регистрация / вход

Гражданско-правовая охрана имущественных интересов несовершеннолетних

Правовой механизм реализации имущественных прав несовершеннолетних, виды дееспособности. Охрана нотариатом наследственных и жилищных прав ребенка. Обеспечение имущественных интересов несовершеннолетних региональным законодательством Самарской области.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМИ

1.1 Понятие и характеристика основных имущественных прав и интересов несовершеннолетних

1.2 Правовое регулирование имущественных отношений с участием несовершеннолетних

1.3 Правовой механизм реализации имущественных прав и интересов несовершеннолетних

ГЛАВА 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ И ЗАЩИТА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: РОЛЬ РЕГИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

2.1 Охрана нотариатом имущественных прав ребенка

2.2 Защита жилищных прав и интересов ребенка

2.3 Обеспечение имущественных прав и интересов несовершеннолетних региональным законодательством Самарской области

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломного исследования. В законодательстве РФ уделяется немало внимания вопросам защиты имущественных прав и интересов несовершеннолетних. Россия является участником международных конвенций, касающихся данных вопросов, в связи, с чем закономерно обновление Российского законодательства в целях вхождения нашей страны в международное правовое пространство и приведения внутреннего законодательства в соответствие с международно-правовыми стандартами.

Однако дестабилизационные процессы в политической и социально-экономической сферах нашего общества вызвали формирование крайне негативных тенденций в молодежной среде. Дети оказались наиболее беззащитными, поскольку в силу своей незрелости не могут защитить себя сами.

Актуальность рассматриваемой в работе проблемы определяется необходимостью преодоления негативных тенденций в обществе, ориентация на приоритет общечеловеческих ценностей, построение правового государства на демократических принципах, как это установлено Конституцией РФ. Значение рассматриваемых в данной работе вопросов состоит в том, что Россия, становясь на путь стабильности и формирования условий для поступательного экономического и социального развития, прочно входит в международное правовое пространство. И какими бы не были внутренние трудности, ограниченные ресурсы, настала острая необходимость присоединения к международно-правовым документам, имеющих своей задачей обеспечение защиты подрастающего поколения от влияния негативных факторов и создания всех предпосылок для развития молодого поколения.

Изучение нового Гражданского и Семейного кодексов РФ в целом, а также проблем, связанных с защитой имущественных прав несовершеннолетних послужили причиной выбора данной темы.

В зарубежных странах права ребенка более защищены и существует более развитый институт гарантий прав несовершеннолетних. Это подтверждает и Конвенция ООН по правам ребенка и иные международные правовые акты. Для совершенствования законодательства в отношении несовершеннолетних России необходимо взять курс на приведение законодательных актов в соответствие с международными правовыми актами.

Права несовершеннолетних и гарантии этих прав очень важны. При участившихся фактах обнаружения беспризорных, безнадзорных и обманутых детей, Правительству России следует обратить более пристальное внимание на неточности в законодательстве, а также на соблюдение различными органами государственной власти актов в отношении прав несовершеннолетних. Самое пристальное внимание следует обратить на правоотношения в области недвижимого имущества, закрепленного в ГК РФ. Участившиеся случаи обмана несовершеннолетних, оставление их без жилья вызывают серьезные опасения и говорят о том, что существующего законодательства недостаточно для регулирования этой проблемы.

Степень научной разработанности проблемы. Проблемами возникающими при осуществлении имущественных прав несовершеннолетних занимались такие авторы как Е.Н.Андреев, Ю.Ф.Беспалов, И.В.Жилинкова, Г.М.Коршунов, Н.В.Кравчук, С.В.Крылов, Л.Г.Кузнецова, А.Н.Левушкин, С.О.Лозовская, Н.С. Малеин, И.А.Михайлова, Н Л.И.осенко, С.В.Осипова, М.Г.Пискунова, Н.М.Савельева, В.А.Тархов, Т.Ю.Удовичено, Н.С.Шерстнева, А.М.Эрделевский, О.Ю.Якимов, и другие, не смотря на это следует отметить, что не все проблемы решены. Происходят изменения в законодательстве, которые требуют внимания к данной проблеме.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие по поводу охраны гражданских прав и интересов несовершеннолетнего.

Предметом исследования в работе стали нормы российского законодательства, регулирующие защиту имущественных прав и интересов несовершеннолетних, а также законы Самарской области в части касающейся темы исследования.

Целью исследования является рассмотрение охраны прав несовершеннолетних и интересов как комплексного института российского законодательства.

Задачами исследования являются:

- формирование понятия и характеристика имущественных прав и интересов несовершеннолетних;

- определение системы нормативных актов, регулирующих имущественные отношения с участием несовершеннолетних;

- определение содержания мероприятий по охране нотариатом имущественных и интересов несовершеннолетних;

- определение содержания мероприятий по охране жилищных прав несовершеннолетних;

- рассмотреть вопросы обеспечения имущественных прав и интересов несовершеннолетних региональным законодательством Самарской области.

Методы исследования . Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в дипломной работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового, статистического и логико-юридического.

Нормативную базу работы составили: Конституция РФ, гражданское законодательство РФ, проанализированы материалы судебной практики.

По структуре работа состоит из введения двух глав, объединяющих в себя шесть параграфов, заключения и библиографического списка.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИМ И

1.1 Понятие и характеристика основных имущественных прав и интересов несовершеннолетних

Под субъективным правом классическая теория российского права понимает "официально признанные возможности, которыми обладают участники общественных отношений в определенных сферах государственной или общественной жизни"[1] .

Практически аналогичные определения субъективного права давались и иными советскими и российскими специалистами, при этом все авторы подчеркивали, что субъективное право есть мера свободы, предусмотренная юридической нормой и защищенная законом и стоящим за ним государством[2] .

Новейшие теоретические разработки определяют субъективное право как "право, принадлежащее субъекту правоотношения, и представляющее легитимную возможность субъекта действовать определенным образом, обеспеченную обязанностями других лиц. При этом под возможным поведением понимают как актуальное, так и потенциальное поведение"[3] .

Можно сделать вывод, что применительно к гражданскому праву субъективное право есть предусмотренная нормой и обеспеченная государством возможность участника общественных отношений в сфере распоряжения собственностью действовать (бездействовать) определенным образом.

Понимаемое таким образом субъективное право включает в себя следующие правомочия:

1. Правомочие определенного действия или бездействия субъекта.

2. Правомочие субъекта требовать от иных участников правоотношения не препятствовать действиям субъекта.

3. Правомочие субъекта осуществлять защиту своего права как самостоятельно, так и путем обращения к государству.

4. Правомочие субъекта извлекать из своего права определенные социальные и имущественные блага.

Имущественные права - субъективные права участников правоотношений связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом, а также теми материальными (имущественными) требованиями, которые возникают между участниками гражданского оборота по поводу распределения этого имущества и обмена (товарами, услугами, работами, ценными бумагами, деньгами и др.).[4]

Очень интересным является вопрос о соотношении субъективного имущественного права и интереса.

Современная российская цивилистика до сих пор не выработала общепринятого понятия законного интереса. Так, некоторые ученые считают законный интерес "предправом", которое при создании определенных условий, прежде всего экономической базы, может стать субъективным правом[5] .

Существует мнение, что законный интерес представляет собой отраженную в объективном праве либо вытекающую из его смысла и в определенной степени гарантированную государством юридическую дозволенность, выражающуюся в стремлениях субъекта пользоваться определенным социальным благом[6] .

Некоторые ученые вводят понятие юридически значимого интереса как производного от законного, определяя юридически значимый интерес как общественное отношение, имеющее содержанием социальную потребность субъекта и проявляющуюся в установлении, изменении, прекращении и защите субъективных прав и обязанностей в правоотношении с использованием юридических средств для достижения поставленных целей[7] .

Все без исключения исследователи отмечают тесную связь субъективных прав и интересов[8] , однако наиболее интересным представляется мнение, что субъективное право есть юридическое средство реализации законных интересов[9] . Иными словами, реализация интереса обеспечивается действиями, соответствующими субъективному праву[10] .

Имущественные права ребёнка регулируются нормами гражданского, семейного и жилищного законодательства. Особое место среди имущественных прав, занимает право на недвижимое и движимое имущество. Рассмотрение этого вопроса затруднено тем, что нормы действующего законодательства не всегда достаточно чётко корреспондируются по регулированию прав несовершеннолетних в имущественных правоотношениях.

Прежде чем говорить о правовом положении ребенка в сфере гражданских отношений, следует отметить, что гражданское законодательство, закрепляя права и обязанности ребенка, использует два термина: "малолетний" - в силу возраста им признается гражданин с момента рождения до достижения 14 лет - и "несовершеннолетний" - в возрасте от 14 до 18 лет. Это обусловлено различным объемом возможностей самостоятельно реализовывать предусмотренные законом права и обязанности в силу психологической зрелости ребенка.

Одним из основных понятий гражданского права является понятие субъектов права, т.е. лиц, выступающих в качестве участников общественных отношений (имущественных и личных неимущественных), регулируемых данной отраслью права. Гражданское законодательство признает субъектом гражданского права каждого человека независимо от его возраста и состояния здоровья. Таким образом, несовершеннолетний, как и любой другой гражданин, обладает правосубъектностью, т.е. признается субъектом гражданских правоотношений.

Категория гражданской правосубъектности включает гражданскую правоспособность и дееспособность[11] .

Согласно ст. 17 ГК РФ гражданин в возрасте до 18 лет имеет такую же правоспособность, как и совершеннолетний гражданин, т.е. равную способность (возможность) иметь гражданские права и нести обязанности. Определяя содержание правоспособности граждан, закон уделяет внимание главному - правам, примерный перечень которых закреплен в ст. 18 ГК РФ, где предусматривается, что гражданин может:

иметь имущество на праве собственности;

наследовать и завещать имущество;

заниматься предпринимательской и любой иной не запрещенной законом деятельностью;

создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами;

совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах;

избирать место жительства;

иметь права авторов произведений науки, литературы и искусства, изобретений и иных охраняемых законом результатов интеллектуальной деятельности;

иметь иные имущественные и личные неимущественные права.

Несовершеннолетние наравне со взрослыми обладают такими личными неимущественными правами, как право на жизнь и здоровье, честь и достоинство, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, право на имя и др. (ст. 150 ГК РФ). Все эти права неотчуждаемы и непередаваемы.

Рассмотрим более подробно право наследования имущества.

Статья 1142 ГК РФ детей наследодателя относит к числу наследников первой очереди. К наследованию по закону могут быть призваны не только дети наследодателя, родившиеся до его смерти, но и те, которые были зачаты при жизни, но родились в течение 300 дней после его смерти (п. 2 ст. 48 СК РФ).

Несовершеннолетние дети относятся к группе наследников, имеющих право на так называемую обязательную долю в наследственном имуществе, - при наличии завещания несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы им при наследовании по закону (ст. 1149 ГК РФ). Они имеют право на получение обязательной доли также в случаях, когда они были эмансипированы или вступили в брак до достижения совершеннолетия (ст. 27 и п. 2 ст. 21 ГК РФ).

Не допускается отказ от обязательной доли в наследстве (ч. 1 ст. 1158 ГК РФ).

Обязательная доля определяется с учетом стоимости всего наследственного имущества, в том числе и стоимости предметов обычной домашней обстановки и обихода[12] .

Помимо вышеназванных норм Гражданский кодекс содержит ряд специальных положений, направленных на защиту наследственных прав ребенка. Так, при наличии зачатого, но еще не родившегося наследника раздел наследства может быть осуществлен только после рождения такого наследника (ст. 1166), а также при наличии среди наследников несовершеннолетних раздел наследства осуществляется с соблюдением правил ст. 37 ГК РФ. В целях охраны законных интересов указанных наследников о составлении соглашения о разделе наследства (ст. 1165) и о рассмотрении в суде дела о разделе наследства должен быть уведомлен орган опеки и попечительства (ст. 1167 ГК РФ).

Что касается права ребенка завещать имущество, то в соответствии со ст. 1118 ГК РФ оно может быть реализовано лишь с приобретением полной дееспособности.

Наряду с гражданскими правами граждане (в том числе несовершеннолетние) также могут иметь любые не противоречащие закону гражданские обязательства.

При этом способность своими действиями (лично) приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает лишь с достижением определенного возраста, поскольку для выполнения этих действий необходимо разумно рассуждать, понимать смысл норм права, сознавать последствия своих действий, иметь жизненный опыт, т.е. необходимы психическое здоровье человека и его возрастная психологическая зрелость.

В связи с этим выделяют такие понятия, как полная, неполная (частичная), ограниченная дееспособность и недееспособность граждан.

Включение в текст Семейного кодекса РФ норм об имущественных правах ребенка имеет большой смысл. Оно означает расширение круга отношений, регулируемых семейным законодательством, поскольку сюда входят имущественные права несовершеннолетних как в семье, так и за её пределами.

В перечень имущественных прав ребенка Семейный кодекс включает также получение причитающихся ему платежей, выплачиваемых государством. Это может быть, например, пенсия по случаю утраты родителя-кормильца, предусмотренная ст. 50 Закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»[13] . Если пенсия по случаю утраты кормильца имеет как бы компенсационный характер, то иначе обстоит дело с различного рода пособиями, в частности с государственными ежемесячными пособием на ребёнка. Его выплата – одна из форм участия государства в содержании несовершеннолетних граждан. Отсюда следует, что к числу прав ребенка относится право на получение пособия, которое призвано способствовать созданию надлежащих условий семейного воспитания.

Согласно ст. 16 Федерального закона от 19 мая 1995 г. «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»[14] пособие выплачивалось каждому ребёнку безотносительно к уровню материальной обеспеченности родителей. Но Федеральным законом от 29 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей»[15] предусмотрено право на ежемесячное пособие на ребёнка в семьях со среднедушевым доходом, размер которого не превышает 200% величины прожиточного минимума в субъекте Российской Федерации, установленной в соответствии с Федеральным законом «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»[16] . Таким образом право на получение пособия теперь имеет не каждый ребёнок, а лишь тот, кто нуждается в материальной поддержке со стороны государства.

До сих пор говорилось об имущественных правах ребёнка, имеющих прямое или косвенное отношение к его семейному воспитанию. Но Семейный кодекс делает несовершеннолетнего субъектом имущественных прав, имеющих принципиально иное, не связанное с семейными отношениями, происхождение. Часть 2 ст. 35 Конституции РФ наделяет каждого гражданина правом иметь имущество в собственности – владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никаких исключений на этот счет в отношении несовершеннолетних Конституция РФ не делает. Статья 213 ГК, посвященная праву собственности граждан (и юридических лиц), также не делает исключения для несовершеннолетних собственников, которые могут приобретать право собственности на общих основаниях. К наследникам по закону первой очереди относятся дети, в том числе не достигшие 18 лет. Мало того, несовершеннолетние имеют обязательную долю в наследстве, что позволяет эффективно защищать их наследственные права. Но, говоря о правах ребенка имущественного характера, Гражданский кодекс не подчеркивает, что он является самостоятельным субъектом лишь ему принадлежащих имущественных прав. Это делает Семейный кодекс, предусматривающий право его собственности на полученные им доходы; имущество, полученное им в дар либо в порядке наследования (п. 3 ст. 60 СК). Тем самым подчеркивается не только личная независимость ребёнка, но и имущественная самостоятельность в сфере семейных правоотношений.

За ребёнком (детьми) сохраняется также право собственности или право пользования жилым помещением; при отсутствии жилого помещения он имеет право на предоставление ему жилого помещения в соответствии с жилищным законодательством.

Дееспособность несовершеннолетних лиц, достигших 14 лет, весьма значительно отличается от дееспособности малолетних и по целому ряду параметров приближается к полной дееспособности. Помимо сделок, самостоятельное совершение которых разрешено малолетним лицам (ст. 28 ГК РФ), несовершеннолетние, относящиеся к данной возрастной группе, вправе также:

1) самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами;

2) осуществлять права авторов произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими.

Каждое из названных в п. 2 ст. 26 ГК РФ правомочий свидетельствует о признании законодателем за несовершеннолетними, относящимися к данной возрастной группе, достаточно высокого уровня интеллектуального и психоэмоционального развития, обладании ими определенными практическими навыками, позволяющими принимать активное участие в гражданском обороте. Эти лица рассматриваются как потенциальные творцы-изобретатели, авторы произведений науки, литературы или искусства, как банковские клиенты и, наконец, как участники деятельности, приносящей доход. При этом в подп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ закреплено, что несовершеннолетние вправе самостоятельно распоряжаться не только своим заработком или стипендией, но и иными доходами, под которыми принято понимать доходы, получаемые несовершеннолетним от использования созданных им или его умершим родителем результатов интеллектуальной деятельности; приходящуюся на его долю часть прибыли производственного кооператива, в котором он участвует; дивиденды по акциям, подаренным или завещанным несовершеннолетнему лицу; доходы, получаемые от управления принадлежащим ему имуществом, и др.

В соответствии с п. 1 ст. 37 ГК РФ эти доходы расходуются опекуном или попечителем исключительно в интересах подопечного и с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (кроме расходов, необходимых для его содержания). Таким образом, доходами, именуемыми "иные", не вправе самостоятельно распоряжаться не только несовершеннолетний гражданин, но и его законные представители без предварительного согласия органов опеки и попечительства. Это явное законодательное противоречие следует устранить, исключив, как это уже предлагалось, из абз. 2 п. 2 ст. 26 ГК РФ словосочетание "иные доходы"[17] .

На тот случай, когда несовершеннолетний не проявляет в действиях по распоряжению своим заработком или стипендией осмотрительности и заботливости, необходимых для нормального участия в гражданском обороте, законодатель предусматривает возможность ограничения или даже лишения его данного правомочия. В соответствии с п. 4 ст. 26 ГК РФ при наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя или органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами. В.А. Тархов по данному вопросу отмечал: "Ограничение дееспособности несовершеннолетних может послужить хорошей воспитательной и профилактической мерой", так как "если дети имеют свой заработок, то они зачастую рассматривают его вроде "карманных денег", достигающих, однако, значительных размеров, но не вносят их в семейный бюджет"[18] . Однако предоставленная законом возможность принуждения несовершеннолетних к участию в семейных расходах на практике почти не применяется. Добиться в судебном порядке ограничения или лишения детей права самостоятельно распоряжаться получаемыми ими денежными средствами достаточно сложно с морально-этической точки зрения, так как обращение в суд с соответствующим требованием неизбежно приведет к ухудшению отношений с ребенком, поэтому споры о том, какой смысл законодатель вложил в словосочетание "наличие достаточных оснований", имеют не столько практическое, сколько теоретическое значение.

Для установления единства правоприменительной практики такие основания должны быть конкретизированы, поэтому формулировку п. 4 ст. 26 ГК РФ следует изменить и изложить ее в следующей редакции: "Если несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет расходует свои заработок, стипендию или иные доходы на приобретение спиртных напитков, наркотических веществ или азартные игры, суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться этими доходами". Такое изменение придаст комментируемой норме конкретный смысл и предотвратит возможность необоснованного ограничения или лишения несовершеннолетнего лица одного из наиболее важных субъективных гражданских прав[19] .

Гражданско-правовое положение несовершеннолетних, относящихся к рассматриваемой возрастной группе, не является неизменным, а носит ярко выраженный динамичный характер. Уже отмечалось, что принадлежащий несовершеннолетнему лицу объем дееспособности может быть резко сужен вследствие ограничения или лишения его права самостоятельно распоряжаться своими доходами. Возможны изменения и в прямо противоположном направлении. Так, в случае вступления несовершеннолетнего в брак данное лицо приобретает дееспособность в полном объеме (п. 2 ст. 21 ГК РФ). К другим факторам, влияющим на правосубъектность несовершеннолетних данной возрастной группы, относится достижение ими 16-летнего возраста, с которым связано возникновение права стать членом кооператива (п. 2 ст. 26 ГК РФ). С этого же момента у несовершеннолетних появляется возможность приобрести дееспособность в полном объеме путем эмансипации, возможной в тех случаях, когда несовершеннолетний работает по трудовому договору, в том числе и по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предпринимательской деятельностью (п. 1 ст. 27 ГК РФ). В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" закреплено, что эмансипированные обладают в полном объеме гражданскими правами и несут обязанности, в том числе самостоятельно отвечают по обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда, за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз"[20] .

Взаимоотношения родителей и детей в современной России определяются рядом факторов: их внутренними установками, уровнем материальной обеспеченности семьи, количеством детей в семье, совместным или раздельным проживанием родителей и т.д. Учитывая предписания законодателя и практику их применения, нельзя не поддержать точку зрения Ю.Г. Долгова: "Осуществление родительских прав не в противоречии с интересами детей включает в себя два критерия: объективный и субъективный. Объективный критерий означает совпадение интересов несовершеннолетнего субъекта семейных правоотношений с интересами общества. Субъективный критерий осуществления прав не в противоречии с интересами детей отражает личные качества в содержании интереса ребенка, с учетом его наклонностей, привязанностей, антипатий, симпатий"[21] .

Финансовое благополучие семьи напрямую связано с обеспечением имущественных интересов ребенка, заботой родителей о создании материальных условий воспитания, образования и содержания детей.

В такой ситуации особое значение приобретает обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей (п. 1 ст. 80 СК РФ). При наличии оснований, предусмотренных законом, ребенок имеет право на получение содержания и от других членов семьи. Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, пенсии, пособий поступают в распоряжение родителей (одного из них) и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка.

Обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних, а также совершеннолетних, но нетрудоспособных детей выступает гарантией соблюдения права ребенка на обеспечение своих имущественных интересов.

Алиментные обязательства являются строго личными и по наследству не переходят, в случае смерти алиментнообязанного лица ребенок утрачивает право на получение алиментов (ст. 1112 ГК РФ). На наш взгляд, это не совсем справедливо по отношению к ребенку. Как правило, родители добровольно предоставляют средства на содержание ребенка, в противном случае алименты взыскиваются с родителей в судебном порядке.

Усиление правовых гарантий прав и интересов детей прослеживается в п. 3 ст. 80 СК РФ, а именно: "При отсутствии соглашения родителей об уплате алиментов, при непредоставлении содержания несовершеннолетним детям и при непредъявлении иска в суд орган опеки и попечительства вправе предъявить иск о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей к их родителям (одному из них)".

Семейный кодекс содержит значительное число новелл в области регулирования алиментных правоотношений, в частности, допускается вероятность заключения соглашения об уплате алиментов, возможно взыскание алиментов на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, предусматривается обращение взыскания на имущество лица, обязанного выплачивать алименты, при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей суд вправе вынести постановление о взыскании алиментов до вынесения судом непосредственно решения о взыскании алиментов и др.

Особого внимания заслуживает предоставление родителям права заключать соглашение об уплате алиментов на несовершеннолетних детей. Заметим, что ребенок, достигший возраста 14 лет, может самостоятельно заключать такое соглашение с одним из родителей с письменного согласия другого.

В соглашении могут быть предусмотрены любые способы, формы и порядок выплаты алиментов. Однако с целью обеспечения имущественных интересов детей законодатель ограничивает свободу родителей: размер алиментов, устанавливаемый соглашением, не может быть ниже размера алиментов, которые ребенок мог бы получать при взыскании их в судебном порядке (п. 2 ст. 103 СК РФ).

Более того, если указанные в соглашении условия предоставления содержания несовершеннолетнему ребенку существенно нарушают его интересы, то такое соглашение может быть признано недействительным в судебном порядке по требованию законного представителя ребенка, а также органа опеки и попечительства или прокурора (ст. 102 СК РФ).

"Имущественные права ребенка относятся к категории малоисследованных и неоднозначных понятий в юридической науке", - утверждает Л.И. Носенко[22] . "Сложность вызывает отсутствие законодательного закрепления норм, регулирующих имущественные отношения ребенка как субъекта права. Конвенция ООН о правах ребенка, рассматривая личные неимущественные права детей, вскользь затрагивает отношения имущественного характера, ст. 27 Конвенции ограничивается положениями об обязанностях родителей обеспечивать ребенка в пределах своих финансовых возможностей. В Конвенции даже не содержится упоминания о праве собственности ребенка.

Возразим Ю.Г. Долгову, который полагает, что "содержащийся в Семейном кодексе перечень имущественных прав несовершеннолетних, которыми наделяется каждый гражданин с момента его рождения, не дает полного представления об их объеме (ст. 18 ГК РФ). Это происходит в результате отождествления понятий "имущественные права" и "право собственности на имущество"[23] . На наш взгляд, семейное законодательство исходит из признания наличия у ребенка имущественных интересов, реализация которых может быть обеспечена при осуществлении им права собственности и иных имущественных прав, в том числе права на получение содержания.

Истересы несовершеннолетнего гражданина дополняют права и и учитываются при реализации прав не только несовершеннолетних, но и взрослых граждан.

Интересы несовершеннолетних учитываются в следующих случаях:

Совершение несовершеннолетним гражданско-правововых сделок;

Распоряжение доходами;

Интересы при выражении желания стать полностью дееспособным;

Интересы при совершении сделок не только самим несовершеннолетним, но и от его имени;

Имущественные интересы несовершеннолетнего присуствуют в наследовании;

Интересы несовершеннолетнего учитаваются при разводе и разделе имущества, в том числе посредством брачного договора;

Особое место занимают жилищные интересы несовершеннолетнего.

Имущественные интересы ребенка в семье гарантированы и при совершении им различных гражданско-правовых сделок.

Согласно ст. 28 ГК РФ малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки; сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или свободного распоряжения. Все остальные сделки от имени малолетних могут совершать только их родители, усыновители или опекуны. Имущественную ответственность по сделкам малолетнего, в том числе и по тем, которые он совершил самостоятельно, несут его родители, усыновители, опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица в соответствии с законом также отвечают за вред, причиненный малолетними.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей или попечителей: распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами; осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими; совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, совершение которых разрешено для малолетних. Все другие сделки несовершеннолетние совершают с письменного разрешения своих законных представителей, причем закон допускает последующее письменное одобрение названными лицами уже совершенной сделки. Несовершеннолетние несут самостоятельную имущественную ответственность.

Заработная плата, стипендия и иные доходы ребенка признаются собственностью ребенка и могут расходоваться им по своему усмотрению. При наличии достаточных оснований суд по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства может ограничить или лишить несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться своими доходами, за исключение случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел полную дееспособность до достижения возраста 18 лет. В соответствии с российским законодательством несовершеннолетний не обязан содержать себя и участвовать в несении бремени семейных расходов.

Вопрос обеспечения интересов ребенка может возникнуть при выражении несовершеннолетним (или его родителями?) желания стать полностью дееспособным, т.е. эмансипированным. В соответствии со ст. 27 ГК РФ подросток, достигший возраста 16 лет, может быть признан полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору или с согласия родителей занимается предпринимательской деятельностью. Решение принимается органом опеки и попечительства, а если законные представители ребенка или хотя бы один из них возражают, то решение принимает только суд.

Как верно замечает Г.В. Богданова: "В данной ситуации оба родителя, как выступающий за эмансипацию, так и выступающий против нее, не вправе быть представителями эмансипируемого ребенка в суде, поскольку до его решения никто не может сказать, что наиболее отвечает интересам ребенка"[24] . В связи с чем автор заявляет, что в таком случае в качестве представителя в суде должен принять участие субъект, назначенный органом опеки и попечительства.

Можно предложить внести соответствующие изменения в п. 1 ст. 27 ГК РФ и изложить ее в следующей редакции: "Несовершеннолетний, достигший шестнадцати лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в то числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя желает заниматься предпринимательской деятельностью".

В особой охране и защите нуждаются законные права и интересы несовершеннолетнего одаряемого, что объясняется безвозмездностью данного вида имущественных правоотношений и спецификой объекта дарения. Как уже отмечалось, ст. 575 ГК РФ запрещает дарение от имени малолетних и более никаких запретов в этой сфере законодатель не устанавливает. Обратим внимание на некоторые моменты, имеющие важное практическое значение. Так, Е.А. Рязанова рассуждает: "Существенным признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение дара... Несовершеннолетний, достигший 14-летнего возраста, принимает дар, т.е. выступает стороной в договоре дарения с согласия законных представителей - волеизъявление несовершеннолетних находится под контролем их законных представителей. Ребенок, не достигший возраста 14 лет, становится стороной в договоре дарения через своих законных представителей, которые должны действовать от имени и в интересах своего ребенка... Таким образом, особенность принятия жилого помещения в дар, связанная с неполной дееспособностью несовершеннолетних, состоит в том, что - либо законные представители, либо несовершеннолетний, но с их согласия принимают дар"[25] . Совершенно верно Е.А. Рязанова отмечает далее: "Но могут возникнуть ситуации, когда интересы родителей не совпадают с интересами детей: родители не хотят нести расходы по принятию имущества, не хотят принять дар или дать согласие на принятие дара из-за личных неприязненных отношений с дарителем"[26] . Действительно, следуя положению гражданского законодательства, повлиять на ситуацию невозможно, так как данная сделка не влечет уменьшения имущества несовершеннолетнего и не предполагает участие органа опеки и попечительства (п. 2 ст. 37 ГК РФ). С целью обеспечения интересов детей в этой и других сферах имущественных отношений с участием несовершеннолетних представляется необходимым изменить содержание названного пункта Закона и распространить его применение на все сделки, совершаемые с имуществом несовершеннолетнего, влекущие как уменьшение, так и увеличение этого имущества.

Имущественные интересы ребенка являются предметом особой защиты и в наследственных правоотношениях.

В ст. 1116 ГК РФ определен круг лиц, которые могут призываться к наследованию. Среди граждан - потенциальных наследников особо названы дети наследодателя, зачатые при его жизни и родившиеся живыми после открытия наследства. Таким образом, закон охраняет имущественные интересы еще не родившегося ребенка наследодателя. Как следует из ст. 1166 ГК РФ, раздел наследства может быть осуществлен только после рождения такого наследника.

Так, ребенок относится к числу наследников первой очереди (ст. 1142 ГК РФ), причем закон здесь использует термин "дети наследодателя" в широком смысле, что допускает возможность призвания к наследованию лиц старше 18 лет, но являющихся детьми умершего.

В соответствии со ст. 1147 ГК РФ при наследовании по закону усыновленный и его потомство с одной стороны и усыновитель и его родственники - с другой приравниваются к родственникам по происхождению (кровным родственникам).

Действующее семейное законодательство допускает возможность наследования ребенка как после смерти своих кровных родителей и их родственников, так и после смерти усыновителей и их родственников. Дело в том, что, согласно ст. 137 СК РФ, если один из родителей ребенка умер и дедушка или бабушка со стороны этого родителя просят о сохранении прав и обязанностей родственников умершего по отношению к усыновленному ребенку, то исходя из интересов ребенка суд может вынести решение о сохранении имущественных и личных неимущественных отношений между данными кровными родственниками. Например, если ребенок привязан к бабушке, дедушке, тете, другим близким родственникам и прекращение контактов с ними может нанести ему психологическую травму. При этом, как отмечает Пленум Верховного Суда РФ, не требуется согласия усыновителей на сохранение правовой связи с родственниками умершего родителя.

Судом также могут быть сохранены личные неимущественные и имущественные права и обязанности одного из родителей в случае, когда ребенок усыновляется только одним лицом и об этом просит отец, если усыновитель - женщина, или мать, если усыновитель - мужчина.

В отличие от ранее действовавшего законодательства в ст. 1147 особо определяются правила наследования усыновленными детьми. По общему правилу, усыновленный и его потомство не наследуют после смерти родителей усыновленного и других его родственников по происхождению, а родители усыновленного и другие его родственники по происхождению не наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства, за исключением случаев сохранения правовых отношений в силу решения суда. Как следует из ч. 3 ст. 1147 ГК РФ, наследование после смерти кровных родственников не исключает наследования после смерти усыновителей, то есть один и тот же ребенок может наследовать в качестве наследника первой очереди в разных наследственных правоотношениях.

Несовершеннолетними наследниками могут быть внуки и правнуки, племянницы и племянники наследодателя. Они наследуют по праву представления.

Имущественные интересы ребенка обеспечены и гарантией права на обязательную долю в наследстве (ст. 1149 ГК РФ). Несовершеннолетние дети наследодателя наследуют независимо от содержания завещания и имеют право на получение обязательной доли не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону.

Охрана имущественных интересов несовершеннолетних наследников предполагается и при отказе от наследства. В силу п. 4 ст. 1157 ГК РФ отказ от наследства в случае, если наследником является несовершеннолетний, допускается только с предварительного разрешения органа опеки и попечительства.

Учитывая имущественные интересы ребенка, законодатель впервые установил раздельный правовой режим имущества ребенка и его родителей. Как следует из п. 4 ст. 60 СК РФ, ребенок не имеет права собственности на имущество родителей, родители не имеют права собственности на имущество ребенка. Дети и родители, проживающие совместно, могут владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию. Интересно в данном отношении замечание С.А. Сорокина, который считает, что более уместным в данном случае был бы глагол "должны", а не "могут", поскольку акцент на верховенстве частнособственнических начал не всегда дает положительный эффект с точки зрения развития, формирования ребенка как личности[27] .

Имущественные интересы ребенка должны стать объектом внимания родителей при разделе ими совместно нажитого имущества. В соответствии с п. 5 ст. 38 СК РФ вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без какой-либо компенсации тому из супругов, с которым проживают дети. Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.

Предоставляя супругам возможность урегулировать имущественные отношения между собой, заключив брачный договор, закон исключает из сферы обсуждаемых при этом вопросов права и обязанности (в том числе и имущественные) супругов в отношении детей (п. 3 ст. 42 СК РФ), тем самым гарантируя соблюдение интересов детей, предусмотренных законом.

С анализируемыми проблемами обеспечения родителями имущественных прав и интересов детей связан и активно дискутируемый в научной литературе вопрос о применении положений Жилищного кодекса РФ, об изменении отдельных норм Гражданского кодекса РФ.

Уполномоченный по правам ребенка в г. Москве А. Головань одним из первых выразил опасения в связи с ростом числа нарушений прав детей в период действия нововведений названных Кодексов. Из почти тысячи обращений, поступивших к Уполномоченному за это время и свидетельствующих об ущемлении прав детей, почти половина жалоб связана с квартирными сделками. Теперь их нельзя назвать незаконными, так как, по оценке А. Голованя, "последние изменения в гражданском и жилищном законодательстве идут вразрез с Конституцией РФ и фактически позволяют нарушать права ребенка[28] . В частности, согласно Жилищному кодексу, выселению из общежития без предоставления другого жилого помещения подлежат все пользователи, уволенные со службы, независимо от причины увольнения. Жертвами этой формулировки уже стали несколько семей с детьми. Еще более жесток по отношению к несовершеннолетним, считает А. Головань, Гражданский кодекс РФ. В его новой редакции органы опеки и попечительства лишены возможности контролировать совершение сделок с жилыми помещениями, в которых зарегистрированы несовершеннолетние. Таким образом, собственник теперь может продавать свою жилплощадь, не думая о проживающих там детях[29] .

Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что действующее гражданское законодательство России, регламентирующее особенности гражданско-правового положения несовершеннолетних, нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании с целью создания и обеспечения максимально благоприятных правовых условий для лиц, относящихся к данной возрастной группе, для их социальной и правовой адаптации, для формирования у них качестве и свойств, необходимых для полноценного участия в гражданском обороте.

Пленуму Верховного Суда РФ необходимо дать четкие разъяснения, что понимать под интересами ребенка при рассмотрении судами отдельных категорий дел, какими критериями должны руководствоваться суды, устанавливая соответствие между интересами детей и интересами родителей.

1.2 Правовое регулирование имущественных отношений с участием несовершеннолетних

Имущественные права и интересы ребенка относятся к категории малоисследованных и неоднозначных понятий в юридической науке. Полное представление об имущественных правах несовершеннолетних мы можем составить, рассмотрев нормы Конституции РФ, международных договоров, законов и нормативно-правовых актов.

В Конституции Российской Федерации 1993 г. провозглашено, что в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ст. 17, ч. 1). Материнство и детство, семья согласно Конституции находятся под защитой государства (ст. 38), которое создает социально-экономические и правовые предпосылки для нормального воспитания, развития и образования детей. Государственная политика в данной области, закрепленная в Конституции Российской Федерации, соответствует положениям международно-правовых актов, в частности Конвенции о правах ребенка[30] .

Конвенция о правах ребенка нацелена на изменение, обновление, усовершенствование национального законодательства в соответствии с ее принципами и нормами. О пристальном внимании законодательных и исполнительных органов власти России к реализации Конвенции свидетельствуют многочисленные нормативные акты последних лет, в которых находит конкретное воплощение идея защиты прав ребенка.

Прежде всего пределы имущественных прав ребенка определяются ст. 26 и 28 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ). Каждый ребенок имеет право собственности на доходы, полученные им, имущество, полученное им в дар или в порядке наследования, а также на любое другое имущество, приобретенное на средства ребенка.

Особо важное значение для обеспечения прав ребенка с учетом положений Конвенции о правах ребенка имело принятие в 1995 г. Семейного кодекса Российской Федерации[31] . Статья 60 Семейного кодекса РФ закрепляет имущественные права ребенка. В частности, ребенок имеет право на получение содержания от своих родителей и других членов семьи, а последние (родители) обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. В случае если родители не предоставляют содержание своим несовершеннолетним детям, средства на содержание детей взыскиваются с родителей в судебном порядке.

Включению норм Конвенции о правах ребенка в национальное законодательство России способствовало принятие Федеральных законов от 19 мая 1995 г. № 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей"[32] , от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"[33] .

24 июля 1998 г. был принят Федеральный закон № 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка"[34] . Законом устанавливаются основные гарантии прав и законных интересов ребенка, вводятся понятия "дети, находящиеся в трудной жизненной ситуации", "социальная адаптация ребенка", "социальная реабилитация ребенка", "социальные службы для детей", "социальная инфраструктура для детей" (ст. 1). В Законе определены цели государственной политики в интересах детей, в частности формирование правовых основ гарантий прав ребенка, содействие физическому, интеллектуальному, психическому, духовному и нравственному развитию детей, реализации личности ребенка в интересах общества, а также принципы государственной политики в интересах детей (ст. 4).

Жилищным кодексом 2004 г.[35] предусматриваются такие меры в области защиты имущественных прав и интересов, как, например, предоставление вне очереди жилых помещений по договорам социального найма детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, истребование согласи Органов опеки и попечительства.

В рамках реформы законодательства об опеке и попечительстве были разработаны Федеральный закон "Об опеке и попечительстве"[36] и Федеральный закон "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об опеке и попечительстве"[37] . При разработке этих документов использовался положительный опыт российского, в том числе дореволюционного, законодательства, а также положения зарубежного законодательства

Отношения, связанные с охраной имущественных прав и интересов, опекой и попечительством, будут регулироваться Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом "Об опеке и попечительстве" и принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Российской Федерации. Особенности опеки и попечительства над несовершеннолетними по-прежнему будут урегулированы Семейным кодексом Российской Федерации и принимаемыми в соответствии с ним актами семейного законодательства. Кроме того, предполагается, что некоторые отношения (не относящиеся к предмету гражданского законодательства) будут урегулированы законами субъектов Российской Федерации - в случаях, допускаемых указанным Федеральным законом "Об опеке и попечительстве" или Семейным кодексом Российской Федерации.

Закон "Об опеке и попечительстве" детализирует положения о порядке совершения действий по управлению, охране и распоряжению имуществом подопечных.

Четко разграничивается имущество подопечного и опекуна, в особенности их денежные средства (в том числе пособия и иные социальные выплаты). Определяется порядок принятия имущества подопечного опекунами (попечителями), предоставления ими отчетов, вводятся положения о привлечении опекунов (попечителей) к ответственности за уменьшение стоимости имущества подопечного.

Наконец, урегулирован порядок выдачи органами опеки и попечительства разрешений на отчуждение имущества подопечных, необходимость получения которых предусмотрена ст. 37 Гражданского кодекса Российской Федерации. В эту статью также вносятся изменения, позволяющие более точно определить, в каких случаях совершение опекунами и попечителями действий не требует предварительных разрешений, а в каких случаях разрешения необходимы. Вводится предельный срок, в течение которого орган опеки и попечительства обязан рассмотреть вопрос о выдаче разрешения (или отказе в нем) - 15 дней.

Закон уточняет и вопросы, связанные с прекращением отношений по опеке и попечительству. Общие нормы о возмещении причиненного вреда в настоящее время позволяют привлекать к гражданско-правовой ответственности как опекунов (попечителей), так и муниципальное образование, органы опеки и попечительства которого ненадлежащим образом исполняют свои обязанности. Однако на практике эта возможность не всегда бывает очевидной.

Поэтому закон прямо указывает, что опекуны и попечители отвечают за вред, причиненный по их вине личности или имуществу подопечного, по правилам гражданского законодательства об ответственности за причинение вреда. При обнаружении ненадлежащего исполнения опекуном (попечителем) обязанностей по охране и управлению имуществом подопечного (порча имущества, ненадлежащее хранение, расходование не по назначению, совершение действий, повлекших уменьшение имущества подопечного, и другое) орган опеки и попечительства будет обязан составить акт и предъявить требование к опекуну (попечителю) о возмещении убытков, причиненных имуществу подопечного.

В то же время закрепляется возможность возмещения подопечному вреда, причиненного как действиями, так и бездействием органа опеки и попечительства (несвоевременным назначением опеки и пр.). Правила возмещения вреда в таких случаях заложены в ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации[38] .

Основы законодательства о нотариете требуют от нотариуса , удостоверяя сделку, проверить, не лишен ли несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет права распоряжаться своим заработком и иным доходом, а также не признан ли судом недееспособным вследствие психического расстройства либо ограниченно дееспособным ввиду злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами.

Установив правомочия ребенка и его представителя, нотариус проверяет содержание самой сделки, соответствует ли она закону и иным правовым актам, не является ли она мнимой или притворной. Так, удостоверяя соглашение об уплате алиментов, нотариус должен выяснить, соответствует ли соглашение требованиям ст. ст. 81, 99, 103 и 104 СК РФ. В частности, размер алиментов, уплачиваемых по соглашению, не может быть ниже размера алиментов, которые дети могли бы получить при взыскании алиментов в судебном порядке: на одного ребенка - одной четверти, на двух детей - одной трети, на трех и более детей - половины заработка и (или) - иного дохода родителей. Соглашение не должно нарушать интересы детей. В противном случае оно может быть признано судом недействительным.

При удостоверении сделки нотариус обязан также выяснить соответствие волеизъявления подлинной воле участников; проверить, не под влиянием ли насилия, угроз, заблуждения, обмана совершена сделка; не имеется ли злонамеренного соглашения представителя ребенка с другой стороны; не вследствие ли тяжелых обстоятельств она совершена.

Выдав свидетельство о праве на наследство на имя ребенка, нотариус должен сообщить об этом органам опеки и попечительства (ст. 71 Основ). Помимо оформления сделок, нотариус вправе удостоверить факт нахождения ребенка в живых и в определенном месте (ст. ст. 82, 83 Основ).

Имущественные прав несовершеннолетних регулирует ряд нормативно правовых актов. Так, согласно Положению о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденному постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 2 октября 1997 г. № 27[39] , лицо, на счет которого зачисляются именные ценные бумаги, должно подписать передаточное распоряжение, заполнить анкету зарегистрированного лица, чего по вполне понятным причинам малолетний сделать не может.

В соответствии с Правилами регистрации автотранспортных средств и прицепов к ним, утвержденными Приказом МВД России от 27 января 2003 г. № 59[40] , регистрационные действия в случаях, когда собственниками транспортных средств являются лица, не достигшие 14-летнего возраста, совершаются от их имени только родителями, усыновителями или опекунами (п. 1.15). Следуя букве закона, принять дар вправе сам малолетний, а вот регистрационные действия уже совершают его родители (опекуны). Рассматриваемая норма безусловно голыш выиграла бы, если бы содержала указание на то, что малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе самостоятельно совершать направленные па безвозмездное получение выгоды сделки, для которых законом не установлена письменная форма.

В связи с тем, что разрешение практически всех вопросов, возникающих при опеке и попечительстве, связано с осуществлением субъективных гражданских прав подопечных (права собственности, права на жилище, права на выбор места жительства и пр.), нормы, регулирующие такие отношения в соответствии со статьей 71 Конституции РФ не могут быть закреплены в законодательстве субъектов РФ[41] . Единого порядка деятельности ООиП в РФ пока не существует, основные же положения, касающиеся ООиП и механизма их деятельности в осуществлении прав подопечных граждан, закрепленные в федеральном законодательстве (ГК РФ, СК РФ, ЖК РФ), свидетельствуют о разрозненности и бессистемности данных норм. Для выработки хотя бы приблизительного механизма реализации норм гражданского законодательства было издано Письмо Минобразования РФ № 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних» [42] , которые имеют, во-первых, рекомендательный характер, во-вторых, закрепляют положения, которые ГК и другими законами не предусмотрены для восполнения пробелов и неясностей в деятельности органов опеки и оппечительства.


1.3 Правовой механизм реализации имущественных прав и интересов несовершеннолетних

Дети до шести лет являются полностью недееспособными, все действия от их имени и в их интересах совершают законные представители. Как верно отмечается, прямого указания в законе на это не содержится, но такой вывод вытекает из п. 2 ст. 28 ГК РФ[43] .

Далее можно выделить несколько видов дееспособности.

Частичная дееспособность. Частичная дееспособность несовершеннолетних иногда характеризуется как ограниченная. Как верно указывается, ограничить можно то, что уже имеется у субъекта права. Если же закон признает за несовершеннолетним дееспособность не в полном объеме, то в этом нельзя усмотреть ограничения, ибо он большим объемом дееспособности до этого не обладал. Действующий ГК РФ понятием "ограниченная дееспособность несовершеннолетних" не пользуется, в законе речь идет о том, что несовершеннолетним предоставляется какая-то часть от полной дееспособности[44] .

В частичной дееспособности различают дееспособность малолетних детей в возрасте от 6 до 14 лет и дееспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Дееспособность граждан начинается по мере их взросления и появления у них психологической возможности совершения действий, необходимых для приобретения гражданских прав и возложения на себя гражданских обязанностей[45] . Минимальный возраст начала дееспособности - 6 лет. Граждане в возрасте от 6 до 14 лет (малолетние) вправе самостоятельно, без согласия родителей, совершать:

1) мелкие бытовые сделки[46] . Понятия мелкой бытовой сделки законодатель не дает, поэтому в разных источниках предлагаются ее признаки, которые в целом сводятся к трем категориям: под мелкими бытовыми сделками понимаются такие действия, которые соответствуют возрасту гражданина, связаны с удовлетворением его повседневных потребностей на небольшие суммы[47] , например приобретение продуктов питания, билетов в зрелищные предприятия и на городской транспорт, заказы на мелкий ремонт и т.п. Представляется, что все три признака можно подвергнуть критике: дети развиваются быстро, и то, что взрослому кажется не соответствующим детскому возрасту, для развитого несовершеннолетнего может быть нормальным; а повседневные потребности и небольшие суммы, в общем-то, зависят от запросов и материального благосостояния конкретной семьи.

2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации. Здесь имеются в виду дарение и безвозмездное пользование, при которых малолетний получает безвозмездную выгоду. При этом, как верно отмечается, в законе прямо не указывается предельная стоимость подарка, передаваемого несовершеннолетнему в возрасте от 6 до 14 лет[48] .

3) сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (ст. 28 ГК РФ). Под свободным распоряжением понимается совершение любых, в том числе и не мелких, бытовых сделок. Следует согласиться с мнением, что указанные сделки совершаются под косвенным контролем законных представителей малолетнего[49] .

Все остальные сделки могут совершать от имени несовершеннолетних в возрасте от 6 до 14 лет только их родители, усыновители или опекуны.

В литературе неоднократно высказывалось мнение, что дети в возрасте до 14 лет являются полностью недееспособными, поскольку "предоставленные им возможности совершения отдельных сделок носят строго исчерпывающий характер и являются исключением из общего правила. Кроме того, нельзя говорить о дееспособности лица, если оно не несет самостоятельной ответственности за свои действия"[50] .

Представляется, что данная позиция ошибочна. Присоединяемся к мнению М.С. Корнеева и А.Е. Шерстобитова[51] . Несовершеннолетние в возрасте до 6 лет действительно полностью недееспособны, они не могут совершать никаких юридически значимых действий, а вот дети возрасте от 6 до 14 лет наделены определенной дееспособностью, да и ст. 28 ГК РФ названа "Дееспособность малолетних".

По достижении 14 лет дееспособность гражданина расширяется. По правилам исчисления сроков (ст. 191 ГК РФ) течение срока начинается не с даты, которой определено его начало, а на следующий день, т.е. каждый очередной год жизни человека заканчивается в день его рождения. Следовательно, 14-летним гражданин считается на следующий день после дня рождения.

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет вправе самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей и попечителя:

1) распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами. По мнению М.В. Кротова, сложившаяся практика исходит из буквального толкования нормы закона, предоставляющей несовершеннолетнему такое право, и устанавливает, что речь идет только об уже заработанных и полученных средствах. Закон в данном случае не распространяется на распоряжение еще не полученным или будущим заработком, поскольку исключение из общего правила не подлежит расширительному толкованию[52] . А М.С. Корнеев и А.Е. Шерстобитов, также основываясь на толковании закона (пп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ), делают прямо противоположный вывод и считают, что несовершеннолетний в возрасте от 14 до 18 лет может распоряжаться не только полученным заработком, стипендией или иными доходами, но и теми, на получение которых он имеет право, т.е. может совершать сделки в кредит[53] .

2) осуществлять права автора произведения науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности;

3) в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими. Несовершеннолетний вправе самостоятельно сделать вклад и в полной мере распоряжаться им, если он лично внес деньги на свое имя. Если же вклад внесен на имя несовершеннолетнего другим лицом или перешел к нему по наследству, то он вправе распоряжаться им только с согласия законного представителя;

4) совершать мелкие бытовые сделки и иные сделки, предусмотренные п. 2 ст. 28 ГК РФ.

По достижении 16 лет несовершеннолетние также вправе быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах (ст. 26 ГК РФ).

Таким образом, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно решают вопрос о даче согласия на приватизацию жилого помещения, которая также является сделкой.

субсидиарную (дополнительную) ответственность.

Все юридически значимые действия несовершеннолетних должны санкционироваться их законными представителями (п. 1 ст. 26 ГК РФ). Вопрос о правовой природе согласия родителей, усыновителей или попечителя несовершеннолетнего на совершение им сделок по-разному решается в современной литературе. Одни ученые предлагают рассматривать такое согласие как одно из условий действительности сделок, как юридический факт, обеспечивающий полноценную реализацию принадлежащих несовершеннолетнему прав[54] . С другой позиции - "юридического соучастия" лица, совершающие юридические действия, необходимые для совершения сделки несовершеннолетним лицом, рассматриваются в качестве его юридических соучастников[55] . Иногда согласие родителей относят к самостоятельным сделкам[56] , а некоторые ученые утверждают, что такое согласие является "способом реализации права ребенка на совершение сделки, способом "допуска" ребенка к гражданскому обороту"[57] .

Рассмотренные подходы не исключают, а дополняют друг друга, поскольку они позволяют более четко определить содержание правоотношений, возникающих из сделок несовершеннолетних лиц, но наиболее логически обоснованной представляется конструкция юридического соучастия, поскольку именно она предполагает юридическую связь контрагента по сделке и законного представителя несовершеннолетнего, который в данном случае фактически выступает в качестве гаранта стабильности возникшего обязательства. Нельзя согласиться с утверждением о том, что лица, давшие согласие на заключение договора несовершеннолетним лицом, не могут привлекаться к возмещению возникших в результате этого убытков[58] . Нормы ГК РФ действительно устанавливают самостоятельную имущественную ответственность несовершеннолетних лиц по совершаемым им сделкам (п. 3 ст. 26 ГК РФ), но при этом нельзя не признать, что при таком подходе, во-первых, теряется весь смысл дифференциации сделок, совершаемых несовершеннолетним самостоятельно, и сделок, совершаемых им с согласия законных представителей, и, во-вторых, игнорируются законные интересы контрагентов таких лиц, которые оказываются юридически не защищенными в случае отсутствия у несовершеннолетних лиц имущества, достаточного для возмещения причиненных ими убытков.

В этом смысле заслуживает внимания еще одна предлагаемая в литературе конструкция - так называемого законного поручительства, т.е. поручительства родителей за своих несовершеннолетних детей по совершаемым ими сделкам, исключающая возможность предъявления регрессных требований поручителя, исполнившего обязанности должника[59] . Обсуждаемую проблему можно решить еще проще - через установление в законе субсидиарной ответственности санкционировавших сделку лиц. Такое решение вполне соответствует Постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей"[60] , в котором закреплено: "Наличие письменного согласия родителя, усыновителя или попечителя на заключение несовершеннолетним договора возмездного оказания услуг не является основанием для возложения на этих лиц имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора несовершеннолетним, за исключением случаев, когда в соответствии со ст. 361 ГК РФ был заключен договор поручительства. Вместе с тем родители, усыновители или попечитель могут нести ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора в случае, когда у несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет нет доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда"[61] .

Все сказанное позволяет предложить внести дополнения в п. 3 ст. 26 ГК РФ и изложить его в следующей редакции: "Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи. По сделкам, совершаемым с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя, названные лица несут субсидиарную ответственность в случае отсутствия у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточных для возмещения причиненных убытков".

Рассматриваемый вопрос в значительной степени носит теоретический характер, так как, во-первых, в розничной купле-продаже, в учреждениях и организациях общественного питания и культурно-зрелищных мероприятий многочисленные сделки с несовершеннолетними лицами, как правило, совершаются без выяснения вопроса о наличии у них письменного разрешения родителей, и во-вторых, требования о признании таких сделок недействительными чрезвычайно редки в судебной практике. Еще в 60-е гг. прошлого века О. Усманов высказал мнение о том, что договоры розничной купли-продажи могут совершаться несовершеннолетними с 16-летнего возраста самостоятельно, без согласия законных представителей[62] . Это предложение, подвергнутое критике как "свидетельствующее о попытке автора к расширению объема дееспособности несовершеннолетних"[63] , заслуживает реализации, так как в настоящее время несовершеннолетние, относящиеся к данной возрастной группе, гораздо более самостоятельны, чем их сверстники, жившие в середине прошлого века, поэтому в текст ст. 26 ГК РФ следует внести еще одно дополнение, устанавливающее право несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет, самостоятельно совершать сделки в сфере розничной купли-продажи, общественного питания и массово-зрелищных мероприятий, что будет соответствовать сложившейся практике.

Особого внимания заслуживает вопрос о возможности несовершеннолетних, относящихся к данной возрастной группе, самостоятельно осуществлять право на защиту, закрепленное в ст. 56 Семейного кодекса Российской Федерации. Обязанность государства обеспечить ребенку защиту, необходимую для его благополучия, и принять для этого все соответствующие законодательные и административные меры закреплена в Конвенции ООН о правах ребенка - основном международном документе, посвященном положению детей (ст. 3)[64] . Российское законодательство, действующее в этой сфере в настоящее время, к сожалению, отличается бессистемностью и несогласованностью[65] , а закрепление в СК РФ права ребенка, достигшего 14 лет, на самостоятельное обращение в суд выполняет чисто декоративную функцию, так как случаи обращения несовершеннолетних лиц в судебные органы с требованием о защите своих прав и интересов почти не встречаются в судебной практике[66] .

В литературе указывается, что данная ситуация может быть разрешена, в частности, путем предоставления ребенку права на бесплатную юридическую помощь адвоката, что создаст реальные возможности защитить в суде свои права и законные интересы[67] , однако это предложение вызывает известный скепсис, так как ребенку будет чрезвычайно сложно не только решиться на обращение в суд с требованием, направленным против его родителей или других законных представителей, но и найти адвоката, оказывающего соответствующую помощь.

В спектре мер, направленных на защиту представителей этой возрастной группы, большую эффективность может и должна иметь самозащита. Именно этот способ, по существу, используется ребенком в тех случаях, когда он выражает свое мнение при разрешении любого вопроса, затрагивающего его интересы. Он вправе, например, отказаться от общения с отдельно проживающим родителем или его родственниками; не согласиться с выбранной для него формой обучения и т.д., поэтому, как справедливо отмечалось в литературе, отсутствие в законодательстве нормы, регламентирующей самозащиту несовершеннолетних, свидетельствует о несовершенстве действующего законодательства[68] . Признавая за лицами данной возрастной группы способность самостоятельно совершать целый ряд достаточно сложных юридических действий, законодатель обязан не только признать за ними право на самозащиту, но и создать все необходимые материальные и процессуальные условия его реализации[69] .

Звеном механизма реализации прав несовершеннолетних (после действий законных представителей и содействующих лиц) является деятельность огранов организации опеки и попечительства (ОоиП) по контролю за сделками, влекущими уменьшение имущества несовершеннолетнего, что находит закрепление в ст. 37 ГК. Данная норма применима и в отношении реализации правоспособности малолетних, и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Положения ст. 37 ГК имеют важное значение для обеспечения имущественных прав несовершеннолетних. Однако реализация указанных положений в системе с другими нормами гражданского законодательства испытывает серьезные трудности, и функции контроля за сделками детей оказываются нереализованными. Такое положение вызвано несовершенством юридической техники, которое нельзя назвать просто формальностью или упущением законодателя.

Из наименования и содержания статьи 37 ГК усматривается, что указанная статья распространяется только на сделки детей, лишенных родительского попечения, и регулирует механизм действий опекунов и попечителей в отношении определенных сделок своих подопечных. В то же время системный подход к дееспособности несовершеннолетних позволяет обнаружить ссылку на пункты 2 и 3 ст. 37 ГК в ст. 28 ГК, регламентирующей дееспособность малолетних. Таким образом, по смыслу норм ГК механизм контроля ООиП за определенными сделками несовершеннолетних, предусмотренный ст. 37 ГК распространяется на сделки любого малолетнего ребенка, независимо от того имеет он родителей или нет.

В отношении несовершеннолетних старшего возраста в ГК (ст. 26) такого указания не содержится. Таким образом, буквальное значение положений ст. ст. 26, 28, 37 ГК свидетельствует об отсутствии какого-либо контроля со стороны ООиП за сделками несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, если дети не лишены попечения своих родителей (усыновителей). Следует отметить не случайную, а определенную логическую направленность законодателя в этом вопросе. Из содержания ст. ст. 26, 28, 37 ГК можно сделать следующий вывод об особенностях дееспособности несовершеннолетних. Во-первых, законодатель разделил детей по их статусу в зависимости от того, имеется у ребенка родительское попечение или ему назначен опекун (попечитель). Во-вторых, по объему дееспособности дети разделяются на малолетних, от имени которых в основном все сделки заключат законные представители (родители, усыновители, опекун), и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, совершающих сделки самостоятельно или с согласия содействующих лиц (родителей, усыновителей, попечителя).

Поскольку в большей зависимости от действий своих законных представителей находятся именно малолетние, и реализация их правоспособности в основном производится за счет действий родителей (усыновителей) или опекуна, законодатель ввел дополнительный контроль за сделками указанных лиц (ст. 37 ГК). При этом в отношении детей, лишенных родительского попечения, действует целиком ст. 37 ГК, и контролю подлежат все сделки, указные в п. I, п. 2. и п. 3 названной статьи. На сделки малолетних детей, законными представителями которых являются их родители (усыновители), распространяются только п. 2. и п. 3 ст. 37 ГК. Таким образом, доходы такого малолетнего гражданина, в том числе доходы, причитающиеся от управления имуществом ребенка, могут расходоваться его родителями (усыновителями) без контроля со стороны ООиП, в отличие от доходов малолетнего, не имеющего родительского попечения. Видимо законодатель посчитал, что со стороны родителей малолетнего никаких злоупотреблений быть не должно и вмешиваться в сферу содержания малолетнего его родителями (что бывает чаще, чем содержание ребенка на его собственные средства) нецелесообразно. В отношении несовершеннолетних старшего возраста от 14 до 18 лет указанная позиция законодателя нашла еще большее подтверждение. Поскольку ребенок в возрасте от 14 до 18 лет имеет уже достаточный объем дееспособности и все сделки совершает собственными действиями, он сам способен регулировать вопросы соблюдения его прав и интересов. Однако чтобы не допускать злоупотреблений со стороны попечителей, т. е. лиц назначенных содействовать ребенку, оставшемуся без родителей, в трудной жизненной ситуации, законодатель подверг некоторые сделки ребенка контролю со стороны ООиП. В результате механизм участия несовершеннолетних в гражданских правоотношениях оказывается различным. По положениям ГК РФ сделки детей, совершенные с согласия их родителей (усыновителей), находятся под контролем только этих лиц. Сделки детей, лишенных родительского попечения, находятся под контролем попечителя и ООиП (правильнее считать, что под контролем ООиП в последнем случае находятся не сделки несовершеннолетнего, а действия попечителя в отношении указанных сделок - п. 2 ст. 37 ГК).

Кроме того, сделкоспособность несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, имеющих попечение родителей, отличается от сделкоспособности детей, лишенных такого попечения. Так, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет согласно п. 2 ст. 26 ГК имеют право самостоятельно, без согласия родителей, усыновителей, попечителя распоряжаться своими заработком, стипендией и иными доходами. В то же время в соответствии с п. 1 ст. 37 ГК попечителю несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет предоставлено право расходовать доходы подопечного несовершеннолетнего, в том числе и доходы, причитающиеся подопечному от управления его имуществом. При этом данные суммы должны расходоваться попечителем на нужды ребенка и в его интересах, что контролируется ООиП (п. 1 ст. 37 ГК). Положение п. 1 ст. 37 ГК в отношении детей, лишенных попечения родителей, имеющих в силу п. 2 ст. 26 ГК способность самостоятельно распоряжаться своими доходами, является противоречивым и нарушает единообразное представление о дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Расположение ссылки на ст. 37 ГК РФ в норме п. 3 ст. 60 СК РФ, ее отсутствие в ГК приводит к неправильному представлению о распространении действия нормы ст. 37 ГК РФ, а именно к игнорированию разрешения ООиП для сделок, осуществляемых детьми с согласия родителей. Такой прием законодательной техники нельзя считать удачным. Учитывая, что предмет семейного права составляют имущественные отношения между членами семьи, а отношения по распоряжению имуществом ребенка имеют место между несовершеннолетним и третьими лицами (не родителем и ребенком) и составляют предмет права гражданского, регулирование таких отношений должно в полной мере отражаться в номах ГК РФ. Целесообразным было бы внести изменения в статью 37 ГК, распространив ее на все категории несовершеннолетних граждан, включив положения о контроле ООиП за действиями не только опекунов и попечителей ребенка, но и родителей, усыновителей.

Более того, достаточно общая формулировка нормы п. 2 ст. 37 ГК часто неправильно понимается и, соответственно, применяется в конкретных случаях совершения сделок, влекущих уменьшение имущества ребенка. Является ли это следствием только действий лиц, применяющих норму, или сама норма сформулирована таким образом, что вызывает неправильное и не единообразное ее понимание в судебной практике[70] . В пользу последнего положения свидетельствуют те юридико-технические приемы, которые использует законодатель: 1) ГК РФ требует обязательного получения согласия «законного представителя» на сделки, совершаемые самим несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, согласно ст. 26; 2) в законодательстве есть случаи, когда «законный представитель» должен давать согласие на сделку, совершаемую третьим лицом (не самим несовершеннолетним), в результате которой происходит уменьшение (ущемление) прав несовершеннолетнего (обмен жилого помещения, вселение в жилое помещение других граждан в качестве челнов семьи, изменение договора найма, замена жилого помещения жилым помещением меньшего размера, приватизация жилого помещения, отчуждение собственником жилого помещения, в котором проживает ребенок)[71] .

И, казалось бы, норма ст. 37 ГК РФ должна применяться в обеих ситуациях, распространяться на сделки, свершаемые как самим ребенком (заручившимся согласием своих родителей, лиц из заменяющих), так и совершаемые иными лицами в отношении его имущества (нанимателем или собственником жилого помещения, членом семьи которого является ребенок). В то же время, законодатель в некоторых нормах особо оговаривает случаи получения разрешения ООиП на сделки в отношении имущества ребенка, придавая специальный характер указанным нормам. Так, п. 4 ст. 292 ГК предусмотрено, что отчуждение жилого помещения, в котором проживают оставшиеся без родительского попечения несовершеннолетние члены семьи собственника (о чем известно ООиП), если при этом затрагиваются права или охраняемые законом интересы указанных лиц, допускается с согласия ООиП. С аналогичным приемом мы сталкиваемся в жилищных отношениях. Так, обмен жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, являющиеся членами семьи нанимателя данного жилого помещения, допускается с предварительного согласия ООиП[72] . Получается, что если в отношении других распорядительных сделок с жилым помещением, занимаемым по договору социального найма (изменение договора, замена жилого помещения, вселение иных лиц) согласие ООиП Жилищным кодексом не предусмотрено, то оно необходимо только в отношении сделок по обмену. В то время как при замене жилого помещения или расторжении договора социального найма происходит уменьшение имущественных прав ребенка (или отказ от них). Данный вывод не в пользу защиты прав детей свидетельствует о том, что норма ст. 37 ГК РФ утрачивает свое общее значение, учитывая, что все жилищные отношения урегулированы ЖК РФ, в том числе с участием несовершеннолетних[73] . Данный закон, с одной стороны, является актом специального действия, регулирующим все жилищные отношения, с другой стороны, общего приоритетного действия по отношению к другим нормативным актам, в том числе и ГК РФ. На мой взгляд, такие приемы юридической техники (прямое ограничение применения ст. 37 ГК РФ) приводят больше не к защите прав несовершеннолетних, а к умалению этих прав. Для обеспечения равной защиты прав всех несовершеннолетних субъектов гражданского права необходимо распространить ст. 37 ГК РФ на любые сделки, влекущие уменьшение имущества детей, независимо от того, кем совершается такая сделка, самим ребенком, или иным лицом, в области жилищных отношений, регулируемых ЖК, или гражданских, регулируемых ГК. Учитывая, что жилищные отношения по пользованию жилым помещением являются по своей природе гражданско-правовыми отношениями, норма статьи 37 ГК РФ должна иметь универсальное значение в качестве специальной защитной меры для любых сделок, влекущих уменьшение прав несовершеннолетних, ущемление их интересов. Для этого необходимо четкое закрепление указанного правила в законодательстве с тем, чтобы правоприменители не испытывали сомнения в необходимости получения согласия (разрешения ООиП) на определенные сделки.

Включение ООиП в механизм реализации гражданских прав подтверждается следующими нормами гражданского законодательства (статьи 20, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 36, 37, 40, 168, 172, 175, 292, 575 Гражданского кодекса РФ и др.). Данные нормы должны поддерживать значение ООиП в механизме осуществления и защиты прав несовершеннолетних, недееспособных, не полностью дееспособных лиц. Однако реальная ситуация в области прав детей, недееспособных (частично дееспособных) субъектов свидетельствует о декларативной функции ООиП и несовершенстве правового механизма реализации прав лиц, не обладающих необходимым объемом дееспособности. Содействие несовершеннолетним (недееспособным) гражданам в осуществлении их прав со стороны законных представителей и ООиП во многом является номинальным, то есть не подкрепленным правовыми институтами восстановления нарушенных прав и ответственностью за невыполнение указанного содействия.

Все сказанное позволяет предложить внести дополнения в п. 3 ст. 26 ГК РФ и изложить его в следующей редакции: "Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи. По сделкам, совершаемым с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя, названные лица несут субсидиарную ответственность в случае отсутствия у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточных для возмещения причиненных убытков".

Так как в настоящее время несовершеннолетние, относящиеся к данной возрастной группе, гораздо более самостоятельны, чем их сверстники, жившие в середине прошлого века, поэтому в текст ст. 26 ГК РФ следует внести еще одно дополнение, устанавливающее «право несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет, самостоятельно совершать сделки в сфере розничной купли-продажи, общественного питания и массово-зрелищных мероприятий», что будет соответствовать сложившейся практике.

Статья 60 СК содержит ссылку на применение при распоряжении имуществом ст. 28 и 26 ГК. В ст. 28 ГК содержится указание на применение ст. 37 ГК, т.е. на родителей (усыновителей) распространяются те же правила по распоряжению имуществом малолетнего ребенка, которые действуют в отношении опекунов. В ст. 26 ГК указания на применение ст. 37 ГК нет. Следовательно, ребенок в возрасте от 14 до 18 лет осуществляет правомочие по распоряжению своим имуществом с письменного согласия родителей (усыновителей, попечителей), а предварительного разрешения органа опеки и попечительства не требуется.

В этом случае не исключается возможность нарушения имущественных прав ребенка. Ребенок в таком возрасте не достиг необходимого уровня зрелости, чтобы действовать в своих интересах, а родители, усыновители, попечители не всегда могут правильно оценить ситуацию, а порой умышленно нарушают права ребенка. Думается, что и в этом случае должен быть контроль со стороны органа опеки и попечительства, и соответствующее дополнение должно быть внесено в ст. 26 ГК РФ: «К сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 статьи 37 настоящего Кодекса».

Необходимо опеку (попечительство) устанавливать судом, поскольку такой порядок позволяет в полной мере обеспечить соблюдение интересов ребенка и норм права. Административная процедура чрезмерно упрошена, что влечет множество ошибок. Кроме того, для усыновления предусмотрен судебный порядок, а для установления двух других форм устройства детей - административный. Думается, что нет необходимости в установлении разного порядка определения форм устройства.

ГЛАВА 2. ОБЕСПЕЧЕНИЕ И ЗАЩИТА ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ : РОЛЬ РЕГИОНАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

2.1 Охрана нотариатом имущественных прав ребенка

Существует известное высказывание: «Соблюдение прав человека начинается с соблюдения прав ребенка». Построение правового государства и гражданского общества во многом зависит от четкой организации системы охраны и защиты прав несовершеннолетних граждан. Защита прав и законных интересов ребенка в соответствии со ст. 56 СК РФ возложена на родителей (лиц, их заменяющих), органы опеки и попечительства, прокуратуру и суд. Но только ли названные лица обязаны защищать имущественные права и интересы несовершеннолетних? Конечно же, нет. Представляется, что вопрос следует ставить шире. Не случайно в ст. 7 Федерального закона от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»[74] среди основных направлений обеспечения прав ребенка называется «содействие ребенку в реализации и защите его прав и законных интересов». Такое содействие могут и должны оказывать все государственные и негосударственные органы, органы местного самоуправления, органы нотариата, образовательные учреждения, специальные учебно-воспитательные учреждения, учреждения здравоохранения, общественные объединения и др[75] .

В связи с этим следует остановиться на месте и роли нотариата в реализации имущественных прав и интересов несовершеннолетних. Сегодня ни у кого не вызывает сомнения тезис о том, что нотариат является частью правовой системы России и призван обеспечивать функцию охраны и защиты интересов участников гражданского оборота, придать этим отношениям бесконфликтный характер.

Нет сомнения, что нотариат является частью правоохранительной системы, т.е. "входит в систему органов, которые специально уполномочены государством осуществлять правоохранительную деятельность, в том числе и в отношении несовершеннолетних. О предназначении нотариата как органа, осуществляющего правоохранительные функции, говорится в ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее - Основы о нотариате)[76] , где указывается, что нотариат призван обеспечивать в соответствии с Конституцией РФ, настоящими Основами защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации. Понять сущность нотариата как правоохранительного органа, стоящего на страже имущественных интересов ребенка, можно только после уяснения принципов нотариальной деятельности.

Как известно, под принципами обычно понимают общие положения, основные начала, которые выявляются в результате использования научных методов анализа и синтеза правовых норм. По мнению Н.С. Малеина, принципы права «пронизывают (должны пронизывать) всю структуру права, нормы, правоотношения, а также правоприменительную практику»[77] . Применительно к нотариату как к правовому институту, который ближе всего к гражданскому процессу, можно выделить следующие принципы.

Законность нотариальной деятельности. Этот принцип является универсальным и центральным принципом и применительно к нотариату означает, что право на совершение нотариальных действий предоставлено только лицам, указанным в федеральном законе, и что эти действия совершаются органами нотариата в пределах их компетенции, обозначенной в правовых нормах.

Осуществление нотариатом охраны имущественных прав и интересов граждан и юридических лиц посредством совершения нотариальных действий. Нотариальное действие, как правило, направлено на удостоверение бесспорных прав или бесспорных фактов. Обращаясь к нотариусу по тому или иному вопросу, граждане видят в нем прежде всего юриста, который обеспечит их правовую защиту, выявив ясное и однозначное выражение их воли, объяснит правовые последствия принятых обязательств. Нотариальная форма придает документу полную юридическую достоверность и доказательственную силу в случае возникновения спора.

Доступность нотариальных услуг для России с ее гигантской территорией и удаленностью населенных пунктов от районных центров (где, как правило, находится нотариус) очень важно, чтобы отдельные нотариальные действия могли совершаться и другими должностными лицами.

Тайна нотариального действия, означающая запрет нотариусу разглашать сведения, оглашать документы, которые стали ему известны в связи с совершением нотариального действия (ст. 5 Основ о нотариате). Такого рода запрет распространяется и на лиц, работающих в нотариальной конторе.

Контроль за деятельностью нотариусов. Вполне закономерно, что если государство наделяет нотариуса полномочиями совершать нотариальные действия от имени государства, то государство должно иметь и контрольные функции. Для уяснения содержания данного принципа следует сразу же сказать, что «профессиональная деятельность нотариуса» и «совершение нотариальных действий» - это разные понятия. В широком смысле под профессиональной деятельностью следует понимать не только деятельность по совершению нотариальных действий, но и ведение делопроизводства, оборудование нотариальной конторы, составление графика приема посетителей, содержание архива и др. Контроль за совершением нотариальных действий вправе осуществлять только суд (ст. 33 Основ о нотариате), а контроль за другими видами профессиональной деятельности нотариуса возложен: в отношении нотариусов государственных нотариальных контор - на органы юстиции; в отношении нотариусов, занимающихся частной практикой, - на нотариальные палаты (ст. 34 Основ о нотариате).

Имущественная ответственность за совершенное нотариальное действие. В современном российском законодательстве не указаны другие юрисдикционные органы или должностные лица, которые несли бы имущественную ответственность за свою деятельность. Такая имущественная ответственность предусмотрена законом только для нотариусов, занимающихся частной практикой (ст. 17 Основ о нотариате). Что касается нотариусов, работающих в государственных нотариальных конторах, то они не несут имущественную ответственность и в случае причинения вреда клиенту отвечают в дисциплинарном порядке как наемные работники органа юстиции.

Соблюдение нотариального формализма, который следует понимать как определенную процедуру совершения нотариального действия на всех его этапах (подготовка к совершению нотариального действия, собственно совершение нотариального действия, деятельность нотариуса после совершения нотариального действия в целях дальнейшей зашиты прав граждан).

Беспристрастность и независимость нотариуса при осуществлении нотариальной деятельности (ст. 5 Основ о нотариате). Нотариус лично решает вопрос о возможности совершения того или иного нотариального действия и либо совершает это действие, либо отказывает в его совершении. Законодателем установлены ограничения в деятельности нотариусов. Они, в частности, не могут заниматься предпринимательской деятельностью и никакой иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской, а также не могут быть посредниками при заключении договоров.

В литературе ссылаются и на другие принципы нотариальной деятельности, куда входят: ведение делопроизводства на русском языке или на языке, определенном законом субъекта Российской Федерации; непосредственность при совершении нотариального действия; самофинансирование нотариальной деятельности для нотариусов, занимающихся частной практикой.

Все вышеперечисленные принципы имеют прямое отношение к охране имущественных прав несовершеннолетних граждан.

Остановимся на некоторых нотариальных действиях, которые непосредственно затрагивают имущественные права ребенка. Сюда относится, в частности, нотариальное удостоверение соглашения об уплате алиментов. Содержать своих несовершеннолетних детей - право и обязанность родителей (ст. 80 СК РФ). Родители самостоятельно определяют порядок и форму предоставления такого содержания. Как правило, если родители и ребенок проживают вместе, то никаких письменных соглашений о расходах на содержание ребенка не заключается. Вместе с тем родители вправе заключить соглашение о содержании своих несовершеннолетних детей (соглашение об уплате алиментов) (ст. 80, 99 СК РФ). Это соглашение составляется в письменной форме и должно быть нотариально удостоверено (ст. 100 СК РФ). Если письменная нотариальная форма соглашения не была соблюдена, то сделка считается ничтожной.

Сторонами такой сделки являются плательщик и получатель алиментов. За несовершеннолетнего получателя алиментов, которому не исполнилось 14 лет, действует его второй родитель, с которым несовершеннолетний проживает, или его законный представитель (опекун). Если ребенку исполнилось 14 лет, то он самостоятельно заключает алиментное соглашение, действуя с согласия второго родителя или попечителя. Родитель, который на основании решения суда лишен родительских прав или ограничен в родительских правах, не может давать согласия на заключение соглашения об уплате алиментов. Однако в качестве плательщика алиментов такой родитель может быть участником соглашения.

Задача нотариуса состоит в разъяснении сторонам способа и порядка уплаты алиментов. В частности, алименты могут уплачиваться в долях к заработку и (или) иному доходу лица, обязанного уплачивать алименты; в твердой денежной сумме, уплачиваемой периодически; в твердой денежной сумме, выплачиваемой единовременно; путем предоставления имущества, а также иными способами, относительно которых достигнуто соглашение (ст. 104 СК).

К сожалению, в связи с отменой обязательной нотариальной формы договоров по отчуждению недвижимости правозащитная функция нотариата в этом вопросе сужается. В современном российском законодательстве обязательная нотариальная форма сделок установлена помимо названного выше соглашения об уплате алиментов для следующих односторонних и двусторонних сделок:

- доверенностей на совершение сделок, требующих нотариальной формы (ст. 185 ГК РФ);

- доверенностей, выдаваемых в порядке передоверия (ст. 187 ГК РФ);

- договоров об ипотеке, а также договоров о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 339 ГК РФ);

- договоров ренты (ст. 584 ГК РФ);

- завещаний (ст. 1124 ГК РФ);

- брачного договора (ст. 41 СК РФ);

- доверенностей на получение документов в органах записи актов гражданского состояния (ст. 9 Федерального закона «Об актах гражданского состояния»[78] ).

Несомненно, что многие сделки прямо или косвенно затрагивают имущественные права ребенка. Но нигде так зримо не проявляется правоохранительная функция нотариата, как при совершении сделок, касающихся жилого помещения. Ребенок может быть не только участником договора, но и лицом, жилищные права которого затрагиваются. В связи с этим, прежде чем удостоверить любой договор по отчуждению жилого помещения, нотариус в соответствии со ст. 3 Закона РФ от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[79] и ст. 292 ГК РФ выясняет, как данный договор будет затрагивать права несовершеннолетних. В этих актах четко определено, что для совершения сделок в отношении жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, независимо от того, являются они собственниками, сособственниками или членами семьи собственников, в том числе и бывшими, имеющими право пользоваться данным жилым помещением, требуется предварительное разрешение органа опеки и попечительства, что обязательно учитывается при удостоверении сделки нотариусом. Следует назвать и другие типичные сделки с участием несовершеннолетних, для удостоверения которых обращаются к нотариусам и которые также требуют предварительного согласия органа опеки и попечительства. Сюда относятся: отчуждение имущества, которое унаследовал несовершеннолетний (земельные участки, садовые дома, транспортные средства, ценные бумаги, доли (паи) в хозяйственных товариществах и обществах и др.); сдача внаем или в аренду имущества несовершеннолетнего; передача имущества несовершеннолетнего в безвозмездное пользование[80] .

Охрана нотариусом наследственных прав ребенка осуществляется специфическим для его деятельности образом. Речь идет:

- о разъяснении законным представителям ребенка и самому ребенку (если ему исполнилось 14 лет) особенностей его наследственных прав и правового механизма их оформления;

- об извещении законных представителей ребенка и (или) самого ребенка (если ему исполнилось 14 лег) об открывшемся наследстве и сроках его принятия;

- о принятии мер к охране наследственного имущества, в том числе о назначении хранителя наследственного имущества и оказании помощи органам местного самоуправления в его назначении (ст. 66 Основ о нотариате, ст. 1171, 1172 ГК РФ). При необходимости нотариус выступает в качестве учредителя доверительного управления наследственным имуществом (ст. 1173 ГК РФ);

- об одной из форм защиты имущественных прав ребенка - о выдаче Свидетельства о праве на обязательную долю в наследстве несовершеннолетним наследникам (ст. 1149 ГК РФ), что ограничивает свободу завещания;

- о невозможности принятия от несовершеннолетнего или его законного представителя отказа от наследства без предварительного письменного согласия органа опеки и попечительства (ст. 1157 ГК РФ), в том числе о невозможности отказа от обязательной доли в наследстве без предварительного письменного согласия органа опеки и попечительства;

- о невозможности принятия от несовершеннолетнего или его законного представителя отказа от получения завещательного отказа без предварительного письменного согласия органа опеки и попечительства (ст. 1160 ГК РФ);

- об охране законных интересов несовершеннолетнего наследника при разделе наследства (ст. 1166-1169 ГК РФ);

- об охране интересов потенциального наследника, зачатого при жизни наследодателя и родившегося живым после его смерти (ст. 1116, 1166 ГК РФ);

- об охране интересов несовершеннолетнего при предъявлении претензий кредиторов к несовершеннолетнему наследнику (ст. 1175 ГК РФ);

- об охране имущественных интересов ребенка, в целях которой нотариус сообщает о выдаче Свидетельства о праве на наследство на имя несовершеннолетнего в орган опеки и попечительства по месту жительства ребенка (ст. 71 Основ о нотариате).

В собственности несовершеннолетнего может находиться различное имущество, в том числе квартиры, жилые дома, земельные участки, садовые дома, ценные бумаги, доли (паи) в хозяйственных товариществах и обществах, транспортные средства и другое имущество. Нотариат принимает непосредственное участие в реализации ребенком его прав по управлению и распоряжению указанным имуществом.

В нашем обществе постепенно формируется адекватное отношение к проблемам прав детей, намечается ответственная государственная политика. А это значит, что наступает поворот национального самосознания к проблемам прав ребенка. Можно полагать, что этот процесс не просто начался, а все более приобретает благоприятный характер.

2.2 Защита жилищных прав и интересов ребенка

Не вызывает сомнений, что несовершеннолетние - это особые субъекты жилищных правоотношений. "Особенность положения ребенка, как в семье, так и за ее пределами, проистекает из его беззащитности, вызванной полной или частичной физической, психической, социальной незрелостью"[81] . Причем особенности правового статуса названной категории определяются семейным и гражданским законодательством РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 54 Семейного кодекса РФ (далее - СК РФ) несовершеннолетний имеет право жить и воспитываться в семье и право на совместное проживание с родителями. Пункт 2 ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) конкретизирует названные права: местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей, опекунов. Место жительства несовершеннолетних определено самим законом: несовершеннолетний постоянно (преимущественно) проживает вместе со своими законными представителями (п. 1, 2 ст. 20 ГК РФ). В жилищных правоотношениях "проживает" вместе с законными представителями равнозначно "пользуется" жилым помещением законных представителей. Представляется, что каждый несовершеннолетний, реализуя свое право на совместное проживание с законными представителями, имеет право пользования жилым помещением законных представителей.

Право ребенка на совместное проживание с законными представителями "выводится" из анализа п. 2 ст. 54 СК РФ, п. 2 ст. 20 ГК РФ. Полагаем, что это самостоятельное право несовершеннолетнего, которое носит "межотраслевой" характер. Оно взаимосвязано с правом законных представителей на избрание места пребывания и жительства, с правом указанных лиц и самого несовершеннолетнего на конкретное жилое помещение, но не зависит от них. Законные представители могут воспользоваться своим правом свободного выбора места жительства: изменить город проживания; улучшить жилищные условия; переехать из общежития в собственную квартиру. Сам ребенок может быть собственником отдельного жилого помещения. Но место жительства несовершеннолетнего до 14 лет "привязывается" к месту жительства его законных представителей. Признавая право несовершеннолетних постоянно проживать вместе с законными представителями, законодатель стремится обеспечить реализацию "наилучших интересов ребенка"[82] . Совместное проживание с законными представителями способствует в том числе более эффективной реализации личных и имущественных прав и интересов ребенка, их защите.

При раздельном проживании родителей место жительства ребенка определяется соглашением родителей. При отсутствии такого соглашения (или если оно нарушает интересы детей) суд сам определяет место жительства несовершеннолетнего "исходя из интересов детей" (п. 3 ст. 65 СК РФ) по месту жительства одного из законных представителей.

В соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 55 СК РФ расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка. При наличии названных обстоятельств право несовершеннолетнего на совместное проживание с законными представителями не утрачивается, а видоизменяется. Безусловно, постоянно проживать несовершеннолетний в указанных случаях может только с одним из законных представителей. Но нужно учитывать, что законными представителями несовершеннолетнего являются оба родителя (п. 1 ст. 26, п. 1 ст. 28 ГК РФ, п. 1 ст. 64 СК РФ), они равны в правах и обязанностях по отношению к своим детям (п. 1 ст. 61 СК РФ). Названные в ч. 2 п. 1 ст. 55 СК РФ обстоятельства не обрывают юридическую (а кровную тем более) связь между ребенком и каждым из родителей. Ребенок вправе воспитываться обоими родителями, общаться с ними, совместно проживать с любым из них. Главное, чтобы это соответствовало интересам ребенка. По нашему мнению, и при раздельном проживании родителей ребенок сохраняет право пользования жилыми помещениями обоих родителей. Полагаем, что в жилищных правоотношениях с участием несовершеннолетних вышеназванные нормы семейного и гражданского законодательства должны обязательно учитываться.

Хотелось бы также обратить внимание еще на один момент. Несовершеннолетние в силу неполной дееспособности не могут самостоятельно представлять свои интересы и защищать свои права. Государство доверяет это родителям, усыновителям, опекунам (п. 1 ст. 64 СК РФ), но посредством органов опеки и попечительства контролирует, насколько при этом соблюдаются права (имущественные и жилищные в том числе) несовершеннолетних. Как верно отметила Е.А. Чефранова, "государство не оставляет отношения между родителями и несовершеннолетними детьми на усмотрение сторон в той мере, в какой это имеет место применительно к взрослым участникам имущественных правоотношений"[83] . Нарушение имущественных и жилищных прав несовершеннолетних в силу различных причин возможно и со стороны законных представителей, что подтверждается судебной практикой[84] . Контроль органов опеки и попечительства за сделками с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, является проявлением публичного интереса, "одной из внутренних социальных функций государства"[85] по охране и защите прав несовершеннолетних и служит определенной гарантией соблюдения жилищных прав детей. В силу приоритетности защиты прав и интересов несовершеннолетних названная деятельность органов опеки и попечительства, по нашему мнению, необходима во всех случаях проживания детей в жилом помещении (как это было до недавнего времени). Независимо от того, правом собственности или правом пользования жилым помещением они обладают. Эта проблема обрела актуальность в связи с внесением поправки в п. 4 ст. 292 ГК РФ (вступила в действие с 1 января 2005 г.).

Новая редакция названной статьи отменила в ряде случаев необходимость получения разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние. Некоторые авторы, буквально толкуя эту норму, необоснованно сделали вывод о том, "что теперь согласие органов опеки и попечительства требуется лишь в случае проживания в отчуждаемом помещении находящихся под опекой или попечительством членов семьи собственника либо оставшихся без родительского попечения несовершеннолетних членов семьи собственника"[86] или "отчуждение жилого помещения, в котором проживают дети, по общему правилу теперь согласия органов опеки и попечительства не требует"[87] .

С таким толкованием нельзя согласиться. Представляется, что названное правило относится только к несовершеннолетним, которые обладают правом пользования жилым помещением как члены семьи собственника. Ведь в соответствии с п. 3 ст. 60 СК РФ при осуществлении родителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные гражданским законодательством в отношении распоряжения имуществом подопечного. А п. 2 ст. 37 ГК РФ содержит императивное правило об обязательности предварительного разрешения органа опеки и попечительства "на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, сдаче его внаем (в аренду, в безвозмездное пользование или в залог), сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного". Полагаем, что в отношении несовершеннолетних собственников (сособственников) жилых помещений осталось неизменным требование о необходимости получения разрешения органов опеки и попечительства при совершении законными представителями сделок с недвижимостью. Цель этого правила - в сохранении имущества несовершеннолетнего собственника.

Так дело по иску о признании права пользования и установлении порядка пользования квартирой, нечинении препятствий в пользовании жилым помещением передано для рассмотрения в суд надзорной инстанции, так как вывод суда об отсутствии у матери несовершеннолетнего ребенка права пользоваться принадлежащим ее сыну имуществом в его интересах не основан на законе, кроме того, судом не были рассмотрены требования об определении порядка пользования спорной квартирой между участниками долевой собственности[88] .

Если несовершеннолетний член семьи собственника обладает правом пользования жилым помещением, то в соответствии с п. 4 ст. 292 ГК РФ разрешение органа опеки и попечительства на совершение сделки с недвижимым имуществом не требуется. Исключением из этого правила является случай, когда несовершеннолетний пользователь жилого помещения остался без родительского попечения. Стоит сразу обратить внимание на то, что новая редакция названного пункта вступила в противоречие с п. 2 ст. 37 ГК РФ, она по-прежнему устанавливает, что отказ от прав несовершеннолетнего осуществляется только с согласия органов опеки и попечительства. Совершение собственником сделки с жилым помещением, в котором проживает несовершеннолетний, обладающий правом пользования им, влечет отказ от права пользования несовершеннолетнего данным жилым помещением. Законодатель не внес никаких изменений в редакцию п. 2 ст. 37 ГК РФ. Эти две нормы взаимно исключают друг друга.

Несовершеннолетние могут остаться без попечения родителей в силу различных обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 121 СК РФ. В новой норме ГК РФ содержится интересная оговорка: органу опеки и попечительства должно быть известно о несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, но при этом "механизм" предварительного выяснения названных обстоятельств законом не предусмотрен.

Часть 2 п. 1 ст. 121 СК РФ возлагает общую обязанность по выявлению и учету детей, оставшихся без попечения родителей, на органы опеки и попечительства. Вышеназванная норма ГК РФ ставит защиту прав и законных интересов детей, оставшихся без попечения родителей, в зависимость от наличия или отсутствия сведений об этом в органе опеки и попечительства. Представляется необходимым возложить дополнительные обязанности по своевременному выявлению и учету данной категории несовершеннолетних на органы опеки и попечительства и установить ответственность за неисполнение этой обязанности. В противном случае защита жилищных прав и интересов названной категории несовершеннолетних не будет эффективной.

Выявлением, сбором информации о детях, оставшихся без родительского попечения, ее систематизацией занимаются не только органы опеки и попечительства, но и милиция, прокуратура. Без содействия обычных граждан и должностных лиц (соседей, учителей, врачей), которые располагают информацией о фактах утраты детьми родительского попечения, деятельность названных органов по выявлению и учету таких детей будет тормозиться. В семейном законодательстве (п. 1 ст. 122 СК РФ) содержится обязанность должностных лиц и граждан, располагающих сведениями о детях, оставшихся без родительского попечения, сообщать их в органы опеки. Эта обязанность законодательно не подкреплена возможностью применения каких-либо санкций в отношении должностных лиц учреждений и граждан РФ за ее неисполнение. Следовало бы предусмотреть меру административной ответственности в отношении названных лиц за неисполнение обязанности сообщить указанные сведения. По мнению Л.Ю. Михеевой, "идея о закреплении юридической обязанности сообщить органу опеки и попечительства о нуждающемся в устройстве гражданине выглядит в современных условиях утопичной, однако имеет право на существование"[89] . Исполнение этой обязанности зависит от доброй воли и неравнодушия указанных лиц; "происходит из посвященности людей друг другу, социальной ценности каждой отдельной личности и имеет определенное родство с институтом уголовной ответственности за оставление в опасности"[90] .

В литературе и на практике справедливо критикуется работа органов опеки и попечительства[91] . Главный недостаток состоит в том, что деятельность органов опеки и попечительства не служит эффективным способом защиты имущественных и жилищных прав несовершеннолетних. Органы опеки и попечительства необоснованно запрещают отчуждение жилых помещений, ставят трудновыполнимые условия перед законными представителями при совершении сделок с недвижимостью. Не существует критериев оценки их решений, не определены принципы деятельности, ответственность и т.д. Законодательная база рассредоточена по нормативным актам разных отраслей (гражданского, семейного, административного) и уровней законодательства (федерального, субъектов РФ, местного самоуправления). Неопределенность деятельности органов опеки и попечительства порождает почву для злоупотреблений со стороны органов опеки, провоцирует взятки. Не имеет смысла здесь перечислять все недостатки в деятельности органов опеки. Важно то, что без ликвидации пробелов в правовом регулировании деятельности органов опеки и попечительства и реформирования системы этих органов охрана и защита имущественных и жилищных прав несовершеннолетних не будут эффективными. По нашему мнению, устранение контроля со стороны органов опеки и попечительства за сделками с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, обладающие правом пользования ими, не решает проблем в их деятельности. Полагаем, что целесообразно на законодательном уровне принять меры, направленные на изменение структуры и порядка деятельности органов опеки и попечительства, четко определить права и обязанности этих органов, принципы деятельности, положения об ответственности. Особого внимания законодателя, на наш взгляд, требует регламентация выдачи органами опеки и попечительства разрешений на отчуждение имущества (в том числе недвижимости) несовершеннолетних, а также сроков их выдачи. В настоящее время на уровне законодательства этот вопрос не регулируется. Органы опеки и попечительства руководствуются рекомендательными письмами Министерства образования РФ, имеющими подзаконный характер[92] На федеральном уровне не определено, что может являться основанием для согласия органов опеки и попечительства на совершение сделки с недвижимым имуществом, "нет критериев, которые позволяли бы органам опеки и попечительства обосновать свое решение относительно возможного нарушения прав несовершеннолетних при совершении сделки с недвижимым имуществом"[93] . Что понимать под "нарушением прав и законных интересов несовершеннолетних", в законодательстве также не уточняется. Принятие Федерального закона "Об опеке и попечительстве"[94] от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ позволило решить большую часть проблем, связанных с работой органов опеки и попечительства[95] .

В контексте затронутой проблемы нужно отметить, что в судебной практике возникают сложности с толкованием и реализацией п. 4 ст. 31 ЖК РФ. Общее правило п. 4 ст. 31 ЖК РФ гласит: в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется. Что понимать под "прекращением семейных отношений" с собственником жилого помещения, ни в законе, ни в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ (пока) не разъясняется. Бесспорно, что расторжение брака между супругами влечет прекращение семейных отношений между ними. А как обстоит дело с несовершеннолетними детьми супругов, расторгнувших брак, в такой ситуации, ведь дети бывшими не бывают. Прекращаются ли семейные отношения собственника жилого помещения с несовершеннолетними детьми при расторжении брака супругами? Среди цивилистов и судей нет единства в толковании этого вопроса. Многие комментаторы нового Жилищного кодекса обходят этот спорный вопрос[96] .

Б.М. Гонгало справедливо считает, что дети собственника жилого помещения не могут стать бывшими членами его семьи и что "не могут прекратиться семейные отношения собственника жилья и его детей. Дети, несмотря на расторжение брака их родителями, сохраняют право пользования жилым помещением, принадлежащим одному из родителей, в котором они проживали"[97] . Действительно, в соответствии со ст. 47 Семейного кодекса РФ права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке. Связь родителей и детей - кровная, а не социально-юридическая, как в случае заключения брака. Представляется, что бывших детей и бывших родителей быть не может.

Верховный Суд РФ придерживается другой позиции. Она сформулирована в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 г. по вопросам применения жилищного законодательства (утвержден Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации 23 ноября 2005 г.)[98] . Мнение Суда дословно следующее: "...если ребенок по соглашению родителей остается проживать с тем из родителей, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренных пунктом 4 статьи 31 ЖК РФ".

Из названного толкования, во-первых, следует, что понятия "ребенок как ближайший родственник собственника" и "ребенок как член семьи собственника" - близкие, но не идентичные. Во-вторых, для признания ребенка членом семьи собственника в контексте жилищного законодательства одной родственной связи недостаточно, необходимо также совместное проживание с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении (п. 1 ст. 31 ЖК РФ). Следуя этой логике, при раздельном проживании родителей и наличии жилых помещений на праве собственности у обоих родителей (даже в нерасторгнутом браке) ребенок является членом семьи только того родителя-собственника, с кем он вместе проживает. С позицией Верховного Суда нельзя согласиться. Полагаем, как уже упоминалось ранее, что ребенок остается членом семьи родителя-собственника, а также сохраняет право пользования его жилым помещением и в случае совместного проживания с родителем-собственником в принадлежащем ему жилом помещении, и при раздельном их проживании.

Возможна ситуация, когда при расторжении брака место жительства несовершеннолетнего определено решением суда (п. 3 ст. 65 СК РФ) с родителем, не имеющим в собственности или на праве пользования другого жилого помещения. При прекращении семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за таким родителем не сохраняется, он обязан освободить это жилое помещение. Как обеспечиваются интересы детей в данном случае? Напрямую эта ситуация законом не урегулирована, официального толкования также нет. Полагаем, что родитель-несобственник может только обратиться с иском в суд с требованием сохранить за ним право пользования жилым помещением, принадлежащим родителю-собственнику, на определенный срок. Возможность сохранения права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника при наличии определенных обстоятельств предоставлена п. 4 ст. 31 ЖК РФ. Реализация семейных прав родителя-несобственника (на совместное проживание с ребенком, на воспитание ребенка и др.) поставлена, таким образом, в зависимость от решения суда о сохранении за ним права пользования спорным жилым помещением.

Определенной гарантией соблюдения жилищных прав несовершеннолетних детей при расторжении брака их родителями является возможность возложения судом на собственника жилого помещения обязанности по обеспечению бывших членов своей семьи другим жилым помещением в случае, если собственник несет перед этими лицами алиментные обязательства. Правда, речь в п. 4 ст. 31 ЖК РФ идет о возможности возложения подобной обязанности судом. Очевидно, суд должен учитывать конкретные обстоятельства в каждом отдельном случае: материальное положение сторон, число лиц, в отношении которых собственник несет алиментные обязательства.

В соответствии с п. 1 ст. 80 СК РФ родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. На собственника как на алиментообязанное лицо по отношению к своим детям судом может быть возложена обязанность обеспечить их другим жилым помещением. Что значит "обеспечить другим жилым помещением" и на каких условиях, в законе не уточняется. Закон не предусмотрел даже минимальных требований к жилому помещению, которым могут быть обеспечены несовершеннолетние (о равноценности жилого помещения речи вообще не идет). Не уточняется, на какой срок обязанность по обеспечению другим жилым помещением устанавливается. Все эти вопросы отданы на усмотрение суда и решаются в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств дела.

Очевидно, что "обеспечить" не означает обязательно приобрести другое жилое помещение в собственность. Если у собственника есть другое жилое помещение, он может предоставить его на основании договора безвозмездного пользования (ссуды) либо заключить в пользу лиц, в отношении которых он несет алиментные обязательства, договор коммерческого найма, если другого жилого помещения у него нет. Но, в любом случае, возможность возложения на собственника обязанности по предоставлению другого жилого помещения может быть реализована лишь по требованию бывших членов семьи, в пользу которых он исполняет алиментные обязательства. Инициатива должна исходить от этих лиц, а не от суда, они должны заявить соответствующее требование в суде.

Если жилое помещение принадлежит несовершеннолетним на праве общей собственности, их законные представители, органы опеки и попечительства могут принять меры к выделению в натуре доли жилого помещения путем добровольного обмена. При этом необходимо учитывать, что обмен переданного в порядке приватизации в общую собственность граждан жилого помещения возможен только с согласия всех участников общей собственности.

Если жилое помещение не приватизировано, законные представители ребенка, органы опеки и попечительства могут также принять меры к обмену жилого помещения с письменного согласия всех членов семьи нанимателя. В случае отказа лиц, проживающих в вышеуказанном жилом помещении, от его обмена законные представители несовершеннолетних должны предъявить в суд иск о принудительном обмене жилого помещения в интересах детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Заключая сказанное ранее, необходимо отметить следующее:

- несовершеннолетние имеют самостоятельное право пользования жилым помещением своих законных представителей;

- приоритетная защита прав и интересов несовершеннолетних является одним из принципов семейного и гражданского права;

- устранение государства от защиты прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи собственника при совершении сделок с жилыми помещениями недопустимо, поскольку может повлечь утрату ими права пользования жильем, а самостоятельно реализовать свои жилищные права и обеспечить себя жильем в силу объективных причин они не могут;

- предварительное согласие органов опеки и попечительства необходимо во всех случаях совершения сделок с жилыми помещениями, в которых проживают несовершеннолетние, как проявление контрольной функции государства за соблюдением жилищных прав несовершеннолетних.

2.3 Обеспечение имущественных прав и интересов несовершеннолетних региональным законодательством Самарской области

Проблема правового обеспечения имущественных интересов несовершеннолетних не нашла надлежащего разрешения в науке семейного права, хотя и была поставлена в качестве направления научного исследования. Анализ семейного законодательства также свидетельствует об отсутствии в его нормах ясной формулировки данного понятия. Однако оно нередко ставится в один ряд с такими дефинициями, как «охрана и защита интересов детей». Представляется, что подобный подход едва ли оправдан, поскольку речь идет о неравнозначных терминах, каждый из которых занимает самостоятельное место в понятийном аппарате науки семейного права. В юридической литературе в содержание категорий «охрана» и «защита» вкладывается неодинаковый смысл.

Некоторые авторы охрану и защиту рассматривают как равновеликие, тождественные друг другу понятия (синонимы), имеющие общие задачи и цели. Но большинство ученых правовую охрану считают более широким явлением, чем правовая защита. Последняя понимается ими как направление (Одна из сторон) охраны либо трактуется как стадия в ее осуществлении, в то время как охрана рассматривается на двух уровнях - правового регулирования общественных отношений и их защиты.

На наш взгляд, необходимо поддержать ту научную концепцию, в соответствии с которой правовая охрана является стадией в осуществлении прав и интересов граждан, элементами которого выступают их реализация и охрана; последняя же предполагает в своем составе правовую защиту. Механизм правовой охраны реализуется с помощью регулятивных и охранительных правовых норм. Защита же строится исключительно на охранительных юридических нормах. Сущность правовой охраны состоит, во-первых, в урегулировании правом, а во-вторых, в деятельности специальных органов по защите прав в случае их нарушения. Следовательно, охрана права есть стадия, берущая начало с момента возникновения самого субъективного права и нуждающаяся в обеспечении, включая обеспечение правовой защиты.

Правовое обеспечение неразрывно связано с гарантированностью реализации, защиты и охраны субъективных семейных прав и интересов в процессе их осуществления. При этом оно происходит с помощью юридических гарантий, характерных для стадий осуществления права. Условно их можно подразделить на гарантии реализации прав, гарантии их защиты и охраны[99] .

В число семейно-правовых обеспечительных средств входят: норма закона, предписание морали, экономические средства, семейно-правовые санкции (меры защиты, ответственности, охраны прав). Думается, что обеспечение семейных прав происходит с помощью юридических гарантий, характерных для каждой из стадий осуществления права. Их можно подразделить на три типа: 1) гарантии реализации права несовершеннолетнего на достаточный уровень жизни; 2) гарантии охраны этого права; 3) гарантии защиты[100] .

Закон Самарской области от 02.04.1998 N 2-ГД (ред. от 27.10.2006) «Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства» предусматривает в соответствии с законодательством Российской Федерации и настоящим Законом, органы опеки и попечительства для осуществления своей деятельности наделяются следующими полномочиями:

- организуют выявление детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и несовершеннолетних, не имеющих условий для воспитания в семье, а также совершеннолетних лиц, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять свои права, выполнять свои обязанности и нуждаются в установлении над ними опеки или попечительства;

- осуществляют учет детей, оставшихся без попечения родителей, и подготовку необходимых документов для передачи ребенка на воспитание в семью в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

- устанавливают опеку и попечительство над несовершеннолетними детьми, оставшимися без попечения родителей, над гражданами, признанными судом недееспособными вследствие психического расстройства, над дееспособными совершеннолетними лицами, если они по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять свои права и выполнять свои обязанности, а также над гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами;

- назначают опекунов и попечителей;

- заключают договор с управляющим имуществом граждан в случаях, предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации;

- освобождают и отстраняют опекунов и попечителей от выполнения возложенных на них обязанностей в соответствии со статьей 39 Гражданского кодекса Российской Федерации;

- заключают с приемными родителями договор о передаче детей на воспитание в приемную семью;

- принимают решение о помещении детей в воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты населения, приемную семью, специализированные организации и учреждения Самарской области по социальной реабилитации и осуществляют контроль за условиями содержания, воспитания, образования детей, помещенных в названные учреждения или приемные семьи;

- принимают меры к защите жилищных прав подопечных и несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, по обеспечению их жилой площадью в случаях, предусмотренных законодательством;

- дают письменное разрешение на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного и (или) несовершеннолетнего, сдаче его в наем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих подопечным и (или) несовершеннолетним прав, раздел имущества подопечных и (или) несовершеннолетних или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества подопечных и (или) несовершеннолетних;

- принимают решение об объявлении несовершеннолетнего полностью дееспособным в порядке эмансипации;

- предъявляют в судах иски, связанные с защитой прав и законных интересов подопечных и несовершеннолетних, а также о признании граждан ограниченно дееспособными, недееспособными;

- решают вопросы присвоения или изменения фамилии, имени несовершеннолетних в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством;

- решают вопросы содержания подопечных, ухода за ними, их лечения, защиты их прав и интересов;

- рассматривают предложения, заявления и жалобы граждан по вопросам усыновления, опеки и попечительства и принимают по ним необходимые меры;

- реализуют иные полномочия по опеке и попечительству в соответствии с действующим законодательством[101] .

Отсутствие системности при решении сходных вопросов отнюдь не способствует защите имущественных прав детей. К счастью, победил здравый смысл и на практике признано необходимым получение разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет, действующими с согласия своих родителей. Такой подход закреплен и в нормативных правовых актах. Так, в уже упоминавшемся Положении о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг установлено, что после достижения несовершеннолетним 14-летнего возраста распоряжение о передаче права собственности на ценные бумаги должно быть подписано самим владельцем ценных бумаг. В случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно быть предоставлено письменное согласие законных представителей несовершеннолетнего, достигшего 14-летнего возраста, на совершение сделки, а также разрешение органов опеки и попечительства на выдачу такого согласия законным представителям.

Составными компонентами механизма обеспечения прав и интересов семьи являются: семейно-правовые нормы - регулятивные и охранительные; регулятивные и охранительные семейные правоотношения; принципы реализации семейных прав (внутренняя структура); формы осуществления субъективных семейных прав и охраняемые законом интересы и корреспондирующие им юридические обязанности членов семьи; правовые средства осуществления — юридические гарантии реализации, охраны и защиты семейных прав и интересов.

Так в соответствии с законом Самарской области от 06.05.2002 № 18-ГД (ред. от 11.10.2005) «Об уполномоченном по правам ребенка в Самарской области» на территории Самарской области учреждена должность уполномоченного по правам ребенка в Самарской области - лицо, замещающее высшую должность государственной гражданской службы Самарской области категории "руководители", в чью компетенцию в соответствии с настоящим Законом входит осуществление обеспечения государственных гарантий в области защиты прав ребенка;

В рамках осуществления возложенных на него задач Уполномоченный:

взаимодействует по вопросам защиты прав ребенка с органами государственной власти, органами местного самоуправления, должностными лицами, политическими партиями, общественными объединениями и средствами массовой информации Самарской области;

в пределах своей компетенции рассматривает жалобы граждан на нарушения прав ребенка, осуществляет прием граждан;

организует проведение проверок по поступившим жалобам;

разрабатывает проекты законов Самарской области и других нормативных правовых актов Самарской области, затрагивающих права ребенка;

участвует в разработке социальных программ и мероприятий, направленных на усиление социальной защищенности детей на территории Самарской области;

организует проведение конференций, семинаров, дискуссий, "круглых столов" по проблемам, связанным с обеспечением и защитой прав ребенка. Привлекает к проведению данных мероприятий представителей средств массовой информации Самарской области;

осуществляет иные полномочия в соответствии с действующим законодательством[102] .

Включение в этот механизм моральных норм (нравственных предписаний и правил, отвечающих общечеловеческим ценностям) является спорным, что в свою очередь связано со спецификой метода семейно-правового регулирования общественных отношений, с применением наряду с правовыми нормами норм морали, а также с построением круга обязанностей по принципу сочетания в них и нравственных, и правовых элементов. Примером тому могут служить обязательства по содержанию, где алиментная обязанность действительно является нравственной и правовой одновременно.

Представляется, что нравственные нормы должны быть учтены в механизме правового обеспечения имущественных интересов несовершеннолетних и использованы в качестве предпосылок для принятия тех или иных правовых норм, а также в качестве меры оценки соответствия действий членов семьи интересам ребенка. В отношении же экономических средств, которые, как считается, составляют содержание семейно-правовых обеспечительных средств, можно дать следующие пояснения. Во-первых, они не носят строго выраженного правового характера; во-вторых, они в лучшем случае служат формой реализации принципа государственной защиты семьи, материнства, отцовства и детства. Примером таких средств может служить государственная помощь семье, как правило, имущественного характера.

Таким образом, обеспечение права ребенка на достаточный уровень жизни не совпадает с его охраной и защитой, а является самостоятельной правовой категорией. Сущность ее, по нашему мнению, может быть определена как целостная система материально-правовых гарантий, а также процессуальных средств и форм осуществления - реализации, охраны и защиты - права ребенка на достаточный уровень жизни. В социальном отношении обеспечению подлежит имущественный интерес ребенка по его содержанию.

Необходимо отметить, что в науке семейного права отсутствуют какие-либо комплексные исследования по проблеме имущественных интересов членов семьи. Отдельные работы были посвящены характеристике интереса как объекта семейно-правовой защиты и охраны. Предпринимались также попытки раскрыть понятие семейного интереса под углом зрения задачи или цели семейного права. Отдельные ученые ограничивались разъяснением норм действующего законодательства, косвенно используя конструкцию интереса несовершеннолетних.

Применительно к семейно-правовой материи социальный интерес по своей терминологической характеристике и сущности различен, тем более что законодательство о браке и семье не содержит в своих нормах четкого понятия «интерес семьи». Законодателем чаще применяются для его обозначения следующие термины: «интересы несовершеннолетних», «государственные и общественные интересы», «интересы детей», «заслуживающие внимания интересы супругов», «защита прав и интересов».

По нашему мнению, решение проблемы следует искать в раскрытии сущности самого интереса, углубляясь при этом в философскую сторону вопроса.

Философская наука сводит понятие интереса к следующим доктринам. Во-первых, интерес - это явление, относящееся к сфере общественного бытия; он осознается субъектом и в этом смысле связан с субъективным, но это субъективное есть лишь отражение интереса и не входит в его структуру. Во-вторых, интерес представляет собой единство объективного и субъективного, которое одними авторами трактуется как единство объективной и субъективной сторон деятельности, а другими - как единство объективного содержания и субъективной формы. В-третьих, интерес является целенаправленностью субъекта, и искать его вне сознания субъекта не имеет смысла. В-четвертых, существуют два ряда интересов: один из них включает материальные интересы, а другой - духовные.

Думается, что интерес концентрирует в себе совокупность как объективных, так и субъективных моментов. Причем объективная сторона интереса коренится в жизненно важных потребностях индивида, определяемых нами как нуждаемость в социальном благе. В свою очередь к субъективным факторам, зафиксированным в интересе, необходимо отнести их осознание, опосредованное в цели, направленной на реализацию данных интересов. При этом составным компонентом сущности имущественного интереса служит нуждаемость.

К сожалению, действующее семейное законодательство не раскрывает это понятие, в то время как судебные органы трактуют его неоднозначно. Речь идет об удовлетворении элементарных (насущных) потребностей ребенка в пище, одежде, жилье. При этом суды не учитывают затрат на приобретение игрушек, средств на обучение и на иные имущественные блага. Сами потребности фиксируются в сумме алиментного содержания и не только соотносятся с потребностями несовершеннолетнего, но и зависят от степени финансовой обеспеченности его родителей (размера их дохода).

Были выявлены случаи, когда судьи соотносили имущественные интересы ребенка в их объективном выражении с понятием «достаточная обеспеченность», под которой судебная практика подразумевает, с одной стороны, возможности родителей обеспечить ребенку условия жизни, необходимые для его нормального развития - физического, умственного, духовного, нравственного, социального, что в конечном счете связано с субъективными характеристиками личностных качеств плательщиков, в частности с уровнем их профессиональной подготовленности, состоянием здоровья, степенью осознанности своего долга перед детьми, а с другой стороны, их имущественное положение, которое определяется многообразными факторами, причем не всегда факторами материального порядка.

На наш взгляд, в идеальном варианте нуждаемость ребенка должна соизмеряться с его имущественными интересами. Это означает, что правовому обеспечению должен подлежать такой интерес, который удовлетворяет следующим требованиям: 1) он должен быть направлен на всесторонний охват жизненно важных потребностей детей материального порядка; 2) действия родителей по его удовлетворению должны не только соответствовать желаемой целевой установке - обеспечению несовершеннолетнему соответствующего уровня жизни, но и быть воплощены в конкретный результат (предоставление ребенку материального блага); 3) действия родителей должны осуществляться во благо ребенка, т.е. соответствовать его интересам, и реализовываться законными способами (средствами); 4) интерес должен быть гарантирован с помощью юридических гарантий, установленных в законе, а следовательно, быть объектом правового обеспечения.

Таким образом, пределом оценки правомерности действий родителей по предоставлению содержания детям служат их имущественные интересы, что свидетельствует о двоякой роли этих интересов. Они являются, с одной стороны, нормой (эталоном) поведения обязанных лиц, а с другой - пределом действий родителей, за рамками которого эти действия рассматриваются как злоупотребление правом, а иногда и как преступление[103] .

Вместе с тем представляется, что содержание имущественного интереса следует всякий раз соотносить с разумными потребностями ребенка. Они должны быть реализованы в виде его субъективного права на достаточный уровень жизни. Следовательно, имущественный интерес детей по содержанию в самом общем виде есть не что иное, как надлежащие условия для их развития — физического, нравственного, духовного, социального. Это развитие тесным образом связано с процессом воспитания и материального содержания ребенка. Причем основополагающей предпосылкой воспитания является содержание несовершеннолетних. При этом само содержание реализуется на двух уровнях: первый уровень соответствует моральному обязательству - долгу родителей по предоставлению ребенку необходимых средств для нормального существования; второй уровень гарантирует предоставление ребенку необходимых средств в соответствии с юридической обязанностью родителей (или лиц, их заменяющих) по содержанию и алиментированию детей.

Согласно ст.6. Закона Самарской области от 30.12.2005 г. № 246-ГД « О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав на территории Самарской области» комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав могут:

· вносить в государственные органы, органы местного самоуправления, организации и учреждения независимо от организационно-правовых форм и форм собственности предложения по вопросам, касающимся прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних.

· вести прием несовершеннолетних, родителей (иных законных представителей) несовершеннолетних и иных лиц;

· применять в соответствии с действующим законодательством меры воздействия в отношении родителей (иных законных представителей) несовершеннолетнего, иных лиц за нарушение прав несовершеннолетнего и охраняемых законом его интересов.

· принимать меры, предусмотренные действующим законодательством, в отношении родителей (иных законных представителей) несовершеннолетних, не выполняющих обязанности по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних[104] .

Согласно Закона Самарской области от 16.07. 2004 г. № 122-ГД (ред. 27.12.2006 г.) «О государственной поддержке граждан, имеющих детей» устанавливаются следующие виды государственной поддержки граждан, имеющих детей:

1) Ежемесячное пособие на ребенка до достижения им возраста шестнадцати лет (на учащегося общеобразовательного учреждения до окончания им обучения, но не более чем до достижения им возраста восемнадцати лет) составляет 130 рублей.

2) доплаты к ежемесячному пособию на ребенка в размере:

а) 80 рублей на каждого ребенка в семьях, получающих социальную помощь из областного бюджета и имеющих среднедушевой доход ниже 50 процентов величины прожиточного минимума в Самарской области;

б) 160 рублей на каждого ребенка одинокой матери, получающей социальную помощь из областного бюджета и имеющей среднедушевой доход ниже 50 процентов величины прожиточного минимума в Самарской области;

в) 50 рублей на каждого ребенка из многодетной семьи, в составе которой трое и более детей в возрасте до восемнадцати лет.

3) ежемесячное пособие на питание беременным женщинам; Ежемесячное пособие на питание беременным женщинам выплачивается в размере 200 рублей.

4) единовременное пособие при усыновлении (удочерении) ребенка выплачивается в размере 10 000 рублей.

5) ежемесячное пособие по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет неработающим матерям; выплачивается независимо от числа детей, за которыми осуществляется уход, в размере 700 рублей.

6) ежегодное единовременное пособие на ребенка к началу учебного года выплачивается в размере 200 рублей.

Финансирование расходов, связанных с государственной поддержкой граждан, имеющих детей, осуществляется за счет средств областного бюджета[105] .

Согласно Закона Самарской области от 07.07.2005 г. № 152-ГД «Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей- сирот и детей, оставшихся без попечения»

Детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, а также детям, находящимся под опекой (попечительством), не имеющим закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, предоставляется жилое помещение по договору социального найма в порядке, установленном Правительством Самарской области[106] .

Необходимо отметить, что возможность предоставления закрепленного за несовершеннолетним жилого помещения другим лицам не предусматривается федеральным законодательством, а регулируется на уровне нормативных актов субъектов РФ и муниципальных образований. Представляется, что в целях обеспечения жилищных прав несовершеннолетних следует запретить предоставление жилых помещений, закрепленных за детьми, другим лицам, кроме их предоставления на основании договора коммерческого найма.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Никогда раньше в отечественном семейном законодательстве имущественные права несовершеннолетних детей как таковые сколько-нибудь детально не регулировались. В отличие от недавнего прошлого в современных экономических условиях несовершеннолетнему может принадлежать на праве собственности значительное имущество, включающее не только вещи и имущественные права, полученные ребенком в дар или по наследству, но и имущество, перешедшее к нему на основании различных гражданско-правовых сделок, например в ходе приватизации жилья, а также приобретенное на его собственные средства (заработок, доходы от ценных бумаг, от работы в подсобном или фермерском хозяйстве и т.п.). Несовершеннолетний, независимо от возраста, может выступать субъектом таких вещных прав, как право собственности, постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения земельным участком, постоянного пользования жилым помещением, сервитута. Кроме того, несовершеннолетний может обладать правом требования, вытекающим из обязательственных отношений, а также быть обладателем исключительных прав.

Право родителей по управлению имуществом детей заключается в возможности совершения комплекса юридических и фактических действий, направленных на реализацию имущественных прав ребенка по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим ему имуществом, что осуществляется исключительно в интересах ребенка.

Вместе с тем необходимо отметить, что в науке гражданского и семейного права отсутствуют какие-либо комплексные исследования по проблеме имущественных интересов несовершеннолетних.

Подростки должны знать те права (и обязанности), которые закреплены в действующих правовых актах за ними. Мы не ставили перед собой задачу рассмотреть все права и обязанности несовершеннолетних, имеющиеся в различных отраслях российского законодательства, а также меры по охране этих прав, однако сделали попытку рассмотреть наиболее важные из них.

1. Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что действующее гражданское законодательство России, регламентирующее особенности гражданско-правового положения несовершеннолетних, нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании с целью создания и обеспечения максимально благоприятных правовых условий для лиц, относящихся к данной возрастной группе, для их социальной и правовой адаптации, для формирования у них качестве и свойств, необходимых для полноценного участия в гражданском обороте.

Пленуму Верховного Суда РФ необходимо дать четкие разъяснения, что понимать под интересами ребенка при рассмотрении судами отдельных категорий дел, какими критериями должны руководствоваться суды, устанавливая соответствие между интересами детей и интересами родителей.

2. Все сказанное позволяет предложить внести дополнения в п. 3 ст. 26 ГК РФ и изложить его в следующей редакции: «Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет самостоятельно несут имущественную ответственность по сделкам, совершенным ими в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи. По сделкам, совершаемым с письменного согласия родителей, усыновителей или попечителя, названные лица несут субсидиарную ответственность в случае отсутствия у несовершеннолетнего доходов или иного имущества, достаточных для возмещения причиненных убытков».

3. В настоящее время несовершеннолетние, относящиеся к данной возрастной группе, гораздо более самостоятельны, чем их сверстники, жившие в середине прошлого века, поэтому в текст ст. 26 ГК РФ следует внести еще одно дополнение, устанавливающее «право несовершеннолетних, достигших возраста 16 лет, самостоятельно совершать сделки в сфере розничной купли-продажи, общественного питания и массово-зрелищных мероприятий», что будет соответствовать сложившейся практике.

4. Исходя из буквального толкования п. 2 ст. 28 ГК, приходится признать, что он предоставляет малолетнему неоправданно широкие права по заключению безвозмездных сделок: малолетние вправе самостоятельно принимать в дар имущество, сделки с которым не подлежат государственной регистрации или нотариальному удостоверению. Однако к таковым относятся сделки с ценными бумагами, транспортными средствами, оружием наконец. Закон не предусматривает проведения государственной регистрации таких сделок, как дарение ценных бумаг, автомобиля или даже ружья. Хотя принятие такого дара сулит малолетнему получение выгоды, но вряд ли разумно предоставлять ребенку право самостоятельно принимать подобные дары. Думается, что и законодатель вовсе не это имел в виду, а избранный критерий просто оказался неудачным.

5. В собственности несовершеннолетнего может находиться различное имущество, в том числе квартиры, жилые дома, земельные участки, садовые дома, ценные бумаги, доли (паи) в хозяйственных товариществах и обществах, транспортные средства и другое имущество. Нотариат принимает непосредственное участие в реализации ребенком его прав по управлению и распоряжению указанным имуществом.

В нашем обществе постепенно формируется адекватное отношение к проблемам прав детей, намечается ответственная государственная политика. А это значит, что наступает поворот национального самосознания к проблемам прав ребенка. Можно полагать, что этот процесс не просто начался, а все более приобретает благоприятный характер.

6. Необходимо отметить, что возможность предоставления закрепленного за несовершеннолетним жилого помещения другим лицам не предусматривается федеральным законодательством, а регулируется на уровне нормативных актов субъектов РФ и муниципальных образований. Представляется, что в целях обеспечения жилищных прав несовершеннолетних следует запретить предоставление жилых помещений, закрепленных за детьми, другим лицам, кроме их предоставления на основании договора коммерческого найма.

7. Необходимо опеку (попечительство) устанавливать судом, поскольку такой порядок позволяет в полной мере обеспечить соблюдение интересов ребенка и норм права. Административная процедура чрезмерно упрошена, что влечет множество ошибок. Кроме того, для усыновления предусмотрен судебный порядок, а для установления двух других форм устройства детей - административный. Думается, что нет необходимости в установлении разного порядка определения форм устройства.

8. Статья 60 СК содержит ссылку на применение при распоряжении имуществом ст. 28 и 26 ГК. В ст. 28 ГК содержится указание на применение ст. 37 ГК, т.е. на родителей (усыновителей) распространяются те же правила по распоряжению имуществом малолетнего ребенка, которые действуют в отношении опекунов. В ст. 26 ГК указания на применение ст. 37 ГК нет. Следовательно, ребенок в возрасте от 14 до 18 лет осуществляет правомочие по распоряжению своим имуществом с письменного согласия родителей (усыновителей, попечителей), а предварительного разрешения органа опеки и попечительства не требуется.

В этом случае не исключается возможность нарушения имущественных прав ребенка. Ребенок в таком возрасте не достиг необходимого уровня зрелости, чтобы действовать в своих интересах, а родители, усыновители, попечители не всегда могут правильно оценить ситуацию, а порой умышленно нарушают права ребенка. Думается, что и в этом случае должен быть контроль со стороны органа опеки и попечительства, и соответствующее дополнение должно быть внесено в ст. 26 ГК РФ: «К сделкам законных представителей несовершеннолетнего с его имуществом применяются правила, предусмотренные пунктами 2 и 3 статьи 37 настоящего Кодекса».

Несомненно те проблемы которые затронуты в работе не являются единственными и проблема защиты прав несовершеннолетних потребует дополнительного внимания законодателя и ученых.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативно-правовые акты

1. О правах ребенка [Текст]: [Конвенция ООН от 20.11.1989 г.]// Сборник международных договоров СССР. – 1993. – выпуск XLVI. – С. 23.

2. Конституция Российской Федерации [Текст]: офиц. текст. // Российская газета. –1993. – № 237.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) [Текст]: [Федеральный закон № 51-ФЗ, принят 30.11.1994 г. по состоянию на 13.05.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 32. – Ст. 3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) [Текст]: [Федеральный закон № 14-ФЗ, принят 26.10.1996 г. по состоянию на 24.04.2008] // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 5. – Ст. 410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) [Текст]: [Федеральный закон № 146-ФЗ, принят 26.11.2001 г. по состоянию на 29.04.2008] // Собрание законодательства РФ. –2001. – № 49. – Ст. 4552.

6. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 138-ФЗ, принят 14.11.2002 г., по состоянию на 11.06.2008] // Собрание законодательства РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

7. Семейный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон принят № 223-ФЗ, принят29 декабря 1995 г, по состоянию 21.07.2007] // Собрание законодательства РФ.- 1996.- № 1.- ст. 16.

8. Жилищный кодекс Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон № 188-ФЗ, принят 29 декабря 2004 г, по состоянию на 13.05.2008] //Собрание законодательства РФ.-.2005.- № 1 (часть 1).- ст. 14.

9. О нотариате [Текст]: [Основы законодательства Российской Федерации от 11.02.1993 г. № 4462-1, по состоянию на 18.10.2007] // Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 10. - Ст. 357.

10. Об опеке и попечительстве [Текст]: [Федеральный закон от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ] // Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 17. – Ст. 1755.

11. О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон от 15.12.2001 г. № 166-ФЗ, по состоянию на 09.04.2007] / Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 51. - Ст. 4831.

12. О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О государственных пособиях гражданам, имеющим детей» [Текст]: [Федеральный закон от 29.07.1998 г. № 134-ФЗ, по состоянию на 22.08.2004] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 31. - Ст. 3812.

13. Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон от 24.07.1998 г. № 124-ФЗ, по состоянию на 03.06.2007] // Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 31. - Ст. 3802.

14. Об актах гражданского состояния [Текст]: [Федеральный закон от 15.11.1997 г. № 143-ФЗ, по состоянию на 18.07.2006] // Собрание законодательства РФ. – 1997. - № 47. - Ст. 5340.

15. О прожиточном минимуме в Российской Федерации [Текст]: [Федеральный закон от 24.10.1997 г. № 134-ФЗ, по состоянию 22.08.2004] // Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 43. - Ст. 4904.

16. О дополнительных гарантиях по социальной защите детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» [Текст]: [Федеральный закон т 21.12.1996 г. № 159-ФЗ, по состоянию на 22.08.2004] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 52. - Ст. 5880.

17. О государственных пособиях гражданам, имеющим детей [Текст]: [Федеральный закон от 19.05.1995 г. № 81-ФЗ, по состоянию на 01.03.2008] // Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 21. - Ст. 1929.

18. О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации [Текст]: [Закон РФ от 04.07.1991 г. № 1541-1, по состоянию на 11.06.2008] // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. - № 28. - Ст. 959.

19. О предоставлении льгот инвалидам и семьям, имеющим детей - инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг [Текст]: [Постановление Правительства РФ от 27.07.1996 г. № 901] // Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 32. - Ст. 3936.

20. Об утверждении положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг [Текст]: [Постановление ФКЦБ РФ от 02.10.1997 г. № 27, по состоянию на 20.04.1998] // Вестник ФКЦБ России. – 1997. – № 7. – С. 21.

21. О порядке регистрации транспортных средств (вместе с «Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства Внутренних Дел Российской Федерации») [Текст]: [Приказ МВД РФ от 27.01.2003 г № 59, по состоянию на 04.06.2007] // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2003. – № 18. – С. 23.

22. О дополнительных мерах по защите прав несовершеннолетних» [Текст]: [Письмо Минобразования РФ от 09.06.1999 г. № 244/26-5] // Вестник образования. – 1999. – № 8. – С. 17.

23. О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних [Текст]: [Письмо Министерства образования РФ от 9 июня 1999 г. № 244–26–5] // Вестник образования. – 1999. – № 8. – С.19.

24. О защите жилищных прав несовершеннолетних [Текст]: [Письмо Министерства образования РФ от 20 февраля 1995 г. № 09-М] // Вестник образования. – 1995. – № 8. – С. 23.

25. Об отдельных мерах по социальной поддержке детей-сирот, детей оставшихся без попечения родителей и лиц из числа детей- сирот и детей, оставшихся без попечения [Текст]: [Закон Самарской области от 07.07.2005 г. № 152-ГД, по состоянию на 30.04.2008] // Волжская коммуна. – 08.07.2005 г. – № 125.

26. Об организации деятельности по осуществлению опеки и попечительства» [Текст]: [Закон Самарской области от 02.04.1998 г. № 2-ГД, по состоянию на 30.04.2008] // Волжская коммуна. – 08.04.1998 г. – № 62-63.

27. Об уполномоченном по правам ребенка в Самарской области [Текст]: [Закон Самарской области от 06.05.2002 г. № 18-ГД, по состоянию на 11.10.2005] // Волжская коммуна. – 11.05.2002. – № 82.

28. О комиссиях по делам несовершеннолетних и защите их прав на территории Самарской области [Текст]: [Закон Самарской области от 30.12.2005 г. № 246-ГД, по состоянию на 01.04.2008] //Волжская коммуна. – 06.01.2006. – № 1 (25554).

29. О государственной поддержке граждан, имеющих детей [Текст]: [Закон Самарской области от 16.07. 2004 г. № 122-ГД, по состоянию на 08.02.2008] //Волжская коммуна. – 22.07.2004. – № 133.

Специальная и учебная литература

30. Андреев Е.Н. Правоспособность и дееспособность несовершеннолетних по советскому гражданскому праву [Текст]: Автореф. дис... канд. юрид. наук. – М., 1972. – 42 с.

31. Андреев Е.Н. Правоспособность и дееспособность несовершеннолетних по советскому гражданскому праву [Текст]: Автореф. дис... канд. юрид. наук. – М., 1972. – 38 с.

32. Безрук Н.П. Проблемы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения [Текст] // Нотариус. – 2008. – № 1. – С. 23.

33. Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы реализации семейных прав ребенка (теория и практика): Монография [Текст]. – Владимир., ВГПУ. 2001. – 432 с.

34. Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы семейной дееспособности ребенка [Текст] // Нотариус. – 2005. – № 2. – С. 22.

35. Беспалов Ю. Обеспечение права ребенка на жилище [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – № 4 – С. 22.

36. Беспалов Ю. Определение места жительства ребенка [Текст] // Российская юстиция. – 2007 – № 2. – С. 22.

37. Волохова Н. Дети в сделках с недвижимостью (часть 2) [Текст] // Правовые вопросы недвижимости. – 2004. – № 2. – С. 23.

38. Всероссийская научно-практическая конференция «система защиты прав несовершеннолетних и молодежи в регионах Российской Федерации: проблема, тенденции, перспективы» (Башкортостан, 27-28 октября 2006 г.) (Редакционный материал) [Текст] // Вопросы ювенальной юстиции. – 2006. – № 4. – С. 26.

39. Гражданское право: В 2-х т. Т. 1. Учебник [Текст] / Отв. ред. Суханов Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2008. – 742 с.

40. Гражданское право. Учебник. Ч. 3 [Текст] / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. – М., Проспект. 2006. – 784 с.

41. Грудцына Л.Ю. Правовое регулирование охраны и защиты прав несовершеннолетних // Адвокат. – 2005. – № 8. – С. 30.

42. Жилинкова И.В. Правовой режим имущества членов семьи [Текст]. – Харьков., 2000. – 438 с.

43. Жилинский С.Э. Предпринимательское право (правовая основа предпринимательской деятельности). Учебник для вузов. [Текст] – М., Инфра-М. 2008. – 678 с.

44. Защита прав ребенка в современной России [Текст] / Под ред. Нечаевой А.М. – М.: ИГП РАН, 2008. – 438 с.

45. Зубарева О. Законодательство об обеспечении прав детей [Текст] // Законность. – 2005. – № 6. – С. 32.

46. Калинин А. Кто заботится, тот и отвечает [Текст] // Законность. – 2006. – № 11. – С. 22.

47. Кирсанов А.Р. Правовое регулирование имущественных отношений в жилищной сфере [Текст] // Судья. – 2008. – № 2. –С. 22

48. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Текст] / Отв. ред. Садиков О.Н. – М., Норма. 2008. – 742 с.

49. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации [Текст] / Отв. ред. Кузнецова И.М. – М., БЕК. 2006. – 342 с.

50. Королева Г. Защита имущественных прав несовершеннолетних [Текст] // Законность. – 2006. – № 7. – С. 24.

51. Королева Г. О бедном ребенке замолвите слово... [Текст] // Законность. – 2004. – № 6. – С. 22.

52. Коршунов Г.М. Имущественные и трудовые права несовершеннолетних граждан [Текст]. – М., Юрид. лит. 2000. – 356 с.

53. Кравчук Н.В. Защита прав ребенка в судебном порядке [Текст] // Государство и право. – 2004. – № 6. – С. 67.

54. Крылов С.В. Ответы на вопросы [Текст] // Российская юстиция. – 1998. – № 5. – С. 33-34.

55. Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних [Текст]. – М., Юрлитиздат. 1968. – 362 с.

56. Левушкин А.Н. Правовое регулирование некоторых имущественных прав несовершеннолетних детей по законодательству Российской Федерации [Текст] // Юрист. - 2003. - № 10. - С. 15.

57. Литовкин В.Н. Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации (постатейный). [Текст] – М.: Проспект. 2008. – 682 с.

58. Лозовская С.О. Правосубъектность в гражданском праве [Текст]: Автореф. дис... канд. юрид. наук. – М., 2001. – 28 с.

59. Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика [Текст] // Государство и право. - 1996. - № 6. - С. 12.

60. Михайлова И.А. Некоторые аспекты дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет [Текст] // Нотариус. – 2006. – № 4. – С. 19.

61. Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2008. – 438 с.

62. Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права [Текст]. – М., Юридическая литература. 1972. – 638 с.

63. Носенко Л.И. Некоторые аспекты защиты имущественных прав несовершеннолетних граждан в судебном порядке [Текст] // Адвокатская практика. – 2007. – № 3. – С. 18.

64. Осипова С.В. Правовое значение разрешения органа опеки и попечительства на совершение сделок с жилыми помещениями с участием несовершеннолетних [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2006. – № 2. – С. 23.

65. Осипова С.В. Согласие (разрешение) органа опеки и попечительства на совершение сделок с недвижимостью при участии несовершеннолетних [Текст] // Нотариус. – 2006. – № 5. – С. 23.

66. Пискунова М.Г. Имущественные права несовершеннолетних при сделках с жилыми помещениями [Текст] // Экономика и жизнь. - 2001. - № 34. - С. 12.

67. Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации [Текст] / Под ред. Крашенинникова П.В. – М.: Статут, 2005. – 684 с.

68. Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сборник статей. [Текст] / Отв. ред. Литовкин В.Н. – М., ОАО Издательский дом "Городец". 2008. – 372 с.

69. Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 3. – С. 21.

70. Ручкина Г.Ф. Предпринимательская правосубъектность как элемент правового статуса гражданина [Текст] // Юрист. - 2008. - № 1. - С. 5.

71. Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты [Текст]: Автореф. дис... канд. юрид. наук. – Белгород., 2004. – 46 с.

72. Сорокин С. Имущественные права ребёнка в семье [Текст] // Российская юстиция. – 2008. - №2. - С. 28-29.

73. Судебная практика по жилищным спорам: В 2 ч. Ч. 1 (1993 - 2001) и ч. 2 (2002 - 2005) [Текст] / Руководитель коллектива составителей П.В. Крашенинников. – М.: Статут, 2006. – 364 с.

74. Сухарёв А.Я. Российская юридическая энциклопедия [Текст]. – М., Юрид. лит. 1999. – 784 с.

75. Тарусина Н.Н. Семейное право. Учебное пособие. [Текст] – М., Юрайт. 2008. – 320 с.

76. Тархов В.А. Гражданское правоотношение: Монография [Текст]. – Уфа., Уфимская высшая школа МВД РФ, 1993. – 468 с.

77. Удовичено Т.Ю. Правоспособность физических лиц по российскому гражданскому праву: Автореф. дис... канд. юрид. наук. [Текст] – М., 2003. – 38 с.

78. Усманов О. Договор розничной купли-продажи и охрана прав покупателей [Текст]. – Душанбе., 1962. – 320 с.

79. Фаршатов И. Охрана жилищных прав несовершеннолетних [Текст] // Российская юстиция. - 2004. - № 8. - С. 34.

80. Филиппова С.Ю. Новый Жилищный кодекс Российской Федерации о праве собственности на жилое помещение [Текст] // Цивилист. - 2005. - № 3.- С.13.

81. Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений с участием несовершеннолетних членов семьи: Материалы научно-практической конференции [Текст] // Защита прав ребенка в современной России / Под ред. А.М. Нечаевой. – М.: ИГП РАН, 2005. – 378 с.

82. Шерстнева Н.С. Семейно-правовая сущность принципа обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних [Текст] // Современное право. – 2006. – № 3. – С. 27.

83. Эрделевский А.М. Гарантии прав ребенка в России [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – № 2. – С. 23.

84. Якимов О.Ю. Защита прав несовершеннолетних: бессистемность и несогласованность законодательства РФ [Текст] // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 5. В трех томах. Т. 2. – М., Издательская группа "Юрист". 2005. – 672 с.

Материалы юридической практики

85. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 г. № 6/8] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. – № 9. – С. 22.

86. О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 11. – С. 33.

87. О некоторых вопросах возникающих у судов по делам о наследовании [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.1991 г. № 2] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1991. – № 7. – С. 9.

88. О практике применения судами жилищного законодательства [Текст]: [Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 03.04.1987 г. № 2, по состоянию на 30.11.1990] // Бюллетень Верховного Суда СССР. – 1987. - № 4. - С. 4.

89. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 года [Текст]: [Постановлением Президиума Верховного Суда от 23 ноября 2005 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 3. – С. 34.

90. Отношения иждивения (сколь бы они ни были длительными), прекратившиеся за год до открытия наследства, не дают бывшему иждивенцу права на имущество наследователя [Текст]: [Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 01.07.1993 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 1. – С. 22.

91. Определение Верховного Суда РФ от 15.07.2008 № 18-В08-33 [Текст]// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2008.-№ 9.- С.13.

92. Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2007 № 86-В07-3 [Текст]// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2007.-№ 9.- С.30.


[1] Теория государства и права [Текст] / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М.: Норма-Инфра-М, 2000. - С. 229.

[2] Общая теория права и государства [Текст]/ Под ред. В.В. Лазарева. М.: Юрист. 1994. - С. 144 - 145; Проблемы общей теории права и государства[Текст]/ Под ред. В.С. Нерсесянца. М.: Норма-Инфра-М, 1999. - С. 377.

[3] Поляков А.В. Общая теория права: феноменолого-коммуникативный подход [Текст]. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. - С. 754.

[4] Сухарёв А.Я. Российская юридическая энциклопедия. [Текст] – М., Юрид. лит. 1999. – С. 368.

[5] Матузов Н.И. Правовая система и личность [Текст]. Саратов, СГУ, 1987. - С. 128.

[6] Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы как правовая категория [Текст]. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. - С. 73.

[7] Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском прав [Текст]. М.: Статут, 2002. - С. 52.

[8] Малько А.В., Субочев В.В. Законные интересы как правовая категория [Текст]. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.- С.11.

[9] Михайлов С.В. Категория интереса в российском гражданском праве [Текст]. М.: Статут, 2002. - С. 51.

[10] Курбатов А.Я. Сочетание частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности [Текст]. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001.- С. 65.

[11] Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая / Под ред. Т.И. Илларионова, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1998. - С. 58.

[12] Ершова Н.М. Охрана прав несовершеннолетних по советскому гражданскому и семейному праву. М.: Юрид. лит., 1965. - С. 71 – 77.

[13] Собрание законодательства РФ. - 2001. - № 51. - Ст. 4831.

[14] Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 21. - Ст. 1929.

[15] Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 31. - Ст. 3812.

[16] Собрание законодательства РФ. - 1997. - № 43. - Ст. 4904.

[17] Левушкин А.Н. Правовое регулирование некоторых имущественных прав несовершеннолетних детей по законодательству Российской Федерации [Текст] // Юрист. - 2003. - № 10. - С. 15.

[18] Тархов В.А. Гражданское правоотношение: Монография. [Текст] – Уфа., Уфимская высшая школа МВД РФ, 1993. – С. 63.

[19] Михайлова И.А. Некоторые аспекты дееспособности несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет [Текст] // Нотариус. – 2006. – № 4. – С. 19.

[20] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. – № 9. – С. 22.

[21] Долгов Ю.Г. Охраняемые законом интересы супругов, родителей и несовершеннолетних детей в семейном праве в Российской Федерации [Текст]: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2004. -С. 119.

[22] Носенко Л.И. Некоторые аспекты защиты имущественных прав несовершеннолетних граждан в судебном порядке [Текст]// Гражданское право и процесс. -2004. - № 3. - С. 35.

[23] Долгов Ю.Г. Указ. соч. - С. 124.

[24] Богданова Г.В. Права и обязанности родителей и детей [Текст]. М., Норма, 2003. - С. 55.

[25] Рязанова Е.А. Охрана прав несовершеннолетнего одаряемого [Текст]// Частноправовые и публично-правовые вопросы реализации Конвенции о правах ребенка. Тверь, 2004. - С. 116.

[26] Там же. - С. 117.

[27] Сорокин С.А. Имущественные права ребенка в семье [Текст]// Российская юстиция. - 2000. - № 2. - С. 19.

[28] Недетские законы [Текст]// Российская газета. 2005. 21 апреля.

[29] Там же.

[30] Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. 1993.

[31] Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 1. - Ст. 16.

[32] Собрание законодательства РФ. - 1995. - № 21. - Ст. 1929.

[33] Собрание законодательства РФ. - 1996. - № 52. - Ст. 5880.

[34] Собрание законодательства РФ. - 1998. № 31. - Ст. 3802.

[35] Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 1 (ч. 1). - Ст. 14.

[36] Собрание законодательства РФ.- 2008.- № 17.- ст. 1755.

[37] Собрание законодательства РФ.- 2008.- № 17.- ст. 1756.

[38] Михеева Л.Ю. Краткий комментарий к проекту Федерального закона "Об опеке и попечительстве" // Семейное и жилищное право. – 2007. – № 1. – С. 13.

[39] Вестник ФКЦБ России. – 1997. – № 7. – С. 21.

[40] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2003. – № 18. – С. 23.

[41] Российская газета. – 1993. – № 237. – С. 12.

[42] Официальные документы в образовании. – 1999. – № 17. – С. 14.

[43] Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: [Текст] Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., Волтерс Клувер, 2004 (издание второе, переработанное и дополненное). 2004. - С. 167.

[44] Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник [Текст] / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов.- С.167.

[45] Тархов В.А. Гражданское право [Текст]. Ч. 1. Курс. М., 2007. - С. 175.

[46] Гражданское право. [Текст]Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., Проспект, 1998. - С. 101; Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. - С. 164; Тархов В.А. Гражданское право. Курс. Общая часть [Текст]. Уфа, 1998. - С. 145.

[47] Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник [Текст] / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. - С. 164.

[48] Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник [Текст] / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов .- С. 167.

[49] Там же.

[50] Советское гражданское право. Субъекты гражданского права [Текст] / Под ред. С.Н. Братуся. М., Высшая школа, 1984. - С. 68

[51] Там же.

[52] Гражданское право: [Текст]Учебник. Часть 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. - С. 104.

[53] Гражданское право: В 4 т. Т. 1. Общая часть: [Текст]Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. - С. 164.

[54] Андреев Е.Н. Правоспособность и дееспособность несовершеннолетних по советскому гражданскому праву: Автореф. дис... канд. юрид. наук. [Текст] – М., 1972. – С. 8.

[55] Карпычев М.В. Проблемы гражданско-правового регулирования представительства в коммерческих отношениях: Автореф. дис... канд. юрид. наук. [Текст] – М., 2002. – С. 12.

[56] Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Гражданско-правовое положение несовершеннолетних. [Текст] – М., Юрлитиздат. 1968. – С. 29.

[57] Савельева Н.М. Правовое положение ребенка в Российской Федерации: гражданско-правовой и семейно-правовой аспекты: Автореф. дис... канд. юрид. наук. [Текст] – Белгород., 2004. – С. 11.

[58] Андреев Е.Н. Указ. работа. - С. 10.

[59] Савельева Н.М. Указ. работа. - С. 12.

[60] Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 11. – С. 33.

[61] П. 28 О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей [Текст]: [Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994 г. № 7] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 11. – С. 33.

[62] Усманов О. Договор розничной купли-продажи и охрана прав покупателей. [Текст] – Душанбе., 1962. – С. 65.

[63] Кузнецова Л.Г., Шевченко Я.Н. Указ. соч. - С. 38

[64] Сборник международных договоров СССР. – 1993. – выпуск XLVI. – С. 23.

[65] Якимов О.Ю. Защита прав несовершеннолетних: бессистемность и несогласованность законодательства РФ [Текст] // Научные труды Российской академии юридических наук. Вып. 5. В трех томах. Т. 2. – М., Издательская группа "Юрист". 2005. – С. 496 - 499.

[66] Носенко Л.И. Некоторые аспекты защиты имущественных прав несовершеннолетних граждан в судебном порядке [Текст] // Адвокатская практика. – 2007. – № 3. – С. 18.

[67] Кравчук Н.В. Защита прав ребенка в судебном порядке [Текст] // Государство и право. – 2004. – № 6. – С. 67.

[68] Беспалов Ю.Ф. Некоторые вопросы реализации семейных прав ребенка (теория и практика): Монография. [Текст] – Владимир., ВГПУ. 2001. – С. 38.

[69] Королева Г. О бедном ребенке замолвите слово... [Текст] // Законность. – 2004. – № 6. – С. 22.

[70] Определение Верховного Суда РФ от 15.07.2008 № 18-В08-33 [Текст]// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2008.-№ 9.- С.13.

[71] Безрук Н.П. Проблемы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения [Текст]// Семейное и жилищное право. – 2007. – № 1. – С. 17.

[72] Перепелкина Н.В. Правовое положение несовершеннолетних и нормы Жилищного кодекса РФ [Текст]// Жилищное право. – 2008. – № 2. – С. 17.

[73] Осипова С.В. Согласие (разрешение) органа опеки и попечительства на совершение сделок с недвижимостью при участии несовершеннолетних [Текст]// Нотариус. – 2006. – № 5. – С. 16.

[74] Собрание законодательства РФ. - 1998. - № 31. - Ст. 3802.

[75] Эрделевский А.М. Гарантии прав ребенка в России [Текст] // Российская юстиция. – 2007. – № 2. – С. 23.

[76] Ведомости СНД и ВС РФ. - 1993. - № 10. - Ст. 357.

[77] Малеин Н.С. Правовые принципы, нормы и судебная практика [Текст] // Государство и право. - 1996. - № 6. - С. 12.

[78] Собрание законодательства РФ. – 1997. - № 47. - Ст. 5340.

[79] Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. - № 28. - Ст. 959.

[80] Безрук Н.П. Проблемы защиты прав и законных интересов несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения [Текст] // Нотариус. – 2008. – № 1. – С. 23.

[81] Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений с участием несовершеннолетних членов семьи: Материалы научно-практической конференции [Текст] // Защита прав ребенка в современной России / Под ред. А.М. Нечаевой. – М.: ИГП РАН, 2005. – С. 70.

[82] Конвенция ООН о правах ребенка [Текст] // Международные акты о правах человека: Сборник документов. – М., Юридическая литература. 2002. – С. 78.

[83] Чефранова Е.А. Правовое регулирование имущественных отношений с участием несовершеннолетних членов семьи: Материалы научно-практической конференции [Текст] // Защита прав ребенка в современной России / Под ред. А.М. Нечаевой. – М.: ИГП РАН, 2005. - С. 71.

[84] Судебная практика по жилищным спорам: В 2 ч. Ч. 1 (1993 - 2001) и ч. 2 (2002 - 2005) [Текст] / Руководитель коллектива составителей П.В. Крашенинников. – М.: Статут, 2006. – С. 72.

[85] Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: Теория и практика [Текст] – М.: Волтерс Клувер. 2008. – С. 173.

[86] Кирсанов А.Р. Правовое регулирование имущественных отношений в жилищной сфере [Текст] // Судья. – 2008. – № 2. –С. 22

[87] Филиппова С.Ю. Новый Жилищный кодекс Российской Федерации о праве собственности на жилое помещение [Текст] // Цивилист. - 2005. - № 3.- С.13.

[88] Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2007 № 86-В07-3 [Текст]// Бюллетень Верховного Суда РФ.- 2007.-№ 9.- С.30.

[89] Михеева Л.Ю. Указ. соч. - С. 275.

[90] Там же.

[91] Защита прав ребенка в современной России [Текст] / Под ред. Нечаевой А.М. – М.: ИГП РАН, 2008. – С. 107 - 109; Осипова С.В. Правовое значение разрешения органа опеки и попечительства на совершение сделок с жилыми помещениями с участием несовершеннолетних [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2006. – № 2. – С. 23.

[92] О защите жилищных прав несовершеннолетних [Текст]: [Письмо Министерства образования РФ от 20 февраля 1995 г. № 09-М] // Вестник образования. – 1995. – № 8. – С. 23; О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних [Текст]: [Письмо Министерства образования РФ от 9 июня 1999 г. № 244–26–5] // Вестник образования. – 1999. – № 8. – С. 19.

[93] Осипова С.В. Правовое значение разрешения органов опеки и попечительства на совершение сделок с жилыми помещениями с участием несовершеннолетних [Текст] // Семейное и жилищное право. – 2006. – N 2. – С. 23.

[94] Собрание законодательства РФ. – 2008. – № 17. – Ст. 1755.

[95] Михеева Л.Ю. Указ. соч.

[96] Литовкин В.Н. Комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации (постатейный). [Текст] – М.: Проспект. 2008. – С. 67.

[97] Постатейный комментарий к Жилищному кодексу Российской Федерации [Текст] / Под ред. Крашенинникова П.В. – М.: Статут, 2005. – С. 157.

[98] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2005 года [Текст]: [Постановление Президиума Верховного Суда от 23 ноября 2005 г.] // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 3. – С. 34.

[99] Зубарева О. Законодательство об обеспечении прав детей [Текст] // Законность. – 2005. – № 6. – С. 32.

[100] Пчелинцева Л.М. Обеспечение безопасности несовершеннолетних граждан семейно-правовыми средствами [Текст] // Журнал российского права. – 2007. – № 3. – С. 21.

[101] Волжская коммуна, № 62-63, 08.04.1998 г.

[102] Волжская коммуна", N 82, 11.05.2002 г.

[103] Проблемы гражданского, семейного и жилищного законодательства: Сборник статей. [Текст] / Отв. ред. Литовкин В.Н. – М., ОАО Издательский дом "Городец". 2008. – С. 167.

[104] Волжская коммуна, № 1 (25554), 06.01.2006 г.

[105] Волжская коммуна, №133, 22.07.2004 г.

[106] Волжская коммуна, № 125, 08.07.2005 г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Другие видео на эту тему