государства и в его интересах.

При таком понимании участником уголовного процесса являются все участвующие в деле субъекты, имеющие процессуальные права и несущие соответствующие обязанности, выполняющие определенные уголовно – процессуальные функции.1

Об этом пишет и Якубович Н.А. «органы, должностные лица и граждане, участвующие в уголовном судопроизводстве, независимо от характера их полномочий, объема прав и обязанностей, являются в широком смысле участниками процесса. Все они в связи с осуществлением своих процессуальных прав и обязанностей будут одновременно участниками (субъектами) уголовно – процессуальных отношений».1

В юридической литературе М.С. Строговичем высказана и другая точка зрения. Она состоит в том, что субъекты уголовно – процессуальной деятельности – это участники уголовного процесса: государственные органы, должностные лица, общественные организации, граждане, которые путем использования представленных им уголовно – процессуальным законом прав и выполнения, возложенных на них этим законом обязанностей осуществляют определенные уголовно – процессуальные функции.2

Обвиняемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик отстаивают в процессе свой собственный интерес, защитник и представители – интересы подзащитного и представляемых.

Таким образом, участники процесса – это лица, допущенные для участия в деле особым процессуальным актом, наделенные правами и обязанностями для отстаивания личного или представляемого интереса. К ним относятся: обвиняемый, подозреваемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, представители гражданского истца и гражданского ответчика.

Данной позиции к понятию и видов участников процесса автор будет придерживаться в ходе дальнейшего изложения материала.

1.2. Обвиняемый – участник российского уголовного процесса, его процессуальный статус

Одним из активных участников российского уголовного процесса, лично заинтересованных в исходе дела, является обвиняемый – как лицо, интересы которого более всего затрагиваются в ходе уголовного судопроизводства ввиду реальной угрозы применения к нему мер уголовной ответственности.

Понятие обвиняемого четко и ясно определяется уголовно – процессуальным законом. В советском уголовном процессе ни фактические данные о совершении лицом преступления сами по себе, ни применение мер процессуального предупреждения в отношении данного лица не служат достаточным основанием для признания его обвиняемым. По всем делам, по которым проводится предварительное расследования, для этого необходимо, чтобы в установленном законом порядке формулировалось обвинение и началось изобличение соответствующего лица в официально инкриминируемом ему преступлении.1

Момент признания лица в качестве обвиняемого связан с наличием двух процессуальных действий, а именно: вынесение следователем постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявление обвинения.

Поэтому необходимо определить, с какого момента нужно признавать лицо в качестве обвиняемого.

Поэтому вопросу в юридической литературе нет единой точки зрения. Многие авторы, например, М.С. Строгович, М.А. Цельцов, В.А. Стремовский связывают появление обвиняемого в стадии предварительного следствия с вынесением постановления о привлечении к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.1 Некоторые криминалисты, в том числе Рахунов Р.Д., связывают со вторым процессуальным действием – с предъявлением обвинени.2

В соответствии со ст. 46 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР обвиняемым признается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Уголовно – процессуальный закон предписывает считать обвиняемым лицо с момента вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого. Так согласно ст. 196 УПК РСФСР при неизвестности места нахождения обвиняемого в отношении него может быть объявлен розыск, применены меры уголовно – процессуального принуждения, в том числе и меры пресечения.

В определении понятия обвиняемого в законе подчеркивается такой важный момент как вынесение следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого, ведь именно с этого момента в уголовном процессе появляется обвиняемый. В качестве оснований для привлечения лица в качестве обвиняемого уголовно – процессуальный закон определяет наличие достаточных доказательств, дающих основание для предъявления обвинения в совершении преступления (ст. 143 УПК РСФСР).

Привлечение лица в качестве обвиняемого – это чрезвычайно ответственный акт, поэтому закон требует, чтобы следователь располагал к моменту вынесения постановления в качестве обвиняемого достаточными доказательствами. Строгович М.С. по этому поводу писал, что «скороспелое привлечение в качестве обвиняемого, без получения серьезных доказательств виновности данного лица, так и искусственная задержка привлечения, оттягивание его к концу следствия – недопустима».3

В зависимости от стадии уголовного процесса лицо обвиняемое в преступлении именуется по-разному:

1. В стадии предварительного следствия – обвиняемый.

2. В стадии судебного производства – подсудимый.

Понятие «обвиняемый» более широкое, чем понятие «подсудимый», так как всякий подсудимый является обвиняемым, но не всякий обвиняемый будет подсудимым.

Уголовно – процессуальный закон связывает появление подсудимого в процессе со стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Суть, которой состоит в том, что здесь не решается вопрос о виновности обвиняемого, а лишь осуществляется проверка о том, имеются ли достаточные основания и доказательства для рассмотрения дела в судебном заседании, не ущемлены ли права участников процесса, главным образом обвиняемого.

В стадии подготовки дела к судебному заседанию, судья при наличии основания для рассмотрения дела в судебном заседании выносит постановление о назначении судебного заседания.

Именно с этого момента обвиняемый становится подсудимым. Кроме того, на подсудимого распространяются те процессуальные права обвиняемого, которым он наделен в стадии предварительного расследования.

Обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, именуется осужденным. В уголовно процессуальном праве осужденным признается лицо, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, хотя он еще и не вступил в законную силу. Вынесенный судом обвинительный приговор является результатом судебного разбирательства по уголовному делу, и подтверждающий виновность подсудимого, а значит и обвиняемого. Приговором завершается судебное разбирательство по уголовному делу, им обвиняемый (подсудимый) признан виновным в совершении преступления и за которое он должен быть осужден, то есть нести меру наказания, а также другие правовые последствия признания виновности подсудимого.

Осужденный несет обязанности и пользуется правами с некоторыми ограничениями, предусмотренные законодательством, а также вытекающими из приговора суда, режима отбывания конкретного вида наказания. Это положение означает, что какого-либо особого правового статуса у осужденного нет.

Приговор суда определяет степень ограничения прав и обязанностей, которая связана с содержанием назначенного наказания, предусмотренное уголовным законом.

Процессуальное положение обвиняемого в стадии предварительного следствия и подсудимого в судебном разбирательстве неодинаково. Предварительное следствие не является состязательным. Обвиняемый в этой стадии не занимает положения стороны, и он защищается от предъявленного ему обвинения лишь перед органом, ведущим предварительное следствие, то есть перед следователем, который выполняет в этой стадии процесса несколько функций, в частности, функцию обвинения, функцию защиты и функцию разрешения дела в пределах своих полномочий.1

Наиболее приемлемой следует считать именно то, что следователь выполняет три функции, но все же, по моему мнению, главной из них является функция обвинения.

На предварительном следствии следователь выполняет данную функцию, так как он, осуществляя производство предварительного следствия, после привлечения лица в качестве обвиняемого, проводит те процессуальные действия, которые непосредственно связаны с обвинительным направлением то есть он предъявляет ему обвинение в совершении конкретного преступления, ведет в отношении обвиняемого уголовное преследование, изобличает его в совершении преступления. Тем самым он выполняет в ходе предварительного следствия деятельность, которая связана с процессом доказывания виновности лица, привлекаемого к уголовной ответственности. И как правильно отмечает М.С. Строгович: «Ведь если есть обвиняемый, есть кто-то, кто его обвиняет. Не может быть такого, что обвиняемый есть, а обвинителя нет».2

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении содержится обвинительный тезис, сформулированный следователем, а это значит, что он не просто произвольно выносит и составляет указанные документы. Эти действия он выполняет на основе доказательств, собранных и проверенных в ходе предварительного следствия и подтверждающих виновность лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Процессуальное положение обвиняемого позволяет в отношении него применять меры уголовно-процессуального принуждения, которые указаны в ст. 89 УПК РСФСР, то есть подписка о невыезде (ст. 93); личное поручительство (ст. 94); поручительство общественной организации (ст. 95); заключение под стражу (ст. 96).

Обвиняемый появляется в уголовном процессе в стадии предварительного расследования, в соответствии, с чем возникает вопрос – признается ли он виновным в совершении преступления с момента привлечения его в качестве обвиняемого?

В решении этого вопроса наиболее приемлемой следует считать позицию М.С. Строговича, согласно которой «совершенно недопустимо и ошибочно как в теоретическом, так и в практическом отношении отождествление обвиняемого с виновным, обращение с обвиняемым как уже с изобличенным преступником.

Обвиняемый – это лицо, которое обвиняется в совершении преступления, но вопрос о его виновности еще не решен, этот вопрос предстоит решить, а для этого надо прежде всего исследовать всесторонне, полно и непредвзято все обстоятельства дела, как уличающие обвиняемого, так и оправдывающие его».1

Таким образом, обвиняемый – это лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. С этого момента обвиняемый наделяется широким объемом процессуальных прав для защиты своих законных интересов.

В соответствии со ст. 21 Основ уголовного судопроизводства, ст. 46 УПК РСФСР, к правам обвиняемого относится:

- право знать, в чем он обвиняется, и давать объяснения по предъявленному ему обвинению;

- представлять доказательства;

- заявлять ходатайства;

- обжаловать в суд законность и обоснованность ареста;

- знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а по окончании дознания или предварительного следствия – со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме;

- иметь защитника с момента, предусмотренного законом;

- участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции;

- заявлять отводы;

- приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда;

- защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и способами, не противоречащими закону.

Обвиняемый имеет право знать, в чем он обвиняется.

Следователь, лицо, производящее дознание – обязаны при вынесении мотивированного постановления о привлечении в качестве обвиняемого изложить в нем конкретные преступные действия лица, в совершении которых он его обвиняет, и не позднее двух суток с момента вынесения постановления, а в случае привода – в день привода предъявить обвинение (ст. 148). Обвиняемый должен быть своевременно осведомлен о всех изменениях обвинения и иметь возможность дачи объяснения по измененному обвинению. Невыполнение этого требования является нарушением уголовно – процессуального законодательства и влечет отмену обвинительногоприговора.1

Однако это право обвиняемого (подсудимого) нарушается органами предварительного расследования и судами. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительных заключениях и приговорах сущность обвинения по отдельным делам излагается без необходимой ее конкретизации и обосновании квалификации.

Например, подобное нарушение закона было допущено Кировским районным судом г. Махачкалы при рассмотренииуголовного дела в отношении Спилаева, Чалаева, Дайзиева, Алибекова и Ибрагимова осужденные по ч. 2 ст. 163 УК РФ. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ отменила приговор и направила дело на новое расследование в связи с нарушений требований ст. ст. 144 и 314 УПК РСФСР, которые заключались в том, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемых, обвинительном заключении и приговоре суда не указано, какие конкретно действия совершал каждый из осужденных.1

Право обвиняемого давать объяснения по предъявленному обвинению проявляется во время допроса. Допрос обвиняемого следователь производит сразу же после предъявления обвинения (ч. 1 ст. 150), при этом следователь (орган дознания) обязаны разъяснить сущность предъявленного обвинения, спросить, признает ли он себя виновным, и предложить рассказать все известное ему по делу. Обвиняемый вправе в своих объяснениях (показаниях) опровергать обвинение, критиковать обосновывающие его доказательства, давать собственное истолкование обстоятельств дела.

Данное право обвиняемого дать свои объяснения превращает их в важное средство защиты. Кроме того, для обвиняемого – это право, а не обязанность и поэтому он не несет уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Закон запрещает домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ч. 3 ст. 20).

В соответствии со ст. 17 УПК РСФСР, обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право делать заявления, давать показания, заявлять ходатайства на родном языке и пользоваться услугами переводчика. Следственные и судебные документы вручаются обвиняемому в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет. Но следственная и судебная практика свидетельствует о фактах нарушения этих прав.

Так, Краснослабодский краевой суд уголовное дело по обвинению Юсупова в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 105 УК РФ, возвратил для дополнительного расследования, ссылаясь на нарушение органами предварительного следствия ст. 17 УПК РСФСР. Как установлено по делу, Юсупов по национальности узбек, проживал в Узбекистане, окончил 8 классов узбекской школы. В материалах дела имеются собственноручные объяснения Юсупова, которые со всей очевидностью свидетельствуют о том, что он нуждается в переводчике. Однако все предварительное следствие до стадии объявления о его окончании было проведено без участия переводчика.1

Право представлять доказательства означает, что обвиняемый вправе представить любые вещественные и письменные доказательства в свое оправдание.

Эти доказательства он может передавать как лично, так и с помощью своего защитника. Представлять доказательства это право, а не обязанность обвиняемого, и поэтому его нельзя обязать представлять доказательства, и тем более перелагать обязанность доказывания (ст. 20 УПК).

Доказательства по уголовному делу собирают органы, осуществляющие по нему производство. Обвиняемый и другие участники процесса вправе лишь представлять имеющиеся у них предметы и документы, ходатайствовать о производстве действий по собиранию доказательств и т. д .

Заявлять ходатайства, то есть официальная просьба обвиняемого и его защитника о совершении определенных процессуальных действий, обращенная к органу дознания, следователю, прокурору. Заявленное ходатайство должно быть рассмотрено по существу, независимо от того, в какой форме оно заявлено (письменно или устно).

Ходатайство может быть заявлено в любой стадии процесса. Это право – важная гарантия защиты прав и законных интересов обвиняемого. Разъяснение этого права является обязанностью органа дознания, следователя, прокурора.

Лицо, производящее расследование не вправе отказать обвиняемому или его защитнику в допросе свидетелей, производстве экспертизы и других следственных действий по собиранию доказательств, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, могут иметь значение для дела. О результатах рассмотрения ходатайства должно быть поставлено в известность лицо, его заявившее. При полном или частичном отказе в ходатайстве следователь (орган дознания) обязан вынести мотивированное постановление (ст. 131 УПК). Ходатайство, в котором отказано в одной из стадий процесса, может быть повторно заявлено в последующих стадиях процесса.

При несогласии в отказе ходатайств, обвиняемый может обжаловать решение следователя (органа дознания) прокурору (ст. 218).

Одной из гарантий охраны прав обвиняемого на предварительном следствии является – право обвиняемого обжаловать в суд незаконность и необоснованность ареста или продления срока содержания под стражей. Это право обвиняемому было предоставлено законом РФ от 23 мая 1992 года № 2825-1 «О внесении изменений и дополнений в уголовно-процессуальный кодекс РСФСР».1

По данному поводу Пленум Верховного Суда РФ 27 апреля 1993 года принял соответствующее постановление № 3 «О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продление срока содержания под стражей».2

Согласно изученных мною уголовных дел, находящихся в производстве Ленинского РОВД г. Саранска, обвиняемые часто пользуются правом обжаловать в суд арест или продление срока содержания под стражей. Как показывает практика, следователи иногда избирают в отношении обвиняемых меру пресечения в виде заключения под стражу по мотивам одной лишь опасности преступления. При этом они не принимают во внимание такие обстоятельства как состояние здоровье обвиняемого, семейное положение, характеристику личности обвиняемого, обстоятельства смягчающие и отягчающие вину арестованного и т. д. И иногда приводит к незаконному и необоснованному аресту обвиняемого.

Верховным Судом РФ совместно с Верховными судами республик в составе РФ, краевыми, областными и соответствующими им судами изучена практика судебной проверки законности и обоснованности ареста или продление срока содержания под стражей. В 1999 году судами Федерации рассмотрены жалобы на арест 14387 лиц, из них в отношении 2032 (14,1%) вынесены постановления об отмене пресечения в виде заключения под стражу и об освобождении этих лиц из под стражи. Рассмотрело также 752 жалобы на продление срока содержания под стражей. По результатам судебной проверки отменена мера пресечения в виде заключения под стражу и освобождено из под стражи 162 человека (21,7%).

По смыслу закона (ст. 220-1 УПК) жалобы на применение органом дознания, следователем, прокурором заключения под стражу в качестве меры пресечения, а равно на продление срока содержания под стражей приносится в суд самим обвиняемым, содержащимся под стражей, его защитником или законным представителем непосредственно либо через лицо, производящее дознание, следователя или прокурора.

В соответствии со ст. 220-2 УПК РСФСР, при рассмотрении жалобы судья исследует материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения данной меры пресечения. При этом, под законностью ареста, следует понимать соблюдение всех норм уголовно – процессуального законодательства, регламентирующих порядок применения указанной меры пресечения и продления срока ее действия, а под обоснованностью – наличие в представленных материалах сведений, в том числе о личности содержащегося под стражей, которые подтверждают необходимость применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления ее срока (ст. ст. 11, 89 – 92, 96 и 97 УПК РСФСР).

Право обвиняемого знакомиться по окончании предварительного следствия или дознания со всеми материалами дела. Орган дознания, следователь, признав, что вина обвиняемого установлена и что собранные доказательства достаточны для составления обвинительного заключения, объявляет обвиняемому, что следствие по делу окончено, и что он имеет право на ознакомление со всеми материалами дела как лично, так и с помощью защитника (ст. 201).

В случаях, когда обвиняемый ходатайствует о вызове защитника для участия в ознакомлении с материалами дела или когда участие защитника является обязательным при производстве дознания или предварительного следствия, а равно в случаях, когда защитник участвует в деле, следователь предъявляет все материалы дела обвиняемому и защитнику. Все материалы дела предъявляются обвиняемому и защитнику в подшитом и пронумерованном виде. Если по делу привлечено несколько обвиняемых, каждому из них предъявляются все материалы дела. Обвиняемый вправе в процессе ознакомления с материалами дела выписывать из него любые сведения и в любом объеме. По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела следователь обязан спросить их, ходатайствуют ли они о дополнении следствия и в чем именно.

Осуществление данного права дает возможность обвиняемому ознакомиться с доказательствами, подтверждающими наличие преступления и с результатами его доводов, что позволяет ему подготовиться к защите. Непредставление обвиняемому по окончании следствия материалов дела для ознакомления является существенным нарушением уголовно – процессуального закона и влечет отмену приговора.1

Обвиняемому предоставлены все необходимые права для защиты своих прав и законных интересов, в том числе пользоваться помощью защитника.

Иметь защитника – одна из гарантий права обвиняемого на защиту. Поэтому ни следователь, ни прокурор, ни суд не могут отказать в допуске защитника.

Никто не вправе навязать обвиняемому какого-либо защитника. Защитник приглашается обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия обвиняемого. По просьбе обвиняемого участие защитника обеспечивается следователем, прокурором и судом.

Защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применение к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения – с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения (ст. 47).

С учетом личности обвиняемого (несовершеннолетие, наличие психических или физических недостатков) и других обстоятельств, которые усложняют или могут усложнить осуществление защиты, в уголовно – процессуальном законе предусмотрены случаи обязательного участия защитника в судебном заседании и на предварительном следствии (ст. 49).

Следственная и судебная практика свидетельствует о том, что данное право очень часто нарушается. Так, непредставление обвиняемому защитника на предварительном следствии повлекло направление дела для производства дополнительного расследования.1

Право заявлять отводы следователю, прокурору, суду – важная гарантия объективности, беспристрастности при производстве уголовного дела. Закон предусматривает круг лиц, которым может быть заявлен отвод, содержится перечень оснований, наличие которых делают невозможным участие определенных лиц в расследовании и судебном рассмотрении дела. Например, следователь не вправе принимать участие в расследовании дела, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела (ст. 64).

Принесение жалобы – это один из способов обнаружения ошибок, допущенных при производстве дела. Жалоба на действия и решения лица, производящего дознание, следователя подается обвиняемым непосредственно прокурору или через лиц, осуществляющих производство по делу, которое обязано в течении 24 часов направить поступившую жалобу вместе со своими объяснениями прокурору (ст. 218), который обязан рассмотреть жалобу в течении 3-х суток и дать ответ о результатах рассмотрения (ст. 219).

Статья 21 Основ уголовного судопроизводства не дает исчерпывающего перечня прав обвиняемого. Более полное представление о правах можно получить, обратившись к анализу норм Уголовно-процессуального кодекса, регулирующих отдельные стадии и институты уголовного процесса.

Так, при прекращении уголовного дела обвиняемый вправе возражать против прекращения его дела по основаниям истечения срока давности, применения акта об амнистии, а также ввиду помилования (ст. 5 УПК); требовать дополнения протокола допроса, внесения в него поправок (ст. 151) и предоставление ему собственноручно написать свои показания (ст. 152). Обвиняемому принадлежат большие права в связи с назначением и проведением экспертизы (ст. ст. 185, 193, 288, 289 УПК) и т. д.

Таким образом, обвиняемый – это субъект прав, объем, и существо указанных прав дают ему возможность как лично, так и с помощью защитника активно защищаться от необоснованного обвинения, а также добиваться законного и обоснованного решения других вопросов, затрагивающих его права и интересы.

Предоставляя обвиняемому широкие процессуальные права, закон уделяет большое внимание их обеспечению. Он обязывает суд, прокурора, следователя и лицо, производящее дознание, обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и обеспечить охрану его личных и имущественных прав (ст. 19 УПК).

Обвиняемый является не только носителем прав, но и обязанностей. Обязанности обвиняемого, прежде всего, направлены на выполнение задач уголовного судопроизводства, правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела, на обеспечение истины по делу.

В соответствии с уголовно – процессуальным законом, обвиняемый обязан:

- явиться в назначенный срок по вызову суда, следователя, лица, производящего дознание, прокурора (ст. 146 УПК);

- соблюдать избранную в отношении него меру пресечения (ст. ст. 89, 93, 101 УПК);

- выполнять постановления о производстве освидетельствования (ст. 181 УПК) и об изъятии образцов для сравнительного исследования (ст. 186 УПК);

- соблюдать правила при ознакомлении с материалами при окончании предварительного следствия (ст. 201 УПК) и т. д.

«Основная обязанность обвиняемого – это долг отвечать по расследуемому делу, нести всю тяжесть изобличения в совершении преступного, осуждаемого со стороны общества деяния».1

По содержанию обязанности обвиняемого состоят преимущественно в воздержании действий, от определенного поведения. Но имеются и некоторые обязанности обвиняемого, требующие от него активного поведения, предписываемого законом.

Для правового положения обвиняемого, защищенности его интересов существенны четкость выражения в нормах права его обязанностей. В соответствии с этим четкое нормативное закрепление обязанностей и их разъяснение служат тому, чтобы обвиняемый мог защитить свои интересы от неправомерных притязаний. Таким образом, значение разъяснение обязанностей отнюдь не только в том, что он помогает обвиняемому исполнить обязанность и тем избежать ограничений в результате применения санкций за неисполнение обязанностей, но также в том, что дает обвиняемому возможность, не опасаясь государственно-правовых санкций, правомерно не исполнить притязания, не соответствующее его процессуальной обязанности.1

Объем прав и обязанностей, предоставленных обвиняемому, свидетельствуют о том, что он является активным участником уголовного процесса.

2. ОСНОВАНИЯ И ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ ПОРЯДОК

ПРИВЛЕЧЕНИЯ ЛИЦА В КАЧЕСТВЕ ОБВИНЯЕМОГО

2.1. Основания привлечения лица в качестве обвиняемого

Важным этапом предварительного расследования является привлечение лица в качестве обвиняемого. В отношении акта привлечения в качестве обвиняемого действуют основные положения, прямо вытекающие из текста и смысла закона:

Во-первых – лица, совершившие преступления должны неуклонно привлекаться в качестве обвиняемых. Следователь обязан принимать все законные меры к из обнаружению и изобличению;

Во-вторых – привлечение в качестве обвиняемого возможно лишь при наличии доказательств, достаточных для предъявления обвинения;

В-третьих – привлечение в качестве обвиняемого, хотя оно и должно основываться на веских и проверенных данных, еще не предрешает окончательного вывода следствия о виновности обвиняемого и о необходимости предать его суду.1

Важное значение для проведения полного, всестороннего и объективного расследования дела, соблюдения права обвиняемого на защиту имеет выбор момента привлечения лица в качестве обвиняемого. К моменту вынесения постановления органы предварительного расследования должны собрать достаточные доказательства, свидетельствующие о том, что само событие (деяние) имело место, образующие его фактические признаки соответствуют составу преступления и другие обстоятельства. Однако уголовно – процессуальный закон не определяет момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. В уголовно – процессуальной литературе одни авторы считают, что вопрос об определении момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого является тактическим и поэтому устанавливается следователем.1

Другие ученые полагают, что тактические соображения не могут влиять на выбор момента привлечения к уголовной ответственности, поскольку он определен законом.2

На мой взгляд, правы те авторы, которые указывают, что не собрав достоверных и достаточных доказательств, устанавливающих виновность обвиняемого в совершении преступления, следователь не имеет права привлекать лицо к уголовной ответственности, руководствуясь какими либо тактическими соображениями, допускают возможность не привлечения лица в качестве обвиняемого, когда необходимые доказательства собраны, но следователь считает целесообразным повременить с предъявлением обвинения по тактическим соображениям.3

Наиболее приемлемой следует считать точку зрения, согласно которой недопустимо вынесение постановления в качестве обвиняемого до получения достаточных доказательств, указывающих на совершение преступления определенным лицом, и вынесение этого постановления сразу же, как только будут собраны такие доказательства.

Не располагая достоверными и достаточными доказательствами, следователь не вправе привлекать лицо к уголовной ответственности, руководствуясь какими либо тактическими соображениями. Он только может в таких случаях лишь задержать, при наличии предусмотренных в законе оснований, лицо, подозреваемое в совершении преступления; привлечение к уголовной ответственности не должно состояться в конце предварительного расследования, когда уже имеются достаточные доказательства.

Очень важным в этом отношении является вопрос об объективных основаниях привлечения лица в качестве обвиняемого: что требуется, какие условия необходимы, чтобы следователь мог применить в отношении гражданина эту меру – привлечь его в качестве обвиняемого, поставить его в положение обвиняемого со всеми вытекающими из этого последствиями (предъявление обвиняемому обвинения, допрос обвиняемого, избрание меры пресечения и т. д.).1

В уголовно – процессуальном кодексе РСФСР указано, что «при наличии достаточных доказательств, дающих основания для предъявления обвинения в совершении преступления, следователь выносит мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого» (ст. 143 УПК).

Значит, для привлечения в качестве обвиняемого следователь должен располагать доказательствами, уличающими данное лицо в совершении преступления. Эти доказательства должны быть достаточными для того, чтобы предъявить обвинение, поставить этого человека в положение обвиняемого. Но закон не говорит, что эти доказательства должны быть достаточными для того, чтобы считать обвиняемого изобличенным, виновным, признать его преступником. Привлечением в качестве обвиняемого предварительное следствие не заканчивается, а продолжается с участием обвиняемого.2

В понятие оснований привлечения к уголовной ответственности (привлечение в качестве обвиняемого) входят как материально – правовые категории (совершение привлекаемым лицом деяния, содержащего состав преступления), так и уголовно – процессуальные категории (доказанность соответствия деяния признаком состава преступления и совершение его определенным лицом, а также пределы этого доказывания).3

После возбуждения уголовного дела на первом этапе расследования усилия лица, производящего следствие, направлены в первую очередь на обнаружение и изобличение лица, совершившего преступление. Только после того, как будет установлено лицо, совершившее преступление, а также собраны доказательства, подтверждающие, что преступление совершено именно тем лицом, появляются уголовно – правовые и процессуальные основания.

В уголовно – процессуальной литературе под основаниями привлечения в качестве обвиняемого понимается «установление процессуальными средствами факта совершения общественно опасного деяния (события преступления), доказанность совершения этого деяния конкретными лицами (которое по своим свойствам может быть субъектом данного преступления) и виновность в нем данного лица».1

Данное определение «основание» представляется правильной. Во-первых, на начальном этапе предварительного расследования усилия органов предварительного расследования направлены на установление факта совершения преступления, т. е. решение вопроса о наличии события преступления с помощью процессуальных средств, указанных в законе.

Во-вторых, после установления факта совершения преступления необходимо доказать, что преступление совершено именно тем лицом, которое привлекается в качестве обвиняемого, с тем, чтобы оградить от этого невиновных лиц.

Что же следует понимать под «достаточностью доказательств», которые должны в соответствии с требованиями закона указывать на совершение преступления определенным лицом?

В уголовно – процессуальном законодательстве понятие «достаточные доказательства» не раскрывается. В юридической литературе по поводу определения этого понятия высказаны самые различные точки зрения. Именно в связи с этим в уголовно – процессуальной литературе возник спор о том, что является основанием привлечение в качестве обвиняемого – вероятность виновности лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого или же достоверность. Может и должен ли быть убежден следователь в виновности лица к моменту вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого.

На первых этапах развития уголовно – процессуального законодательства и теории уголовного процесса высказывалось мнение о том, что если в отношении лица собраны данные, с достаточной степенью вероятности дающее основание предположить совершение им преступления, то этому лицу незамедлительно должно быть предъявлено обвинение. Все это приводило к неоправданному росту количества необоснованных привлечений граждан к уголовной ответственности.

В дальнейшем столь категоричных высказываний в уголовно – процессуальной литературе не встречается. Я.О. Мотовилокер и другие полагают, что для предъявления обвинения достаточно, чтобы собранные доказательства обосновывали предположения следователя о виновности привлекаемого лица.1

Другие авторы основания привлечения в качестве обвиняемого связывают с доказательствами, которые убеждают следователя (работника дознания) в достоверности интересующих его фактов, в виновности лица в совершении инкриминируемого ему преступления, недопустимости обвинения человека при наличии колебаний, сомнений в его виновности.2

Данную точку зрения следует считать наиболее приемлемой, так как во-первых, в Уголовно – процессуальном кодексе РСФСР не имеется указаний о том, что следователь может вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого при наличии достаточных оснований к предположению, что расследуемое преступление совершено подозреваемым лицом; во-вторых, закон требует наличие достаточных доказательств, дающие основание для предъявления обвинения в совершении преступления, в третьих, суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием (ст. 71 УПК).

Таким образом, данные положения позволяют утверждать, что для привлечения к уголовной ответственности следователь должен собрать такие достаточные доказательства, которые бы его убеждали в виновности обвиняемого в совершении преступления, т. е. он должен установить наличие состава преступления в действиях привлекаемого лица.1

Под достаточными доказательствами следует понимать такой заложенный следствием «фундамент» доказательств (или совокупность), которые убедительно свидетельствует о раскрытии события преступления, об установлении лица, его совершившего, когда следователь приходит к твердому убеждению в его виновности, когда в его действиях устанавливает (доказывает) состав преступления.2

Кроме того, по мнению А.П. Ульяновой, доказательства достаточны тогда, когда они в своей совокупности дают основание сделать достоверные выводы по делу. Отсюда следует, что достаточность доказательств – это совокупность допустимых, относимых и достоверных данных, необходимых для обоснованного вывода о наличии оснований для привлечения лица в качестве обвиняемого в процессе предварительного расследования.3

Согласно точки зрения Э.Ф. Куцовой, для предъявления обвинения может быть признана достаточной лишь совокупность доказательств, обосновывающих убеждение следователя в том, что преступление имеет место и совершено оно данным лицом. Убеждение следователя должно основываться на тщательном, глубоком, всестороннем исследовании обстоятельств дела и соответствие действительности.4

Отсюда понятие «основания предъявления обвинения», «достаточность доказательств» и «убеждение в виновности привлекаемого лица» не могут рассматриваться в отрыве друг от друга, т. к. основанием для предъявления обвинения является достаточная совокупность, основывающая убеждение следователя в том, что преступление действительно имело место и совершено привлекаемым лицом, подлежащим уголовной ответственности.

В связи с обсуждением данного вопроса, возникает и вопрос о пределах доказанности к моменту привлечения в качестве обвиняемого. Пределы доказывания на разных этапах расследования не остаются неизменными. Если при возбуждении уголовного дела, необходимо располагать достаточными данными, указывающие только на признаки преступления (ст. 108 УПК), то к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого закон требует вынесение следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого и чтобы в нем было описано: время и место его составления; кем составлено постановление; фамилия, имя и отчество привлекаемого в качестве обвиняемого; преступление, в совершении которого обвиняется данное лицо, с указанием времени, места и других обстоятельств совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела; уголовный закон, предусматривающий данное преступление (ст. 144 УПК).

По окончании расследования должны быть выяснены все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по уголовному делу (ст. 205 УПК).

Следователь, к моменту привлечения лица в качестве обвиняемого следует определить обстоятельства, превышающие основания при возбуждении уголовного дела и далее, круг этих обстоятельств уже предмета доказывания в целом, но к моменту окончания предварительного расследования и составления обвинительного заключения лицо, производящее расследование, должно установить (доказать) все обстоятельства, указанные в ст. 68 УПК РСФСР, а именно:

1. События преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

2. Виновность обвиняемого в совершении преступления и мотивы преступления.

3. Обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, указанные в ст. ст. 38 и 39 УПК РСФСР, а также иные обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого.

4. Характер и размер ущерба, причиненного преступлением.

Подлежат выявлению также причины и условия, способствующие совершению преступления.

Привлечение в качестве обвиняемого, как правильно указывает Л.М. Корнеева, возможно лишь тогда, когда будут установлены (доказаны) следующие обстоятельства:

а) свидетельствующие о том, что события (деяния), послужившие основанием к возбуждению уголовного дела, действительно имело место;

б) подтверждающие совершение преступного деяния тем лицом, которому предъявлено обвинение;

в) устанавливающие соответствие деяния, совершенного привлекаемым к уголовной ответственности лицом, составу преступления, предусмотренному уголовным законом;

г) свидетельствующие об отсутствии данных, исключающих уголовную ответственность или освобождающих от нее.1

Значит, если не собраны доказательства об этих обстоятельствах, привлечение лица в качестве обвиняемого будет преждевременно. Нельзя согласиться с решением авторов утверждающих, что некоторые обстоятельства, в частности, квалифицирующие признаки преступного деяния могут проверяться после предъявления обвинения.2 Такой подход еще как то определяется по тем делам, при расследовании которых сами сведения об этих обстоятельствах появляются позднее, но когда подобные сведения уже имеются, без исследования их, нельзя решить вопрос об основаниях привлечения лица в качестве обвиняемого. Если, например, есть данные о совершении убийства из корыстных побуждений, грабежа особо опасным рецидивистом и т. п., без проверки этих данных невозможно правильно сформулировать обвинение, четко определить основание уголовной ответственности.1

Привлечение лица в качестве обвиняемого должно состояться немедленно, как только будут собраны достаточные доказательства, убеждающие следователя в виновности определенного лица. Излишне поспелое привлечение в качестве обвиняемого при отсутствии достаточных доказательств может повлечь за собой неосновательное привлечение граждан к уголовной ответственности. Преждевременное привлечение, в качестве обвиняемого, как правило, связано с неумением оценить наличие основания для такого решения. В ряде случаев оно осуществляется в расчете на то, что в последствии удастся добыть дополнительные доказательства, подтверждающие факт совершения преступления привлекаемым лицом. Опасность преждевременного принятия этого решения состоит в том, что оно может привести к необоснованному привлечению лица в качестве обвиняемого, неправомерному применению в отношении него мер процессуального принуждения.

Например, по факту нанесения тяжких телесных повреждений гр. Абросимовой А.И. по подозрению в совершении преступления были задержаны Салькаев и Джабаров. Располагая лишь результатами предъявления их для опознания потерпевшему, следователь привлек Салькаева и Джабарова в качестве обвиняемого и с санкции прокурора в отношении них избрал меру пресечения – заключение под стражу. В ходе последующего расследования, уголовное преследование в отношении Салькаева и Джабарова было прекращено за не доказанностью участия их в совершении данного преступления. Однако в результате преждевременного, необоснованного привлечения в качестве обвиняемого они 10 суток незаконно находились под стражей.2

Искусственная задержка привлечения в качестве обвиняемого, оттягивания его к концу следствия, когда фактически исследование обстоятельств дела уже завершилось без участия обвиняемого так же недопустимо, т. к. в этом случае нарушается право обвиняемого на защиту от предъявленного обвинения, отрицательно сказывается на полноте, объективности и всесторонности исследования доказательств.

В следственной практике еще имеют место случаи, когда обвинение предъявляется в день окончания предварительного следствия или за один, три дня до этого момента. Это приводит к тому, что предварительное следствие ведется без участия обвиняемого, он лишается возможности активно защищаться от обвинения. Искусственно исключается и деятельность защитника между предъявлением обвинения и окончания предварительного следствия. Такая практика фактически лишает адвоката возможности использовать предоставленное ему законом право на участие в следствии со стадии предъявления обвинения, превращает такое право в пустую формальность.1

Например, по уголовному делу № 5645 в отношении Савина 10 сентября 1999 года было возбуждено уголовное дело по ст. 111 ч. 1 УК РФ. Следователь 24 октября 1999 года предъявил Савину обвинение. 27 октября 1999 года следователь объявил ему об окончании предварительного следствия и предъявил материалы дела для ознакомления. По данному делу видно, что следователь предъявил обвинение Савину за три дня до окончания предварительного следствия.2

Искусственная задержка привлечения в качестве обвиняемого и откладывание этого акта к концу предварительного расследования может нанести огромный вред делу раскрытия преступления, в частности, лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, может выехать со своего постоянного места жительства; данное лицо может совершить новое преступление; органы дознания и предварительного следствия несвоевременно смогут собрать, процессуально закрепить доказательства, подтверждающие виновность обвиняемого.

Таким образом, как только следователь на основе оценки собранных по делу доказательств придет к убеждению о наличии оснований для предъявления обвинения, он обязан немедленно привлечь лицо в качестве обвиняемого, предъявить обвинение и обеспечить осуществление его прав.

Акт привлечения в качестве обвиняемого должен состоять из достоверных доказательств, полученных из установленных законом источников, с соблюдением процессуальных требований к порядку проведения следственных действий, в результате которых данные доказательства получены.

Подозрения и ничем не полученные предположения не могут служить основанием для привлечения лица в качестве обвиняемого. «С этих позиций обоснованность привлечения в качестве обвиняемого можно определить как наличие установленных в точном соответствии с требованиями уголовно – процессуального законодательства фактических данных, совокупность которых достаточна для вывода о совершении лицом, привлекаемым в качестве обвиняемого, общественно опасного деяния и его квалификации в соответствии с нормой уголовного закона, предусматривающей это деяние в качестве преступного и уголовно наказуемого».1

2.2. Процессуальный порядок привлечения лица в качестве обвиняемого

В действующем уголовно – процессуальном законодательстве закреплен единый порядок привлечения лица в качестве обвиняемого, который служит интересам быстрого и полного раскрытия преступления, изобличения виновных, справедливого наказания каждого совершившего преступление, исключение случаев привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных.

Процессуальный акт привлечения лица в качестве обвиняемого складывается из двух самостоятельных процессуальных действий:

1. Вынесение следователем мотивированного постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

2. Предъявление обвинения обвиняемому и допрос обвиняемого.

Актом привлечения в качестве обвиняемого является вынесение следователем мотивированного постановления. Данный акт имеет важное процессуальное значение: им определяется лицо, которое изобличается в совершении преступления; именно с этого момента в уголовном процессе появляется фигура – обвиняемый. Данный акт также способствует дальнейшему движению уголовного дела. Разбирательство дела в суде производиться только в отношении обвиняемых и в пределах того обвинения, которое им было предъявлено в процессе предварительного расследования и по которому они преданы суду (ст. 254 УПК).

При вынесении постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, следователь должен строго разобраться в собранных по делу доказательствах, объективно и всесторонне оценить их, твердо убедиться в том, что факты, образующие основание уголовной ответственности установлены в соответствии с действительностью, что принимаемое по ним решение единственное правильное, строго законное и обоснованное.1

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно отвечать требованиям, предусмотренным ст. 144 УПК РСФСР.

Вопрос о содержании, форме этого важного уголовно – процессуального акта неоднократно освещается в юридической литературе2 и следственной практике, где неизменно подчеркивается неизменность соблюдения при его вынесении всех требований уголовно – процессуального закона.

В соответствии с уголовно – процессуальным законодательством этот обязательный, итоговый акт стадии предварительного расследования должен соответствовать требованиям законности, обоснованности, мотивированности, объективности изложения фактических данных, юридической четкости формулировки обвинения, индивидуализации обвинения.

Согласно требованиям законности постановления о привлечении в качестве обвиняемого должно быть вынесено уполномоченным на то органом или должностным лицом в пределах его компетенции, оно должно отвечать установленной законом процессуальной форме и содержать реквизиты, определенные ст. 144 УПК РСФСР; в нем должна быть дана юридическая квалификация действий обвиняемого, т. е. оно должно соответствовать уголовно – процессуальному закону как по наименованию и форме, так и по содержанию.

Несоблюдение уголовно – процессуальной формы при расследовании уголовного дела рассматривается как нарушение уголовно – процессуального закона и в ряде случаев, при признании их существенными, влечет возвращение дела прокурором или судом для дополнительного расследования (п. 2 ст. 214; п. 2 ч. 1 ст. 232; ч. 1 ст. 258; ст. 211 УПК).

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого будет обоснованным, если положения, сформулированные в постановлении, основываются на собранных по делу объективных данных, а не на предположениях. Предположения могут играть известную роль только для направления расследования, для выдвижения той или иной версии, подлежащей проверке при расследовании дела. «Закон не указывает на обязательность изложения в постановлении доказательств, обосновывающих обвинение, но необходимо и достаточно изложить фактические обстоятельства деяния, поскольку они установлены материалами дела, и квалификацию».1

Обоснованность и законность неразрывно связаны между собой. Если лицо будет привлечено в качестве обвиняемого на каких-либо предположениях, и в дальнейшем окажется, что оно невиновно в совершении преступления, то это есть нарушение законности, и с другой стороны, если постановление составлено неправомочным лицом, то это не дает право считать данный акт привлечения в качестве обвиняемого законным.

Мотивированность постановления требует, чтобы формулировка обвинения основывалась на конкретных фактических данных обстоятельствах, которые подтверждают наличие преступления и квалификации его. На основе этих фактических обстоятельств следователь приходит к выводу о достаточности доказательств для привлечения лица в качестве обвиняемого.

В описательной части должны быть изложены обстоятельства каждого эпизода, при этом условии, если преступление состоит из нескольких эпизодов. Резолютивная часть обязательно должна содержать статью, часть, пункт уголовного закона, по которому квалифицированы действия обвиняемого. Наказание в этой части постановления, по какому уголовному закону лицо привлекается к ответственности, является нарушением уголовно – процессуального закона и влечет направление дела для дополнительного расследования, поскольку лицо фактически не привлечено в качестве обвиняемого в конкретном преступлении.1

Объективность изложения фактических данных в постановлении означает, чтобы изложение фактических обстоятельств было без какого-либо изложения и предвзятости, беспринципности к расследованию уголовного дела.

Юридическая четкость формулировки обвинения предполагает, что все обстоятельства дела должны быть изложены в тех юридических формулировках, которые определены законом. Так, если объективная сторона состава преступления кражи (ст. 158 УК РФ) определена как тайное хищение чужого имущества, то нельзя в постановлении указывать, что потерпевший был ограблен, т. к. ограбление является признаком состава другого преступления – грабежа, который описан в диспозиции другой статьи Уголовного кодекса РФ.

Когда диспозиция статьи Уголовного кодекса состоит из нескольких частей, то фактические данные об обстоятельствах дела, приводимые в обосновании квалификации, должны отвечать юридическим признакам, характеризующим эту часть статьи Уголовного кодекса.

При принятии решения о привлечении в качестве обвиняемого необходимо соблюдать требование об индивидуализации обвинения. Индивидуализация обвинения означает, что если по делу привлекается несколько обвиняемых, то в отношении каждого из них должно быть составлено отдельное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. В уголовном процессе не допускается единое обвинение, т. к. это затрудняет выявление степени вины каждого из обвиняемых и мешает решению ряда процессуальных действий.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно состоять из трех частей: вводной, описательной, резолютивной.

Во вводной части указанного постановления должны быть следующие основные реквизиты: наименование процессуального документа; время и место его составления; должность, фамилия лица, его составившего, специальное звание (классный чин); номер уголовного дела по которому вынесено постановление.

Описательная часть занимает в постановлении центральное место. В ней необходимо указывать: фамилию, имя, отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого; преступление, в совершении которого данное лицо обвиняется, а также другие обстоятельства совершения преступления, т. к. они установлены материалами дела; квалификацию действия обвиняемого; мотивы, которые в совокупности позволяют судить об обоснованности вынесенного постановления; ссылки на статьи уголовно – процессуального кодекса, которыми определяются основания и порядок привлечения лица в качестве обвиняемого. В содержании описательной части постановления включаются все без исключения инкриминируемые лицу фактические обстоятельства. Содержание описательной части должно быть согласованно с диспозицией соответствующей нормы Уголовного кодекса.

Резолютивная часть постановления о привлечении в качестве обвиняемого состоит из решения следователя (органа дознания) о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявлении ему обвинения; краткое описание состава преступления и квалификацию действий обвиняемого; решение об объявлении постановления обвиняемому и разъяснение ему прав; подпись следователя (лица, производящего дознание).

В юридической литературе высказаны разноречивые мнения относительно того, обязан ли следователь указывать в описательной части постановления доказательства, послужившие основанием для предъявления обвинения.

Некоторые авторы считают, что ссылки на доказательства необходимы.1 Другие ученые полагают, что закон не предусматривает таких требований и этот вопрос должен решаться по усмотрению лица, производящего расследование, мотивируя это тем, что, во-первых, указанные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого создает угрозу разоружения следователя перед лицом обвиняемого, во-вторых, закон нигде прямо не предусматривает необходимость внесения доказательств в постановление.2

В примерных образцах по составлению постановлений о привлечении в качестве обвиняемого никакие доказательства, послужившие основанием для предъявления обвинения, также не указываются.3

Наиболее приемлемой, следует считать первую точку зрения, т. е. в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны доказательства, послужившие основанием для предъявления обвинения, т. к., во-первых, если следователь сгруппирует в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого собранные им доказательства, дающие основание для привлечения лица в качестве обвиняемого, то это позволит обвиняемому после ознакомления с постановлением конкретно знать на основе каких доказательств его привлекают в качестве обвиняемого, лучшим образом организовать свою защиту от предъявленного обвинения, представить дополнительные доказательства, заявить ходатайства, например, допросить определенных лиц, которые могут дать показания по обстоятельствам, имеющих значение для дела и т. д. Во-вторых, никакого разоружения следователя перед лицом обвиняемого не будет, это будет только способствовать качественному и более быстрому расследованию дела, всесторонне, полно, объективно исследовать обстоятельства дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие обвиняемого, а также отягчающие и смягчающие его вину обстоятельства (ст. 20 УПК). В-третьих, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должно быть указано: «преступление, в совершении которого обвиняется данное лицо, с указанием времени, места и других обстоятельств совершения преступления, поскольку они установлены материалами дела» (ст. 144 УПК), а это значит, что если следователь произвел допрос свидетеля и в показаниях которого содержатся обстоятельства совершения преступления, тем лицом, которое привлекают в качестве обвиняемого, то он должен внести их в постановление о привлечении в качестве обвиняемого, поскольку они установлены материалами дела.

Однако, следственная практика свидетельствует о том, что следователи (орган дознания) при вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого вообще никаких доказательств, послуживших основанием для предъявления обвинения, не приводят. Обычно, следователи в постановлении пишут: «Собранными по делу доказательствами установлено:», а какие доказательства собрал следователь не ясно и обвиняемый не знает на основе каких доказательств его привлекают в качестве обвиняемого.

В описательной части постановления важное значение отводится формулировке обвинения. Обвинение должно быть составлено так, чтобы оно было понятно обвиняемому, ибо это является средством обеспечения права обвиняемого знать, в чем он конкретно обвиняется. На это обстоятельство специально обращал внимание еще Пленум Верховного суда СССР в своем постановлении «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому права на защиту», где в п. 5 говорится о «необходимости строгого соблюдения требований уголовно – процессуального закона, гарантирующей обвиняемому право знать, в чем конкретно он обвиняется, а осужденному – в совершении каких преступных действий он признан виновным. Поэтому в постановление о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении и в приговоре должны быть четко изложены обстоятельства, перечисленные в ст. ст. 144, 205, 314 УПК РСФСР».1

По каждому делу обвинение должно содержать все свои составные части – фактическую фабулу, юридическую формулировку и правовую квалификацию. В отношении каждой из них необходима полнота и достаточность.

Полнота фактической фабулы включает в себя установленные по делу конкретные фактические данные или факты, которые для данного состава преступления имеют непосредственное уголовно – правовое значение, К ним относятся: место совершения преступления; субъект преступления; время, способ; преступные последствия; цель, мотив; психическое отношение к содеянному.

Правильно утверждение о том, что место и время совершения преступления должны указываться в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого по всем делам, иначе обвинение будет неконкретным. Эти данные должны обязательно приводиться, только точность их установления и изложение будет зависеть от конкретных обстоятельств дела.2 Так, указание времени с точностью до минут может явиться важным обстоятельством при описании убийства и не имеет существенного значения для формулировки обвинения в хищении. В последнем случае зачастую можно ограничиться указанием дня или же целого промежутка времени, в течении которого осуществлялось хищение.

Достаточность фактической фабулы обвинения означает, что должны быть охвачены все существенные признаки преступных действий (бездействий).

Полнота юридической формулировки означает, что в ней, т. е. в юридической формулировке, должны быть отражены все существенные признаки, которые характеризуют преступные свойства определенного деяния и отличают его от других составов преступлений.

Достаточность юридической формулировки освобождает следователя от обязанности перечислить в постановлении все без исключения правовые признаки совершенного преступного деяния. Обвинение не должно содержать в каждом случае упоминание, что такое-то деяние совершено вменяемым, право субъектным лицом, посягает на такой-то объект и т. д. Подобные признаки могут быть указаны лишь в случае, если надо их выделить особо, как имеющие для данного дела специальное значение.

Полнота правовой квалификации выражается во включении в обвинение всех тех статей уголовного закона, по которому должно квалифицироваться расследуемое преступное деяние. Практически требование полноты важно при условии, что возможна идеальная совокупность преступлений. В таких случаях обвинение будет не полным, если в нем не указаны те или иные статьи (и части статьи) Уголовного кодекса, подлежащие применению к его фактической фабуле.

Достаточность правовой квалификации, наоборот, исключает возможность включения в обвинение тех или иных статей уголовного закона, которые в данном случае не требуются.

В следственной практике некоторые следователи, не имея достаточных доказательств, квалифицируют деяние с «запасом», чтобы застраховать себя от возвращения дела на дополнительное расследование, если суд сочтет необходимым применить к деянию обвиняемого другую статью или часть статьи, предусматривающую более тяжкое наказание.

Такая практика справедливо подвергается критике в юридической литературе.1 Квалификация с «запасом» искусственно ухудшает процессуальное положение обвиняемого, создает угрозу назначения ему более сурового наказания, чем он заслуживает. Опрос следователей Ленинского РОВД по этому вопросу показало, что они сознательно завышают квалификацию, с тем чтобы избежать возможного возвращения дела на дополнительное расследование.

Например, первоначально в отношении Князькина было возбуждено уголовное дело по ст. 115 УК РФ. Следователь же после предъявил ему обвинения по ст. 213 ч. 2 УК РФ. Князькин признан виновным в том, что из хулиганских побуждений избил Чеберева, причинив ему легкие телесные повреждения без расстройства здоровья. По окончании ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела адвокат заявил ходатайство о переквалификации действий Князькина со ст. 213 ч. 2 на ст. 115 УК РФ, т. к. умысла на нарушение общественного порядка у его подзащитного не было. Князькин нанес побои Чебереву из личных неприязненных отношений, т. к. Чеберев взял часы у Матявиной, а последняя в свою очередь обвинила в краже Князькина. Именно выяснение этих обстоятельств и стало, по мнению адвоката, причиной избиения Чеберева. Следователь в удовлетворении заявленного ходатайства отказал.2

Дальнейшая судьба этого уголовного дела за судом первой инстанции.

В описательной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого не должно быть таких общих формулировок, как например, «обвиняется в том, что хулиганил в общественном месте» или «систематически злоупотреблял служебным положением», которые по существу ничего не говорят. В таких случаях необходимо указать конкретные хулиганские действия (злоупотребления) были совершены. Неясность, нечеткость таких формулировок обвинения грубо нарушают права обвиняемого, он, не знает, в чем конкретно его обвиняют, не в состоянии осуществить свое право на защиту.

Таким образом, в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны все установленные в процессе предварительного расследования преступные деяния обвиняемого, которые составляют обвинение, либо характеризуют отдельные стороны данного состава преступления, либо влияют на степень ответственности обвиняемого. Во всех случаях квалификация преступления должна быть дана с учетом этих обстоятельств.

Привлечение в качестве обвиняемого занимает особое место в стадии предварительного расследования. Оно подводит итог проделанной к этому моменту работе, собранным доказательствам, во многом определяет направление дальнейшего производства по делу.

2.3. Предъявление обвинения и допрос обвиняемого

После того, как следователь вынес постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, он должен предъявить обвиняемому сформулированное в постановлении обвинение. «Без четко сформулированного по делу обвинения и своевременного ознакомления с ним обвиняемого не представляется возможным обставить отправление правосудия надлежащими процессуальными гарантиями, успешно выполнить его задачи».1 Предъявление обвинения включает в себя объявление постановления, разъяснение его сущности разъяснение обвиняемому его права (ст. 149 УПК).

Перед предъявлением обвинения необходимо удостовериться в личности обвиняемого, который явился по вызову или доставлен приводом, чтобы избежать каких-либо ошибок на этот счет. Удостоверение личности производится путем проверки паспорта или иного документа, а также путем выяснения анкетных данных явившегося лица и сопоставления их с теми данными, которые имеются в материалах дела.

Удостоверившись в личности обвиняемого, следователь объявляет ему постановление о привлечении в качестве обвиняемого и разъясняет сущность предъявленного обвинения.

Объявление постановления производится путем прочтения лично обвиняемым этого постановления, либо оно зачитывается обвиняемому следователем.

В юридической литературе по этому поводу указывалось: «Способом предъявления обвинения является оглашение следователем постановления или предоставления его обвиняемому для самостоятельного ознакомления. Более целесообразно последний способ, если нет какого-либо разумного опасения. Он позволяет обвиняемому лучше понять существо и основание предъявляемого обвинения и не оставляет у него сомнений в том, что с постановлением его ознакомили полностью. Но, так или иначе, следователь должен объяснить в понятных выражениях существо обвинения, фактические и юридические признаки инкриминируемого преступления.».1

Выполнение этих действий удостоверяется подписями обвиняемого и следователя на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого с указанием времени предъявления обвинения (ч. 3 ст. 148 УПК). Таким образом, обвиняемый узнает, в чем именно он обвиняется.

Уголовно – процессуальный закон устанавливает время, в течении которого должно быть предъявлено обвинение. В соответствии со ст. 148 ч. 1 УПК РСФСР, предъявление обвинения должно последовать не позднее двух суток с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода – в день привода.

В предъявлении обвинения как процессуальном действии реализуется гарантия права обвиняемого в чем конкретно он обвиняется, какие в связи с этим он приобретает права и какие будет нести обязанности. В связи с тем, что данное процессуальное действие влечет за собой определенные правовые последствия, то оно должно выполняться незамедлительно. Поэтому нельзя согласиться с позицией закона, позволяющей предъявлять обвинение в течении двух суток.

По этому поводу было бы целесообразно внести изменения в действующее законодательство, в частности ч. 1 ст. 148 УПК РСФСР необходимо было бы изложить в следующей редакции: «Предъявление обвинения должно последовать немедленно после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода – в день привода».

Данное сближение моментов вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления обвинения позволило бы усилению гарантий прав обвиняемого на предварительном следствии, так как в таком случае немедленно выносилось бы постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и сразу же предъявлялось обвинение. Лицо, в отношении которого появилось доказательство его вины в совершении преступления, в минимальный срок ставилось бы в известность о существе обвинения и принадлежащих ему правах. Следователь, лицо, производящее дознание обязаны разъяснить обвиняемому сущность предъявленного обвинения, то есть в доступной форме разъяснить фактические обстоятельства преступления и квалификацию действий обвиняемого, разъяснить ему юридическую терминологию, ознакомить с текстом закона.

Если диспозиция статьи УК предусматривает несколько частей, то следователь, лицо, производящее дознание, должны разъяснить обвиняемому, почему его действия квалифицируются по данной части, и было бы целесообразнее предоставить ему возможность самому ознакомиться с текстом уголовного закона.

Выяснение этих действий удостоверяется подписью обвиняемого и подписью следователя на постановлении с указанием даты и времени ознакомления. В следственной практике встречаются случаи, когда обвиняемый, не признавая себя виновным в предъявленном им обвинении, отказывается подписать постановление, полагая, что если он поставит свою подпись, тем самым признает предъявленное обвинение и свою вину в совершении преступления. В этих случаях необходимо разъяснить обвиняемым, что его подпись удостоверяет только факт ознакомления с постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, а свое отношение к предъявленному обвинению он выскажет в протоколе допроса обвиняемого. Если и в этом случае он отказывается подписать постановление, то следователь удостоверяет на постановлении, что обвиняемому текст постановления объявлен, сущность обвинения разъяснена (ч. 4 ст. 148 УПК).

При предъявлении обвинения следователь обязан разъяснить обвиняемому его права на предварительном следствии, предусмотренные ст. 46 УПК РСФСР (ст. 149 УПК), содержание которой воспроизводится полностью на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого после резолютивной части. Ознакомление с правами обычно производится путем оглашения обвиняемому текста ст. 46 УПК РСФСР, о чем удостоверяется подписью обвиняемого на постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

После предъявления обвинения и разъяснения прав обвиняемому следует допрос обвиняемого по существу предъявленного обвинения. Целью допроса является проверка достоверности данных, на которых основано обвинение, представление обвиняемому возможности осуществить свое право на защиту, получение дополнительных сведений об обстоятельствах совершения преступления.

В ст. 150 ч. 1 УПК РСФСР установлено, что «следователь обязан допросить обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения».

Жогин И.В., Фаткуллин Ф.Н. рекомендуют следователям, что «В случае невозможности допросить обвиняемого немедленно после предъявления обвинения должен быть составлен особый протокол, где указывается, через какое время после предъявления лицу обвинения производился допрос, а также те причины, в силу которых обвиняемый не допрашивался своевременно.».1

Также некоторые авторы предлагают, чтобы обвиняемому должен быть предоставлен, если он пожелает, определенный срок для дачи объяснений по предъявленному обвинения, подобно тому, как он имеет трехдневный срок для подготовки объяснений на суде по обвинительному заключению.2

Если же обвиняемому предоставить какой-либо срок для дачи объяснений, то это может вызвать ущемление прав обвиняемого, так как использовать свое право на защиту обвиняемый сможет не раньше чем через определенный срок. Кроме того, это может отрицательно сказаться на интересах установления объективной истины по делу.

В отношении этого вопроса следует согласиться с решением его в УПК РСФСР, т. е. за немедленное начало допроса обвиняемого после предъявления ему обвинения. Во-первых, в протоколе допроса обвиняемого содержатся фактические данные (доказательства) имеющие значение для установления истины по уголовному делу; во-вторых, как средство защиты и возможность дать объяснение по предъявленному обвинению – как неотъемлемое право обвиняемого.

И как показывает следственная практика, допрос обвиняемого производится сразу же после предъявления обвинения. Из 50 уголовных дел за 1998 – 1999 год, изученных в архиве Ленинского районного суда г. Саранска, допрос обвиняемого производился сразу же после предъявления обвинения. Немедленное производство допроса подчеркивает непрерывность акта привлечения к уголовной ответственности в качестве обвиняемого.

В связи с тем, что показания обвиняемого являются не только источником получения доказательственных фактов, но также и средством осуществления им своей защиты от предъявленного обвинения, закон не предусматривает уголовной ответственности обвиняемого за дачу ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Поэтому обвиняемый при допросе не предупреждается об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

Закон запрещает домогаться показаний обвиняемого путем насилия, угроз и иных незаконных мер (ст. 20 УПК). За применение незаконных методов ведения расследования и принуждение обвиняемого к даче показаний виновные в этом лица привлекаются к уголовной ответственности по ст. 302 УК РФ.

Процессуальное закрепление допроса обвиняемого фиксируется протоколом допроса, т. е. процессуальным документом, в котором в письменной форме фиксируются ход и результат процессуального действия, осуществляющего следователем (органом дознания) при допросе обвиняемого и который должен быть составлен с соблюдением требований ст. ст. 141, 142, 151, 152 УПК РСФСР. Он состоит из двух частей: анкетная и вторая часть содержит показания обвиняемого по существу предъявленного обвинения.

Часть 1 ст. 151 УПК РСФСР раскрывает содержание первой части протокола допроса обвиняемого, где указываются данные о личности обвиняемого, в том числе: фамилию, имя, отчество, время и место рождения, гражданство, национальность, образование, семейное положение, место работы, род занятий или должность, местожительство, прежняя судимость, а также другие сведения, которые окажутся необходимыми по обстоятельствам дела.

После этого излагается ответ обвиняемого на вопрос, признает ли он себя виновным в предъявленном обвинении и его показания по существу предъявленного обвинения. Когда обвиняемый дает ответ на вопрос, признает ли он себя виновным, то он должен ответить «да» или «нет». Поэтому в протоколе должно быть указано, признал ли обвиняемый обстоятельства преступления, изложенные в постановлении, и признал ли он себя виновным в их совершении, согласился ли с квалификацией его действий по соответствующим статьям уголовного закона.

В протоколе допроса обвиняемого должны быть изложены подробно, какие именно фактические обстоятельства признал обвиняемый, чем было вызвано то преступное деяние, какими мотивами и целью он руководствовался и т. д. Подробно излагаются все доводы обвиняемого, предъявленные в свою защиту.

После того, как обвиняемый дал показания, следователь должен предоставить ему возможность написания своих показаний собственноручно, если он об этом просит, о чем делается отметка в протоколе допроса (ст. 152 УПК РСФСР).

Возможны случаи, когда обвиняемый отказывается давать показания, либо подписывать протокол допроса после дачи показаний. В этих случаях следователь должен предоставить возможность обвиняемому объяснить причины отказа, которые затем заносятся в протокол. Факт отказа отмечается в протоколе допроса и удостоверяется подписью следователя (ст. 142 УПК).

После окончания допроса протокол предъявляется обвиняемому для прочтения или по его просьбе зачитывается следователем. Обвиняемый вправе требовать дополнения протокола и внесения в него поправок, которые подлежат обязательному занесению в протокол. По прочтению протокола обвиняемый своей подписью удостоверяет правильность записи его показаний. Перед подписью обвиняемого в протоколе отмечается, прочитан ли протокол лично или он был прочитан следователем. На практике основным способом ознакомления с протоколом является прочтение его обвиняемым.

По решению лица, производящего расследование или по просьбе обвиняемого при допросе обвиняемого может быть применена звукозапись. О принятом решении уведомляется обвиняемый до начала допроса. По окончании допроса звукозапись полностью воспроизводится допрашиваемому. Звукозапись заканчивается заявлением обвиняемого, удостоверяющим ее правильность (ст. 141 УПК). Звукозапись позволяет более точно и подробно фиксировать ход допроса обвиняемого и его показания. Изучение следственной практики свидетельствует о том, что следователи нередко используют звукозапись показаний обвиняемого для того, чтобы застраховать себя от возможности изменения показаний обвиняемого в ходе дальнейшего следствия. К протоколу допроса могут быть приложены также схемы или планы, сделанные обвиняемым в ходе допроса с целью пояснения своих показаний (ст. 141 УПК РСФСР).

При допросе обвиняемого может присутствовать защитник, который с разрешения следователя может задавать вопросы своему подзащитному. Присутствие на допросе защитника создает для следователя дополнительные трудности, которые заключаются в следующем. Во-первых, в присутствии защитника намного сложнее установить контакт с допрашиваемым. Обвиняемый видит в адвокате защитника своих интересов и, естественно, на его фоне следователь выглядит человеком, заинтересованном в изобличении. Во-вторых, обвиняемый, чувствуя определенную психологическую поддержку со стороны защитника, более уверенно ведет себя на допросе, иногда упорно отстаивает ложную линию поведения. Учитывая эти обстоятельства, следователь должен более тщательно готовиться к предстоящему допросу, продумать до мелочей его план, предварительно сформулировать в логической последовательности вопросы, быть готовым среагировать на непредвиденные варианты хода допроса. И как правильно отметил И.Ю. Степовский «Успех допроса полностью зависит от взаимоотношений следователя и защитника: их отношения должны быть деловыми, корректными, профессионально этичными. Защитник – не контролер следователя, удостоверяющий правильность его действий, а юридический помощник своего подзащитного, обеспечивающий реализацию его законных интересов.».1

В уголовно – процессуальном законодательстве закреплен особый порядок допроса несовершеннолетнего обвиняемого. При допросе несовершеннолетнего обвиняемого может принимать участие педагог, цель которого помочь следователю в установлении психологического контакта с допрашиваемым, своим присутствием он способствует законности допроса, правильности записей показаний несовершеннолетнего обвиняемого и т. д.

В соответствии со ст. 397 УПК РСФСР, в допросе несовершеннолетнего обвиняемого, не достигшего 16-летнего возраста, по усмотрению следователя или прокурора либо по ходатайству защитника может участвовать педагог. Участие педагога возможно и при допросе обвиняемого, достигшего 16-летнего возраста, если он признан умственно отсталым.

Педагог с разрешения следователя вправе задавать обвиняемому вопросы, а по окончании допроса знакомиться с протоколом и делать письменные замечания о правильности и полноте имеющихся в нем записей. До начала допроса несовершеннолетнего следователь обязан разъяснить педагогу его права, о чем делается отметка в протоколе (ч. 2 ст. 397 УПК).

Допрос несовершеннолетнего обвиняемого, как и все предварительное следствие по делам этой категории, требует от следователя больших психологических знаний и педагогических навыков. «Искусное проведение допроса несовершеннолетнего – писал Н.Ш. Сафин, - состоит в том, что следователь умелым подходом, без всякого внешне ощутимого воздействия, без принуждения добивается у допрашиваемого откровенного и правдивого изложения фактов и событий».1

В уголовном процессе привлечение лица в качестве обвиняемого и предъявлением ему обвинения производство предварительного расследования не заканчивается. По делу продолжается исследование обстоятельств преступления, проверяются показания обвиняемого, собираются и оцениваются новые доказательства. В результате этого могут быть собраны такие данные, которые потребуют изменения или дополнения предъявленного обвинения, либо прекращения дела в части не подтвердившегося обвинения.

Порядок изменения и дополнения ранее предъявленного обвинения, а также прекращения дела в части не подтвердившегося обвинения определен уголовно – процессуальным законом (ст. 154 УПК РСФСР).

Если при производстве предварительного расследования будут собраны доказательства, свидетельствующие о необходимости изменить или дополнить предъявленное обвинение, то выносится новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого, к содержанию и форме которого предъявляются те же требования, что и к первоначальному постановлению о привлечении в качестве обвиняемого. При этом следователь не связан рамками ранее предъявленного обвинения. Новое постановление должно содержать полную формулировку обвинения, включая те эпизоды и обстоятельства, обвинение по которым уже предъявлялось, а также дополнительно установленные.

С момента вынесения нового постановления старое постановление о привлечении в качестве обвиняемого теряет юридическую силу и лицо становится обвиняемым по новой формулировке обвинения. Однако ранее вынесенное постановление о привлечении в качестве обвиняемого остается в уголовном деле и общий срок нахождения лица в положении обвиняемого исчисляется с учетом первоначального обвинения. Новое постановление должно быть предъявлено обвиняемому не позднее 2-х суток с момента его вынесения. Немедленно после предъявления нового обвинения лицо должно быть допрошено с соблюдением всех правил, установленных для допроса обвиняемого по новому обвинению.

Например, Малянов 17.03.99 г. был привлечен в качестве обвиняемого и ему предъявлено обвинение по ст. 158 ч. 3 УК. В ходе предварительного расследования выяснилось, что обвиняемый совершил еще и другое преступление, которое в вину ему вменено не было. Поэтому следователь 30 марта 1999 года вынес новое постановление о привлечении Малянова в качестве обвиняемого и предъявил ему обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 158 ч. 3, 161 ч. 2 УК РФ. Следователь сразу же допросил Молянова Е.А. по новому обвинению.1

Если в ходе предварительного расследования предъявленное обвинение в какой-либо части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает дело в этой части, о чем объявляет обвиняемому (ст. 154 ч. 2 УПК).

В юридической литературе высказано мнение о том, что если расследование по делу приводит к выводу об изменении квалификации деяния обвиняемого на статью Уголовного кодекса, предусматривающую менее тяжкое наказание, и при этом фактическая сторона обвинения остается неизменной, то нет необходимости ни в прекращении дела в части обвинения, ни в предъявлении нового обвинения. Достаточно указать новую квалификацию обвинения, непосредственно в обвинительном заключении.2

С таким мнением думаю нельзя согласиться. Действующий уголовно – процессуальный закон не предусматривает право следователя отражать изменения обвинения непосредственно в обвинительном заключении. Изменение квалификации, в том числе и улучшающее положение обвиняемого, является по существу новым обвинением, так как лицу вменяется в виду совершения другого преступления, а не того, которое ему инкриминировалось ранее. Поэтому обвиняемый должен быть своевременно поставлен в известность о новом обвинении и допрошен по существу. Иначе будет нарушено право обвиняемого на защиту.

Некоторые авторы вносят предложение об установлении упрощенного порядка изменения обвинения при изменении квалификации преступления на статью Уголовного кодекса, предусматривающего менее суровую санкцию. В этом случае, как они полагают, достаточно вынести специальное постановление об изменении обвинения с последующим вручением его копии обвиняемому в кротчайший срок. Разъяснение обвиняемому сущности измененного обвинения и допрос обвиняемого по существу нового обвинения при этом не предусматриваются.1

Однако, если ограничиться только вынесением постановления, констатирующего изменение обвинения, и направлением обвиняемому копии этого постановления, то это в должной мере не обеспечит реализацию обвиняемым права на защиту в данной ситуации. Без разъяснений следователя обвиняемый самостоятельно может не разобраться в существе измененного обвинения, Показания обвиняемого являются средством его защиты от обвинения. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что предлагаемый упрощенный порядок изменения обвинения не может быть признан приемлемым.

Даже самые незначительные, по мнению следователя, изменения и дополнения могут быть восприняты обвиняемым как важные, вызвать решительные возражения, стремление опровергнуть их. Поэтому следователь при любых изменениях и дополнениях ранее предъявленного обвинения обязан предъявить обвиняемому новое обвинение с соблюдением требований статей 143, 144 и 146 УПК РСФСР и допросить его по новому обвинению (ст. 154 УПК).

3. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВА ОБВИНЯЕМОГО НА ЗАЩИТУ И

ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ НАРУШЕНИЯ ДАННОГО ПРИНЦИПА

3.1. Понятие обеспечения обвиняемому права на защиту

В задачи уголовного судопроизводства входит не только быстрое раскрытие каждого преступления и изобличение всех лиц, виновных в его совершении, но и строгое обеспечение того, чтобы «ни один не виновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден» (ст. 2 УПК). Достижение этой задачи обеспечивается системой принципов уголовного процесса, среди которых важное место занимает принцип обеспечения обвиняемому права на защиту.

«Обеспечение права обвиняемому права на защиту имеет не только то значение, что в результате охраняются законные интересы обвиняемого, но еще и то, что обеспечение обвиняемому права на защиту является необходимым условием установления истины по уголовному делу – изобличение и наказание только действительного преступника в меру его фактической вины, а значит и успешное ведение борьбы с преступностью».1

Право обвиняемому на защиту служит не только охране законных интересов обвиняемого, но и успешному осуществлению задач правосудия, правильному проведению предварительного следствия и судебного разбирательства, установлению по делу истины.

На это прямо указал Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».В постановлении сказано, что необходимо обратить внимание судов на то, что обеспечение обвиняемому (подсудимому) права на защиту является конституционным принципом идолжно строго выполняться во всех стадиях уголовного судопроизводства как важная гарантия установления истины и вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Поэтому судам необходимо неукоснительно соблюдать

процессуальные права обвиняемого (подсудимого); всесторонне, полно и объективно исследовать материалы дела; выявлять обстоятельства не только уличающие, но и оправдывающие обвиняемого (подсудимого), а также смягчающие и отягчающие его ответственность; тщательно проверять имеющиеся по делу версии; обеспечивать равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств.1 Таким образом, обеспечение обвиняемому права на защиту – важная гарантия установления истины и вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора.

В юридической литературе определение понятия права обвиняемого на защиту многими авторами определяется как совокупность всех процессуальных прав, которые закон представляет обвиняемому для защиты от предъявленного ему обвинения и которые обвиняемые используют для оспаривания обвинения, для представления доводов и доказательств в свое оправдание или смягчение своей ответствености.2

Определение права обвиняемого на защиту не тождественно определению принципа обеспечения обвиняемому права на защиту.

Второе понятие более широкое, чем первое. В отношении этого правильно пишет А.Л. Цыпкин, он указывает: «В принцип обеспечения обвиняемому права на защиту входит помимо осуществления обвиняемым (или его защитником) прав, принадлежащих обвиняемому, еще и деятельность других участников процесса по осуществлению прав и законных интересов обвиняемого в целях правильного решения дела и вынесения законного и обоснованного приговора.»3

В содержании права обвиняемого на защиту входит: «наделение обвиняемого процессуальными правами; возможность пользования помощью защитника; обязанность следователя, органа дознания, прокурора и суда обеспечить обвиняемому реальную возможность защищаться установленными законом средствами и способами от предъявленного обвинения. Кроме того, на эти органы закон возлагает обязанность обеспечивать охрану личных и имущественных прав обвиняемого.»1

Существенной гарантией реализации права обвиняемого на защиту является участие защитника в процессе, которое занимает в нем особое место.

Согласно ст. 47 УПК РСФСР, в качестве защитника, допускаются адвокаты, представители профессиональных союзов и других общественных организаций. По определению суда или по постановлению судьи в качестве защитника могут быть допущены близкие родственники и законные представители обвиняемого, а также другие лица. На практике чаще всего в качестве защитников выступают адвокаты.

С помощью защитника обвиняемому обеспечивается возможность осуществлять все те процессуальные права, которые законом представляются ему для защиты от предъявленного обвинения, выявлять обстоятельства, смягчающие его ответственность.

По уголовно – процессуальному закону защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения – с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения.

По делам, по которым дознание или предварительное следствие не производилось, защитник допускается с момента принятия дела судом к своему производству (ст. 47 УПК).

В процессе защитник вступает по приглашению обвиняемого, его законных представителей, а также других лиц по поручению или с согласия обвиняемого. Кроме того, защитник может появиться в процессе по назначению следователя и суда. Такое назначение имеет место по делам, по которым законом предусмотрено обязательное участие защитника, а он не приглашен ни обвиняемым, ни другими лицами по его поручению.

Защитник обязательно участвует в судебном разбирательстве по делам:

1) в которых участвует государственный или общественный обвинитель;

2) несовершеннолетних;

3) немых, глухих, слепых и других лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту;

4) лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство;

5) лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь;

6) лиц, между интересами которых имеются противоречия и если хотя бы одно из них имеет защитника.

Участие защитника обязательно также при производстве дознания и предварительного следствия в случаях, предусмотренных пунктами 2, 3 и 4 – с момента задержания, ареста или предъявления обвинения, а в случае предусмотренном пунктом 5 – с момента предъявления обвинения (ст. 49).

Обвиняемый и защитник являются двумя субъектами, осуществляющими деятельность, входящую в понятие защиты. Деятельность того и другого неразрывно связаны, ибо, участие защитника в процессе связано со всей совокупностью прав обвиняемого. Участие в процессе защитника приводит в движение права обвиняемого, содействует их реализации. Кроме того, защитник, участвует в процессе, выполняет лишь одну процессуальную функцию – функцию защиты, и поэтому именно выполнение этой функции ждет от него и обвиняемый и государство. Он ведет «войну за права» обвиняемого, которого он защищает, борется против любого нарушения его прав, помогает ему эффективно осуществлять свое конституционное право на защиту.1 Защитник в своей деятельности руководствуется тем, чтобы защищать права и интересы обвиняемого. Именно для этого создан институт защиты. Обвиняемый обращается к защитнику для того, чтобы тот защищал его интересы, помогал осуществлять его процессуальные права.

Для выполнения этой деятельности защитник наделяется определенными правами, в частности, статья 51 УПК РСФСР, гласит, что защитник вправе: иметь с обвиняемым свидания наедине без ограничения их количества и продолжительности; присутствовать при предъявлении обвинения, участвовать при допросе обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием обвиняемого; знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, с протоколами следственных действий, произведенных с участием обвиняемого или самого защитника, с материалами, направленными в суд в подтверждении законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, а по окончании дознания или предварительного следствия – со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме; представлять доказательства; заявлять ходатайства; участвовать в рассмотрении судьей жалоб в порядке, предусмотренном статьей 220-2 УПК РСФСР; заявлять отводы, приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; использовать любые другие средства и способы защиты, не противоречащие закону.

Настойчивая, принципиальная, смелая защита в уголовном процессе не препятствует, а содействует борьбе с преступностью, помогает устранять ошибки в разрешении уголовных дел – неосновательное осуждение невиновных, применение к виновным наказаний свыше меры их действительной вины и т. д. Необходимым условием при этом является защита законных интересов обвиняемого при помощи законных средств.1

В структуре предмета защиты обвиняемого законные интересы защищают одно из главных мест, т. к. именно в отношении обвиняемого применяются меры процессуального принуждения, связанные с ограничением его прав и свобод, в отношении него осуществляется уголовное преследование с целью последующего решения вопроса о виновности.

В юридической литературе по поводу определения понятия законных интересов обвиняемого ведется спор. Некоторые авторы связывают понятие законных интересов с тем, что лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, совершило поступление или нет. П.С. Эльгин считает: «Если же обвиняемый совершил преступление, его законные интересы заключаются только в том, чтобы были выяснены и учтены все смягчающие его вину обстоятельства и чтобы наказание было ему назначено в меру действительной вины – именно в этом направлении и в этих пределах адвокат – защитник должен защищать обвиняемого.»1

Данное определение понятия законного интереса следует считать не правильным, «обо нельзя исходить из заранее принятого мнения по вопросу о виновности обвиняемого.»2

Под законными интересами обвиняемого следует, в частности принимать недопустимость привлечения его к уголовной ответственности за преступление, которое он не совершал. Если же такое лицо все же привлечено к уголовной ответственности, то ему должна быть предоставлена возможность путем осуществления своих прав доказывать незаконность и необоснованность обвинения. «Законными интересами обвиняемого является установление всех обстоятельств, смягчающих его ответственность за содеянное, а также стремление обвиняемого обеспечить охрану своих личных и имущественных прав в процессе судопроизводства и не подвергаться мерам принуждения, не вызывает интересам установления истины и достижения других задач уголовного судопроизводства».3

Именно такой законный интерес должен защищать адвокат – защитник в процессе.

3.2. Нарушения права обвиняемого на защиту в практике судов РФ

Таким образом, процессуальный интерес обвиняемого и защитника один – защита от обвинения. Деятельность защитника не нести двойственного характера, она двуедина: отстаивая права и интересы обвиняемого, защитник тем самым действует и в интересах государства, решая задачи уголовного судопроизводства.

Как свидетельствует судебная практика, конституционный принцип обеспечения обвиняемого права на защиту соблюдается. Вместе с тем по отдельным делам, - отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», - не полностью выполняются требования некоторых норм уголовно – процессуального законодательства, что приводит иногда к нарушению права на защиту.1

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ в 1999 году рассмотрено в кассационном порядке 4379 дел в отношении 6746 человек или на 260 дел больше (а отношении 370 лиц), чем в 1998 году. Оставлены без изменения приговоры в отношении 5822 лиц (37,7%), отменены – 327 лиц (4,9%), изменены – 500 лиц. Наиболее распространенным основанием отмены приговора в кассационном порядке является неполнота предварительного и судебного следствия, односторонность и проявление необъективности в исследовании обстоятельств дела. Все еще распространены факты, когда органы следствия и суда не уделяют должного внимания проверке доводовобвиняемых, выдвинутых ими в свою защиту; обвинение в ряде случаев основывается на таких доказательствах, которые не соответствуют другим фактическим данным, а причины противоречий остаются невыясненными: допускается нарушение права обвиняемого на защиту. Так в связи с нарушением права обвиняемого на защиту судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила приговор Верховного СудаРеспублики Татарстан в отношении Мубаракшина и Ламбина. Она указала, что обвиняемый Ламбин, воспользовавшись своим правом, предусмотренном в ст. 48 УПК,

пригласил для участия в деле адвоката Иванова и заключил с ним соглашение. Однако при выполнении требований ст. 201 УПК защиту его интересов осуществлял другой адвокат. По этому поводу Ламбин заявил в суде, что он не был согласен на замену адвоката.

В 1999 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ проверено в порядке надзоров 2369 дел (в 1998 г. – 2829), истребованных по жалобам и представлениям. Президиумом Верховного Суда РФ рассмотрено по протестам 340 дел в отношении 568 человек. Оставлены без удовлетворения протесты по 41 делу, отменены и изменены приговоры в отношении 337 человек, из них отменены в отношении 117 человек, изменены в отношении 220 человек. Особенностью рассмотрения дел в порядке надзора является то, что ошибки, допущенные судами первой инстанции, своевременно не исправлялись судами кассационной инстанции и в президиумах нижестоящих судов в порядке надзора. Характер ошибок в основном тот же, что выявлен и пи кассационном рассмотрении дел.1

Анализ статистических данных за последние годы свидетельствует об увеличении количества уголовных дел, направленных Верховными судами республик в составе РФ, краевыми, областными и соответствующими им судами для дополнительного расследования. В 1996 году этими судами было возвращено на доследование 1092 дела в отношении 2010 человек, 1997 году – 1325 дел на 2685 лиц и в 1998 г. – 1458 дел на 3035 лиц. Основаниями направления большинства дел для дополнительного расследования являлись: неполнота предварительного следствия, которая, по мнению судов, не могла быть восполнена в судебном заседании; существенное нарушение уголовно – процессуального закона, органами дознания и предварительного следствия, в том числе и нарушение права обвиняемого на защиту.2

Нарушение права обвиняемого на защиту – это есть отступление государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу от предписаний (требований) уголовно – процессуальных норм, содержащихся в Конституции РФ, и других законодательных актах, обеспечивающих права и законные интересы обвиняемого.

Изучение опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ за 1997 – 1999 года позволило выявить наиболее типичные случаи нарушения права обвиняемого на защиту, которые, как правило, влекут отмену незаконного и необоснованного приговора.

Верховным Судом РФ в качестве таких нарушений были указаны:

- проведение дополнительных следственных действий в отсутствии адвокатов – защитников по уголовному делу в отношении несовершеннолетних обвиняемых;

- непредставление материалов уголовного дела для ознакомления защитнику;

- нарушение требований ст. 17 УПК РСФСР о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу;

- замена защитника на стадии ознакомления с производством по делу без согласия обвиняемого;

- нарушение требований ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой адвокат не вправе отказаться, от принятой на себя защиты обвиняемого;

- непредставление обвиняемому по окончании следствия материалов дела для ознакомления.

Изучение опубликованной практики Верховного Суда РФ показало, что не всегда суды 1-й инстанции при рассмотрении уголовного дела обращают внимание на факты нарушений права обвиняемого на защиту, допущенных в стадии предварительного расследования. Устраняются и нейтрализуются правовые последствия нарушения права обвиняемого на защиту нередко лишь в кассационном и надзорном порядке.

Так, только в порядке надзора Президиум Верховного Суда Башкирской АССР были отменены приговор Бирского районного суда Башкирской АССР вотношении Бухарова, осужденного по ч. 2 ст. 111 УК РФ и кассационное определение оставившее приговор без изменения, в связи с существенным нарушением уголовно – процессуального закона органами предварительного следствия. Вопреки требованиям ст. 129 УПК РСФСР, согласно которой предварительное следствие производится только после возбуждения уголовного дела, решение о возбуждении уголовного дела не принималось, т. е. все следственные действия в отношении обвиняемого производились без возбуждения уголовного дела.1

С целью анализа местной правоприменительной практики по обеспечению права обвиняемого на защиту при написании дипломной работы было изучено сорок уголовных дел, находящихся в производстве СО Ленинского РОВД г. Саранска. При этом исследовались: постановления о возбуждении уголовного дела, постановления о привлечении в качестве обвиняемого и протоколы допросов обвиняемых.

По изученным делам фактов существенного нарушения права обвиняемого на защиту обнаружено не было. Однако, несущественные нарушения требований уголовно – процессуального закона, по процессуальному оформлению постановления о привлечении в качестве обвиняемого и протокола допроса обвиняемого выявлено немало. Распространены случаи нарушения требований по реквизитам вводной части постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а также в протоколе допроса обвиняемого не указываются, время начала и время окончания выполнения процессуального действия, места производства, отношения допрашиваемого к обвиняемому, отсутствуют сведения о паспорте или ином другом документе, удостоверяющем личность.

Изучение кассационной и надзорной практики Верховного Суда Республики Мордовия за 1998 – 1999 года также показало, что не полностью выполняются требования некоторых норм уголовно – процессуального законодательства, что приводит иногда к нарушению права обвиняемого на защиту, в результате чего попираются его права и законные интересы. Так, Президиум Верховного Суда Республики Мордовия отменил приговор Большеберезнековского районного суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам в отношении Семина осужденного по ст. 213 ч. 2 УК РФ и направил дело на дополнительное расследование. При этом Президиум указал, что при предъявлении обвинения допущено существенное нарушение норм УПК. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указывается, что в действиях Семина усматриваются два состава преступления, предусмотренных ст. ст. 213 ч. 2 и 115 УК РФ, хотя действия осужденного описаны одни и те же. При противоречивости своих выводов орган дознания в резолютивной части этого постановления предъявил Семину обвинение по ст. 213 ч. 2 УК РФ, т. е. более тяжкое преступление.1

К сожалению, на практике не изжиты случаи осуждения невиновных лиц при отсутствии в их действиях признаков состава преступления, события преступления, при не доказанности участия подсудимого в совершении преступления.

Таким образом, нарушение права обвиняемого на защиту является существенным нарушением норм уголовно – процессуального закона влекущим отмену приговора. Об этом еще своевременно отмечал Пленум Верховного Суда СССР в своем постановлении от 16 июня 1978 г. «О практике применения судами законов обеспечивающих обвиняемому право на защиту». Пленум Верховного Суда СССР разъяснил: «что по смыслу ст. 345 УПК РСФСР нарушение права на защиту следует считать существенным нарушением норм уголовно – процессуального закона влекущим отмену судебного решения, если оно путем лишения или стеснения гарантируемых законом прав обвиняемого, подсудимого, их защитников препятствовало суду всесторонне рассмотреть дело, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, определения, постановления.»2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследование поставленной темы позволяет сделать следующие выводы:

1. Участниками уголовного процесса являются лица, допущенные для участия в деле особым процессуальным актом, наделенные правами и обязанностями для отстаивания личного или представляемого интереса. К ним относятся: обвиняемый, подозреваемый, защитник, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители.

Одним из активных участников российского уголовного процесса, лично заинтересованных в исходе дела, является обвиняемый – как лицо, интересы которого более всего затрагиваются в ходе уголовного судопроизводства. Обвиняемый в российском уголовном процессе – это лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено мотивированное постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Это лицо, вопрос о виновности которого еще не решен, его предстоит решить суду 1-й инстанции.

Для обеспечения и защиты прав и законных интересов обвиняемый наделен широким объемом процессуальных прав, среди которых право обвиняемого на защиту занимает особое место. Представляя обвиняемому широкие процессуальные права, закон уделяет большое внимание их обеспечению. Он обязывает суд, прокурора, следователя и лица, производящего дознание, обеспечить обвиняемому возможность защищаться установленными законом средствами и обеспечить охрану его личных и имущественных прав (ст. 19 УПК РСФСР).

Обвиняемый является не только носителем прав, но и обязанностей. Обязанности обвиняемого, прежде всего, направлены на выполнение задач уголовного судопроизводства, правильного и своевременного рассмотрения и разрешения дела.

Объем прав и обязанностей, представленных обвиняемому, свидетельствуют о том, что он является активным участником российского уголовного процесса.

2. Привлечение лица в качестве обвиняемого может иметь место лишь при наличии к тому достаточных оснований и в порядке, установленном законом.

Под достаточным основанием привлечения в качестве обвиняемого следует понимать установление процессуальными средствами факта совершения общественно опасного деяния (события преступления), доказанность совершения этого деяния конкретным лицом (которое по своим свойствам может быть субъектом данного преступления) и виновность в нем данного лица.

Процессуальный порядок привлечения лица в качестве обвиняемого складывается из двух самостоятельных процессуальных действий:

1. Вынесение следователем мотивированного постановления о привлечении в качестве обвиняемого;

2. Предъявление обвинения обвиняемому и допрос обвиняемого.

Актом привлечения в качестве обвиняемого является вынесение следователем мотивированного постановления. Данный акт имеет важное процессуальное значение: им определяется лицо, которое изобличается в совершении преступления; именно с этого момента в уголовном процессе появляется центральная фигура – обвиняемый. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого должно соответствовать требованиям законности, обоснованности, мотивированности, объективности изложения фактических данных, четкости юридической формулировки обвинения, индивидуализации обвинения. Оно должно состоять из трех частей: вводной, описательной, резолютивной.

С учетом проведенного исследования представляется в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого указывать доказательства, послужившие основанием для предъявления обвинения. Это позволит обвиняемому после ознакомления с постановлением конкретно знать на основе каких доказательств его привлекают в качестве обвиняемого, лучшим образом организовать свою защиту от предъявленного обвинения, представить другие дополнительные доказательства в свою защиту.

Предъявление обвинения включает в себя объявление постановления, разъяснение его сущности и разъяснения обвиняемому его прав.

Представляется целесообразным ст. 148 ч. 1 УПК РСФСР изложить в следующей редакции: «Предъявление обвинения должно последовать немедленно после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае привода – в день привода».

Данное сближение моментов вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявление обвинения позволило бы усилению гарантий прав обвиняемого на предварительном следствии, так как в таком случае обвиняемый в минимальный срок ставился бы в известность о существе обвинения и принадлежащих ему правах.

Допрос обвиняемого следователь обязан выполнить немедленно после предъявления обвинения обвиняемому. При допросе обвиняемого через некоторое время после предъявления обвинения необходимо или в отдельном протоколе указать, чем вызывалось такое промедление.

При любых промедлениях и дополнениях ранее предъявленного обвинения следователь обязан предъявить обвиняемому новое обвинение и допросить его по новому обвинению.

3. Достижение задач уголовного судопроизводства обеспечивается системой принципов уголовного процесса, среди которых важное место занимает принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. Право обвиняемого на защиту – это совокупность всех процессуальных прав, которые закон представляет обвиняемому для защиты от предъявленного ему обвинения и которые обвиняемый использует для оспаривания обвинения, для представления доводов и доказательств в свое оправдание или смягчение наказания.

Существенной гарантией реализации прав обвиняемого на защиту является участие защитника в процессе, которое занимает в нем особое место. С помощью защитника обвиняемому обеспечивается возможность осуществлять все те процессуальные права, которые законом представляются ему для защиты от предъявленного обвинения, выявлять обстоятельства, смягчающие его ответственность.

Нарушение права обвиняемого на защиту – это есть отступление государственных органов и должностных лиц, ведущих производство по уголовному делу от предписаний (требования) уголовно – процессуальных норм, содержащихся в Конституции РФ и других законодательных актах, обеспечивающих права и законные интересы обвиняемого.

Наиболее типичными случаями нарушения права обвиняемого на защиту по материалам изученной опубликованной судебной практики Верховного Суда РФ, которые повлекли отмену незаконного и необоснованного приговора явились:

- Проведение дополнительных следственных действий в отсутствии адвокатов – защитников по уголовному делу в отношении несовершеннолетних обвиняемых.

- Непредставление материалов уголовного дела для ознакомления защитнику.

- Нарушение требований ст. 17 УПК РСФСР о предоставлении переводчика обвиняемому, не владеющему языком, на котором ведется производство по делу.

- Замена защитника на стадии ознакомления с производством по делу без согласия обвиняемого.

- Нарушение требований ст. 51 УПК РСФСР, согласно которой адвокат не праве отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого.

- Непредставление обвиняемому по окончании следствия материалов.

Нарушение права обвиняемому на защиту следует считать существенным нарушением норм уголовно – процессуального закона, влекущим отмену судебного решения, если оно путем лишения или стеснения гарантированных законом прав обвиняемого, защитника препятствовало суду всесторонне рассмотреть дело, повлияло или могло повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, определения, постановления.

Обеспечение обвиняемому права на защиту – важная гарантия установления истины и вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫЗ ИСТОЧНИКОВ

1. Конституция Российской Федерации. М.: Юридическая литература, 1993. 93 с.

2. Уголовно – процессуальный кодекс РСФСР. М.: Юридическая литература, 1993. 222 с.

3. Комментарий к уголовно – процессуальному кодексу РСФСР. М.: Юридическая литература, 1981. 624 с.

4. О судебном приговоре: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 // Российская газета. 1996. № 95.

5. О судебной системе Российской Федерации: Закон РФ от 31.12.96 года. - № 1-ФКЗ // Российская газета. 1997. № 3.

6. О судоустройстве РСФСР: Закон РФ от 8 июля 1981 года. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. № 28. 1981.

7. О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. с. 11 – 12.

8. О практике судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 апреля 1993 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 7. с. 6 – 8.

9. О применении судами РФ постановления Пленума Верховного Суда Союза ССР: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1992. № 7. с. 11 – 12.

10. Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР. 1961 – 1983. / сост. В.В. Шубин М., 1984. с. 404 – 407.

11. Научно – практический комментарий к УПК РСФСР: под ред. Болдырева В.А. М., 1963. с. 249.

12. Адаменко В.Д. Сущность и предмет защиты обвиняемого. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1983. 158 с.

13. Адаменко В.Д. Субъекты защиты обвиняемого. Красноярск: Изд-во Красноярск. ун-та, 1990. 208 с.

14. Адаменко В.Д. Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Кемерово. 1989. с. 57 – 58.

15. Алексеев В.Д. и др. Очерк развития науки советского уголовного процесса. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1980. 251 с.

16. Алексеев Н.С., Лукашевич В.З., Элькинд П.С. Уголовный процесс., 1972. с. 96.

17. Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1974. 142 с.

18. Батищева Л.А. Тактика следственных действий при участии защитника. // Законность. 1993. № 12. с. 6 – 10.

19. Басков В.И. Общественные обвинители и защитники. М.: Юридическая литература, 1979. 95 с.

20. Божев В.П. Обеспечивается ли обвиняемому право выбора защитника? // Государство и право. 1993. № 2 с. 80 – 85.

21. Васильева А.Н., Корнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М.: Юридическая литература, 1970. 135 с.

22. Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М.: 1962. с. 92.

23. Глазырин Ф.В. Изучение следователем личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск: Изд-во Свердловск. ун-та, 1973. с. 112.

24. Гуляев А.П. Следователь в уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1981. 112 с.

25. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М.: Юридическая литература, 1976. – 112 с.

26. Дубинский А.Я. Привлечение в качестве обвиняемого. Киев: КВШ МВД СССР, 1989. 55 с.

27. Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М.: Юридическая литература, 1965. 367 с.

28. Калашникова Н.Я. Гарантия права обвиняемого на защиту при изменении обвинения и наказания. М.: Изд-во МГУ, 1975. 144 с.

29. Корнеева Л.М., Статус В.Ф. Предъявление обвинения. М.: Юридическая литература, 1973. 56 с.

30. Корнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. // Законность и обоснованность. М.: Юридическая литература, 1971. 175 с.

31. Кокорев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. – Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1973. 259 с.

32. Кобликов А.С. Социальная значимость уголовно – процессуального права и пути ее повышения. // Советское государство и право. 1978. № 9. с. 18 – 21.

33. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. М.: Изд-во «Республика», 1992. 110 с.

34. Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1973. 151 с.

35. Курашвили Г.К. Изучение следователем личности обвиняемого. М.: Юридическая литература, 1982. 95 с.

36. Клямко Э.И. О правовом содержании презумции невиновности. // Государство и право. 1994. № 2. с. 90 – 97.

37. Ларин А.М. Презумция невиновности. М.: Наука, 1982. 152 с.

38. Лопушанский В.А. и др. Совершенствование уголовно – процессуального законодательства и охрана прав и личности. Киев: Изд-во КВШ МВД СССР, 1983. 191 с.

39. Лубшев Ю.Ф. Личность обвиняемого. М.: Изд-во МГУ, 1985. 62 с.

40. Лукашевич В.З. О влиянии тактических соображений на время вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. // Вопросы борьбы с преступностью. М.: 1969. с. 92 – 95.

41. Лукашевич В.З. Установление уголовной ответственности в советском уголовном процессе. Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. 193 с.

42. Леви А. Защитник на предварительном следствии. // Законность. 1993. № 9. с. 33 – 36.

43. Мариупольский Л.А. Привлечение в качестве обвиняемого. М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1976. 76 с.

44. Мотовилокер Я.О. О существе дела и формах уголовного судопроизводства. // Советское государство и право. 1977. № 11. с. 76 – 77.

45. Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. Киев. 1984. с. 58.

46. Массленникова Л. Обжалование ареста в суд: трудности практики. // Законность. 1993. № 6. с. 37 – 42.

47. Массленникова Л. Обжалование и судебная проверка законности и обоснованности ареста. // Законность. 1993. № 2. с. 21 – 27.

48. Миронов О.О., Парфенов В.П. Право на защиту. Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 1988. 78 с.

49. Неткачев В. Судебное обжалование арестов. // Законность. – 1993. с. 32 – 33.

50. Никандров В.И. Участие родителей несовершеннолетних подозреваемых в уголовном процессе. // Государство и право. 1993. № 8. с. 99 – 106.

51. Очередин В.Г. Изучение личности несовершеннолетнего обвиняемого на предварительном следствии. Волгоград: Изд-во ВСШ МВД СССР, 1985. 40 с.

52. Петрухин И.Л. О расширении защиты на предварительном следствии. // Советское государство и право. 1982. № 1. с. 66 – 69.

53. Полянский Н.Н. Проблемы судебного права. М., 1983. с. 151.

54. Полшков М.И. Обязательное участие защитника в советском уголовном процессе. М.: Изд-во ВЮЗИ, 1987. 47.

55. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск: Изд-во Минск. ун-та, 1973. 166 с.

56. Прошляков А., Николаева З. Может ли обвиняемый нести уголовную ответственность за заведомо ложный донос? // Законность. 1993. № 2. с. 16 – 20.

57. Процессуальные акты предварительного расследования. Под ред. С.В. Бородина. М.: Юридическая литература, 1991. 237 с.

58. Рахунов Р.Д. Участники уголовно – процессуальной деятельности по советскому праву. М.: Юридическая литература, 1961. 223 с.

59. Резник Г., Славин М. Право на защиту. М.: Юридическая литература, 1976. 76 с.

60. Руднев В. Защита прав арестованного (задержанного). // Законность. 1993. № 9. 36 – 39.

61. Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М.: Юридическая литература. 1962. 191 с.

62. Савицкий В.М. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе. М., 1983. с. 89.

63. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1970. – Т. 2.. 563 с.

64. Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М.: Наука, 1984. 178 с.

65. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М.: Наука, 1968. Т. 1. 470 с.

66. Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых. // Советское государство и право. 1981. № 8. с. 88.

67. Степовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М.: Юридическая литература, 1972. 98 с.

68. Стецовский Ю.И., Ларин А.М. Конституционный принцип обеспечения обвиняемому права на защиту. М.: Наука, 1988. 316 с.

69. Стецовский Ю.И. Концепция судебной реформы и проблемы конституционной законности в уголовном судопроизводстве. // Государство и право. 1993. № 9. с. 102 – 114.

70. Селезнев М. Процессуальные вопросы судебной проверки законности и обоснованности арестов. // Законность. 1993. № 7. с. 41 – 45.

71. Селезнев М. Раскрытие преступлений и право на защиту. // Законность. 1993. № 9. с. 27 – 31.

72. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе М.: Юридическая литература. 1981. 103 с.

73. Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. Казань. 1990. с. 83.

74. Советский уголовный процесс: учебник / под ред. В.П. Божьева. М.: Юридическая литература, 1990. 432 с.

75. Советский уголовный процесс: учебник / под ред. Л.М. Карнеева. М.: Юридическая литература. 1980. 594 с.

76. Советский уголовный процесс: учебник / под ред. Д.С. Карева. М.: Юридическая литература. 1975. 494 с.

77. Советский уголовный процесс: учебник / под ред. Бородина. М., 1982. с. 314.

78. Тутниский Н.П., Коба Э.С. К вопросу о соблюдении права на защиту несовершеннолетнего обвиняемого на предварительном следствии. Томск. 1984. с. 175.

79. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. М., 1970. с. 13 – 14.

80. Ульянова Л.Г. Надостаточность доказательств. / Соц. законность. 1970. № 12. с. 39.

81. Уголовный процесс: Учебник. / Под ред. Чельцова М.А. М., 1972. с. 69 – 73.

82. Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред Кабликова А.С. М., 1972. с. 73.

83. Фаткуллин Ф.И. Изменение обвинения. М.: Юридическая литература, 1971. 251 с.

84. Фаткуллин Ф.Н. и др. Обвинение и защита по уголовным делам. Казань. ун-та, 1976. 165 с.

85. Федотов Г., Поляков С. Право на защиту и неплатежеспособный обвиняемый. // Законность. 1994. № 1. с. 27 – 28.

86. Царев В.М. Эффективность участия защитника в доказывании на предварительном следствии. Красноярск: Изд-во Красноярск. ун-та, 1990. 153 с.

87. Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. Саратов. 1968. с. 64.

88. Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе. Л.: Изд-во ЛГУ. 1967. 150 с.

89. Копии постановлений Президиума Верховного Суда РФ по уголовным делам. 1/92. с. 218 – 220. // Архив Верховного Суда РМ.

90. Бюллетень Верховного Суда РФ 1999. № 10. с. 10.

91. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6. с. 10 – 16.

92. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 4.

93. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. с. 11 – 15.

94. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 1. с. 9

95. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 4. с. 11.

96. Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. с. 7

97. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. № 6. с. 8.

98. Уголовное дело № 1771 // Архив Ленинского РОВД г. Саранска.

99. Уголовное дело № 5645 // Архив Ленинского районного суда г. Саранска

100. Уголовное дело № 164 // Архив Ленинского РОВД г. Саранска.

101. Уголовное дело № 17522 // Архив Ленинского РОВД г. Саранска.


1 См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962. С. 92.

2 См.: Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. М., 1970. С. 13 – 14.

1 См.: Уголовный процесс: Учебник / Чельцова М.А. М., 1969. С. 69 – 73.

Советский уголовный процесс: Учебник / Кобликов А.С. М., 1972. С. 73.

1 См.: Уголовный процесс: Учебник / Алексеев Н.С., Лукашевич В.З., Элькинд П.С. М., 1972. С. 96;

Рахунов Р.Д. Участники уголовно – процессуальной деятельности по советскому праву. М., 1961. С. 10 – 24.

1 См.: Якубович Н.А. Вопросы борьбы с преступностью. М., 1982. С. 68 – 69.

2 См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. С. 203.

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 215.

1 См.: Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М., 1951. С. 108.

Стремовский В.А. Предварительное расследование. М., 1958. С. 118.

2 См.: Рахунов Р.Д. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1956. С. 18.

3 См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. С. 32.

1 См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. С. 36 – 38.

2 См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. С. 36.

1 См.: Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. С. 29.

1 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РСФСР. 1961 – 1983 г.г. / Сост. В.В. Шубин. М., 1984. С. 404 – 407.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 1. С. 9.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 4. С. 11.

1 См.: Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 25. Ст. 1389.

2 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1993. № 7. С. 6.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ 1999. № 10. С. 10.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1998. № 6. С. 7.

1 См.: Жогин Н.В. Раткулин Ф.Н. Предварительное следствие. М. 1965. С. 224.

1 См.: Кокарев Л.Д. Подсудимый в советском уголовном процессе. Воронеж. 1973. С. 200.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1970. т. 2. с. 81.

1 Роша А.Н. Процессуальные и психологические начала допроса обвиняемого. Автореферат конд. дис. М., 1965. с. 7.

2 Акинча Н.А. Подозреваемый и обвиняемый на предварительном следствии. Саратов. 1974. С. 31 – 32.

3 Лукашевич В.З. О влиянии тактических соображений на время вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. В кн.; Вопросы борьбы с преступностью. М., 1969. с. 94.

1 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. с. 33.

2 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. с. 33 – 35.

3 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1985. с. 301.

1 Мариупольский Л.А. Привлечение в качестве обвиняемого. М., 1976. с. 10.

1 Мотовилокер Я.О. О существе дела и формах уголовного судопроизводства. // Советское государство и право. 1977. № 11. с. 76 – 77.

2 Савицкий В.М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М., 1962. с. 191.

1 Дубинский А.Я. Привлечение в качестве обвиняемого. Киев. 1989. с. 14.

2 Советский уголовный процесс.: Учебник под ред. Карева Д.С. М., 1968. с. 239; Уголовный процесс.: учебник под ред. Чельцова М.А. М., 1969. с. 237.

3 Ульянова Л.Г. Недостаточность доказательств. Соц. законность. 1970. № 12. с. 39.

4 Куцова Э.Ф. Гарантии прав личности в советском уголовном процессе. М., 1973. с. 151.

1 Карнеева Л.М., Статус В.Ф. Предъявление обвинения. М., 1973. С. 29.

2 Научно – практический комментарий к УПК РСФСР: под ред. Болдырева В.А. М., 1963. С. 249.

1 Жогин Н.В., Фаткулин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 181.

2 Уголовное дело № 1771. Архив Ленинского РОВД г. Саранска.

1 Тутниский Н.П., Коба Э.С. К вопросу о соблюдении права на защиту несовершеннолетнего обвиняемого на предварительном следвтвии. Томск. 1984. С. 175.

2 Уголовное дело № 5645. Архив Ленинского районного суда г. Саранска.

1 Карнеева Л.М. Привлечение к уголовной ответственности. Законность и обоснованность. М., 1971. С. 25.

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 192.

2 Процессуальные акты предварительного расследования: под ред. Бородина С.В. М., 1991. С. 40 – 41.

1 Научно – практический комментарий уголовно – процессуального кодекса РСФСР. М., 1981. С. 191.

1 Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1980. № 6. С. 8.

1 Фаткуллин Ф.И. Изменение обвинения. М., 1971. С. 34 – 35.

2 Васильева А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970. С. 37.

3 Процессуальные акты предварительного расследования: учебник под ред. С.В. Бородина. М., 1991. С. 31 – 36.

1 См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 9.

2 См.: Советский уголовный процесс: Учебник С.В. Бородина. М., 1982. С. 314.

1 СМ.: Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном судопроизводстве. Киев. 1984. С. 58;

Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1972. С. 30.

2 Уголовное дело № 164. Архив Ленинского РОВД г. Саранска.

1 Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. М., 1971. С. 6.

1 Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 211.

1 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие. М., 1965. С. 227.

2 Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Минск. 1973. С. 199.

1 Степовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве. М., 1972. С. 53.

1 Сафин Н.Ш. Допрос несовершеннолетнего подозреваемого в советском уголовном судопроизводстве. Казань. 1990. С. 83.

1 Уголовное дело № 17522, Архив Ленинского РОВД, г. Саранска.

2 Адаменко В.Д. Социальная справедливость охраны прав обвиняемого. Кемерово. 1989. с. 57 – 58.

1 Фаткуллин Ф.Н. Изменение обвинения. М., 1971. С. 66 – 67.

1 Миронов О.О., Парфенов В.П. Право на защиту. Саратов. 1988. С. 55.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8.

2 Полянский Н.Н. Проблемы судебного права. М., 1983. С. 151.

3 Цыпкин А.Л. Право на защиту в советском уголовном процессе. Саратов. 1968. С. 64.

1 Савицкий В.М. Право обвиняемого на защиту в социалистическом уголовном процессе. М., 1983. С. 89.

1 Строгович М.С. Деятельность адвокатов в качестве защитников обвиняемых. / Советское государство и право. 1981. № 8. С. 88.

1 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. С. 52.

1 Элькинд П.С. Право обвиняемого на защиту в советском уголовном процессе. В кн.: Вопросы защиты по уголовным делам. Л., 1967. С. 32.

2 Строгович М.С. Право обвиняемого на защиту и презумция невиновности. М., 1984. С. 53.

3 Лопушенский В.А. Совершенствование уголовно – процессуального законодательства и охрана прав личности. Киев, 1983. С. 56.

1 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 6. С. 10 – 16.

2 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 11 – 15.

1 Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 4.

1 Копии постановлений Президиума Верховного Суда Республики Мордовия по уголовным делам. 1/92. С. 218 – 220. Архив Верховного Суда Республики Мордовия.

2 Бюллетень Верховного Суда СССР. 1978. № 4. С. 8.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий