регистрация / вход

Исследование влияния акцентуации характера на девиантное поведение подростков

Введение В любом социальном обществе всегда существуют социальные нормы, принятые в данном обществе, то есть правила, по которым это общество живет. Отклонение или несоблюдение этих норм является социальным отклонением или девиацией. Эта проблема актуальна и сегодня. Девиантное поведение является одной из наиболее важных проблем любого социального общества.

Введение

В любом социальном обществе всегда существуют социальные нормы, принятые в данном обществе, то есть правила, по которым это общество живет. Отклонение или несоблюдение этих норм является социальным отклонением или девиацией. Эта проблема актуальна и сегодня. Девиантное поведение является одной из наиболее важных проблем любого социального общества. Оно всегда было, есть и будет присутствовать в человеческом обществе. И как бы мы не хотели от этого избавиться, всегда будут существовать люди, называемые девиантами, то есть те, которые не могут или не хотят жить по правилам и нормам, принятым в том обществе, в котором они живут.

Однако разные социальные общества отличаются друг от друга степенью социального отклонения, в разных социальных обществах может быть разное количество индивидов попадающих под определение «девианты». Также в разных обществах может быть разная степень самой девиантности, то есть средний уровень отклонения от социальных норм одного общества может отличаться от другого. Девиантное поведение, понимаемое как нарушение социальных норм, приобрело в последние годы массовый характер и поставило эту проблему в центр внимания социологов, социальных психологов, медиков, работников правоохранительных органов. Актуальна эта проблема и на сегодняшний день.

Объяснить причины, условия и факторы, детерминирующие это социальное явление, стало насущной задачей. Во все времена общество пыталось подавлять, устранять нежелательные формы человеческой жизнедеятельности и их носителей.

Социальная норма – это необходимый и относительно устойчивый элемент социальной практики, выполняющий роль инструмента социального регулирования и контроля.

Социальная норма находит свое воплощение (поддержку) в законах, традициях, обычаях, т.е. во всем том, что стало привычкой, прочно вошло в быт, в образ жизни большинства населения, поддерживается общественным мнением, играет роль «естественного регулятора» общественных и межличностных отношений.

Нарушения поведения у подростков стали чрезвычайно актуальной проблемой в последние десятилетия. Их относительная частота и крайние формы проявления, нередко приобретающие патологический характер, обу­словлены наблюдаемым в наше время ускорением физического развития и полового созревания. Современная социальная жизнь предъявляет нервной системе подростка иные, более высокие требования, чем полвека назад.

Акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилeны, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

Целью данной дипломной работы являлось исследование влияния акцентуаций характера на формирование девиантного поведения подростков.

Согласно цели дипломной работы были поставлены задачи:

1. Отразить проблему девиантного поведения. Рассмотреть девиантное поведение в историческом аспекте. Ознакомится с подходами, типологией, структурой девиантного поведения.

2. Понять акцентуации характера, как фактор девиантного поведения подростков. Дать определение «акцентуации характера», рассмотреть существующие типы.

3. Провести эмпирическое исследование с целью выявления влияния акцентуации характера на формирование девиантного поведения подростка.

Для достижения цели эмпирического исследования были сформулированы следующие гипотезы.

Гипотеза 1: акцентуации характера влияют на формирование девиантного поведения подростка.

Гипотеза 2: высокая встречаемость девиантного поведения наблюдается среди подростков с эпилептоидным и лабильным типами акцентуаций характера.

Данная дипломная работа содержит введение, три главы, заключение, список литературы и приложения. В первой главе рассмотрена проблема девиантного поведения. Дана характеристика понятию «девиантность», определены структура, типы и причины девиантного поведения. Во второй главе дано определение «акцентуированной личности» рассмотрены виды акцентуаций. Определены психосоциальные особенности развития в подростковом возрасте. В третьей главе проведено эмпирическое исследование влияния акцентуаций характера на девиантное поведение подростков. Для достижения цели предложены следующие методики: патохарактерологический диагностический опросник А.Е.Личко (ПДО), метод анкетного опроса, метод экспертной оценки.

1. Проблема девиантного поведения

1.1. Развитие представлений о девиантном поведении

В настоящее время среди исследователей наблюдается повышенный интерес к проблеме девиантного поведения. Научное изучение отклонений осуществляется в криминологии, психопатологии, социологии, социальной работе, педагогике.[1]

Изучение отклонений в поведении имеет свою историю. Еще Платон, пытаясь объяснить разнообразие в поведении людей.

Революционные изменения жизненного уклада общества на протяжении последних веков дали большой процент трудновоспитуемых детей. Эти категории объединялись под общим названием «дефективные», которое с внешней стороны казалось вполне законным: каждый дефективный - трудновоспитуем, а каждый трудновоспитуемый оттого и труден, что имеет тот или иной дефект. Однако трудновоспитуемость не всегда означает дефективность.

Современные исследователи применительно к несовершеннолетним с различного рода отклонениями в развитии, откладывающими своеобразный отпечаток на поведение, используют термины: «трудные дети», «трудный подросток», к категории которых относят детей с отклонениями в нравственном развитии, акцентуациями характера, с нарушениями в аффективно-волевой сфере, отклонениями в поведении; «аномальные дети», имеющие отклонения от того, что является типичным или нормальным, но не включающее патологическое состояние; «дезадаптированные дети»; «дети, нуждающиеся в специальной заботе»; дети «группы риска»; «ребенок с нарушениями в аффективной сфере». Однако названные термины часто несут одностороннюю информацию: бытовую, клиническую, юридическую. Поскольку единой практики употребления данных понятий нет; порой не ясно, к какой категории отнести ребенка, имеющего те или иные отклонения в поведении. Считается правомерным употребление терминов: отклоняющееся, асоциальное, ненормативное, противоправное, преступное поведение.

Основоположник культурологического аспекта девиантного поведения в России Я.И. Гилинский ввел в употребление термин «девиантное поведение», который в настоящее время употребляется наравне с термином «отклоняющееся поведение».

Зарубежные исследователи, Дюркгейм, Клагес, Мертон, Смелзер, Шибутани, Шуэсслер и др., определяют девиантность соответствием или несоответствием социальным нормам-ожиданиям. Следовательно, девиантным является поведение, не удовлетворяющее социальным ожиданиям данного общества.

В отечественной литературе под девиантным поведением понимается:

1. Поступок, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам, «будь то нормы психического здоровья, права, культуры или морали».

2. Социальное явление, выраженное в массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам.

В первом значении девиантное поведение является преимущественно предметом общей и возрастной психологии, педагогики, психиатрии. Во втором значении – предметом социологии и социальной психологии.

Поскольку девиантное поведение стало ассоциироваться со многими негативными проявлениями, олицетворением «зла» в религиозном мировоззрении, симптомом «болезни» с точки зрения медицины, «незаконным» в соответствии с правовыми нормами, возникла даже тенденция считать его «ненормальным». Поэтому, следует подчеркнуть точку зрения Я.И. Гилинского, В.Н. Кудрявцева о том, что девиации как флуктуации в неживой природе, мутации в живой природе являются всеобщей формой, способом изменчивости, следовательно, жизнедеятельности и развития любой системы. Поскольку функционирование социальных систем неразрывно связано с человеческой жизнедеятельностью, в которой социальные изменения реализуются также путем девиантного поведения, отклонения в поведении естественны и необходимы. Они служат расширению индивидуального опыта. Возникающее на основе этого разнообразие в психофизическом, социокультурном, духовно-нравственном состоянии людей и их поведении является условием совершенствования общества, осуществления социального развития.[2]

Следует отметить точку зрения В.А. Петровского, Э. Фромма о том, что в нонконформизме заложен рост конструктивного начала человеческого «Я». При этом девиации должны носить социально-творческий характер: различные виды научно-технического и художественного творчества. Социально-негативный характер девиаций деструктивен как для личности, так и для общества. Однако именно этот тип отклоняющегося поведения вызывает наибольший интерес исследователей и чаще рассматривается в социально-психологической литературе.

В.Д. Менделевич подчеркивает, что девиация - это граница между нормой и патологией, крайний вариант нормы. Девиантность нельзя определить, не опираясь на знание норм. В медицине норма – это совершенно здоровый человек; в педагогике – успевающий по всем предметам ученик; в социальной жизни – отсутствие преступлений. Труднее всего определить «психологическую норму» как совокупность неких свойств, присущих большинству людей, эталон поведения. Это - нормы-идеалы. Поскольку уровень интериоризации норм в разных социальных средах имеет существенные отличия, а нормы-идеалы, система основных ценностей носят глобализированный характер, они трудно применимы к конкретным социальным объектам.[3]

Не случайно Л. Пожар предлагает рассматривать норму в трех разных значениях: статистическую, функциональную (индивидуальную) и идеальную. При этом идеальная норма - это оптимальный способ существования личности в оптимальных социальных условиях. Поскольку каждый индивид имеет собственный специфический путь развития, любое отклонение можно считать девиацией лишь в сравнении с этим трендом. Таким образом, функциональная (индивидуальная) норма принимает во внимание единичность индивида, но не отражает неких свойств, присущих большинству людей, событий.[4]

Статистическая норма, как самая большая частота появления определенного показателя, соответствует общему предположению о том, что большинство людей относится к нормальным людям. Имеющиеся возможные отклонения от этой «среднестатистической нормы» расцениваются как варианты нормы, проявления особенностей характера, личности, как уникальный результат взаимодействия индивидуальности и специфических особенностей ситуации. Но статистическая норма не позволяет увидеть перспективы успешного обучения, социализации, дальнейшего психологического развития личности.

И все же наиболее приемлемым при разграничении нормы и девиации считается так называемый статистически-адаптационный подход, при котором «норма» представляет собой:

1. что-то среднее, устоявшееся, не выделяющееся из массы;

2. что-то наиболее приспособленное к окружающей среде.

Нормативность поведения личности может быть определена в соответствии с социально-психологическими нормативами общества и социокультурными особенностями конкретного района, региона. М.М.Семаго отмечает, что в настоящее время таких СПН просто нет. Следует отметить, что время существования норм может быть кратким, исчисляясь десятилетиями и даже годами, что происходит в настоящее время (динамическая норма как «живой процесс»). Сложность анализа связана с недостаточностью информации о психологической норме в современной ситуации развития общества, характеризующейся распространением норм криминальной.

Итак, норму в психологии можно рассматривать как эталон поведения, следование личности принятым в данном сообществе в конкретное время нравственным требованиям. В идеальной поведенческой норме гармоничная норма (адаптивность и самоактуализация) должна сочетаться с креативностью индивида.[5]

Однако гармоничная норма не отражает устойчивых различий психологии людей разного возраста, наиболее существенных и ценных сторон их жизнедеятельности. Следовательно, должны существовать еще и возрастные ее варианты, учитывающие особенности времени и места проживания индивида, служащие ориентирами при разграничении нормы и девиации. В процессе оценки возрастной поведенческой нормы В.Д.Менделевич предлагает анализировать различные стили деятельности, которым должен соответствовать человек определенного возраста: коммуникативный стиль; волевые характеристики; интеллектуальные, эмоциональные и психомоторные особенности; стиль устной и письменной речи. Но четких возрастных особенностей предлагаемых критериев он не приводит, т.к. они могут быть выделены лишь в соответствии с определенным подходом к норме и девиации.

1.2. Подходы к пониманию нормы и девиантного поведения

В психологию из медицины пришел нозоцентрический (психиатрический) подход, рассматривающий поведение с позиций поиска и обнаружения симптомов болезни, психопатологии.[6] Норма при этом - это отсутствие патологии, а отклоняющееся поведение подразумевает наличие явной или скрытой психопатологии. В рамках психиатрического подхода девиантные формы поведения рассматриваются как преморбидные (доболезненные) особенности личности, способствующие формированию тех или иных психических расстройств и заболеваний.[7]

Следует рассмотреть различные нозоцентрические подходы к оценке поведенческой нормы и девиации. Если в естественных науках ориентируются на «норму-точку» (например, нормальная температура тела человека - 36,70 С), то в социальных науках «норма» - это интервал, «оптимальная зона, в пределах которой система не переходит на патологический уровень». Я.И. Гилинский социальную норму определяет как «исторически сложившийся в конкретном обществе предел, меру…допустимого поведения».

В соответствии с социальным подходом к девиантному следует относить поведение, опасное для общества и окружающих людей.

Этнокультуральный подход рассматривает девиации сквозь призму традиций определенного сообщества людей: девиантом считается тот, чье поведение отличается от норм, принятых в его микросоциуме; кто проявляет поведенческую ригидность, не способен адаптироваться к новым этнокультуральным условиям. Поскольку критерии отклонений заложены в культуре, потребность в оперировании понятием «девиация» возникает при сопоставлении традиций с инновациями, когда происходящие асоциальные явления начинают восприниматься как «новая» норма.[8]

Девиантным поведением в рамках гендерного подхода может считаться гиперролевое поведение, инверсия шаблонов гендерного стиля, изменение сексуальных ориентаций.

Профессиональный подход в оценке поведенческой нормы и девиаций базируется на представлении о существовании профессиональных и корпоративных стилей поведения и традиций. Профессиональная норма - это технический стандарт, свод правил для медиков, объединенных «клятвой Гиппократа», модель поведения типичного представителя определенной профессии. Их нарушение расценивается как девиация.

Отклоняющимся может быть принято поведение, не соответствующее возрастным шаблонам и традициям, являющееся следствием акселерации, ретардации, гетерохронности развития. Наличие стандарта, фиксирующего типичные черты ребенка определенного хронологического возраста, позволяет нам рассматривать каждого отдельного ребенка как вариант, более или менее отклоняющийся от основного типа. С учетом стандарта - ребенка массового типа возрастного развития - Л.С. Выготский выделил отсталого ребенка, ребенка-примитива с задержкой развития социокультурного происхождения и ребенка-дезорганизатора (как «трудного, так и одаренного). Подросток с девиантным поведением - это, как правило, ребенок-дезорганизатор.[9]

Психологический подход рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности, блокированием личностного роста и деградацией личности.

Феноменологическая (личностная) парадигма позволяет отметить, что в практике психологи нередко сталкиваются не с отклоняющимся, а с непринимаемым, отвергаемым, отклоняемым взрослыми поведением. Так, ярлык «девиантных» среди педагогов носят недисциплинированные дети, которые постоянно привлекают к себе внимание, доставляют наибольшее беспокойство использованием нецензурной и жаргонной лексики, эпизодическим употреблением алкоголя, табака, драками.

Следует подчеркнуть, что с позиций самого подростка некие возрастные и личностные особенности позволяют считать поведение, рассматриваемое взрослыми как отклоняющееся, «нормальными» игровыми ситуациями, которые отражают стремление к необычайным ситуациям, приключениям, завоеванию признания, испытанию границ дозволенного.[10] Поисковая активность подростка служит расширению границ индивидуального опыта.

С определенными оговорками к девиантам можно отнести и категорию одаренных, поскольку и те, и другие резко выделяются среди сверстников, как в реальной жизни, так и в образовательных учреждениях среди объектов фронтальных педагогических воздействий. Не случайно отмечают существенную близость между творческой и девиантной личностью (особенно с аддиктивным поведением). Это особый тип – «искатель возбуждения». Отличие заключается в том, что для подлинного творчества удовольствие составляет сам процесс творчества, а «для девиантной разновидности поисковой активности основной целью является результат – удовольствие».

1.3. Структура и типы девиантного поведения

Некоторые отечественные и зарубежные исследователи считают целесообразным подразделять отклоняющееся (девиантное) поведение на преступное (криминальное), делинквентное (допреступное) и аморальное (безнравственное).[11] Данные типы девиантного поведения выделены с учетом особенностей взаимодействия индивида с реальностью, механизмам возникновения поведенческих аномалий.[12]

Криминальной называют личность, совершившую преступление.[13] Убийства, изнасилования, бесчеловечные поступки во всем мире считаются девиацией, несмотря на то, что во время войны убийства оправданы.

Под делинквентностью традиционно понимается правонарушительное или противоправное действие, не несущее за собой уголовной ответственности. В немецком языке понятие «делинквентность» включает все случаи нарушения норм, предусмотренные уголовным кодексом, т.е. все юридически наказуемые деяния. Отечественные ученые личность несовершеннолетнего, совершившего преступление, называют делинквентной; совершеннолетнего - криминальной.

Поскольку отмеченные качества являются аморальными (противоречащими нормам этики и общечеловеческим ценностям), наблюдается определенная трудность в отграничении делинквентных и аморальных поступков. По многим характеристикам криминальное и делинквентное поведение рядоположены. Различие между рассматриваемыми понятиями заключается в том, что преступное и делинквентное поведение носят антисоциальный характер, аморальное - асоциальный.

В рамках рассмотренных видов выделяют следующие формы отклоняющегося поведения: асоциальное (аморальное, деструктивное, политическое преступление), делинквентное (криминальное) и паранормальное. Однако остается неясным, почему же делинквентное поведение выделено в отдельный тип и не является ли оно видом асоциального.

Н.Смелзер приводит наиболее яркие примеры девиации (бесчеловечные поступки, которые всегда вызывают осуждение): убийство, кровосмешение, изнасилование. Выделяя три основных компонента девиации (человек, которому свойственно определенное поведение; норма (или ожидание), которая является критерием оценки девиантного поведения; некий другой человек, группа или организация, реагирующая на поведение), он отмечает, что ожидания, определяющие девиантное поведение, со временем меняются; среди населения могут возникать разногласия по поводу законности и правильности ожиданий; различные слои населения могут выражать разные точки зрения по поводу девиантности некоторых типов поведения - курения, употребления наркотиков, нарушения правил дорожного движения и пр. «Поскольку критерии определения девиантного поведения неоднозначны и часто вызывают разногласия, трудно точно установить, какие типы поведения можно считать девиантными».[14]

Беличева С.А. среди отклонений от нормы выделяет асоциальный тип отклоняющегося поведения; рассматривает социальные отклонения корыстной направленности (хищения, кражи и т.п.), агрессивной ориентации (оскорбление, хулиганство, побои), социально-пассивного типа (уклонение от гражданских обязанностей, уход от активной общественной жизни); считает, что они различаются по степени общественной опасности, по содержанию и целевой направленности. Ею выделяется докриминогенный уровень, когда несовершеннолетний еще не стал объектом преступления, и криминогенные проявления - асоциальное поведение преступной ориентации.

Асоциальность рассматривается как наиболее общее понятие, означающее любое отклонение от социальных норм. При этом С.А.Беличева различает несоциализированные формы проявления асоциальности, которые выступают в виде негативизма, конфликтности, агрессивности, направлены против множества людей, групп или учреждений, и социализированные нарушения, которые могут проявляться в тех же видах, но по отношению к отдельным людям девиант сохраняет лояльность и не проявляет асоциального поведения (например, банда не совершает краж внутри своей группы). С нашей точки зрения и ту, и другую форму можно считать девиацией поведения.

Поскольку социальная запущенность означает устойчивое и полное игнорирование социальных норм, длительное и общее социальное пренебрежение, всякого социально запущенного можно считать асоциальным, но не всякий, обнаруживающий асоциальное поведение, социально запущен. Таково же соотношение между делинквентностью и социальной запущенностью.

В настоящее время большое внимание уделяется выявлению и описанию отклонений в поведении, связанных с патохарактерологическими особенностями личности.[15] Менее изученным остается поведение, характерное для последней из выделенных форм.[16]

Подростковому возрасту также присущи различные типы нарушенного поведения. Необходимо выделить делинквентные действия, распространенные среди несовершеннолетних - наркомания, токсикомания, алкоголизм, угон автотранспорта, побеги, домашние кражи, хулиганство, подростковый вандализм, агрессивное и аутоагрессивное поведение, сверхценные увлечения, а также типично подростковые девиации, встречающиеся только при психопатологическом типе - дисморфомания, дромомания, пиромания, гебоидное поведение.

Следует отметить подростка – «ботана» - своего рода «фаната учебы», зацикленность которого на учебной деятельности оказывается препятствием на пути налаживания полноценного интимно-личностного общения со сверстниками. С другой стороны, такая моноканальная активность подростка не может быть оценена как своего рода отклоняющееся поведение, т.к. носит просоциальную направленность.[17]

В.М.Синайко, А.М.Кожина, И.В.Романова, Л.М.Гайчук отмечают, что девиации у подростков с антидисциплинарным, антиобщественным, аутоагрессивным поведением имеют склонность к генерализации и могут захватывать все ниши их социального функционирования - семью, школу, группу сверстников.

Рассмотрев разновидности отклонений в поведении, можно констатировать, что единой точки зрения исследователей на классификацию и типологию девиантного поведения не наблюдается. Многие ученые в своих работах особое внимание уделяют отдельным видам отклоняющегося поведения, отдают предпочтение определенному возрасту, что отражает сферу их научных интересов.

Критерии девиантного поведения неоднозначны. Латентные правонарушения (безбилетный проезд, нарушение правил уличного движения, мелкие кражи, скупка краденого) могут остаться без внимания. Однако резкие изменения в поведении, когда потребности личности не соответствуют предложению; снижение ценностного отношения к себе, своему имени и телу; негативное отношение к институтам социального контроля; нетерпимость к педагогическим воздействиям; ригоризм в отношении к наркомании, проституции, бродяжничеству, попрошайничеству, связанный с особым виктимным опытом; правонарушения служат наиболее устоявшимися признаками девиантного поведения. Л.Б.Филонов подчеркивает, что недопустимо навешивать ярлык девиантности на некий вид поведения при всех обстоятельствах.[18]

Итак, девиантным считается поведение, отклоняющееся от норм морали, принятых в определенном обществе на данном уровне социального и культурного развития, и влекущее за собой санкции: изоляцию, наказание, лечение, осуждение и другие формы порицания нарушителя. Проявляется оно в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением.

Каким бы важным ни являлся анализ международных тенденций, каждая страна решает проблему отклоняющегося поведения применительно к своим условиям, но с учетом ее интернациональности.

1.4. Причины девиантного поведения

Поведение, отклоняющееся от групповых норм, ролевых требований, вызывает интерес с точки зрения причин его возникновения. История изучения отклоняющегося поведения богата разнообразными и принципиально отличными тенденциями в их понимании. Одни исследователи утверждали о приоритетности экзогенных («преступниками не рождаются, а становятся»), другие – эндогенных причин, когда отклонения генетически «запрограммированы». Почти сто лет научных споров привели к пониманию того, что поведение личности обусловливается, как правило, сочетанием как эндогенных, так и экзогенных факторов. Для понимания позиций исследователей рассмотрим некоторые концепции, по-разному рассматривающие причины девиантности.

1.4.1. Биологическое объяснение причин девиантного поведения

19 век ознаменован описанием болезней, приводящих к отклонениям в поведении: хорея, меланхолия, невроз характера, социоаффективный психоз. Итальянский тюремный врач Чезаре Ломброзо, обнаружив связь между криминальным поведением и определенными физическими чертами, считал, что люди предрасположены к определенным типам поведения по своему биологическому складу. Так, «криминальный тип» есть результат деградации к более ранним стадиям человеческой эволюции. Этот тип можно определить по таким характерным чертам, как скошенный лоб, выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли.

Э.Кречмер, У. Шелдон считали, что определенное строение тела означает присутствие характерных личностных черт.

Уиткин и его коллеги, фокусируя внимание на аномалиях половых хромосом девианта, на материале исследования датской преступности обнаружили, что среди мужчин с составом хромосом ХУУ наблюдается более высокий уровень правонарушений, чем среди людей, не обладавших дополнительными хромосомами.

Таким образом, биологическое объяснение, включая генетическую основу человека, особенности обменных процессов, специфику высшей нервной деятельности, отклонения или патологии в соматическом или нервно-психическом развитии, не учитывает тех индивидуальных случаев, когда физические признаки «свидетельствуют» о возможной девиации, а в реальной жизни этого не наблюдается.

1.4.2. Социологическое объяснение причин девиантного поведения

Если биологическое объяснение девиации связано с анализом природы девиантной личности, то социологическое объяснение фокусируется на социальных и культурных факторах, предопределяющих отклонения в поведении.

Впервые социологическое объяснение девиантности было предложено в теории аномии, разработанной Эмилем Дюркгеймом в классическом исследовании сущности самоубийства. Он считал одной из ее причин явление, названное аномией (буквально «разрегулированность»). Объясняя это явление, он подчеркивал, что социальные правила играют важную роль в регуляции жизни людей, нормы управляют их поведением. Следовательно, обычно люди знают, чего следует ожидать от других, и чего ждут от них. Однако во время кризисов или радикальных социальных перемен, жизненный опыт перестает соответствовать идеалам, воплощенным в социальных нормах. В результате люди испытывают состояние запутанности и дезориентации, приводящих к подъему уровня самоубийств. Т.о., «нарушение коллективного порядка» способствует девиантному поведению.

Селлин, занимаясь изучением поведения отдельных групп, нормы которых отличаются от норм остального общества и не соответствуют им, подчеркивал, что девиантность возникает в результате конфликтов между нормами культуры.

Трэвис Хирши утверждал, что вера в ценности, принятые обществом (например, в правильность законов), ведет к активному стремлению к успешной учебе, участию в социально одобряемой деятельности; и чем глубже привязанность ребенка к родителям, школе и сверстникам, тем меньше вероятность, что они совершат девиантные поступки.

Однако исследование, проведенное Хинделангом, показало, что слишком глубокая привязанность несовершеннолетних к сверстникам способствует правонарушениям, т.к. группы сверстников, действительно регулируя поведение своих членов, могут поощрять и преступное поведение.

Отклоняющемуся поведению может способствовать членство в неформальных молодежных группах, которые впервые возникли после второй мировой войны в европейских странах. Это был протест против существующих порядков и поиск более справедливых форм человеческого существования. Позднее такие формы отклоняющегося от нормы поведения стали присущи и нашему обществу. Это движения хиппи, выдвигавших человеколюбивую систему ценностей. Существующие различные неформальные группы нередко контактируют друг с другом; в них тянутся «лохи», подростки, быстро впитывающие агрессивность.[19]

Цилуйко М.В. отмечает негативное влияние средств массовой информации на пропаганду сексуальной распущенности среди молодежи. Л.Б.Филонов подчеркивает, что частотность сообщений о безнаказанности «заказных» убийств, о всесильности мафии, отсутствии реакции общества снижают чувствительность населения к отклонениям, а повторяющиеся конструкты закрепляются как наиболее целесообразные образцы поведения.

Рубан Л.С. считает, что нарушение социального контроля ведет к криминализации конфликтов. Неопределенность в критериях и границах дозволенного, отсутствие ясных процедур и мер ответственности за содеянное способствует расширению девиантного поведения. Рецидив массовой девиации в самой острой форме выступает как преступность, посягательство на социально-политические и нравственные устои общества, личную безопасность и благополучие его граждан.

Социологические исследования показали, что в процессе реформ у молодежи нашей страны произошли изменения ценностей. Значительно ослабло уважение к таким ценностям, как «дисциплина», «выполнение долга», «самообладание», «бескорыстие», «самоотверженность». Возросло положительное отношение к ценностям «свобода от авторитетов», «признание личности», «автономия», «самореализация», «личная неприкосновенность».

В материалах сессии Академии наук отмечено, что угрозу стабильности, безопасности общества и личности наносит социальное влияние преступного мира, распространение его морали и давления на общество. Указывается, что «только формирование конкретного механизма правового регулирования (т.е. реализации законов и социальных норм) делает возможным декриминализацию сложившейся в стране ситуации.

Подводя итоги исследований социологами причин отклоняющегося поведения взрослых и молодежи, следует отметить, что они недостаточно учитывают психологические особенности личности. Поскольку не каждая личность в период аномии становится преступной, придерживаясь общечеловеческих ценностей, или может характеризоваться другими видами девиантного поведения вследствие происходящих в обществе изменений, отклоняющееся поведение определяется, скорее всего, сочетанием отрицательных факторов внешней среды и психологических особенностей личности.

1.4.3. Психологическое объяснение причин девиантного поведения

Психологический подход, часто применявшийся к анализу криминального поведения, рассматривает девиантное поведение в связи с внутриличностным конфликтом, деструкцией и саморазрушением личности, блокированием личностного роста, а также состояниями умственных дефектов, дегенаративности, слабоумия и психопатии. Так, причиной возникновения девиаций в поведении и развитии ребенка может быть недостаточная сформированность определенных функциональных систем мозга, обеспечивающих развитие высших психических функций (минимальные мозговые дисфункции, синдром дефицита внимания, синдром гиперактивности).

Шуэсслер и Кресси проделали критический обзор многих научных работ, авторы которых пытались доказать, что правонарушителям и преступникам свойственны некоторые психологические особенности, не характерные для законопослушных граждан. Однако не было выявлено ни одной психологической черты, которая могла бы наблюдаться у всех преступников.

Особое место среди разнообразных концепций девиантности занимают исследования психоаналитической ориентации, основоположником которых является З.Фрейд. Основным источником отклонений в психоанализе считается постоянный конфликт между бессознательными влечениями, образующими структуру «Оно», и ограничениями, исходящими от «Я» и «Сверх-Я». Нормальное развитие личности предполагает появление оптимальных защитных механизмов, уравновешивающих сферы сознания и бессознательного. Фрейд также предположил, что либидо ищет выхода в любой творческой деятельности; человек стремится к свободе и самоутверждению. Однако свобода ограничивается вместе с развитием культуры. Подавление, вытеснение либидо ведет к сублимации сексуальной энергии, изменениям поведения вплоть до садизма и преступлений.

Неофрейдисты природу делинквентности рассматривают наряду с другими формами отклоняющегося поведения - неврозами, психастениями, сексуальными расстройствами, состояниями навязчивости, различными формами социальной дезадаптации личности, которую отличают чувство повышенной тревожности, агрессивность, ригидность, комплекс неполноценности. Особое внимание уделяется природе агрессивности, которая в психоаналитических работах считается первопричиной насильственных преступлений. Агрессивную энергию разрушения вызывают врожденные неосознаваемые влечения: у Фрейда это - либидо; у А.Адлера - стремление к власти, превосходству над другими; у Э.Фромма - мазохистские стремления к смерти, страданию; у К.Хорни - стремление к безопасности, потребность в удовольствии; у В.Шутца - потребность в поддержке и одобрении со стороны ближайшего окружения. Однако дальнейшие исследования показали, что сущность девиации нельзя объяснить лишь на основе анализа психологических факторов.

Гуманистический подход рассматривает отклонения в поведении как следствие потери ребенком согласия со своими собственными чувствами и невозможность найти смысл и самореализацию в сложившихся условиях воспитания считает, что агрессия есть результат искаженного процесса социализации, в частности, злоупотреблений родителей наказаниями, жестоким отношением к детям.

Представители бихевиоризма и необихевиоризма Б.Скиннер, Е.Торндайк, Д.Уотсон доказывают, что окружающая среда полностью определяет поведение человека: через научение человек овладевает опытом, последствия поведения определяют вероятность его повторения. Следовательно, внешние подкрепления модифицируют поведение и лидера, и девианта. Однако наука о программировании образа жизни потерпела крах, поскольку вступила в конфликт с самопознанием и саморазвитием личности.

В последние десятилетия на Западе получил широкое распространение эмпирический, феноменологический подход к определению отклонений, использующий для их описания понятие синдрома - устойчивого образования в структуре личности - как одного из четырех типов аномалий.

Г.М.Бреслав отклоняющееся поведение считает следствием отклонений в формировании личности (ОФЛ) или патологии формирования личности как искажение нормы, представленное в психических заболеваниях. ОФЛ, являясь проявлением индивидуальности ребенка, при определенных условиях могут привести к девиациям поведения. В то же время они могут служить необходимым для ребенка этапом индивидуального развития и способствовать формированию здоровой личности.

Анализ работ западных психологов показывает, что на первый взгляд оказывается состоятельной «теория множественных факторов» М. и Э.Глюка, которая рассматривает в качестве причин преступности до 200 различных факторов: социальное и расовое неравенство, урбанизация, миграция, последствия НТР и пр. Однако их перечисление не способствует выявлению истинной причины отклоняющегося поведения.

Отечественная психология, не отрицая влияния врожденных особенностей организма на свойства личности, стоит на позициях того, что человек становится личностью по мере включения в окружающую жизнь.[20] Личность формируется при участии и под воздействием других людей, передающих накопленные ими знания и опыт; не путем простого усвоения общественных отношений, а в результате сложного взаимодействия внешних (социальных) и внутренних (психофизических) задатков развития, представляет собой единство индивидуально-значимых и социально-типических черт и качеств.[21] Следовательно, личность и ее аномалии рассматриваются в социально обусловленной, развивающейся жизнедеятельности, в смене отношений ребенка к окружающей действительности.

Современные отечественные экспериментальные исследования подтверждают наличие психологической реальности, соответствующей понятию «делинквентная личность». Не случайно А.А.Реан отмечает деформацию центральных образований криминальной личности. Так, А.А.Тайбакова определила, что «корыстный преступник – это лицо с уже устоявшимися негативными социальными стереотипами и установками, чье поведение сложно поддается корректировке».

Причиной противоправных поступков могут выступать такие качества личности человека, как жадность, жестокость, хитрость, завистливость, лживость. Причем, эти опасные качества, когда они становятся синергетиками, могут свидетельствовать о «преднастройке» к непредсказуемым ситуациям с демонстрацией негативных качеств, провоцировать девиантное и делинквентное поведения.[22]

Устоявшимся в психологической и медицинской литературе являются понятия «акцентуации характера», «психопатии – социопатии», которые обозначают поступки и реакции личности неболезненной природы. Как правило, эти аномалии характера происходят по причине негативных воспитательных воздействий, когда родителями или лицами, их заменяющими, создаются ситуации, в которых выкристаллизовываются и закрепляются негативные, отрицательные черты характера. Специфические сочетания черт характера указывают на преобладающий характерологический радикал или тип характера - истерический, шизоидный, эпилептоидный, психастенический, астенический, паранойяльный, - который может определять те или иные отклонения в поведении.

Долгие годы психология базировалась лишь на диспозиционизме, приписывая индивиду (не ситуации) ответственность за выбор поведенческих стереотипов. При прогнозировании поведения детально изучались индивидуально-типологические особенности. Однако исследования последних лет доказывают существенную роль и ситуативных факторов в выборе поведенческих реакций, особенно в ситуации фрустрации. Признание главенствующей роли внешних воздействий на формирование поведенческих особенностей обозначается ситуационизмом.

Поскольку сущность девиации нельзя объяснить только на основе анализа психологических факторов - какой-то одной психологической черты, конфликта или «комплекса» или только следствием сложившихся обстоятельств, - в настоящее время большинство психологов и социологов считают продуктивным социально-личностный подход , основанный на использовании принципа дополнительности как взаимодействия ситуативных и трансситуативных (личностных) факторов, объединяющих биологические, психологические и социальны причины девиаций. Причем детерминирующими отклоняющееся поведение являются личностные факторы, а ситуативные (влияние условий среды) играют роль модулятора, определяя вариативность проявления личностных особенностей.

Таким образом, девиантные формы поведения, базируясь на индивидуально-психологических стереотипах, имеют зависимость от внешних условий, ситуативных моментов, которые способны либо провоцировать, либо блокировать неадекватные формы поведения. Не случайно Ю.В.Кудрявцев отмечает, что «криминальная личность» отличается от личности с нормативным поведением не каким-то единственным качеством, а симптомокомплексом личностных особенностей, обусловливающих трансситуативное (личностно устойчивое) поведение, а также взаимодействием ситуативных и трансситуативных (личностных) факторов. При этом ситуации преступления (алкогольное опьянение, ссора, спровоцировавшая импульсивную агрессию) являются обычно катализатором, «пусковым механизмом» давно сформировавшихся тенденций личности.

Следует отметить, что с точки зрения функционалистской концепции девиантности отклоняющееся поведение есть проявление неэффективной «вторичной» социально-психической адаптации индивида к изменившейся внешней реальности с помощью ригидных и сверхнормативных средств психологической защиты. При этом смысл девиации может быть скрыт как от самого субъекта такого поведения, так и от лиц, признанных работать с ним.

Подводя итоги анализа причин происхождения девиантного поведения, следует отметить единство мнений зарубежных и отечественных ученых о важности семейного воспитания. Семья всегда считалась агентом социализации индивида в обществе. В семье формируются не только социально значимые качества личности, но и свойственные ей оценочные критерии; влияние семьи на подростка сильнее влияния школы, общества в целом. Например, варварский принцип «око за око, зуб за зуб» кажется подростку, выросшему в асоциальной семье, естественным и справедливым. В. Поташов отмечает, что потребительство, формирующееся именно в семье, опасно воздействует на несовершеннолетних, т. к. они стараются добиться желаемого любым путем. Исследования Шурыгиной И.И. доказали, что в семьях, матери которых имеют высшее образование, не было ни одного случая, чтобы 14 – 15-летние школьники проявляли склонность к девиациям. Среди бедных детей малообразованных матерей были и воровство, и суицид.

Большинство как отечественных, так и зарубежных ученых (Бандура А., Герн А., Гроссман Г., Лангмейер И., Матейчек З. и др.) считают, что внешние воздействия среды влияют на поведение ребенка, преломляясь через внутренние условия (индивидуальные личностные свойства, качества), формирование которых зависит от взаимодействия наследственных предпосылок со всеми условиями окружения.

Таким образом, необходимо подчеркнуть, что развитие личностных качеств и определенных особенностей поведения индивида обусловлено врожденными предпосылками; социальными условиями (особенностями взаимоотношений с родителями, окружающими взрослыми и сверстниками, содержанием деятельности); внутренней позицией самого индивида.[23]

Исходя из этих положений, генезис отклоняющегося поведения обусловливают такие разнообразные, но взаимосвязанные факторы, как: индивидный, действующий на уровне психобиологических предпосылок, социальный, определяющийся социально-экономическими условиями существования общества, психолого-педагогический, проявляющийся в дефектах школьного и семейного воспитания, социально-психологический, раскрывающий неблагоприятные особенности взаимодействия личности со своим ближайшим окружением в семье, на улице, в учебно-воспитательном коллективе, т.е. нарушения социализации.

2. Акцентуации характера, как фактор девиантного поведения подростков

2.1. Понятие и виды акцентуаций характера

В периоде становления характера его типологические особенности, не будучи еще сглажены и затушева ны жизненным опытом, выявляются настолько ярко, что иногда напоминают психопатии, т. е. патологические аномалии характера. С повзрослeнием черты акцентуаций обычно сглаживаются. Это позволило нам говорить о «преходящих подростковых акцентуациях харак тера».[24]

Типы акцентуаций характера весьма сходны и частично совпадают с типами психопатий.

Наибольшую изв естност ь получил термин К.Leongard «акц ентуиро ванная, личность». Однако, правильнее говорить об «акцентуацияххарактера». Личность - понятие гораздо болeе сложное, чем характер. Она включает интел лект, c пособности, наклонности, миpoвo ззрение и т.д. В оп ис аниях К. Leonhard речь идет име нно о типах характер а. К тому же в странах с немецк им я зыком те рмин «акцентуированная ли чность» стали использовать как клинический диагноз вместо тер мина «психопатия», что правомерн о, если рассматривать акцентуации как крайние варианты нормы.

Акцентуации характера — это крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилeны, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

В зависимости от степени выраженнос ти выделяют две степени акцентуации характера — явная и скрытая.

Явная акцентуация . Эта степень акцентуации относится к крайним вариантам нормы. Она отличается на­личием довольно постоянных черт определенного типа характера. Тщательно собранный анамнез , сведения от близких, непродолжительное наблюдение, особенно в среде сверстников, а также результаты экспериментально-патохарактерологической оценки с помощью диагно­стического опросника позволяют распознать этот тип. Однако выраженность чepт определенного типа не препятствует возможности удовлетворительной социальной адаптации. Занимаемое положение обычно соответствует способностям и возможностям. В подростковом возрасте особенности характера часто заостряются, а при действии психогенных факторов, адресующихся к «месту наименьшего сопротивления», могут наступать временные нарушения адаптации, отклонения в поведении. Пр и повзрослении. особенности характера остаются достаточно выраженными, но компенсируются и обычно не мешают адаптации.

Скрытая акцентуация . Эта степень видимо должна быть отнесена не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях, черты определенного типа характера выражены слабо или не прояв ляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, разносторонних контактах и детальном ознакомле нии с биографией трудно бывает составить четкое представление об определенном типе характера. Однако черты этого типа могут ярко, порою неожиданно, выявляться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые предъявляют повышенные требования к «месту наименьшего сопротивления». Психогенные факто ры иного рода, даже тяжелые, не только не вызывают психических расстройств, но могут даже не выявить па характера. Если же такие черты и выявляются, это, как правило, не приводит к заметной социальной дезадаптации.

Существует две классификации типов — первая предложена К.Leonhard ,а вторая А.Е. Личко.

Таблица 1

Типы «акцентуаций характера в типологиях К.Leonhard и А.Е.Личко

Тип акцентуированной личности по К. Leonhard Тип акцентуации харак тера по А.Е.Личк о

Лабильный

Сверхподвижный

Эмотивный

Лабильный циклоид

Лабильный

Демонстративный Истероидный
Сверхточный Пси хастениче ский

Ригидно-аффективный

Неуправляемый

Эпил ептои дный

Интравертный

Боязливый

Шизоидный

Сенситивный

Неконцентрированный или неврастеническ ий Астено-невротический
Экстравертный Конформный
Слабовол ьный Неустойчи вый

Гипертимный

Циклоидный

Классификация Личко пре дназнач ена специально для подросткового возраста.

Подростки, относящиеся к гипертимному типу , с детства отличаются большой шумливостью, общительностью, чрезмерной самостоятельностью, даже смелостью, склонностью к озорству. У них нет ни застенчивости, ни робости перед незнакомцами, но зато н едостает чувства дистанции в отношении к взрослым. В играх любят командовать сверстниками. Воспитатели жалуются на их неугомонность. В школе, несмотря на хорошие способности, живой ум, умение схватывать все на лету, учатся неровно из-за неусидчивости, отвлекаемости, недисциплинированности. В подростковом возрасте главная черта - почти всегда хорошее, даже несколько приподнятое настроение. Оно сочетается с хорошим же самочувствием, нередко цветущим внешним видом, высоким жизненным тонусом, активностью и брызжущей энергией, всегда прекрасным аппетитом и крепким освежающим сном. Лишь изредка солнечное настроение омрачается вспышками раздражения и гнева, вызванными противодействием окружающих, их стремлением подавить слишком бурную энергию, подчинить своей воле. Реакция эмансипации сильно сказывается на поведении: такие подростки рано проявляют самостоятельность и независимость. На гиперпротекцию со стороны родителей и воспитателей с ее мелочным контролем, повседневной опекой, наставлениями и нравоучениями, «проработкой» за мелкие проступки дома и на собраниях реагируют крайне бурно; плохо переносят жесткую дисциплину и строго регламентированный режим; в необычных ситуациях не теряются, проявляют находчивость, умеют лов­чить и изворачиваться. К правилам и законам представители этого типа относятся легкомысленно, могут незаметно для себя проглядеть грань между допускаемым и запрещенным.

Они всегда тянутся в компанию, тяготятся и плохо переносят одиночество, среди сверстников стремятся клидерству, при этом не к формальному, а к фактическому - роли вожака и заводилы; при общительности в выборе знакомств неразборчивы и легко могут оказаться в сомнительной компании. Любят риск и авантюры.

Характерно хорошее чувство нового. Новые люди, места, предметы живо привлекают. Легко воодушевляясь, такие подростки часто не доводят начатое до конца, непрестанно меняют «хобби»; плохо справляются с работой, требующей большой усидчивости, тщательности, кропотливого труда; аккуратностью не отличаются ни в выполнении обещаний, ни в денежных делах, легко залезают в долги, любят шиковать, прихвастнуть; склонны видеть свое будущее в радужных красках. Неудачи могут вызвать бурную реакцию, но неспособны надолго выбить из колеи. Отходчивы, быстро мирятся и даже дружат с теми, с кем раньше ссорились.

Половое чувство нередко пробуждается рано и бывает сильным. Поэтому возможна ранняя сексуальная жизнь. Однако подростковая сексуальная девиантность бывает мимолетной, склонности к фиксации здесь не обнаруживается.

Свои способности и возможности обычно переоцениваются. Хотя большинство особенностей своего характера гипертимные подростки хорошо знают и не скрывают, однако обычно стараются выставить себя более конформными, чем есть на самом деле.

Гипертимный тип встречается, как правило, в виде явной акцентуации. На ее фоне могут возникать острые аффективные реакции и ситуативно обусловленные патологические нарушения поведения (ранняя алкоголизация, токсикоманическое поведение, эмансипационные побеги и т.п.).

Циклоиды в детстве не отличаются от сверстников или производят впечатление гипертимов. С наступлением пубертатного периода может возникнуть первая субдепрессивная фаза. В дальнейшем эти фазы чередуются с фазами подъема и с периодами ровного настроения. Длительность фаз меняется - сперва дни, 1-2 нед, с возрастом они могут удлиняться или, наоборот, сглаживаться.

В период подъема циклоидные подростки выглядят как гипертимы. Бросаются в глаза не свойственные им обычно рискованные шутки над старшими и желание везде и всюду острить.

Эмансипационные устремления и группирование со сверстниками отмечаются во время подъемов, а в суб­депрессивной фазе блекнут. Хобби также отличаются неустойчивостью: в субдепрессивной фазе их забрасывают, а в период подъема возвращаются к ним или находят новые. Сексуальная активность возрастает в пе­риоды подъема, но в субдепрессивной фазе. может усиливаться онанизм. Делинквентность, побеги из дома, токсикоманическое поведение несвойственны. Алкоголизируются в компаниях и только в периоды подъема.

Самооценка формируется постепенно, по мере на­копления опыта «хороших» и «плохих» периодов. При недостатке такого опыта она может быть очень неточной.

Лабильный тип в детстве не отличается от сверстников или обнаруживают склонность к невротическим реакциям. Главная черта в подростковом возрасте — крайняя лабильность настроения, которое меняется слишком часто и чрезмерно резко от ничтожных и даже незаметных для окружающих поводов. Кем-то нелестно сказанное слово, неприветливый взгляд случайного собеседника способны вдруг погрузить в мрачное расположение духа без каких-либо серьезных неприятностей и неудач. И наоборот, интересная беседа, мимолетный комплимент, от кого-то услышанные заманчивые, но малореальные перспективы способны вселить веселость и жизнерадостность и даже отвлечь от действительных неприятностей, пока те чем-либо не напомнят о себе.

Эмансипационные устремления выражены умеренно. Они усиливаются, если их подогревает неблагоприятная семейная обстановка. Тяга к группированию со сверстниками целиком зависит от настроения. В хорошие минуты ищут компании, в плохие избегают общения. Сексуальная активность обычно ограничивается флиртом и ухаживаниями. Влечение долго остается малодифференцированным и легко возможно отклонение на путь транзиторного подросткового гомосексуализма. Но сексуальные эксцессы всегда избегаются.

При астено-невротический типе с детства нередко выявляются признаки невропатии: плохой сон и аппетит, капризность, пугливость, плаксивость, иногда ночные страхи, ночной энурез, заикание и т.п. В других случаях детство проходит благополучно, и первые признаки астено-невротической акцентуации возникают только в подростковом возрасте.

Главными чертами являются утомляемость, раздражительность и склонность к ипохондричности. Утомляемость особенно проявляется при умственных занятиях или при физических и эмоциональных напряжениях, например, в обстановке соревнований. Раздражительность ведет к внезапным аффективным вспышкам, возникающим нередко по ничтожному поводу. Раздражение, зачастую изливаемое на случайно попавших под руку, легко сменяется раскаянием и слезами. Такие подростки внимательно прислушиваются к малейшим телесным ощущениям, охотно лечатся, укладываются в постель, подвергаются врачебным обследованиям. Наиболее частым источником ипохондрических переживаний у мальчиков становится сердце.

Подростковые нарушения поведения типа делинквентности, алкоголизации этому типу не свойственны. Реакция эмансипации обычно ограничивается маломотивированными вспышками раздражения в отношении родителей, воспитателей, старших вообще. К сверстникам тянутся, ищут компании, но быстро от нее устают и предпочитают одиночество или общение с близким другом. Самооценка обычно прежде всего отражает заботу о здоровье.

Этот тип акцентуации является почвой для развития неврастении, острых аффективных реакций, реактивных депрессий, ипохондрических развитий. Срывы часто возникают тогда, когда подросток осознает невыполнимость лелеемых планов, нереальность надежд и желаний. Велика также восприимчивость к ятрогениям. Тяжелые болезни у близких и знакомых усиливают ипохондричность.[25]

Сенситивный тип. С детства пугливы и боязливы. Часто страшатся темноты, сторонятся животных, боятся остаться одни, быть запертыми дома. Чуждаются бойких и шумных сверстников. Не любят подвижных игр и озорства. Робки и застенчивы среди посторонних и в необычной обстановке. Несклонны к легкому общению с незнакомыми. Все это может оставлять ложное впечатление о замкнутости и отгороженности от окружающего. На самом деле такие дети достаточно общительны с теми, к кому привыкли. Играть часто любят с малышами, чувствуя себя с ними увереннее и спокойнее. К родным и близким бывают привязаны, даже при холодном и суровом обращении с ними. Отличаются по­слушанием. Слывут «домашними детьми». Школа их пугает шумом, возней и драками на переменах. Учат обычно старательно. Страшатся всякого рода контрольных, проверок, экзаменов. Нередко стесняются отвечать у доски. Боятся прослыть выскочкой. Привыкнув к новому классу и даже страдая от преследований со стороны некоторых одноклассников; крайне неохотно переходят в другой.

Сексуальное влечение усиливает застенчивость и пе­реживания собственной неполноценности. В силу гипер­компенсации признания в любви могут быть столь решительными и неожиданными, что пугают и отталкива ют. Отвергнутая любовь утверждает в мысляхо своейнеполноценности. Могут возникнуть суицидные намерения.

Ни к делинквентности, ни к алкоголизации склонности не отмечается. Сенситивные юноши обычно некурят. В алкогольном опьянении вместо эйфории нередко можно наблюдать депрессивные переживания.

Самооценка отличается высоким уровнем объективности. Лгать и притворяться не любят и не умеют. Отказ отвечать предпочитают неправде.

Психастенический тип в детстве, наряду с некоторой робостью и пугливостью, рано проявляется моторная неловкость, склонность, к рассуждательству и не по возрасту «интеллектуальные» интересы. Иногда уже в детс ком возрасте начинаются фобии, т. е. боязнь незнакомых людей и новых предметов, темноты, страх оказаться за запертой дверью.

Критическим периодом, когда психастенические черты начинают раскрываться во всей полноте, обычно бывают первые классы школы, когда без мятежное детство сменяется первыми требованиями к чувству ответственности. Необходимость отвечать за себя и ос обенно за других представляет один из самых чувствительных ударов для психастенической натуры.

Главными чертами психастенического типа являются нерешительность, склонность ко всякого рода рассужде­ниям, тревожная мнительность в виде опасений за будущее — свое и своих близких, любовь к сам оанализу, самокопанию и легкость возникновения навязчивых страхов, опасений, действий, ритуалов, представлений, мыслей. Опасения адресуются к возможному, даже к маловероятному, в будущем: как бы не случилось чего-нибудь ужасного и непоправимого с ними самими или с теми близкими, к которым они обнаруживают чрезвычайно сил ьную привязанность. Невзгоды, уже случившиеся, пугают их гораздо меньше. Мальчикам бывает особенно свойственна тревога за мать: как бы она не заб олела и не умерла, не попал а бы под транспорт и т. п. Если мать опаздывает, где-то без предупреждения задержалась, такой подросток не находит себе места.

Фи зичес кое развитие обычно оставляет желать лучшего. Все ручные навыки и занятия с портом даются плохо. Исключение составляют лишь те виды спорта, при занятиях которыми нагрузка падает на ноги.

Подростковая реакция эмансипации выражен а слабо и нередко замещена патологической привязанностью, к кому-либо из близких. Тяга к сверстникам проявляется в робких формах.[26]

Самооценка, не смотря на склонность к самоанализу, далеко не всегда отличается правильностью и полнотой. Часто выделяется склонность находить у себя черты самых разных типов, в том чис ле совершенно не свойственные, например, истерические.

С первых лет такие дети с шизоидным типом любят играть одни. Они мало тянутся к сверстникам, избегают возни и шумных забав, предпочитают общество взрослых, подолгу молча слушая их беседы между собой. К этому может добавляться какая-то недетская сдержанность и даже холодность.

В подростковом возрасте все черты шизоидного типа крайне заостряются. Прежде всего бросаются в глаза з амкнутость и отгороженность. Иногда духовное одиночество мало тяготит подростка, который живет своими, необычными для других, интересами и увлечениями. Чаще же неспособность устанавливать контакты тяже­ло переживается. Неудачные попытки найти себе друга по душе, мимозоподобная чувствительность в моменты таких поисков, быстрая истощаемость в контакте («не зн аю о чем еще говорить») побуждают к еще большему уходу в себя.

Недоступность внутреннего мира и сдержанность в проявлении чувств делают неожиданными и непонятными для окружающих многие поступки, ибо весь ход предшествующих пере живаний и мотивов остается скрытым. Чудачества бывают неожиданны, но не служат эгоцентрической цели привлечь к себе внимание.

Подростковая реакция эмансипации обычно проявляется весьма своеобразно. Шизоидный подросток может терпеть мелочную опеку в быту и даже не замечать ее, подчиняться установленному распорядку и режиму, но готов реагировать бурным протестом на малейшую попытку в торгнуться без дозволения в мир его интересов, увлечений и фантазий.

Увлечения нередко отличаются необычностью, силой и постоянство м. Чаще встречаются интеллектуально-эстетические хобби. Увлечения нередко таят от других, боясь непонимания и насмешек. Делятся ими, если встречают интерес, но никогда не выставляют напоказ. В спорте пре дпочитают индивидуальные занятия, но не колл ективные игры. Место увлечений могут занимать о динокие многочасовые прогулки. Некоторым шизоидам хорошо даются тонкие ручные навыки: игра на музыкальных инструментах, всяческие поделки.

Сексуальная ак тивность для о кружающих обычно остается незамеченной. Не способные на флирт и ухаживание, не умеющие добиться сексуальной близости в ситуации, где она возможна, шизоидные подростки могут внезапно для других проявлять сексуальную акти вность в сам ых грубых и даже извращенных формах.

Алкоголизация встречается редко. Опьянение обычно не сопровождается эйфорией.

Самооценка шизоидов отличается избирательностью. Хорошо отдают себе отчет в своей замкнутости, трудности контактов, непонимании окружающих. Противоре­чия же в своем поведении не замечаются или им не придается значения. Любят подчеркивать свою не зави­ симость и самостоятельность.

Обычно приписываемые шизои дам соматические признаки (худощавость, дряблая мускулатура, сутуловатость) на фоне акселерации могут искажаться эндокри нными сдвигами, обус ловливая, например, избыточную полноту.

Лишь в части случаев чертыэпилептоидн ого типа явственно проступают еще в детстве. Такой ребенок может часа ми плакать и его невозможно ни уте шить, ни отвлечь, ни приструнить. Наряду с этим, могут выявиться садистские склонности, дети любят мучить животных, дразнить младших, издеваться над беспомощными. Отмечается также недетская бережливость по отношению к одежде, игрушкам, всему «своему» и крайне злобная реак ция на тех, кто собирается покушаться на их собственность. В школе обнаруживается мелочная ак куратность в ведении тетрадей, всего учени­ческого хозяйства.

В большинстве случаев черты этого типа становятся очеви дными только в подростковом возрасте. Главной и з них является склонность к периодам злобно-тоскливого настроения с накипающим раздражение м и поискам объекта, на котором можно сорвать зло. Такие состояния длятся часам и, реже днями, постепенно на чинаясь и медленно ослабевая. С ними тесно связана аффективная взрывчатость. Вспышки возбуждения лишь при первом впечатлении кажутся внезапными. Аффект накипает долго и постепенно. Повод для взрыва может быть ничтожным, сыграть роль последней капли. Аффекты не только сильны, но и продолжите льны, долго не наступает успокоения. В аффекте могут отмечаться безудержная ярость, циничная брань, жестокие побои, безразличие к беспомощности объекта нападения и. неспособность учесть его превосходящую силу. Реже эта ярость оборачивается аутоагрессией с нанесением себе порою тяжк их повреждений.

Алко гольное опьянение часто протекает тяжело, с яростью и драками. В пьяном виде могут быть совершены поступки, о которых потом не остается воспоминаний. Тем не менее нередкой бывает склонность напиваться «до отключения».

Реакция эмансипации нередко протекает тяжело. От родных требуют не только «свободы» и самостоятельности, но и «прав», доли имущества, материальных благ. Перед начальством склонны к угодничеству, если ждут каких-либо преимуществ. Реакция группирования со сверстниками соп ряжена со стремлением к властвованию. В группе жел ают устанавливать порядки, выгодные для себя. Могут хорошо адаптироваться в условиях строгого дисциплинарного режима.[27]

Общи ми чертами являются также вязкость, тугопод вижность, тяжеловесность, инертность, что откладывает отпечаток на всем - от моторики и эмоциональности до мышления и личностных ценностей. Мелочная скрупулезность, дотошное соблюдение всех правил, даже в ущерб делу, допекающи й всех педантизм - все это рассматривается некоторыми авторами как способ компенсации со бственной инертности. Большое внимание к своему здоровью, бережное соблюдение собственных ин­тересов сочетаются со з ло памятностью, не склонностью прощать обиды, озлоблением при малейшем ущемлении интересов.

Самооценка носит односторонний характер. Отмечаются склонность к периодам мрачного расположения духа, осмотрительность, приверженность к аккуратности и порядку, нелюбовь к пустым мечтаниям и предпочтение жить реальной жизнью, беспокойство о здоровье, даже склонность к ревности. В остальном пре дставляют себя гораздо более конформными, чем это есть на самом деле.

Главной чертой истероидн ого типа является эгоце нтризм, ненасытная жажда постоянного внимания окружающих к своей особе, потребность вызывать восхищение, удивление, почитание, сочувствие. На худой конец предпочитаются даже негодование и ненависть в отно­шении себя, но только не перспектива остаться незамеченным. Вс е остальные качества определяются этой чертой. Нередко приписываемая истероидам внушаемость отличается избирательностью: от нее ничего не остается, если обстановка внушения или само внушение не льют воду на мельницу эгоцентризма. Лживость и фантазирование цели ком нап равлены на приукрашивание своей личности с тем, чтобы опять же привлечь к себе внимание. Кажущаяся эмоциональность на деле оборачивается отсутствием глубоких искренних чувств при боль шой выразите льности, театральности переживаний, при склонности к рисовке и позерству.

В подростковом возрасте с целью привлечь к себе внимание, прежде всего товарищей, могут использоваться нарушения поведения. Склонны преувеличивать свою алкоголизацию: прихвастнуть огромным количеством выпитого или блеснуть из ысканным выбором алкогольных напитков. Иногда такие подростки готовы изобразить из себя наркоманов. Наслышавшись о нарко­тиках, попробовав раз - другой какой-либо доступный суррогат, они любят расписывать свои наркотические эксцессы, необы чный «кайф», прием экстравагантных наркотиков, вроде героина или ЛСД. Детальный расспрос обнаруживает, что нахватанные сведения быстро истощаются.

Реакция эмансипации может иметь бурные внешние проявления - громог ласны е требования свободы, конфликты и т.п. На сам ом же деле настоящей свободы и самостоятельности вовсе не ищут, от внимания и забот близких вовсе не жаждут избавиться.

Сексуальное влечение не отличается ни силой, ни нап ряженностью. В сексуальном поведении также много театральной игры. Юноши чаще скрывают свои сексуальные переживания, уходят от бесед на эти темы, чувствуя, что среди товарищей в этой обл асти они могут легко оказаться не на «высоте». Девочки, наоборот, склонны афишировать свои действительные и выдумывать несуществующие связи, способны на оговоры и самооговоры, могут разыгрывать роль распутниц и проституток, наслаждаясь о шело мляющим впечатлением на собеседника.

Самооценка очень далека от объективности. Обычно представляют себя такими, какими в данный момент можно скорее всего обратить на себя внимание.

Неустойчивый тип. С детства отличаются непослушанием, непоседливы, всюду и во все лезут, но при этом трусливы, боятся наказаний, легко подчиняются другим д етям. Элементарные правила поведения усваиваются с трудом. За ними все время приходится следить. У части встречаются симптомы невропатии (ночной энурез, заикание и др.).

Рано выявляется повыш енная тяга к удовольствиям, развлечениям, праздности, безделью. Убегают с уроков в кино или просто погулять по ул ице. Подстрекаемые более стеничными товарищам и, могут ради компании убежать из дома. Охотно подражают и подчиняются тем, чье поведение сулит наслаждения, веселье и смену легких вп ечатл ений. Готовы все дни проводить в уличных компаниях. Еще детьми начинают курить. Легко идут на мелкие кражи.

Когда становятся подростками, то прежние разв лечения, вроде кино, теперь уже не забавляют. Ищут более острых и сильных ощущений, в ход идут хулиганс кие поступки, алкоголизация, проявляется и нтерес к наркотизации. Нарушения поведения, делинквентность прежде всего обусловлены же ланием поразвлечься. Выпивки начинаются рано (иногда с 12—14 лет) и всегда в компании асоциальных приятелей. Поиск необычных впечатлений легко толкает на правонарушения.

Реакция эмансипации тесно сопряжена все с тем же желанием удовольствия и развл ечения. Глубокой любви к близким они никогда не питают. К семейным бедам и заботам относятся с равнодушием. Родные для них прежде всего источник средств для развлечений. Реакция группирования проявляется в раннем тяготении к уличным асоциальным компаниям. Неспособные сами занять себя, плохо переносят одиночество и в этих компаниях прежде всего ищут места для развлечений. Трусость и недостаточная инициативность приводят к тому, что неустойчивые подростки легко становятся ору­дием таких групп. В групповых правонарушениях им приходится таскать каштаны из огня, а пл оды пожинают более стеничные члены группы.[28]

Сексуальное влечение не отличается силой, но пребывание в уличных группах ведет к раннему сексуальному опыту, включая знакомство с извращениями. Сексуальная жизнь становится таким же источником развлечений, как выпивки и хулиганские похождения. Романтическая влюбленность проходит мимо неустойчи вых подростков, чувство влюбленности для них остается незнако мым.

Учеба легко забрасывается. Никакой труд не привлекает. Работают толь ко в силу крайней необходимости. Поражает равнодушие к своему будущему - не строят планов, не мечтают о какой-либо профессии или о каком- либо положении для себя. Живут только настоящим, желая извлечь из него максимум удовольствий. От трудностей, неприятностей и испытаний стараются убежать. С угрозой наказания бывают связаны первые побе ги из дома и из интернатов. Повторные же побеги нередко обусловлены тягой к «свободной жизни».

Скрытая акцентуация по неустойчивому типу обнаруживается, когда подросток, до определенного момента бывший под строгим присмотром, в силу обстоятельств вн езапно оказывается лишенным постоянного контроля. Он сразу же попадает в асоциальную компанию, начинает алкоголизироваться и совершает прав онарушения.

При воспитании по типу гипопротекции из неустой чивой акцентуации разв ивается психопатия.

Главная черта конформного типа - постоянная и чрезм ерная конформность к своему непосредственному привычному окружению. Жизненное правим о - думать «как все», поступать «как все», стараться, чтобы все было «как у всех» — от одежды и манеры вести себя до мировоззрения и суждений по животрепещущим вопросам. При этом под «всеми» подразумевается привычное окружение. От него стараются ни в чем не отстать но и не любят выделяться, забегать вперед. Это особенно проявляется на отношении к модам одежды. Когда появляется какая-либо новая мода, то нет больших ее хулителей, чем представители конформного типа. Но как только их среда осваивает новую моду, они сами облачаются в эту одежду, забыв о том, ч то говорили ранее.

Конформность сочетается с поразительной некритичностью. Все, что говорит привычное окружение, все, что приносят привычные каналы информации, это и есть истина. И даже если по этим каналам начинают поступать све дения, явно противоречащие действительности, они по-прежнему принимаются за чистую монету.

Конформные подростки очень дорожат местом в привычной группе сверстников, стабильностью этой группы, постоянством окружения. Нередко решающим в выбор е профессии или в избрании места, где продолжать учебу, является то обстоятельство, что в то или иное учебное заведение поступают большинство товарищей.

Слабое место в конформном характере - непереносимость крутых перемен. Ломка жизненного стереотипа, лишение привычного общества может послужить причиной реактивных состояний. К острым аффективным реакциям особой склонности не обнаруживается. Дурное влияние среды чаще всего толкает к алкоголизации.

Смешан ные типы

Эти типы составляют почти половину случаев явных ак центуаций. Их особенности нетрудно представить на основании предыдущих описаний. Встречающиеся сочетания не случайны. Они подчиняются определенным законо мерностям. Черты одни х типов сочетаются друг с дру гом довольно часто, а других практически никогда. Существует два рода сочетаний.

Промежуточные типы обусловлены эндогенными закономерностями, прежде всего генетическими факторами, а т акже, возможно, особенностями развития в раннем детстве. К ним относятся уже описанные лабильно-цик лоидный и конформно-гипертимный типы, а также сочетания лабильного типа с астено-невротиче ским и сенситивным, астено-невротического с сенситивным и психастеническим. Сюда же могут быть отнесены такие промежуточные типы, как шизоидо-сенситивный, шизоидо-психастенический, шизоидо-эпилептоидный, шизоидо-истероидный, истероидно-эпилептоидный. В силу же эндогенных закономерностей возможна трансформация гипертимного типа в циклоидный.

2.2. Психосоциальные особенности развития в подростковом возрасте

На российской научно-практической конференции «Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков»[29] встал вопрос о широком социальном аспекте помощи детям «группы риска». Отмечалось, что волна детской безнадзорности грозит приблизиться к уровню 20-х годов; несовершеннолетние бродяжничают, принимают алкоголь, употребляют наркотики, грабят и убивают. Подчеркивалась необходимость профилактики каждого негативного явления и медико-психолого-педагогической реабилитации несовершеннолетних. Именно в профилактике асоциального поведения несовершеннолетних особое значение приобретают специфические психологические знания, на основе которых исследуется природа отклоняющегося поведения подростков, а также разрабатываются практические меры по предупреждению асоциальных проявлений.

Психологи и педагоги США, считая возраст 12 лет разграничительной линией между детством и отрочеством, указывают, что с 13 лет начинается знаменитый возраст тинейджеров. Отечественные ученые начало подросткового возраста также относили к 12-ти годам, современные источники – к десяти. Таким образом, в настоящее время отмечается тенденция к его «омоложению». Г.А.Цукерман пишет, что «граница, разделяющая младший школьный и подростковый возраст, должна быть размытой, не укладывающейся в точную цифру». Т.В.Драгунова подчеркивает, что «границы подросткового возраста примерно совпадают с обучением детей в 5 – 8 классах современной школы». Следовательно, подростковый возраст охватывает период от 10 – 11 до 14 – 15 лет.

Как отечественные, так и зарубежные исследователи считают подростковый возраст периодом противоречий, притязаний на взрослость и признание, углубления самоанализа, развития самосознания, становления «Я-концепции», стремления к социальному и личностному самоопределению. Л.И.Божович подчеркивает, что стремление к новому, взрослому положению, выход за пределы дозволенного дают подростку возможность дальнейшего развития. Подростковый протест, негативизм, искаженные формы самоутверждения могут возникнуть, если взрослые при этом продолжают относиться к подростку как к ребенку.[30]

Многие исследователи пришли к выводу, что подростковый возраст является тем периодом, когда уже отчетливо выступает потребность в самовоспитании и ведется активная работа над собой. Это возраст становления самостоятельности, формирования чувства собственного достоинства, выражающего потребность в самоопределении и самоутверждении подростка в среде взрослых. Между притязаниями и реальными возможностями есть еще значительные расхождения, и даже противоречия. Подросток, с одной стороны, не может отказаться от своих притязаний и, с другой стороны, не может видеть своих слабостей и ограниченности, которые нередко маскирует внешней независимостью и развязностью в поведении.

Сколько бы противоречий подросткового возраста не выделяли ученые, все сходятся в том, что это возраст социализации (врастания в мир человеческой культуры и общественных ценностей) и индивидуализации, т.е. открытия и утверждения своего уникального и неповторимого «Я».

Рассмотрение проблемы отклоняющегося поведения подростка через призму концепции психического развития ребенка, разработанной Д.Б.Элькониным, позволяет выявить три ключевые ситуации, характеризующиеся качественным отставанием индивида в освоении социального опыта действий и отношений: либо зацикливание «на игре ради игры», «учебе ради учебы», либо существенный дисбаланс в соотношении интимно-личностного общения и учебно-профессиональной деятельности в рамках многоплановой деятельности, реализация которой в социально одобряемых формах соответствует ожиданиям социума, предъявляемым стоящему на пороге зрелости индивиду. М.Ю.Кондратьев считает «искривлением» деятельностной линии онтогенеза недостаточную обученность подростка, его психическую неподготовленность к соответствующему возрастным нормам, привычному для данного социума способу взаимодействия с окружающей действительностью. Однако это один из аспектов отклоняющегося поведения, понимание механизмов которого может быть осуществлено с позиций психологической концепции развития личности.

Так, А.В.Петровский в концепции персонализации личности рассматривает потребность индивида быть «идеально представленной» в сознании значимых других людей личностью, причем теми своими особенностями, которые он сам ценит в себе. Однако потребность быть личностью (стремление подчеркнуть свою индивидуальность, неповторимость) может быть удовлетворена лишь при наличии способности быть личностью. Разрыв между этой потребностью и способностью может привести к серьезным нарушениям процесса личностного развития, качественно искривить линию личностного роста. В подростковом возрасте наряду с адаптацией осуществляется активная индивидуализация и интеграция подростка в группу сверстников.[31]

Индивидуализация подростка может проявляться в форме самоутверждения, которое имеет положительное влияние на процесс и результаты общественной и учебной деятельности, если его мотивом является стремление к лидерству и престижности. В то же время, согласно мнению Д.И.Фельдштейна, самоутверждение подростков может иметь и социально-полярные основания – от подвига до правонарушения.

Кондратьев М. Ю. выделяет ведущий мотив подростка: «Чем бы ни выделиться, лишь бы выделиться», «запечатлеться в другом мире», что может провоцировать отклоняющееся поведение. Филонов Л. Б. считает источником девиантного поведения подростка «поиск пределов допустимого».[32] Это может оказывать негативное воздействие на самосознание, порождать честолюбие, неадекватность самооценки, провоцируя конфликты в отношениях с окружающими. Овчинский В. С. обратил внимание на то, что несовершеннолетние правонарушители характеризуются искаженной, сильно и преждевременно развитой потребностью в свободе и самостоятельности. Таким образом, стремление к новизне, оригинальности поведения, лидерству и престижности, желание бороться, достигать являются типичными чертами подростка.

Следует заметить, что стремление подростка к необычайным ситуациям, приключениям, завоеванию признания, испытанию границ дозволенного, рассматриваемые взрослыми как отклоняющееся поведение, с точки зрения самого подростка могут считаться «нормальными ситуациями», отражая поисковую активность подростка и стремление к расширению границ индивидуального опыта. Таким образом, нарушения поведения могут быть следствием выраженного протекания подросткового кризиса - кризиса идентичности.

А.Е.Личко подчеркивает важность для подростка складывающейся «системы отношений» со сверстниками, общение со сверстниками выделяется в качестве ведущей деятельности этого периода; потребность подростков в общении, в аффилиации, изучении межличностного взаимодействия становится основным фактором в их психологическом развитии. Многие действия, свойственные подростку в ситуации общения, следует оценить как поисковые, направленные на удовлетворение потребности в получении новой информации, новых переживаний, расширении своего опыта.

Исследователи отмечают, что на отклонения в поведении подростка оказывают влияние следующие особенности взаимоотношений: положение изгоя в классе, отвержение со стороны учителей, ярлык девианта в школе. Возможно, что отчуждение подростков от школы происходит вследствие нетактичности, раздражительности по отношению к подростку со стороны педагогов, равнодушия учителей, у которых отсутствуют элементарные знания о причинах и формах проявления педагогической запущенности. М.Ю.Кондратьев подчеркивает, что низкий статус школьника в классе, невозможность индивидуализироваться, а затем интегрироваться в классе, неудовлетворенная потребность самоутвердиться в рамках школы ведут к тому, что подросток начинает активный поиск других сообществ, где он мог бы компенсировать личностные неудачи.

Подросток, стремясь найти уважение и признание своей независимости, тяготеет к участию в спортивных, музыкальных, других академических или неформальных группах. Отмечается, у современных подростков из неформальных групп потребность в событийности, стремление к риску. Фрустрация этой группы потребностей переживается как «пустота», «скука», «тоска», «проскальзывание жизни». Причем, неформальная субкультура не есть нечто особенное. Она впитывает в себя многие характеристики традиционной подростковой «уличной» субкультуры, являясь и группой социальной инициативы, и клубом по интересам, фан-клубом, карнавально-демонстративным движением хиппи и панков, и подростковой бандой.

У подростка, включенного в деятельность уличных групп, которые складываются стихийно, как правило, на почве нездоровых интересов, часто представляют собой микросреду, отрицательно влияющую на подростка, формируются социально-отрицательные интересы, стремление к взрослым формам поведения: ранний сексуальный опыт, групповое употребление наркотиков, алкоголизация. Членство в подростковых группах, «кодекс чести» которых опирается на доминирование групповых норм над общечеловеческими, становится залогом девиантного поведения подростка. Механизм его таков: формы предпреступного поведения закрепляются в поведенческие стереотипы, формируется асоциальный стиль поведения, который может перерасти в устойчивый антисоциальный. Принадлежность к девиантной группе дает подростку новые способы самоутверждения, позволяет максимизировать свое «Я» уже не за счет социально-положительных, в которых он оказался банкротом, а за счет социально-отрицательных черт и действий.

Негативные последствия для личностного становления подростка наблюдаются в рамках замкнутого круга общения, закрытого воспитательного учреждения, т.к. сужение социального поля активности противоречит как общеличностным, так и специфически возрастным потребностям подростка.

Ученые единодушно отмечают огромное влияние на формирование отклоняющегося поведения детей и подростков семьи и семейных отношений. Безнадзорность, попустительство со стороны родителей, ослабление социального контроля являются внешними условиями, допускающими возможность бесконтрольного поведения, которое переходит во внутреннюю неспособность личности к самоограничению.

Современные исследования показывают сложность отношений подростка к взрослым. Так, отчуждение между подростком и родителями, которое выражается в ссорах, дефиците общения, отдалении подростка от семьи, неодобрении родителями его друзей, является фактором риска возникновения психических нарушений и поведенческих отклонений.

Следовательно, к девиантному поведению прибегает отклоненная социумом личность; слабые связи «семья-ребенок», «школа-ребенок» способствуют ориентации молодежи на группы сверстников, которые являются преимущественно источником девиантных норм.

Причинами отклонений в поведении подростков являются и реалии настоящего периода в жизни общества. Подростки остро переживают социальное расслоение, невозможность для многих получить желаемое образование, жить в достатке, в последние годы у несовершеннолетних в течение полугода или года изменяются ценностные ориентации. (В 70-80-е годы для этого требовалось не менее трех лет). Отвержение базовых социальных ценностей является первопричиной девиантного поведения. Морально-психологический «сдвиг» выражается у подростков в асоциальном поведении и сопровождается правонарушениями, побегами, заболеваниями по наркологическому признаку, серьезными нервно-психическими расстройствами. Д.И.Фельдштейн отмечает, что у современного подростка желание соответствовать ожиданиям коллектива и общества ослабевает, а желание уклониться от них, напротив, растет; отсутствуют условия для реального выхода подростков на серьезные дела общества, что лишает их возможности занять активную социальную позицию, освоить отношения взрослого общества. Это противоречие приводит к искусственной задержке личностного развития современных подростков, острому внутреннему конфликту.[33]

Поскольку подросток, склонный к девиантному поведению, излишне любознателен, крайне нестабилен, стремится к риску и существованию в неопределенности, наибольший интерес для него представляют ситуации, связанные с напряжением - конфликты, ситуации риска.

Трудно объяснимые поведенческие реакции подростков могут быть следствием заострений, акцентуаций характера. Если раньше акцентуации считались аномалией личности, то теперь они входят в критерий нормы, поскольку характерны 90% подростков. [21] И все же они способствуют определенным нарушениям в сфере общения. Так, при гипертимной акцентуации характера - наиболее распространенной среди подростков - выраженная реакция эмансипации и высокий уровень конформности, проявление в системе отношений черт мужественности создают почву для возникновения социальной дезадаптации, риска алкоголизации и наркотизации подростка. Акцентуация неустойчивого типа связана с изменчивостью настроения, поступков и действий без видимых причин, с нежеланием трудиться, праздностью, слабоволием, трусостью, поверхностностью контактов. Экзальтированному типу свойственна высокая впечатлительность, сильная привязанность к друзьям, искреннее и глубокое переживание чужих проблем. Тревожный тип склонен к страху, чрезмерной подчиненности, дерзкому выбросу негативных эмоций. Следовательно, при наличии какой-либо акцентуации характера (заострении черт определенного типа) личность отличается некоторыми индивидуальными гипертрофированными качествами, нарушающими социальные контакты или содействующие развитию отношений. К.Леонгард отмечал, что до 50% населения имеют акцентуированные черты характера; Н.Смишек считает, что подростку могут быть присущи одновременно несколько акцентуаций характера, которые к концу подросткового возраста должны сглаживаться. Т.о., склонность к девиациям обусловлена наряду с влиянием социальных факторов свойствами самой личности.

Данный постулат отмечается и в рамках базовой теоремы первичной социализации, основные положения которой состоят в том, что как нормальное, так и отклоняющееся поведение индивида является следствием обучения социальному поведению, продуктом взаимодействия социальных, культурных и психологических характеристик.

Личности младшего подростка посвящены работы М.Джонсона, У.Дамона, Д.Харда, Л.Кольберга и др. Они отмечают у младшего подростка новый уровень языкового общения: значительные области личного опыта могут стать предметом коммуникации, эмоционально-мыслительным событием, разделенным с другим человеком. Так, в суждениях о себе и других появляются обобщенные психологические категории, психологические концепции характера и темперамента, социологические концепции групповых взаимодействий и лидерства. Возникает новый уровень представлений о справедливости при принятии совместных решений, распределении ценностей, когда в расчет берутся мнения и интересы всех участников; появляется взгляд на ситуацию с позиции внешнего наблюдателя. В моральных суждениях начинает складываться ориентация на «золотое правило», но пока без учета возможных последствий собственных действий.

По мнению Д.Элкинда, младшие подростки живут в мире самопоглощенности, т.к. этому возрасту свойственен новый виток эгоцентризма. Поскольку они существует одновременно в мире взрослых и мире детей (культурная маргинальность), «жизнь этих детей внутренне чрезвычайно напряжена: они чувствуют себя объектами постоянного, пристального внимания и оценивания, живут как бы на сцене, действуют перед воображаемой аудиторией, чьи возможные реакции постоянно пытаются предугадать». Младшему подростку свойственна выраженная эмоциональная неустойчивость, конфликтность и агрессивность, застенчивость и максимализм, склонность к риску, самоиспытаниям. Самооценка их неустойчива и «сверхобобщена», что отражает резкие качественные изменения в структуре личности в этот критический период и позволяет осуществить переход на новый, «взрослый» уровень личностного развития. При этом «ядерная» часть, представляющая в структуре личности биопсихическую основу, менее подвержена изменениям, а динамическая структура периферической части, фиксирующая основные проявления личности, имеющая социальную природу, больше подвержена изменениям. В структурно-динамической системе личности взаимосвязь самооценочных компонентов, эмоциональной сферы и личностного поведения в период 9 -13 лет отражается в фазах синкретизма, дифференциации и интеграции личностных характеристик. Личность как динамичная организация все же имеет в своей структуре основополагающие стабильные аспекты, которые объединяют и организуют различные элементы личности, ее поведение.

Поскольку у 37% младших подростков отмечается парциальное присутствие психической ригидности в структуре личности, это ведет к резкому ограничению вариантов поведения, поведенческим срывам, трудностям осознания собственных психологических проблем, актуального состояния мотивов и потребностей.

В происхождении отклоняющегося поведения младших подростков влияние группы сверстников иногда больше, чем влияние особенностей личности. Однако исследователи отмечают, что определенные качества в структуре личности подростка предрасполагают к девиациям, а определенные ситуации развития (фрустрирующие ситуации) и особое стечение обстоятельств способствуют их проявлению. Не случайно Х.Ремшмидт, считая регулятором поведения человека его личностные качества, отмечает, что отклоняющееся поведение подростков часто сопряжено с определенным окружением и типом ситуаций.

Г.В.Уварова, рассматривая личностные особенности криминальных подростков, как мальчиков, так и девочек, отмечает у них отрицательное отношение к школе и одноклассникам, с которыми они если и общаются, то больше негативно, чем хорошо; ненависть к отличникам; негативную установку к другим людям, чести и достоинству. Для подростков с асоциальным и антисоциальным поведением характерно отчуждение от общепринятых правил социального общежития; отторжение от позитивных социальных ценностей. Им не трудно ударить незнакомого человека, а «врага» или «чужака» могут ударить до 80% правонарушителей, причем как юноши, так и девушки; для достижения собственной цели более половины готовы нанести другому имущественный ущерб.

Поскольку у несовершеннолетних самооценка еще не определилась, ценностные ориентации не сложились в систему, все же можно говорить о их специфике у подростков-правонарушителей. Во-первых, они оценивают себя значительно ниже законопослушных по самооценочным категориям внешней привлекательности, ума, успешности в учебе, доброты и честности. Во-вторых, свои неудачи они приписывают чему-то внешнему - везет меньше, на их долю выпало больше несчастья, негде себя показать, производят на других неблагоприятное впечатление и пр. В-третьих, у них возрастает значимость объектов, удовлетворяющих потребность престижа. На фоне преобладания у делинквентов потребительских тенденций ценностные ориентации имеют прямую связь со структурой их досуга: приобретение спиртного, посещение баров и дискотек, просмотр кинофильмов и телепередач, отсутствие интереса к чтению книг. Среди современных подростков с отклоняющимся поведением популярны фильмы с уголовной тематикой.

Группа грузинских исследователей установила, что у несовершеннолетних правонарушителей потребность социального престижа теряет свою направленность, перерастая в низшую форму самоутверждения, когда индивид удовлетворяется тем, что становится объектом внимания других людей. Подростку-делинквенту свойственна гипертрофированная потребность в свободе, независимости: ему уже в 12-13 лет невыносима ситуация, когда он должен получать разрешение от других на каждый свой поступок.

Особенности деформации ряда существенных для развития личности в подростковом возрасте психологических характеристик, обусловленность отклоняющегося поведения характерологическими особенностями личности, дисгармоничностью развития характера рассматривались также в работах Александрова А. А.; Заики Е.В., Крейдун Н.П., Ячиной А.С., Личко А.Е.; Реана А.А. Зафиксированы следующие параметры развития личности подростков с отклоняющимся поведением: отношение к будущему является крайне неопределенным, вплоть до отсутствия содержательной ориентации; будущее выступает как прямое отражение примитивных желаний настоящего; общечеловеческие ценности чаще всего отвергаются; отсутствует интерес к учебе и познанию. Подростки – делинквенты фактически игнорируются сверстниками, выпадают из круга нормального подросткового общения. Большинство этих подростков живут в семьях с неблагоприятным психологическим климатом. Имеют сочетание не менее трех грубых криминогенных качеств, акцентуации характера, наиболее частые из которых – эпилептоидная, неустойчивая, гипертимная. По данным Реана А.А., во всех случаях имеется не один, а два-три пика дисгармоничности в профиле характера подростка. Подавляющее большинство подростков с отклоняющимся поведением – мальчики, среди которых у 50% выражена склонность к алкоголизации; социальные отношения этих подростков имеют высокую конфликтность.

Е.В.Заика, Н.П.Крейдун, А.С.Ячина выделяют личностные особенности делинквентных подростков, свидетельствующие о деформации их характера криминогенный комплекс личности несовершеннолетнего правонарушителя: наличие конфликтов с окружающими, неприязненное отношение к позиции взрослого; заниженная у 56% подростков потребность в общении, которая выступает средством самоутверждения и компенсации неудовлетворенности своим положением; принятие подростков, состоящих на учете в ИДН, и их групповых норм (от 77 до 99% случаев). Игнорирование девиантов сверстниками с нормативным поведением говорит об их выпадении из круга нормального подросткового общения.

Следует заметить, что отклоняющееся поведение в форме безнравственного, аморального, неэстетичного поведения практически не имеет гендерных различий. Ю.М.Антонян, Л.В.Перцова, Л.С.Саблина отмечают, что причины делинквентного поведения девочек заключены в семье, которая не контролирует их сексуальную активность, не формирует у них стиль жизни, манеры держаться, присущих традиционно женщине черт пассивности, заботливости, чувствительности. В гендерном аспекте подростковая делинквентность в статистике представлена крайне редко и только в общем виде. Однако отмечается, что усилия социальных учреждений должны быть направлены на воспроизведение такой идеологии семьи, которая бы выполняла функции контроля и справлялась с задачами социализации

2.3. Акцентуации характера, как фактор девиантного поведения подростков

За счет индивидуально-психологических особенностей как акцентуации характера, неадекватная самооценка, нарушение эмоцианально-волевой и эмоционально-коммукативной сферы, могут возникнуть устойчивые формы психосоциальной дезадаптации. Подростки с акцентуациями характера составляют группу повышенного риска развития расстройств психического здоровья в связи с их уязвимостью к определенным пагубным влияниям среды или психических травм. Являясь крайними вариантами нормы акцентуации характера, выступают как фактор, повышающий риск развития психогенных нервно-психических расстройств или расстройств поведения.

Результатом неблагоприятной социализации таких подростков может стать отклоняющееся поведение. В большинстве случаев ребенок воспитывается в духе соблюдения норм и правил поведения. Однако, когда имеет место отклоняющееся поведение, ребенок, как показывает практика, находится в неблагоприятной жизненной ситуации, и формирование его личности складывается противоречиво. Статистика свидетельствует, что каждый третий подросток - правонарушитель рос без отца, а в тех случаях, когда были оба родителя, у каждого четвертого отец страдал алкоголизмом.

Часто подростки не удовлетворены взаимоотношениями с родителями. В современном обществе налицо нерешенность проблемы «отцов и детей», которая проявляется в нестабильности положения подростка в семье, отсутствии благоприятного микроклимата, препятствующем возникновению отклоняющегося поведения, в самых разнообразных формах.

Поведение родителей влияет на поведение ребенка, прослеживаются устойчивые закономерности: родители являются для ребенка значимыми людьми, тип их поведения является моделью для подражания (даже если ребенок в душе осуждает родителя, его манеру поведения, он поневоле подражает ему, т.к. репертуар уже знаком).

3. Исследование влияния акцентуаций характера на девиантное поведение подростков

3.1. Постановка задачи и методы исследования

Деструктивные процессы, затронувшие различные общественные сферы, повлекли за собой рост преступности не только среди взрослого населения, но и среди молодежи. По данным статистики, более 50% правонарушений совершаются подростками и юношами.Задачей исследования является выявление и диагностика акцентуаций характера у подростков с отклоняющимся поведением. Проблема отклоняющегося поведения школьников – одна из актуальных социально-психологических проблем.

Цель эмпирического исследование является выявление влияния акцентуаций характера на формирование девиантного поведения подростков.

Для достижения цели были поставлены гипотезы:

Гипотеза 1: акцентуации характера влияют на формирование девиантного поведения подростка.

Гипотеза 2: высокая встречаемость девиантного поведения наблюдается среди подростков с эпилептоидным и лабильным типами акцентуаций характера.

Определив тип мы можем выявить, предупредить и определить метод коррекции отклоняющегося поведения.

Исследование проводилось на базе МОУСОШ №73 Ленинского района г. Владивостока в несколько этапов. На первом этапе формировалась выборка в соответствии с целью исследования. На втором этапе исследования выявляли акцентуации характера при помощи использования методики патохарактерологический диагностический опросник А.Е.Личко (ПДО) [Приложение 2]. Данная методика позволяет увидеть личностные особенности подростка. Так же был проведен опрос, методом анкетирования. Испытуемым предлагалось ответить на вопросы с готовыми вариантами ответов. Данная методика по продолжительности составила 15 минут. Это позволило нам при сопоставлении результатов обоих методик, составить более полную психологическую картину о каждом респонденте. На третьем этапе была использована заключительная методика – метод экспертной оценки. Экспертами в данной методике выступали: психолог, работающей в школе более трех лет – И.В.Корольчук, заместитель директора школы по воспитательной части – Е.К.Нестерова, классные руководители обоих классов.

Заключительный этап включал в себя обработку и сопоставление полученных результатов исследования.

Выборка была составлена в соответствии с целью и задачами исследования. В состав выборки вошли ученики 9-10 классов в количестве 50 человек. В 9 классе 26 человек из них 16 девочек и 10 мальчиков. В 10 классе 24 человека из них 11 девочек и 13 мальчиков. Возраст учащихся от 13 до 16 лет. Исследование проводилось в период с марта 2004г. по апрель 2004г.

Для достижения цели исследования были использованы метод анкетного опроса, методика ПДО и метод экспертной оценки.

3.1.1. Методика анкетирования

Анкетирование, как и наблюдение, является одним из наиболее распространенных исследовательских методов в психологии. Анкетирование обычно проводится с использованием данных наблюдения, которые (наряду с данными, полученными при помощи других исследовательских методов) используются при составлении анкет.

Существуют три основных типа анкет, применяемых в психологии:

- анкеты, составленные из прямых вопросов и направленные на выявление осознаваемых качеств испытуемых. Например, в анкете, направленной на выявление эмоционального отношения школьников к своему возрасту, использован такой вопрос: «Предпочитаете стать взрослым теперь же, сразу, или хотите остаться ребенком и почему?»;

- анкеты селективного типа, где испытуемым на каждый вопрос анкеты предлагается несколько готовых ответов; задачей испытуемых является выбор наиболее подходящего ответа. Например, для определения отношения учащегося к различным учебным предметам можно использовать такой вопрос: «Какой из учебных предметов - самый интересный?». А в качестве возможных ответов можно предложить перечень учебных предметов: «алгебра», «химия», «география», «физика» и т.д.;

- анкеты шкалы; при ответе на вопросы анкет-шкал испытуемый должен не просто выбрать наиболее правильный из готовых ответов, а проанализировать (оценить в баллах) правильность из предложенных ответов. Так, например, вместо ответов «да» или «нет» испытуемым можно предложить пятибалльную шкалу ответов:

5 - уверено да;

4 - больше да, чем нет;

3 - не уверен, не знаю;

2 - больше нет, чем да;

1 - уверенно нет.

Между этими тремя типами анкет не существует принципиальных различий, все они являются лишь различными модификациями метода анкетирования. Однако если использование анкет, содержащих прямые (а тем более косвенные) вопросы, требует предварительного качественного анализа ответов, что значительно затрудняет использование количественных способов отработки и анализа получаемых данных, то анкеты-шкалы являются наиболее формализованным типом анкет, так как они позволяют проводить более точный количественный анализ данных анкетирования.

Бесспорным достоинством метода анкетирования является быстрое получение массового материала, что позволяет проследить ряд общих изменений в зависимости от характера учебно-воспитательного процесса и т.п. Недостатком метода анкетирования является то, что он позволяет вскрывать, как правило, только самый верхний слой факторов: материалы, при помощи анкет и вопросников (составленных из прямых вопросов к испытуемым), не могут дать исследователю представления о многих закономерностях и причинных зависимостях, относящихся к психологии. Анкетирование - это средство первой ориентировки, средство предварительной разведки. Чтобы компенсировать отмеченные недостатки анкетирования, применение этого метода следует сочетать с использованием более содержательных исследовательских методов, а также проводить повторные анкетирования, маскировать от испытуемых подлинные цели опросов и т. д.

Для выявления подростков, склонных к девиантному поведению была разработана анкета состоящая из 11 вопросов [Приложение 1]. Все вопросы в данной анкете распределены по следующим категориям. Состав семьи. Не полная семья дает нам право определить подростка в группу риска. Поэтому, вопросы №1,2 в данной анкете были обязательно включены.

Одним из критериев девиантного поведения подростков являются систематические пропуски занятий в школе без уважительной причины - прогулы . Именно из этих соображений вопрос №3, сформулированный следующим образом «Случалось ли так, что вы пропускали школу не по уважительной причине», был включен в анкету. Склонность подростка к употреблению спиртных напитков , табака и наркотических веществ является одним из основных факторов девиантного поведения. Такие вопросы нельзя было не включить при разработке анкеты. Поэтому вопросы под №4,5,6 были посвящены именно этим темам.

Одним из показателей девиантности подростка говорят сексуальные отношения . Логично думать, что подросток вряд ли откровенно расскажет нам о своем сексуальном опыте. Именно поэтому, вопрос был сформулирован следующим образом: «Со скольки лет, на ваш взгляд, должны начинаться сексуальные отношения?» Подростку предлагается написать свой вариант ответа. Этот ответ дает нам возможность считать, что именно с этого возраста начались его сексуальные отношения.

Конфликтная личность также определяется как девиантная личность. В данной анкете, вопросы №8,9,10 посвящены именно этой проблематике. Выяснив частоту конфликтов подростка с родителями, друзьями и учителями, мы можем говорить о девиации.

На последний, одиннадцатый вопрос предлагается ответить в свободной форме. Написав «мини-сочинение», подросток раскрывает о себе, как о человеке, который должен попробовать в этой жизни все и объясняет почему.

В заключении, подросток сообщает краткую информацию о себе. Это поможет в исследовании сопоставить результаты методики анкетирования и методики предложенной А.Е.Личко (ПДО).

3.1.2. Патохарактерологический диагностический опросник А.Е.Личко (ПДО)

При помощи указанный методики мы выявляем тип акцентуации характера, присущий подростку. Данная методика имеет ряд дополнительных шкал, которые помогают выявить психологические особенности личности подростка – риск социальной дезадаптации, склонность к депрессии, риск начала употребления наркотических средств, возможность и характер суицида, алкоголизацию и т.д. Сопоставив эти результаты, с результатами полученными в ходе анкетирования, мы можем определить, относится ли данный подросток к девиантному.

Исследование проводилось на уроках в школе, где непосредственно учатся подростки исследуемых групп. Продолжительность урока составляет 1 академический час.

Методика состоит из множества суждений, соединенных в 25 подшкал. В ходе проведения исследования испытуемые получают соответствующие 25 списков суждений. Из каждого из них они должны выбрать такие три, которые относятся к ним в наибольшей степени, и три такие, которые относятся в наименьшей степени. По характеру выборов судят о том типе акцентуированного характера, к которому относится испытуемый.

Выборы, которые производятся испытуемыми, заносятся ими в специальный регистрационный лист. [Приложение 2]

С помощью данной методики определяются следующие типы акцентуации характера.

Гипертимный тип. Отличается почти всегда хорошим, слегка повышенным настроением. Имеет высокий тонус энергичен, активен. Проявляет стремление быть лидером. Общителен и неустойчив по интересам, недостаточно разборчив в знакомствах. Плохо переносит одиночество. Легко адаптируется в незнакомой обстановке. Не любит однообразие, дисциплину, вынужденное бездействие, монотонную работу. Оптимистичен и несколько переоценивает свои возможности. Нередко бурно реагирует на события, раздражителен.

Циклоидный тип. Часто меняет настроение. У него падает работоспособность, утрачивается интерес к работе и к окружающим людям, причем это происходит периодически. Тяжело переживает неудачи, часто думает о собственных недостатках, ненужности, испытывает чувство одиночества. Периоды депрессии время от времени перемежаются активностью, свойственной гипертимному типу.

Лабильный тип. Характеризуется крайней, непредсказуемой изменчивостью настроения. Сон, аппетит, работоспособность и общительность зависит от настроения. Испытывает глубокое чувство личной привязанности к тем людям, которые к нему относятся с симпатией и любовью. Избегает лидерства. Имеет адекватную самооценку.

Астеноневротический тип. Характеризуется повышенной утомляемостью, раздражительностью, склонностью к ипохондрии – преувеличенному вниманию к состоянию здоровья. Тревожно мнителен. Боится ситуаций соревнования и экзаменационных испытаний. Имеются частые аффективные вспышки в состоянии утомления.

Сензитивный тип. Характеризуется повышенной впечатлительностью, обостренным чувством собственной неполноценности, особенно в самооценках качеств морального и волевого характера. Замкнутость, робость и застенчивость – типичные черты, проявляемые в незнакомой обстановке и среди незнакомых людей. Открытость, общительность и откровенность появляются только в кругу достаточно близких людей.

Психастенический тип. Нерешителен, склонен к пространным рассуждениям, испытывает повышенную боязнь за будущее и судьбу и судьбу своих близких и себя самого. Склонен к углубленному самоанализу и появлению навязчивых состояний (мыслей, переживаний и т.п.). Неспособен отвечать за себя, за свои поступки.

Шизоидный тип. Характеризуется замкнутостью и неумением понимать состояния других людей. Испытывает трудности в установлении нормальных отношений с людьми. Часто уходит в себя, в свой замкнутый, недоступный окружающим людям внутренний мир, в сферу фантазий и грез. Имеет сильные, устойчивые увлечений чем-либо.

Эпилептоидный тип. Склонен впадать в злобно-тоскливое состояние с постепенным возрастанием раздражения и поиском объекта, на котором можно было бы разредиться. Имеет аффективно-взрывной характер. Повышенно ревнив, агрессивен, проявляет стремление ук лидерству со строгой дисциплиной и наказанием подчиненных. Инертен в мышлении, педантично аккуратен, чрезмерно исполнителен, беспрекословно подчиняется приказам.

Истероидный тип. Проявляет повышенную любовь к самому себе, жажду внимания со стороны, потребность в почитании, восхищении, сочувствии со стороны окружающих людей. Склонен к приукрашиванию своей особы, стремится показать себя в лучшем свете. Отсутствуют глубокие чувства, имеется театральность в поведении, тенденция к позерству. Неспособен к упорному труду и высоким достижениям, но обладает неумеренно высокими притязаниями на успех. Склонен к выдумкам и пустому фантазированию. Претендует на исключительное положение среди сверстников. Непостоянен и ненадежен в человеческих отношениях.

Неустойчивый тип. Обнаруживает повышенное нежелание добросовестно трудиться. Склонен к развлечениям, получению удовольствий, к праздности. Не желает подчиняться другим и находиться под их контролем. Безволен, склонен к подчинению сильным лидерам. Равнодушен к будущему, живет интересами сегодняшнего дня. Избегает трудности. Имеет неадекватную самооценку.

Комфортный тип. Чрезмерно податлив внешним воздействиям. Характеризуется повышенным стремлением быть как все и тем самым, с одной стороны, избегать ненужных проблем, а с другой – извлекать для себя выгоду из сложившейся обстановки. Некритичен к своему поведению и некритично принимает то, что говорят окружающие люди. Консервативен, не любит нового, испытывает неприязнь к «чужакам».

Кроме описанных типов, в реальной жизни нередко встречаются смешанные, соединяющие в себе различные акцентуации характеров.

3.1.3. Метод экспертной оценки

Такие формы сбора первичной социологической информации, как анкетирование, интервьюирование, почтовый опрос, телефонное интервью, безличностный опрос с помощью возможностей InterNet или E-mail предназначены прежде всего для массовых опросов. Их особенность заключается в том, что они направлены на выявления информации, которая отражает знания, мнения, ценностные ориентации и установки резидентов, их отношения к каким-либо явлениям действительности. И то, что эта информация основывается на индивидуальном интересе респондента и может быть весьма субъективна, отнюдь не противоречит научно-образному способу её получения. Наоборот, цель массового опроса заключается в том, чтобы при помощи соответствующего инструментария получить достоверные сведения о предмете и объекте исследования.

Вышеуказанными проблемами и занимаются эксперты. Эксперт – это компетентное лицо, имеющее глубокое знания о предмете или объекте исследования.

Основной инструментарий экспертного опроса – анкета или бланк-интервью, разработанные по специальной программе.

В данной работе проводилось интервью с работниками школы: психолог, заведующий по учебной части, классный руководитель.

3.2. Анализ результатов исследования

По результатам исследования частота встречаемости акцентуаций характера методом ПДО выявлено следующее распределение типов: большое количество учеников, у которых выявлен эпилептоидный тип «акцентуации характера» – 38,46%, далее следуют лабильный и гипертимный типы акцентуаций с одинаковым процентным соотношением – 12,82%. Психастенический тип находится на третьем месте по частоте встречаемости – 7,69%. Таким образом, в исследуемых классах, преобладают эпилептоидный, лабильный, гипертимный и психастенический типы.

В ходе анкетного опроса было установлено, что 80,95% опрошенных школьников имеют конфликты с учителями, родителями, сверстниками. 23,80% опрошенных признались, что хоть раз пробовали наркотические средства. 38% - регулярно курящих подростков.

71,42% опрошенных - время от времени посещают вечеринки, где употребляют спиртные напитки. 57,14% - время от времени прогуливают школу.

Наличие дополнительных шкал в методике ПДО А.Е.Личко дали нам следующие показатели: частота встречаемости эмансипированных лиц в исследуемой группе – 87,17%, по параметру «алкоголизация» - 56,41%. Меньше число лиц с «риском начала употребления наркотических веществ» – 46,15% и лиц с «риском социальной дезадаптации» - 46,15%.

Так как по данной методике выявлено большое количество эпилептодов, рассмотрим их первыми. При сопоставлении данных, полученных в результате проведения анкетного опроса и ПДО А.Е.Личко, получены следующие показатели: у 100% испытуемых по данным ПДО, определена психологическая склонность к алкоголизации. Из них больше половины опрошенных (66,7%) посещают вечеринки и употребляют алкоголь. Согласно анкетным данным 83,3% опрошенных - конфликтуют с друзьями, родителями, учителями. По данным ПДО у 66,7% наблюдается выраженная реакция эмансипации, 33,4% опрошенных регулярно курят. Но на вопрос, относительно сексуальных отношений, возрастной критерий не опускался ниже 16 лет. У 50% испытуемых, по данным ПДО, выявлен риск употребления наркотических веществ. По анкетным данным он составил – 16,7%. По данным ПДО, истинный характер суицида встречается у 66,7% испытуемых.

При анализе данных, полученных с помощью используемых методик, среди подростков, которым присущ лабильный тип акцентуации характера вырисовывается следующая картина: 66,7% испытуемых автоматически попадают в группу риска по девиантному поведению, т.к. проживают в неполных семьях. Кроме того, все они имеют психологическую склонность к употреблению алкоголя по данным ПДО. Результаты анкетных данных подтверждают употребление спиртных напитков - 66,7% опрошенных. Реакция эмансипации у 50% - умеренная, у второй половины – слабая. У 100% испытуемых с указанным типом акцентуации имеются конфликты как с родителями, так и со сверстниками и учителями. Возрастная планка относительно сексуальных отношений ниже - от 14 до 16 лет.

Гипертимный тип. 50% испытуемых, имеющих данный тип акцентуации составляют группу риска в отношении девиантного поведения, т.к. проживают в неполной семье. По данным ПДО у всех определена психологическая склонность к алкоголю. Анализ анкетных данных показал - 50% часто посещают вечеринки, где употребляют спиртные напитки. 75% опрошенных регулярно курят и имеют высокий риск употребления наркотических веществ. Согласно анкетным данным, лишь 25% респондентов признались, что пробовали наркотические вещества. По данным ПДО у всех испытуемых в данной группе выявлен риск социальной дезадаптации, при этом у 50% - высокий. У половины испытуемых с указанным типом акцентуации наблюдается очень сильная реакция эмансипации, в то время как у остальных – слабая. Демонстративный характер суицида, по данным ПДО, наблюдается у 75% испытуемых.

По результатам дополнительных шкал, проведенной методики ПДО определена наибольшая склонность к девиантному поведению у подростков, акцентуации характера которых относятся к эпилептоидному и к лабильному типами. Эти данные подтверждаются и результатами анкетных данных. При сопоставлении выявлено, что у эпилептоидного типа и лабильного типа очень высокие процентные показатели, определяющие девиантность.

У гипертимов прослеживается тенденция к девиантному поведению лишь у 50 % испытуемых.

Таким образом, на основании проведенного исследования, при анализе данных, полученных по применяемым методикам: патохарактерологический диагностический опросник А.Е.Личко (ПДО) и анкетирование, можно говорить, что эпелептоидный и лабильный типы определяют девиантное поведение подростков.

3.3. Коррекция отклоняющегося поведения у детей и подростков

На октябрь 1999 г. более 3 млн. россиян регулярно употребляют наркотики. За последние два года было совершенно более 80 тыс. преступлений связанных с наркотиками. С первого укола формируется психическая зависимость от героина в 55% случаев у юношей и 82% у девушек. За последние годы детская смертность из-за употребления наркотиков увеличилось в 42 раза. За последний год количество употребляющих увеличилось на 32%. При таком росте через 50 лет в России населения будет меньше на 1/3. Некому будет рожать детей, а по улицам будут ходить зомби. Владивосток занимает 3 место по употреблению наркотиков после Москвы и Санкт-Петербурга.

Наркопотребляющие помолодели:7 - 9 лет – токсикоманы, 9 - 13 лет - химка, 13 - 16 лет - героин, около 80% подростков уже пробовали наркотик. В 1999 г. в Приморском крае было зарегистрировано 93 человека ВИЧ инфицированных на январь, 2000 г. - уже 125 человек. Сейчас 220 человек в Приморье заражены ВИЧ, 65% из них - употребляющие наркотики. Уже доказано, что если поражается более 8% страны, то начинается необратимый процесс этнической деградации. В некоторых странах он уже идет полным ходом. У нас процент употребляющих гораздо больше. Если не принять срочных мер, то вымирание будет вопросом ближайших ста лет.

Очевидно, что раннее выявление как физиологических особенностей ребенка, так и неблагоприятных ситуаций воспитания могло бы способствовать коррекции его поведения прежде всего созданием социальных условий, необходимых для формирования полноценной личности. Процесс коррекции отклоняющегося поведения осложнен тем, что требует индивидуального подхода и к каждому родителю, педагогу (учителю) работающему с ребенком. Необходимо знать природу отклоняющегося поведения, владеть диагностикой, методами коррекции. Также для эффективности деятельности необходимо привлекать дополнительный материал по педагогике, медицине, возрастной психологии, физиологии, превентивной педагогике, социальной педагогике и психологии, юриспруденции.

И здесь возрастает роль медико-психолого-педагогической диагностики. Раннее проведение психологической диагностики позволяет выявить дефект в развитии психической деятельности и вовремя составить личностно-ориентированную на конкретного ребенка программу коррекции воспитания и образования.

Если отклоняющееся поведение связано с аномалиями нервной и психической деятельности, то ребенок должен быть осмотрен психиатром и пролечен всеми необходимыми средствами. При этом обязательно должна быть оказана психологическая и психотерапевтическая помощь семье. При проведении реабилитационных и лечебно-коррекционных мероприятий усилия врачей, психологов и педагогов объединяются. Поэтому выделяют педагогическую, психофармакологическую, психотерапевтическую и психологическую коррекцию, направленную на развитие отдельных психических процессов.

Педагогическая коррекция включает в себя комплекс мер, направленных на выявление системы ценностей школьника (ценность знания, учебной деятельности, отношений, самоценность); формирование положительной мотивации деятельности; действия учителя, направленные на помощь ученикам в осознании ими жизненной цели, своих возможностей, интересов, соотношении «идеального и реального»; помощь в выборе профессии.

Эта деятельность будет более эффективной, если учитель работает в тесном контакте с родителями. Педагогическое просвещение родителей по наиболее актуальным проблемам воспитания ребенка способствует повышению их заинтересованности в ребенке; осознанию стиля отношений в семье; предъявлению целесообразных требований к ребенку.
Акцентирование внимания позволит им осуществить превентивные меры, направленные на предупреждение отклоняющегося поведения детей, особенно в подростковом возрасте.

Заключение

Нарушения поведения у подростков стали чрезвычайно актуальной проблемой в последние десятилетия. Их относительная частота и крайние формы проявления, нередко приобретающие патологический характер, обу­словлены наблюдаемым в наше время ускорением физического развития и полового созревания. Современная социальная жизнь предъявляет нервной системе подростка иные, более высокие требования, чем полвека назад. У подростков нередко долго еще сохраняются почти детские интересы, при­чудливо переплетающиеся с интересами взрослых, слишком велика податли­вость случайным влияниям, эмоциональная неустойчивость. И нередко при этом особенно медленно созревает та часть психической сферы, к которой относятся чувст­во долга, ответственность, самоограничение, моральные и этические уста­новки, умение обуздать свои желания, считаться с интересами других.

Статистические данные, относительно табококурения, наркомании, злоупотребления и просто употребления алкоголя в подростковом возрасте пугают своими цифрами. Каждый второй подросток регулярно курит.

На октябрь 1999 г. более 3 млн. россиян регулярно употребляют наркотики. За последние два года было совершенно более 80 тыс. преступлений связанных с наркотиками. Владивосток занимает 3 место по употреблению наркотиков после Москвы и Санкт-Петербурга.

Целью данной дипломной работы являлось исследование влияния акцентуаций характера на формирование девиантного поведения подростков.

В процессе работы, в рамках решения поставленных задач были проанализированы структуры и типы девиантного поведения, рассмотрены подходы к пониманию нормы и девиантного поведения. Дано определение акцентуированной личности. Рассмотрены психосоциальные особенности развития в подростковом возрасте.

Было проведено эмпирическое исследование. При помощи методов психодиагностики, анкетного опроса и метода экспертной оценки. Согласно гипотезам 1 и 2 предлагалось подтвердить влияние акцентуации характера на формирование девиантного поведения подростка, выявить высокую встречаемость эпелептоидного и лабильного типов акцентуаций характера у подростков с девиантным поведением.

В ходе проведенного исследования предложенные гипотезы нашли свое подтверждение. Среди испытуемых с девиантным поведением выявлено большое количество подростков с эпилептоидным типом акцентуации характера – 38,46%, а также с лабильным и гипертимным типами акцентуаций с одинаковым процентным соотношением – 12,82%.

Полученные данные в ходе исследования могут иметь практическую значимость, использоваться в процессе преподавания соответствующих курсов. Большое значение полученные выводы будут иметь для социальных служб, педагогов, психологов, при работе с подростками.

Список литературы

1. Основы социальной работы: Учебник/Отв. Ред. П.Д.Павленок. – М.: ИНФРА-М, 1998.

2. Социологический словарь 2-е изд. перераб. и доп.– Мн: Университетская, 1991.

3. Социальные отклонения – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: С69 Юрид. лит., 1989.

4. Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. - Москва, «МЕДпресс», 2000.

5. Пожар Л. Психология аномальных детей и подростков. Патопсихология. – М.: Институт практической психологии, 1996.

6. Беличева С.А. Основы превентивной психологии. - М.,1993.

7. Беличева С. А. Специализированные подростковые клубы как институт ресоциализации «трудных» подростков // Психол. журн. 1984. - Т. 5. - № 6. - С. 48 - 54.

8. Криминология. 2-е издание, переработанное и дополненное, Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. – 2002.

9. Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход. Избран. труды по экономич. теории – М., 2003.

10. Иванов В.Н. «Девиантное поведение: причины и масштабы» Социально-политический журнал №2, 1995г.

11. Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте // Вопр. психологии. - 1971. - №4. - С 6-20.

12. Социальная профилактика отклоняющегося поведения несовершеннолетних как комплекс охранно-защитных мер / С. А. Беличева, В. М. Фокин. - М.: РИЦ Консорциума "Социальное здоровье России", 1992. -77с.

13. Социальные отклонения / Под ред. В. Н. Кудрявцева. - М.: Юрид. лит., 1989.

14. Фельдштейн Д. И. Психологические основы общественно-полезной деятельности подростков. - М.: Педагогика, 1982. - 222 с.

15. Филонов Л. Б. Тактика установления оптимальных отношений с индивидом с целью его изучения // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. - М., 1979.

16. Выготский Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития // Вопр. психологии. - 1972. - № 2. - С. 114 - 123.

17. Платонов К. К. Структура и развитие личности. - М.: Наука, 1986.

18. Петровская Л. А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга. - М,: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - 168с.

19. Дубровина И. В. Об индивидуальных особенностях школьников. - М.: Знание, 1975. - 64 с.

20. Кондратьев М. Ю. Социально-ролевая детерминация межличностного восприятия в группах трудновоспитуемых подростков и юношей: Автореф. канд. дисс. - М., 1983. - 24 с.

21. Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

22. Захаров А. И. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. - М.: Просвещение, 1986. - 127 с

23. Тарас А. Е. Предупреждение отклонений в поведении учащихся. - Минск: Нар. асвета, 1986. - 72 с.

24. Шибутани Т. Социальная психология. - М.: Прогресс, 1969.

25. Невский И. А. Трудный успех: Без "трудных" работать можно. - М.: Просвещение, 1981. - 128 с.

26. Ананьев Б, Г. О человеке как объекте и субъекте воспитания // Избр. психол. труды: В 2 т. - М.: Педагогика, 1980,- Т. 2, С. 10- 127.

27. Профилактика агрессивных и террористических проявлений у подростков: Метод. Пособие / С.Н. Ениколопов, Л.В. Ерофеева, И. Соковня и др.; под ред. И. Соковни. – М.: Просвещение, 2002. – 158 с.

28. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения: Учебное пособие для вузов. – М.: ТЦ Сфера, 2003. – 160 с.

29. Дети социального риска и их воспитание. Учебно-методическое пособие / Под науч. Ред. Л.М. Шипициной. СПб.: Издательство «Речь», 2003. – с. 144.

30. Смелзер Н. Социология. – М.: Феникс, 1994. – 688 с.

31. Мухина В.С. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов. – М.: Издательский центр «Академия», 1999. – 592 с.

32. Братусь Б.С. Аномалии личности. – М.: Мысль, 1988. – 303 с.

33. http://www.sexopedia.ru/articles11.shtml

Уважаемый старшеклассник!

Институт психологии, педагогики и социальной работы ДВГУ приглашает Вас ответить на вопросы анкеты. Данная анкета является социологическим исследование, проводимым с целью изучения девиантного поведения подростков. Результаты исследования будут использованы в обобщенном виде.

Инструкция к заполнению анкеты.

Прочтите различные варианты ответов, затем отметьте любым условным обозначением свой вариант. Кроме того, вы можете предложить варианты ответов, не предусмотренные нами.

Заранее благодарим Вас, за участие в исследовании!

ВОПРОСЫ АНКЕТЫ

1. Состав семьи

  • Полная
  • Только мать
  • Только отец
  • Другое _______________________________________________________________________________________

2. Есть ли у вас родные братья и сестры

  • Брат старший
  • Брат младший
  • Сестра старшая
  • Сестра младшая
  • Другое _______________________________________________________________________________________

3. Случалось ли так, что вы пропускали школу не по уважительной причине?

  • Никогда
  • Время от времени
  • Часто

4. Часто ли вы посещаете вечеринки, где употребляют спиртные напитки?

  • Не посещаю совсем
  • Посещаю, но не употребляю
  • Время от времени
  • Часто

5. Ваше отношение к табакокурению?

  • Не курю
  • Пробовал
  • Курю регулярно

6. Пробовали ли вы когда-нибудь наркотические препараты?

  • Да, один раз
  • Да, изредка
  • Нет, никогда
  • Другое _______________________________________________________________________________________

7. Со скольки лет, на ваш взгляд, должны начинаться сексуальные отношения? ________________________________

8. Часто ли вы конфликтуете с родителями?

  • Никогда, у меня полное взаимопонимание с родителями
  • Случалось
  • Регулярно, мои родители меня не понимают

9. Случаются ли у вас ссоры с друзьями?

  • Никогда
  • Случалось
  • Регулярно

10. Допускаете ли вы конфликты с учителями?

  • Не допускаю, я у всех «на хорошем счету»
  • Случается, но редко
  • Постоянно, они сами меня вынуждают

11. Относите ли вы себя к тем людям, которые считают, что должны попробовать в этой жизни всё? _____________________________________________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________________________________

_____________________________________________________________________________________________________

В заключении сообщите данные о себе.

Фамилия, имя, отчество _______________________________________________________________________________

____________________________________________________________________________________________________

Возраст (полных лет) _________________________________________________________________________________

Номер школы, класс _______________________________________________________________

Приложение 2

Регистрационный лист

к методике «Акцентуации характера»

Названия списка суждений Номера выбираемых суждений
Наиболее характерные Наименее характерные
Самочувствие
Настроение
Сон и сновидения
Пробуждение ото сна
Аппетит и отношение к еде
Отношение к спиртным напиткам
Отношение к одежде
Отношение к родителям
Отношение к друзьям
Отношение к окружающим
Отношение к незнакомым людям
Отношение к одиночеству
Отношение к будущему
Отношение к новому
Отношение к неудачам
Отношение к приключениям и риску
Отношение к критике и возражениям
Отношение к лидерству
Отношение к опеке и наставлениям
Отношение к правилам и законам
Оценка себя в детстве
Отношение к школе
Оценка себя в данный момент
Отношение к деньгам

Приложение 3

Диаграмма распределения выборочной совокупности по данным ПДО А.Е.Личко


[1] Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. - Москва, «МЕДпресс», 2000.

[2] Социальные отклонения / Под ред. В. Н. Кудрявцева. - М.: Юрид. лит., 1989.

[3] Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. - Москва, «МЕДпресс», 2000.

[4] Пожар Л. Психология аномальных детей и подростков. Патопсихология. – М.: Институт практической психологии, 1996.

[5] Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. - Москва, «МЕДпресс», 2000.

[6] Беличева С.А. Основы превентивной психологии. - М.,1993.

[7] Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

[8] Филонов Л. Б. Тактика установления оптимальных отношений с индивидом с целью его изучения // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. - М., 1979.

[9] Выготский Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития // Вопр. психологии. - 1972. - № 2. - С. 114 - 123.

[10] Мухина В.С. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов. – М.: Издательский центр «Академия», 1999. – 592 с.

[11] Невский И. А. Трудный успех: Без "трудных" работать можно. - М.: Просвещение, 1981. - 128 с.

[12] Беккер Г. Человеческое поведение: экономический подход. Избран. труды по экономич. теории – М., 2003.

[13] Социальные отклонения / Под ред. В. Н. Кудрявцева. - М.: Юрид. лит., 1989.

[14] Смелзер Н. Социология. – М.: Феникс, 1994. – 688 с.

[15] Иванов В.Н. «Девиантное поведение: причины и масштабы» Социально-политический журнал №2, 1995г.

[16] Платонов К. К. Структура и развитие личности. - М.: Наука, 1986.

[17] Кондратьев М. Ю. Социально-ролевая детерминация межличностного восприятия в группах трудновоспитуемых подростков и юношей: Автореф. канд. дисс. - М., 1983. - 24 с.

[18] Филонов Л. Б. Тактика установления оптимальных отношений с индивидом с целью его изучения // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. - М., 1979.

[19] Фельдштейн Д. И. Психологические основы общественно-полезной деятельности подростков. - М.: Педагогика, 1982. - 222 с.

[20] Выготский Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития // Вопр. психологии. - 1972. - № 2. - С. 114 - 123.

[21] Мухина В.С. Возрастная психология: Учебник для студентов вузов. – М.: Издательский центр «Академия», 1999. – 592 с.

[22] Филонов Л. Б. Тактика установления оптимальных отношений с индивидом с целью его изучения // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. - М., 1979.

[23] Выготский Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития // Вопр. психологии. - 1972. - № 2. - С. 114 - 123.

[24] Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

[25] Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

[26] Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

[27] Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

[28] Личко А. Н. Психопатии и акцентуации характера у подростков. - Л.: Медицина, 1983. - 256 с.

[29] Агеева Т. Л. Опыт работы интегративного детского сада "Наш Дом" // Лечебно-педагогическая помощь детям с трудностями развития: Материалы семинара, Москва, Центр лечебной педагогики, 23-27 мая 1994 г. - М.: [Центр лечебной педагогики], 1996. - С. 7-10.

[30] Выготский Л. С. Проблемы возрастной периодизации детского развития // Вопр. психологии. - 1972. - № 2. - С. 114 - 123.

[31] Петровская Л. А. Теоретические и методические проблемы социально-психологического тренинга. - М,: Изд-во Моск. ун-та, 1982. - 168с.

[32] Филонов Л. Б. Тактика установления оптимальных отношений с индивидом с целью его изучения // Теоретические и прикладные проблемы психологии познания людьми друг друга. - М., 1979.

[33] Фельдштейн Д. И. Психологические основы общественно-полезной деятельности подростков. - М.: Педагогика, 1982. - 222 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий