регистрация / вход

Суд и дело (гражданское)

Гражданское право было, есть и в обозримом будущем будет не в чести у власть предержащих в стране. Уголовное право и уголовные процесс - это сферы, в которых власть глубже внедряется в частную жизнь людей.

Десятки раз и за много десятков лет до меня люди куда более умные и известные сказали, что юристом, по сути, является специалист в гражданском, цивильном праве.

Оспаривать эту точку зрения было бы безответственно и ненужно. Но я часто задавал себе вопрос: почему и в старые советские времена, и в значительной мере сейчас, не только в суде, но в органах прокуратуры, силовых структурах, в руководящих органах иных ветвей власти, если на руководящую, административную должность выдвигается юрист, то чаще всего-это специалист по уголовному праву или уголовному процессу? По этим предметам пишутся и защищаются большинство кандидатских и докторских диссертаций руководителями судебной системы.

На мой взгляд, ответ лежит на поверхности. Гражданское право было, есть и в обозримом будущем будет не в чести у власть предержащих в стране. Уголовное право и уголовные процесс - это сферы, в которых власть глубже внедряется в частную жизнь людей, где она проявляет всю свою силу, где близко смыкаются административные и уголовно-правовые, уголовно-процессуальные понятия. Специализация в этих областях при выдвижении на руководящую должность - это, как бы, опыт организационно-властной и руководящей работы.

Кроме того, гражданское право объемней, куда шире предмет собственного усмотрения и собственный произвол субъектов, вступающих в гражданские отношения и суда, разрешающего гражданские споры. Напомню, что характерной чертой гражданских правоотношений, отличающих их от других, является равенство сторон, добровольность(произвол) при вступлении в эти отношения, наличие договора...

Гражданские дела занимают львиную долю судебных дел. В данный момент к этой категории отнесены также жалобы граждан на неправомерные действия должностных лиц и органов государственного управления и общественных организаций, споры о нарушениях избирательных прав, жалобы на наложение административных взысканий, трудовые споры, усыновления и другие споры, которые, строго говоря, вытекают из административных, а не гражданских отношений. Между тем, все они должны рассматриваться судом общей юрисдикции по правилам, строго предусмотренным Гражданско-процессуальным Кодексом РСФСР.

Даже в начале моей судебной деятельности 11 лет назад, а теперь и подавно, я твердо убежден, что лучшим разрешением любого гражданского спора является достижение сторонами компромисса, согласия в споре, даже если каждый и уступит в чем-то другой стороне. "Если можно не судиться, не судитесь!" - часто говорил я в процессе тем, чьи проблемы приходилось разрешать. Какое угодно законное и правильное, на первый взгляд, с точки зрения морали(хотя сейчас в судах ссылки на мораль не в чести), судебное решение - это все равно силовое решение, насилие над личностью, которая далеко не всегда убеждена в ходе судебного процесса в правоте судьи и своего оппонента. Чаще всего, проигравшему гражданину кажется, что судья по тем или иным причинам встал на сторону процессуального противника, "ангажирован". Отсюда - многочисленные разговоры о подкупе судей и т.п. Не буду здесь ни защищать "честь мундира", ни порочить его.

В этой связи хочу обратить внимание на ту тенденцию, которая уже несколько десятилетий во всем мире является наиболее перспективной в судебных системах самых разных стран, но, к сожалению, не у нас. Речь идет о "восстановительном "правосудии", т.е. о такой роли суда, когда он способствует тому, что стороны сами приходят к разрешению своего конфликта, заглаживают вред или вину друг перед другом и таким образом, освобождают Государство от силового вмешательства в их отношения. Сразу оговорюсь, что сказанное относится не только к гражданским, но и к уголовным делам. Но об этом - чуть ниже.

Способность примерить стороны и найти компромисс в споре вообще никак не культивируется и не развивается у отечественных судей. Действительно! Для этого ведь надо, чтобы конкретный судья был, как минимум, уважаем, как Человек и Личность, чтобы он имел способность именно судить, а не только принимать, пользуясь служебным положением, те или иные решения, а потом исполнять их. Кроме того, для восстановительного правосудия главным в деятельности Суда должен стать именно судебный процесс, само судебное заседание, разговор судьи со сторонами, адвокатами.

Мне скажут: "Ну, ты размечтался! Какие еще разговоры, когда суды завалены работой по горло. Тут только бы отписаться!"(написать решения по принятым делам)

Увы Вам, мои оппоненты! Такой довод я не принимаю в качестве серьезного! Я тоже рассматривал по 500 и больше дел в год, причем без какой-либо специализации по гражданским и уголовным делам. При этом не находился в каком-то льготном положении - бракоразводные дела без споров об имуществе и судебные приказы никогда не были моей "категорией" дел. Между тем, в очень многих случаях мне удавалось мирить стороны и находить компромисс в очень сложных спорах. И поверьте, я никогда не получал такого профессионального удовлетворения и ощущения собственной полезности даже при вынесении приговоров по уголовным делам в отношении самых опасных тяжких преступлений. В такой "примирительной" ситуации и чувствуешь себя судьей.

Между тем, вовсе не всегда я находил поддержку при принятии подобных решений у вышестоящих коллег и понимание самих граждан. К сожалению, наша психология такова, что мы бываем завистливы, ненасытны, подозрительны. Нам легко можно внушить мысль, что опять же, судья был заинтересован, или спорящий мог бы получить в споре больше, прояви он "твердость" ,а не склонность к компромиссу. Следуют жалобы, протесты. Решения отменяются, да еще не по одному разу.

Хочу сказать, что увеличение отмен судебных решений как раз и создает иллюзию увеличения количества дел и увеличение нагрузки на судей. В последние месяцы работы я специально обращал внимание на дела, которые находились в моем производстве. Так вот, в разные периоды от трети, до половины всех дел приходилось на дела с отмененными решениями, да еще отмененными не по одному разу. Забавно бывает читать определения вышестоящих судов, два и более раз отменявших решения суда первой инстанции, которые выносились в соответствии с теми указаниями вышестоящего суда, которые он дал при первой отмене решения! Подобная "гибкость" судей, в том числе и вышестоящих, вызывает целую гамму чувств - от недоумения и улыбки, до злости и иных нехороших мыслей. В конечном итоге, суд, намучившись с делом, принимает вновь решение, ничем неотличимое(или очень мало отличное) от первоначального, только хуже написанное, менее мотивированное, поскольку уже и свидетелей тех не допросить, и доказательства многие утрачены, да и вообще говорить уже больше не о чем.

Отсюда две проблемы:

Первая касается стабильности решений суда и вообще необходимость всемерного соблюдения судом устойчивости гражданского оборота и гражданских правоотношений. Кстати, это качество и является главным в судебных системах цивилизованных стран. Мне опять могут указать, что я плохо знаю, какой огромный процент судебных решений отменяется в судах иных стран. Возможно. Но я точно знаю, что и статутные (использую этот термин для обозначения жестко регламентированной нормами закона правовой системы), и прецедентные системы права уважительно относятся к судебной практике в национальном масштабе.

У нас же в рамках одного и того же суда, причем, районного, могут существовать диаметрально противоположные решения по одним и тем же, причем стандартным делам. Судебное усмотрение и неуважение к решениям по гражданским делам не знает предела и в вышестоящих судебных инстанциях. В моем собственном архиве скопились решения вышестоящих судов, выносившиеся по совершенно аналогичным делам и прямо противоречащие друг другу! Еще чуднее, когда в этих решениях делаются ссылки на ранее отмененное решение, а отменяется твое, принятое на основе указаний вышестоящего суда; либо, когда отменяющий решение суд игнорирует ряд "ненужных" при мотивации отмены первоначального решения фактов; а то и просто придумывает доказательства, которых нет в деле.

Вторая проблема в том, что судебное решение по гражданскому делу может быть отменено вышестоящим судом, либо вынесшим его судом, по вновь открывшимся обстоятельствам" спустя годы и годы после того, как оно же первоначально вступило в силу и было реально исполнено и исполнительными органами, и гражданами. За последние 10 лет правовая система страны, правоприменительная практика, законы менялись неоднократно. Часто, судебные решения принимались в условиях расхождения, а то и конфронтации союзного и российского законодательства, а то и вовсе при отсутствии какого-либо правового регулирования общественных отношений на момент решения. В частности, сказанное касается решений о приватизации, в том числе жилищного фонда. Вспомним, сколько, прямо скажем, трагедий случилось ввиду непродуманных решений как местных органов Законодательной и Исполнительной власти, так и судов, касающихся сначала разрешения, потом запрета, потом вновь разрешения на приватизацию коммунальных квартир. Вспомним созданную судом, при глухом согласии других ветвей власти и прокуратуры практику приватизации общежитий в нашем городе. И что же теперь? Изменилась конъюнктура, будем отменять решения судов, состоявшиеся много лет назад? Кстати, именно так и делается. А ведь очень часто, люди, первоначально участвовавшие в спорных правоотношениях, продали, обменяли свои квартиры, разъехались. Другие люди на законных основаниях купили их. Я уже не говорю о случаях злоупотреблений правом, всегда возникающих при подобных коллизиях закона и судебной практики. Можно вспомнить о сотнях "растаможенных" автомобилях, купленных через Белоруссию, о которых спустя годы, когда от многих из них уже толком ничего и не осталось в результате эксплуатации, "вспомнили" органы таможни и ГИБДД, хотя сами ранее ставили их на постоянных учет, выдавали ПТС и т.д. Не прошло и нескольких лет, как оказалось, что в Белоруссии они, оказывается, таможенного оформления не проходили. Но я что-то не припомню случая, чтобы государственные органы, ответственные за незаконную постановку "нерастаможенного" автомобиля на постоянный учет возместили добросовестному приобретателю вред, причиненный последующим арестом автомобиля, уплатой дополнительных таможенных платежей и т.д.

В уголовном процессе существует принцип невозможности отмены вступившего в законную силу приговора суда спустя год по мотивам мягкости наказания или необходимости применения Закона о более тяжком преступлении. Ничего похожего в гражданском процессе нет. Я не хочу сразу выдавать советы относительно решения этой сложной проблемы. Но принципу стабильности гражданских правоотношений такое положение не способствует. Если имеются сроки исковой давности, ограничивающие возможность разрешения спорного правоотношения в суде, вероятно, должны быть и сроки давности пересмотра вступивших в законную силу решений суда по гражданским делам, если итогом разрешенных правоотношений стало возникновение прав третьих лиц, и пересмотр дела невозможен без нанесения несоразмерного ущерба гражданским правам этих лиц.

Еще одна проблема гражданских дел, о которой я уже кратко сказал - крайне плохое соблюдение установленных норм гражданского процесса при разрешении спора судом. Зачастую, люди, пришедшие в суд, не то что не успели высказаться, но даже понять, что произошло. Им просто говорят: "Тогда-то придете за решением!" Изготовление текста решения, как правило, задерживается. Потом возникают проблемы с восстановлением срока кассационного обжалования решения недовольными гражданами, жалобы с их стороны на судью и суд, и т.д.

Лично я за 11 лет ни разу не видел, чтобы Председатель суда, или проверяющие судьи из вышестоящего суда просто побывали на процессе в суде первой инстанции, а потом разобрали бы ход процесса с точки зрения именно доступа граждан к правосудию и возможности для них что-либо доказать в суде.

Я считаю серьезной ошибкой отделение службы судебных приставов от суда. Кстати, непоследовательность Законодателя видна в том, что согласно статей ГПК РСФСР, обжалование действий судебного пристава происходит по особым правилам, которые не изменились с тех пор, как они были судебными исполнителями, а не в соответствии с теми требованиями Закона, который применяется при обжаловании действий других должностных лиц, ущемляющих права граждан.

В настоящий момент лишь слепой не видит, что исполнение решений судов стало намного хуже, чем раньше. "Две большие разницы", как говорят в Одессе - добиться принятия справедливого (или не очень) решения суда и реально исполнить его посредством службы судебных приставов-исполнителей. Если ранее почти за каждым судьей был закреплен судебный исполнитель, а следовательно, судья нес реальную ответственность и имел реальную возможность влиять на своевременность и правильность исполнения своего решения, то теперь такое единство принятия решения и его исполнения нарушено.

Мне опять укажут на зарубежный опыт, а я опять скажу, что опыт опытом, но все это хорошо там, где к судебному решению имеется серьезное и безусловное уважение все граждан и всех без исключения органов государства.

В нашей реальности, решение, даже самое правильное и справедливое будет без конца "приостанавливаться", "откладываться", "разъясняться" то приставом, то судьей, вынесшим решение, а потом вдруг прозревшего, что он что-то там не доразъяснял, а в конечном счете, без конца оставаться неисполненным.

Нельзя не сказать, хотя бы кратко, о пресловутой "волоките" при рассмотрении дел. Хотя у судей, ни то в шутку, ни то всерьез в ходу поговорка, что "волокита-мать правосудия!" Если говорить серьезно, торопливое скороспелое принятие решений, на мой взгляд, значительно хуже, чем пусть несколько большее по времени, но более тщательное рассмотрение дела. В первом случае суд, в лучшем случае быстро решит лишь очевидное правоотношение. Однако, большинство гражданских дел имеют подоплеку и продолжение, которые выясняются в ходе дела, при показаниях сторон, обнаружении тех или иных документов. Мне кажется, лучше решить одно сложное дело, установив всех заинтересованных лиц, выявив все спорные отношения и собрав все встречные претензии друг другу, а решив, исполнить дело, чем потом также торопливо, но годами решать все новые возникающие частные вопросы между теми же лицами и по тому же предмету.

Так, мне довелось в течение 2 лет получать от председателя суда после других судей и последовательно решать свыше 10 однотипных гражданских дел между одними и теми же лицами, последовательно возникавших в силу споров одних учредителей ОАО с другими. Хотя, уверен, была возможность решить спор и исполнить решение кардинально, что оборвало бы судебный марафон. Аналогичные дела в большом количестве есть в суде и сейчас.

Между тем, не отрицаю, что самая злостная волокита при рассмотрении дел в судах действительно имеет место. В частности, ей способствует очень слабая подготовка гражданских дел к слушанию. Я редко-редко видел мотивированные определения судей о проведении серьезной подготовки. В большинстве случаев все сводится к наложению ареста на имущество ответчика, либо, в лучшем случае, предоставлении письменных возражений на иск. Понятно, что такое положение, безусловно, влечет за собой длительное не разрешение дела.

Опять же, очень много зависит от расторопности, опытности и добросовестности судей. Частенько, на столе у того или иного судьи скапливаются десятки неразрешенных заявлений, которые он перебирает неделями, назначая дела, лишь тогда, когда обозленные клиенты начинают жаловаться, надъедать ему самому постоянным хождением в суд, либо рассмотрение того или иного дела стимулируется каким-либо иным образом.

Те же слова можно отнести к несвоевременному написанию судебных решений. Между тем, по большому счету, я против упрощенчества, как гражданского процесса, так и формы решения. Хорошо писать резолютивную часть решения по всем делам. Но это допустимо только тогда, когда вместе с делом в архиве суда будет храниться полный, вызывающий доверие протокол судебного заседания с отражением доводов сторон и участвующих лиц - например, стенограмма или магнитофонная запись процесса. Тогда мотивы решения, порядок и правильность его вынесения можно проверить, подняв материалы процесса. В данное время в наших судах таких возможностей нет, а потому мотивировочная часть судебного решения необходима по большинству дел, особенно сложных.

В заключение этой части, хотел бы отметить одно личное наблюдение. На мой взгляд, в последние год - два требования к юридической технике, мотивированности, обоснованности решения крайне снизились. У меня часто вообще возникает ощущение, что бы ты ни написал, любое решение при необходимости, либо пристрастности в вышестоящих инстанциях может быть отменено, либо оставлено в силе. Господство субъективизма - это что, очередная тенденция современного правосудия?

Виталий Геннадьевич Анисимов, судья суда Центрального района г. Сочи

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий