регистрация / вход

Психологический анализ агрессивного поведения осужденных

Анализ причин преступного поведения. Психодиагностическое исследование осужденных: индивидуально-психологические особенности личности, характеристика уровня агрессии и эмпатии. Методы психокоррекции по снижению агрессивности поведения осужденных.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

Славянский государственный педагогический университет

Кафедра психологии

К защите допустить:

Зав. кафедрой психологии

________________________________

________________________________

«___»______________ 2004 г.

Дипломная работа

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ОСУЖДЕННЫХ

студента 5-В курса ФУГИ

отделения ”Психология”

заочной формы обучения

Солорева Михаила Викторовича

Научный руководитель:

Ассистент кафедры психологии Мелоян Анаит Эдуардовна

Славянск, 2004


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Раздел 1. ОБЗОРНО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ

1.1 Концептуальные проблемы агрессии и агрессивности в современных психологических исследованиях

1.2 Теоретический анализ причин преступного поведения

1.3 Психологический анализ особенностей преступного поведения

Раздел 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 База проведения исследования. Объем выборки, ее характеристика. Этапы исследования

2.2 Обоснование выбора методов и конкретных методик исследования

Раздел 3. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ СПЕЦКОНТИНГЕНТА

3.1 Индивидуально-психологические особенности личности осужденных

3.2 Характеристика уровня агрессии и эмпатии осужденных

3.3 Методы психокоррекции, направленные на снижение агрессии поведения у осужденных

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

ЛИТЕРАТУРА

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

С появлением и становлением государства, обществом были созданы и узаконены нормы и правила, которым должны подчиняться все члены общества. Таким образом, являясь активным членом общества, человек совершает поступки, действия, которые подчиняются определенным правилам. Правила, обязательные для какого-то конкретного множества (массы) людей, называются нормами поведения, которые устанавливаются самими людьми в интересах либо всего общества, либо отдельных групп и классов [3].

Все нормы поведения обычно делят на технические и социальные. Первые регулируют деятельность человека по использованию природных ресурсов и орудий труда. Социальные нормы регулируют человеческие действия и отношения между людьми.

Социальные нормы включают в себя обычаи, мораль и право. Все социальные нормы, исходя из принятых в обществе оценок, требуют либо воздержания от определенных поступков, либо совершения каких-то активных действий.

Во все времена находились люди которые по каким-либо причинам не придерживались общепринятых норм и правил. В разное время этих людей называли по разному: бунтарями, героями, изгоями и т.д.

Исходной, для понимания отклонений, служит понятие нормы. Социальная норма определяет исторически сложившийся в конкретном обществе предел, меру, интервал допустимого (дозволенного или обязательного) поведения, деятельности людей, социальных групп, социальных организаций. Социальные отклонения могут иметь для системы (общества) двоякое значение. Одни из них — позитивные — служат средством прогрессивного развития системы, повышения уровня ее организованности, устраняя, преодолевая устаревшие, консервативные или реакционные стандарты поведения. Это — социальное творчество (научное, техническое, художественное, общественно-политическое и т. п.). Другие же — негативные — дисфункциональны, нарушают функционирование системы, дезорганизуют ее, создавая подчас угрозу самому ее существованию. Это — социальная патология (преступность, пьянство, проституция и т. п.).

Социальные нормы включают в себя обычаи, мораль и право. Все социальные нормы, исходя из принятых в обществе оценок, требуют либо воздержания от определенных поступков, либо совершения каких-то активных действий.

Поскольку существование и развитие социальных систем неразрывно связано с человеческой жизнедеятельностью — осуществляется через предметную коллективную, сознательную деятельность общественного человека, — постольку социальные девиации реализуются, в конечном счете, также через человеческую деятельность, через девиантное поведение.

Психическое состояние и устойчивые особенности характера и личности правонарушителя развиваются и протекают не иначе, как подчиняясь общепсихологическим и психофизиологическим законам. Специфика предмета данного исследования заключается в своеобразии видения этих состояний, в поисках научно обоснованных методов снижения возможности нарушения правовых норм путем психологической коррекции этих состояний, равно как и свойств личности правонарушителей.

Следователь, ведя предварительное следствие, суд, разбирая дело в судебном заседании, выясняют сложные переплетения человеческих взаимоотношений, порой, трудно поддающиеся учету, психологические, субъективные качества людей, мотивы, толкнувшие человека на преступление. Так, в делах об убийстве, о доведении до самоубийства, об умышленном нанесении тяжких телесных повреждений, о хулиганстве, о кражах рассматриваются, по существу, психологические вопросы – вопросы корысти и мести, коварства и жестокости, любви и ревности и др. При этом судья, прокурор, следователь, работник органов дознания имеет дело не только с преступниками, но и с самыми различными людьми, выступающими в качестве свидетелей, потерпевших, экспертов, понятых. Личность каждого из них сложилась в определенных условиях общественной жизни, индивидуальны образы их мышления, неодинаковы их характеры, своеобразны их отношения к самим себе, к окружающему миру [5].

Точное представление о том, почему мы поступаем так, а не иначе, дает нам возможность лучше понять свою жизнь и более сознательно управлять ею. Судья и следователь, прокурор и защитник, администратор и воспитатель исправительных колоний должны быть вооружены психологическими знаниями, позволяющими правильно ориентироваться в сложных и запутанных отношениях и конфликтах, в которых им приходиться разбираться. Бесспорно, знание психологической науки необходимо каждому, кто имеет дело с людьми, кто призван воздействовать на них, проводить воспитательную работу. Наука о психической жизни и деятельности человека, изучающие такие процессы, как ощущение и восприятие, запоминание и мышление, чувства и воля, свойства личности с индивидуальными особенностями, темперамент, характер, возраст, склонности, не может не иметь самого прямого отношения к раскрытию и расследованию преступлений, рассмотрению дел в суде, и, тем более, к воспитательной работе, общению с осужденными.

Работники Учреждений по исполнению наказаний (УИН) повседневно сталкиваясь с разнообразными проявлениями психики осужденного, стараются разобраться в сложностях их душевного мира, с тем, чтобы правильно понять и должным образом оценить его. Профессиональная особенность работников УИН состоит, в том, что они постепенно формируют определенные знания о человеческой психике, заставляя оперировать положениями практической психологии и быть в какой-то мере осведомленными в этой области. Однако объем и качество таких знаний, преимущественно интуитивных, не могут выйти за рамки индивидуального опыта и личных данных того или иного работника. Кроме того, такие эмпирические знания о душевном мире человека, приобретаемые от случая к случаю, бессистемны, и поэтому они не могут удовлетворять всё возрастающие требования жизни. Для наиболее объективного и квалифицированного решения множества вопросов, постоянно возникающих перед личным составом учреждений по исполнению наказаний, наряду с юридической и общей эрудицией, профессиональным опытом, требуются также и обширные психологические знания.

Особенности труда этих работников делают необходимой морально-психологическую закалку, ибо они связаны со значительным напряжением умственных и моральных сил.

Значительный рост преступности, а также развитие ее наиболее опасных форм: организованная преступность, убийства на сексуальной почве, заказные убийства и т.п. предъявляют требования к повышению эффективности деятельности правоохранительной системы. С другой стороны, эти требования сопровождаются усилением охраны прав и интересов отдельных граждан в процессе привлечения их к уголовной ответственности и тенденцией к гуманизации процесса отбывания наказания. В конечном итоге, эти требования определяют необходимость высокого уровня профессиональной компетентности работников правоохранительной системы, как главного интегрального фактора, обеспечивающего с одной стороны, защиту интересов отдельных лиц и организаций от преступных посягательств, и с другой стороны, соблюдение при этом всех законных прав и интересов граждан и коллективов, а также соблюдение этических норм.

Основными задачами психологической работы с осужденными являются:

- исследование личности преступника в ее эволюции, развитии, изучение механизма образования преступного умысла, преступной установки, исследование субъективного отношения преступника к совершенному деянию. Такая работа необходима для того, чтобы получить исчерпывающую информацию о субъекте и субъективной стороне состава преступления, о конкретных причинах данного преступления, которые проявляются через преступные установки и преступное поведение исследуемой личности;

- разработка рекомендаций по повышению эффективности правоохранительной деятельности, строгому соблюдению законности, успешному осуществлению задач правосудия и перевоспитания лиц, совершивших преступление;

- выделение внутренних личностных предпосылок, которые во взаимодействии с определенной внешней ситуацией могут создать криминогенную ситуацию, т.е. определение криминогенных личностных качеств и предпосылок.

Преступность как вид отклоняющегося поведения изучается преимущественно криминологией, использующей результаты психологических исследований. Криминология склонна объяснять преступное поведение индивида сочетанием результатов неправильного развития личности и неблагоприятной ситуации, в коей индивид оказался [17].

В исследованиях отклоняющегося поведения значительное место отводиться изучению его мотивов, причин и условий, способствующих его развитию, возможностей его предупреждения и преодоления. В происхождении отклоняющегося поведения особенно большую роль играют дефекты правового и нравственного сознания, содержание потребностей личности, особенности характера, эмоциональной волевой сферы.

Преступность — сложное социальное явление, не имеющее «естественных» границ (в отличие например от алкоголизма) и определяемое с помощью двух разнопорядковых критериев: общественной опасности и предусмотренности уголовным законом.

Однако первый критерий весьма неопределенен. В силу второго критерия понятие преступности носит конвенциональный характер.

Преступность – это не только совокупность преступных деяний, но и совокупность лиц, которые их совершают. Не случайно при исследовании состояния, структуры и динамики преступности анализируются не только факты преступлений, но и контингент преступников. Обобщение субъективных данных позволяет точнее прогнозировать динамику преступности, ее влияние на социальные процессы, научно обосновано строить организацию борьбы с преступностью, совершенствуя подсистему коррекции криминогенной деформации личности и оптимизируя взаимодействие последней с социальной средой. Преступность также можно рассматривать в рамках взаимодействия социальной среды и личности, но уже на типическом уровне среды, личности, их взаимосвязи.

Механизм социальной детерминации преступности требует сочетания двух подходов при изучении личности: социально-типологического и социально-ролевого. В первом случае, анализируются прежде всего социальная позиция личности, соответствующие ей социальные нормы, их восприятие и исполнение. Акцент делается на социальной обусловленности поведения личности как объекта социальных влияний.

Во втором случае личность рассматривается как активный деятель, субъект общественных отношений. Социально-ролевой подход позволяет увидеть позиции и функции, которые объективно криминогенны, так как они налагают на личность обязанности, противоречащие действующему праву; предъявляют к ней взаимоисключающие требования, что ведет к социально-правовым конфликтам; исключают личность из сферы действия необходимой для нее совокупности положительных воздействий и т.п. Социально-типологический подход позволяет понять, какую личность формируют обстоятельства, к каким социальным позициям и ролям она готова, как в соответствующих типичных ситуациях намерена преодолевать препятствия, разрешать конфликты и т.п. Выявление того, почему негативно - отклоняющееся от социальных норм поведения приняло конкретный характер, требует этико-правовой оценки соответствующих позиций, ролей, связей и отношений, а также личностных характеристик.

Рассмотрение преступности как разновидности поведения позволяет изучать общие причины, генезис, закономерности всех его форм, взаимосвязи между преступностью и иными проявлениями поведения, а также находить общие механизмы социального контроля.

Объектом исследования является агрессивное поведение осужденных.

Предметом исследования является психологический анализ особенностей агрессивного поведения осужденных.

Цель данной работы - на основе психодиагностических сведений об уровне агрессивности у осужденных разработать психокоррекционную программу по ее снижению.

В исследовании выдвигается следующая гипотеза: знание об уровне агрессивности и отдельные формирующие ее факторов могут явиться основой для разработки психокоррекционных программ, направленных на снижение ее уровня и улучшения межличностных отношений.

Задачи проведения данной работы:

1) анализ научной литературы по данной проблеме;

2) подбор адекватных методов и методик для проведения психодиагностического исследования;

3) психодиагностика уровня агрессивности и индивидуально- личностных качеств у спецконтингента СИ № 5 г. Донецка;

4) выявление зависимости индивидуально- личностных качеств спецконтингента с агрессивным поведением;

5) разработка психокоррекционной программы, направленной на уменьшение уровня агрессивности.

Научная новизна: выявлены новые, дополнительные факторы влияющие на агрессивное поведение у лиц совершивших преступления. Полученный теоретический анализ дополнит наше знание в специфике агрессивного поведения осужденных.

Практическая значимость: разработана группа адекватных психодиагностических методов и коррекционная программа направленная на снижение агрессивности осужденных.

Базы исследования: эксперимент проводился в СИ № 5 г. Донецка. Принимало участие 30 осужденных.

Структура роботы: работа состоит из введения, трех глав, заключения, практических рекомендаций, приложений и списка используемой литературы.


Раздел 1. ОБЗОРНО-АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ АГРЕСИВНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ

1.1 Концептуальные проблемы агрессии и агрессивности в современных психологических исследованиях

Особое внимание последователи биологизаторского подхода, и в частности представители фрейдистской и неофрейдистской школы, уделяют объяснению природы такого свойства, как агрессивность, которая якобы служит первопричиной насильственных преступлений. По Фрейду, агрессия – отпрыск и главный представитель первичного позыва Смерти, разделяющий с Эросом господство над миром, а склонность к агрессии – первоначальная и самостоятельная предрасположенность людей, в коей культура, ограничивающая влечения, встречает наибольшее препятствие [16].

Агрессия – поведение, целью которого является нанесение вреда некоторому объекту или человеку [16]. Она возникает, по мнению фрейдистов и неофрейдистов, в результате того, что по различным причинам не получают реализацию отдельные неосознаваемые врожденные влечения, что и вызывает к жизни агрессивную энергию, энергию разрушения. В качестве таких неосознаваемых врожденных влечений Э. Фрейд рассматривал либидо, А. Адлер – стремление к власти, к превосходству над другими, Э. Фромм – влечение к разрушению.

Очевидно, что при таком объяснении агрессивность неизбежно должна возникнуть у любого человека с врожденными, сильно выраженными неосознаваемыми влечениями, которые далеко не всегда способны реализоваться в жизни и потому находят свой выход в деструктивном, разрушительном поведении.

Однако последующие исследователи агрессивности и ее природы как за рубежом, так и у нас в стране (А. Бандура, А.Берговец, А. Басс, Э. Квятковская-Тохович, С.Н. Ениколопов и др.) существенно изменили точку зрения на природу агрессии и на ее выражение.

Некоторые исследователи считают, что термин «агрессия» уместно использовать лишь к тем случаям, когда жертва стремится избежать причинения ей физического или морального ущерба [16].

В частности, такой взгляд на проблему подразумевает исключение из числа поведенческих проявлений, квалифицируемых как агрессия, те специфические действия, которые совершаются в контексте садомазохистских отношений.

Большинство специалистов настаивают на том, что в качестве агрессии может рассматриваться только поведение, включающее в себя намеренное причинение вреда живым существам.

Басс в 1961 году предложил свое определение агрессии, - это любое поведение, содержащее угрозу или наносящее ущерб другим.

Второе определение предложили Берговец с несколькими известными исследователями. Чтобы те или иные действия были квалифицированы как агрессия, они должны включать в себя намерение обиды или оскорбления, а не просто приводить к таким последствиям.

И, наконец, третья точка зрения, высказанная Зильманном в 1979 году, ограничивает употребление термина агрессия попыткой нанесения другим телесных и физических повреждений.

Несмотря на значительные разногласия относительно определения агрессии, многие специалисты в области социальных наук склоняются к принятию определения, близкого ко второму. В это определение входит как категория намерения, так и актуальное причинение оскорбления или вреда другим. Таким образом, в настоящее время большинством принимается следующее определение:

Агрессия – это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения [16].

Все большая роль в природе агрессии отводиться социальным прижизненно действующим факторам. Так, А. Бандура считает, что агрессия – результат искаженного процесса социализации, в частности результат злоупотребления родителей наказаниями, жестоким отношением к детям. А. Берговец указывает, что между объективной ситуацией и агрессивным поведением человека всегда выступают две опосредующие причины: готовность к агрессии (злость) и интерпретация, толкование для себя данной ситуации.

Индивидуальные психосоматические и половозрастные особенности, связанные с ними отклонения (отставание в умственном развитии, нервно-психологические и соматические патологии, кризисные возрастные периоды развития и т.д.) рассматриваются как психобиологические предпосылки асоциального поведения, которые способны затруднять социальную адаптацию индивида, отнюдь не являясь при этом фатальной, предопределяющей причиной преступного поведения.

В настоящее время в западной криминологии наибольший удельный вес занимают социально-психологические теории преступности, объясняющие социально-психологические механизма усвоения так называемой делинквентной морали механизмами нейтрализации морального контроля, защитными механизмами.

Сюда можно отнести теорию «социальной аномалии» Р.Мертона, которая построена на гипотезе об отмирании, отпадении норм морали при делинквентном поведении (социология преступности); теорию «нейтрализации» Д. Матса, Т. Сайкса, считающих, что преступник в целом разделяет общепринятые нормы морали, но оправдывает свое преступное поведение [11].

Для того чтобы понять действительную психологическую природу того или иного свойства, в том числе и профессионально значимого, т.е. определить, какую функцию оно выполнит в процессе деятельности, необходимо рассматривать это свойство в личностном аспекте – с точки зрения мотивов и целей этой деятельности. Для настоящего личностного подхода необходимо исследование каждого отдельного свойства в аспекте личности в целом.

Постулирование факта, что преступность обусловлена прежде всего социально, вовсе не означает, что игнорируются индивидуальные свойства личности при изучении преступного поведения. Различные стороны личности от природы отклоняющегося поведения, составляют предмет весьма острой, многолетней дискуссии ученых, таких как Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, С.Л. Рубинштейн, К.К. Платонов и др.

Анализ социального и биологического в личности предполагает прежде всего рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности. Попытку сопоставить соотношение биологического и социального на разных иерархических уровнях структуры личности в процессе ее онтогенеза в свое время предпринял К.К. Платонов, показав, что соотношение этих факторов неодинаково в различных подструктурах [14].

Таким образом, выявление так называемых психо-биологических предпосылок асоциального поведения как неблагоприятных свойств психики и организма, которые затрудняют социальную адаптацию индивида, является отнюдь не самоцелью, а имеет свой смысл прежде всего в связи с превентивной практикой, так как позволяет проводить воспитательно-профилактическую деятельность с учетом всех, в том числе и индивидуальных факторов, обследующих отклонения в поведении и сознании личности. Неблагоприятные психобиологические предпосылки требуют, как правило, дополнительных как психолого-педагогических, так и медицинских корректирующих мер и воздействий.

В настоящее время большинством ученых агрессия признана детерминантой девиантного поведения. Под агрессией понимают любую форму поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, нежелающему подобного обращения.

Исходя из вышеизложенного и в соответствии с целью курсовой работы, во второй главе будут исследованы индивидуально-психологические особенности лиц с девиантным поведением и некоторые социальные факторы, влияющие на формирование и проявление девиаций.

Отличительная особенность современного криминогенного знания – это системный подход к рассмотрению и изучению причин и факторов отклоняющегося поведения, разработка проблемы одновременно представителями различных отраслей науки: юристами, социологами, психологами, медиками.

Это в свою очередь позволяет комплексно подходить к практике предупреждения преступлений. Немалую роль при этом играет психолого-педагогическое оснащение тех социальных институтов, которые на практике осуществляют правоохранительную, превентивную, пенитенциарную деятельность.

1.2 Теоретический анализ причин преступного поведения

Как было указано выше, в данной работе акцент сделан на изучении особенностей поведения осужденных, то есть необходимость рассмотреть динамику изучения преступности.

Преступность — в современном ее понимании — появилась с первыми актами, устанавливающими наказание за определенные деяния.

Значительно позднее сформировалась криминология как наука о преступности (хотя различные представления о её природе, разумеется, существовали очень давно).

Зарождение криминологии— науки о преступности связывают обычно с работой Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях» (1764). Он, наряду с И. Бентаном, П. Фейербахом и др., относится к родоначальникам классической школ уголовного права и криминологии, для которой характерен отказ от сверхъестественной силы и «воли господней» как источников преступного поведения и замена их в этом качестве «свободной волей» человека.

Реакцией на умозрительность «классиков» явились позитивистские концепции, ищущие объяснения либо в биологических факторах, либо в социальных. Наиболее известный представитель биологической школы и ее родоначальник Ч. Ломброзо (книга «Преступный человек», 1876), усматривал причины преступления в физических и психических аномалиях человека-преступника. Его (Ломброзо) последователи - Э. Ферри, Э. Хутен, Э. Шелдон, отчасти Э. Кречмер и др. Школа имеет многочисленные разновидности в зависимости от усматриваемой главной причины — физическое вырождение генетические аномалии (набор ХУУ-хромосом у мужчин, психические заболевания и др.). Однако до сих пор не удалось убедительно доказать обоснованность биологических концепций.

Зарождение социологического направления связывают с именем математика А. Кетле, который на основании статистических исследований выступил в 1831 году с докладом, обосновывающим положение: «общество подготовляет преступления, а преступник есть только орудие». Социологическое объяснение преступности как социального явления присуще многим криминологическим концепциям: марксизму; теории «дифференцированной ассоциации» (связи) Э.Сатерленда (преступному поведению обучаются у тех, с кем поддерживают связь); чикагской школе (изучение социально-экономических условий города и районов с различным уровнем преступности); теории аномии и «социальной дезорганизации» Э. Дюркгейма — Р. Мертона (дезорганизация личности в условиях конфликта норм или их отсутствия, а также в условиях конфликта принимаемых целей и легальных средств); теории стигматизации или интеракционистскому подходу Ф. Танненбаума, Э.Лемерта, Г. Беккера, Е. Гофмана и др. (каждое общество само определяет, какое поведение считать противоправным и кого признавать правонарушителем — наклеивать ярлык, стигму; при этом стигматизированный, «заклейменный» будет и впредь вести себя согласно стигме), а также радикальной криминологии (Г. Блох, Д. Гейс, Д. Конгер, В. Миллер, Р. Куинни, У. Чемблис, Я. Тейлор), представители которой резко критикуют современное общество, порождающее преступность, и требуют социальных преобразований.

Проблемы «причин» преступности могут быть представлены в виде трех основных вопросов: 1) почему в обществе распространены (сформированы) такие именно социальные потребности (потребности у всех относительно одинаковы)? 2) почему в обществе возможны такие именно формы (способы) удовлетворения потребностей? 3) почему общество так именно оценивает те или иные формы (способы) удовлетворения потребностей. Впрочем, есть еще пара немаловажных вопросов: почему представители таких именно социальных групп (слоев) чаще других прибегают к тем или иным способам удовлетворения потребностей и почему представители таких именно групп (слоев) чаще других попадают в поле зрения правоохранительных органов? Ответы на поставленные таким образом вопросы непросты, они высвечиваются в ходе социологических (криминологических) исследований.

Солидный статистический анализ различных аномальных проявлений (преступности, самоубийства, проституции), проведенный, в частности, Жаном Кетле, Эмилем Дюркгеймом, за определенный исторический отрезок времени, показал, что число аномалий в поведении людей всякий раз, неизбежно, возрастало в период войн, экономических кризисов, социальных потрясений, что убедительно опровергало теорию «врожденного» преступника, указывая на социальные корни этого явления [5].

Эти факты нашли свое отражение, в частности, в ряде социально-психологических теорий преступности американских социальных психологов этого периода: Р. Мертона, Ж. Старленда, Д. Матса, Т. Сайкса, Э. Глюка и др. В работах этих авторов представлены многообразные подходы к объяснению природы девиантного поведения за счет различных социально-психологических механизмов и феноменов, регулирующих взаимодействие и поведение людей в группе.

Современные биологизаторские криминологические теории далеко не так наивно, как Ломброзо, объясняют природу преступного поведения. Они строят свои аргументы на достижениях современных наук: генетики, психологии, психоанализа. Так, в частности, одной из сенсаций 70-х годов было открытие так называемого синдрома Клайнфельтера: хромосомные нарушения типа 74XVV при нормальном наборе хромосом мужчин 46XV среди преступников встречаются в 36 раз чаще.

Была проведена также проверка гипотезы, согласно которой хромосомные аномалии чаще встречаются не вообще у всех преступников, а прежде всего среди лиц высокого роста. Американский национальный центр психологического здоровья в 1970 году опубликовал доклад, включающий обзор 45 исследований предполагаемой связи хромосомных аномалий с преступностью. Всего было исследовано 5342 преступника, при этом специально была подобрана группа лиц высокого роста, что якобы чаще всего связано с агрессивным поведением при хромосомных нарушениях. Среди этих лиц лишь у 2% были обнаружены хромосомные нарушения, среди преступников любого роста – 0,7%, среди контрольной группы законопослушных граждан, которая составляла 327 человек, - 0,1% [5].

По существу это исследование установило некоторую минимальную связь хромосомных аномалий не столько с преступностью, сколько с душевными заболеваниями.

На Международной конференции во Франции в 1972 году исследователи разных стран высказали единодушное мнение, что зависимость между генными нарушениями и преступностью не подтверждается статистически.

Таким образом, теория хромосомных аномалий, как когда-то и антропологическая теория преступности, при более тщательном изучении не нашла своего подтверждения и была подвергнута серьезной обоснованной критике.

Каждый преступник – это в первую очередь личность. Как и у каждого человека личность преступника формируется согласно основным законам психологии.

Термин «личность» имеет несколько различных значений. Личность — это поле для исследований, результаты которых позволяют продвинуться в понимании и лечении патологического поведения. По сути дела, некоторые подходы к изучению личности (такие как психодинамический, когнитивный или феноменологический) дают богатый материал для размышления о том, что же представляют собой нарушения поведения и каковы пути их преодоления. Тем не менее, современную психологию личности не надо отождествлять с патопсихологией или клинической психологией.

Являясь объектом изучения, личность, кроме того, представляет собой абстрактное понятие, которое объединяет многие аспекты, характеризующие человека: эмоции, мотивацию, мысли, переживания, восприятие и действия. Однако не следует сводить личность как понятие к какому бы то ни было аспекту функционирования индивидуума. Концептуальное значение личности многогранно — оно охватывает широкий спектр внутренних психических процессов, обусловливающих особенности поведения человека в различных ситуациях. Имея дело с таким сложным понятием, невозможно представить себе какое-нибудь простое его концептуальное определение. В рамках психологии мы не найдем единственного, общепринятого значения этого термина — их может быть столько, сколько психологов, решающих данную задачу.

В настоящее время не существует общепринятого мнения о том, какой подход следует применять к изучению личности для объяснения основных аспектов поведения человека.

Основным признаком любой теории личности являются структурные концепции, имеющие дело с относительно неизменными характеристиками, которые люди демонстрируют в различных обстоятельствах и в разное время. Эти стабильные характеристики выполняют роль основных строительных блоков человеческой психики. В этом смысле они аналогичны таким понятиям, как атомы и клетки в естественных науках. Однако структурные концепции строго гипотетичны по своей природе. Их невозможно увидеть под микроскопом, как, скажем, нейроны мозга.

Один из наиболее популярных примеров структурных концепций — это концепция черт личности. Черта рассматривается как устойчивое качество или склонность человека вести себя определенным образом в разнообразных ситуациях. Здесь есть некоторое сходство с определениями, даваемыми непрофессионалами, когда они рассуждают о наиболее характерных поведенческих реакциях других людей. Распространенные примеры черт личности — импульсивность, честность, чувствительность и робость. Гордон Олпорт, Рэймонд Кеттел и Ганс Айзенк, трое ведущих авторитетов в области изучения черт личности, полагали, что структуру личности лучше всего схематически представить в терминах гипотетических качеств, лежащих в основе поведения.

На другом уровне анализа структура личности может быть описана при помощи концепции типа личности. Тип личности описывается в виде совокупности множества различных черт, образующей самостоятельную категорию с четко очерченными границами. По сравнению с концепциями, имеющими дело с чертами личности, подобные концепции подразумевают более постоянные и более обобщенные поведенческие характеристики. Поскольку люди наделены многими чертами, выраженными в разной степени, их обычно описывают как принадлежащих к тому или иному типу. Например, Карл Густав Юнг придерживался мнения, что люди разделяются на две категории: интровертов и экстравертов. С этой точки зрения любая личность — непременно либо одно, либо другое.

Теории личности различаются в зависимости от концепций, используемых при описании структуры личности. Некоторые теоретики выдвигают в высшей степени сложные и тщательно разработанные построения, множество составных частей которых связаны друг с другом мириадами путей. Предложенное Фрейдом разделение личности на три уровня — ид, эго и суперэго является иллюстрацией необычайно сложного описания структуры и ее организации. Другие теоретики, наоборот, предлагают более просто организованные системы, с ограниченным набором составных частей и малым количеством связей между ними. Примером может служить концепция личностных конструктов, предложенная выдающимся теоретиком когнитивной психологии Джорджем Келли для объяснения относительно постоянных измерений структуры личности.

Итак, любой подход к личности, если он претендует на полезность, должен так или иначе рассматривать вопрос: что представляют собой стабильные, неизменные аспекты поведения человека. Проблема структуры и, что более важно, природа ее организации и влияние на функционирование индивидуума является ключевым компонентом во всех теориях личности.

Представление о личности как о целостной структуре требует при изучении процесса формирования личности делать упор на такие ее образования, которые создают эту целостность. Определяют целостную структуру личности прежде всего ее направленность. В основе направленности личности лежит возникающая в процессе жизни и воспитания человека устойчиво доминирующая система мотивов, в которой основные мотивы подчиняют себе все остальные. Направленность личности может проявляться в разных сферах ее жизни и деятельности. Однако наиболее глубокой является характеристика направленности с точки зрения отношения человека к обществу, к самому себе, к трудовой деятельности (профессиональная направленность).

Изучая личность в любом ее аспекте, нельзя произвольно отсекать изучаемое явление (процесс, свойство, качество) от личности в целом, от ее направленности, от системы ее отношений к действительности. Иными словами, в процессе психологического исследования личности, в частности в исследовании процесса формирования у нее профессионально важных психологических качеств, необходимо иметь в виду то, какую функцию изучаемое психическое явление выполняет в сложной системе взаимодействия человека с окружающей его действительностью, в профессиональной деятельности.

Любое качество человека не может существовать вне контакта с его личностью, вне системы мотивов его поведения, его отношений к действительности, его переживаний, убеждений и т.д. Качество будет менять свое содержание и строение в зависимости от того, в какой структуре личности оно дано, т.е. в зависимости от тех целей и задач, которые ставит себе личность, от ее взглядов и убеждений, а также от связи данного качества с другими свойствами субъекта.

При сочетании определенных объективных и субъективных обстоятельств неудовлетворенная индивидуальная потребность может стать побудительной причиной отдельных преступлений. Однако потребности, интересы, мотивы проявляются в сложных многообразных и взаимосвязанных друг с другом формах. Человек – существо общественное, и он обладает относительной свободой воли. Морально воспитанный индивид может управлять своими потребностями, ограничивать их, даже подняться выше своих потребностей, отказаться от их удовлетворения в интересах общества. Напротив, стремление во что бы то ни стало удовлетворить свои потребности может привести к совершению антиобщественных деяний. Итак, хотя потребности являются источником человеческой активности, их необходимо рассматривать во взаимосвязи и взаимодействии с интересами, моральными чувствами, в которых находят отражение социальная позиция и ценностная ориентация индивида.

Непосредственный источник человеческих действий, направленных на удовлетворение потребностей, - это интересы. Взаимоотношения потребностей и интересов сложны и подвижны. Если осознание потребности выступают в форме интересов, последние же активно воздействуют на формирование и возникновение новых интересов. Интерес и потребность отражают одни и те же явления, связи и отношения процесса общественного развития, но только в разных аспектах. Первичными в этой субординации, а точнее – сущностью первого порядка являются потребности, которые можно отнести к первопричине интереса.

При этом интерес понимается как специфическое отношение личности к объекту в силу его жизненной значимости и эмоциональной привлекательности.

При изучении психологических аспектов преступного поведения актуально исследование личности в различных конфликтных ситуациях, в которых своеобразно проявляются ее интересы и мотивы этого поведения. Правонарушитель обнаруживает в определенном смысле заинтересованность в преступном деянии, в его действиях мы наблюдает противоречия между социальными требованиями к личности и реальным поведением индивидуума.

Для структуры интересов правонарушителей в целом, как указывает большинство исследователей [5], характерно:

- нарушение равновесия между различными видами потребностей и интересов;

- извращенный характер некоторых потребностей;

- бедность потребностей и интересов;

- аморальность способа их удовлетворения.

Необходимость изучения личности преступника диктуется прежде всего потребностями практики борьбы с преступностью.

Криминальная психология, например, исследует механизм иммунитета личности в криминогенной ситуации и через познание его закономерностей разрабатывает рекомендации в области индивидуальной профилактики преступности. В рамках криминальной психологии исследуются психологические особенности личности не только насильственных, но и корыстных преступников, структура и психологические особенности преступных групп.

Умысел возникает в процессе мышления. На его формирование оказывают воздействие понятия и представления, не соответствующие общественному правосознанию.

Насколько личность заражена антиобщественными взглядами, какую имеет социальную направленность, удается выяснить, лишь рассмотрев комплекс ее потребностей, интересов, мотивов действия. Извращенные потребности и те, удовлетворения которых субъект не заслуживает или которые общество по уровню своего развития не в состоянии удовлетворить, субъективные интересы, противоречащие общественным, способствуют возникновению антиобщественных свойств личности.

На образование противоправного умысла влияет и тип нервной системы, темперамент, характер. Но этот вопрос неясен и остается спорным из-за отсутствия серьезных научных исследований в этой области.

Постулирование факта, что преступность обусловлена прежде всего социально, вовсе не означает, что игнорируются индивидуальные свойства личности при изучении преступного поведения. Различные стороны личности от природы отклоняющегося поведения, составляют предмет весьма острой, многолетней дискуссии ученых, таких как Б.Г. Ананьев, А.Н. Леонтьев, Б.Ф. Ломов, С.Л.Рубинштейн, К.К. Платонов и др. [5]

Анализ социального и биологического в личности предполагает прежде всего рассмотрение соотношения этих факторов в процессе социального развития, формирования личности. Попытку сопоставить соотношение биологического и социального на разных иерархических уровнях структуры личности в процессе ее онтогенеза в свое время предпринял К.К. Платонов, показав, что соотношение этих факторов неодинаково в различных подструктурах [18].

Таким образом, выявление так называемых психо-биологических предпосылок асоциального поведения как неблагоприятных свойств психики и организма, которые затрудняют социальную адаптацию индивида, является отнюдь не самоцелью, а имеет свой смысл прежде всего в связи с превентивной практикой.

1.3 Психологический анализ особенностей преступного поведения

С некоторой долей уверенности можно считать, что одним из первых авторов, которые рассматривали психологические аспекты особенностей заключенных, был И.Т. Посошков (1652-1726). В его работах давались психологические рекомендации относительно допроса обвиняемых и свидетелей, классификация преступников, затрагивались и некоторые другие вопросы [19].

Распространение идеи исправления и перевоспитания преступника заставило право обратиться к психологии для научного обоснования этих проблем. Над их решением в начале XIX в. в России работали В.К. Елпатьевский, П.Д. Лодий, Л.С. Горлиенко, Хр. Штельцер, Л.Е. Владимиров и др.

Примерно в тот же период развернулась борьба между антропологической и социальной школами уголовного права. Родоначальником антропологической школы был Ч. Ломброзо, создавший теорию «врожденного преступника», который в силу своих атавистических черт не может быть исправлен [5].

Представители социологической школы использовали идеи утопического социализма и решающее значение в объяснении причин преступности придавали социальным фактам. Для этого времени некоторые идеи социологической школы несли в себе прогрессивные элементы.

Появляются работы Л.Е. Владимирова, Г.С. Фельдштейна, М.Н. Гернета и других, в которых исследуется психология личности преступника [5].

Развитие наук, в том числе наук о социальных явлениях, порождает стремление разобраться в причинах преступности, дать научное обоснование деятельности социальных институтов, занимающихся ее предупреждением. Таким образом, уже в XIX веке начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, сутью которой является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступлениями и преступностью.

Конец XIX – начало XX веков характеризуется социологизацией криминологического знания, когда причины преступности как социального явления начали изучать буржуазные социологи: Ж. Кетле, Э. Дюркгейм, П. Дюпоти, М. Вебер, Л. Леви-Брюль и другие, - которые, применив метод социальной статистики, преодолели антропологический подход в объяснении природы преступного поведения, показав зависимость отклоняющегося поведения от социальных условий существования общества [5]. Эти работы были, безусловно, прогрессивным явлением своего времени. Время от времени создавались пособия и методики, помогающие выявлять, распознавать, их, дабы своевременно уничтожить или изолировать во спасение здоровых членов общества — нас. Так, в 1486 году инквизиторами был создан печально знаменитый трактат «Молот ведьм» — своеобразное пособие по охоте за ведьмами и уничтожению несчастных.

Проблемы социального «зла» всегда привлекали внимание ученых. Медики, психологи, законодатели, биологи — каждый с позиций своей науки изучали и оценивали различные нежелательные явления: преступность, пьянство и алкоголизм, наркотизм, проституцию, самоубийства и т. п. При этом отсутствовал общий подход, позволяющий объяснить казалось бы различные феномены социального бытия как проявления некоторых общих его закономерностей.

Исследование негативных явлений сопровождало становление социологии. Их изучению отдали дань Г. Тард и Э. Дюркгейм, А. Кетле и Г. Зиммель, П. Сорокин и Р. Мертон. Социология девиантного (отклоняющегося) поведения зародилась и сформировалась как специальная (частная) социологическая теория в недрах социологии.

Г. де Тард (1843—1904) — один из крупнейших представителей психологического направления в социологии — специально исследовал проблемы преступности (в 1886 г. вышла его книга «Сравнительная криминология») и самоубийств.

Из разностороннего наследия Г. Зиммеля (1858—1918) представляет особый интерес его внимание к проблеме конфликта вообще, конфликта культуры, в особенности. «Конфликт не разрешается, а снимается, заменяясь... новым конфликтом. В основе всякого конфликта лежит борьба между содержанием и формой, борьба «против всякой формы» [3]

Родоначальником социологии девиантного доведения считают Э.Дюркгейма (1858—1917). Именно его концепция аномии легла в основу дальнейших исследований в этой области (работы Р. Мертона и др.). Под аномией Дюркгейм понимал состояние общества, при котором отсутствует четкая регуляция поведения индивидов, моральный вакуум, когда старые нормы и ценности уже не соответствуют реальным отношениям, а новые еще не утвердились. Для Дюркгейма главное в общественной жизни — социальная солидарность, а всяческие отклонения от нее — следствие социальной дезорганизации. Не удивительно, что в творчестве Дюркгейма значительное место занимает исследование проблем преступности, а его анализ самоубийств до сих пор остается классическим социологическим исследованием этой проблемы. Дюркгейм подчеркивал необходимость именно социологического понимания различных форм социальной патологии как общественных, явлений [3].

Концепция аномии является классической, и по сей день выступает в качестве одной из влиятельных теоретических конструкций, предлагающих социологическое объяснение девиантного поведения. Исходя из того, что существует две главные версии аномии, дюркгеймовская и мертоновская, а так же богатая полемика и исследования вокруг них, правильнее было бы говорить о теоретической традиции аномического объяснения девиантного поведения в социологии.

После Дюркгейма проблематика девиантного поведения разрабатывается социологией по трем основным направлениям

Во-первых, тема социальных отклонений по-прежнему присутствует в трудах теоретиков. Так, у М. Вебера (1864—1920) это отклонения от конструированных им идеальных «чистых», «образцовых» типов целерациональных действий. Для В.Парето (1848—1923), рассматривающего общество как систему, находящуюся в состоянии циклически нарушаемого и восстанавливаемого равновесия, механизмом изменений служит конфликт между социальными действиями класса «инстинкт комбинаций» (новаторство, основа социальных изменений) и класса «постоянство агрегатов» (консервативная деятельность, поддержка и сохранение существующего). П.Сорокин (1889—1968) стремился к созданию единой социологической теории общества, исходя из системных представлений о нем. Вместе с тем, уже первая работа Сорокина свидетельствует об особом его интересе к проблемам преступления и наказания, механизму социального контроля, позитивным (награда) и негативным (кара) санкциям как его основным средствам. Смена различных форм социального контроля представляется Сорокину важным свидетельством исторического прогресса.

Одна из современных попыток построения общесоциологической теории на основе структурно-функционального подхода—теория социального действия Т. Парсонса. Концепция Парсонса родилась как реакция на социальные потрясения 20-го столетия. «Онтологической» основой парсоновской теории является «стремление» социальной системы к самосохранению, состоянию гомеостазиса. Устойчивость возникших форм социального взаимодействия поддерживается различными средствами социального контроля. Последователи и критики Парсонса, в частности М. Леви, Р. Мертон, обращают внимание на то, что последствия социального взаимодействия могут быть как ауфункциональные — способствующие сохранению, выживанию общества, так и дисфункциональные, нарушающие функционирование системы.

У Парсонса впервые встречается социологическая интерпретация «отклонения», рассматриваемого преимущественно как патология. Не менее важными являются положения структурного функционализма о функциональности всех существующих социальных феноменов; о наличии как явных, так и скрытых (латентных) функции; о проблеме функциональных альтернатив удовлетворения потребностей.

Реакцией на неспособность позитивизма и структурного функционализма удовлетворительно объяснить многие социальные реалии второй половины XX века явился феноменологический подход в социологии.

Экзистенциальная социология Э. Тирлкьяна, английская феноменологическая социология (Д. Сильвермен, Д. Уолш, М. Филипсон, П. Филмор и др.) подчеркивают конвенциональность, относительность оценок социальных явлений, их зависимость от представлений субъектов познания. Понятно, что социальные отклонения становятся весьма «удобным» предметом феноменологического рассмотрения. Так, «преступление (и преступник) — не «объективная» категория действия (и действующего лица), причины которого могут быть изучены, а совокупность обыденных социальных, значений, используемых членами общества для обозначения некоего рода действий и лиц... Отклонение — это, следовательно, не внутренне присущее тому или иному действию качество, а следствие соотнесения действия с правилами применения, санкций к нарушителю. Последний в таком случае есть человек, получивший «ярлык» девианта» [3].

Второе направление в изучении этой проблемы — социологическое исследование его различных форм и сторон, осуществляемое как социологами, так и представителями других общественных наук и прежде всего — юристами. Так, М. Хальбвакс вслед за Э. Дюркгеймом исследует самоубийства. Проблемы социальной дезорганизации интересуют У.Томаса и Ф. Знанецкого, пришедших к выводу, что социальная дезорганизация — универсальный процесс, неотъемлемая (и неизбежная!) часть социальных изменений.

Определенное значение имеет теория конфликта (Л. Козер, Р. Дарендорф и др.). В частности, Л. Козер показал, что лидеры социальных групп в целях их сплочения или сохранения нередко прибегают к поискам «козла отпущения». Он же (Козер) усматривает в отклонениях, конфликтах непременное условие развития. Р. Дарендорф, отмечая наличие «двух обликов» общества (облик согласия и облик конфликта), предлагает сосредоточить внимание на изучении «безобразного облика», отказавшись от утопического взгляда на социум. Дарендорф рассматривает социальную иерархию и неравенство как неизбежный спутник развития конфликта. Власть как насилие одних над другими, борьба за власть и ее перераспределение — непременные компоненты общественной жизни.

Конфликт — неотвратимый процесс, и «преодоление» (разрешение) одних конфликтов с неизбежностью порождает новые.

В изучение социальных отклонений внесли свою лепту и фрейдисты, и социальные этологи.

Особое место в исследовании различных форм социальной патологии принадлежит М.Н. Гернету (1874—1953). Михаил Николаевич последовательно отстаивал социологический подход в исследовании не только преступности, но и самоубийств, пьянства, алкоголизма, наркотизма, проституции и иных форы поведения, широко используя при этом данные «моральной статистики»[4].

Наконец, в-третьих, складывается собственно социология девиантного поведения как отдельно самостоятельная специальная (частная) социологическая теория.

Р. Клауорд, Л. Оулин пытались соединить концепцию аномии Э. Дюркгейма и теорию дифференцированной связи (Э. Сатерленд), объясняющую поведение как результат обучения, передачи норм делинквентной субкультуры входящим в нее индивидам. Так появилось представление о дифференцированном использовании незаконных средств для достижения успеха [3].

А. Коэн полагал, что рассогласованность целей и средств и выбор соответствующего типа поведения зависят от структуры возможностей, которая реагирует на поведение индивидов, открывая или закрывая законные и незаконные возможности.

В то же время приобрели распространение теории, объясняющие отклоняющееся поведение негативной социальной реакцией, стигматизацией (клеймением), «наклеиванием» на лиц, чье поведение отклоняется от норм, ярлыка «девианта» (Ф. Танненбаум, Г. Беккер, Э. Лемерт, Э. Гофман. Г. Хофнагель и др.).

На территории бывшего Советского Союза длительное время изучение преступности, пьянства и алкоголизма, наркомании,

проституции, самоубийств осуществлялось преимущественно в рамках частнонаучных дисциплин (криминология, суицидология, педагогика и др.). Разумеется, с 20-х годов до середины 50-х исследования были полностью прекращены.

Исследования личности преступника возобновились в Ленинграде лишь в конце 60-х — начале 70-х годов[5].

Социология девиантного поведения, будучи «сквозной» теорией, исследует социальные процессы в различных сферах человеческой деятельности. Специфика ее предмета состоит в том, что круг изучаемых ею явлений (выражающихся в несоответствии поведенческих форм социальным нормам и ожиданиям), исторически изменчив и зависит от сложившихся в данный момент в конкретном обществе социальных норм (правовых, нравственных и др.).

Преступные связи и отношения, элементы организованности экономической преступности «возникают там и постольку, где и поскольку, объективная потребность в организации и координации экономической деятельности не получает адекватного отражения в организационной и нормативной структуре экономики как социального института»[3].

Развитие наук, в том числе наук о социальных явлениях, порождает стремление разобраться в причинах формирования преступной личности, дать научное обоснование деятельности социальных институтов, занимающихся предупреждением преступности. Таким образом, уже в XIX веке начинает складываться новый подход к решению данной проблемы, сутью которой является стремление вскрыть причины преступного поведения и на их основе составить программу практической деятельности по борьбе с преступлениями и преступностью.

Вопрос о причинах изучаемых явлений — один из самых сложных для каждой науки. Более того, последнее время ученые стараются избегать самого термина «причины», считая его недостаточно корректным (хотя бы в силу многозначности). Вместе с тем, проблема обусловленности, детерминированности, генезиса объектов научного изучения не снимается изменением и уточнением терминологии.

Трактовка причин тесно связана с пониманием самой природы этого явления. Известно, что в человеческом поведении сочетаются компоненты различного уровня — биологические, психологические и социальные. В зависимости от того какому из них в рамках той или иной теории придается главное значение, определяются и основные причины этого поведения. Поэтому и классификация концепций причин формирования личности преступника может строиться в соответствии со следующей схемой: существуют концепции, уделяющие главное или исключительное внимание биологическим детерминантам (причинам), концепции, делающие акцент на психологических факторах и социологические концепции, объясняющие девиантное поведение социальным причинами.

Биологическая трактовка природы и причин формирования личности преступника имеет давнюю историю, однако классические научные труды этого направления появились лишь в прошлом веке. Прежде всего – это работы итальянского врача Чезаре Ломброзо (1835—1909), в которых он обосновывал связь между анатомическим строением человека и преступным поведением. Ломброзо ввел понятие врожденного преступника (1876), которого можно определить по ряду физических признаков включающих, в частности, выдающуюся нижнюю челюсть, сплющенный нос, плоскую бороду, приросшие мочки ушей и т. п. Теория Ломброзо находит последователей и в наше время. Отголоски ее можно найти в современных теориях, таких как теория хромосомный аномалий Клайнфельтера, во фрейдистских и неофрейдистских учениях о врожденной агрессии и разрушительных влечениях, генной инженерии.

Представители социологической школы использовали идеи утопического социализма и решающее значение в объяснении причин преступности придавали социальным фактам. Для этого времени некоторые идеи социологической школы несли в себе прогрессивные элементы.

Конец XIX – начало XX веков характеризуется социологизацией криминологического знания, когда причины формирования личности как социального явления начали изучать буржуазные социологи: Ж. Кетле, Э. Дюркгейм, П. Дюпоти, М. Вебер, Л. Леви-Брюль и другие, - которые, применив метод социальной статистики, преодолели антропологический подход в объяснении природы девиантного поведения, показав зависимость отклоняющегося поведения от социальных условий существования общества. Эти работы были, безусловно, прогрессивным явлением своего времени.

Наиболее рациональная теоретическая критика учения Ломброзо была осуществлена французским социологом Г. Тардом в конце девятнадцатого века. Несколько позже, в начале двадцатого века, английский врач Ч. Горинг предпринял статистическое исследование для проверки теории Ломброзо. Он провел тестирование 2348 английских заключенных по 37 характеристикам «преступного типа», выделенным Ломброзо и сравнил итоги с результатами тестирования военнослужащих, студентов и медиков. Значимых статистических различий между заключенными и другими категориями населения установлено не было.

Многочисленная мощная критика ломброзианства повлияла на взгляды многих последователей. Так, в частности, Э. Ферри объясняя преступное поведение, стал делать акцент на взаимодействии телесных, социальных и природных факторов.

В XX веке также предпринимались попытки объяснять девиантное поведение биологическими факторами. В частности, У. Шелдон (1949) обосновывал связь между типами физического строения человека и формами поведения. У.Пирс в результате генетических исследований в середине шестидесятых годов пришел к выводу, что наличие лишней хромосомы у мужчин обусловливает предрасположенность к криминальному насилию. X. Айзенк (1970), изучая заключенных, пришел к выводу, что экстраверты более склонны к свершению преступлений, чем интроверты, а это, в свою очередь, детерминировано на генетическом уровне.


Раздел 2. ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 База проведения исследования. Объем выборки, ее характеристика. Этапы исследования

Базой для проведения психодиагностического исследования и психокоррекции уровня агрессивности у осужденных стал СИ № 5 Донецкого управления государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний, расположенный в городе Донецке.

В исследовании принимали участие 30 мужчин, повторно осужденных за совершение преступления и отбывающие наказание в возрасте от 19 до 58 лет. Возрастная категория от 19 до 25 лет представлена 16 % испытуемых, от 26 до 35 лет – 21%, от 36 до 45 лет – 47%, от 46 до 58 лет - 16% всей группы.

Шестеро (32%) испытуемых выросли в неполных семьях.

У 5% осужденных в выбранной группе образование неполное среднее, у 43% – среднее, у 47% – средне специальное, у 5% – высшее. 32% - женаты, а тринадцать (68 %) – холосты.

63% опрошенных до заключения были рабочими, а остальные 37% не работали.

У 58%осужденных на момент опроса была вторая судимость, у троих 16% – третья, у 21% – четвертая и у 5 %– пятая. У 79% осужденных наблюдается динамика утяжеления характера преступлений от судимости к судимости, у 5% – характер преступлений стал более легким, у 16 % характер преступлений остался прежним или очень близким по степени тяжести.

Выборка формировалась таким образом, чтобы в исследуемой группе были пропорционально представлены лица, отбывающие наказание за следующие виды преступлений: грабеж, изнасилование и убийство. Срока заключения, у исследуемых варьируется от 5 лет до 15. Вся группа испытуемых представлена людьми, у которых дата начала срока заключения - не менее 1,5 лет назад.

Во время исследования для получения наиболее оптимальных результатов в работе с осужденными при заполнении опросников не использовались фамилии и имена, вместо этого балы разработана система кодирования. Первые три знака – номер статьи отбывающего наказание, а следующие три – начальные буквы фамилии, имени и отчества.

Работа с каждым осужденным проводилась индивидуально.

Исследование построено в четыре этапа. На протяжении первого – исследование личности с помощью методики Кеттелла, анализ и выделение основных показателей характеризующих испытуемых в разрезе выбранной тематики.

Для работы с методикой 16-ФЛО Р. Кеттелла нам были необходимы брошюра с инструкцией и перечнем суждений, бланк ответов испытуемого и ключи для его обработки, инструкция по психологической интерпретации факторов, программа компьютерной обработки ответов и представления результатов в удобном для работы виде.

Обследуемые получили опросник и бланк ответов, на котором они должны были написать свои данные и крестиками в соответствующих клетках отметить ответы. Испытуемым предложили занести в регистрационный бланк выбранный вариант ответа. Перед началом работы с методикой Кеттелла испытуемым давалась следующая устная рекомендация: «Вам предлагается ответить на ряд вопросов, цель которых выяснить особенности Вашего характера, склонностей и интересов. Не существует вопросов, на которые можно дать «правильный» или «неправильный» ответы, так как они отражают лишь особенности, присущие различным людям. Старайтесь отвечать как можно более точно и правдиво.

Отвечая на вопрос, Вы можете выбрать один из трех предложенных вариантов ответов. Номер ответов на бланке должен соответствовать номеру вопроса. Выбрав ответ «а» – перечеркните крестиком левый квадратик, если ответ «в», то средний квадратик, ответу «с» соответствует правый квадратик. Во время работы над опросником представляйте типичные ситуации, не задумываясь над деталями; выбирайте только один из предложенных ответов на вопрос. Не тратьте времени на раздумья, давайте первый естественный ответ, который приходит к Вам в голову. Старайтесь избегать промежуточных «неопределенных» ответов, кроме тех случаев, когда определенно ответить действительно невозможно. Не пропускайте ничего, обязательно отвечайте на все вопросы подряд. Не старайтесь произвести своими ответами благоприятное впечатление. Свободно выражайте свое собственно мнение».

Второй этап – изучение уровня агрессивности осужденных с помощью методики Басса и Дарки, выделение трех групп исследуемых с разным уровнем агрессии.

Третий этап – изучение эмпатийных тенденций. Как отмечал В.А. Сухомлинский «глухой к другим людям – останется глухим к себе: ему будет недоступно самое главное в самовоспитании – эмоциональная оценка собственных поступков». На основе анализа литературы можно утверждать, что люди с высоким уровнем эмпатиии, не смотря на высокий показатель агрессии, более поддаются процессам социализации чем, люди со средним уровнем агрессии, но низкими способностями к эмпатии.

В связи со спецификой учреждения на базе которого проведено исследование возникла необходимость в четвертом этапе исследования. На этом этапе по результатам психодиагностических методик учитывая внутренний распорядок СИ№5 группа исследуемых переформируется таким образом, чтобы программа психодиагностической коррекции принесла наилучший результат.

2.2 Обоснование выбора методов и конкретных методик исследования

Для выполнения поставленных задач нами использовались следующие методы исследования:

1) общенаучные методы:

- наблюдение;

- беседа;

2) Специальное психодиагностическое тестирование с помощью следующих методик:

- методика многофакторного исследования личности (Р. Кеттелл);

- методика диагностики показателей и форм агрессии (А. Басса и А. Дарки);

- методика исследования эмпатии (И.М. Юсупов)

16-факторный личностный опросник Р. Кеттелла (16 – ФЛО) в настоящее время является одним из распространенных к апробированию методов определения и изменения индивидуальных различий личностных свойств, а также наиболее популярным средством экспресс – диагностики личности. Он используется во всех ситуациях, когда необходимо знание индивидуально-психологических особенностей человека.

Опросник относится к методам психологической диагностики на основе самооценки тех лиц, которые являются объектами исследования. Методика позволяет в короткое время получить достаточно полное представление об устойчивых свойствах личности.

Опросник диагностирует черты личности, которые Р. Кеттелл называет конституционными факторами. По мнению многих изучение динамических факторов – мотивов, потребностей, интересов, ценностей – требует применения других методов. Это необходимо учитывать при интерпретации, так как реализация в поведении личностных черт и установок зависит от потребностей и характеристик ситуации.

Суждения, включенные Р. Кеттеллом в опросник, в окончательной форме остались после экспертного анализа нескольких тысяч характеристик личности и проведения трех факторных анализов в различных группах испытуемых [3]. Эти суждения по смыслу оказались более важными и точными в отношении определяемых факторов, поэтому при пользовании опросником запрещается какое-либо произвольное переформулирование суждений, придание им более «удобной и понятной» для обследуемого контингента формы, так как в этом случае может быть нарушено психометрическое содержание суждения, а значит, и надежность опросника [3].

Используемый 16 – ФЛО является адаптированным, стандартизированным вариантом для взрослых (от 15-16 лет и старше) с образованием не менее 5 классов, т.е. людей имеющих различный возрастной и образовательный уровень. Поэтому психодиагностические цели достигаются ответами на распространенные, всем понятные ситуации.

Ответы испытуемых на предлагаемый опросником перечень суждений позволяет диагностировать основные личностные свойства по 16-ти функционально независимым психологически содержательным факторам.

По мнению создателя, составление развернутых характеристик личности и построение личностного профиля целесообразно в процессе индивидуального психологического консультирования [3].

Работа с опросником 16 – ФЛО требует от психолога хорошей осведомленности с некоторыми фундаментальными личностными свойствами, составляющими основу темперамента человека, их психологической терминологией и поведенческой интерпретацией.

Например, свойства экстра-интроверсии является одной из существенных составляющих фактора «А» в тесте 16-ФЛО. Экстраверсия – интроверсия как свойство темперамента характеризует направленность психической жизни, ума человека на внешний или внутренний мир. Экстравертированность личности находится в прямой зависимости с силой нервной системы и является одним из показателей стрессоустойчивости человека. Интроверсия связывается с проявлением слабости нервной системы и стрессоустойчивостью. В целом фактор ориентирован на определение степени общительности человека в группе.

В тесте – опроснике 16-ФЛО одним из показателей эмоциональности является фактор С. В целом, обеспечивают эмоциональность человека сила и лабильность нервной системы, низкий уровень тревожности (фактор Q3), «высокие показатели» по фактору С.

Показатель доминантности по 16-ФЛО положительно связан с силой нервной системы оценивается, главным образом, по фактору Е.

С помощью 16-ФЛО определяются различные аспекты тревожности, показатели которой отражены в факторах Q4, О, С, Н, М, Q3, L.

Среди первичных факторов главную нагрузку по уровню тревожности, дезадаптивности несет фактор О.

По 16-ФЛО свойство ригидности – пластичности определяется показателями фактора Q1.

Полученное значение каждого фактора переводиться в стены с помощью таблиц. Стены распределяются по биполярной шкале с крайними значениями 1 и 10 баллов. Соответственно, первой половине шкалы (от 1 до 5,5) присваивается знак «-» второй половине (от 5,5 до 10) знак «+». Из имеющихся показателей по всем 16 факторам строится, так называемый «профиль личности». Пример профиля личности осужденных приведен в приложении А.

Анализируется также совокупность факторов в их взаимосвязях в таких, например, блоках:

- интеллектуальные особенности: факторы В, М, Q1;

- эмоционально-волевые особенности: факторы С,G, I, O,Q3,Q4;

- коммуникативные свойства и особенности межличностного взаимодействия: факторы А, Н, F, E, Q2, N, L.

Кроме первичных 16 факторов, выделяют четыре фактора второго порядка: F1, F2, F3, F4.

Создавая опросник, дифферинцирующий проявления агрессии и враждебности, А. Басс и А. Дарки выделили следующие, важные по их мнению, виды реакции:

1. ФИЗИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ

2. ВЕРБАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ

3. КОСВЕННАЯ АГРЕССИЯ

4. НЕГАТИВИЗМ

5. РАЗДРАЖЕНИЕ

6. ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТЬ

7. ОБИДА

8. АУТОАГРЕССИЯ, или ЧУВСТВО ВИНЫ [6], [21].

В связи с тематикой и спецификой работы в данной методике наше внимание в первую очередь приковано к следующим видам: физическая агрессия, негативизм, раздражение, а также индекс агрессивности и индекс враждебности.

По мнению авторов учебного пособия «Особливості психолого-педагогічної роботи з «важкими» підлітками» «пользуясь данной методикой, необходимо помнить, что агрессивность, как свойство личности, и агрессия, как акт поведения, могут быть, поняты в контексте психологического анализа мотивационно- потребностной сферы личности» [6].

Опросник не свободен от мотивационных искажений(например, в связи ссоциальной желательностью). Требует дополнительной проверки на надежность полученных результатов(либо с помощью ретеста, либо с помощью других методик).

Методика И.М. Юсупова успешно используется для исследования эмпатии.

Эмпатия способствует сбалансированности межличностных отношений. Она делает поведение человека социально обусловленным.

В методике испытуемым были предложены 36 утверждений. Предлагается выбрать один из вариантов ответов: «не знаю», «нет, никогда», «иногда», «часто», «почти всегда» и «да, всегда».

Количество набранных очей суммируется, результат соотносится со шкалой развитости эмпатических тенденций.

В методике предложено пять уровней эмпатийности: очень высокий уровень, высокая эмпатийность, нормальный уровень, низкий уровень и очень низкий уровень эмпатийности. Для удобства анализа результатов нами были объединены некоторые уровни – высокий, средний и низкий уровень эмпатийности.

Нами принято, что высокая эмпатийность – чувствительность к нуждам и проблемам окружающих, великодушность, склонность многое прощать, эмоциональная отзывчивость, общительность. Способность быстро устанавливать контакты и находить общий язык. Умение не допускать конфликты и находить компромиссные решения. Необходимость в социальном одобрении своих действий.

Средний уровень эмпатии – самоконтроль своих эмоциональных проявлений, предпочтение не высказывать свою точку зрения, если нет уверенности, что она будет принята. Отсутствие раскованности чувств.

Низкий уровень эмпатийности – затруднения в установлении контактов, предпочтение уединению. Эмпатийные тенденции не развиты, центрированность на себя.

Итак, в работе использовано три методики которые взаимно дополняют друг друга и играют основную роль в достижении цели работы и подтверждении ранее выдвинутой гипотезы.


Раздел 3. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ СПЕЦКОНТИНГЕНТА

3.1 Индивидуально-психологические особенности личности осужденных

Анализ результатов проведенных исследований осуществлялся в соответствии с очередностью представленных нами методик. На первом этапе мы обрабатывали материалы, полученные при использовании методики многофакторного исследования личности Р. Кеттелла.

Общие результаты исследования сведены в таблице 3.1.

Таблица 3.1.

Уровень выраженности первичных факторов в исследовании личности осужденных

Уровень выраженности Функционально независимые первичные факторы по методике Кеттела
A B C E F G H J L M N O Q1 Q2 Q3 Q4
Высокий - 37 5 5 5 - 5 5 79 5 10 63 10 22 22 16
Средний 42 53 5 85 79 21 32 32 21 53 58 37 32 68 68 84
Низкий 58 10 90 10 16 79 63 63 - 42 32 - 58 10 10 -

Примечание. В таблице указан процент от общего числа испытуемых, у которых наблюдается указанный уровень выраженности по факторам соответственно.

Показатели вторичных факторов по методике Кеттелла представлены в таблице 3.2.


Таблица 3.2.

Уровень выраженности вторичных факторов в исследовании личности осужденных

Расположение на «Профиле личности» Вторичные факторы по методике Кеттелла
F1 F2 F3 F4
«+» 95 37 16 42
«-» 5 12 84 58

Примечание. Цифрами в таблице указан процент осужденных набравших по соответствующим факторам количество условных баллов (стенов) соответствующее указанной области на «Профиле личности».

Для наглядности полученные результаты представлены графически в Приложении Б.

Анализируя результаты проведенного исследования, следует обратить внимание на специфику работы с данной категорией лиц. Во-первых, осужденным свойственно несовпадение «Я» реального и «Я» идеального. Во-вторых, следует помнить, что отнюдь не все согласны честно и откровенно отвечать на вопросы поставленные в ходе исследования. Отсюда несколько противоречивые показатели по отдельным факторам.

Как видно из рисунка Б1 приложения Б, у 90% испытуемых очень не высокие показатели по фактору С “Эмоциональная устойчивость”, что свидетельствует о низкой толерантности, неуверенности в себе, повышенной раздражительности. Напротив, по фактору L“подозрительность, єгоистичность” у значительного количества осужденных (79%) выявлены результаты, свидетельствующие об излишней сомнительности, подозрительности, направленности интересов преимущественно на самого себя, высоком самомнении.

По ряду нижеследующих факторов у осужденных не выявлены высокие показатели. Так, например, низкие показатели и отсутствие высоких показателей по фактору А говорят о не готовности обследуемых к сотрудничеству, невнимательности к людям, неуживчивости. По фактору С это же свидетельствует о нестабильности в поведении, в эмоциях, неуживчивости. Не выраженность по фактору Е “самоуверенность, явторитарность” говорит об отсутствия самоуверенности. Низкие показатели по фактору G “принципиальность” и отсутствие высоких указывают на неосознанность принятых решений, безответственность, необязательность. По фактору Н “смелость, склонность к риску” небольшой процент высоких показателей говорит о несклонности к риску, скудности эмоциональных реакций. По фактору L“подозрительность, єгоистичность” отсутствуют низкие показатели, что говорит о не умении ладить с людьми, хорошо взаимодействовать в коллективе, а также об отсутствии заботы о других. По фактору М не высокие результаты свидетельствуют, что у испытуемых не богатое воображение. Отсутствие низких показателей по фактору О “тревожность, спокойствие” говорит о том, что испытуемым не присущи спокойствие, уверенность в себе, нечувствительность к мнению о себе. Низкие показатели по фактору Q1 “радикализм, тяга к новому” указывает на то, что у опрошенных не высокие интеллектуальные интересы, нет склонности к экспериментированию. По фактору Q4 “активность, напряженность” отсутствие низких показателей и всего 16% высоких показателей говорит о том, что в целом данная категория лиц не проявляет возбужденности, взволнованности, раздражительности, нетерпеливости. И в то же время они не спокойны, не удовлетворены сложившимся положением дел.

Как видно из рисунка Б2 приложения Б, 95% осужденных проявили высокую степень тревожности. Напротив, стабильность, жизнерадостность, решительность, предприимчивость обнаружена у незначительного количества обследуемых. По результатам проведенного опроса следует, что большая часть испытуемых – интроверты с очень хрупкой чувствительностью.

Как уже указывалось выше в результатах тестирования по методике Кеттелла наибольший интерес для данного исследования представляют отдельные факторы.

Фактор (С) «Эмоциональная устойчивость»

Высокую оценку, свидетельствующую о стабильности в поведении, в эмоциях, реалистичности, спокойности, уживчивости в группе получили 5%испытуемых. 90% человек – получили низкую оценку, что говорит о низкой толерантности к эмоциогенным факторам, неуверенности в себе, повышенной раздражительности, частом проявлении волнения. Средние показатели – 5%.

Фактор (J) «Податливость - жестокость»

Склонность к зависимости, стремление иметь покровителя, мечтательность, утонченность, непрактичность – 5% группы. Средние оптимальные данные – 32% испытуемых. Низкая оценка – излишняя самоуверенность, субъективность, гипертрофирование, стремление к независимости, чопорность, скептицизм, иногда циничность, прагматизм – 63% исследуемых.

Фактор (О) «Тревожность - спокойствие»

Излишнее беспокойство, волнение, частые плохие предчувствия, неуверенность – 63% испытуемых. Средние показатели – 37% групп. Низкие данные – спокойствие, уверенность в себе, нечувствительность к мнению о себе не проявил никто.

Фактор (Q3) «Высокий самоконтроль – низкий самоконтроль»

Высокая оценка – дисциплинированность, точность в выполнении социальных требований, хороший контроль за своими эмоциями, забота о своей общественной репутации – 22% испытуемых. Средние показатели – 68% исследуемых. Низкая оценка – недисциплинированность, внутренняя конфликтность, несоблюдение правил, подчинение своим страстям, низкий самоконтроль – 10% группы.


3.2 Характеристика уровня агрессии и эмпатии осужденных

На втором этапе анализа полученных данных нами была дана характеристика показателей и форм агрессии. Результаты, полученные после обследования по методике А.Басса и А. Дарки приведены в таблице 3.3.

Таблица 3.3

Результаты тестирования по методике А.Басса и А. Дарки

Показатель выраженности Формы агрессии
«1» «2» «3» «4» «5» «6» «7» «8» ИА ИВ
Высокий 50% 35% - 27% 42% 58% 12% 42% 15% 28%
Средний 50% 57% 89% 46% 54% 42% 69% 58% 85% 69%
Низкий - 8% 11% 27% 4% - 19% - - 3%

Примечание: «1» - ФИЗИЧЕСКАЯ АГРЕССИЯ, «2» – ВЕРБАЛЬНАЯ АГРЕССИЯ, «3» – КОСВЕННАЯ АГРЕССИЯ,

«4» - НЕГАТИВИЗМ, «5» – РАЗДРАЖЕНИЕ, «6» - ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТЬ, «7» - ОБИДА.

«8» - АУТОАГРЕССИЯ, ИА – ИНДЕКС АГРЕССИВНОСТИ, ИВ – ИНДЕКС ВРАЖДЕБНОСТИ

Значительное количество осужденных (58%) проявили высокие показатели по параметру подозрительность. Напротив, косвенная агрессия не ярко выражена у всей группы обследуемых, высоких показателей нет ни у кого.

Низкие показатели у обследованных отсутствуют по следующим формам агрессии: физическая агрессия, подозрительность, аутоагрессия.

Следует также отметить, что хотя индекс агрессии у большинства испытуемых (85%) не выходит за пределы средних показателей и всего у 15% является высоким, тем не менее ни у одного из опрошенных не выявлены низкий уровень агрессивности.

Анализируя результаты тестирования, можно сделать вывод, что у всех исследуемых показатель агрессивности достаточно высок, формы агрессии варьируются, но наибольшее количество испытуемых проявили высокие показатели по видам физическая агрессия, раздражение, подозрительность и аутоагрессия.

Для наглядности результаты тестирования представлены графически в Приложении В.

Как указывалось выше основное внимание при анализе результатов по методике уделяется следующим видам: физическая агрессия, негативизм, раздражение, а также индекс агрессивности и индекс враждебности.

Как видно из таблицы 3.3 высокие показатели в проявлении физической агрессии выявлены у 50% испытуемых, у второй половины группы (50%) – средние показатели. 27% обследованных проявили высокий показатель негативизма, 46% - средний, 27% - низкий. Высокий уровень раздражения обнаружили 42% испытуемых, средний – 54%, низкий – 4%. Высокий показатели по индексу агрессивности проявили 15% осужденных, средний – 85%. Низкий индекс агрессивности поведения не выявлен. Высокие результаты в категории индекс враждебности обнаружены у 27% испытуемых, средние – у 69%. Низкие показатель продемонстрировал лишь 4% испытуемых.

На третьем изучения полученных данных нами выделены следующие факты характеризующие уровень эмпатии у осужденных.

Результаты, полученные в ходе диагностики уровня эмпатии приведены в таблице 3.4.

Таблица 3.4.

Уровень выраженности эмпатийных тенденций

Показатель выраженности % от общего числа опрошенных
Высокий 27%
Средний 27%
Низкий 46%

Как видно из таблицы 3.4 27% осужденных продемонстрировали высокие результаты, что свидетельствует о чувствительности к нуждам и проблемам окружающих, великодушии, склонности многое прощать, эмоциональная отзывчивости, общительности. Им присущи способность быстро устанавливать контакты и находить общий язык, умение не допускать конфликты и находить компромиссные решения, необходимость в социальном одобрении своих действий.

Средний уровень эмпатии – самоконтроль своих эмоциональных проявлений, предпочтение не высказывать свою точку зрения, если нет уверенности, что она будет принята, отсутствие раскованности чувств выявлен у такой же части группы – 27%.

46% исследуемых проявили низкий уровень эмпатийности – затруднения в установлении контактов, предпочтение уединению. Эмпатийные тенденции у них не развиты.

Для наглядности в приложении Г результаты последней методики представлены графически.

Итак, в результате психодиагностического исследования нами выделены свойства личности осужденных, уровень и виды агрессии, а также уровень эмпатии.

В приложении Д представлена сводная таблица результатов исследования с помощью психодиагностических методик.

Как видно из таблицы в приложении Д исследуемый 142АЭР при высоком индексе агрессии, продемонстрировал высокие эмпатийные тенденции. Осужденный 142ГВН при высоком индексе агрессии проявил низкие способности к эмпатии. 94АСЕ также с высоким индексом агрессии по уровню эмаптии имеет средние данные. Следует обратить особое внимание на то, что трое вышеперечисленных испытуемых имеют средний индекс враждебности, в отличие от осужденного 117ЧНА, которые при высоком индексе агрессии и низком показателе эмпатии имеет высокий индекс тревожности.

Особо следует заметить что при высоком индексе враждебности и среднем индексе агрессии испытуемые 142КСА, 142ЧЮИ и 117СВВ имеют высокий уровень эмпатии. В то же время 142ААВ и 94 БАА при таких же результатах в индексе враждебности и агрессии уровень эмпатии продемонстрировали средний, а 94СИА и 94ЕНМ – низкий. 117МАВ при низкой враждебности проявил среднюю агрессивность и среднюю эмпатию.

94ГИЕ, 94КАА, 117ПСВ, 117ЖВА с высокой эмпатийной тенденцией имеет средние значения по агрессивности и враждебности. 142МАА, 142 СММ, 142ШВВ, 94 ШОЮ, 94АНН, 94БГМ, 94ПНВ, 117ФАН, 117МАВ и 117МЛВ при средних показателях агрессивности и враждебности получили низкую оценку эмпатии.

Отметим также что есть ряд опрошенных которые по все трем тестам получили одинаково ровные средние результаты. Это – 142КИЮ, 142ПАВ, 117ПАК и 117ССА.

В результате проделанной работы были получены необходимые данные для проведения четвертого этапа исследования. Для эффективной психокоррекционной программы необходимо сформировать группы осужденных со схожими уровнями агрессивности и эмпатии.

Работа с осужденными в исправительных колониях строится на определенных принципах и подчиняется определенным правилам внутреннего распорядка. Это говорит в первую очередь о локализованности и ограничении мобильности каждого заключенного. Нужно отметить что, в настоящее время работа психологической службы в исправительных колониях области не поставлена на должный уровень. Да и количество необходимого квалифицированного персонала ограниченно. Поэтому понятно стремление психологов работать не индивидуально с каждым осужденным, а с группой. Группы испытуемых в данной психокоррекционной работе должны быть подобраны с учетом направленности их преступлений.

Итак, в первую группы вошли испытуемые осужденные по статье 142 УК Украины (грабительство). В этой группе выделены следующие подгруппы.

Группа А1. Высокий показатель агрессии или враждебности, но и высокий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.5.

Таблица 3.5.

Сводная таблица результатов группы А1

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
142АЭР Н СР СР В В В СР В СР В
142КСА СР В В СР СР Н СР СР В В
142ЧЮИ Н Н В В В Н В СР В В

Примечание. Н – низкий , СР – средний, В – высокий показатель

Как видно из таблицы 3.5 внимание привлекает тот факт, что в данной группе двое из троих проявили предрасположенность к физической агрессии, один к негативизму. Особое внимание следует обратить на заключенного 142ЧЮИ, у которого зарегистрированы высокие показатели как в физической агрессии так и в раздражении.

Групп А2. Средний показатель агрессии, высокий или средний показатель враждебности, и средний уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.6.


Таблица 3.6.

Сводная таблица результатов группы А2

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
142ААВ Н СР В СР СР СР В СР В СР
142КИЮ Н Н В СР В Н В СР СР СР
142ПАВ Н СР СР СР СР СР В СР СР СР

Как видно из таблицы 3.7 в данной группе у всех испытуемых обнаружено высокое раздражение. Примечательны результаты осужденного 142КИЮ. У него высокая степень физической агрессии и раздражения и низкая негативизма.

Групп А3. Высокий или средний показатель агрессии, средний показатель враждебности, и низкий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.7.

Таблица 3.7.

Сводная таблица результатов группы А3

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
142ГВН Н Н СР СР В СР СР В СР Н
142МАА Н Н СР СР СР В СР СР СР Н
142СММ Н Н В СР СР СР СР СР СР Н
142ШВВ Н Н СР СР В В СР СР СР Н

Как видно из таблицы 3.7 у данной группы нет выраженных высоких показателей раздражения. У испытуемого 142ГВН наряду с высоким индексом агрессии зарегистрированы высокие показатели в физической агрессии. Такой же высокий показатель физической агрессии обнаружен у осужденного 142ШВВ, но при этом у него низкий показатель эмпатии.

Вторую группу составляют испытуемые осужденные по статье 94 УК Украины (убийство). В результате анализа были выделены четыре подгруппы.

Группа Б1. Высокий или средний показатели агрессии или враждебности, и средний уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.8.

Таблица 3.8.

Сводная таблица результатов группы Б1

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
94БАА Н СР В СР СР СР В СР В СР
94АСЕ Н Н В СР СР Н СР В СР СР

Группа Б2. Средний показатель агрессии, высокий показатель враждебности, и низкий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.9.

Таблица 3.9.

Сводная таблица результатов группы Б2.

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
94СИА Н СР СР В СР В В СР В Н
94ЕНМ Н Н В СР В Н СР СР В Н

Группа Б3. Средний показатели агрессии и враждебности, и низкий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.10.


Таблица 3.10.

Сводная таблица результатов группы Б3

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
94ШОЮ Н Н В В В СР СР СР СР Н
94АНН Н В СР Н В В СР СР СР Н
94БГМ В Н СР СР В СР В СР СР Н
94ПНВ Н СР В СР СР СР В СР СР Н

Группа Б4. Средний показатели агрессии и враждебности, и высокий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.11.

Таблица 3.11.

Сводная таблица результатов группы Б4

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
94ГИЕ Н Н В СР СР СР СР СР СР В
94КАА Н Н В СР СР Н В СР СР В

Следующую группу составляют испытуемые осужденные по статье 117 УК Украины (изнасилование). Здесь также был выделен ряд подгрупп.

Группа В1. Средний показатели агрессии, средний или высокий враждебности, и высокий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.12.

Таблица 3.12.

Сводная таблица результатов группы В1

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
117ПСВ Н Н СР СР СР В СР СР СР В
117ЖВА Н Н В СР В СР В СР СР В
117СВВ Н Н В В СР СР В СР В В

Группа В2. Средний показатели агрессии, средний или низкий враждебности, и средний уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.13.

Таблица 3.13.

Сводная таблица результатов группы В2

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
117ПАК Н СР В В В Н СР СР СР СР
117МАВ Н Н В СР В СР СР СР Н СР
117САА Н СР В СР СР СР В СР СР СР

Группа В3. Средние показатели агрессии и враждебности, и низкий уровень эмпатии. Результаты сведены в таблице 3.14.

Таблица 3.14.

Сводная таблица результатов группы В3

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
117ФАН Н СР В В СР СР В СР СР Н
117МАВ В СР В Н В В СР СР СР Н
117МЛВ Н Н СР СР В Н СР СР СР Н

Исследуемый 117ЧНА не может быть отнесен ни к одной из подгрупп, так как у него зарегистрированы высокие показатели по уровню агрессии и уровню враждебности и низкие в эмпатийных тенденциях.

Подводя итог четвертого этапа исследования следует особо отметить. В связи со спецификой избранной категории испытуемых нельзя говорить о полной достоверность полученных результатов. Тем не менее полученные результаты исследования согласуются с данными литературы [22] о том, что нет убедительных научных доказательств, позволяющих заключить, что проявление агрессии у осужденных неизбежно.

С целью установления зависимости между изучаемыми параметрами, нами был определен коэффициент линейной корреляции Пирсона (Rxy). Коэффициент Пирсена (Rxy) варьирует в пределах “-1” до “+1”. Если Rxy= 0, то мепжду изучаемыми параметрами не выявлено зависимости. Если Rxy имеет отрицательный знак, то между изучаемыми параметрами существует обратная зависимость, т.е. при высоком значении Х наблюдается снижение значения У, а если Rxy имеет положительный знак, то наблюдается прямая зависимость между параметрами.

Значение коэффициента корреляции:

Rxy= 0.3– очень слабая связь; 0.7= Rxy=0.9- сильная связь;

0.3=Rxy=0.5– умеренная связь ; 0.9= Rxy=1- очень сильная связь.

0.5= Rxy=0.7- значимая связь;

Таблица 3.15.

Корреляционная матрица

“C” “G” “O” “Q3”
1 0,219357 0,078672 -0,10612 -0,30412
2 -0,20193 -0,21052 0,096707 -0,14644
3 0,002261 -0,05267 0,009088 -0,24093
4 0,111237 0,001137 0,052152 -0,10993
5 0,009241 0,066338 0,130006 0,158562
6 -0,08009 -0,0009 0,232915 -0,03014
7 -0,05885 0,267642 -0,06394 0,072722

На основе корреляционного анализа мы можем утверждать, что между факторами (C«Эмоциональная устойчивость»,G«Податливость - жестокость»,O«Тревожность - спокойствие»,Q3«Высокий самоконтроль – низкий самоконтроль»)и агрессивными проявлениями осужденных зависимости не обнаружено. Таким образом на совершение противоправных действий личностнообусловленные факторы существенного влияния не имеют. негативное поведение больше обусловлено социальными факторами.

3.3 Методы психокоррекции направленные на снижение агрессии поведения у осужденных

Согласно цели и задачи дипломной работы нами был проведен диагностический эксперимент на основании которого была разработана психокоррекционная программа.

Цель данной работы - на основе психодиагностических сведений об уровне агрессивности у осужденных разработать психокоррекционную программу по ее снижению.

Задачи проведения данной работы:

6) анализ научной литературы по данной проблеме;

7) подбор адекватных методов и методик для проведения психодиагностического исследования;

8) психодиагностика уровня агрессивности и индивидуально- личностных качеств у спецконтингента СИ № 5 г. Донецка;

9) выявление зависимости индивидуально- личностных качеств спецконтингента с агрессивным поведением;

10) разработка психокоррекционной программы, направленной на уменьшение уровня агрессивности.

Общие положения

Цель тренинга «Жизненные планы осужденных» – психологическая подготовка лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы, к освобождению. Время — 40 часов.

В качестве задач данного СПТ рассматриваются:

развитие и коррекция представлений осужденных о себе («Я-концепции»);

познание других людей, формирование гуманистической установки по отношению к ним;

дестабилизация стереотипных представлений о сотрудниках ИУ;

расширение сферы осознаваемого в понимании мотивов противоправного поведения, коррекция психологических защитных механизмов (рационализации своих действий);

– развитие адекватной самооценки и уверенности в себе;

– коррекция ценностных ориентаций осужденных;

– прояснение и формирование жизненных планов осужденных;

– развитие эмоциональной устойчивости в сложных жизненных ситуациях;

– развитие следующих жизненных умений: устанавливать психологический контакт с нужными людьми, решать вопросы о трудоустройстве и регистрации, разрешать конфликтные ситуации в семье и т.п.

Комплектование групп и методические особенности проведения социально-психологического тренинга с осужденными

Эффективность психокоррекционной работы во многом определяется правильностью комплектования тренинговых групп. В подразделе 2.3 пособия сформулированы основные принципы формирования психокоррекционных групп и методические рекомендации по работе с ними. Однако применительно к осужденным некоторые положения следует уточнить.

Целевая направленность тренинга — подготовка осужденных к освобождению. Поэтому его участниками должны быть лица, претендующие на условно-досрочное освобождение или которым до конца срока лишения свободы осталось не более полугода.

При комплектовании тренинговых групп важно соблюдать принцип добровольности. Нельзя вовлекать осужденных в такие группы под угрозой дисциплинарных взысканий. Однако психологу, начальникам отрядов нужно проводить с осужденными индивидуальную разъяснительную работу, убеждая в необходимости пройти специальную психологическую подготовку.

Важным требованием к участникам психокоррекционных групп является психическое здоровье осужденных. В состав групп не следует включать психопатических личностей, остро- депрессивных больных, а также осужденных, которые под воздействием критики могут становиться слишком тревожными или агрессивными. Естественно, вербальная агрессия, беспокойство всегда имеют место в психокоррекционной работе. Это может быть стимулом развития группы. Однако в состав группы нельзя включать «взрывных» осужденных, которые в острой ситуации могут оказать физическое воздействие на других участников тренинга. С такими лицами следует проводить индивидуальную психокоррекционную работу.

По неофициальному статусу в группу можно включать представителей всех стратов (уровней), за исключением пренебрегаемых («обиженных»). Для последних требуются специальные программы, направленные на развитие их эмоционально-волевой сферы, уверенности в себе, снижение конформности и т.п.

Нежелательно и включение в группу «воровских авторитетов». Их высокий социальный статус будет сдерживать активность других осужденных. Принятая ими социальная роль сильной, справедливой, «крутой» личности не позволит им самораскрыться, признать свои слабости и проблемы. Участие такого человека в группе может привести к тому, что реальным руководителем группового взаимодействия окажется не психолог, а авторитетный осужденный. При наличии в группе двух лидеров «воровской элиты» между ними могут начаться соперничество, конфронтация, переходящие в конфликт вне тренинга.

Не рекомендуется, чтобы члены группы существенно различались по возрасту (более 15 лет), ибо это создает дополнительные барьеры во взаимоотношениях. Следует учесть, что лица старше 40 лет весьма ригидны и с трудом поддаются психологической коррекции.

Исследование Э. Маджарова, а также опыт автора убеждают, что социально-психологический тренинг эффективен, если состав группы разнороден по совершенным преступлениям. Между осужденными за корыстные и насильственные преступления существует определенный антагонизм на коммуникативном уровне. Они взаимно не принимают и склонны изобличать и дискредитировать друг друга, когда обсуждают важные жизненные проблемы и принципы поведения в обществе. Это имеет важное значение при формировании процессов самораскрытия и обратной связи в психокоррекционной работе.

Осуществляя подбор осужденных в тренинговые группы, следует обращать внимание на такой личностный фактор, как криминальная зараженность (или педагогическая запущенность) осужденных. Можно выделить несколько показателей, по которым определяется криминальная зараженность: количество совершенных преступлений и интервал времени между ними; характер преступлений (тяжесть, цинизм, жестокость по отношению к жертве); раннее криминальное развитие (спецшколы, воспитательные колонии); отношение к преступлению (именно в этом проявляются психологические защитные механизмы)25, отношение к администрации ИУ, в том числе к психологу (при явной неприязни сложно преодолеть психологический барьер и осуществлять психокоррекционную работу); степень усвоения криминальных («воровских») норм и солидарности с ними; социальные связи (наличие или отсутствие, позитивный или негативный характер); представления о своих жизненных планах и перспективах (реальность, направленность, готовность к реализации). В тренинговую группу не должно входить много осужденных (не более 2–3 человек) с явно выраженной криминальной направленностью. В противном случае это может оказаться не психокоррекционной работой, а, образно говоря, семинаром по обмену опытом преступной деятельности.

Что касается индивидуально-психологических особенностей, то группа не должна быть однородной. Сходство осужденных по психологическим параметрам способствует взаимной привлекательности, поддержке, созданию доверительных отношений в группе, но различия открывают более широкие возможности для конфронтации и изменений.

Оптимальная численность тренинговой группы для осужденных — 7–9 человек. При меньшей численности сокращается возможность взаимного обмена опытом, а при численности более 10 человек уменьшается время на взаимный обмен мнениями, на аргументацию своей позиции, усложняется процесс контроля за поведением «трудных» осужденных.

Предлагаемые рекомендации основаны на гуманистическом, а не на директивном и жестко структурированном подходе в психотерапии. Однако программа предложенного тренинга достаточно четко структурирована. Это объясняется несколькими обстоятельствами: во-первых, она рассчитана на начинающих психологов; во-вторых, она апробирована и в ней предусмотрено решение актуальных психокоррекционных задач; в-третьих, структурированность программы способствует преодолению состояния тревожности и неопределенности на начальном этапе тренинга. Опытный психолог с учетом обстановки в группе может исключать отдельные упражнения и увеличить круг задач дискуссионного плана, направленных на коррекцию ценностных ориентаций осужденных и их отношения к совершенному преступлению.

Среди членов группы могут встретиться осужденные с большим криминальным опытом и авторитетом, которые будут пытаться манипулировать ходом тренинга и оказывать отрицательное воздействие на других участников. Ведущий должен уметь принимать директивные формы влияния и нейтрализовывать этих осужденных.

Тренинговая группа может работать в разных вариантах.

Первый вариант: занятия с осужденными проводятся ежедневно по 2–3 часа (кроме выходных). Продолжительность курса около месяца.

Второй вариант: занятия проводятся два раза в неделю по 2–3 часа. Продолжительность курса составляет 2–2,5 месяца.

Третий вариант: занятия с осужденными проводятся в выходные дни по 4–6 часов, однако первые занятия рекомендуется провести с интервалом в 2–3 дня.

Занятия следует проводить в одном и том же месте. Лучше, если это специально оборудованный психологический кабинет (кабинет релаксации), но местом занятий может быть обычный класс в школе, читальный зал в библиотеке и т.п. Главное требование — наличие кресел или стульев и возможность поставить их в круг. Уже на первом занятии все участники тренинга должны усвоить, что на тренинге все сидят в кругу, а не где-нибудь в стороне и все равны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате исследования гипотеза подтвердилась, поставленные цели и задачи решены. Исходя из этого, мы можем сделать следующие выводы:

1. Проведен теоретический анализ проблемы агрессии в современных психологических исследованиях, разносторонне раскрыты индивидуально-психологические особенности личности осужденных.

2. Характеристики показателей форм агрессии дает нам основания утверждать, что в нашей выборке, хотя индекс агрессии у большинства испытуемых (85%) не выходит за пределы средних показателей и всего у 15% является высоким, тем не менее, всего у нескольких испытуемых выявлен низкий уровень агрессии. Значительное количество осужденных проявили высокие показатели по параметрам: подозрительность (58%), физическая агрессия (50%), раздражение (42%), аутоагрессия (42%).

3. В результате исследования 16PF тестом Р. Кеттел мы пришли к выводу, что особо крайние уровни проявления имеют следующие факторы:

- Фактор “С”- эмоциональная устойчивость, где 90% осужденных показали низкий уровень толерантности к эмоциогенным факторам неуверенности в себе повышенную раздражительность и частое проявление волнения.

- Фактор “G”- податливость, жестокость, где большинство осужденных (63%) продемонстрировали излишнюю самоуверенность, жестокость, чрезмерное стремление к независимости, циничность и прагматизм.

- Фактор “О”- тревожность, спокойствие, где (69%) испытуемых проявляют высокую степень тревожности. Им присуще изменение: беспокойство, волнение, неуверенность, чрезмерная чувствительность к мнению о себе.

- Фактор “Q3”- высокий и низкий самоконтроль (68%) испытуемых имеют средний уровень. 22% имеют высокий уровень самоконтроля, т.е. точность в выполнении требований, забота о своей общественной репутации и контроль за своими эмоциями и ответственность за свои действия.

По остальным факторам результаты равномерно варьируют на всех уровнях.

4. При определении уровня выраженности эмпатийных тенденций нами было обнаружено, что большинство испытуемых имеют низкие показатели по данному параметру (46%). Им присуще стремление к уединению, избегание установления контактов, неумение принять компромиссные решения.

5. Для исследования проявлении агрессии, враждебности и эмпатии мы испытуемых распределили по следующим статьям обвинения: 142- разбой, 94- убийство (где большая часть испытуемых обвиняется в непреднамеренном), 117- изнасилование. Анализ показал, что высокий уровень агрессии в нашей выборке присущ осужденным по ст. 142- разбой, необходимо отметить, что данный вид преступления присущ более младшей возрастной категории. Осужденным по ст.94 и 117 равномерно присущ и высокий и низкий уровень. По показателям проявления уровня эмпатии, низкий уровень имеют осужд по статье 117- изнасилование. У остальных осужденных эмпатия проявляется на всех 3-х уровнях.

6. Нами разработаны: коррекционная программа для групповой и индивидуальной работы с осужденными и практические рекомендации для психологов, работающих в исправительных учреждениях.

7. На основе корреляционного анализа мы можем утверждать, что между факторами (C,G,O,Q3)и агрессивными проявлениями осужденных зависимости не обнаружено. Таким образом на совершение противоправных действий личностнообусловленные факторы существенного влияния не имеют негативное поведение больше обусловлено социальными факторами.


ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Много веков подряд сотни ученых работали над проблемами индивидуально-психологических особенностей осужденных. Их работа велась и ведется в различных направлениях. Подтверждение тому разнообразные теории и концепции.

Солидный вклад в решение насущных проблем этого направления внесли ученые углубленно изучающие причины и мотивы агрессивного поведения преступных элементов.

Данная работа – попытка более конкретно решить проблему повышенной агрессии среди осужденных. Работа в этом направлении способствует также улучшению процесса ресоциализации заключенных.

Исходя из результатов проведенного исследования можно разработать психокоррекционную программу по снижению уровня агрессивности спецконтингента Кировской исправительной колонии № 33 в русле достижения наилучших результатов. Для этого рекомендуется:

· Проводить психокоррекционную программу по снижению агрессивности с малыми группами заключенных;

· Для групп А1, Б4, В1 тренинг на снятие агрессивности проводить в меньшем объеме в сравнении с остальными группами;

· Для групп А3, Б2, Б3, В3 предложить программу с наибольшей интенсивность занятий;

· После проведения тренинга провести повторное психодиагностическое исследование для изучения результатов психокоррекционной работы.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980. С.226-230.

2. Асмолов А.Г. Деятельность у установка. - МГУ. М. 1979.

3. Афанасьев В., Гилинский Я. Девиантное поведение и социальный контроль в условиях кризиса российского общества. Спб., 1995.

4. Беседин А.Н., Липатов И.И., Тимченко А.В., Шапарь В.Б. Книга практического психолога. В 2–х томах. Х.: РИП «Оригинал», фирма «Фортуна - пресс», - 1996. – 302с.

5. Васильев В.Л. Юридическая психология. - СПб., Питер Ком, 1998.– 656с.

6. Васильева Ю.А. Особенности смысловой сферы личности при нарушениях социальной регуляции поведения/ Психологический журнал, 1997, №2.

7. Васильков В.Н., Василькова О.И. Особенности психолого-педагогической работы с «трудными» подростками. Донецк. «Деонис», 1998.

8. Гилинский Я. И. Некоторые проблемы отклоняющегося поведения //Преступность и ее предупреждение. Л., 1971. Вып. 2. С, 95—102;

9. Головаха Е.И., Панина Н.В. Психология человеческого взаимопонимания. – К.: Политиздат Украины, 1989. – 189 с.

10. Донцов А.И. Психология коллектива. М., 1984. С.148.

11. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Поведение. Ответственность. - М.,1989. С.170.

12. Карвасарский Б.Д. Психотеррапия.- М.: Медицина, 1985.- 445.

13. Клапаред Э. Чувства и эмоции // Психология эмоций: Тексты. М.,1984. с. 95.

14. Ковалев С.Н. Психология семейных отношений.- М.: Педагогика, 1987.- 158.

15. Кудрявцев В.Н. Правовое поведение: норма и патология. М., 1982.

16. Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Класическая психодрама Я.Л. Морено.- М.: Издательская группа «Прогресс», «Универс», 1994

17. Майерс Дэвид. Социальная психология. - СПб., 1997.

18. Мелибруда Е.Я. – ты – мы: Психологические возможности улучшения общения. М., 1986. с. 193-194.

19. Петровский В.А. Личность в психологии: парадигма субъективности. Ростов-на-Дону, «Феникс», 1996. с.512.

20. Платонов К.К. Структура и развитие личности. - М., 1986.

21. Практическая психология. Учебник под ред. Тутушкиной М.К. М. - СПб., 1997.

22. Практическая психодиагностика. Методики и тесты/ под ред. Д.Я. Райгородского :- М.: 2000.- 672.

23. Психология масс. Хрестоматия. Под редакцией Райгородского Д.Я. Самара. Издательский дом «Бахрах», 1998.

24. Психологический словарь/ Под ред. В.П. Зинченко. – М.: Педагогика – Пресс, 1996.- 440.

25. Психология человеческой агрессии: Хрестоматия.- М.: 656.

26. Психология личности. Хрестоматия/Под ред. Куликова Л.- Санкт –Питербург.: 2000.- 480.

27. Психология личности. В 2-х томах. Хрестоматия.- Самара.: 1999.- 544.

28. Психотеррапевтическая энциклопедия/ под ред. Карвасавского.- СПб.: 1999.-752.

29. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии/ под ред. Крылова А.-СПб.6 2000.-560.

30. Равич- Щербо И. Роль среды и наследственности в формировании индивидуальности человека.- М.: 1988.-336.

31. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие. - Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998 – 672 с.

32. Роберт Бэрон, Дебора Ричардсон. Агрессия – СПб.: Питер, 1998. – 336 с.

33. Румянцева Т. Агрессия и контроль// Вопросы психологии.- 1990, 5.6с.

34. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. – Минск: Харвест, 1998. – 800 с.

35. Смелзер Н. Дж. Социология // Социологические исследования. 1992. № 1: С. 128—142.

36. Сатир В. Как строить себя и свою семью.- М.: Педагогика, 1992.- 192.

37. Сысенко В.А. Супружеские конфликты.- М.: Финансы и статистика, 1983.-175.

38. Тернер Дж. Структура социологической теории. М.: Прогресс.1985,С.125-218

39. Хилл Д. Манипуляции с генами: блага и опасности // за рубежом. 1988 № 6. с.20.

40. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применения). – СПб: Питер Ком, 1998: -608 с. – (Серия «Мастера психологии»).

41. Эйдемиллер Э.Г., Семейная психотерапия при психопатиях акцентуациях характера, неврозах и неврозоподобных состояниях/ Методические рекомендации .- М.: 1980.

42. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотерапия.- М.: 1980.


Приложение А

Образец профиля личности осужденных


Приложение Б

Графическое представление результатов теста Кеттелла

Рисунок Б1

Рисунок Б2


Приложение В

Графическое представление результатов теста Басса и Дарки


Приложение Г

Графическое отображение результатов тестирования по методике Юсупова


Приложение Д

Сводная таблица по результатам тестирований

Код Показатели выраженности Показатели выраженности и Уровень
испытуемого по тесту Кеттелла формы агрессии эмпатии
C J O Q3 физ. негатив. раздр. ИА ИВ
142АЭР низкий средний средний высокий высокий высокий средний высокий средний высокий
142ААВ низкий средний высокий средний средний средний высокий средний высокий средний
142ГВН низкий низкий средний средний высокий средний средний высокий средний низкий
142КИЮ низкий низкий высокий средний высокий низкий высокий средний средний средний
142КСА средний высокий высокий средний средний низкий средний средний высокий высокий
142МАА низкий низкий средний средний средний высокий средний средний средний низкий
142ЧЮИ низкий низкий высокий высокий высокий низкий высокий средний высокий высокий
142ПАВ низкий средний средний средний средний средний высокий средний средний средний
142СММ низкий низкий высокий средний средний средний средний средний средний низкий
142ШВВ низкий низкий средний средний высокий высокий средний средний средний низкий
94БАА низкий средний высокий средний средний средний высокий средний высокий средний
94ШОЮ низкий низкий высокий высокий высокий средний средний средний средний низкий
94АСЕ низкий низкий высокий средний средний низкий средний высокий средний средний
94АНН низкий высокий средний низкий высокий высокий средний средний средний низкий
94ГИЕ низкий низкий высокий средний средний средний средний средний средний высокий
94СИА низкий средний средний высокий средний высокий высокий средний высокий низкий
94БГМ высокий низкий средний средний высокий средний высокий средний средний низкий
94ЕНМ низкий низкий высокий средний высокий низкий средний средний высокий низкий
94КАА низкий низкий высокий средний средний низкий высокий средний средний высокий
94ПНВ низкий средний высокий средний средний средний высокий средний средний низкий
117ПАК низкий средний высокий высокий высокий низкий средний средний средний средний
117ЧНА средний низкий средний низкий высокий высокий низкий высокий высокий низкий
117МАВ низкий низкий высокий средний высокий средний средний средний низкий средний
117ФАН низкий средний высокий высокий средний средний высокий средний средний низкий
117ПСВ низкий низкий средний средний средний высокий средний средний средний высокий
117ЖВА низкий низкий высокий средний высокий средний высокий средний средний высокий
117МАВ высокий средний высокий низкий высокий высокий средний средний средний низкий
117МЛВ низкий низкий средний средний высокий низкий средний средний средний низкий
117СВВ низкий низкий высокий высокий средний средний высокий средний высокий высокий
117САА низкий средний высокий средний средний средний высокий средний средний средний
ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий