регистрация / вход

Обеспечительные меры по спорам, связанным с обращением векселей

Обеспечительные меры по спорам, связанным с обращением ценных бумаг, и, в частности, векселей – тема, интересная для изучения. Известно, что суды очень осторожно, можно сказать, неохотно принимают подобные обеспечительные меры.

Садовский Павел

Обеспечительные меры по спорам, связанным с обращением ценных бумаг, и, в частности, векселей – тема, интересная для изучения. Известно, что суды очень осторожно, можно сказать, неохотно принимают подобные обеспечительные меры. В чем причина такого отношения? С какими проблемами можно столкнуться при применении тех или иных обеспечительных мер в отношении векселей?

Обеспечительные меры в отношении векселей зачастую не только сложны в реализации, но и могут необоснованно причинить значительный ущерб лицу, к которому они применяются, а также третьим лицам. Так, вследствие обеспечительных мер в виде запрета производить платежи по векселю векселедержатель может упустить срок предъявления векселя к платежу и, соответственно, срок совершения протеста векселя в неплатеже. Или: вексель в случае ареста и последующего изъятия может по истечении определенного периода времени потерять признаки платежности, а у векселедержателя не будет возможности реализовать его до этого момента.

В то же время ввиду повышенной обращаемости и конвертируемости векселей непринятие обеспечительных мер в отношении них (если они являются единственным ликвидным имуществом должника), нередко приводит к невозможности исполнения решения суда. Сделки с векселями, как правило, оформляются достаточно быстро, путем совершения на векселе передаточной надписи или простой передачи (в случае бланкового индоссамента), в связи с чем должнику не составит труда реализовать вексель во избежание обращения на него взыскания. Поэтому применение такой обеспечительной меры, как наложение ареста на данные ценные бумаги, особенно оправданно на стадии судебного разбирательства.

Таким образом, соблюдение баланса интересов истца и ответчика в вопросе о применении обеспечительных мер в отношении векселей – задача довольно непростая.

Обеспечительные меры, связанные с обращением векселей, можно разделить на две основные группы. Одни предполагают арест векселей как ценных бумаг, другие – запрет совершать определенные действия с ними: производить платежи по векселю, предъявлять вексель к платежу, заключать некоторые сделки и т.п. Рассмотрим подробнее, с какими проблемами можно столкнуться при применении тех или иных обеспечительных мер в отношении векселей.

Арест векселей

Арест – наиболее распространенная обеспечительная мера, применяемая по отношению к ценным бумагам и, в частности, к векселям. Особенности процедуры ареста зависят от того, в какой «ипостаси» выступает вексель: как ордерная, именная или предъявительская ценная бумага. Проще всего дело обстоит с ордерными векселями: при аресте приставу надо только установить права должника как законного векселедержателя, проверив наличие на векселе непрерывного ряда индоссаментов, последний из которых должен быть совершен на имя должника.

Сложнее с именным векселем, в который включена так называемая оговорка «не по приказу». Такой вексель не может быть передан по индоссаменту, и поэтому его принадлежность должнику определяется путем изучения совершенных при передаче векселя сделок уступки права требования по данному векселю. Необходимость поиска и анализа данных договоров затрудняет задачу пристава-исполнителя.

Что касается предъявительского векселя, т.е. векселя с бланковым индоссаментом, то он сам по себе также не позволяет достоверно установить, кто является векселедержателем. Пристав-исполнитель может посчитать, что вексель принадлежит ответчику, поскольку находится у него, а потом «всплывет» некий договор, на основании которого вексель якобы был продан другому лицу, которое заявит иск об исключении данной ценной бумаги из числа арестованных.

Запрет производить действия в отношении векселей

В отношении обеспечительных мер, связанных с запретом производить определенные действия с векселями, существуют разъяснения Президиума ВАС, изложенные в п. 12 и 13 Информационного письма от 24 июля 2003 г. «Обзор практики принятия арбитражными судами мер по обеспечению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг» (далее – Информационное письмо).

В п. 12 Информационного письма указано, что арбитражный суд не вправе в качестве меры по обеспечению иска запретить держателю векселя предъявлять его к платежу и (или) совершать протест. Также уточнено, что «данная мера не направлена на обеспечение возможности исполнения судебного акта, так как права истца могут быть защищены посредством взыскания необоснованно полученных сумм. Меры по обеспечению иска не могут препятствовать стороне в реализации тех процедур (предъявление к акцепту, к платежу, совершение протеста в неакцепте и/или неплатеже), несовершение которых приведет к полной или частичной утрате прав по векселю. Однако это не препятствует суду принять по ходатайству истца иные обеспечительные меры для предотвращения возможного ущерба в случае, если вексель будет оплачен определенному лицу».

В п. 13 Информационного письма указано, что в качестве меры обеспечения иска о взыскании по векселю не может быть применен запрет выплаты средств по нему, если из обстоятельств дела следует, что подлинник векселя находится у лица, ходатайствующего о применении этой обеспечительной меры.

Применительно к этим разъяснениям вызывает интерес следующий случай из арбитражной практики.

ООО «Грейвен» обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к ЗАО «Петербургрегионгаз» об истребовании из чужого незаконного владения четырех простых векселей ЗАО «Рыбхозбанк». Одновременно с иском истец заявил ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета ЗАО «Петербургрегионгаз» предъявлять к платежу указанные векселя, а также запрета векселедателю (банку) производить по ним платежи или выдачи до вынесения судом решения по данному делу. Определением арбитражного суда первой инстанции означенное ходатайство было удовлетворено. Определение суда первой инстанции об обеспечении иска было отменено постановлением апелляционной инстанции, которое было оставлено в силе постановлением кассационной инстанции. В последнем, в частности, указано следующее:

«Кассационная инстанция считает, что апелляционный суд, отменив определение суда первой инстанции, правомерно отказал истцу в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку доказательства затруднения или невозможности исполнения судебного акта, равно как и причинения значительного ущерба заявителю в случае непринятия обеспечительных мер, истцом не представлены.

Кассационная инстанция считает правильным вывод апелляционного суда о том, что запрет векселедателю — Банку производить платежи и выдачи по векселям по сути является запретом Банку осуществлять исполнение принятого Арбитражным судом города Москвы решения от 13.10.05 по делу № А40-45396/05-48-387.

Согласно указанному решению, с Банка в пользу ЗАО «Петербургрегионгаз» как законного держателя простых векселей Банка РВ № 000198, РВ № 000199, РВ № 000215, РВ № 000201 взыскан вексельный долг в размере 30 450 000 рублей. Принимающему участие в данном деле в качестве третьего лица с самостоятельными требованиями ООО «Грейвен» во взыскании долга по этим же векселям отказано.

Указав в кассационной жалобе, что на момент вынесения апелляционной инстанцией обжалуемого постановления решение Арбитражного суда города Москвы от 13.10.05 по делу № А40-45396/05-48-387 не вступило в законную силу, ООО «Грейвен» вместе с тем не представило доказательств обжалования данного судебного акта. Поэтому суд апелляционной инстанции на момент принятия обжалуемого судебного акта не располагал сведениями о том, что названное решение Арбитражного суда города Москвы не вступило в законную силу.

К отзыву на кассационную жалобу ЗАО «Петербургрегионгаз» представило постановление Федерального арбитражного суда Московской области от 15.03.06, которым оставлены без изменения решение Арбитражного суда города Москвы от 13.10.05 по делу № А40-45396/05-48-387 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.01.06 по тому же делу.

Кроме того, кассационная инстанция учитывает то обстоятельство, что согласно протоколу выемки от 17.11.05, составленному старшим следователем Следственного управления УВД Кировского района Санкт-Петербурга у представителя ЗАО «Петербургрегионгаз» изъяты простые векселя Банка РВ № 000198, РВ № 000199, РВ № 000215, РВ № 000201»[1]. [Сноска? Либо в следующем предложении надо указать номер дела в реквизитах Постановления ФАС СЗО.].

Попробуем разобраться, почему арбитражный суд отказал в обеспечительных мерах. Ведь, как видно из указанных выше разъяснений ВАС РФ, применение обеспечительной меры в виде запрета выплат по векселю исключено лишь в том случае, когда подлинник векселя находится у истца, заявляющего о применении мер. Очевидно, что рассмотренная ситуация не из их числа. Тем не менее, несмотря на наличие достаточно веских оснований для применения обеспечительных мер, в них было отказано.

В Постановлении отказ мотивируется тем, что истцом (ООО «Грейвен») не представлены доказательства затруднения или невозможности исполнения судебного акта, а также причинения значительного ущерба заявителю в случае непринятия обеспечительных мер. Кроме того, суд кассационной инстанции указал на то, что запрет векселедателю (ЗАО «Рыбхозбанк») производить платежи по векселям является запретом осуществлять исполнение вступившего в законную силу решения арбитражного суда о взыскании задолженности по векселю.

Вывод арбитражного суда о том, что заявитель не представил доказательств затруднения или невозможности исполнения судебного акта при непринятии обеспечительных мер, представляется спорным. Во-первых, сама возможность предъявления векселя к платежу служит аргументом, свидетельствующим о вероятной невыполнимости решения об истребовании векселей из чужого незаконного владения. Ведь в случае предъявления к платежу вексель будет передан векселедателю, и векселедержатель (ЗАО «Петербургрегионгаз») перестанет быть надлежащим ответчиком по иску об истребовании указанных ценных бумаг. Во-вторых, осуществление платежа по векселю в полном объеме векселедателем приведет к потере векселем признаков платежности: вексельное обязательство в этом случае прекращается надлежащим исполнением (ст. 408 ГК РФ). Соответственно, предмет исковых требований будет отсутствовать.

Небесспорна также ссылка суда кассационной инстанции на то, что применение обеспечительной меры в виде запрета производить платеж по векселю исключает исполнение вступившего в силу решения арбитражного суда о взыскании вексельной задолженности с векселедателя. Обязанности векселедателя осуществить платеж по векселю возникают из сделки по выдаче векселя (п. 1 ст. 8 ГК РФ), а обязанности выплатить задолженность по решению суда – из самого этого решения (п. 3 ст. 8 ГК РФ). Указанные обязанности имеют разные основания возникновения и порядок исполнения, и исполнение одной из них не исключает исполнения другой. Иное дело, что векселедетатель (банк) может отказаться осуществить платеж по векселю в том случае, если он уже выплатил вексельную задолженность на основании исполнительного листа.

Но в рассматриваемой ситуации суд в принципе не мог проигнорировать вступившее в законную силу решение арбитражного суда о взыскании вексельного долга, поскольку в данном решении установлены важные обстоятельства, имеющие значение для дела по иску об истребовании векселей из незаконного владения. К таковым, в частности, может относиться признание ЗАО «Петербургрегионгаз» законным векселедержателем в соответствии со ст. 16 Положения о переводном и простом векселе. Как обстоятельство, установленное вступившим в силу судебным актом и не нуждающееся в доказывании, оно в полной мере может служить основанием для отказа в иске ООО «Грейвен» об истребовании векселей.

Следует, однако, признать, что ситуация, изложенная в Постановлении, является достаточно нестандартной. При взыскании задолженности по векселю его подлинник обычно оставляется в материалах дела во избежание предъявления его к платежу недобросовестным истцом или другим лицом, которому истец может уступить права по векселю. Такая практика в полной мере соответствует действующему вексельному и процессуальному законодательству, а также разъяснениям, изложенным в п. 6 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 4 декабря 2000 г. «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей». В анализируемом случае вексельный долг был взыскан по вступившему в силу решению арбитражного суда, однако векселя остались у векселедержателя, а затем были изъяты у него правоохранительными органами.

Конечно, осторожность судов в применении обеспечительных мер в отношении векселей зачастую оправданна. Не секрет, что обеспечение иска нередко становится эффективным средством в руках недобросовестных участников правоотношений. В этом случае необоснованное применение обеспечительных мер способно причинить значительные убытки ответчику и другим лицам. Так, если вексель арестован в течение срока предъявления его к платежу, а этот срок тем временем завершается, векселедержатель лишается возможности получить деньги по векселю и, соответственно, пользоваться ими. Следовательно, в результате применения обеспечительных мер векселедержатель несет убытки.

Возмещение убытков, причиненных обеспечительными и запретительными мерами в отношении векселей

Необходимость возмещения убытков может возникнуть в случаях применения: 1) обеспечительных мер арбитражным судом; 2) запретительных мер в рамках так называемого вызывного производства. Право взыскания убытков, причиненных принятыми судом запретительными мерами, прямо предусмотрено в п. 2 ст. 298 ГПК РФ в отношении производства о восстановлении прав по ценным бумагам (вызывного производства). Ответчиком по такому иску будет выступать лицо, заявившее о применении запретительных или обеспечительных мер. Тем не менее, несмотря на то что право взыскания таких убытков существует, его довольно нелегко реализовать на практике.

Так, в одном случае истец обратился в Арбитражный суд г. Москвы с иском о взыскании убытков, причиненных принятыми запретительными мерами. Истец мотивировал свое требование тем, что по договору купли-продажи от 6 ноября 2003 г. приобрел 10 простых векселей Сбербанка, платежи по которым получить не смог в связи с тем, что определением Гагаринского районного суда г. Москвы от 13 ноября 2003 г. Сбербанку РФ запрещено производить платежи по данным векселям на основании заявления ответчика. Поскольку определением того же суда от 12 февраля 2004 г. заявление ответчика оставлено без рассмотрения, а запрет Сбербанку РФ производить платежи по указанным векселям был сохранен на два месяца, истец просил взыскать с ответчика убытки, возникшие за время действия запретительных мер суда с 13 ноября 2003 г. по 13 апреля 2004 г. При этом убытки были рассчитаны истцом как сумма неполученных доходов по векселю исходя из ставки рефинансирования, действовавшей на тот период.

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца в полном объеме, посчитав, что истец документально подтвердил наличие у него убытков из-за нарушения права, вызванного действиями ответчика; причинную связь между нарушением и неполученными доходами, а также размер убытков. Постановлением суда апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения. Кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Суд кассационной инстанции указал, что «суды обеих инстанций не учли того, что убытки подлежат возмещению при наличии вины лица, к которому предъявлен иск, в возникновении этих убытков. Ни в решении, ни в постановлении не содержится указания на то, какими доказательствами подтверждается вина ответчика (противоправность действий либо его недобросовестность при обращении в суд с заявлением о принятии запретительных мер) в возникновении у истца убытков. Не проверен и не опровергнут судом довод ответчика о том, что истец и при отсутствии запретительных мер не мог бы получить платеж по векселям, то есть об отсутствии причинно-следственной связи между действиями ответчика по принятию запретительных мер и возникновению у истца убытков. Не проверена судом правильность расчета истцом размера предъявленных к возмещению убытков в виде упущенной выгоды»[2].

Обеспечительные меры – основание для освобождения от ответственности?

В судебной практике также неоднозначно решен вопрос о том, являются ли обеспечительные меры в виде запрета производить платежи по векселю основанием для освобождения векселедателя от ответственности за отказ от выплаты по векселю в связи с действием этих мер.

Так, по одному делу истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании процентов и пени по векселю солидарно с векселедателя и индоссанта. В иске истец ссылался на то, что является держателем векселя сроком платежа по предъявлении, но не ранее 7 апреля 1997 г. и не позже 11 апреля 1997 г. Данный вексель был предъявлен истцом к оплате 7 апреля 1997 г., однако оплачен векселедателем только 21 августа 1997 г. В связи с этим истец требовал взыскать проценты и пени за период с 7 апреля 1997 г. по 21 августа 1997 г. Решением суда первой инстанции исковые требования были удовлетворены; постановлением апелляционной инстанции данное решение было оставлено без изменения. Постановлением суда кассационной инстанции указанные решение и постановление были отменены, а в иске отказано.

В постановлении кассационной инстанции указано на то обстоятельство, что 7 апреля 1997 г. на основании определения Хорошевского межмуниципального суда г. Москвы от 31 марта 1997 г. векселедержателю было запрещено в порядке ст. 274–276 ГПК РСФСР производить платеж по спорному векселю. Данный запрет был снят 14 мая 1997 г. в связи с вступлением в законную силу определения Хорошевского межмуниципального суда г. Москвы от 28 апреля 1997 г. Однако в тот же день – 14 мая 1997 г. – в связи с подачей вторым ответчиком искового заявления о признании индоссамента недействительным Арбитражный суд г. Москвы в обеспечение иска вынес определение о запрете производить платежи по векселю, исполнительный лист по которому был предъявлен для исполнения векселедержателю уже 14 мая 1997 г.

По мнению кассационной инстанции, «учитывая, что запрет на совершение операций по спорному векселю действовал до 19.08.1997 г., ибо в этот день определением Арбитражного суда г. Москвы он был снят, а исполнительный лист об отмене запрета на операции с векселем истцом был предъявлен в банк лишь 21.08.1997 г. и в этот же день он был погашен векселедержателем, то начисление процентов и пени для взыскания их с ответчиков за период с 07.04.1997 г. по 21.08.1997 г. является… неправомерным. В данном случае неоплата векселя векселедержателем была вызвана подчинением последнего вышеуказанным требованиям арбитражного суда и суда общей юрисдикции, решения которых в этот период времени суд кассационной инстанции считает в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ непреодолимой силой, то есть чрезвычайным и непредотвратимым при данных условиях обстоятельством. А поскольку налицо непреодолимая сила, то решение суда о взыскании с ответчиков пени и процентов в этот период времени является незаконным, в связи с чем принятые по делу акты подлежат отмене»[3].

В другом случае суд кассационной инстанции уже не увидел в обеспечительных мерах основания для освобождения векселедателя от ответственности за отказ от выплаты по векселю в связи с действием этих мер. В его постановлении, в частности, указано: «Отказывая в удовлетворении исковых требований, апелляционный суд указал на отсутствие противоправного поведения и вины ответчика в несвоевременной выплате вексельной суммы, в связи с наложенным определением Арбитражного суда г. Москвы прямым судебным запретом на оплату вексельной суммы, в том числе и по спорным векселям, являющимся обязательным в силу ст. 16 АПК РФ.

Однако данный вывод апелляционного суда является неправомерным, поскольку платеж по векселю в добровольном и судебном порядке является элементом вексельного обращения, а принятие судом мер по обеспечению исполнения решения суда в виде наложения запрета производить оплату по векселям не прекращает вексельные обязательства, в данном случае при рассмотрении исковых требований применению подлежали нормы вексельного законодательства, как нормы специального законодательства, а не Арбитражного процессуального кодекса РФ»[4].

Как видно, даже в пределах одного судебного округа арбитражная практика по вопросу о правовых последствиях применения обеспечительных мер в виде запрета производить платежи по векселям достаточно противоречива. В связи с этим векселедержатель или иное заинтересованное лицо не всегда может рассчитывать на возмещение причиненных ему такими мерами убытков. Поэтому здесь требуется взвешенный подход, позволяющий, с одной стороны, избежать необоснованного применения обеспечительных мер и причинения убытков заинтересованным лицам, а с другой – в полной мере учесть законные права истца, заявляющего о таких мерах.

Список литературы

[1] Постановление ФАС СЗО от 31.03.2006 г. по делу № А56-50592/2005.

[2] Постановление ФАС Московского округа от 19.01.2005 г. по делу № А40-28526/04-62-260.

[3] Постановление ФАС Московского округа от 24.11.1998 г. по делу № КГ-А40/2851-98.

[4] Постановление ФАС Московского округа от 07.12.2005 г. по делу № КГ-А40/11947-05.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий